Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
04 мая 2021

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Время идет... Но еще живы мы – те, кто слышал рассказы своих бабушек, переживших войну.
Вот один из таких рассказов.
Поехали мы хлеб сдавать. Осенью было дело... Вернулись домой поздно. Подхожу к дому, слышу: плачут. Почуяло сердце беду. Родня, соседи - все плачут, причитают. Я без слов поняла: погиб мой. Но не хочу верить. Не могу!.. Тут протягивают мне извещение о его смерти. Взяла его в руки, ноги подкосились, упала. Когда пришла в себя, соседка и говорит: " Твой хоть успел перед смертью весточку послать. А мой без вести пропал..." - "Какую весточку?" - спрашиваю. Она мне дает письмо "Вместе с извещением пришло! Да теперь читай - не читай, его уже не воскресить!" Стала я читать письмо... И радость! Жив он!
Бабушка хранила это письмо, как святыню. Я читала его. В нем говорится, как в атаке погибла вся рота, где был и мой дед. А он, израненный, потерявший сознание, лежал до ночи, а потом, придя в себя, пополз в тыл и наткнулся на наших разведчиков, которые доставили его в медсанбат. Там он встретился со штабным писарем, который и сообщил ему, что уже посланы извещения о гибели всего личного состава роты. "Не верьте вести, - писал дедушка. - Я жив, слышите, я жив! Это письмо я пишу после того, как послано извещение о моей гибели. Я жив! Я вернусь, обязательно вернусь..."
7
В начале девяностых судьба занесла меня в славный германский город Штутгарт, известный в мире прежде всего своими автозаводами Мерседес и Порше. А в самой Германии он не менее известен как центр исторической области Швабия, выходцы из которой дружно либо ненавидимы, либо презираемы остатком Германии (типа как в России - москвичи), со своими диалектом, культурой и гордостью.

Моим соседом по офису был щирый шваб. Наш первый совместный поход в пивнуху он превратил в урок швабского, после которого я стал лучше понимать остальную Германию:
- Говорить по-швабски очень просто, если знаешь хохдойч. Шипишь, глотаешь гласные, конечные согласные у глаголов и наречий, сливаешь слова вместе, а у существительных на конце добавляешь -ле. Как будет "привет" по-немецки?
- Грюс.
- Правильно, а по-швабски это будет "грюзле". Как будет по-немецки "большое спасибо"?
- Данке шен.
- Точно, а по-швабски - "данкше". Как будет по-немецки "понимаешь"?
- Ферштейст.
- Правильно, а по-швабски - "ферштеиш". Как будет по-немецки "Мерседес-Бенц"?
- Мерцедес-Бенц.
- Верно, а по-швабски?
- Мерцедесле-Бенцле?
- ХРЕН! Мерседес-Бенц - по-швабски "Даймлр". Потому, что Даймлер был шваб, а Мерседес с Бенцем - нет. И не дай бог тебе в компании настоящих швабов назвать Мерседес Мерседесом!
Недавно в нашей организации вскрыли капсулу, заложенную 50 лет назад в связи с какой то годовщиной советской власти.
Там в частности написано:
"Мы вам очень завидуем, вы теперь живете при коммунизме!"
Про дискотеку в деревне, где на одного парня приходилось десять девчонок

Бывает со мной, что вспомнится что-то из юности – как был неправ по отношению к кому-то, несправедлив, незаслуженно обидел кого… и уже не исправить, извиняться поздно, - тот человек сам, может забыл этот случай, а хуже того – уже и нет этого человека. И вот тут вздыхаю и корю себя.

Ну, а как-то выдался свободный вечер, пришел в гараж к своему хорошему другу, с которым очень хорошо общаемся, когда выпадает такая возможность. Он, как мне кажется, не склонен к мнительности, рефлексиям, такому самобичеванию. Но все-таки спросил его: «Слава! У тебя бывает, что вспомнишь что-то из прошлых лет – какую-то ошибку, неправильный поступок – и ты ругаешь себя за это?»

Он ответил:
- Конечно, бывает. Вот, например, когда мы с ребятами поехали на танцы в деревню, в которой на протяжении лет десяти, примерно, рождались только девочки. И в начале девяностых, когда я был студентом техникума, все эти девочки стали уже девушками. А парней в деревне не было совсем!..

Тут я попросил Славу сделать паузу, снял со стены и расставил наши раскладные походные кресла, налил, что надо куда надо, и тогда попросил продолжить.

И он продолжил:
- Земля, - говорят, - слухом полнится. И вот кто-то из старших парней рассказал у нас в поселке, что есть в Орехово-Зуевском районе деревня Вантино, в которой на танцах только девушки. Потому что мальчишек 15-20-25 назад там совсем не рожали. Вот так там случилось. И мы с ребятами решили туда на танцы съездить.
Жили мы все, как уже тебе рассказывал, небогато. Обычным делом для парня было ходить в телогрейке. У меня их было две. На повседневную я пришил цигейковый воротник, а «выходная» телогрейка была с воротником лисьим.

Ехать в это Вантино мы собрались впятером.
Понятно, что перед танцами, да и на танцах надо выпить. А деньги – откуда. Поэтому мы скинулись по килограмму сахара, и заранее отнесли его известной у нас в поселке самогонщице бабе Зине.
В назначенный ею день пришли за продуктом.
А она была одинокая. Скучно жила. И случалось, предлагала получателю товара снять пробу. За свой счет, разумеется. Чтобы самой не в одиночку выпивать.
И, как сейчас помню, пришли мы к вдвоём с Серегой забирать свою пятилитровую канистру, а она предложила: «Ну, что, мальчики, - еб@квакнем?» Это только от неё я такое слово слышал.

Ну, вот суббота. Ждем на остановке у себя в Хорлово автобус до Егорьевска.

Лиаз-сотка пришел битком.

Двое наших втиснулись на переднюю площадку, а мы трое с канистрой – на заднюю.
На Фосфоритном народ вышел – стало чуть свободнее.
Я вынул из кармана два раскладных стаканчика, стали наливать по чуть-чуть из канистры – народ возле нас ещё и расступился.
Эти двое орут с передней площадки: «Вы там что, - без нас пьете?!»
Мы в ответ с оттенком обиды: «Ну, как без вас-то? Обижаете!»
Налили по полстакана, говорим пассажирам: «Передайте, пожалуйста, на переднюю площадку!»
Стаканчики, передаваемые из рук в руки, поплыли на переднюю площадку, потом вернулись к нам.

В Егорьевске на автостанции сели в другой автобус, нормально доехали до Вантино. Точно не помню сейчас, но, судя по дальнейшим событиям, в этом автобусе мы тоже прикладывались к канистре.

Клуб плохо помню. Какой-то деревянный дом. Печь, обложенная плиткой.

Действительно – человек 25 девчонок от 16-ти до 25-ти, и всего два парня, которые занимались музыкой – типа диск-жокеи, и вроде совсем не танцевали.

Что интересно – все эти девушки были, как в униформе – белая блузка и короткая черная юбка.

Вообще-то, - ты знаешь, - я никогда не пьянею. Но тогда случился не мой день.

И вот после дискотеки мы все пятеро стоим там на остановке, ждем автобуса. Сорок минут… Час…
Начало апреля. Ощутимо зябко. Темно.
Допили, что оставалось в канистре.
Идет какой-то мужик – что-то везет на санках. Спрашиваем его: «Мужик! А когда автобус-то?»
Он смотрит на часы и говорит: «Так теперь уже завтра!»
Мы такие: «А как же нам домой?!»
Он спросил – откуда мы, и говорит: «Так тут по прямой до шоссе Егорьевск-Воскресенск всего семь километров. Вначале – через лес, потом – полем… И вы на своей трассе. А тем – либо автобус пойдет, либо попутку поймаете».

И мы, дураки, пошли… Апрель. Снежная каша.
А меня что-то конкретно развезло.

Они вначале останавливались меня подождать. Помогали под руки идти – мне заподло – отказывался. Я же самый здоровый из них… Сами-то они тоже уже еле шли. В конце концов оторвались: «Слава, догоняй!»

Бреду, бреду… Челохово осталось в стороне – вышел на трассу.

Идет машина – поднимаю руку. Не остановилась. Следующая – тоже. И третья…

Разгреб на обочине снег. Нашел булыжник. Взял в руку.

Думаю: «Следующая не снизит скорость – разобью лобовуху. Пусть меня лучше в ментовку сдадут, или побьют – всяко лучше, чем тут замерзнуть».

Но следующий на жигуле остановился. И даже пожалел – довез до самого дома.
Вот такая история…

Он замолчал, а я спросил:
- Погоди! Я же спрашивал – бывает ли, что сожалеешь о своем неправильном поступке.

Слава ответил:
- Конечно! Нафиг я тогда уехал из этой деревни! Нужно было там у какой-нибудь девчонки остаться. Там можно было хоть неделю прожить – переходя от одной к другой.
Каждый год прохожу диспансеризацию в поликлинике МВД России. За последние 15 лет, ничего серьезного у меня не нашли. И это хорошо. Прихожу к урологу. Это пожилой грузный мужик. Сказал - садись боец. Особо и не осматривал. Перелистал медицинскую книжку. Сказал, что нужны глубокие исследования, и он может предложить мне это. Есть специализированное медицинское учреждение. Все время обращался ко мне на ты, хотя я был с ним на вы. Вручил мне цветной лист с рекламой и адресом. Сказал, пройдешь ихнее обследование, потом мне спасибо скажешь. И вернул мне не подписанную им медкнижку. Спросил какого он года рождения. Он с некоторым удивлением назвал. Сказал, что я на три года старше него, и не привык, когда незнакомые люди мне тыкают. Соблюдение правил приличия сильная профилактическая мера. Особенно в борьбе с простатитом. Взял свою медкнижку и пошел к другим назначенным кабинетам. Вновь придя на следующий день в кабинет уролога, увидел нашего давнего врача. Она как всегда провела свои процедуры, дала несколько рекомендаций. В этот же день я все завершил. Как мне сказали, молодой уролог оказался приглашенным почасовиком, и не имел допуска по проведению диспансеризации. Номер его кабинета мне записали ошибочно.
4
Провожу совещание. После доклада сотрудника, высказываю ряд замечаний. Он начинает ссылаться на какие-то объективные причины. Заканчиваю наш диалог замечанием, что молодые годы надо не трындеть, а использовать для обучения работе. Это очень полезно для любого из нас. Через пару часов, он снова пришел ко мне. Поблагодарил за справедливую критику. Сказал, что всегда учился и будет это всегда делать с помощью опытных коллег. Ведь когда-то служил на подводной лодке, и у него вся жопа в ракушках. Я знаю это образное выражение. В моей родне несколько моряков. Сказал ему, что он идет в правильном направлении, но ракушки никому не показывай.
5
После того, как перестаёшь быть в спортклубе новичком, начинаешь невольно замечать некоторые трения, дрязги и интриги, случающиеся между персоналом. Этакую местную Санта – Барбару.
Есть у нас один тренер. Угрюмый неулыбчивый мужик лет сорока. С учениками он не то чтобы суров, а прямо груб! И, как следствие, клиентов у него почти не осталось. Либо ещё не успевшие убежать новички, либо законченные мазохисты. Ну никак не может он понять, что если человек взял свои кровные, на которые он мог бы накупить кучу пива и гамбургеров, и отнёс их в фитнес центр, то это уже маленький подвиг, победа над собой, которая достойна уважения и поддержки! Но, боюсь, и не поймёт.
На днях очередная девушка убежала от него к другому тренеру - молодому парню по прозвищу Адольф. Лично я не знаю, за что ему такое. Внешне по крайней мере не похож. Ну да ладно. Угрюмый высказал претензию, что тот типа сманивает у него клиентов. Адольф послал его в пеший эротический тур. Тогда Угрюмый предложил встретиться во дворе качалки за гаражами и разобраться по-мужски. Ну как дети прям! Адольф отмазался тем, что очень дорожит своей работой и репутацией, а за драку их безусловно выгонят. Но обиду на Угрюмого тоже затаил.
Хотя, строго между нами, если бы поединок состоялся, то Угрюмый молодого б ушатал. Как пить дать! И, я думаю, Адольф это понял.
Прошло несколько дней. Я занимаюсь с гантелями. Ко мне лицом, а спиной к лифту стоит Адольф. Створки лифта открываются и оттуда выходят Угрюмый со своей новой подопечной.
- О, - говорю я. – Твой друг пришёл.
Молодой поворачивается, и его лицо озаряет зловещая улыбка. Он отходит в сторону и начинает что-то быстро набирать на своём телефоне. Потом с торжествующим видом протягивает телефон ко мне. Я читаю сообщение, отправленное главному куратору клуба.
«А Угрюмый хрен сегодня пришёл без тренерской формы!»
Месть была сладка.
Лучшая история за 28.04:
Большой сугроб у сарая, куда мы всю зиму сгребали снег со двора, не таял бывало что и до майских праздников.
Как-то погожим весенним деньком, играя во дворе, я заметил торчащую из подтаявшего сугроба пробку. Потянул, и вытащил на свет целёхонькую, нетронутую бутылку водки.
Ничего удивительного в этом не было, отец иногда по дороге домой прятал таким образом заначку, чтобы на утро было чем поправиться.
Я схватил бутылку, и радостный побежал в дом.
- Папа! Папа! Смотри что я нашёл!
- Ух ты! – сказал отец, и уточнил, рассматривая этикетку. – Это где это ты?
- Там! В сугробе у сарая!
Мать, которая сидела в комнате и что-то штопала, недовольно забурчала на тему «алкоголиков, которые спрячут, и сами не помнят где спрятали». Ничего хорошего это читать дальше
Рейтинг@Mail.ru