Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
09 мая 2017

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Историей про бакинца Витю от 8 мая навеяло.
Небольшое продолжение про прадеда, румынского парня, пулеметчика.
После войны и полутора лет лечения в Тбилиси его отправили домой. Вернулся, ну как вернулся- скинули с грузовика вещмешок и его, 60 кг весом, с разорванным незаживающим лицом, без зубов, с неработающими пальцами рук и 3мя осколками в теле- голова, спина и нога. А дома жена и дочь, и непонятно что делать дальше. До прихода войны был молодым крестьянином, середняком, пара коней, 12 десятин поля. Коней забрали румыны, отступая, землю отобрали Советы после войны в колхоз. Инвалид, никакой помощи поначалу не было - много их, инвалидов войны, без рук, ног, жилья и еды сидели и просили милостыню возле вокзалов и прочих мест. Правда, в голод 46-47 годов в МССР быстро исчезли (все со слов прадеда, были еще факты, о которых он рассказывал о голоде, о них просто умолчу, это слишком шокирует).
Сначала год по приезду пил (это сейчас психологи), по ночам держал оборону рядом с испуганной женой и дочкой. Но жить надо, пришел немного в себя, начал искать выход. Колхоз не вариант - толку там от инвалида? Сторожем разве что, да и то, не он один такой пришел. Пошел от безвыходности на риск - в сталинские, напомню времена, начал возить сало в другие регионы, челночничать то бишь. Изначально органы смотрели на это сквозь пальцы - ситуация была такая, так что про бакинца Витю вериться без труда. Возил сало чемоданами в Центральную Россию, на Волгодон, заходил в зекам строившим, им продавал, назад вез ткани, мыло и прочие в хозяйстве нужные вещи. Несколько лет жил так, но как было на кольце - " и это пройдет". Однажды подошел местный из "штатских" и сказал, что, мол, все Иван, завязывай и своим (в конце их несколько родственников ехало) скажи. Ну, прадед решил, что ему закон не писан, продолжал ездить. И вот, возвращаются они на поезде назад, и ,пока поезд тормозит, видят, что на перроне стоит наряд милиции, несколько человек в штатском, среди них местный. Ясно, за кем стоят. Прадед быстро сует проводнику 25 рублей( большие деньги на тот момент) и просит открыть сначала двери от перрона. Проводник открывает, они спрыгивают и чемоданами бегут, пока проводник возиться с дверями на перрон. Забежавшие в концов концов в вагон штатские и наряд опаздывают. Но понимая, что это далеко не конец, прадед сбрасывает товар у знакомого еврея, и пулей в родное село. Там заходит в чайную (село было большое), берет бутылку, выпивает 3 стакана почти закусывая, и бьет морду стоящему рядом товарищу. Драка, местный участковый тоже попадает под раздачу, разнесли половину чайной. Ну, скрутили, повели оформлять. Тут подъезжают штатские и наряд, бегут к прадеду, мол, вот он ты, спекулянт и прочее, стоять, думал, с поезда убежишь - и все? Прадед смотрит на них -"Какой поезд? Ты сдурел чтоль?". Участковый подтверждает- да он пьяный тут чайную разнес, на меня руку поднял, еще парочку разукрасил (ну, по времени не очень сходилось, но штатские на машине ехали дольше, чем он добрался). Выражение лица штатских мы можем только представить, история их не запечатлела))
А за драку прадеду ничего не было - инвалид, контузия, желтая карточка. Ну, максимум, в психдиспансер могли отослать на лечение, но решили замять.
Правда, больше не спекулировал, урок был усвоен)
Вот так, маленький, не совсем лубочный, экскурс в то время.
В прошлые выходные просушила и убрала зимнюю верхнюю одежду. Через день температура упала ниже ноля. Вчера помыла и убрала зимнюю обувь. Наутро пошёл снег.
Страшно подумать, что может случиться, если я помою окна...
Лет десять назад в берлинском “Русском доме”, принадлежащем нашему родному российскому правительству, была устроена выставка гениального карикатуриста Вячеслава Сысоева. НЕКТО “присматривающий”, велел снять три его новые работы, сочтя, что они посягают на светлый облик нашего Президента. “Да это, знаете ли... это... карикатурист, художник... он, это, знаете ли, при коммунистах два года за свои рисунки просидел”, – хлопотали устроители.
“Мало дали”, – услышали они тихий ответ.
8
Всех с Днем Победы, а историю я расскажу на другую тему, жизнь продолжается. Знакомая вернулась из Вьетнама:

- В первую ночь как там в отель вселилась, обмерла со страху. Ящерица большая на стене висит, а я их боюсь дико. Позвонила на ресепшн. Пришла сотрудница и объяснила: это геккон. Тварь безобидная и даже полезная, ибо поедает еще худших тварей летучих. Так что пусть себе висит.

Ну ладно, выключаю свет, пытаюсь уснуть. Но сама мысль о том, что это пресмыкающееся висит неподалеку самым противоестественным образом на гладкой стене, не давала мне покоя. Включаю абажур - здрасстье! Геккон по-прежнему недвижен. Но висит теперь у самого изголовья!

Я возопила, вскочила. Вооружилась полотенцем и принялась за ним гоняться. Открыла окно, чтобы смог сбежать. Долго его выпроваживала. За это время в окно пролезла еще парочка.

И вот картина - глубокая ночь, девушка в гугле пытается найти ответ на вопрос - "как выгнать гекконов из гостиничного номера?"

Попала на какой-то активный форум любителей всего живого. Меня тут же засыпали упреками - "а ты кто такая? гостья! а геккон - автохрон! это его страна! его дом! хрена ли ты на его жизнь покушаешься? что он тебе сделал?!"

Я в порыве ярости аж ресницами захлопала. Шлю ответную депешу: "да, я тут никто, и звать меня никак. Я всего лишь туристка. Но! За номер плачу я! А не гекконы! И будь они хоть трижды автохроны, спать я с ними отказываюсь! Гоняла и гонять буду! Что за козлы собрались на этом форуме, я же помощи прошу!!!"

Тут же меня забанили. А я выгнала всех этих автохронов и уснула счастливая...

А вот что добавил к этой истории замечательный автор Гексоген:

Один чувак решил осесть во Вьетнаме, присмотрел бунгало и решил его перестроить под себя. В процессе перестройки из бунгало выскочила мокрица размером с ванну и убежала в джунгли. Он спрашивает: чо за ху.ня?
- Да это безобидное, типа геккона - отвечают аборигены.
Это не история и не очень-то подходит по формату к разделу. Хотя… Нет это-то как раз и есть история, которая форматов не имеет.

Вспомнил книгу "Штурм Берлина" 1948 года издания. Просто зашел разговор о войне, потом о женщинах на войне, потом просто о женщинах и используемых ими "женских штучках". И вот вспомнил, когда-то поразившее меня в этой книге "Письмо санинструктора".

"Я ждала, когда стемнеет и, пользуясь темнотой, к нам подойдёт санитарная машина. Маскируясь во дворе за сараем, я вела наблюдение за противником, который каждую минуту мог подойти сюда. Потом я забралась на крышу и наблюдала из-за трубы. По дороге недалеко от нас отступали немцы. Они бежали во весь рост, не пригибались, а мне не из чего было стрелять на такое расстояние - ни «максима» не было, ни «Дегтярёва». Вдруг, вижу, справа, в тылу у меня, кто-то ползёт. Соскочила с крыши и притаилась, но, увидав, что это наш боец, подошла к нему. Это был пехотный разведчик с ручным пулемётом. Я стала просить его, чтобы он прогулялся очередью по дороге, которой отступали немцы. Он не соглашался, говорил, что у него специальное задание и ему нельзя отвлекаться на пустяки. Я вижу, что он напускает на себя чересчур много важности, и мне ужасно досадно, что немцы убегут. Я ему говорю:

- Тебя, солдат, девушка просит.

Тогда он согласился из вежливости. Установив в кустах пулемёт, он выпустил полдиска. Потом я сама легла к «Дегтярёву». С 1943 года я не стреляла из пулемёта, занималась медициной на самоходках, но рука легла по-прежнему, и пулемёт заработал. Все же полдиска «дегтярёва» - это же не лента «максима». Патронов больше не было. Каково было мое положение - добыча живая уходила! Немцы залегли было, но когда я перестала стрелять, они опять побежали, правда, некоторые хромали, а некоторые остались лежать. Однако негодование моё ни к чему не привело. У меня всегда имелась под рукой граната, но на таком расстоянии она была бесполезна. Я принуждена была стоять, беспомощно опустив руки, и смотреть с крыши сарая, как немцы безнаказанно бегут по дороге. Одна у меня надежда была, что наши самоходки подвернутся им где-нибудь на пути. Так и вышло. Из леса раздались выстрелы, и я подпрыгнула от радости, увидев, как на дорогу вырвались наши танки, и немцы заметались в панике"

Вот это вот "тебя, солдат, девушка просит" и "он согласился из вежливости" меня и поразили.
Позвонили из детской поликлиники на мобильный:
— Алло, это квартира Ивановых?

О, да. Я ж с мобильником только в квартире и сижу))
Сижу в кабинете, все коллеги разошлись на обед. Звонит начальница приемной нашей организации, роскошная женщина далеко за сорок. Несмотря на наличие многих молодых и красивых девушек, уверенно входит в тройку самых сексапильных сотрудниц. По моим предположениям она лет на пятнадцать старше меня, но первое место я всегда отдавал ей. Ласково спрашивает: Будешь на месте? Я сейчас зайду к тебе. Чувствую необычайный гормональный взрыв. Не понимая, что делать, стал расставлять стулья. Открывается дверь и входит она. Подходит, очень близко, шепчет на ухо: Ты же ездил в Н-ск, на проверку нашего филиала. Да. Там главный инженер мой близкий родственник, уже много лет на этой должности. Там сейчас решается вопрос по директору. Ты уж укажи в отчете его положительную работу. Если все пройдет как надо, то он готов передать через меня. И называет очень нехилую сумму. А у меня все усиливающееся опьянение от ее аромата и близости. Тупо улыбаюсь и пытаюсь кивать. Она меня чмокает в щеку и приложив палец к губам уходит. Директора филиала не сняли.
4
Другая война.

Вчера с соседом отдыхали. День рождения у него был. Тётя Нина в аккурат перед Победой его родила. Второго мальчика. Ну не то чтобы люто, но посидели хорошо. Ну и как-то само собой выяснилось, что его отец, дядя Жора, был во время войны в местном подполье.

- Ну и что, какие акции саботажа и диверсий проводились? - спросил я его.
Отец рассказывал, - начал он свой рассказ, - один раз подожгли склад с немецкими автомобильными скатами. Правда потом оказалось, что скаты были списаны для утилизации, никто не охранял, но акцию, как вредительство оккупантам, нам засчитали. Далеко было видно, - хорошо и долго пылали в ночи.
- Ну а ещё, ещё были диверсии?
- Была в нашем активе ещё одна примечательная диверсия, - рассказывал отец, - но там все стороны остались недовольны.

Молодежь угонять в Германию, как раз у немцев мода пошла.
Эшелон в Гороховке остановился. То ли водой запастись, то ли ещё чего там в дорогу прихватить, сейчас не вспомнить. Так вот. Подпольщики воспользовались моментом: дали пиzды полицаям сопровождения состава и весь эшелон освободили.
- А почему пиzды, почему не постреляли? – спрашиваю.
- А за что? Люди на работе, да и наши там среди них были, подпольщики.

- Ну а дальше? Что случилось с освобожденными дальше?

- Ну как что, до города идти пешком далеко, кругом поля, мы ж в степях живем, где-нигде хутора, прибывшие на подмогу немцы пособирали тех, кто чуть в сторонку по нужде отошёл, ну и отправили дальше, - в Германию.

Поговаривали, правда, что перед новой отправкой, ещё кое-кто из пришлых успел заскочить в теплушки. Время то, сам понимаешь, голодное было. Пришлых немцы не щадили - отгоняли, даже говорили прикладами били.
Одним словом – фашисты.
6
Лучшая история за 09.06:
В одном небольшом российском городке жил был мэр. Имел связи "в центре" и правил жестко, но справедливо. Большая часть бизнеса была под ним, но зарплаты платил вовремя и рыночные, больница и поликлиники были оснащены современным оборудованием, да и вообще мужиком он был хорошим и народ свой любил. Ну, разве что кроме тех, кто пытался "подняться" вне его контроля. С этими был тираном и узурпатором.
В один прекрасный день к нему в гости и по совместительству на переговоры приехал мой знакомый - весьма обеспеченный столичный финансист с замашками филантропа. Гость слыл в тусовке величайшим интеллектуалом, что со стоей стороны могу подтвердить - Бродского и Галича читает наизусть бесподобно, а историю Южной Америки, к примеру, знает с читать дальше
Рейтинг@Mail.ru