Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
30 апреля 2007

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Иду значит к Оперному. Стоит так спокойненько столб фонарный.. и на нем
огромный такой плакат-объявление в черно-красных тонах.. Поскольку
плакат достаточно широкий и огибает полстолба, то я вижу лишь часть
объявления:
АЛЬНЫЙ
ЕКС
Вот ты бы что подумал? Думаю, что тоже что и я. Думаю, ну нифига се,
че на столбе висит.

Оказалось - Моральный кодекс
Кай Михаэль Герши Очень длинновысер
байки
Ночь живого мертвеца.
На первом этаже одной из многоэтажек проживала пара средних лет. Муж -
алкоголик, дебошир и бродяга и забитая им жена. Однажды, отколотив
супругу и отобрав у нее остатки зарплаты (жениной), он в который раз
отбыл в неизвестном направлении. Соседи вздохнули с облегчением, супруга
тоже была рада. Но ни через полнедели, как обычно, ни через неделю ее
благоверный не вернулся. И через две недели так же. Супруга этого
чудовища наконец-то зажила нормально, соседи перестали вздрагивать и
хвататься за тяжелые предметы при ночном стуке в дверь. Прошло полтора
месяца и супругу вызвали на опознание сильно разложившегося тела с
документами ее мужа. Кого-либо признать в теле было уже невозможно, но
сопоставив факты, новоявленная вдовушка решила, что это и есть ее
почивший муженек. Тело похоронили, все живые участники истории
наконец-то вернулись к человеческому существованию.
На сороковой день - ну или ночь тридцать девятого, вдову разбудил стук в
окно. Под окнами стоял ее умерший супруг. Но покойника он напоминал
мало, разве что почерневшей от грязи и запоев мордой, больше он смахивал
на бомжа. Громко оря матом на весь двор, он потребовал пустить его в
дом. Вдова же стала с неожиданной для нее смелостью требовать, чтобы он
шел, откуда пришел и больше ее не тревожил.
Тогда беспокойный мертвец, не прекращая материться, поднял с земли
кирпич, замахнулся, кирпич вылетел из руки в момент замаха и прилетел
сему мертвецу точно в лоб. Надо думать, были повреждены последние
остатки разума, потому как покойник по документам довольно резво
поскакал к детской площадке и вырвал оттуда четырех или пяти метровый
ствол дерева, в окружности сантиметров пятнадцать, коий служил для
крепления веревки с мячом, но в последнее время держалось на соплях.
Этим импровизированным тараном он сначала пытался выломать железную
дверь подьезда и домофон, чем перебудил всю округу. Затем, поняв
бесполезность затеи, стал выносить окна, как женушке, так и проснувшимся
соседям с первого - второго этажей. Полностью вынеся окно супруге, он
стал забираться к ней в квартиру, в процессе чего потерял штаны и
ботинки, заодно и показав всем желающим, что трусов он не носит
принципально. Но "трупья жена" явно не желала присутствия покойника в
квартире, в связи с чем стойко обороняла ее лопатой по пальцам этого
самого покойника. В конце концов оживший мертвец был отправлен за окно.

Милиция подоспела вовремя. "Зомби", увидев уазик милиции, не стал
мелочиться, а попытался высадить ему стекло бревном. Что, разумеется, не
добавило дружелюбности пассажирам. Уже после того, как нарушитель
спокойствия был посажен в уазик и крепко обработан демократизатором,
"трупья жена" заявила, что это ейний муж, и что он месяц уже как умер.
Но менты быстро ей обьяснили, что если она не хочет а)платить за
причиненный ущерб б) возвращения супруга, то лучше на этом не
настаивать. Вдова решила остаться вдовой. Так оно безопастней. Соседи
в связи с этим не сказали ей даже дурного слова по поводу ночных баталий.

Так закончилась ночь живого мертвеца.
Сидим. Обедаем. Говорим че-то про дачу. Тут бабушка заохала-заныла, как
она огород будет копать, если у нее ноги болят и все такое. Папа:
- А может, тебе все-таки к врачу сходить?
- Да зачем? Не будет же он мне грядки копать!!!
Эта история случилась со мной в классе 8-ом, если мне не изменяет
память. В ту пору была я девушкой ОЧень стеснительной. К тому же, как и
все девочки нашей параллели, влюбилась по уши в самого красивого парня
школы, который, к довершению, учился в моем классе. Внимания,
есстественно, он на меня не обращал никакого, если и уважал, то только
за отличную учебу. Я с этим помаленьку смирилась и просто вздыхала
украдкой, когда он проходил мимо. А тут наш классный решил нас вывезти
на природу - отдохнуть, поиграть в ориентирование по пересеч. местности
и т.д. А мне как раз за пару месяцев до этого случая щенка-немца
подарили. Идти было недолго до места назначения, решила я взять Цезаря с
собой. И тут произошло чудо: парень, по которому я сохла - подошел ко
мне, шел всю дорогу рядом и разговаривал, весь день не отходил от меня и
играл с моей собакой. Я, конечно, знала, что не я привлекла его внимание.
Но поделать с собой ничего не могла. Я была просто в какой-то эйфории.
Отвлеклась, значит, я на некоторое время от этой парочки - прямо идиллия
какая-то. Слышу - зовет меня этот парень. Подхожу к нему. Стоит он
бедный, растерянный, глаза испуганные, чуть ли руки не трясутся,
указывает мне на Цезаря и вопрошает слабым голосом: "ЧТО это у него
ВЫЛЕЗЛО?" Это сейчас у нас молодежь просвещенная, не было бы таких
вопросов, наверное. Я перевожу глаза на свою собаку - вижу довольную,
сияющую морду своего любимца. Здесь все в порядке, смотрю дальше. (А он
сидел) О Боже! Вижу что-то большое, красное в районе паха. Мне аж дурно
стало - ТАКОГО я раньше не видела. Стыдно и обидно стало мне за Цезаря -
как же - так опозориться. И тут, совершенно не думая, я выдаю примерно
следующее: " А разве у тебя ТАКОЕ НЕ ВЫЛАЗИЕТ?" (сказала именно так - не
иначе).... У бедного парня аж глаза чуть из орбит не полезли. Все, кто
это слышал, выпали в осадок. До конца учебного года меня подкалывали:
"Что это у ВАдика "вылазиет"?"
Поздний вечер. Темно. Дождь. Стою на остановке. Жду автобус, возможно
последний. Людей на улице мало. Смотрю в сторону, откуда должен
появиться автобус. Слышу за собой шаги и инстинктивно оборачиваюсь,
народу-то почти нет. Идет женщина чуть старше бальзаковского возраста и
вполне прилично одетая. Она от остановки начинает переходить дорогу.
Вдруг останавливается, оборачивается ко мне и говорит:
- Диски не нужны?
Я, не ожидая такого словосочетания в данной обстановке, переспросил:
- Что?
- Диски. Болванки. Пустые. Эрвешки.
Единственное, что я смог ответить от неожиданности:
- Нет, спасибо.
То ли на пиво не хватило, то ли у меня что, на лбу написано, что я
системщик?
Навеяно несколькими историями на одну из вечных тем.
Иду как-то с утреца из магазина. Погода хорошая, настроение еще лучше.
Захожу в подъезд, чувствую подозрительный запах. Вижу - на ступеньках
сидят два мужика и... рыдают в голос крокодильими слезами, совершенно не
стесняясь. Один поднялся, чтобы меня пропустить, и тут я вижу на
ступеньках сетку-авоську (помните, в советское время такие были, в
дырочку), а в ней вдребезги две бутылки водки, две бутылки красного
вина, две бутылки пива...
История из личной практики.
Довелось одно время работать в турбизнесе. Была у нас заявка на отдых
для двух приятных девушек-подружек. Все денежные расходы нес муж одной
из туристок - товарищ явно не бедный, поскольку заказан был неплохой
отель.
И вот, представьте: вылет утром следующего дня, обозначенный выше
товарищ, будучи, видимо, еще и джентельменом, приехал вечерком забрать
документы (так оно теплее к телу). Он ПОЛЧАСА просидел в нашей конторе,
ПРОВЕРИЛ все документы, ВЫСЛУШАЛ все пожелания на дорожку, выпил чашечку
кофе. Наконец, откланялся и пошел на выход. У самой двери он обернулся и
сказал:
- Извините, я забыл предупредить - они завтра не полетят...

P.S. К слову, через некоторое время поездка состоялась. Клиенты были
довольны.
Книжный магазин, сижу на корточках, смотрю книги на нижней полке, никого
не трогаю.
Тут на весь магазин громкую, четкую фразу: "Алла, мама, а Данте Гете,
кто написал?"
Мерзкое хихиканье по углам, и я судорожно пытаюсь ухватиться за шкаф,
чтобы не сесть на жопу.
11
Название гостиницы в Большой Ялте: "Веселый Хотей"!
Мне тут довелось поработать дознавателем в милиции (где не скажу, но
история, вероятно, злободневная для всего МВД), пока не удалось найти
нормальную работу и уволиться.
В 2001 году пришел к нам работать мальчик Сережа Зиновьев. Он окончил
очно два курса школы милиции, ему присвоили лейтенанта, после чего он
продолжал учиться заочно. Разумеется, в возрасте 19 лет юноши, вместо
того, чтобы добросовестно исполнять служебные обязанности предпочитают
весело проводить время и забивать на работу (вопрос, на хрена таких
пацанов берут в милицию, да еще и на такие должности, остается без
ответа).
Естественно, у Сережи был постоянный завал. Он никогда не успевал сдать
в срок даже самый простой материал проверки, не говоря уж об уголовных
делах, а ошибки за ним приходилось исправлять более старшим сотрудникам.
Но, по молодости, по глупости все грехи ему прощались без серъезных
последствий.
Наконец Фортуне надоела Сережина безалаберность, и настал час расплаты.
Было у него два дела по одинаковым статьям (хулиганка, что ли, не
помню), которые надо было сдавать с интервалом в пару недель. В
принципе, там все было готово, оставалось только набить обвинительное
заключение, сшить, подписать у начальника дознания и начальника отдела и
отвезти в прократуру. Но, Сережа, как всегда, затянул, и довел до того,
что зам. прокурора лично звонил начальнику отдела "Где дела,
мать-перемать?!". Сережа впервые за год работы получил большой разнос и
строжайшее указание в течении суток все закончить и лично отвезти в
прокуратуру.
Если кто не знает, как подшиваются уголовные дела;
- все листы складываются в плотную пачку,
- картонная обложка выгибается особенным образом (на сантиметр-два от
середины с обоих сторон),
- берется специальный станок, куда вкладываются листы и обложка,
- все это протыкается шилом и сшивается, и в процессе сшивания обложка
видна только с внутренней стороны.
Что же случилось? Правильно, Сережа, подписав обложки дел заранее,
перепутал листы, и вложил дело, допустим Иванова в обложку Петрова, а
дело Петрова в обложку Иванова. Так как все это делалось впопыхах, то и
начальник отдела с начальником дознания подмахнули все не глядя, после
чего усталый, но счастливый Сережа отвез дела в прокурартуру.
Казус вскрылся через несколько дней, когда начальнику дознания позвонил
помпрокурора по надзору и вызвал его вместе с Сережей к себе.
Как потом рассказывал Сережа, помпрокурора произнесла горячую речь о
недопустимости таких поступков, ибо речь идет о человеческих судьбах, и
в своем присутствии лично заставила Сережу перешить дела. После чего
ласково пожурила и получив Сережино заверение, что он "больше не будет",
отпустила с миром.
Начдознания пробыл в кабинете гораздо дольше. Что ему наговорила
помпрокурора (ибо вина Сережа была лишь в невнимательности) за
халатность и недобросовестное исполнения служебных
обязонностей (подмахнул не глядя) неизвестно. Но по возвращении в отдел
(а как выяснилось, начальнику отдела помпрокурора тоже высказала свою
фи) Сережа получил хорошую баню, после чего ему влепили строгий выговор
и сослали в одно из отдаленных поселковых отделений.
А вот по сути, чем он был виноват? Ну, перепутал обложки... Если бы
ошибку заметил начдознания или даже начотдела - перешить их минутное
дело! Безо всяких последствий...
Вывод; никогда не надейся, что твою ошибку исправит начальство, ибо оно
может оказаться еще дурней тебя.
Праздник и его канун. Быль.
Услышав этот рассказ, я не мог его не записать. Настолько
лубочно-классическим он был, почти по Зощенко, что так и просился в
качестве рекламы "вот так на Руси веселию быти..."
Название праздника, имена героев и прочие матерные выражения заменены,
как ни в чем ни повинные лингвистические объекты.
Накануне. Разминка.
День накануне Вовка решил посвятить тому, чтобы сходить налево от своей
"официальной девушки". Пассию на день звали Ирина, собственно, это было
их первая встреча. Итак, сначала Иринка заехала к Вовке, где они мило
пообщались. Затем она же предложила поехать к ее родителям. Время
позволяло, и они поехали.
Надо сказать, что Ирина жила в большом частном доме на склоне Алтынной
горы, на самой окраине Саратова. Когда приехали, все родственники
девушки уже дружно разминались перед Праздником. Вовка познакомился с
родителями Ирины, они остограмились – раз несколько: за знакомство, за
праздник, за хорошего человека Вову, за дедушку – главу семьи, за мир во
всем мире и так далее. В перерывах Вова с Ириной опять мило общались,
попутно Вова вникал во все тонкости жизни Ирининой семьи.
Главная тонкость состояла в том, что хозяином дома, где жила Ирина с
многочисленными родственниками, был Дед, человек во всех смыслах
положительный, ветеран и прочее – но пьющий. В смысле, сильно пьющий.
Впрочем, несмотря на дедовские 80 лет и регулярно прибегающую белочку,
дед выглядел на редкость бодро, крепко, без всякого преувеличения, как
богатырь на заслуженном отдыхе. Так вот, этот Дед означенную белочку
видел регулярно – как кино. По сему поводу многочисленные родственники
Деда, жившие у него на квартире, столь же регулярно вызывали скорую, та
увозила его в психушку (благо, рядом!), через некоторое время дед
возвращался, и снова продолжал радовать себя собственного изготовления
самогоном. А родственники начинали играть в увлекательную спортивную
игру "Поймай дедушку, пока он не закопал колодец и не срыл туалет".
Правда, в тот день Вовка не увидел знаменитого прихода белой горячки,
наоборот, он вполне мило беседовал с дедушкой, который жаловался на то,
что "все эти балбесы сидят у меня на шее, и что я их всех выгоню, и
только ты молодец, живи здесь".
Словом, слушать про жизнь этой семьи было настолько увлекательно, что
количество выпитого не поддалось контролю, и Вова вырубился, оставшись
спать в гостях. Вырубился и его мобильник, обиженный неподключением к
питанию, так что девушка Оля (та самая, "главная" подруга Вовы), не
смогла дозвониться до молодого человека в этот вечер.

Праздник. Владимир
К полудню праздничного дня Вовка пришел в себя. Сначала он был полон
желания не пить, и немедленно отправиться к Оле, где, как он надеялся,
его будет ждать подарок и праздничное угощение.
К его несчастью, все прочие обитатели этого дома проснулись раньше,
успели опохмелиться, и вообще были значительно свежей Владимира. Поэтому
им не составило большого труда убедить Вовку немного задержаться и
попраздновать вместе с ними. Тем более они били по его человечности
железным аргументом: Дед, как это часто бывало по пьяни, снова начал
довольно серьезно угрожать выгнать всех из дома – и, мол, только
присутствие гостя его останавливает.
Вовка задержался. Через некоторое, довольно продолжительное время,
после многочисленных тостов, родственники решили, что у Деда вот-вот
случится очередное свидание с белочкой. И вызвали скорую.
Когда санитары скорой вошли в дом (дверь была нараспашку), они долго не
могли понять, кого им брать: по всему дому ползали в лабуду пьяные люди.
Потом кто-то все-таки к ним выполз, и попытался объяснить, что мол,
забирайте Деда, у него началась белая горячка. Дед гордо восседал за
праздничным столом (наиболее трезвый из всех присутствующих) и возвещал,
что всех на фиг, ибо не фиг. Санитары сунулись к Деду, попытались его
забрать, но Дед искренне был против – он не понимал, почему его хотят
забрать, и о какой-такой белой горячке речь?
Вовка, наблюдавший эту сцену из коридора, буйно веселился, глядя на то,
как пытаются забрать деда в психушку, в этот раз совершенно понапрасну.
Санитары же, проделав с Дедом ряд положенных тестов, установили, что,
действительно, пока "все в порядке". Списав на пьяных обитателей то, что
им неправильно указали жертву белочки, люди в белых халатах обратили
внимание на Вовку, который как раз катался в дикой истерике.
Продолжавшего умирать от смеха Вову укатали в смирительную рубашку и
погрузили в скорую.
К счастью, в машине несчастный несколько протрезвел, да и врач приемной
знал уже очень хорошо Деда (которого должны были привезти вместо Вовки).
Так что поездка в Желтый дом для Вовки оказалась короткой – в праздник
Вовку "помиловали", и на ближайшем автобусе Вовка вернулся к Ирине. Там
народ радостно встретил его возвращение ("а где это ты пропадал?), и еще
пару часов после этого продолжалось для Вовки отмечание праздника.

Праздник. Ольга.
С Ольгой все было гораздо прозаичней. Не дождавшись милого к
праздничному обеду, она затосковала. Мобильный Владимира не отвечал,
дома у него никто к телефону не подходил. А тут как раз случился звонок
ее старинного школьного знакомого Михаила, который пригласил ее в баню.
А что, баня в праздник вещь хорошая – заодно и помылась. Случилось так,
что Михаилу надо было куда-то положить часы, и он положил их Ольге в
сумочку. Естественно, про это было забыто. Также естественно, что Ольга,
придя домой и обнаружив в сумочке мужские часы, решила подарить их
своему дорогому другу, на праздник. Часы она положила на видно место, а
сама отправилась к нему домой, через весь город, забрать какую-то часть
музыкального центра, которой как раз не хватало в ее доме.
Праздник. Владимир.
Наконец-то Вовка вспомнил, что пора ехать к Ольге. Все равно Ирина уже
спала, и разбудить ее не было никакой возможности. А на дворе, к слову,
была уже глубокая ночь.
Как Вова доехал до Ольгиного дома, ни в кино снять, ни в романе описать.
Помнит только, что на светофорах всегда жал на газ. На желтый свет - с
надеждой успеть, на красный – потому что мог жать только на педаль газа.
Ни на что иное он просто попасть не мог: на педали газа нога уже лежала
а вот вторая нога где-то бесчувственно пропадала.
Как он въезжал на стоянку и как от него шарахнулся сторож, он и вовсе не
помнил. Зато прекрасно помнил, как он зашел в квартиру, прошел в комнату
к Ольге, по пути шестым чувством определив, что той нет дома. На столе,
на самой его середине красовались часы. Мужские, чужие.
Собственно, что он кричал после этого, Вовка не помнил, хотя соседи
говорят, что было страшно. Сначала он колотил часами о мебель, крича
"Чьи эти часы!? Наташка – билядь такая", и "где этот яйцехлоп, который
оставил эти часы", и что "этого яйцехлопа я сейчас прияйцехлопну".
Затем, выпустив пар, Владимир отправился домой. Снова на машине. И снова
ему повезло – он целый и невредимый доехал до дома, что характерно,
через весь город.
Дома мать ему сообщила, что приходила Ольга и забрала что-то. Устроив по
этому поводу скандал, он побежал в милицию писать заявление о краже
детали от музыкального центра. Где его, конечно, попинали и затолкали в
обезьянник – поскольку ничего членораздельного, кроме "я вас щас всех
прияйцехлопну" Вовка сказать не мог.
После праздника.
На следующий день после праздника Ольга дозвонилась до матери Вовки. Та
рассказала ей, что тот вроде бы собирался бежать в милицию, и что он
всячески на Ольгу ругался. Действительно, предприняв ряд звонков,
местонахождение Володи очень быстро установилось – благо в "нужном"
отделении как раз работал ее друг. Вовка был освобожден ( с некоторыми
минусами для бюджета Ольги), и доставлен домой. Произошла трогательная
сцена примирения. Ольга рассказала, что собиралась подарить Вове часы на
Праздник, а тот рассказал, что его по ошибке упекли в психушку. И то и
другое, что удивительно, правда. И зажили они снова дружно и счастливо.

Ленгвар
Гениальную рекламу увидел. Чего, не скажу, мне за пиар не платят.
Итак, То-то там - это не разврат, это удовольствие.
А что, одно уже другому мешает?

Вчера<< 30 апреля >>Завтра
Лучшая история за 14.11:
Есть такое интернет-сообщество "онкобудни". Его участницы - женщины, которые перенесли рак или борются с ним прямо сейчас. Они там как могут помогают друг другу, обмениваются опытом, контактами врачей, диетами, просто словами поддержки, короче - живут. Кто год после диагноза, кто три-пять, а кто и десять-пятнадцать. Они не считают, что если не удалось вылечить рак навсегда, то всё было зря и сопротивление бесполезно. Если удалось продлить жизнь хотя бы на год, то это целый год. 12 месяцев, 52 недели, 365 дней, 8760 часов. Рассказывает киевлянка Людмила Пухляк, основатель сообщества.

Я, кажется, не рассказывала эту историю. Рита была боец, каких мало. Она перепробовала кажется все, что было в арсенале докторов, и побывала везде. Ее рак читать дальше
Рейтинг@Mail.ru