Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
04 августа 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Когда я была маленькая, у меня был дедушка. "Ну и что?" - спросите вы. Дедушки бывают у всех. Обычное дело.
Так-то оно так, да не совсем. У детей моего поколения дедушек почти не было. Бабушки были - это да. Сплошь военные вдовы.

Моя бабушка тоже была военной вдовой. Откуда тогда взялся дедушка? А дедушка был её вторым мужем, маминым отчимом. Он тоже был вдовцом, семья его (дети и жена, к началу войны на сносях беременная близнецами) погибла в Минском гетто. Сам он остался жив совершенно случайно - кинулся забирать из летнего лагеря под Могилёвом старшую дочку. А вернуться в Минск уже не смог. Не успел.

Тогда было много таких семей - люди, разбитые войной и потерявшие близких, сходились и пытались воссодать какую-то мирную жизнь, вырастить уцелевших детей.

Дедушка был часовщик. Хороший часовщик - другие часовщики его очень уважали и восхищались его умением. "Ну ещё бы," - улыбался дедушка, - "меня же десяти лет в учение отдали - к такому мастеру!"
Мастер стал ему вторым отцом. Ученик его обожал, писал ему письма и советовался с ним в трудные моменты - всю жизнь, пока Мастер был жив...

Детское воспоминание. Мне пять лет. Вечер. В комнате темно. На одном конце длинного стола горит яркая настольная лампа, и дедушка, вставив в глаз лупу, сосредоточенно склонился над очередными часами. Я знаю, что мешать или отвлекать его нельзя, работа у него мелкая и кропотливая. Мне просто интересно за ним наблюдать. Но если вдруг какая-нибудь маленькая деталька упадёт на пол, я тут же вскакиваю и бегу за магнитом - "тут нужны детские глазки... нашла? вот умница!"

Часы дедушка чинил разные - чаще всего наручные, конечно, но и настольные, и стенные... У нас дома тоже висели старые немецкие часы, купленные после войны на базаре и собственноручно им отремонтированные. Они били каждый час - бим-бом! - и каждые полчаса - бом-м-м!
(Всю жизнь потом меня будет тянуть к старинным часам, настольным, напольным и особенно стенным с боем - немодные и никому не нужные в наше время, они будут напоминать мне детство и деда.)

Однажды клиент принёс в починку остановившиеся часы и слёзно умолял деда "сделать что-нибудь". Часы были завёрнуты в одеяло, как ребёнок. Очень старые часы. В ужасном состоянии.

- Нет, - укоризненно покачал головой дедушка, - я не могу чинить такую рухлядь. Им место на свалке. У меня даже и деталей таких нет.

Но клиент не уходил. Он продолжал уговаривать "самого лучшего мастера". Ему было очень важно, чтобы именно эти часы опять пошли. Нет, ему не нужны были другие. Именно эти. После долгих расспросов он наконец сознался, что причина у него, конечно, глупая... но папа... старенький папа... "забрал себе в голову"... когда эти часы остановятся, он умрёт. Как вам такое нравится? Вы когда-нибудь слышали что-нибудь подобное? А теперь он слёг от огорчения и говорит, что его время пришло...

Дедушка почесал в затылке и пообещал попробовать.

Ох и намучился же он с этими часами, ох и намаялся! Советовался с другими часовщиками, что-то осторожненько чистил, подпиливал и обтачивал, искал какие-то недостающие пружинки-шестерёнки... Однажды мы с ним даже ходили куда-то далеко-далеко на другой конец города, где в маленькой деревянной будке сидел и копался в старых механизмах совсем древний старичок. Когда-то он был даже лучшим мастером, чем мой дедушка, но теперь за сложную работу уже не брался - глаза не те, руки не те... Но как бы там ни было, нужное колёсико у него всё-таки нашлось.

Бабушка ворчала, вспоминала старое еврейское слово "айн-рЕ-де-ниш" - "самовнушение", "самоуговор", "воображаемая болезнь", рассуждала о том, что человек может пройти войну, потерять близких, преодолеть невыносимую боль, пережить страшнейшие времена - и умереть от такой ерунды...

После долгих мытарств часы всё-таки удалось починить. Клиент был вне себя от радости.

Дедушка умер через три года. Владелец часов выздоровел и благополучно проскрипел ещё несколько лет. Старые часы пережили их обоих. И шли ещё долго, отсчитывая время, которое проходит... и уходит... и забывается.

И только где-то глубоко на дне моей памяти ещё теплится старая поговорка на уже почти мёртвом языке: "Ан айнредениш из ергер фун а кренк" - "Воображаемая болезнь хуже настоящей".

Память - такая штука... если ей позволить, она уводит нас назад, назад, в те времена, которые давно прошли и никогда не вернутся - туда, где все, кого мы любили, ещё живы...
Но когда я беру в руки часы, чтобы в очередной раз перевести стрелки, неизменно слышу дедушкин голос: "Никогда не переводи часы назад! Это очень вредно! Только вперёд!"

Только вперёд.
Есть у меня друг.
Мягко говоря не красавчик.
К тому же очень застенчивый.
Долго просил меня познакомить его с кем-нибудь, или научить знакомиться с девушками.

Напечатал ему футболку со схемой метро спереди и сзади.
На ней отметил станцию, где он живёт и напечатал надпись: "Ищу любовь. Живу рядом. Очень скромный."

Вы не поверите, но к нему реально начали подходить!
Большинство спрашивали дорогу, кто-то говорил ему, что он красавчик и все у него будет отлично.
Иногда и девушки подходили.

Через пару месяцев познакомился с соседкой по подъезду, начали жить вместе.

Я, конечно, подкалываю, помогла футболка то?

Да нет, говорит, я САМ подошёл и познакомился.
Она уже давно мне нравилась, а я все боялся.

А тут пару месяцев ощутил на себе внимание, понял, что люди в принципе не злые и бояться нечего.
Самооценку прокачал, смелости набрался.
И повезло, что она свободной оказалась и ей тоже нравился.
Советские времена, небольшой научный коллектив. Из командировки вернулся шеф и радостный говорит:
- Я, ребята, из Кореи зерна кофейные привез. Моя жена их пожарит и буду вас кофе угощать.
Приходит на следующий день.
- Ну что, Иван Иванович, кофе пожарила ваша жена??
- Пожарила б... НА САЛЕ! Отмывал, не помогло.
Знакомился на сайте знакомств, начал общаться с девушкой.

Очень интересная, два дня общались, интересы и все остальное прям идеально подходят.

На третий день пишу:
-"А что ты вообще делаешь в свободное время?"

-"С сыночком сижу, им все занимаюсь."
-"Ой, как здорово! И здесь у нас тоже много общего! Я с дочкой!"

Добавила в ЧС.

Что не так то!?
В тему историй про военкомат.

Как-то в связи со сменой адреса мне нужно было встать на учёт в военкомате. Я был офицером запаса, поэтому сюрпризов не ожидалось. Сказав на работе, что задержусь на час, я поехал с утра в военкомат.
Внешний вид офицера, который меня принимал, говорил, что в нашей армии всё не просто хорошо, а великолепно. Кожа его лоснилась от света штабных ламп, лицо было по-доброму округло, свободная форма облегала его выпуклые формы, закалённые годами кабинетной работы с документами и призывниками, и видно было сразу, что не испытал он ни тяжёлой руки прапорщика, ни вязкой пыли армейских полигонов.
Первый вопрос его имел непосредственное отношение к военной теме: он спросил, кем я работаю. Мой опрометчивый ответ о работе на фондовом рынке превратил его в Рокфора, почуявшего запах сыра, а глаза его расширились так, что уже больше не вернулись в нормальное состояние. Он сделал несколько неуклюжих попыток узнать величину моего дохода; моё сопротивление убедило его, что он роет в правильном направлении.
— У нас сейчас как раз идёт призыв офицеров запаса на военные сборы, — доверительно сообщил он мне, ожидая моей реакции.
Поскольку воинская специальность моя имела отношение к роду войск, который, к разочарованию местных военкомов, присутствовал только на расстоянии нескольких тысяч километров от Москвы, я его сообщением не заинтересовался и лишь спросил, когда меня уже поставят на учёт и отпустят. Но офицер взялся за меня всерьёз:
— Не переживайте, — ласково говорил он мне, — мы вам обязательно найдём что-нибудь подходящее, и сразу призовём.
Не обнаружив во мне желания предотвратить это путём немедленного улучшения его материального положения, офицер отвёл меня к специально обученному подчинённому с компьютером, наказав во чтобы то ни стало отправить меня на сборы. Бросив на меня прощальный взгляд, он ушёл.
В течение следующих нескольких часов мы с ним сидели и перебирали все воинские специальности, присутствующие в Москве, от водителей и заправщиков до интендантов. Но ничего подходящего так и не нашлось. Он, красный и потный от усталости, вернул меня обратно к начальнику с чувством раскаяния и невыполненного долга. Тот вздохнул, поставил мне печать и обнадёжил:
— Но вы не переживайте, мы вам обязательно что-нибудь найдём, ждите.
И вот я жду, как он просил. Иногда, вспоминая его тоскливый взгляд человека, уже было обретшего что-то, но потом этого лишённого, мне становится его жалко. Но я не даю себе сильно расклеиваться. Уж очень хороша была его жизнь, судя по его виду. Похоже, не оскудевает рука желающих воспользоваться обширными благами, находящимися во власти военкома.
Иногда почитывая комментарии я натыкаюсь на мысль, что где то это уже встречал. Мою ситуацию комментатор хочет подогнать под свою логику. И она могла бы быть правильной, если бы в ситуации были его нюансы, а не мои. Сегодня вспомнил, откуда это.
Первой моей машиной был ВАЗ 2103. Хорошая машина. Но суть не о ней, а о разной логике одного и того же события. А вот здесь она к месту. Потому что в тот день, я ехал именно на ней. Неделю с перерывами уже лил дождь, реки повыходили из берегов, а ручьи превратились в реки. Один такой ручеек размыл дорогу и весело журчал по ее когда-то грунтовому покрытию. Ширина размыва была метров десять или пятнадцать. Как говорится, не знаешь броду, не суйся в воду. Я эту поговорку знал. Дождался грузовичка, посмотрел глубину по его колесам и подумал — проскочу.
Поднял капот, максимально ослабил ремень генератора и вентилятора и... В это время со мной рядом остановился Запорожец. ЗАЗ 968 по моему, но могу и ошибаться.
- Глубоко? - подскочил ко мне его водила.
- Сейчас проеду, посмотришь, - закрывая капот, произнес я.
- Ты ремень что ли снял? - я утвердительно кивнул головой, - пойду свой тоже сниму.
Пока он ковырялся под капотом, я метров на двадцать-тридцать сдал назад, развернулся, и насколько могла разогнать машину задняя передача, проскочил ручей задом. Встал на том берегу, заглушил движок, чтобы одеть ремень на место. Мужик на Запорожце посмотрел все это, захлопнул капот и повторил все как под копирку. Кричать было поздно. Движок его машины захлебнулся не дотянув до берега метра три-четыре. Я вытащил из багажника веревку. Жигуленку с трудом удалось вытащить Запорожец на берег.
-Спасибо, братан! - мужик был хоть и мокрый, но благодарный. - На жиге посадка что ли выше, ты прошел, а я захлебнулся.
-Посадка у нас практически одинаковая, логика разная, - произнес я пряча веревку в багажник.
-Какая логика? - опешил мужик. - что не так? Я все так же сделал как и ты. Ремень снял, развернулся чтобы ведущие колеса были передними, чтоб не застрять...
-А я развернулся, - перебил я его - чтобы создаваемая спереди волна в движок не ударила. В воздухан и на трамблер не попала, вот и вся логика. Но твоя тоже правильная, ты ведь не застрял когда попер ведущими колесами и движком вперед, а просто заглох, захлебнувшись.
Давно собирался поделиться историей, которую мне когда-то рассказал отец. В начале 50-х он был студентом московского вуза, жил в общаге. И вот однажды поделился воспоминанием: «Иду я как-то в общежитие от метро поздно вечером. Тороплюсь, устал и спать очень хочется. И тут слышу голос: «Молодой человек!». Оглядываюсь, и вижу — стоит мужчина, к стене прислонился. Одет прилично, но, похоже, крепко поддатый. И вот он мне говорит: «Молодой человек, помогите мне, пожалуйста. Я, так случилось, перебрал лишнего, не могу до дома дойти — помогите, тут совсем недалеко». У меня, конечно, никакого желания нет пьяного куда-то тащить, но плохая черта — не умею отказывать, особенно, если вежливо просят. Взял его под руку, повёл. Подошли к зданию, которое он показал, заходим в подъезд, с большим трудом поднимаемся на этаж, и тут на тебе! «Это не тот подъезд», — говорит он. Выходим, идём в соседний, — опять не тот! В общем, достал он меня, я уже злой, но сдерживаюсь, всё же он старше, и говорит интеллигентно. Наконец, нашли нужную квартиру. Я, хоть и не говорил ничего, но он моё настроение почувствовал. И вот, уже открыв дверь, на пороге, поворачивается, и говорит мне: «Молодой человек, а знаете, кто я? Я — писатель Фадеев». Ну я, конечно, не поверил. Фадеев — классик, мы его роман в школе проходили. А тут — пьяный мужик на улице. Ничего не сказал я, просто повернулся и ушёл. Я сейчас, спустя много лет, почему-то думаю: зря, наверное, не поверил…»
Вот это мне и показалось забавным — отец жалел, что не поверил! Ну, а поверил бы, что изменилось бы? Автограф попросил? Селфи сделал на память фотоаппаратом "ФЭД"? Или написал бы книгу воспоминаний "Мои встречи с А.А. Фадеевым": "В тот вечер наша с Александром Александровичем прогулка по Москве затянулась за полночь. Соприкасаясь с великим писателем, я понял, каким трудным может быть путь творца к самому себе..."
Ну, не поверил, и не поверил.
С Бирчем(ну псевдоним такой) мы приятельствовали с юности и когда он отправился по распределению, бывает же такое, работать архитектором в Севастополь часто перезванивались. Он звал нас с женой в гости, только сетовал что город закрытый и надо как-то организовать приглашение. Мы особенно не заморачивались, но однажды Бирч позвонил и сказал что случайно(подозреваю что кто-то из его приятелей грабанул милицейское отделение) у него оказалась куча бланков этих приглашений с печатями и он всем друзьям разошлет, ну на всякий случай. Лето, июль, мы прибываем в город-герой. Дело было на излете “сухого закона”. В Харькове со спиртным уже не было проблем а вот в Севастополе как раз были и по приезду мы сильно пожалели что привезли всего 2 бутылки водки. Пока накрывался стол в честь встречи, Бирч убежал за зеленью(не долларами) но вернулся счастливым с трудом затаскивая полтора ящика хереса-завезли в соседний магазин ну и петрушку-кинзу тоже не забыл. На следующее утро Бирч повел нас на пляж в Херсонес после завтрака с тем же хересом. Чудный летний день, замечательное настроение, прекрасный немноголюдный утром пляж с прохладным в меру морем и еще не нагревшийся с утра херес, почему-то в авоське. Все было выше всяческих похвал, но развернувшаяся душа Бирча требовала большего . Зайдя по щиколотку в воду наш друг зорко огляделся и увидел шлюп с десятком матросов на веслах и парой, я думаю, старшин. Старшины командовали, один с кормы другой с носа шлюпа, матросы гребли вдоль пляжа, обычная ,видимо, картина для этого места. Бирч поднял руку и громко закричал: але, военные. Никто, естественно, не отреагировал на глупую выходку какого-то сухопутного штатского. Но Бирч жил в этом городе не первый день. Есть херес громко обозначил он высоко подняв авоську с бутылками. К нашему удивлению картина решительно поменялась, по команде что-то вроде: левым табань, правым загребай, шлюп повернул и двинул к берегу. Дальше мы разделившись между кормой и носом катались вдоль соседних пляжей попивая херес со старшинами под бодрое матросское ”Врагу на сдается наш гордый Варяг” и другие не менее замечательные песни(матросам,хоть мы и пытались, наливать строго запретили,морская дисциплина,а как же). Было полное счастье. Потом херес закончился и когда в перерыве между матросским пением Бирч затянул”Хочу чаю хочу чаю, чаю кипяченого, тяжело любить девченки политзаключенного” прозвучала знакомая уже команда:левым табань, правым загребай(или что-то вроде этого) и мы бодро были высажены на пляж, причем совершенно не на тот с которого отчаливали. В глубине души я моряков понимаю-херес у нас закончился, певунов у них своих хоть кормой жуй, катай нас тут на халяву , но могли хотя бы вернуть туда где брали. Так что военно-морские плавсредства я теперь обхожу стороной,хрен его знает где тебя могут высадить. Да и херес я с тех пор не пью, не могу, перекушал наверное тем Севастопольским летом. Бирч, привет!
Захожу на рынок, покупаю товар, расплачиваюсь карточкой. Вслепую набирая код, ладошкой прикрываю цифры.
Продавец: Ну, как я могу использовать знание вашего кода?
Отвечаю: Я прикрываю от себя.
КУРЬЁЗ

Осенью прошлого года в России состоялось знаменательное спортивное событие – юбилейный 20-й чемпионат мира по боксу.

Шёл поединок между казахским спортсменом и бойцом, представляющим Иорданию.

От секундантов казахского боксёра раз за разом звучала команда:

- Оттолкни его, Василий, оттолкни...

Комментатор негодовал:

- Да что это за подсказка, оттолкни да, оттолкни... как во дворе. Надо говорить – разорви дистанцию!

И наконец, один из тренеров казахского боксёра выкрикнул:

- Разорви!

Комментатор воодушевился:

- Ну вот, дождались правильной команды!

И здесь по залу снова разносится громкий крик из угла казахского боксёра:

- Разорви его, Василий! Разорви!
😊

За поединком наблюдал
Дмитрий Свиридов.
9
31 декабря 20.. года. Время телевизионного поздравления Главы государства. На экране – привычный задник с кремлевским пейзажем. И никого.
Глава влетает в кадр, поправляя галстук и плечом прижимая к уху телефон, слышны последние слова его разговора:
- А как вы хотели!? Да мне похер! Всё, сушите сухари.
Запихивает телефон в карман, одергивает пальто:
- Фух! Извините.
Восстанавливает дыхание, надевает выражение лица.
- Дорогие сограждане – пауза - уходящий год был для нашей страны непростым…
На секунду задумывается, потом, как бы сказав про себя: «Да хуле там!», расслабляется и продолжает.
- Буду краток. Я всё сделал. Вообще всё. Извините, что долго – такая уж многоходовка. Прошу отнестись с пониманием. Так было надо. Чтобы не отнимать у вас время, отмечу главное. Остальное потом прочтете в СМИ. Первое. Госкорпорации перешли под полный госконтроль, из советов директоров выведены иностранные менеджеры, доли в капитале иностранных конрагентов выкуплены до копейки. Второе. Коррупционные цепочки в органах власти и управления отслежены и вскрыты на всех уровнях, идет процесс национализации капиталов, активов и личного имущества всех их участников, участники еще с вечера под следствием. Оффшорные счета арестованы, денежные средства направлены на развитие социальных сфер, культуры и здравоохранения. Третье. Конституцию мы не трогали, а все эти поправки были прикрытием для масштабной оперативной комбинации. Как и прочие непопулярные преобразования в пенсионном и социальном обеспечении, здравоохранении и образовании.
Смотрит на часы
- Простите за несколько сумбурное выступление – сказать хочется очень многое, а мне еще на метро надо успеть. А вы завтра сами всё увидите. Дорогие сограждане, поздравляю вас с Новым годом!
Кивает на прощание и собирается выходить из кадра. Вдруг останавливается, как будто что-то вспомнив.
- Да, чуть не забыл. Доллар с 1 января – рубль двадцать, евро – пока рубль тридцать пять, а потом посмотрим, ставка ЦБ – 1%. Всё. Будьте здоровы.
12
Однажды Георгий оказался не в силах ответить на все комментарии (их было больше тысячи к посту про трансгендеров и Роулинг), и отключил их. Утром Георгий обнаружил, что несколько представителей сильно недовольного народа написали ему в личку, и возмущались по этому поводу. Георгий, конечно, зря полагал, что всем видно: он отвечает на каждый отклик (как учили журналистов при окаянном режиме Советского Союза), и сие ему несколько заёбисто - поскольку, кроме блога, у Георгия есть отчего-то и другие дела. Пообедать, поработать, предаться блядству. Но выяснилось, что трудящиеся сие понимать не хотят.

Георгию, в общем, не привыкать. Он не банкнота в 100 долларов, чтобы всем нравиться. Правда, он бы не отключал комменты, если бы люди общались культурно, как в отдельном периоде "Человека с бульвара Капуцинов", всячески были вежливыми, уважали собеседника и всё такое. Но Георгий наивен, как гимназистка. Стоит оставить читателей одних, они бросаются друг на друга как собаки на медведя, и так покрывают оппонента хуями так, что даже искушённый Георгий, детсад которого находится прямо напротив ремонтного училища, покрывается лёгкими красными пятнами. Посему Георгий деликатно говорит, что комменты он будет отключать иногда, ибо ему вовсе не надо утром зайти в комментарии и увидеть там блядское побоище.

Георгий всегда отвечает всем, но просит иметь к нему снисхождение. Знаете ли, Георгий он тоже человек. Он рад с вами общаться, и всех вас любит (Георгий серьёзно, он через блог познакомился с совершенно замечательными людьми, что позволяет ему не терять веру в человечество), но у Георгия какбэ работа, личные всякие дела, суровое блядство, и командировки. Просто хочется, знаете ли, для общей культуры сесть со стаканом вискаря, и подумать о прекрасных девушках и их сиськах. Иногда он устаёт, как сукин сын, и у него физически попросту времени нет. И он не 24 часа в сутки находится перед компом. Такое, представляете, случается.

А ещё Георгию лень всё по двадцать раз объяснять. Поэтому он забанил к свиньям этих прекрасных людей, желавших прорвать его диктатуру свободой слова для трудящихся масс. Таков уж этот сомнительный Георгий, Ким Чен Ын бы обзавидовался его весу и диктаторским стремлениям. Георгий обязательно даст ему мастер-класс, как лучше набирать вес и учреждать куда более страшную виртуальную деспотию.

Если Ким Чен Ын в личке возмущаться не будет.

(с) Zотов

Вчера<< 4 августа >>Завтра
Лучшая история за 05.09:
Ни слова о политике.

Смотрю репортажи из Беларуси.
Все знают зачем и почему протесты, марши и митинги.
Некоторые вышли просто посмотреть. Чтобы лучше было видно встали на лавочку.
Камера показывает обувь, аккуратно поставленную под лавочку...
Не могу представить эту картину ни в одной из виденных мною стран.
Если есть избранный народ - то это белорусы.
Рейтинг@Mail.ru