Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
28 ноября 2017

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Совеpшенно невеpоятная истоpия. Поехала я когда-то на гоpнолыжную базу, пеpед выездом в машине пpопылесосила. Выехали загоpод, едем по тpассе, видимость хоpошая и машин очень мало. Вдpуг впеpеди, на обочине я вижу собаку, котоpая то встанет, то сядет, то пеpеднюю лапу поднимет, коpоче она всем своим видом пытается обpатить на себя внимание. Подъезжаем ближе, это оказывается хоpошая, холеная немецкая овчаpка с ошейником, я pешаю остановиться, чтобы посмотpеть, что написано на ошейнике, может там есть данные хозяина. Останавиваемся, я откpываю двеpь и собака мгновенно заскакивает на сидение и смотpит на меня с довольным видом, я ее пытаюсь вытолкать, она начинает огpызаться и лаять. После пpодолжительной боpьбы, я закpываю двеpи и мы едем дальше с собакой "на боpту", пpи этом она с довольным видом смотpит в окно. Чеpез несколько километров въезжаем в какую-то деpевню и собака начинает беспокоиться, выть, стучать лапами в двеpь. Останавливаемся, я откpываю двеpь, собака выпpыгивает, машет мне хвостом и напpавляется к домам. А я остаюсь в недоумении и с мыслью, что собака ехала автостопом.
2
Не могу не поделиться:) Смешно!
--------------------------------

Из книги Александра Стефановича.

Вы знаете, как Подгорный ездил на Кавказ? Не знаете?
Однажды Подгорный, тогдашний Председатель президиума Верховного Совета СССР, прилетел в Азербайджан, и его повезли в Кировабад. Там этих высоких гостей принимал отец моего приятеля, первый секретарь Кировабадского горкома. Естественно, в горах, на лоне природы, была накрыта поляна с шашлыками из индейки и баранами, запеченными в земле, под костром. Во время пира Подгорному, как самому главному гостю, подали шампур с жареными бараньими яйцами.

«Это что такое?» – подозрительно спросил Подгорный. «Это бараньи яйца, потрясающе вкусно!» – «Нет! – заявил Подгорный. – Эту гадость я есть не буду! Как вы можете мне такое предлагать?» – «Да вы что, Николай Викторович? Неужели мы вам гадость будем предлагать? Это самое главное лакомство на Кавказе, вы попробуйте!…»

Короче, уговорили. Подгорный откусил, пожевал и вдруг повернулся к своей свите – а с ним из Кремля прикатило человек пятьдесят секретарей и шестерок, – и вот он повернулся к ним: «Товарищи! Это и правда вкусно! Все попробуйте!»

Отец моего приятеля побледнел – где ему взять бараньих яиц на всю эту московскую ораву? Это же сколько овечьих стад нужно без баранов оставить! Но видит, что Алиев ему кулак показывает, и он дает команду пустить под нож полста баранов. А сам подсчитывает убытки, ведь каждый баран покрывает за лето до сотни овец и обеспечивает приплод ягнят. Но делать нечего, и через час сотня жареных бараньих яиц горой лежит перед кремлевскими гостями, они их под водку и коньяк смели за милую душу.

Назавтра везут Подгорного в другой колхоз, снова накрывают стол, но Подгорный ничего не ест, требует бараньи яйца. И его подхалимы, конечно, тоже. Отец моего друга приказывает пустить под нож еще одно стадо баранов. И так на всем пути Подгорного по Кировабадскому району каждый день вырезались все бараны.

За пять дней этого визита животноводству края был нанесен какой-то дикий урон. А Подгорный, улетая в Москву, сказал:
– Вы мне в самолет положите пару ящиков яиц. Для товарища Брежнева и нашего Политбюро. И вообще, я заметил, что вы как-то скуповато нас яйцами угощали. Надо вам увеличить яйценоскость баранов. Это очень ценный продукт…
5
Недавний диалог с консьержкой:
- Тетя Галя, а какой козел у нас врубает тупую музыку на весь подъезд?
- Я думала, это ты, если честно...
3
небольшой рассказ о начале нашей работы в рамках анти-пиратской компании в Индийском океане и в Красном море. Приятного Вам чтения!

Мама, роди меня обратно!

- Альпинизмом раньше занимался? – Поинтересовался у меня командир.
- Занимался. – Без особого энтузиазма ответил я.
- Правило трех точек опоры помнишь? – Продолжал допрос с пристрастием командир.
- Помню!
Командир улыбнулся, сделал эффектную паузу и весело выдал.
- Забудь! Это правило тебе не пригодится!

Пошутил, наверное? А чего шутить-то?! Я всего-то и спросил только, как будем подниматься на корабль – по трапу или по веревкам? И лежит ли наш корабль в дрейфе или подниматься придется на ходу?

Наш агентский катер уже больше часа с переменным успехом боролся со встречными течением, ветром и волнами. Холодный дождь и брызги волн давно уже вымочили нас до нитки. Но мы упорно не хотели прятаться от них в тесной капитанской рубке. Вместе с Сунилом героически сидели на ящике с оружием. Старались выглядеть крутыми. Командир стоял рядом с рубкой. Периодически посматривал куда-то в темноту. Кроме темноты там ничего не было видно.

Но, видимо, он пытался изображать из себя старого морского волка, который круче, чем вареные яйца?!

Из рубки раздался голос капитана:
- Get ready!

Команда была понятна и без перевода – она означала, что сладкая жизнь туристов, отдыхающих на южном побережье Шри-Ланки, закончилась. Начиналась работа.

К счастью, наш балкер лежал в дрейфе. Не трудно было догадаться, что при такой волне, как сегодня, по трапу подниматься нам не придется. Точнее, подниматься придется не только по трапу, но и по штормтрапу. Ну, почему опять по штормтрапу, с горечью подумал я, а не по эскалатору или на лифте? Ненавижу штормтрапы!
Чем ближе мы подходили к балкеру, тем внушительнее он выглядел. В мозгу у меня привычно прокручивались его технические характеристики: «Cape Madras, длина - 274 м., ширина - 45 м., высота - 23 м, ходит под доминиканским флагом, порт "приписки" - Портмунд, Доминика». На деле все эти абстрактные метры и порты приписки у меня на глазах превращались в совсем даже не детскую стену, на которую нам предстояло сегодня забираться. Но что самое печальное, вместе с приближающимся бортом сухогруза увеличивалась и океанская волна, бьющаяся о его борт. Или это мои глаза увеличивались от страха?

Наш катер пристал к борту балкера. Тут же волна на метр-другой отбросила его назад. Сверху нам спустили штормтрап. И только тут я понял шутку командира о правиле трех точек опоры. Это в альпинизме можно никуда не торопиться. Здесь же океанская волна поднимала наш катер метра на три-четыре, а затем, на столько же, опускала вниз. Балкер и наш катер превращались в адские жернова, которые грозили превратить в фарш все, что между ними окажется.

Ухватиться за штормтрап нужно было постараться в самой верхней части этой амплитуды. А затем, как можно быстрее лезть наверх. Пока катер не размазал тебя о борт сухогруза. Вот только кто подскажет, как правильно угадать, когда она наступит - эта самая верхняя точка амплитуды?

Я с легкой грустью подумал трещине в локтевой кости своей левой руки, о перебитых осколками ногах и старой травме позвоночника. Всю мою крутизну, как ветром сдуло. Эх, рожденный ползать…

Сунил поднимался на борт первым. Когда катер поднялся в верхнюю точку, он ухватился руками за штормтрап и ловко полез наверх. Со стороны это казалось совсем не трудным. Командир краем глаза наблюдал за тем, как матросы поднимали на веревках наше снаряжение и оружие. Другим краем – за тем, как поднимался по штормтрапу Сунил.

- Все понятно? – Командир вопросительно кивнул на штормтрап.
- Понятно. – Обреченно ответил я.
- Только руки береги. - Произнес командир и шагнул к борту катера. Посмотрел наверх - Сунил уже был на трапе.

Затем снова посмотрел на меня. И, видимо, решил напоследок подбодрить меня очередной шуткой.

- В общем, делай, как я! – На мгновение задумался. – Хотя нет, лучше, делай, как Сунил!

И полез по штормтрапу.

Оно понятно, лучше делать, как Сунил! Сунил Яппа - старший сержант шриланкийского спецназа. Эти ланкийцы с детства лазят по пальмам и штормтрапам. Для них это плевое дело. А для меня это дело, скорее всего, последнее. Нет, я слишком стар для всего этого, подумал я!

Сзади раздался голос капитана.
- Go up!

Сам такой, подумал я в ответ. Последний ящик с нашим снаряжением матросы уже подняли на балкер. Теперь можно было подниматься и мне. Я попытался внушить себе, что мне это вполне по силам. Внушать это получалось как-то не очень.

Но я все старался делать правильно. Как делали до меня командир и Сунил. Когда катер поднялся в верхнюю точку, я ухватился за штормтрап. Но в это время катер совершенно неожиданно поднялся еще на метр, и мне пришлось перехватывать штормтрап выше. В это время катер резко стал проваливаться вниз, а я запрыгнул на штормтрап. Руки мертвой хваткой схватились за веревки. На штормтрапе было хорошо! И во всем мире не было силы, которая могла бы теперь оторвать меня от штормтрапа. Но в это время катер начал подниматься наверх, очень так душевно притираясь к борту балкера…

Ноги мои стали резко куда-то карабкаться, опережая руки, голову и мои мысли. Руки хватались за все, что под них попадалось. Глаза опережали мое тело, как минимум на пару метров. Я не обращал внимания ни на скользкие ступеньки, ни на проливной январский дождь, ни на стремительно поднимавшийся за мной по пятам катер. И, как дикая бразильская обезьяна летел я по штормтрапу наверх. Одна мысль непрерывно крутилась в голове: «Мама, роди меня обратно! Я не хочу на корабль. Я хочу домой в теплую кроватку!». Теперь я понимал, почему командир и Сунил поднимались по штормтрапу так быстро. Похоже, на штормтрапе они, как и я, думали о маме и о сухой, теплой кроватке дома.

Когда я сделал первый шаг на трап, мне казалось, что чиф (старпом), встречающий меня на трапе, прочитает в моих глазах все мои мысли. Мы было чертовски стыдно за них. К счастью, дождь, который не мог пробить даже луч прожектора, не позволил чифу узнать эту мою маленькую тайну – что совсем никакой я не крутой перец, а временами так себе, обычный маменькин сынок.
В середине мая 1983 года к нам в подразделение попал служить казах, с длинной фамилией Султангельдыев. Произносить длинную казахскую фамилию, в разных случаях было в лом, всем и сослуживцам и командирам. Как то быстро все стали его звать просто, Султан. У всех разные представления о том как должны выглядеть Султаны, но этот был просто ужасным, длинное как сосиска туловище, маленькие и кривые ноги и руки, и просто огромная голова, с плоским лицом. Армейская панама, самого большого размера, на его голове смотрелась как еврейская кипа.
Теперь сама история. Замполит роты приказал завести весь взвод молодых в Ленинскую комнату и переписать дни рождения и национальности. Я составил список, вызывал по одному и записывал данные. Дошло дело до Султангельдыева, называю его фамилию, а он увлеченно беседует с соседом и даже ухом не повел. Громко, рявкаю произнося его фамилию, парень подскакивает и кричит «Я». Спрашиваю его «ты кто?». И тут казах, посуровел лицом и ответил «Я, человек!». Все попал пацан, за оставшиеся два года службы, никому в голову не пришло называть его по фамилии. В роте можно было услышать, «Человек, в наряд!», «Человек, тебе письмо!», «Человек, к командиру!».
Май 1985 года, на плацу стоят уже одетые дембеля и начальник штаба, зачитывает фамилии и вручает документы. На одной фамилии он запнулся, «Султан…», потом заулыбался и громко произнес «ЧЕЛОВЕК!!!»
Папан.
Было мне лет 11 и жили мы в Челябинске.

В школу я ходила во вторую смену. Сначала я приходила домой к подружке Оле, у неё обычно уже сидела подружка Алёна (они жили на одной площадке) а потом мы всей троицей сяпали в школу.

Мы вообще очень дружили втроём и часто сидели у Оли дома, потому что она жила только с мамой и обычно квартира была вся наша.

Так вот - была зима. Вылезла я из дому, в пальто там, в шапке-сапогах, с ранцем - всё как положено, и бодро почяпала к Оле домой. Жила она в 5-ти минутах ходьбы, и посреди - нужно было перейти дорогу.

Дорогу нужно было перейти по нормальному пешеходному переходу - со светофором и как положено. Но до него надо ещё несколько метров пройти, а зачем - если можно перебежать так. Тем более что дорога узкая и машин на ней мало.

РАЗУМЕЕТСЯ я знала что такое делать не надо, и дома ВСЕГДА говорила что «Ненене, конечно я не перебегаю посреди дороги!».

Да наверное почти все мы так делали – типа чё тащиться до перехода, если пусто.

Короче. Иду я к Оле, дохожу до дороги и быстрым шагомсяпаю по ней. И тут ВНЕЗАПНО, хз откуда выскакивает машина и с истошном визгом шин на снегу и льду прямо передо мной, стукаясь мне сбоку в таз и бУхая меня этим на асфальт.

Я ужасно пугаюсь, вскакиваю на ноги и панически ДРАПАЮ в направлении Олиного дома. Драпаю реально изо всех сил потому что СЛЫШУ что сзади из машины выскочил водитель и сначала орём мне «Стой куда!!!» а потом, о ужос, БЕЖИТ за мной!

Бегу я значит, и думаю «Ну всё, поймает – мне конец!!!»

Влетаю я значит в Олин подъезд, с рекордной скоростью одолеваю все 4 этажа до верха и в дикой панике начинаю молотить в дверь. Оля с Алёной смотрят в глазок и открывают, я вламываюсь в квартиру, ору им «Спасите, я спрячусь, меня машина задавила и водитель гонится!!!!!»

И ведь он на самом деле гонится – заметил в какой подъезд я забежала и топает по лестнице снизу!

Подружки захлопывают дверь, я бросаю я ранец на тумбу у входа (очень опрометчивый поступок), пробегаю через коридор, проходную большую комнату, влетаю в спальню и заползаю под раскладную двухспальную кровать!!!

На полном бл**ь серьёзе – прекрасно это помню

Спряталась в общем. И тут стучат в дверь!!!
Серьёзно так стучат.

Девочки спрашивают кто там и что такое, ответа я не слышу и сейчас уже не помню почему ему открыли, но факт что открыли. Вроде он грозился по соседям пойти и Олиной маме позвонить. Не помню в общем, короче ему открыли но в квартиру не пустили. Он только морду засовывал.

Потому что у Оли была нехилого размера овчарка, при ней в квартиру просто так не влезешь. А она тоже переполошеная там крутилась.

И я слышу он спрашивает «К вам тут девочка не забегала??» и ещё не помню что говорил. Но помню они говорят «Нет, не было никого. Никого в квартире нет, только мы. Нету тут девочки»
А я это время чуть не ссусь в прямом смысле под кроватью.

И тут он такой «А это же её ранец!»
Бл**ь.

А они так «Неее, это наш, мы сейчас в школу идём, дядя тут нет никого».
И как-то умудрились его выпихнуть или он сам плюнул.
В общем ушёл.

Ок - закрыли дверь, выманили меня из под кровати, я всё рассказала в подробностях. Впечатлились.
И возникла дилемма – а КАК теперь идти в школу?? А если он там внизу КАРАУЛИТ???
И поймает меня и вызовет милицию???

Ибо ЭТО и был мой самый ужасный страх – НЕ то что водитель будет меня ругать или п**дить, а то что меня поймали на перебегании дороги, и теперь вызовут милицию, а потом... Потом... СКАЖУТ МАМЕ!!!

И я НИКОГДА больше не смогу ОДНА ходить в школу потому что она меня НЕ ОТПУСТИТ!!! И будет провожать!!!

Пи**ец.

Короче мы заготовили такой план спасения меня: сначала я и Оля меняемся пальто. Ранцами тоже вроде менялись, хотя это уже не помню.

Потом мы идём в школу в обход и дворами.
Если видим водителя – бежим все в разные стороны, не поймает.

Вот щяс пишу и сама ржу, а тогда мы все перессались и всё было совершенно серьёзно.

Но водителя внизу не было. До школы мы дошли через жопы и обходы, а вечером я уже в темноте пришла домой сама в своём пальте.

Оля на следующий день рассказала своей маме. Олина мама сказал что мы дуры, и что водитель боялся что я свалюсь у них дома и помру, а его за это посадят.

Но я конечно не померла, а отделалась огроменным синяком на пол бедра.

Своей маме я рассказала это через 20 лет.
6
О рыбалке и КГБ.
По молодости занесло нас в один из пансионатов для хрен знает кого творческого. Жили мы компанией из двух семейных пар в отдельных домиках рядом с ведомственным пансионатом КГБ. Мы разгильдяи, а они педанты - строго по расписанию обед, ужин, полдник, сон. Развлечения кино, шахматы и рыбалка. Речка была небольшая, но так себе уловистая. На мостках все время торчала разномастная компания шпионов с удочками и с редкими отловами заблудившегося пескаря. Багажа у нас было мало, но как и все раздолбаи удочками были леска с крючочком, намотанные на пластиковую пластину, рубля за три из соседнего сельпо. Еще у нас была маленькая надувная то ли лодочка то ли спасательный круг. И сетка путанка непонятного происхождения метра три. Сложить можно было в спичечный коробок. Но про багаж свой естественно мы никому - конспирация мать порядка.

И вот, строго по расписанию с вечерней зорьки наши соседи шли принимать процедуры и баиньки. А мы же придурки гражданские гудели до 2-3 ночи, а потом надували пузырик и ставили поперек речки кое-как нашу путанку. Рыба в речке была. Через часик вытянув ведерко рыбешек и отправив мелочь набирать сала рыбьего. Мы шли спать. Утром для вида покемарив с палками в роли рыболовов отправляли жен чистить рыбу.

Вначале по своим разведканалам в виде ушей жен мы узнали, что наши жены не жены, а любовницы, которые специально пытаются охмурить нас, чтобы женить на себе. Разве будет нормальная женщина чистить рыбу мужу, находясь на отдыхе в санатории? А эти чистят - неспроста....Потом на запах рыбьей жаренки приходили разведчики и начинали выпытывать - а почему у нас такая хорошая рыба на такие ужасные снасти, а у них на их супер-пупер - одни пескари и недомерки окуня? Какое-то время наши сказки про подкормку, кашу, анис, мочу кабанчиков и прочую лабуду отвлекали от внимания к нашим уловам. Но когда мы заметили диверсанта, следящего за нашими походами в кусты - мы поняли - пора сматывать удочки. И тихонько вечерком мы слиняли из наших домиков. Дурачки, балбесы одним словом, а ведь могли бы и залететь за браконьерство. Строгие были времена. Зато тетки молодые.....

Вчера<< 28 ноября >>Завтра
Лучшая история за 30.08:
Камерная история.

Однажды, субботним утром, мне позвонил участковый.
- Александр Георгиевич?
- Он самый.
- Это участковый. Пожалуйста, подойдите ко мне в кабинет со своим ружьём ИЖ-12.
- Именно с ним?
- Да, другие не интересуют.
Пришёл. Там, на входе, дежурит сержант и надо пройти через длинный коридор, за поворотом которого кабинет участкового. Я там сроду не был, но нашёл.
- Здрасьте.
- Здрасьте.
- Вот.
Старлей посмотрел разрешение, сверил номер с железом.
- Всё.
- Всё? А что случилось то?
- Убийство с применением обреза 12 калибра. Проверяем наличие ружей по Киеву и области.
- А. Ну да. Так я пошёл?
- До свиданья.
Иду к выходу, а меня сержант на «посту» не выпускает! Говорит, у меня пропуск для выхода должен быть! Словом, я беглый.
Вот читать дальше
Рейтинг@Mail.ru