Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Чемпион 2001 года - Аллюр (1 место)

"Чемпион года" определяется по сумме мест трех самых популярных работ автора в годовом рейтинге по среднему баллу.

История от 03.01.2001

В период с 1989 по 1991 я служил срочную на заставе в горах СССР - КНР,
Застава № 3 "Тополевка" Учаральского отряда Служба конная, а я призывался
из Коми АССР, и лошадь видел только в цирке и то по телевизору. Выдали
мне принадлежности все конские, куда чего совать я естественно не в курсе,
знаю только, что седло должно быть сверху. Старшина заставы прапор
Арбеков, неплохой мужик, но выпендриться любил, особенно перед такими
салагами каким предстал я, отучившись полгода в сержантской учебке.
"Построив" меня возле летней коновязи, Арбеков вывел коня, и начал
рассказывать ТТХ лошади,пересыпая лекцию словечками типа "трензель",
"недоуздок", и т.п.Я понял, что придется мне туго, но по уже привитой
армейской привычке вида не подаю, с грустью размышляя о нелегкой доле
командира кавалерийского отделения ПВ СССР. Прапор тем временем заседлал
коня и показывал как надо правильно в стремена вставать. Конь, видимо
возбудившись на старшину, вывесил под брюхо свою конскую херню (кто
не знает, размером с руку подростка). На территории заставы была пасека,
и пчелка залетела на коновязь. Дальше как в кошмарной сказке.... Лошадь
хвостом махнула, пчела ужалила в плоть коня. Старшина в данный момент
времени был одной ногой в стремени, второй в воздухе. Радж (имя коня)
подпрыгул как кенгуру, Арбеков башкой в потолок - в нокаут, Радж галопом
помчался, закрыв глаза, прямо в сторону свинарника. Ощущения коня боюсь
даже представить.... Обезумевший Радж, не обращая внимания на волочившегося
старшину, разворотил ограду перед свинарником, разогнал хрюшек и давай
бегать по кругу. Кусок тем временем пришел видимо в себя, но, находясь
в состоянии абсолютно аффективном, почему-то схватился сразу за член коня,
отчего бедное животное издало какой-то визг, и ебнуло прапорщика
по голове копытом. В этот момент аж свиньи заткнулись. Я был близок
к обмороку, Арбеков был в нем вторично. Нога наконец выпала из стремени,
и Радж ускакал куда-то. Это все наблюдал часовой с вышки, и сообщил
дежурному по заставе, мол, на хоз дворе какие-то проблемы у прапорщика
с новеньким (то бишь со мной). Я тем временем ничего лучше не придумал,
как подскочить и, ладонью похлопывая по щекам Арбекова, приговаривал
"тов. прапрщк, вам плохо? тов прапрщк...?" Весь в свином говне,
в коматозном состоянии, старшина не реагировал. Я всерьез предположил,
что все, кранты, отслужил кусок свое. Подбежал замполит, глаза вытаращил,
орет, что ты с ним сделал, перестань его бить!!!! Я вообще в ступор встал.
Но хеппи энд подкрался наконец-то. Прошедший афган, и еще черт знает что,
прапорщик приоткрыл веко, нашел меня мутным глазом, и спросил как
положено после занятия: "Вопросы есть?" Вопросов не было.
P.S. До дембеля провел полтора года в седле, но первого урока не забуду
никогда.

История от 14.12.2001

Сидим однажды в ленинской комнате после отбоя с Сурком, смотрим
телевизор, чай пьем с баранками. Лето на исходе, дембель через пару
месяцев, на душе благостно. Вдруг включается свет, на пороге прапорщик
Арбеков, старшина нашей заставы. Про себя я чертыхнулся, полагая, что
сейчас будет опять какое-либо нравоучение, но, необычно доброжелательно
поприветствовав нас, старшина с хрустом раздавил сушку в кулаке и тихо
предложил:
- Мужики, давайте начистоту.
Сурков встрепенулся и торопливо открестился:
- Мы, товарищ прапорщик, ничего не брали, ничего.
- Да хрен с ними, с ботинками этими, спишу как-нибудь, не впервой, у
меня посильнее геморрой, завтра ревизия на вещевом складе, и на
складе ГСМ будут остатки снимать, бензина не прет пятьсот литров, и в
наличии отсутствие двух полушубков, когда Надька родила, я их в Сарканде
на ящик армянского коньяка выменял.
План такой: ты, сержант, сейчас седлаешь лошадь, скачешь на стык с
соседней заставой, там тебя будет ждать УАЗик, возьмешь полушубки, и
аллюр три креста обратно. К утру как раз будешь здесь, в 8.00
заступаешь, как и планировалось дежурным. Начальник «как бы не в курсе»,
но опоздаешь - отмазываться будет сложно. Вечером поменяешься и отвезешь
полушубки обратно, жеребца возьмешь командирского, он пошустрей твоего
мерина. У соседей ревизия послезавтра, так что все должно прокатить.
Тебе, Сурик, посложнее будет задача. Сейчас нарастим шланг у противогаза
старого образца, завтра полезешь в емкость с бензином, конец шланга
выводим через отдушину наверх. Топлива там мало, тебе по щиколотку
будет, поставим табуретку, на нее и залезешь. Ревизор сунет мерную рейку
в горловину емкости, плеснешь бензин из консервной банки на рейку в том
месте, где я нарисую красную риску. Потом тебя опять запломбируем, минут
через 10, когда я уведу проверяющего жрать водку с седлом барашка, тебя
Аллюр выковыряет оттуда. Просьба в емкости не курить, и спичками не
светить, люк с насосом отвинтим, света будет достаточно, чтобы увидеть
щуп. Сейчас пойдем потренируемся, табуретку спустим, и попробуешь как
дышится, а то придется «двухсотый» груз к тебе в Березники отправлять.
И еще, с собой обычный штатный противогаз возьми, на всякий пожарный.
За успешную операцию получите два зимних камуфляжных комплекта, и я
лично отправлю их посылками каждому на родину прямо на днях.
Ну, все, по коням так по коням. До соседней заставы по прямой 55
километров. До стыка участков примерно 30 верст, и все тропой. Там потом
дорога грунтовая начинается, где я должен встретится с гонцом. Благо
лунная ночь, почти всю дорогу шел рысью, а где и шагом отдыхая, чувствуя,
что укладываюсь по времени. В общем, я успешно навьючился двумя
армейскими «дубленками», и к семи часам уже был на заставе, икроножные
мышцы забиты, но терпимо, 60 километров рысью - солидный рейд.
Утром спрашиваю Сурка, как прошла тренировка. Кошмар, говорит, затея
идиотская как сам Арбеков. Цистерна на 5 кубов жидкости, сплюснутая как
мыльница, в таких топливо и перевозят на ЗиЛах. Емкость вкопана вровень
с грунтом, залезаешь туда как в могилу. Сидишь там, на табурете скорчившись,
тьма кромешная, глаза режет даже в противогазе, но дыхательная приспособа
вроде функционирует. Отдушина представляет собой обрезок трубы, выходящей
наружу и сверху защищенной съемной конусообразной конструкцией, чтобы дождь
или снег не сыпался в трубу, по диаметру как раз как противогазный шланг.
Ты, говорит, только долго не тяни, распечатывай меня быстрее, а то ведь
заору, насрать на прапора вместе с его недостачами и камуфляжами. Да и
не из-за этого я подписался на эту фигню, сколько раз меня Арбеков ловил
в нарядах то спящего в бане, то накуривающегося на вышке, и не разу
не вложил никому.
Часов в 10 приехали дармоеды. Толстый как Черчилль зампотыл отряда, и с
ним старлей с бухгалтерской рожей в очках на минус восемь, с
дермантиновым чемоданчиком. Я встретил машину, доложился. Начальник наш
тут пришел, спрашивает какие планы. Сначала ГСМ, потом все остальное.
Пока они пошли в канцелярию, мы с Арбековым открутили гайки на люке,
запустили туда нашего низкооктанового ихтиандра Сурика. В трубу крикнули:
готов? Бу-бу-бу, пробубнил чего-то явно не из Чехова Сурок. Ну и
славненько, замуровали перекрестясь. Мое место в дежурке, и самого
процесса замера я не видел. Рассказывал Олег, водила «шишиги» (ГАЗ-66).
Этот очкастый ревизор сходу сдергивает зонтик на отдушине и начинает
пихать туда щуп, нахера, говорит, люк откручивать, и здесь хорошо лезет.
Из трубы раздается какой-то «Гук-Гук-Гук». Арбеков, побелев как брынза,
кричит: не надо! И вырывает рейку у проверяльщика. "Ты чего делаешь! У
меня там ситечко, то есть эта, сеточка, чтоб мусор не падал". Открутили
по-быстрому горловину, Арбеков сам, не торопясь, засунул туда щуп, вытащив,
обтер ветошью как полагается, опустил снова, завел разговор не в тему
про погоду чего-то, в общем, вытащил, записали в остаточную ведомость
уровень, запломбировали и ушли. Дальше я опять принимал участие. Сорвал
проволоку с пломбой, открутил барашки, гайки, сунул руку, слава Богу,
живой Сурков ухватился, вытянул я его, до нитки мокрого в бензине.
Матерясь и очень быстро раздеваясь, он рассказал про свои ощущения.
Сижу, притаился. Наверху, слышу, разговаривают. Вдруг как ебнет меня
чего-то сверху, я, говорит, с табурета и рухнул плашмя, благо неглубоко,
противогаз висеть остался. Жить охота, не дыша встал, натянул его
обратно. Вроде дышится. Потом все по плану. Только метки не видно,
темновато. Плеснул примерно на глазок на палку эту, вот и все. Вот так и
закончилась эта афера.
Потом Сурков подсказал старшине гениальную идею: надо внутрь цистерны
молочную флягу поставить с бензином, и щуп туда и макать, это, говорит,
от токсичности осенило. Гениально!!! Может, тебе еще посидеть там
подумать, как в январе по продуктовому складу отчитываться, а то там
мыши четыре мешка сахара утащили. А чего, снега нафигарить в мешки
поплотнее, и нормально, один хер холодно в амбаре том. У нас в Пермской
области по деревням зимой так сахар и продают кидальщики! Вы
когда-нибудь видели, как прапорщик целует солдата? Я видел.
Вечером мы с Сурковым отправились отвозить полушубки обратно на стрелку,
а по возвращении отведали презентованного прапором бимбера, вонючего до
чрезвычайности.
Аллюр.

История от 19.12.2001

Пролетев при поступлении в ВУЗ, перед армией, отработал сезон 1988г. в
полевой партии Интинской геофизической экспедиции. Был пристроен туда
помбуром по блату отцом, в «корочках» оформленных задним числом
отображена специальность «Помощник машиниста установки роторного бурения
2го разряда». Прилетел «в поле» когда сезон еще не начался, это был
октябрь, первые морозы, в прибрежной полосе сковавшие реку Ижму,
пессимистично описанную Солженицыным в «Архипелаге». Одним бортом со
мной прибыли на практику студенты-геофизики Ухтинского индустриального
института. В партии царил подготовительный период, и ИТР еще нежились в
отпусках. Студенты должны были практиковаться на сейсмостанции Прогресс
2м, ну а пока они паяли провода «косы» и по вечерам пели дурными
голосами в балке под гитару.
Моим наставником был, ныне уже почивший, бурильщик Александр Аркадьевич
Дурнев, незауряднейший специалист по алкоголизму и сейсморазведке. Ну а
меня понятно прозвали «помдур». Как-то в выходной, мы со студентами
собирали плавник по берегу на дрова, и увидели, что под полупрозрачным
льдом, стоят неподвижно рыбины, как позже выяснилось налимы. Рассказав
про наблюдение Аркадичу, ковырявшемуся в своих железках, мы начали
рассуждать на тему, как бы извлечь рыбу из подо льда. Делать лунку -
бесполезно, уплывет сразу, гарпунить тоже никак, лед сантиметров 7-8 не
пробить с первого удара, а со второго уплывет. Услышав про налимов, мой
шеф призадумался, потом приказал заправить «Дружбу», выдал каждому по
кувалде, и мы вшестером пошли к реке. Студенты отпускали едкие шуточки
насчет наших «снастей», я впрочем тоже иллюзий не питал особых. Над
омутом стояли красавцы-налимы, штук восемь, каждый размером с доброе
полено. Аркадьевич, проведя рекогносцировку, изрек: «Практиканты!
Сегодня вам предоставляется возможность проверить полученные знания».
Потом он под наши недоуменные взгляды снял штаны, и голой задницей не
делая резких движений сел прямо над рыбиной на лед. Посидев с минуту, он
встал, и приказал: «Делайте тоже самое, только покучнее, друг к другу, и
сидите пока я не приду», Подтаявший лед после ягодичного контакта был
прозрачен как воздух Домбая. На рыбине можно было разглядеть мельчайшие
детали. Только непререкаемый авторитет и личный пример Гуру не позволил
усомниться в необходимости садиться голой жопой на лед. Выбрали каждый
себе по налиму, и выпучив глаза и скукожив мошонки мы уселись. Тем
временем Аркадьевич ушел метров на сорок вниз по течению, начал пилить
майну в виде полосы длиной метров 10, и шириной с метр. Потом
повыкидывав из воды лед, пришел к нам. Не знаю как другие, а я к тому
времени уже сказал «прости-прощай» своей простате. Встали, одели портки
ждем что дальше будет.
Скептически оглядев результаты, Дурнев известил: «Теперь, по команде,
синхронно, бьем кувалдой по льду, строго в районе рыбьей головы».
Врезали! Лед пошел лучистыми трещинами, но никто не провалился. Опа!
«мой» налим, лениво перевернувшись кверху брюхом не спеша двинулся вниз
по течению, я за ним. В проруби мы выхватили четырех штук, один мимо
прошел подо льдом. Рыба была живая и прыгала. А уж мы то прыгали как!
Пряча в бороде улыбку за нами наблюдал Александр Аркадьевич.
- Теперь поняли, как можно применить сейсмические знания? »
- Поняли-поняли! Только зачем жопу-то морозить, можно и ладонями?
- А это чтоб налим замер от удивления!
Вся партия потом над нами ржала. А на следующий день мы изперфорировали
весь лед в округе, аж ходить опасно стало.

Наши чемпионы
Самые популярные авторские десятки
Самые популярные авторские сотни
Сводный рейтинг всех зарегистрированных авторов и рассказчиков
Лучшие работы зарегистрированных пользователей

Рейтинг@Mail.ru