Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты о любви

Анекдоты, афоризмы и истории о любви и влюбленных.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Любовь — страшная сила.
Наш кот - полноценный мужчина. И, естественно, весной он начинает орать. В городе, правда, вполнакала, потому что знает, что скоро поедет на дачу и там оторвётся по полной программе. А однажды он вопил весь вечер и никак не хотел угомониться: в прихожей открывал внутреннюю дверь и исступленно рвал когтями наружную, входную дверь, сопровождая всё это душераздирающими серенадами. Наконец, мы решили ему показать, что на лестнице никого нет, зря он старается. Представьте наше изумление, когда за дверью оказалась кошка! Сжалилась над его мучениями и пришла из квартиры тремя этажами ниже, как выяснилось. Что делать - пришлось её впустить...
- То есть, ты ждёшь, пока твоя любовь сама тебя найдёт?
- Ага.
- А ты что для этого делаешь?
- Ну, я онлайн.
А вы знали, что последние молочные зубы выпадают в 12 лет? Теперь вы знаете, ЧТО я думаю, когда смотрю, как малолетки в 12 лет постят картинки о неразделённой любви... Зубы отрасти сначала, а потом уж страдай.
- Я выйду замуж по любви. А ты?
- Если не найду ничего лучшего, то тоже.
- Софочка! Я в тебя влюбился!
- Эх, Фима! Зря ты себя так не бережёшь...
Я не знаю, что делать. Он меня как в квартиру вписал, я сразу поняла, что больше не люблю его.
Женщина любит мужчину, потому что он её любит.
Мужчина любит женщину, потому что он вообще их любит.
- Давай сходим в кино, там темно, и никто не увидит, что мы друг друга не любим.
- Тётя Песя, а шо за разница между влюблённостью и любовью?
- Влюблённость, Симочка - это когда он идеал, прямо таки само совершенство! А любовь = это когда он козёл, но другого тебе не надо...
Взглянув на новые цены в салоне красоты, Клава купила две бутылки водки и поехала домой.
1
Идеальных людей не бывает, но есть люди, способные полюбить ваши недостатки...
Как напугать извинением.
Знакомый рассказал интересную историю. У некой супружеской пары жил был кот. Ушастик вполне уживался с домочадцами, но любовь к шалостям хвостатого заставляла иногда его наказывать. Самая жестокое наказание для него было запихивание в клетку-сумку для переноса животных, а затем перенос на балкон. Так как котяра громко выражал свое недовольство этим.
После нескольких часов все возвращалось до следующего раза. Надо сказать, что домашний питомец не часто печалил своих хозяев. И вот однажды когда вся семья всем скопом куда то уходила на весь день и пришла ближе к вечеру. Какого же было удивление всех, когда они увидели кота сидящего в сумке-клетки и тихо мяукающего.
Стало ясно, что мурлыкин где то учидил. Не сразу было найдено, но любовь к нему только возрасла.
Любовь уйдет быстрей, чем от её утраты боль.
Только что обнаружил очень действенное практическое применение анекдотам.
Познакомился с дамой на сайте, и собирался через пару часов впервые с ней созвониться. Пока чуток переписывался по Воцапу. Что-то меня сподвигло понадёргать пяток самых лучших анекдотов за три последних дня и послать нескольким старым знакомым. Старые проверенные знакомые были в восторге, а кандидатка в будущие жёны ответила что анекдоты должны быть смешными. Спрашиваю "несмешно?". ответила что нет конечно и прислала такую пошлятину на двух страницах, что сразу сэкономила мне пару часов непотраченного на разговор времени и доставила радость "ай да я молодец!". Пожалуй очень хороший тест, надо взять за правило )
Мой муж — пилот, графика работы никакого нет, рейсы в любое время дня и ночи (чаще ночи), а у меня стандартная пятидневка 9-18. Всегда встаю поцеловать его и помахать в окошко. Стою в коридоре заспанная, на голове творческий беспорядок, кутаюсь в толстый махровый халат, с таким же взлохмаченным и сонным котом на руках - чучундра, в общем, та ещё). А он недавно сказал, что именно в эти моменты особенно сильно понимает, как любит меня.
15
Мексиканец пожертвовал почку ради любви и был отвергнут

Учитель из Мексики Юзил Мартинез пожертвовал почку для мамы своей девушки. Таким необычным способом он решил спасти отношения: по его логике, девушка должна была воспылать любовью с новой силой из-за героического поступка. Но нет: меньше чем через месяц после операции девушка бросила его, а вскоре ещё и вышла замуж за другого.
Парень сильно не расстраивается и зла на бывшую не держит. Он говорит, что чувствует себя хорошо, вот только делиться с кем-то органами больше не собирается.
Женские обидки - защитный механизм от мужиков! Без них бы они ходили постоянно счастливыми и беременными!
Я ещё не до конца влюбился, поэтому у меня в животе гусеницы.
4
Секс - это вам не любовь! Им заниматься надо!
Сначала под окнами некто орал: "Валя, будь моей!" Через месяц на крыше семерки с гвоздиками в руках требовал простить его. Но эта Валентина — кремень, не выходила и даже не выглядывала. И вот на днях я увидела надпись на асфальте: "Валька — сука!" Вот так, сидя дома, можно узнать, как у кого-то прошла любовь.
2
СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ

Приключилась эта история давным-давно. Ещё в позапрошлой жизни. Сидели мы с женой в кафешке на берегу Средиземного моря и кушали свежевыловленную рыбу. За соседним столиком расположилась большая компания. Человек 10 взрослых с кучей детей. Русский язык тогда был сравнительной редкостью в Израиле, поэтому мы, невольно, прислушивались к разговору. Взрослые постоянно одёргивали малышей, называя их как-то непривычно странно - по отчеству. То Львович, то Борисович, а то и совсем экзотически Хаимович. Со временем мы были удивлены ещё больше. Оказалось что четырёх мальчиков зовут «типичным» еврейским именем Харитон...
Я с нетерпением дождался всеобщего перекура и таки почти насильно выудил вот такую историю.

Перед войной вместе росли, дружили, учились два товарища Харитон и Барух. Даже девушку Ривку любили одну и ту же. Но она отдала предпочтение Борису. После выпускного пошли добровольцами в военкомат, но с них только посмеялись. А через какое-то время пришли повестки. Только Харитон не подошёл по состоянию здоровья, а молодой муж пошёл служить танкистом. Завод, на котором работал Харитон и Ривка, эвакуировали в Среднюю Азию вместе с рабочими. Там она и родила двух близнецов: Бориса и Харитона. Харитон, как мог, помогал семье друга, не жалея ни сил, ни денег. А через год после похоронки стал с ними жить, как муж и отец. Да они другого и не знали.
Залечивала раны страна, залечивала раны семья. Поднимался по служебной лестнице и Харитон. Институт, партия, мастер, зам главного инженера, директор небольшого, но крепкого завода. Да и свои родные дети появились. Дочери. Одна другой красивше!
Скоро сказка сказывается... И подали они бумаги на выезд в Израиль. Как ни упирался Харитон, но жена и дети убедили его. Сначала пришло исключение из партии. Потом потеря работы и лишение наград. Потом долгие месяцы ожидания... Оказалось, что его допуск к гостайне перекрывает возможность выезда. И тогда он не выдержал и развёлся. Со скандалом на весь город. И ушёл к другой, уехав куда-то на Север. Семья погоревала, поплакала и получила документы на выезд. А уже в Израиле знакомые рассказали, что никакой другой у Харитона нету. Да и не было никогда. Да и не уезжал он никуда, а жил у друга на «даче». Сам. И продолжает жить сам. С семьёй контакты не поддерживает, потому что душу им бередить не хочет. Живёт тяжело и бедно. На работу даже в ВОХР не взяли, потому что предателю Родины оружие не положено...

Проходили дни за днями и года за годами. Менялись люди, менялись страны. Но неизменным оставалось имя старшего сына в каждой семье еврейских детей простого русского парня Харитона. А чтобы как-то различать этих малолетних кареглазых и голубоглазых сорванцов приходится величать их по батюшке. А то всей семьёй собраться невозможно... Путаются...
16
— Она сменила номер телефона, заблокировала его во всех соцсетях, сменила адрес, сделала все, чтобы он не смог ее больше найти...
— А он?
— А он и не искал.
Чтобы понравиться парню, некоторые девушки притворяются хорошими.
А чтобы нравиться девушкам, некоторые парни притворяются плохими.
Любовь - это когда ты значишь для неё больше, чем её смартфон.
Два дебила – это сила, пока смерть не разлучит их!
----
У меня женился хороший друг. Еще на стадии общения с будущей женой у него кипел мозг на любовной почве. Когда же они поженились, кактус вырос в головах у обоих – они все время держались за руки, прилюдно целовались, а расставшись, звонили друг другу каждые полчаса.
И вот вечер. Звонок от них. Срочно приезжай, очень срочно, кроме тебя некому помочь! Ладно, еду. Открывают дверь. Мама дорогая! Оба перепачканы чем-то белым, правые руки сцеплены, а на них надета какая-то бадья из-под краски.
Оказывается, они насмотрелись тик-тока, а там был совет, как сделать сувенир «руки влюбленных». И они сразу поняли, что вот оно! Это их шанс! Нужно развести в бадье силикон, взяться за руки и опустить это рукопожатие в силикон. Когда тот застынет, аккуратно вынуть руки и залить в полученную форму гипс. Получится статуэтка в виде рукопожатия.
То ли рецепт был неправильный, то ли химический процесс пошел не так, но из разведенной ими бурды после ее затвердевания руки не вынимались. От слова совсем. Хуже того, месить это хрючево они решили вместе, для чего на левые руки надели перчатки и месили смесь ими. Перчатки были хб, и после затвердевания смеси и на левой руке у обоих тоже получился гипс. Хорошо, что мой номер был у друга на кнопке быстрого вызова, а то долго бы он этим гипсом его набирал.
Долбить этот волшебный горшок в домашних условиях мы не решились, и я повез болезных в травмпункт, считая, что уж там-то с гипсом и подобными смесями обращаться умеют. Пока я их вез и ругался, эти придурки на заднем сидении целовались и даже, судя по звукам, успели отлюбить друг друга.
Лёнино горе

Родила Зарема в ночь
И не сына, и не дочь,
Не коня и не быка,
Не кривого мясника -
А всего лишь, мать ети,
Новый глупый пост в сети.
А он её любил

Непривычная для середины августа жара.

В окне второго этажа стоял мужчина в медицинской маске и с прижатым к уху телефоном. Его речь периодически нарушалась надрывным кашлем. Он говорил что-то в телефон, и время от времени начинал беззвучно плакать. Но буквально несколько секунд - и он справлялся. Молчал немного и снова заговаривал.

Под окном, в тени раскидистого дерева, на него смотрели двое мужчин, один из них говорил в телефон. Оба были хмурыми.

Между ними - кусок асфальта, на котором было написано написано что-то краской, вверх ногами. Если смотреть с земли. Потому что надпись предназначалась для тех, кто наверху. Если точнее, предназначалась для какой-то женщины наверху. Надпись гласила "Спасибо за Мирона!", и еще была какая-то дата.

Раньше в этом здании был родильный дом. Об этом еще можно было догадаться по статуе женщины с ребенком, стоящей напротив входа в двухэтажное здание сталинской постройки.

Но сейчас здесь было инфекционное отделение.

- Пап, мы уже взрослые, мы разберёмся.

Говоривший хорошо владел собой. Он с усталым упрёком думал обо всех этих "традициях", которые уже давным-давно исказились и утратили настоящий смысл. "Непременный пластиковый венок", непременные четыре блюда на поминках, красивый гроб, строго белые тапочки... Огромный список совершенно бессмысленных вещей. Которые совершенно не нужны мёртвым, а Богу - и подавно.

Когда говорят, что это всё - чтобы душе покойного было хорошо - лукавят. Ни одна религия не верит, что красивая подушечка в гробу смягчит посмертную участь.

Хмурый устало соглашался, хотя иногда - с тяжелым вздохом внутри. Но очень тактично снаружи. Почему-то его самого произошедшее не разрывало на части.

Может быть, пока.

А потому он просто рассматривал эти пожелания как неизбежность. Важную для других, но не для него.

- Папа, мы можем отложить немного. Назначить дату так, чтобы дождаться твоей выписки. Неважно сколько.

Они еще немного говорили как будто бы о деле - что надо сначала дождаться вскрытия, иначе маму не отдадут. Ведь умерла она в инфекционном боксе. На дворе 21-й год - холодильники в моргах работают нормально.

Хмурый был прекрасно знаком с отцовским здравомыслием, и внутри немного радовался, что оно ему не изменяет.

А потому к следующим словам он не был готов...

- Не надо меня ждать. Хороните, как станет возможно. Я не хочу ее... лишний раз... морозить...
Как-то Константина Станиславского попросили описать глаголом, что значит любить. К нему предлагались различные варианты: дарить подарки и цветы, жить интересами любимого, пожирать глазами, петь от счастья и пребывать в эйфории. Станиславский ответил: "Хотеть касаться".
Вчера на мероприятии у друзей встретил приятеля, который недавно женился.
Ему под 50, с пузиком, владелец едва дышащего бара в арендуемом помещении, и комнаты в коммуналке, бонусом к которой идет бывшая супруга и двое взрослых детей.
Она - стройная как лань девица неполных 30 лет, из хорошей столичной семьи, без детей, но с 3 салонами красоты и прекрасной квартирой в центре ( никакого мутного прошлого у девушки нет, в тусовке её знают). Вместе прожили год, недавно зарегистрировались.
Смотришь на них и понимаешь, что любовь все таки есть...
Побывал на свадьбе, жених рассказал мне короткую историю своего знакомства. С его слов и разрешения..
- Для меня ежегодная процедура приёма у кардиолога не менялась годами. На первом этапе медсестра проверяет наличие документов и направления на прием, затем проверяет давление, вес, снимает кардиограмму и отправляет к врачу.
В очередной раз захожу с направлением в кабинет, и вижу, что на месте старой знакомой и давно здесь работающей медсестры, сидит молодая симпатичная сестричка. Сестричка просит меня представиться..
-" Евгений!? А я вот, Евгения! " улыбаясь говорит она и протягивает в мою сторону руку, эдак вверх ладошкой, при этом взгляд такой загадочный, я бы сказал интригующий...
Я было немного растерялся, ко мне, сорокалетнему, неизбалованному женским вниманием холостяку, явно проявляет интерес молодая привлекательная девушка. Но тут вспоминаю, что уже вторую неделю не пью пиво, не ем после шести, а по утрам еще и бегать собрался, и даже возможно, что уже скоро и побегу... Ну, думаю, стало быть вот он, результат ЗОЖа, не заставил себя долго ждать.
В общем чуть замешкался, но быстро все исправил - живот втянул, плечи расправил, лысинку пригладил. Схватил её ладошку, жму энергично и говорю о радости знакомства, красоте её глаз, о том, что какие нынче погоды прекрасные стоят и как было бы неплохо вдвоем по парку погулять. Тут чувствую, что ладошка сестрички начинает извиваться в попытках вызволиться, и вижу, что сама девушка красна как маков цвет.
- " Евгений, вы меня не правильно поняли, мне бы ваши документы с направлением, а не вот это вот все... И вообще, я скоро замуж выхожу. Наверное... ".
И что интересно, так таки вышла она замуж, несмотря на то, что поначалу возмущение её не знало не границ, не горизонтов, этот любитель прогулок в парках сумел пригласить её на свидание и через год она вышла за него замуж.
Кстати, от себя хочу добавить, что судя по его свадебному танцу, мужем он должен быть отменным !
Однажды петербургской белой ночью, полной ностальгии и запаха грозы, мой годовалый сын не желал засыпать. Наконец он утихомирился, вырубилась и я, плюнув на недоделанную работу. Но спала я недолго. В три часа во дворе раздался полногласный зов:

- Даша, выйди! Ик... Сжалься, Даша!..

Судя по манере речи, дашин поклонник был сильно нетрезв. Я не высыпалась хронически и, представив себе, что сейчас ребенок снова проснется, впала в расстройство чувств. От бурной реакции меня удержала необычность обращения кавалера к предмету. Пока я размышляла, как именно лучше ему объяснить несвоевременность его пылких призывов, он запел звучным баритоном с удивительным богатством тембра, выразительно и с тихой грустью:

Ах, зачем эта ночь
Так была хороша!
Не болела бы грудь,
Не страдала б душа...

Ароматной весной
Повстречался я с ней.
Расцветали цветы,
Сладко пел соловей.

Всей душой отдался,
Лишь одной ею жил,
Целовал, миловал
И безумно любил.
Не внимая мольбам
И рыданьям моим,
Вдруг пошла под венец
Не со мной, а с другим.

Тут певец остановился и задумчиво произнес на манер кота Василия из Изнакурнож:
- Мнэ-э... как там этта?..
Помолчав, он продолжил:

Звуки вальса неслись,
Веселился весь дом,
Я в каморку свою
Пробирался с трудом.
И всю ночь напролёт
Я все думал о ней:
Каково будет ей
Без милого жить век?

Жестокая Даша так и не отозвалась. Мой малыш спал под звуки романса, подняв ладошки к голове, и счастливо улыбался.

P.S. Здесь Алла Баянова поет другой вариант:
https://www.youtube.com/watch?v=JzqhC2OQxX4
Любовь -- химическое принуждение к размножению
О ЛЮБВИ

Сегодня услышал историю о любви, для краткости расскажу от первого лица.

Два моих резидента выпускного курса на днях объявили о свадьбе. Оба - очень хорошие ребята. Он - серьезный, трудолюбивый воспитанный молодой человек. Такой надежный крепкий большой черный парень.
Она - филиппинка, звезда группы. Все хватает налету, влезает во все тонкости, все понимает и все успевает, делает раньше чем я даю указания.
При этом не только умница, но и необыкновенная красавица модельной внешности. Когда такая женщина входит в комнату, все мужики втягивают животы и расправляют плечи, включая тех, кто заинтубирован.
Их часто видели вместе, тем не менее объявление о свадьбе стало сюрпризом. Медсестры требовали подробностей.
Девушка их не скрывала:

- Не секрет, что я плохо переношу алкоголь, а позапрошлым летом на выпускном вечере я расслабилась и выпила лишнего.
Я продержалась до конца, но когда вышли на улицу, было жарко и душно, и меня развезло. Он тогда только начал за мной ухаживать. Мы шли рядом, он меня поддерживал. Я сделала несколько шагов, и тут меня стошнило. Знаете, что он сделал? - Он подставил руки. Вот так - пригоршней.
И я себе сказала: "Если этот парень позовет тебя замуж, ты ответишь - "ДА"".
Курьез на свидании

Позвонила давняя знакомая – подружка юности. Встречаться редко получается – чаще созваниваемся.

В этот раз сразу спросила: «А помнишь, как однажды пошли с тобой в парк «Кусково» гулять?»
Еще бы я не помнил…

Встретились мы тогда на закате на платформе Перово.
Не торопясь, гуляя, дошли до парка…

Стемнело уже, когда она заторопилась в туалет там в парке.

Кирпичное неосвещенное здание стояло чуть в стороне от аллеи.
Она – туда. Я остался ждать на асфальтовой дорожке.

И, - что-то уже очень долго она не выходит.
Я в непонятках подхожу к туалету, зову. Слышу – плачет.
Захожу в этот туалет. Освещение – только от звезд через маленькие окна с никогда не мытыми стеклами. Пол – бетонные плиты с прорезанными «очками».
Её голос – от дальней стены, откуда-то снизу. Там плита была снята, и в плотном песке вырыта глубокая яма.
Она прошла сразу подальше от двери, и скатилась в эту, по счастью сухую, яму, больше двух метров глубиной.

Я не курил тогда – ни зажигалки, ни спичек…
Ощупью по стене добрался до ямы, оценил обстановку, успокоил голосом.

Вышел, нашел сухое деревце достаточной толщины, сломал его у земли, вернулся, она по этой жерди с моей помощью выбралась.
Отплакала заново на свободе, и вспомнила, что забыла пописать. Теперь уже никуда не отходила, только попросила отвернуться.

Ну, а сейчас по телефону спросила: «А если бы та яма не сухая была бы, а полная – ты бы меня вытащил?»
Я ответил: «Конечно вытащил бы! Но целоваться бы уже не стал».
ПРО ЛЮБОВЬ И СТРАСТЬ. И ПРО ВОСЬМОЕ МАРТА.

Про страсть.

Младший брат Володи, моего старого знакомого, Саша, был помешан на машинах. Он одним из первых в городе добыл девятку. И одним из первых стал обладателем иномарки. Конечно, подержаной. Тогда других не было. Поэтому в яме под ней он проводил почти всё свободное время.

Про любовь.

Так случилось, что в это же время у него появилась новая девушка. Таня. И прежние его пассии были из "модельного ряда", но Таня была из "высшей лиги". Может поэтому отношения как-то завязли в платонической фазе ухаживаний, гуляний, поездок на пляж, и безуспешных робких попыток на что-то большее.

Любовь и страсть.

В апреле, за два дня до дня рождения Саши, Таня в лёгком летнем платице пришла в гараж и, встав у капота Опеля, позвала Сашу. Тот вынырнул из ямы буквально ей под ноги, щурясь не то на солнце, не то на открывшийся вид.
Ничуть не смутившись, и не меняя позы, Таня сказала:
- Саш, чего бы ты больше всего хотел на день рождения?
Ещё раз коротко взглянув вверх, Сашок вытер тряпкой вымазаные маслом руки, выбрался из ямы, задумался и изрёк:
- Резину бы мне новую на передок. Тут передние ведущие, а резина уже совсем лысая.
Вы не поверите, но после этого она всё-таки вышла за него замуж!

А каким тут боком Восьмое марта?

Да очень просто. Вчера разговаривал по скайпу с Володькой, и тот поведал, что Таня попросила у Сашки на Восьмое и авансом на приближающуюся серебряную свадьбу в качестве подарка какие-то новые супер-пупер титановые колёса на её Мерседес SLK.
Может любовь и проходяща, но страсть вечна и заразна!
1
Когда-то давным-давно подвыпивший муж разобиделся на меня, как водится, и засобирался к маме. Не нашёл любимую рубаху (они все у него любимые, но больше всего те, которые не может найти), брошенную в стирку.
Подошёл и грустно так спросил:
- Ты мою любимую рубаху любовнику подарила?...
После чего совсем расстроился и упал спать.
Утром я постирала, рубаха висит себе, сохнет. Бери, говорю, я щас выглажу и топай к маме.
Тут он начал искать выстиранные носки.
Как всегда, не хватает до пары.
- Где мой любимый носок?!
- Любовнику подарила.
Пауза.
- Так он у тебя ещё и одноногий?...
1
Напомнило историей молодого компютерного колдуна, когда я сам был компютерный колдун https://www.anekdot.ru/id/1187652/

Я был студентом в 17 лет, компьютерная специальность, но мне все было легко, так как я уже 2-3 года как программировал. На лекции почти не ходил ( в Болгарии тогда легко училось высшее ), только одни упражнения никогда не пропускал. Была у нас учительница, молодая, только что закончившая, лет 23-24 наверное. Очень красивая, черные кудрявые волосы, всегда в каких-то серьёзных костюмах одевалась. Но тело не спрячешь, атлетичное сочное телосложение. Тогда она мне как богиня выглядела. Я не помню что она там говорила, 50% времени представлял себе ее без одежды. Да нет, точнее, 90% от моего буднего времени, я думал о этой преподавательнице. Я этого не знал, но всем моим состудентам было ясно, что я влюблен.

И вот последний урок, задание всем дала, все пишут, я уже готов. Она такая подходит, в бежевом костюме с юбкой. Легко присаживается на парту, одной ногой. Легко улыбается, пышные губы, кудрявые волосы стелятся на пышную грудь

- Ну что, опять первый готов ?

Я тупо улыбаюсь. Мы часто шутили, спорили на компьютерную тематику, но так близко ко мне еще не была. Она продолжает тихо говорить:

- Знаешь, каждую среду у меня в 15:00 час приема, если кому-то что-то неясно. А сегодня среда ! Редко кто приходит.

Она говорит, ее губы двигаются, но я ее не слышу, у меня мозг забил. Представляю себе ее голую грудь, мне даже дышать трудно.

- Давай приходи сегодня на прием !

Вдруг до меня медленно начинает доходить. Я выхожу из тумана, просыпаюсь, моя мысль приходит обратно в голову. Слышу свой голос, как отвечает, мысль начинает догонять слова, моей реакции нету предела.

- Да вы что ? Это Я должен вам приходить на консультации сегодня ? Есть что-то, что Я не знаю ? Вы же Excel и Word преподаете, а я уже 2 года как на Turbo Pascal программирую? Я поспорил с учителем Дескриптивной Математики, и победил, а он ДОЦЕНТ ! И т.д., и т.д.

Учительница подскочила, как кнутом ударенная, пошла к столу. Все смеются, я даже не понял, что все это сказал высоко, все услышали. Все смеются, но почему то смотрят не на нее, а на меня. Странно, я же все правильно сказал ? Успокоился, присел.

Прошли годы, наверное 5-8 лет. Я уже научился с девушками общаться, даже начало все легко удаваться. И вот спорим с одной девушкой, кому легче найти партнёра. Я ей объясняю - как мужикам тяжело, надо думать, как познакомится, что сказать, куда вечером отвести. А как легко девушкам - короткая юбка, чуть грима, улыбка, и мужики сами начинают клеится. Она:

- Да ты что ! Клеятся 99% хлама, который только хочет вставить, и потом убежать. Один подходящий месяц меня провожал, по глазам видно, ему хочется. А мне он тоже нравится. Истекает, не уходит, но не смеет попросить. И вот что сказать, я же не какая-то легкая девушка ? И говорю ему "Заходи ко мне, я кофе тебе сделаю !" (В Болгарии много кофе пьют, чай почти не пьют) И он вдруг весь в лице меняется, смотрит, как на псих-больную, и спрашивает "Да ты что ? Какое кофе в 2 часа утра ?"

После этих слов, меня как молнией ударило. Дальше что щебетала девушка, я уже не помню. Сейчас даже не помню, было ли что-то у меня потом с этой девушкой или нет. Я уже был снова студент, сидел на той парте. Надо мной надсевшись, улыбалась моя молодая преподавательница. Я был один такой маленький маленький глупый человечек. Один такой маленький глупый человечек, мальчик, который уже точно знал, что нужно ответить. Которому было и очень стыдно, что он так подставил красивую преподавательницу своим пылким ответом.

Который все уже знал кристально чисто и ясно, но поздно ...
- Когда правильно заняться сексом? Утром 14 февраля или вечером?
- Это зависит от того - ты даришь подарок или получаешь.
О датах

Пятнадцать лет назад мы поженились. Свадьба у нас была не совсем нормальная. Конечно, до уровня моих родителей нам все-таки было далеко. Они вообще никаких родственников не звали и расписались, когда мамины родители были в отпуске на юге. Папины жили в нескольких тысячах километров и узнали о браке постфактум. На совместные сбережения по настоянию мамы вместо колец купили приличные брюки папе. Мама убеждала папу, что без колец жениться можно, а без брюк нельзя. Когда они дрогнули и в последний момент на последние деньги попытались купить кольца, то в магазинах не нашли, дефицит оказался. Скоро шестьдесят лет будет, как страдают без колец каждый божий день, и оба ни однажды не усомнились в том, что сделали правильный выбор. Не имею в виду выбор между брюками и кольцами, хотя он, пожалуй, тоже был правильным. Так вот, этого всего им было мало. Мама выходила замуж в желтом платье, а в конце празднования они с друзьями всей компанией отправились в кино на какой-то дурацкий фильм.

Мы все же так не зажигали. Платье я себе купила белое. На нашей свадьбе было несколько человек самых близких родственников - с друзьями мы отпраздновали потом. Правда, сначала мы чуть на собственную свадьбу не опоздали, причем больше всего это волновало наших родственников, а не нас. Потом я потеряла туфлю, выходя из машины. Но нашла. В одной туфле выходить замуж тоже неудобно, не знаю, лучше ли, чем без колец. Я вообще пешком хотела идти на самом-то деле, не люблю я эти машины. Когда мы вошли в зал, гитаристка заиграла прекраснейший этюд Гомеса (Romance de amor). Муж пытался мне надеть свое кольцо, а не мое. Поженила нас не стандартная тетя из ЗАГСа, а одна замечательная женщина, произносившая необычную речь. В ней, в частности, она упомянула о важности равного участия во всех семейных делах, заботы о малых и старых. На что молодожен громко и гордо заявил: "Да! Я уже начал! Регулярно мою посуду!" Когда она спросила о наших планах, мы сообщили ей, что он едет на днях работать в Испанию, а я через неделю на стажировку в Голландию, но мы обязательно будем вместе. Когда-нибудь. Всегда! Потом, уходя, мы забыли все бумаги. На следующий день нам позвонили, чтоб забрали... Заметка о нашей свадьбе вышла в местной газете с развеселым фото и вдохновленным текстом. На фотографии у всех страшно довольные и совершенно не соответствующие важности момента физиономии. Причем, заметим, сначала нас фотографировали, и уже только потом налили шампанского! Потом мы отметили событие с родственниками в замечательном ресторане и сбежали вдвоем в один прекрасный бар, где в романтическом полумраке танцевали до пяти утра под французский шансон, танго, испанские и латиноамериканские мелодии. Дома продолжили праздновать.

Жили мы и до этого вместе, поэтому сакрального значения свадьбе, да и другим датам, не придавали, но мы оба придерживались той точки зрения, что пока живы, надо праздновать, почему бы и нет? Время от времени кто-то из нас вспоминал какой-нибудь счастливый момент, который был вот в эти дни столько-то лет назад, и мы доставали бутылку хорошего вина, ужинали при свечах, разговаривали, танцевали... А нередко и ничего не вспоминали, просто так праздновали!

И вот однажды в годовщину свадьбы мой муж за завтраком делится со мной впечатлениями о прочитанной книге. Знаешь, говорит, Рамон-и-Кахаль (это знаменитый испанский физиолог) пишет, на ком надо жениться ученому. Мол, неплохо жениться на богатой наследнице, тогда ее деньги можно использовать для нужд лаборатории. Но лучше всего, он считает, жениться тоже на ученой. Тогда ценности совпадают, не приходится оправдываться, что не возишь ее на балы, а работаешь с утра до вечера, и все такое. Тут он остановился и задумчиво протянул: "Да... небось не знал Рамон-и-Кахаль, каково это, жениться на ученой!" И ушел на работу.

А я осталась дома с младенцем. Одной рукой держу ребенка, другой мою пол, третьей пишу статью, четвертой обед готовлю. Но мучаюсь ужасно, аж до слез. Обидно! Тут муж звонит узнать, как наши дела. Я наступила на свою женскую гордость и говорю:
- Cкажи, может, что-то тебя не устраивает в нашей совместной жизни, не так что-то? Обижаю чем, или кормлю плохо, или убирать не успеваю, понимания нет, иль еще чего? Ты не терпи, лучше сразу все выяснить!
Муж в недоумении.
- Что это, - говорит,- на тебя нашло? Я полностью счастлив, сам себе завидую!
Я, мол, так и так, Рамон-и-Кахаль, и вот именно сегодня ты сказал такое, такой день хороший, и вот...
- Да шутил я! - отвечает муж. - Не сходи с ума, все прекрасно, и день правда такой замечательный!
Ну я и успокоилась. Приготовила баклажанную икру, салат с авокадо, спаржей и хамоном, вырезку под соусом из виски с лимоном и еще всяких вкусностей его любимых.
Приходит он домой с цветами, весь веселый. Я тоже развеселилась. Уложила детеныша, поставила на стол прекрасный ужин, говорю, давай вино откроем, отпразднуем.
- Давай, конечно, отпразднуем! - отвечает. Нашел хорошую бутылку, открыл.
Сидим, беседуем, пьем за любовь, за каждого в отдельности и за нас вместе. Я еще раз его поздравила. Он смотрит на меня с интересом и сомнением и говорит:
- Слушай, а что мы все-таки празднуем?
И тут я понимаю, что он не осознал, что у нас годовщина свадьбы. А цветы принес просто по движению души. Потому что любой день вместе, пусть самый обычный, тоже можно и нужно отпраздновать. Развеселилась страшно. Отказалась раскрыть секрет. Он стал наводящие вопросы задавать. Через пятнадцать минут все-таки отгадал. Так что мы и годовщину свадьбы тоже отпраздновали, не только просто этот замечательный день.

А однажды я про нее забыла, а он мне напомнил. Теперь не забываю, радуюсь этому дню, хоть и некому напоминать.
Шампанское на Старый Новый год

Посвящается Ирине З.

После новогодних праздников на работе все были вялые, даже говорили с трудом. Вера подумывала в пятницу отгул взять, или хотя бы уйти пораньше, а тут оказалось ― Рамиль приехал! Из фирмы по обслуживанию оборудования. Весь день Вера с удовольствием наблюдала, как он работал ― уверенно и аккуратно. В конце дня подошёл документы подписывать.
― Завтра Старый Новый год, ― сказал Рамиль.
― Да, ― согласилась Вера, ― а ещё суббота, очень удачно.
― Как будешь праздновать?
― Ну как… Это у вас там, в Казани, разгуляево, а у нас городок тихий. Оливье нарежу и у телевизора посижу, а то что-то вымоталась я за эти праздники. Хочешь ― в гости приходи.
― Во сколько?
― Что во сколько?
― Во сколько приходить?
― Ко мне? ― Вера изумленно и растеряно уставилась на Рамиля, ― Тебе же сейчас в Казань ехать надо.
― Завтра снова сюда приеду. Бешеной собаке семь вёрст не крюк. Это поговорка такая, русская. Но если неудобно, ты скажи. Я не хочу, чтобы было неудобно.
― В пять, ― выдавила из себя Вера. ― Приходи в пять. Адрес записать?
― Я знаю где ты живешь, ― ответил Рамиль, тем самым добив Веру окончательно.

Личная жизнь у Веры не складывалась. Хотя мужики на неё посматривали, и она их не чуралась. Так что приключения были, раз в год в Геленджике уж непременно, но ничего путного не выходило. А ведь у каждой подруги по мужу, у кого и по второму. И дети у всех.
― Ничего, ― успокаивала себя Вера, ― сейчас и в сорок рожают, и в пятьдесят. Ой, в пятьдесят-то не хотелось бы.
Местные алкоголики все разобраны, надежда только на иногородних. На комбинат много кто приезжал, но чаще всего на сезон, или вообще в командировку, то есть, временно. И это снова приключение, а не жизнь. Большинство ещё и женатые, а с женатыми Вера зареклась ― больше ни-ни. Итак уж, восемь лет коту под хвост. Даром что в Москве, ну и за границу немножко поездили. В столице Вера осталась после института и возвращаться в родной Нево́лжск не планировала. Примчалась, когда мама заболела, тяжело заболела. И вскоре отошла, отмучилась. Вера и не знала сколько бы ей рыдать в пустой квартире, но стали приходить люди, с детства знакомые. Во всех скорбных заботах помогли. Поминки проходили тепло и без лишней тоски, маме бы понравилось. Даже начальство с комбината своим присутствием одарило. Прямо на поминках предложили Вере остаться, зря что ли учиться отправляли.
― Что там тебе, в этой Москве-то? А мы большие деньги на реконструкцию очистных получили. Оборудование берём по последнему слову, и финское берём, и немецкое по лицензии, казанского производства. Будешь лабораторией заведовать.
― Ух ты, очистные, как хорошо-то. Так что, не будет больше комбинат людей травить?
― Рыб. В смысле, воду будем очищать. А воздух-то нормальный, фильтры меняем регулярно, чего жаловаться-то...
― Да что вы говорите такое…
― Это ты сейчас с Москвы приехала, а поживёшь чуток, вспомнишь и обвыкнешься. Опять же, очистные будем и дальше развивать, ты этим и займёшься как раз, подумай, перспективы отличные. И зарплата сейчас не как раньше, а каждый месяц, верно говорю, земляки?
― Верно, раньше ещё хуже было, ― донеслось с разных концов поминального стола.
Решение Вера не сразу приняла, вначале с документами возилась, вещи разбирала, с подругами общалась, кто вернулся или не уезжал. Потом подумала ― действительно, что её в Москве ждёт? Съёмная квартира и давка в метро. А здесь остаться ― быть дальше от него, того самого. Чем дальше, тем лучше. Опять же, кто она в столице ― пылинка, что есть, что нет, никто не заметит. А здесь ― завлаб, со всех сторон уважение. Зарплата, правда, одинаковая, но до работы пешком, жилье своё, да ещё огород мамин, уедешь так пропадет. Про оборудование не соврали, в самом деле современное, удобное, не хуже московского. Благодаря оборудованию она и с Рамилем познакомилась, он был в бригаде наладчиков, на все вопросы отвечал кратко и точно. Со всеми бы так. Запуск лаборатории отмечали помпезно ― с шампанским, телевидением и начальством, местным и казанским.
― Хорошо бы именно вас, Рамиль, присылали на гарантийное обслуживание, ― сказала тогда Вера.
― Так шепните моему директору, а я с удовольствием, ― с улыбкой ответил Рамиль.
К начальству Вера тогда подойти постеснялась, но обслуживание поручили Рамилю, и он стал приезжать каждые три месяца. Случись чего ― можно было вызвать экстренно, но ничего не ломалось, а жаль, думала иногда Вера. Подруги, Ирка с Ямвикой, что-то учуяли и давай подначивать:
― Твой приехал!
― Так уж и мой, скажете тоже, ― отнекивался Вера. Может ей поначалу Рамиль не сильно-то и нравился, сейчас уже не вспомнить, ― он ведь женатый, небось.
― А ты спроси!
― Да не буду я спрашивать.
Подруги, однако, сами всё разузнали, доложили ― свободен!
― Тоже знаете ли… Мужику под сорок, из себя видный, руки золотые. И не женат. Странно как-то.
Ирка с Ямвикой только охали и дурой обзывали, ну а Вере-то что делать? Рамиль как-то всё о работе, легко с ним, это правда, но ведь проверит, наладит и в Казань укатит. А у Веры тем временем Геленджик, где о Рамиле можно и не думать. Всё равно ничего не дождёшься. Однако, дождала́сь. Неожиданно. И приятно.
С утра Вера побежала за продуктами. Продавщица, фамилия её была Пахомова, училась когда-то в параллельном классе. Нынче у неё центнер лишнего веса, трое детей и муж Борька.
― Шпрот сколько банок-то ― две?
― Две. А икра сильно солёная?
― Консерва же, где мне знать, чё там в ёй. Вроде, никто взад не приносил. Одну?
― Одну. И вот ещё… Шампанского бутылку.
― Во, классно-то, у нас всяко есть: и краснодарское со скидкой, и просекко, это из Италии, но без скидки.
― А настоящее, французское? Шампанское ведь только французское может быть.
― Да ты чё, бутылка-то больше пяти тыщ! Оно тебе надо? Да и нет у нас. Хотя…
― Есть?
― Блин, была бутылка, я её обратно-то отписала, раз не берёт никто. Щас найду, да где ж она… А вот, чё я говорила, пять четыреста! Обзывается ― Драппиер, чисто Франция. Одна бутылка и осталась, таких, кстати, нигде больше нет, не возят их больше-то.
― Правильно говорить: Драпье.
― И чё теперь? Пять четыреста! Другому всю зиму не просыхать на такие де́нюжки. Берёшь?!
― Да.
― Ох, у московских свои привычки! Или на комбинате вдруг премию дали?
― Ага. Как раз ― пять четыреста.
― Ежели так… Девки калякали, Рамилька-то в город зачастил… Профилактику делает, де потрогает, де подмажет.
― Заткнись, Пахомова.
― Молчу! Полный рот воды! Мандарины-то бу́дёшь брать? Жранья́ много не быва́т, я тебе новый ящик-то открою, ради такого дела…
С платьем и кружевным бельем Вера определилась ещё с вечера. А сейчас ― кухня. Вроде всё продумано и рассчитано, но время летит предательски быстро, уже почти четыре! Вдруг Вера охнула ― шампанское она мало того, что забыла в холодильник убрать, так ещё и возле батареи поставила. Что делать? Морозилка рыбой забита, разморозишь ― пропадёт. Хорошо хоть зима и мороз подходящий, и снега за ночь намело. Вера жила на первом этаже, балкона у неё не было. Набросив пуховик, она выбежала на улицу, поглядела вокруг, особо пристально ― на балкон Петра Семеновича, и быстрым движение сунула бутылку в сугроб. И бегом домой, в душ и к зеркалу, к зеркалу.
Звонок прозвенел минут на пять раньше назначенного времени. Да ничего, Вера уже была в полном боевом облачении. Пальто Рамиля показалось ей мокрым.
― Споткнулся тут. И в сугроб. ― смущенно объяснил Рамиль, ― Салям! Со Старым Новым!
― И тебя, ― улыбнулась Вера. ― Раздевайся, проходи, здесь вот ванная, я жду тебя в гостиной.
Рамиль вошёл в комнату, снова смущенно улыбнулся и перед тем, как сесть, поставил на стол бутылку французского шампанского «Драпье».
― Ой, а про шампанское-то я забыла! ― всплеснула руками Вера.
― Так вот, как раз. Французское, настоящее. Друг посоветовал именно такое, он с французами работает. Я и купил.
― В каком смысле «купил»? ― настороженно спросила Вера. Не узнать эту бутылку было невозможно.
― Ну как… В магазине. Но в хорошем, там палёнку не держат, ― сказал Рамиль, глядя на Веру честными глазами. Это был не розыгрыш. Это была ложь. У Веры похолодело внутри.
― А этикетка мокренькая чего-то.
― Так мы же с ней в сугробе лежали, ― рассмеялся Рамиль.
― Ах да, я помню, в сугробе, ― Вера попыталась взять себя в руки. ― Извини, я забыла спросить, что ты ешь, а что не ешь.
― Я всё ем, ― радостно отозвался Рамиль.
― По тебе не скажешь, ― заметила Вера, вспомнив, как летом он приезжал в обтягивающей футболке, с кубиками пресса. ― А я чуть зазеваюсь и сразу вес набирается.
― Ты очень красивая, ― сказал Рамиль.
― Вот как… Ладно, оливье с говядиной, яйца со шпротами, помидоры вот, сама закатывала, тут, как видишь, бутерброды с икрой, рыбка красная. Угощайся. И будет ещё пирог с капустой. Как бы, на горячее.
― Восторг! С чего начать?
― С чего хочешь. Начни с оливье.
― Отлично. Но сначала шампанское открою. Тебе же нравится такое?
― Нравится, ― кивнула Вера, закусив губу.
Какое-то время сидели молча. Рамиль ел, а Вера держала в руках бокал и не знала, что сказать. Потом зачем-то спросила:
― А почему ты не с семьей в праздник? ― прозвучало как-то зло. Но Рамиль не заметил.
― К родителям я на Новый год заезжал. Жены у меня нет, давно уже, развелись.
― А дети?
― Сын. Ему тринадцать. По воскресеньям общаемся.
― А зачем с женой развёлся? ― Вере не нравился тон, которым она задавала вопросы.
― Лучше спросить: зачем женился? ― не сразу ответил Рамиль, ― Она меня с армии дождалась. Мы гуляли-то перед призывом недели две. А она два года ждала. Я гордый ходил, у всех пацанов по-другому было. Потому и женился. Стали жить. Потом сын родился. А работа у меня всегда была в разъездах. С годами как-то стал понимать, что домой не хочется. Пока сын маленький был, конечно, к нему тянуло. А как подрос ― в компьютер уткнулся, отцу рад или не рад ― не понять. А жена только про деньги, других тем как будто нет. Ну да, согласен, денег всегда не хватает, но не воровать же идти. Я сколько мог зарабатывал, побольше других. И на себя не тратил. За лето на рыбалку если два разу схожу, то уже хорошо. Ремонт делал, по выходным ещё подрабатывал. А жена мне ― вот, я же тебя дождалась, а ты спиннинг купил. Я… один раз спиннинг купил, хороший и недорого. Как будто, ждать парня с армии это подвиг. Если любишь, то ждёшь. А если не любишь так и…
Рамиль замолчал, наполнил бокалы шампанским. Он был сильно взволнован.
― Нашла себе бизнесмена, сейчас с ним живет. Но меня заранее предупредила, чтобы без обид, по-честному. Я не возражал. Как живет ― не знаю, сын приходит― я не спрашиваю. Да и не спросишь, он как зайдет, сразу в компьютер и сидит там часами.
― Хочешь ещё салата? ― спросила Вера.
― Да. Вообще я оливье не очень… Моя… Ну, раньше в оливье всегда колбаса и морковка, а у тебя ничего такого нет и вкусно, очень.
― Я всё же химик, умею смешивать, ― Вера хотела улыбнуться, но получилось как-то вымучено.
― А я инженер-механик. И автоматику тоже знаю. Мне вообще-то не положено на гарантийное обслуживание ездить, это я директора упросил, чтобы тебя видеть.
― Меня? ― удивилась Вера. ― Что же ты раньше ничего не говорил? Ведь без малого два года знакомы.
― Сказали, что у тебя был кто-то.
― Кто сказал?
― Женщины.
― Хм… Странно. Но допустим. А что эти женщины сейчас говорят? Что у меня нет никого?
― Я не знаю, что сказать, ― взгляд Рамиля на мгновение стал по детски несчастным. ― Хотя нет, знаю, извини. Для меня каждый приезд в Нево́лжск, как праздник. Тебя увижу, и всё сразу иначе.
Как-то правильно и хорошо. Наверно, это неожиданно прозвучит. Точнее, наоборот. Или… Но не важно уже. Выходи за меня замуж, пожалуйста.

Веру била мелкая дрожь. Она пыталась глубоко вздохнуть, вздох получался прерывистым.
Вера смотрела на Рамиля и видела золотую фольгу стоящего между ними шампанского.
Зачем же он так, ну зачем. Лучше бы наелся и в койку потащил, да она бы только за. Утром встал и уехал, и ни о чем думать не надо, увидимся ещё ― хорошо, не увидимся и ладно. А он вон чего, на улице нашёл и к женщине пришёл, предложение делать. На всю жизнь, на всю жизнь с этой вот бутылкой. И что же мне теперь, что же, что...
― Ты… ― слова давались с трудом, ― ты не мог бы сейчас… уйти.
― Я что-то не так сделал? ― глухо спросил Рамиль.
― Нет, нет. Дело не в тебе… Как в таких случаях говорят, ты хороший, добрый, умный, замечательный. Но я прошу тебя уйти. Дело во мне, конечно, во мне, я не знаю, может в маме немножко, хотя причём тут мама, уходи, очень тебя прошу, пожалуйста. И забери с собой эту бутылку.
― Там уже нет ничего, ― сказал Рамиль, вставая.
― Тем более.

Вера вышла в прихожую, смотреть, как он одевается.
― Хочешь, я тебе в дорогу пирог заверну.
― Я не люблю капусту, ― ответил Рамиль и ушёл.

Закрыв за ним дверь, Вера вернулась в комнату, выключила свет. Стала видна улица, там снова была метель. Вера включила телевизор, ― давали новогоднюю программу, ― и, взяв мамин плед, свернулась под ним калачиком на диване.

Январь тянулся ещё долго. Февраль был побыстрее. Первого марта в небесной канцелярии как будто посмотрели календарь: ярко засветило солнце и всё стремительно стало таять. Никто не помнил такого тёплого первого дня весны. На работу Вера шла в зимних сапогах, обратно было впору надевать резиновые. У подъезда образовывалась огромная лужа, Вера пыталась её обойти по ещё нерастаявшим островкам снега, с острыми краями в чёрных крапинках. Отовсюду вылезал наружу мусор, накиданный за зиму с балконов ― окурки, презервативы, фантики, блеснула на солнце золотая фольга.
Стоп! Фольга?! Наступив в лужу, Вера нагнулась и вытащила из-под снега бутылку французского шампанского «Драпье». Этикетка тут же отвалилась, но не узнать эту бутылку было невозможно.
― Ой, ― сказала Вера.
Войдя в квартиру, она первым делом скинула промокшие насквозь сапоги, надела сухие носочки. Потом долго сидела на диване, пытаясь собраться с мыслями. Собравшись, взяла телефон и набрала номер.
― Что-то сломалось? ― спокойным голосом спросил Рамиль.
― Нет, оборудование в порядке. Я не по этому звоню. Дело в том, что… Ты не мог бы повторить вопрос?
― Так сломалось или нет?
― Ой, не про то. Знаешь, КВН когда показывают, там у них есть «разминка». Команде надо на вопрос ответить, а они, чтобы время-то потянуть, просят вопрос повторить.
― Я не смотрел.
― Если ты повторишь, что спрашивал у меня на Старый Новый год, то я отвечу: да, согласна.
Молчание было долгим, а потом очень долгим. Вера понимала, что ей лучше ничего не говорить и прошептала: «Слышишь?»
― По телефону неправильно, ― наконец отозвался Рамиль, ― Я возвращаюсь в Казань к длинным выходным, и восьмого марта приеду к тебе.
― Прекрасный подарок, ― тихо сказала Вера.
― Что? Не расслышал.
― Я буду ждать. Про капусту помню, а какой пирог твой любимый?
― Хм… Балиш с курагой.
― Вот такой и спеку.
― Ты умеешь?
― Я научусь.

©2021
До 30-хх годов XX века кефир можно было попробовать и попить только в одном месте - на Кавказе.
Затем он распространился по всей России и миру. Об обстоятельствах распространения рассказывает любопытная история, которую выдают за истинную.

Пересказываю своими словами, как помню, прошу прощения за возможные неточности:

В 1930-хх, когда Микоян поехал в США перенимать опыт производства колбас и привёз оттуда купленные производственные линии, когда активно строились предприятия и заводы, СССР активно поднимался, руководство страны намеревалось также развернуть в Москве технологию производства кавказского напитка "кефир", который, как говорили его пробовавшие, очень вкусен и полезен.
Развёртыванию производства мешал один факт - была неизвестна технология производства кефира. Как его готовить - было совершенно непонятно. Понятно, что из молока.. Понятно, что это продукт брожения молока.. Но сколько ни пытались его приготовить, получалось что-то не то.

Кефир тогда на Кавказе готовили и продавали карачаевцы. Продавали всем желающим и в любых количествах, хоть вёдрами уноси. А толку.. Хранится он два-три дня, готовить то его как блин?!
Секрет грибка карачаевцы держали при себе. На любые посулы и предложения продать отвечали отказом. Зачем продавать дойную корову, если можно продавать молоко годами?

В Москве подумали. Организовали операцию по захвату кефирного грибка)
Направили на Кавказ, в Карачаево-Черкесию, молодую симпатичную девушку-технолога, недавнюю выпускницу пищевого техникума. Девушку спёрли в невесты, похитили.

Найти тех, кто украл, было несложно. Повязали несколько человек и закрыли, сообщив в ауле, из которого были родом похищенные, что намереваются предъявить обвинение по статье УК "Похищение человека".
Через некоторое время в отдел пришли старейшины аула, 80-90-летние деды в папахах с газырями и попросили отпустить молодёжь - мол, да, дураки, да накосячили, просим отпустить на первый раз.
Конечно отпустим. Кефирные грибки принесите нам, пожалуйста, и расскажите всё подробно, тогда отпустим, конечно, что мы, звери, всё понимаем - любовь, все дела.. Но и вы нас поймите, нас задолбало ездить к вам и покупать у вас кефир, хотим делать и продавать сами.

Кефирный грибок чекистам передали. Задержанных освободили. Девушка-технолог вернулась в Москву, участвовать в проекте по созданию кефирного производства.
Чуть позже в столице появился на каждом углу кефир и рекламные транспаранты: "Пейте кефир, это вкусно и полезно".
Одиночество - это когда ты никого не любишь и никто об этом не догадывается
- Ты чего такая грустная?
- Потому что люблю тебя.
- Ну и что же тут грустного? Ты любишь меня, я люблю тебя. Я счастлив!
- Ты-то, конечно, счастлив, я же - лапочка. А ты - чмо.
- Ты когда-нибудь испытывал любовь?
- Да, но время испытаний мне, походу, дали плацебо.
Любовь - это когда ты трезвый и бухой звонишь одной и той же бабе.
Неважно, насколько глупа девушка, важно, чтобы парень, поглядев на нее, стал еще глупее.
Одним любовное сердцебиение бьет по кошельку, другим по печени, остальным — трахает мозги
Жена моего друга обладает очень красивой фигурой с параметрами 100 - 65- 95. Но при этом девушка крайне строгих правил, даже в рамках семьи - поход в душ в её восприятии - штука строго индивидуальная, не терпящая чужого вмешательства.
В связи с этим мой друг один из немногих, кто с нетерпением ждет летнего отключения горячей воды - ибо в эти 2 недели он имеет возможность лично намыливать стоящую в тазике супругу и поливать её теплой водой из ковшика:)))
Знаменитый ядерщик, президент Академии наук СССР Анатолий Петрович Александров был обаятельным светским человеком. Он умел бесподобно развлечь женское общество рассказами о своей бурной молодости.

Однажды Александров поведал дамам, как в годы гражданской войны, пробираясь в Киев, попал в плен к красным.

— Меня повели на расстрел, но комиссарша успела влюбиться в меня без памяти и помогла бежать.

— Поразительно! — воскликнули дамы.

— Ничего поразительного, — остановила их брюнетка бальзаковского возраста. — Это я была той комиссаршей.

И добавила прокуренным голосом:

— Но теперь, Анатолий Петрович, вам от меня не уйти!
Самые крепкие семьи не всегда создаются по любви, иногда это случается по глупости.

Рейтинг@Mail.ru