Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
13 августа 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
У моей тёти фамилия в девичестве была Кучер (не склоняется). Устраивалась она, значит, как-то на работу в одну организацию, а собеседование проводил начальник отдела, и как услышал её фамилию, то сразу сказал: "Беру!". А сам руки потирает и про себя говорит: "Укомплектовал". И сразу повёл её знакомиться с девушками в кабинете, где она будет работать. Заводит её в кабинет и говорит: "Ну всё, комплект. Знакомьтесь: Конева, Телегина и Кучер".
Недавно я прикупил преотличнейший арбуз, который мы всем семейством с удовольствием умяли. Тут я заметил, что отец тихонько улыбается, видно вспоминает что-то.
- Поделись, - попросил я его.

И он рассказал такую штуку.

"Мудрость Грузчика"

Дело было в середине 60-х. За все Советские университеты и институты не скажу, ибо не знаю, но в МИСИСе было принято, чтобы студенты младших курсов приезжали на 2-3 недели до начала учебного года. Эту дешёвую рабочую силу обычно припахивали, дабы намолоть молока, надоить зерна в закрома Родины, или развернуть какую-нибудь реку вспять. А точнее, чаще всего, студентов посылали "на картошку" в очередной колхоз. Чаще, но отнюдь не всегда.

То есть, в колхоз он и однокурсники тоже ездили, но бывало их ставили на другие работы. Например,
- Кувалды вам в руки, идите рушить вон ту стену. Отсюда и до обеда.
Или
- Вам страна подарила новое общежитие, айда таскать мебеля.

В тот раз, он и ещё с десяток пацанов были посланы на овощебазу в качестве тягловой силы. Был август, а посему нескончаемым потоком, вагон за вагоном, в столицу прибывали астраханские арбузы. Их следовало разгрузить в авральном режиме.

В этой работе были свои, несомненные плюсы. Во-первых, платили неплохую для студентов денюжку. Во-вторых, можно было подхарчиться. А уже арбузов наелись столько, что через пару дней от них воротило. В-третьих, однокурсник Витька наладил мелкий, но приятный арбузный бартерный обмен с пивзаводом, что находился через забор.

Но были и неприятные стороны. Сам арбуз, конечно, вещь не тяжёлая, но их же много. Разгрузить несколько вагонов, это отнюдь не лёгкая задача. За день намаешься так, что мало не покажется. Но главное даже не это. Почему-то студентам для разгрузки не выдали перчаток. Уже в конце первого дня, разгрузив сотни, если не тысячи, арбузов, ладони рук покрылись коркой.

Такой подляны от зелёной ягоды не ожидал никто. Эта проклятая корка отличалась удивительнейшей прочностью. Сначала, естественно, мыли руки простым мылом - не помогло. Потом попробовали хозяйственным, безрезультатно. Драили руки пемзой, тоже практически без толку.

На следующий день положение ухудшилось, ибо перчатки достать не удалось, а на овощебазе их снова не выдали. Слой корки увеличился, а руки уже чесались непрестанно. Один из парней надыбал ацетон. Другой, местный москвич, чей родственник периодически ездил в загранку, притащил импортное мыло. И снова неудача. Ни верное отечественное средство, ни импортная субстанция, несмотря на фирменную наклейку и душистый запах, не избавили страдальцев от мук.

На третий день работать было невмоготу. Даже чудом найденные перчатки уже не спасали положение. Чесотка превратилась в непрерывный зуд. Требовалось что-то срочно предпринять.

Тут отец обратил внимание на одного из местных грузчиков. Тот, хотя и не работал вместе с ними на разгрузке, а был больше в помещении на приёмке, тоже перетаскал немало арбузов. На удивление, его руки были девственно чисты.
- Извините, пожалуйста, а чем вы руки моете после арбузов? - смущённо был задан вопрос.
- Слышь, стюдэнт, на "Московскую" дашь, открою секрет, - пролетарий явно мучился с утра.
Три рубля, сумма немалая для нищего студента, но Танталовы муки становились невыносимыми.
- Смотри, - произнёс работяга, когда заветная купюра перекочевала в карман.

Он взял крупный арбуз и шмякнул его об землю. Зелёная корка аппетитно хрустнула и арбуз раскололся надвое.
- Суй руки в мякоть.

Корка, которую не могли взять никакие средства, моментально сползла.
- Вечно, вас салаг, учить надо, - повеселевшим басом сказал грузчик и закурил беломорину...

- Это были лучшие 3 рубля, что я когда-либо потратил, - окончил рассказ отец.
Как то случился у нас очередной объект — детский садик. За день до начала работ, вечером, я собрал своих и держал речь:
- Народ. Завтра мы начинаем работы в детском садике. Это значит, что там кругом дети. Это значит, что глядим в оба и обязательно, я повторяю: _обязательно_ фильтруем базар!
Народ возмущенно многоголосно загудел:
- Э-э… Насяльнике… Довольно обидны Ваши слова! Мы что, не понимаем что-ли? У самих дети! Конечно фильтруем! Всё будет чики-пуки, мамой клянусь!
В общем только что «бля буду» никто не сказал.
- Ну, смотрите мне!- пригрозил я строго, на чём разговор и закончился.

На следующий день с самого утра и выдвинулись. На месте, под зорким глазом Заведующей, огородили часть территории временным забором, установили контейнер под бытовку и склад, стали завозить материалы.

Мои держались в рамках. Причём в обычной речи вдруг появились вежливые обороты. Вместо «Славка, подержи!», вдруг раздалось «Вячеслав, будьте любезны, подержите стремянку!». Я поперхнулся, зато Вячеслав даже ухом не повёл и тут же ответил: «Минуточку, Василий, только инструмент отложу.» Тут я поперхнулся второй раз. Но уже совсем через небольшое время такой стиль разговора показался совсем привычным.

Кстати, подобная манера разговора у нас частично сохранилась и после этого садика, хотя окружающие, особенно с других строительных компаний, иногда косились и шептались за спиной. Ну да не важно.

Ближе к обеду засветило солнышко и дети повалили во двор, на прогулки и игры, с любопытством кучькуясь не далеко от отгороженной части двора. Воспитательницы старались увести детишек по дальше от нас, да куда там! Возле забора постоянно тёрлись любопытные.
Тут подъехал очередной грузовичок со всякой всячиной и мои принялись его разгружать. В какой то момент дошла очередь до здоровенного металлического ящика со всякой жестянкой, не столько тяжелого (загрузили вдвоём), сколько неудобного. Сверху, во избежание, его подавали двое, внизу принимали тоже двое. Видимо, слишком высокое внимание к сему предмету сыграло злую шутку и в какой то момент он выскользнул из рук грузчиков.
- Ой!!!- охнули мои;
- Бабах!!! Дрыньььь!!!-сказал ящик, грохнувшись оземь и рассыпая содержимое;
- ЙОПТВАЮМАТЬ!!!!!!-радостно хором завопили озорные детские голоса;

Мои застыли в изумлении.
Воспитательницы стыдливо покраснели/побагровели и кинулись собирать детишек на обед/занятия/тихий час — в общем куда угодно, лишь бы со двора.
А я понял, что строители на этом детском садике уже бывали и, вероятно, не давно.

Газон Засеян
Потеряшка.

Электромеханику Стасику не везло. Если на пароходе что-то где-то происходило неприятное, то только с его участием. Когда боцман решил проверить, настоящий ли спирт он купил у припортовых маклаков, подожженная жидкость, разумеется, пролилась на колени Стасика. Прилетевший за ним вертолёт береговой охраны Швеции не обнаружил вертолётную площадку на судне ввиду отсутствия таковой и потерпевшего поднимали в спасательной люльке. Стасик пытался что-то кричать и даже куда-то показывал рукой, но громада судовой надстройки, накренившись на очередной волне, боднула люльку так, что Стасик потерял желание разговаривать и сознание. Так мы лишились электромеханика в первый раз за рейс.

Полтора месяца спустя, Стасик, блестя розовой кожей на коленках, вернулся.
А на следующий день после выхода в море, он потерялся. Не пришёл на завтрак, не появился и на обед. Его начали искать и не смогли найти. Объявления по общесудовой трансляции с требованием "электромеханику срочно прибыть на мостик" тоже не дали результатов. Всем стало ясно: Стасик пропал.

Это только со стороны может показаться, что океанский сухогруз огромен и мест на нем, где можно потеряться, превеликое множество. Увы, кроме своей каюты, столовой команды и тренажерного зала на пароходе и пойти особо-то некуда. Разве только в гости в другую каюту или в медицинском изоляторе полежать.

Сыграли общесудовую тревогу. Поисковые партии обошли все помещения надстройки и тщательно осмотрели машинно-котельного отделение. Электромеханика нигде не было. Вскрывали даже ГРЩ - главный распределительный электрощит судна – но и там самого Стасика, или, хотя бы его обгоревшего скелетика, не обнаружили. Оставалось только одно – этот обалдуй всё-таки умудрился как-то свалиться за борт.
Капитан принял тяжелое решение и развернул судно на обратный курс. По бортам, на крыльях мостика, стояли матросы с биноклями и вглядывались в море: не блеснёт ли лысая макушка Стасика над волной. С наступлением сумерек поиски не прекратились: врубили судовые прожекторы и стали запускать осветительные ракеты.
«Если завтра утром электрика не найдём, то после завтрака сообщим о пропаже в пароходство» - объявил своё решение капитан и добавил: «все равно ему за бортом больше суток не продержаться».
Настроение у экипажа было «ниже плинтуса» и все ходили пасмурные.

А утром Стасик пришёл на завтрак как ни в чем не бывало. Сказать, что его появление вызвало шок: это значит ничего не сказать. Все, находившиеся в кают-компании, впали в ступор. Буфетчица, славившаяся свое говорливостью, впервые за полгода замолкла на полуслове, широко распахнув рот и глаза.
Первым пришел в себя капитан. Он, с громким криком «Ааааа!», выскочил из-за стола и убежал на мостик. Через минуту пароход, накренившись на борт, лег в крутую циркуляцию, возвращаясь на прежний курс.
- Где ты, мазута трюмная, был? - спросил старпом, наматывая ремень на кулак пряжкой наружу.
- В кабине судового крана - икнув, испуганно ответил Стасик.
- А ты там что делал, обморок ходячий? – продолжил допрос старший механик, нервно вертя в руках нож для стейка.
И Стасик раскололся: в кабине носового крана он спрятал ящик с водкой, который хотел контрабандным порядком продать знакомому санитару из шведского госпиталя. Но ещё в порту отхода у начинающего контрабандиста случилась паника в виду возможного разоблачения и он передумал нарушать законы Шведского королевства. Стасик решил выкинуть улики за борт, но не все, а только те, какие не успеет выпить до прихода в Мальме. В первый же день он употребил зараз полторы бутылки водки без закуски и, потеряв чувствительность, провалялся в отключке почти сутки.
Старший механик зло посмотрел на боцмана и спросил:
- Чего на кран-то не залезли?
- Кто ж знал?! – оправдывался боцман – нельзя же упасть вверх.
- Оставшиеся бутылки успел выкинуть? - поинтересовался старпом, проверяя плотность прилегания намотанного ремня к кулаку.
- Нет - качнул головой Стасик - и что теперь? Бить будете?
- Водку артельщику сдашь. Он её на приход в под пломбу артелку уберёт - приказал старпом и продолжил – а сам потом в спортзал загляни, я там с тобой боксом позанимаюсь. Бесплатно.
Стоит у меня на мобильном вместо гудков песня Шнура и Васи Обломова "Еду в Магадан"

Звонок со странного городского номера:
- Здравствуйте, Вячеслав Николаевич!
- День добрый...
- Как поживаете?
- Спасибо, неплохо. С кем имею честь общаться...?
- Да я с зоны три дня назад откинулся... должен был Вам менеджером сбербанка представиться, но не буду... песня у Вас хорошая на телефоне. Всего Вам хорошего!
- И Вам всего доброго, до свидания :)
В 2004 году году, после дотком пузыря, с програмистской работой в Канаде было совсем плохо. Меня позвали на интервью, которое я, как мне показалось, с треском провалил. Многие вопросы были о технологиях, в которых у меня не было практического опыта, а спрашивали люди понимающие. Поэтому я был сильно удивлён, когда мне позвонили из компании и предложили работу. Правда с зарплатой процентов на тридцать ниже рыночной. На мою попытку торговли последовал ответ:
"Как ты понимаешь, у нас было полно кандидатов. Ты был худший из всех и не ответил толком ни на один вопрос. Тебя выбрали именно потому, что ты не будешь торговаться. Или соглашайся, или мы звоним следующему с конца."

Я прикинул, что другой работы все равно нет, а тут есть шанс освоить что-то новое и, переборов свою гордость, согласился.
7
Рассказал питерский, точнее ленинградский, таксист много лет назад.

Вез он известного артиста Сергея Филиппова, который показывал приезжему другу Ленинград. Любуясь городом, они периодически по чуть-чуть выпивали.

Друг, потрясенный увиденным и подогретый выпитым, патетически воскликнул:
- И кто же это все построил?
- СМУ-1, - ответил С. Филиппов.
Магазин в подмосковной глубинке, 80-е годы. За прилавком винного отдела этакая Аленушка. Румянец во всю щеку, юная, признаков анорексии не наблюдается
Подходит мужчина, что назвается, в шляпе и в очках. Показывает на бутылку вина и вежливо интересуется хорошее ли это вино. "Я что, пью что ли?" - последовал ответ.
Здоровый образ жизни.
Пешеходный переход, достаточно длинный: четыре полосы да с разделителем сторон. Переходим дорогу, впереди меня две девчушки класса 7-8, навстречу им переходит ещё одна того же возраста. Они встречаются, успевают обняться-чмокнуться и перекинуться парой фраз с восклицаниями (не прислушивался, но знаю как общаются: девушки матом парней легко затыкают) и спешат на тротуар. И уже оттуда, почти перейдя дорогу, встречная подруга кричит первым двоим:
- Дура, у меня папа телефон не отключил!
Только тут отметил про себя, что она до этого как раз болтала по телефону и при встрече держала его в руке.
В конце 80-х я был в долгой командировке под Минском и решил на выходные съездить в Брест.
Купил билет на ночной поеад Минск - Брест, который на поверку оиказался электричкой, и притом забитой. Правда, примерно через час, почти все вышли и я разлёгся на сидении и заснул.

Проснулся я от шума. Оказалось, что электричка утром, на подходе к Бресту, опять заполнилась, и я, как бомж спал на сидении, со свисающими ботинками с грязной подошвой. Естесственно, что около меня образовалось свободное пространство.
Приходит сотрудница на работу в темных очках, под которыми толстый слой косметики и два подбитых глаза. Рассказывает:
«Сижу дома, как порядочная. Все по дому поделала, малого уложила, довольная лежу на диване, задрала ноги на спинку, муж рядом, смотрим фильм. Звонок в дверь. Муж идет открывать. Возвращается через секунду хмурый, жестом показывает, что ко мне пришли. Ну, думаю, кто-то из соседок покурить за жизнь. Шлепаю к двери, оказалось, что сосед снизу - симпатичный такой пацан, не такой, конечно, как сверху, но все равно. Спрашивает:
- Оксан, у тебя гвозди есть?
- Нету.
- А может шурупы есть?
- Да нету ничего такого.
- А, ну ладно, я пошел.
Возвращаюсь в комнату, муж такой:
- Че хотел?
- Шурупы спрашивал, - и без драматической паузы получаю сцену домашнего насилия под оба глаза.»
11

Вчера<< 13 августа >>Завтра
Лучшая история за 26.08:
Как-то жили с супругой неделю в Венеции. Прямо на второй улице от Сан-Марко, в уютном и роскошном отеле, где был всего один недорогой номер под крышей, с которым нам тогда и повезло. Вставали мы рано, по-тюменски, и шли топтать ещё спящий город. Было ощущение некой нереальности происходящего, когда в одиночку бродишь здесь по пустынным улицам и площадям, где даже голубей ещё нет.
Гуляли мы так долго, по два-три часа, пока мусорщики не начинали стучать своими тележками, собирая пакеты с мусором, что им спускали с окон и балконов прямо на веревках с прищепками. Презабавное, кстати говоря, зрелище.
Те, кто бывал здесь не в рамках однодневной экскурсии, а прожил здесь хотя бы несколько дней, знают, что в разные часы суток это абсолютно читать дальше
Рейтинг@Mail.ru