Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
26 ноября 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Завела у меня жена мелодию: давай дачу купим! Цветочки, все дела. Поднапрягся я, несколько звонков сделал и прекрасным майским днём с женой и дитём поехал устраивать им сюрприз. Дача была в 20 минутах от дома, имела прекрасный кирпичный флигель 3х3, электричество и плодово-ягодные насаждения. Все выходные я косил траву, а жена сажала цветы – дача для отдыха, а не картохи. Следующие выходные я перекапывал дачу, а жена жарила шашлык. Потом я сажал огурцы, кабачки (чего земле пропадать), а жена ездила со мной все реже и реже… Прекрасным осенним днём, сидя у угасающего костра жена сообщила мне: “Знаешь, муж… Наверное дача это не моё… Давай ее продадим?” Я вздохнул и сделал важный звонок: “Дружище, взносы уплачены, на зиму землю перекопал, твои яблоки в погребе, на следующий год, наверно, арендовать не буду…” Сначала отхватил. Но потом жена неоднократно восхищалась мудростью мужа. А на “сэкономленные” деньги мы поехали на море.
2
В музыкальную школу я поступила, можно сказать, случайно. У меня была подруга Светка, с которой мы дружили с детского сада и были не разлей вода. Родители убедили её, что благородная девица из интеллигентной семьи просто обязана уметь музицировать. Поэтому, подруга поступала в музыкалку осознанно, а я пошла за компанию. На предварительном прослушивании Светка провалилась, а меня взяли.

Встал вопрос: на каком инструменте будет учиться играть ребёнок? Ребёнок хотел на «пианине», но пришлось соглашаться на скрипку. Потому что, пианино – это дорого, и ставить некуда. А скрипка много места не занимает, и её можно купить у старших учеников за символическую плату.

Я слабо представляла себе, на что подписываюсь. Оказалось - это настоящая школа. И ходить в неё придётся ежедневно. И, помимо собственно обучения игре на скрипке, там будут другие предметы: сольфеджио, фортепьяно, оркестр, хор и ещё куча всего.

Оркестр. Это когда собираются трое бедолаг - две скрипки и виолончель - и пытаются играть в унисон. Постоянного преподавателя у нашего трио не было, и с нами занимался педагог, у которого в это время образовалось «окно». Со свободным кабинетом тоже случались проблемы. Поэтому урок по оркестру частенько проводился в закутке под лестницей. Отличное, кстати, место для осознания своих перспектив на музыкальном поприще.

Фортепьяно. Это же логично – мы выбрали скрипку, чтобы не покупать пианино, но пианино всё равно нужно. Не знаю, как выкручивались другие, а моя мама договорилась со своей знакомой, располагающей нужным девайсом, что раз в неделю я буду приходить к той заниматься. Владелица инструмента не излучала особого восторга от общественной нагрузки на своё имущество. И, когда я начинала разбирать этюды, она начинала причитания:

- Боже мой! Боже мой! Это не музыка, это сплошное расстройство инструмента.

Минут через 10 у неё приключалась головная боль. Ей срочно требовалось что-то принять и полежать в тишине. Моё занятие на этом заканчивалось. Очень скоро однообразное бездарное представление мне надоело, и я просто перестала посещать самодеятельный театр. Чтобы не расстраивать маму, дома я ничего не рассказала и стала симулировать занятия: в назначенный вечер одевалась, брала папку с нотами и уходила гулять по городу на часок.

И без того не слишком впечатляющие мои успехи замерли на месте. Преподаватель по фортепьяно каждый раз журила меня за невыученный урок и требовала больше заниматься. Я слабо оправдывалась:
- У нас дома нет пианино.
- Да, я всё понимаю. Но надо стараться, хотя бы по часу в день.
Я обещала, что буду стараться.

Но самым моим кошмарным кошмаром были концерты. Их проводили в актовом зале музыкалки по любому поводу: праздники, окончание учебной четверти, полугодия, года. Приглашались все педагоги и родители. Мои родители на них никогда не ходили: им хватало скрипичных концертов дома. А зря, занятное зрелище.

Не важно, какое произведение великих классиков я разучивала для выступления, на концерте неизменно исполнялась «Какая-то там пьеса для фортепьяно и чучела скрипачки». Потому что, стоило мне выйти на публику, как я впадала в ступор, практически - в анабиоз. У меня последовательно отключались зрение, слух и двигательные реакции. К этому времени я успевала на автомате проиграть несколько тактов, а дальше шли какие-то невнятные судорожные конвульсии. Аккомпаниатор доигрывала пьесу до конца, вежливые аплодисменты выводили меня из оцепенения, я кланялась и убегала со сцены.
- Как же так, - недоумевала преподаватель, - на репетициях же всё было великолепно.
А я не могла понять того маниакального упорства, с которым педагог тащила меня на подобные мероприятия. Возможно, она была адептом теории, что количество обязательно должно перерасти в качество, и, что со временем, когда критическая масса позора будет получена, я смогу чувствовать себя свободно под пристальным взглядом десятков людей. Главное – не сдаваться.

В силу своего юного возраста я ещё не знала красивого медицинского термина «невроз», но, когда концерты мне стали сниться по ночам, поняла, что занимаюсь не своим делом, и пора это прекращать. Я собрала всю смелость и решимость, на которые была способна, и заявила родителям, что в музыкальную школу больше не пойду. Мама с преподавателем пытались отговорить меня от столь необдуманного поступка, но я была непреклонна.

А с нового учебного года я записалась в тир в секцию пулевой стрельбы. И прозанималась там до окончания школы. Мне это нравилось, да и результаты радовали. Мама отнеслась к моему выбору с сожалением. Она почему-то была уверена, что хлеб музыканта лёгок и сладок. И что для девочки лучше мучить струны, чем бегать с винтовкой по пересечённой местности.

Много лет спустя мама спросила меня:
- Не жалеешь, что бросила скрипку. Была бы хорошая специальность в руках, могла бы неплохо зарабатывать.
Я не стала расстраивать маму и рассказывать ей, какие воспоминания у меня вызывает музыкальная школа, а просто отшутилась:
- Мам, а ты никогда не думала, что, как стрелок, я могла бы зарабатывать несравненно больше?!!!
Прочитала историю про кота от 25 ноября "Лучшее" и вспомнилось.
Мои родители жили в небольшом посёлке, держали коров. Как-то пришёл к папе бывший коллега купить корову или нетель большую. Пошли смотреть. Папа показал ему нетель, она стельная, как отелится мы её раздоим и возьмешь. Ну он посмотрел и говорит, что я не против и постарше корову взять, и показывает на одну из них, к слову сказать кличка Вета у неё была. Папа говорит, что мол подумаем, я с супругой посоветуюсь, потом сообщим решение. Во время разговора Вета внимательно слушала, а когда про неё заговорили, папа говорит, что она так на него зло взглянула, думал просто показалось. С мамой поговорили и решили продать. Вечером пришли кормить, а Вета к пойлу даже голову не повернула, обычно как приносишь пойло так они крутятся, ждут. Ну убрал ведро, подоили и еще раз предложил и так же.
Ночью маме снится Вета и говорит: "Зачем вы меня собираетесь продавать, я ведь к вам сама пришла?". Утром мама папе сон пересказала и он говорит, что все не будем продавать. Пришли в стайку управляться, пойло Вете подают, вчерашняя картина, не пьет и даже не нюхает. Он погладил её и говорит: "Да не буду, не буду я тебя продавать!" Всё, вы не поверите, сразу же пойло было выпито и ведро вылизано.
Вот и как это понимать.
Я уже писал, что в Израиле принято подвозить незнакомых людей. Но в Канаде, особенно в городе, никому не придёт в голову голосовать на улице.
Еду я по Торонто. На светофоре дверь моей машины открывает девица и на просит Иврите(!): "До Бэйвью не подкинешь?"
Я обалдело на Иврите же отвечаю: "Садись!"
Через минуту, придя в себя, я спросил: "А с чего ты взяла, что здесь берут попутчиков, не говоря уже о том, с какой стати ты решила, что я знаю Иврит?"
Оказалась, что она только что приехала из Израиля нелегально, работает на кэш. И была уверена, что здесь это тоже норма, а Иврит достаточно распространённый язык. Похоже после этого случая она убедилась в своей правоте!
Как-то студентам иностранцам на занятии по русскому языку дали задание найти и принести русские пословицы и поговорки о работе и труде. Один из студентов, недолго думая, обратился за помощью к нашим ребятам. Те и «помогли». На следующем занятии преподаватель читал:
- Работа не волк в лес не убежит !
- От работы кони дохнут !
и далее в том же духе ...
Жена пошла в поликлинику сдавать анализы. Вечером мне рассказывает: «Прихожу, там толпа народа, все друг на друга орут, толкаются, лезут без очереди. Мне это всё не понравилось, я сделала им замечание. «Все сдадите, говорю, нечего устраивать давку!». «И тебя, конечно, послушались!», — саркастически говорю я. «Ну да, — спокойно отвечает жена, — Все сразу притихли и выстроились в очередь». Нд-а-а, всё-таки тридцать лет работы в сельском ПТУ — это нечто… Я это к чему? Джилл, супруга Джо Байдена, имеет многолетний опыт работы в колледже для трудных подростков. Так что зря, похоже, все переживают, что американцы выбрали президентом склеротика и маразматика. Их страной есть кому управлять!
Прыгал как-то с пятиметровой вышки. Лечу и думаю: - Когда ж вода бл... !?
Как я встретил начальника Генштаба Израиля

В качестве солдата я был, мягко говоря, пофигистом. Добавьте к этому, что я был на несколько лет старше других срочников, ну, и по мелочи, например, мне вообще никак не нравилось носить сложенный берет под погоном, за что меня военная полиция ни раз ловила и я каждый раз получал нещадный втык.

И вот однажды, нашу часть собрали и повезли в Музей Тель Авива на какое-то мероприятие, в котором участвовали высшие армейские чины. Наша задача была охранять здание по внешнему контуру, а по внутреннему охраняли спецслужбы. Надо сказать, что такие задания были очень нехарактерны по роду деятельности части, в которой я служил. Но, приказ есть приказ. Меня, как бравого солдата Швейка, решили поставить охранять задний вход в здание - от греха подальше: то что мне это мероприятие нафиг не сдалось читалось на моём лице слишком уж явно. С собой у меня было, как всегда, что-то почитать, я сел на ступеньки, винтовку положил на пол, открыл книгу и погрузился в мир, в котором нет беретов, винтовок и прочих охранений вечером, в дополнительное к основной службе время.

Через минут 30-40 я заметил, что в здание забежали три или четыре майора и бегло осмотрели лестничные проходы, коридор, а ещё через 15-20 секунд в помещение стали заходить куча подполковников и полковников, а прямо в середине этой толпы неторопливо шел Начальник Генштаба Израиля Шауль Мофаз. Всей этой толпе предстояло пройти по лестнице, на которой лежал я.

Ну я что? - субординацию знаю, встал, продолжая держать в руках книгу. Винтовка, магазины с патронами и берет остались одиноко лежать на полу. Охрана Мофаза явно понимали, что угрозы от меня не исходит и не оттеснили меня в сторону, а просто прошли мимо, а Мофаз, тоже проходя мимо, на секунду остановился, посмотрел на меня, а ростом он был сантиметров на 20 ниже меня. Но потом все пошли дальше, старательно переступая через мою винтовку. Ещё через минуту коридор опустел, а еще через пол часа меня сняли с поста и отпустили домой.

И мне за это ничего не было. Не, ну подумать только - за берет в кармане меня были готовы чуть ли ни на фронт отправить (ха, шютка), а за то, что меня Начальник Генштаба застал на посту читающим книгу - вообще ничего... Но, разумеется, если бы наш майор Шультхайс узнал об этом - он бы меня попытался разорвать на куски.

Но, похоже, генерал-лейтенант Мофаз майору Шультхайсу меня не выдал.
Рассказал бортмеханик-инструктор Кировоградского высшего лётного училища гражданской авиации:
На АН-26 переучивают пилотов и бортмехаников с Ан-2. На магистральной рулёжной дорожке проверка тормозов - основных и аварийных. Была ли скорость руления завышена или переучиваемый пилот колёса затормозил неравномерно, но в результате Антон резко развернулся на 90 градусов. От неожиданности пилот отпустил тормоза, и самолёт скатился с дорожки. Все это произошло напротив туалета (типа сортир), где в данный момент присел технарь с Ан-2, увидевший через окошко в двери довольно быстро приближающийся самолет. Пока инструктор успел затормозить летательный аппарат, технарь пережил такой стресс, что, не надев штанов, выскочил и попытался убежать. Минут пять из кабины наблюдали, как перед ними на земле пытается, извиваясь, уползти несчастный техник со спущенными штанами.
Был у меня коллега, очень спортивный парень, назовем его Сергеем. Принес однажды металлическую перекладину, укрепил ее в дверном проеме кабинета - турник. Дом "сталинка", проем высокий, перекладина не мешает. Через пару дней утром зашел к нам Олег, общий знакомый, с небольшого бодуна. Сидит, пьет чай. Контора у нас государственная, денег на что-то не допросишься, а он и комп починить, и еще какую электронику никогда не отказывал. В общем, его вся контора знала. Сергей с утра снимает пиджак, "У меня утренний моцион", и на турник. В это время по коридору идет шеф : "Сергей, это ты чего???". Олег из-за кружки с чаем : "Это у него, Николай Иванович, утренний минет". Занавес.

Вчера<< 26 ноября >>Завтра
Лучшая история за 29.03:
Операция «Белуха»: как в СССР спасли 2000 китов под музыку.

В конце декабря 1984 года в районе острова Итыгран на северо-западе Берингова моря огромная стая из 2 тысяч белух попала в западню, образованную припайными льдами. В одном месте собрались почти все особи, обитавшие у восточного побережья Чукотки. «Увлекшись погоней за сайкой, звери оказались на мелководье, в ледовой ловушке. Они скопились в двух небольших полыньях, задыхались и голодали».
Первую помощь терпящим бедствие белухам оказали работники местного совхоза «Заря коммунизма». Много недель рыбаки и охотники расширяли полынью, чтобы она не замёрзла, вывозили снег на тракторах и подкармливали животных мороженой рыбой.
Благодаря самоотверженности людей, которые помогали белухам читать дальше
Рейтинг@Mail.ru