Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
25 марта 2011

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Администрация города объявила конкурс на лучший слоган Екатеринбурга
(правда). Пока больше всех голосов набрал вариант "Екатеринбург: мы
знаем что делать с царями!"
... На одной из застав приходит начальник "подшофе" ночью к дежурному по
заставе и собирается провести учебную тревогу... Натягивает поперёк
коридора проволоку на уровне колен, а сам во дворе заставы напротив
открытой двери устанавливает пулемёт Калашникова станковый, заряженный
холостыми... Командир садится за пулемёт, и дежурному -
Поднимай.."Застава к бою!!"..(эта команда подаётся при непосредственном
нападении на заставу..) Тот орёт.. личный состав ломится из спального в
оружейку, начальник палит длинными очередями... передние валятся об
проволоку, задние видя эту картину выносят все окна... Я эту байку
рассказал одному штатному ( после погранучилища)сегодняшнему офицеру, он
говорит что это известная байка имела место быть во время оно на
западной границе СССР...
Не моё, нашёл на просторах сети. Названо байкой, но, может, так оно и
было на самом деле.

Однажды на акад. Александрова поступил донос - мол, имеет в квартире
самогонный аппарат.
Тоталитарная милиция отреагировала - участковый вежливо позвонил в
дверь, поздоровался и сказал:
- Анатолий Петрович, тут сигнал был... я все понимаю, но обязан
проверить. Говорят, что вот у вас самогонный аппарат есть...
- Есть! Пройдемте, я покажу - он в ванной...
Милиционер подобрал челюсть и пошел обозревать встроенный в навесной
шкаф в ванной миниатюрный самогонный аппарат. Обретя дар речи, спросил:
- Анатолий Петрович... ну, скажите - ну, зачем? Неужели вам зарплаты на
хорошую водку не хватает?
- Хватает. Вот ее-то, хорошую - я тут еще разок перегоняю и заново
развожу. Чтобы чище была.
А когда милицанер уходил, Александров добавил:
- Делали этот аппарат у нас в лаборатории, а проектировал его Сережа
Капица.
Знаете, есть такая постройка - "сортир деревенского типа"? Ну если кто
не знает, это такое сооружение их досок, предназначенное для
индивидуального посещения и располагающееся над ямой с отходами
жизнедеятельности человеческого организма.
Сегодня утром едем с женой на работу. Навстречу "девятка" с прицепом,
перевозит подобное сооружение, наверное от места сборки к месту
установки. И такое оно страшненькое, сбитое из досок-горбылей...
Я улыбнулся и мысленно сказал "Сортир везут".
А вот жена сказала вслух "Пост ГАИ повезли...".
4
Сижу, кормлю младшего сынишку-грудничка. Старшая дочка, ей нет еще трех
лет, тут же рядом. Гладит братишку по головке, а потом на затылке
дергает его за волосики, так незаметно, чтобы я не видела. Я ей: "Даша!
Что ты делаешь! Ему же больно!". Она: "А он подрастет и меня тоже за
волосы дергать будет!".
... Занятие студентов педиатрического факультета. Женщина-профессор
демонстрирует, как надо осматривать ребенка (лет 4 - 5) в отделении и
задает ему вопрос:
– Зайка, как ты какаешь: кашкой или колбаской?
(Привожу ответ дословно):
– Ты че, дура?! Говном!
Узнал, как теперь называется Университет, где работаю. Запомнить - не
смог. Попробуйте сами: "Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский
государственный университет""...
Даже принцы страдают от камикадзе-маршруточников.
В машину из кортежа принца Рахима Ага Хана врезалась «маршрутка»
«Сводка» - Одна из автомашин из кортежа принца Рахима Ага Хана попала в
автоварию в Бишкеке.
Как сообщают очевидцы, ДТП произошло около отеля «Хаятт» 23 марта 2011
года во второй половине дня. С машиной из кортежа столкнулся маршрутный
бус.
Майями. Заядлый рыбак и по совместительству оператор установки
нефтегазового бурения дядя Миша впервые оказался за пределами
Ханты-Мансийского автономного округа с визитом в США.
Языковой барьер для дяди Миши был непреодолимой преградой, сродни
великой китайской стене.
Но страсть и тоска по рыбалке неуемным желанием сверлила мозг и не
давала покоя.
В итоге по внешним атрибутам был найден магазинчик - все для рыбалки, с
колоритным негром в качестве продавца.
..... Шла тридцатая минута объяснения, что же нужно доблестному дяде
Мише, для того чтобы выловить всю рыбу Америки.. Негр улыбался, разводил
руками пытаясь постичь или уловить знакомые американские нотки в Великом
и Могучем...
Тщенно..
Поскольку знания чуждого языка были исчерпаны в самом начале, когда было
произнесено слово Фиш, дядя Миша махнул рукой и с чувством вымолвил -
Знаешь что!??? Да пошел ты на хуй!!!!!
Развернулся и двинулся к выходу..
П. С. На выходе его остановил добрый смеющийся человек и на русском
поблагодарил за происходящее. По его словам вмешиваться в диалог он
побоялся, дабы не лишить себя удовольствия межэтнического общения...
В итоге все необхоимые причиндалы были куплены.. Злосчастный опарыш
из-за которого и развернулась вся мизансцена так и остался за гранью
понимания улыбающегося негра.
Увы... как констатировал дядя Миша итог состоявшейся рыбалки - В этой
ебучей Америке нет ни рыбы ни опарышей...
Как мне довелось побывать негром.

Забайкалье, гарнизон одной из в/ч.

Заступили мы как-то вдвоём с напарником в караул по стоянке АТО
(авиационно-технический отряд) эскадрильи.
Дело было зимой, а забайкальские зимы отличаются суровостью и низкими
температурами. К тому времени в караулы у нас ходило не по 4 человека, а
всего лишь по два, благодаря ново-установленной системе охраны «Пион»
(по-моему, так она обзывалась). Суть её в том, что имея 2 столба (на
одном приёмик, на другом передатчик, направленные друг на друга), можно
отследить, что этот участок между столбами кто-то пересёк, когда сигнал
прервётся, т. е. чьё-то тело на мгновение заслонит сигнал с передатчика
и приёмник в это время ничего не будет принимать, подав нам звуковой
сигнал в караульном помещении и высветив номер сработавшего участка
(таких участков было вокруг стоянки штук 10).
А отапливался весь домик АТО от своей собственной котельной, простой до
безобразия: на крыше домика стоял подвесной топливный бак на 2 тонны
керосина, откуда он, керосин то бишь, самотёком по резиновому шлангу
перетекал в форсунку печки, находящейся в подвале того же домика.
Температуру регулировали вентелем на форсунке, поэтому периодически
(хотя бы раз в час) необходимо было проверять состояние горения, не
перетекает ли керосин, и т. д.
Была уже ночь, что-то около 2-ух, когда я разбудил напарника, оставив
его у ТВ, а сам прилёг на топчанчик для законного отдыха.
Проснулся от бешенной тряски меня, любимого, напарником с большими
круглыми глазами и криком «вставай, пожар, горим!». Открываем дверь из
караулки – из коридора клубы чёрного дыма и нихрена не видно. Хватаем по
баллону-огнетушителю - и ощупью в подвальчик к котлу. Вслепую на
последнем дыхании опорожняем наши огнетушители в сторону оного (к слову
сказать, огнетушители были хорошие – немецкие порошковые, благодаря им,
наверное, всё достаточно удачно и окончилось), и выскакиваем опять же
наощупь с двери чёрного хода (одна задвижка типа засов изнутри). И
ДЫШИМ. Долго ДЫШИМ…
Потом – звонок дежурному по полку с докладом о случившемся, приезд
командира части (примчался буквально в течении 10 минут). Пистоны нам,
конечно вставили потом, куда надо, но первыми словами командира были:
«мужики, спасибо вам, что живы остались!» - и рукопожатие.
Кстати, это всё была преамбула.
Теперь сама амбула, так сказать.
Идём мы с Юркой после всех разборок с части в городок, охуеваем всё ещё
после случившегося и не осознаём пока, как нам крупно повезло, а
навстречу – капитан Диденко с нашей эскадрильи, по-простому – Дид.
Фигура очень колоритная тем, что раза три он кодировался, и все разы
очень быстро подбирал ключ раскодировки. Ну вот любил он «это дело»,
бескорыстно и отчаянно.
И идём мы так вот, еле передвигая уставшие ножки после всех приключений,
поравнялись с ним, и говорим: «здорово, Дид!» и руки тянем для
рукопожатия. А он, значит, присел слегка, челюсть у него отпала, смотрит
как-то бешено на нас, и – бочком, бочком, плавно переходя на бег. Мы в
непонятках, переглянулись, рукой махнули – и дальше себе пошли.
На следующий день перед построением проржались после рассказа Дида: «иду
это я, значит, на построение, с будунища, всего мутит, через переезд
перехожу по мостику – а мне навстречу два негра! Зимой! В Забайкалье!!!
Рожи чёрные и в нашей форме. И всё бы ничего, но они ведь со мной
поздоровались!!! Откуда, спрашивается, они меня знают? И кто их вообще в
часть пустил?! Я думал, белка стеганула, завязывать пора…»
В вдогонку про Дида из предыдущей истории.
После пожара всей эскадрильей ремонтировали домик АТО. Приходилось и
после работы оставаться. Стимулом было раздача люлей и выделение нам
авиационного спирта командиром АТО.
И последний стимул очень прельщал Дида, посему он оставался для ремонта
всегда. Типа для ремонта, он в основном у накрытого стола суетился.
И вот, как-то основательно поднабравшись, но без перебора, возвращаемся
с аэродрома после очередного дня ремонта, а Дид с нами – вообще никакой,
т. е. его буквально нужно было если не нести на себе – то уж вести под
белы рученьки – точно. И понятное дело, никто из нас не хотел
встречаться с его супругой (бой-баба, трое детей, косая сажень, Дид в её
руках превращался в послушного цыпленка).
А т. к я жил ближе всех к его ДОСу (дом офицерского состава), то,
понятное дело, на меня эту почётную обязанность и возложили.
Ну, пока я шёл и прикидывал в уме, как будет протекать эта встреча, Дид
меня всячески подбадривал («да она у меня вот где» - и крепко сжатый
кулак), заманивал на огонёк («да я по столу кулаком – она нам тут же и
спиртику организует, и закусь!» - это про супругу), и всяческим образом
увещевал в своём семейном авторитете и послушании жены.
Благо – жил он с семьёй на 1-ом этаже, высоко поднимать его не надо
было. Звоним в дверь, она мгновенно открывается. На пороге стоит его
жена с половой тряпкой, в прихожей – ведро с водой: всё понятно,
происходит уборка. При виде нас лицо приобретает агрессивное выражение,
руки упираются в боки, а половая тряпка с мерзким свистом и последующим
чмоканьем впечатывается в лицо Дида. Всё это без единого слова. Я
успеваю присесть, снаряд сверху просвистел. Медленно разгибаюсь из
положения сидя и вижу как Дид бочком-бочком пытается направиться в
сторону подъездной двери со словами «не, мы тут не останемся, пойдём
лучше отсюда», но его супруга с придыханием («куда, сукин кот!») ловко
ловит его за шиворот могучей рукой и просто зашвыривает в квартиру,
дверь захлопывается.
Я с явным облегчением утираю пот, но вот снова напрягаюсь – дверь вновь
распахнулась, и на меня внимательно смотри его жена. Очень внимательно,
секунд 20. Мне не по себе. Она говорит «спасибо» и дверь захлопывается.
ОДНОКЛАССНИКИ
Есть у меня знакомая бабушка Люда.
Когда-то в Москве случилась авария - пропало электричество на целый
день.
Я ехал с работы и вглядывался в караван людей, идущих пешком по
солнцепеку. Мобильники погасли, метро и остальной общественный транспорт
умерли, людям пришлось идти по двадцать километров домой. Бомбилы
взвинтили цены до тысячи долларов! Естественно я выбрал из толпы двух
красавиц, которым было тяжелее всех: женщину на девятом месяце и бабушку
Люду. С трудом убедил их что бесплатно и повез, оказалось что мы соседи.
С тех пор мы всегда здороваемся и улыбаемся друг другу.
На днях Бабушка Люда гуляла со своим Мальчиком. Песик хоть и жутко
породистый, но вязанное пальтишко с рюшами и имя «Мальчик» его простят,
даже выражение лица у него беспородное, хотя он «стаффорд» привезенный
из Америки.
Мы с бабушкой постояли у подъезда, и я услышал милую историю о ее
героическом сыночке.
Сынок бабушки Люды, служит в армии и занимает такой серьезный пост, что
я даже имя его изменю, назову его Васей. А вот звания скрывать не стану,
чтоб вы поняли масштаб происходящего... Сынок Васятка – генерал-
полковник. Я видел его всего однажды, когда он подвозил маму домой.
Как-то раз бравый генерал Василий, среди своей многочисленной почты
нашел трогательную открытку с тюльпанами, на которой ядовитым цветом
было написано: «Дорогой одноклассник, приглашаем Вас на торжественную
встречу по случаю тридцатидевятилетия окончания нашей школы».
Среди рутины неотложных государственных дел, эта открытка была как лучик
света из его далекого шалопайского детства. Но почему
«тридцатидевятилетия»? Могли бы годик и подождать... хотя может это и к
лучшему, жизнь-то проходит. Вася решил лететь во что бы то не стало,
даже в загран командировку не поехал, послал вместо себя заместителя.
Выделил себе сутки, прикупил ящик дорогущего коньяку, сел в самолет и
полетел в малюсенькую деревню за тысячи километров от Москвы. На
аэродроме Васю встретил сам командующий округом, загрузились в машину, и
помчались с мигалками пугая гусей.
В машине наш выпускник очень волновался, все-таки столько лет тут не
бывал, с тех пор как умер отец, маму отсюда забрал к себе в гарнизон,
вот и не приезжал после училища больше ни разу.
Как же его встретят пацаны и девчонки? Да узнает ли он их?
Подъехали к школе, Боже, какая она все-таки оказывается маленькая. В
окнах спортзала разноцветные огни и музыка.
Вася зашел в зал, кокетливо пряча голову за ящиком коньяка.
- А вот и я!!!
Тут только все увидели его и началось какое-то броуновское движение.
Одноклассники стали бегать, толкаться и послышались странные реплики:
«Куда ты лезешь!!?» «Давай потом, сначала он должен выпить!» «Я
полюбому первый!» «Э! Какой ты первый!!!? Я это все организовал и
оплатил!» «Да выключите на хер кто-нибудь музыку!!!»
Женщина забегала вокруг больших гремящих колонок и не долго думая,
вырубила музыку выдергиванием тройника из розетки.
Маленький школьный спортзал, наполненный суетливыми людьми, погрузился в
неприличную тишину.
Включили полный свет и Вася увидел у многих одноклассников в дрожащих
руках - кипы документов и справок...
Вперед выступила седая женина: Уважаемый Василий Андреевич...
Вася:
- Вы что, одурели все здесь!!!? Какой я вам Василий Андреевич!!!? Я там,
за окнами школы Василий Андреевич, а для тебя Смирнова, я Вася... И что
тут за столпотворение? Я прилетел на полдня чтобы с вами выпить и всех
расцеловать, а тут какая-то очередь ко мне как в мавзолей.
Женщина упала перед Васей на колени и запричитала:
- Мой внук не поступил в этом году в институт, а его хотят забрать, нам
бы хоть годик отсрочки, вот все медицинские справки, возьмите
пожалуйста...
Женщину оттеснил очередной «страждущий»:
- Василий Андреевич, помогите, умоляю! Вам только позвонить и все. Сын у
меня застрял в капитанах, командир полка на него зуб имеет, зажимает ему
майора. Христом Богом прошу...
Кто-то просил сократить сыну срок в дисбате, кто-то пристроить в военную
академию. Генерал молча слушал, а количество папок и справок в руках все
росло.
Вася чувствовал себя не членом школьного братства на встрече
одноклассников, а медсестрой принимающей анализы...
Он незаметно вытащил из своего ящика бутылку, вежливо попрощался со
всеми, извинился за то, что не смог принять всю очередь, вышел во двор и
сел в машину (еле дверцу закрыл - очередь лютовала). По дороге на
аэродром, вылил в себя бутылку, хоть и не большой любитель...

По возвращении в Москву, бабушка Люда утешала чуть не плачущего сыночка,
приговаривая:
- Сынок, никогда не нужно возвращаться туда, где ты был счастлив...
Зазря только детство свое схоронил...
Из переписки давно знакомых мужчины (М) и женщины (Ж).

М: ... А Москва наседает, просит, чтобы я хотя бы в Москве эту штуковину
внедрил для начала...
Ж: Все, Дормидонт Дормидонтыч, теперь начнете в Москву ездить, а потом,
глядишь, и останетесь там.
Может, мне вам на вумане одинокую москвичку подыскать??? ;) С
выдающимися данными? ;)
М: Да, интересно было бы посмотреть, как бы ты мне подыскивала
"москвичку":

"Девочки, у меня мужик знакомый в Москву перебирается, могу
порекомендовать. Вкус у него довольно странный, нужна большая задница
(не меньше 100см) при тонкой талии, грудь желательно тоже поприличнее.
На короткое время можно даже придурковатую.
Т. е. должно быть верным отношение
(объем задницы)*интеллект >= Const
(если объем в см, а интеллект в IQ, то Const~10000), к примеру 100*100,
120*83 и т. д. , то есть, если у вас задница 200 см, то достаточно
только тупо улыбаться и молчать (IQ=50)- ему уже все равно, он уже
счастлив будет, но только на пару месяцев, а дальше ему все-таки IQ
нужен. Здоровья у него не сильно много, из постели придется иногда и
вылазить, а тогда ему и поговорить хочется.
Как мужик так себе, довольно занудливый (что поделать, старенький уже),
но довольно ласковый и, главное, девочки, перегаром никогда не пахнет!
Да и поприкалываться можно, с чувством юмора. При случае поможет по
хозяйству, руками умеет многое ;), однако сильно много на него не
нагрузишь (староват), но по электрике там или по сложной технике всяко
поможет. Практичен в хозяйстве, ест вааще мало и без претензий: кашку
ему там с утра, на обеде сам пожрет, а вечером он худеет (тоже, кстати,
тема для общения, но учтите - он вас начнет наоборот пытаться
откармливать, чтобы ваш IQ терпеть). В остальное время будет тихо лежать
в уголке с книжкой или у компа сидеть, иногда нужно отпускать на рыбалку
- это святое, если друзей в Москве найдет.
Иногда будет поскуливать - проситься попить пивка и в баньку. Да,
живность любит, так что ваших Барсиков и Мосечек будет любить и, если
нужно, даже собачку с удовольствием выгуляет. Так что, девочки с
большими задницами, пишите, с удовольствием передам в хорошие руки, а то
нарвется на стерву какую-нибудь, и мне его жалко будет - все-таки давно
его знаю."
Приятель прошлой зимой полетел на оздоровительный курорт на острове
Саньё. Лечить ему там было нечего, привлекли спа-процедуры и пляжи.
По дороге в аэропорт он сообразил, что контейнер с раствором для
хранения контактных линз у него отберут по новым правилам ещё при
посадке. Он заехал по дороге в аптеку, но маленького флакона там не
оказалось. Зато отыскалась стерильная завинчивающаяся прозрачная баночка
для анализов мочи. Туда он и перелил всё, что вместилось. Большой флакон
действительно отобрали, хоть он и тряс им в воздухе, доказывая, что
флакон полупустой. Зато баночку с непонятной мутной жидкостью пропустили
легко. На следующий день парня подвела услужливость персонала по уборке
помещений – вернувшись с пляжа, на плите умывальника вместо своего
раствора он обнаружил записку врача, призывающего прямо посмотреть в
глаза даже самой страшной опасности и не бояться сдать на анализ
настоящую пробу…
На каждого сотрудника в нашей организации заводится личное дело, в
котором хранятся всякие копии паспорта, дипломов, домашний адрес и т.п.;
храниться эта бедотень должна предприятием чуть ли не вечно. На днях
кадровая служба решила привести документацию к соответствию с законом об
обработке персональных данных. С уже уволенными сотрудниками вариантов
два - получить согласие на хранение персональных данных, или же на их
уничтожение.
Если бывший работник пишет заявление, что просит в связи прекращением
трудовых отношений уничтожить свои персональные данные, вторым пунктом в
данном заявлении он обязательно должен дать разрешение на хранение
данного заявления - ведь в нём написано его ФИО, т. е. персональные
данные!!! А нам это заявление нужно хранить чтобы оправдаться если что
за уничтожение кадровых документов.
И более того! Если гражданин пишет заявление, например в налоговую - а
там само собой не обойтись от указания ОТ КОГО это заявление - и не дает
в заявлении разрешения на обработку персональных данных, налоговая
должна письмо или уничтожить (потому что ХРАНИТЬ персональные данные, и
соответственно письмо без разрешения она не имеет право), или отправить
обратно.
Да, от Москвы до британских морей красная армия всех сильней. Но вот что
любую армию губит, так это бардак и в действиях несогласованность. Когда
левая рука не знает, что творит правая - и они друг дружке
противодействуют со страшной силой. Тут даже и в мирное время до беды
недалеко.

Предыстория.

Не слишком давно дело было, лет ...адцать тому. СССР уже отменили, но
шестую часть земли с названьем кратким Русь населяли ещё вполне
советские люди, с достаточно советскими мозгами и понятиями. И чем
дальше от Москвы - тем более советскими.
Отправили меня с группой бойцов в, скажем так, командировку. В бывшую
братскую советскую республику, а ныне суверенное, но очень дружественное
и полностью союзное государство. Оно, кстати, и по сей день
дружественное, братское, насквозь союзное, сувенирное и т. д.
Задачи командировки абсолютно не боевые, скорее
информационно-наблюдательские. И наша группа - соответствующая. При себе
вообще никакого снаряжения. И большей частью салаги, у которых
мастерство в работе с документами и компьютерами больше таланта стрелять
и драться. Специально таких выбирали.
Прибыли мы на секретную военную базу. Естественно, никаких секретов там
давно уже не было. Эта база вообще после развала Союза была никому не
нужна. Просто ещё недорасформировали, технику недоломали и казармы не
успели передать в ведение города. Но, как и положено, заборы, запоры,
дозоры, охрана. Наверно, там из подразделений по-настоящему одна только
охрана и оставалась. Да и те в основном нужны были только посторожить
остатки казённого имущества, как бы чего не спёрли. В советской армии с
этим строго, даже если всё давным-давно спёрли - положено охранять. Вот
и охраняли со всем рвением и усердием. Все силы туда прилагали,
поскольку больше их прилагать было просто некуда. Короче, враг не
пройдёт, ворота на замке, за забором части - как за каменной стеной :-)
Вот, значит, и получилось несколько пустых казарм за тройным кольцом
бдительной охраны. В одной из казарм нам и отдали весь этаж. Помещение
на роту расчитано, в нём мы вшестером (офицер наш ночует отдельно).
Этажом ниже в таких же хоромах - ещё человек восемь местных солдатиков.
Этажом выше - пусто. Ещё выше - вроде чердак. В случае войны там тоже
рота солдат поместится, но сейчас даже голуби не гнездятся.
Живём мы так добрый месяц, к нам давно привыкли и за своих считают.
Вокруг тишь-благодать и образцовый армейский порядок.
Военная база несёт нелёгкую службу, штаб, плац, разводы, колючая
проволока, прожектора, часовые, военная тайна, устав.
Хотя по сути - армия расслабляется, радуясь мирному небу.
Мы полностью соответствуем обстановке. Ходим строем и по команде, всё
такое, дважды в сутки наш дневальный из казармы по внутреннему телефону
сдаёт рапорт командиру, а тот - Дежурному по базе.
На деле - мы наслаждаемся необременительной службой вдали от пуль над
головой.

Теперь сама история.

То ли у суверенных союзников выборы какие намечались, то ли референдум,
то ли ещё чего в этом духе - только решили они свою армию напрячь. Что и
выполнили со всем возможным усердием. Мобилизацию, конечно, не объявили.
И оружейки настежь не открыли. Но в окружающем нас царстве устава и
службы возник момент "газет не читать, разговоров не вести,
подозрительных лиц передавать в контрразведку". Все суетятся, никто ни
черта не знает и не понимает. Посмотришь - словно война начинается. И
всё это нас тоже некоторым образом касается.

Однажды, в начале третьего ночи, шум какой-то у входа в наше помещение.
Ничего особенного, вроде как в дверь стучат. Поднимаюсь, одеваюсь не
спеша. Потому что в дежурке напротив входа дневальный наш. Ночные гости
- его забота. Но, мало ли что, всё-таки я здесь и сейчас старший по
званию.
И тут во тьме ночной рёв: "Рота, подъём!"
Причём голос не нашего дневального. А потом топот бегущих слонов от
входа в нашу строну. Что-то непонятное творится.
"Рота" (четверо салажат) делает подъём и даже слегка одеться успевает.
Тут с опозданием зажигается свет и мы наблюдаем десяток автоматчиков,
уже рассыпающихся в цепь вокруг нас (по казарме, представляете!) И со
стороны дежурки (там же и тумбочка дневального) прилетает новая команда:
"Рота, по любой форме одежды строиться!" - снова голос не нашего
дневального.
Слегка обалдевший личный состав, поглядывая на меня, топает к стенке.
Автоматчики, чётко выдерживая дистанцию, занимают позицию расстрельной
команды - напротив. Полное впечатление, что сейчас мы построимся и от
тумбочки дневального будет команда: "Огонь!"
Видно, у союзников таки началась война. И они первым делом решили нас
всех тут и шлёпнуть. А может это уже те враги, которые наших союзников
оккупировали. Ведь явно же армейское подразделение, кто ж ещё. Не банда
же это какая-нибудь к нам в дверь вломилась. Одеты все однотипно, да и
не прошла бы банда без шума периметр военной базы. Но что за форма на
автоматчиках - не поймёшь. Не армейская, не милицейская, не комбинезон.
Просто кожанная одежда, куртка-штаны-ботинки, без головных уборов.
Сплошная чёрная кожа, без меток и знаков различия. Автоматы Калашникова,
укороченные, тоже мало ли кто использует. Русский язык - знают.
Голова посреди ночи ясная, соображаешь мгновенно. Дневального нашего не
видно и не слышно - значит и нет его уже. Умер во сне. Жаль парня! А
нам, если уж конец пришёл - так хоть бы пропадать незадаром. Только
трудно это будет. И застали нас врасплох, и солдатики мои - хоть
непростой подготовки, а всё едино - галчата. На мгновенные слаженные
действия группы надежды мало. Пусть хотя бы сумеют уцелеть в заварухе,
не попасть под шальные пули. Это тоже непросто, казарма, стены, теснота,
рикошеты. Эх, всё самому делать надо, я один, а их десять. И ещё страшно
обидно было, что так глупо попался.
Но тут, как говорится, жизнь начинает налаживаться. Во-первых, за
автоматчиками топают трое, их начальники-командиры. Та же кожанка без
знаков и погонов, но не куртки, а плащи (в кино про Штирлица такие).
Оружия в руках нет. И, главное, лезут вперёд, как и положено советским
политрукам. При этом закрывая нас от собственных автоматчиков :-)
Во-вторых, при начальниках ещё один с автоматом. Ну так поперёд своих и
прёт! Остальные не приближаются, соображают. А этот прямо вплотную к нам
лезет, стволом подтолкнуть, чтоб веселей к стеночке топали. Иди скорей
сюда, дорогой, неси поближе автомат!
Он, правда, не полный дебил: ремень автомата всё-таки на себя накинул,
да не на шею - а правую руку просунул. Чтоб, значит, случайно из рук не
вырвали. Но дурак всё равно большой. В двух шагах от меня даже бочком
повернулся. Молодец, адьютант, облегчил мне задачу, повернул ствол в
сторону своих! Сейчас мы тебе шаг навстречу, шейку ломаем, будешь у нас
живым (ну, почти) щитом. И снимать с тебя автомат мы не будем, нет, так
даже удобнее тобой прикрываться. А дальше всё как обычно, мы уж
постараемся, чтоб никто больше не умер. Аккуратно заставим всех
разоружиться и быстро выясним, чего им всем от нас надо.
Но тут в поле зрения появляются ещё трое. Два майора - наш командир и
сегодняшний дежурный по их базе - и наш дневальный, которого я уже в
живых не числил. И первое, что выдаёт наш майор: "Отставить!" Пришлось
отставить.
А потом мы наконец узнаём в чём было дело.
Двое побитых граждан поздно вечером заявили в милицию, что только что
ограбившие их негодяи улизнули через забор в/ч №... Милиция логично
заключила, что преступники могут быть солдатами этой самой в/ч. Чтобы
поймать их по горячим следам, отряд милиции надлежащим образом получил
доступ на территорию военного объекта. Имея целью обойти казарму за
казармой на предмет предъявления всего личного состава потерпевшим
гражданам для опознания. В этой облаве милиции содействовали военные
патрули базы. Дежурный по базе положенным порядком оповестил все
подразделения по телефону. И сопровождал милицию, как полагается. Наш
командир был в курсе. И сразу направился к нам, принять командование
личным составом в этой нештатной ситуации. Наш дневальный вовсе не дрых
и был предупреждён о приходе милиции. Пострадавшие немедленно появились
и засвидетельствовали нашу полную непричастность к их делу. И так далее.
Короче, все действовали чётко и правильно, без суеты и промедления,
твёрдо соблюдая дух закона и букву устава. Даже более того, милицейским
кто-то успел сказать про нас. Что-то вроде: "Вот в этой казарме
солдатики не совсем обычные, лучше к ним слишком близко не подходить и
руками не мацать." И большинство милиционеров поняли сказанное сразу и
правильно. И выполнили толково.

И среди всей этой правильности никто не сподобился вовремя сообщить о
происходящем мне. Как говорится: "Вот только вам, с вашими-то лычками,
мы ещё и не доложили".
"Ничего. На том стоим. На войне, оно бывает — попадает по своим," -
писал в 1944-м поэт Твардовский. Только тут ведь не война.
Представляете, какой бы там боевик мог приключиться посреди мирной
идиллии провинциального постсоветского городка? Дело ведь ещё в том, что
милиция - не армия. Они обучены по-другому. И настроены на другое. И
ситуацию оценивают иначе. Их операция хоть и была чётко организована - а
они были на взводе всё-таки. Преступников же ловили, и очень может быть
- вооружённых. Так я бы прекрасно вписался в их представление о
вооружённом преступнике. На мой расчёт их разоружить, мне б непременно
ответили из всех стволов. Со всеми вытекающими последствиями вплоть до
осложнения международных отношений.

Ну, хорошо то, что хорошо кончается. Естественно, сослуживцам я ни тогда
ни после ничего об этом не рассказывал. А то ведь совсем засмеяли бы.
Так и закончилось всё командой с тумбочки дневального: "Р-рота! Отбой!"
Рассказал Вадим Речкалов (Московский Комсомолец):

Когда моя жена была совсем маленькой девочкой, у них в квартире жила
собака. Дитка, эрдельтерьер. Родители Дитку очень любили, и моя будущая
жена, единственный ребенок в семье, страшно ревновала родителей к Дитке.
Ей казалось, что собаке внимания и любви уделяется больше. Мой будущий
тесть, это дело просек и однажды сказал своей маленькой дочке:

— Дочка, — сказал отец, — вот если ты, не дай бог, заболеешь и для
твоего лечения понадобится собачий жир, я не раздумывая зарежу Дитку и
добуду тебе этот целебный жир.

Дочка ужаснулась собачьей участи больше, чем своей гипотетической хвори,
но ревность как рукой сняло.
Напарник по работе рассказал.
Лет семь назад в троллейбусе вытащили у него бумажник из брюк. Был
слегка поддатым после получки. Когда домой пришёл, обнаружил, что нет
бумажника, а с ним и зарплаты. Злость на карманников та ещё была. И стал
он таскать в заднем кармане брюк и джинсов обложку для паспорта, ну,
такую твёрдую, вы знаете. Для отвлечения внимания. В той обложке -
листок тетрадный. А на нём написано всего два слова. Извините, слова
такие: "Сосите х.й!". Бумажник с тех пор не вытаскивали, а обложки -
три раза.
Летом я был в деревне с женой и годовалым сыном. В доме, где я жил,
случилось радостное событие, непривычное для нас, городских -- отелилась
корова.
Несколько дней нескладный маленький телёнок лежал где-то в глубине
стойла. Мама-корова опекала его и никого к нему не подпускала. Потом под
бдительным оком мамы телёнок стал неуверенно подходить к ограде и
смотреть на яркий и непривычный мир. А мы на телёнка. Издалека. Когда
мама видела посторонних, она оттесняла малыша вглубь загона и
загораживала собой. Берегла.
Потом мамаша стала отлучаться на поле -- подкрепиться. А через часок
снова домой. Бегом.
Прошла неделя, и я отправился с сыном на руках показывать телёнка.
Наивная мордашка новорожденного телёнка просовывалась через решётку и
обнюхивала всё вокруг.
- Ага, значит мамы рядом нет. -- подумал я. -- подойдём поближе.
И тут из глубины загона вскочила и рьяно кинулась к нам мама-корова.
Зафыркала и... увидела ребёнка у меня на руках.
Она как-то сразу резко остановилась, оглядела нас... и спокойно
отстранилась. Вроде как "а-а, дети, ну пусть поиграют".
Мы подошли и погладили телёнка. Ну, через перегородку, конечно, чтобы не
нервировать мамашу.

Эль
Лучшая история за 18.03:
Отношение власти к людям:
Звонят.
- Иванов Иван Иванович? Приезжайте с паспортом в Пенсионный фонд.
Приезжаю.
-Здравствуйте, а у нас справка из ЗАГСа о вашей смерти. Оказывается, старший оперуполномоченный, вместе с патологоанатомом, оформили какого-то бомжа по моим данным. Звоню оперуполномоченному.
-Вам надо, приезжайте поговорим.
Звоню начальнику ОП.
- Я еду на совещание, перезвоню.
До сих пор перезванивает.
Подаю в суд на ЗАГС.
Через месяц - неправильно указан соответчик.
Подаю еще раз.
Через месяц - заявление должно быть оформлено не в особом, а простом порядке.
Подаю еще раз.
3 месяца и суд!
Справка с места работы, справка из ЖЭКа, копии всех имеющихся документов. Жена рассказывает, что знает меня 30 лет, сын говорит, что помнит читать дальше
Рейтинг@Mail.ru