Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Советник"

Все тексты от "Советник"

26.10.2016, Новые истории - основной выпуск

Ни разу не смешно.
Крым. Лето 2104 года. Все события уже отгремели, референдум прошёл, а Крым в состав России - вошёл)) . Мы с коллегами работаем в Крыму - встречаемся с населением, пытаемся понять, как у них тут было все устроено, а они, население это, пытается понять, как живёт Россия сегодня и что из себя представляет на самом деле).
В нашей группе - четверо, живём в Ялте, отвечаем за Раздольненский, по-моему, район, на самом севере Крыма, как бы странно это не звучало)). До райцентра - километров 320, потом развозят по населенным пунктам, по 1-2 на брата, снова собирают в райцентре, и в отель, в Ялту. На круг выходит километров 700 ежедневно, температура 35-40 тепла, в микроавтобусе есть кондиционер, но рубахи/платья мокрые насквозь, вставать ежедневно в пять утра и вырубаться в 12... приятного мало...
Возвращаемся как-то. Обед в придорожном кафе. Внешне не очень большое здание, до конца не отделанное; как потом оказалось, "греческо-украинский" вариант: как бы недострой - налогов не платишь. Внутри - очень даже прилично - зал огромный, хороший пол, хороший текстиль, приличная одинаковая посуда, самодельные нормальные столы, удобные, хоть и простые, деревянные стулья. Очень чисто и очень светло, даже по-своему уютно как-то.
Хозяин - татарин, невысокий, коренастый, смугло-прокопченый, чуть за пятьдесят. Редкие волосёнки, чуть ли не хохляцкий "чуб", вернее, остатки чуба, одного глаза нет, кисти как лапы (у меня руки широкие, но у него вообще одна - как две моих), заскорузлые, в тёмных от земли и ежедневной работы трещинах.
Накормил нас хозяин, сидя с нами за столом (восемь-девять человек, вместе с сопровождающим районо-республиканским начальством), что называется, "от пуза", я только мясных блюд штук пять насчитал, соответственно и водка шла как напиток, а не алкоголь)).
Закончили, чаю попили, пора ехать.
Я хотел рассчитаться за всех - хозяин денег не берет. Я ему - мол, спасибо, конечно, за гостеприимство и хлебосольство, очень приятно, но мы способны заплатить за себя. Он что-то вроде - я вам жизнью обязан, кормить-поить всю жизнь буду бесплатно.
Я ему - зур рэхмэт типа, я понимаю - "жизнью обязан" - фигура речи, восточное гостеприимство и все такое, но я привык платить за себя всегда и везде.
Он мне - Россия, Путин, всегда, жизнью обязаны, денег не возьму, обидишь и тд.
Я снова - мы можем заплатить за себя, негоже объедать хорошего человека, да и рожи у местного начальства как две моих...хоть и у меня немаленькая)), шутю типа я...

Тут он мне рассказал:
"Я с семьёй держу овец, более 2000 в отаре. Семья была - жена, старшая дочь с сыном, моим внуком, да моя младшая. Справляемся сами, что-то на рынок и в рестораны увозим, что-то здесь в кафе реализуем. Особо денег нет, но на одежду и бензин хватает, барашки траву жуют, а у нас еда своя)) (Это теперь он, как бы, шутит)
Со всеми дружим, никому не платим, все спокойно и хорошо.
Зимой в начале года приезжает к нам две машины - одна с нашими ребятами из меджлиса, другая - с крепкими мужиками лет по 35-40, как они представились, с Западной Украины. Сели все за стол, я их кормлю-пою, они едят-нахваливают; рассказывают, что у них тут в степи километрах в 25 тренировочный лагерь стоит, 200 человек и с десяток американских инструкторов. Еда им моя нравится, готовы брать баранину для лагеря.
Прикинули, что баранов 20 в неделю будет достаточно. Я им говорю, как удобнее - могу зарезать-освежевать здесь и им только туши привезти, могу привезти живых, коли захотят каждый день свежатину есть. И как с деньгами - будет аванс или по привозу платить будут?
Старший их спокойно так на меня смотрит и говорит - дед, а бараны - это твой вклад в незалежность страны и денег, сам понимаешь, никто тебе платить не собирается.
Я молчу, он сначала тоже, просто на меня нормально смотрит, а потом совершенно спокойно, без угроз и крика, говорит: Дед, не нравится мне твоё выражение лица. Тебя мы, конечно, убьём сразу, жена у тебя старая для нас, будет посуду в лагере мыть и кухарить - поживёт ещё немного. Щенка (внука) тоже пристрелим сразу, он и так на нас вон волчонком смотрит, вот дочки у тебя нормальные, у нас двести голодных мужиков, ебать будут в три смены, без перерыва на обед, по опыту моему недели две-три они продержатся, потом сами сдохнут, так что выбирать тебе, мы через неделю приедем.
Встали, поблагодарили за обед спокойно и уехали.
Что делать... Была б у меня большая семья с дядьями-братьями-племянниками, хоть человек 30, взяли ружья и никто нас не тронул бы, войну никто затевать не будет.
Бежать...а куда баранов? С собой не угонишь, наши же, из меджлиса, дорогу опять покажут...; оставить здесь - а самим на что жить, ни денег, ни родственников богатых...
Думал я, думал, за день нашли внуку невесту, 13 лет ей, сразу свадьбу сыграли, вот в этом же зале, человек 300 было, всех, кого мог, позвал, отгуляли, как надо, я молодых три дня из кровати не выпускал, чтоб понесла наверняка.
Внука связали, чтоб не вырывался, и отправили вместе с молодой женой к её родственникам; мать его, мою старшую, еле уговорил с ними поехать - кто же будет ей внука воспитывать, да и о нас с матерью расскажет тоже...
Младшая уезжать отказалась, говорит, пап, ну кому я нужна, где я жить буду, денег нет, работы нет, близких родственников тоже, только в проститутки идти, не хочу, останусь лучше до конца с вами с мамой.
Ну, жена, понятно дело, куда ей без меня, всю жизнь вместе, даже и не думала, с тобой, говорит, останусь...
Я понимал, что мне надо самому сначала убить и жену и дочь, ведь стрельну я раз-другой, тут меня и кончат, а они этим ребятам достанутся.
Но самое страшное, это когда я начал думать, кого из них убить первой. Жену убьешь - дочь меня никогда не простит; дочь первой - жена проклянет...
Я чуть с ума не сошёл, бояться начал, что сам на себя руки наложу, а они им достанутся...
Тут дочь ко мне подходит и говорит - пап, ты не бойся, мы с мамой ТАМ тебя подождём, ты же недолго..."

Блять, я здоровый крепкий мужик, с железными нервами, а тут от обыденности рассказа этого одноглазого татарина мурашками покрылся...
Смотрю на него и реально боюсь спрашивать, что дальше было.

Он глянул куда-то в себя, как будто вспомнил что-то, вздохнул и говорит:"А на следующий день Путин к нам войска ввёл.
Теперь ты понимаешь, что мы все ему жизнью обязаны..."

31.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Снова про «Чип и Дейл...»

Лечу сегодня с утра с Сахалина в Москву, сквозь сон: «уважаемые пассажиры...командир корабля...нам нужна ваша помощь...если есть врач...»...давно такого не слышал, почти год пролетал без происшествий.
Делать нечего, сползаю с кресла, шаркая тапочками, бреду в следующий салон.
Подросток, лет 12, стонет, бледный, живот болит, давление низкое, да ещё и скачет, но сознание не теряет.
Пока перетаскивал его на пол ещё две женщины-врача рядом образовались, причём одна инфекционист, другая - педиатр, прямо в масть попали!
Кстати, за последние лет пятнадцать заметил такую особенность - если рейс Москва - ДВ (Владивосток, Сахалин, Хабаровск, Камчатка, Магадан, Чита, Якутск...etc), то каждый раз находится ещё хоть один врач; а если рейсы внутри европейской части страны - то «спасать мир» приходится, сука, опять в одиночку.
Что-то типа острого панкреатита... Потихоньку приводим парня в относительный порядок; я больше давление ему держу, да спазмы кишечные снимаю, тетки с уколами-таблетками разбираются, да с мамашей общаются... до посадки часов шесть, дотянем точно, экстренно садиться не надо.
Мама приятно поразила - собранная, уверенная, на вопросы отвечает коротко и точно, не бьется в истерике, излишнюю инициативу не проявляет, доверила ребёнка и ждёт указаний... все б такие были.
Интересна была реакция пассажиров - обычно в самолете в таких случаях народ особо не отсвечивает, под руку не лезет, один-два человека глазеют издалека, советов не дают. А тут человек 20 вокруг толпится, салон большой, молчат, не мешают, но стоило мне парня попытаться с кресла перенести на пол, а он упитанный такой, толстенький)), как рук шесть чуть-ли не из-за спины моей высунулось и переложили его. Только хочу голову ему поднять, руку под затылок просовываю - уже кто-то аккуратно мне помогает, за плечи тянет. Стоило теткам-врачам заикнуться про какие-то отсутствующие в аптечке таблетки - с нескольких сторон появились початые упаковки необходимого.
Все сделали, парень почти успокоился, стал в сон проваливаться, укутали пледами, пошёл я к себе. Раза три выходил в их салон, больного проведать, а там по пять-шесть человек так и стоит молча рядом, вдруг помощь какая нужна будет.
Дальний Восток - территория молчунов, однако.
Горжусь

11.03.2020, Новые истории - основной выпуск

МАНУАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ
Очень долго, можете сразу пропустить.

Первый раз неудачно чихнул я ещё в институте, где-то на старших курсах. Чихнул так, что волна колебаний прошла по позвоночнику и, как много лет спустя стало понятно, сдвинула пятый поясничный позвонок по крестцу вперёд.
Боль была приличная, дня три вообще ходить не мог, отлеживался в общаге. На панцирную койку под матрац положили две спинки от кровати, типа «жестко и ровно», под головные ножки кровати - два кирпича для создания уклона, из полотенец сделали две крупные петли - подмышки и к головной спинке кровати. Получилась такая импровизированная вытяжка. Полежал дней несколько, полегчало, снова на занятия и шабашки.
В следующий раз так же неудачно чихнул через несколько лет, уже работая участковым педиатром в поликлинике. Чихнул - и ноги подкосились от боли в пояснице. Сначала вроде терпимо было, мог ходить и лежать, сидеть не получалось, а потом уже и лежать не мог, только в ходьбе как бы чуть полегче было.
Ночью шёл на кухню, становился коленями на стул, грудью и животом ложился на стол и в таком положении удавалось подремать минут 10-15.
Таблетки ел горстями - аспирин, анальгин, димедрол...боль притуплялась ненадолго, а вот голова тупела ощутимо.
Начал с завотделением разговаривать про больничный. А ей зачем молодого врача отпускать, который и на приеме двойную норму успевает принимать, и на вызова по два участка ходит. Плюс по две-три смены неотложки в неделю закрывает.
Да и недолюбливала она меня. Правда, взаимно.
Посмотрит на меня, хмыкнет, мол, само пройдёт, иди работай.
Да и я особо выхода не видел - понимал, что в больнице мне физиопроцедуры назначат, поколят что-нибудь в задницу...никакого другого лечения тогда не было...потом какая-нибудь операция на позвоночнике...нехорошее слово инвалидность стало маячить вдалеке на горизонте...

Случайно встретился с добрым своим знакомым, Сашей Алымовым (кто в теме - впоследствии многолетний главный тренер сборной России по кеокушинкай, воспитавший массу всевозможных победителей страны, Европы, Мира; его воспитанник стал победителем открытого чемпионата Японии...едва-ли не первый иностранец за всю историю кеокушинкай, кто понимает), он глянул на мое шкандыбание, хмыкнул и посоветовал подойти к какому-то их спортивному доктору, Косте.
Добрел я до этого Кости...
Медицинская кушетка. Положили меня на неё на торец, так что живот и грудь - на кушетке, а бёдра вниз под прямым углом висят, крестец кверху торчит вместе с задницей.
Подошёл толстый добрый доктор Костя, потрогал спину и слегка всем весом надавил руками на крестец. Щелчок, боль, мой отчаянный мат и довольное хмыканье доктора...и мне говорят, что можно вставать, идти домой и больше не чихать.
Встал, пошёл, могу ходить, могу сидеть, могу лежать, спать могу...жить могу!!!
Меня эта история зело впечатлила, ну как так - боль, отсутствие методов лечения, боль, инвалидность...а тут въ@#ал слегка по спине кулаком - и все встало на место, и живой, и здоровый. Внешне-то все легко и просто было.

Года три-четыре прошло и расцвела перестройка, дикий капитализм и новые возможности.
Приехал к нам в город-миллионник проводить платный обучающий семинар по мануальной терапии мужик из Москвы, фамилии, к стыду своему, не помню, что-то на «В», Воротников, Вадяпин, Веретенников...
Очень интересно было, каждый день теория по часу, затем показ практик, на дом он давал задания - руки практиковать.
Я шёл вечером на дежурство к себе в детский центр реабилитации, после отбоя и укладки детей объявлял мамочкам тему домашнего задания, «Шея», например.
В спортзале, где стояла массажная кушетка, на гимнастической скамейке усаживалось 3-4-5 мамочек-добровольцев, желающих «поправить» шею.
Я, читая конспект, что-то осторожно пытался делать на шее первой.
У второй, изредка подсматривая в конспект, делал с шеей те же манипуляции.
У третьей и всех последующих мамочек шею правил уже без конспекта.
Мамочкам - развлечение и здоровые шеи, мне - офигенная практика и уверенные зачеты.
К концу обучения на каждую тему собиралось по 7-10 добровольцев, практически все, кто оставался с детьми на ночь.
Сдал экзамены, получил корочки, стал работать уже с детьми в центре реабилитации.
Основные группы были часто болеющие: постоянные простуды, бронхиты, пневмонии, аллергии и бронхиальные астмы, у них позвоночник всегда перекошен, и, выровняв позвоночник, поставив на место позвонки, зачастую получали видимое улучшение состояния здоровья, особенно работая в зоне 4-5-6 грудных позвонков.
И группа детей с ДЦП, у тех мышцы и связки так напряжены и перевиты, что даже простые стандартные манипуляции приводили к значительному расслаблению и увеличению подвижности и амплитуде движений. Конечно же, здесь это не лечение ДЦП, а метод облегчения состояния.

Вскоре после получения мной «корочек» пришла как-то на приём мамочка с ребёнком, мальчиком 9 лет. Постоянные простудные, мгновенно переходящие в обструктивный бронхит. А теперь ставят и бронхиальную астму. Где-то мамочка услышала легенду про доктора, который «может вылечить всё» и приехала из другого города.
Смотрит на меня насторожено-недоверчиво, как будто идти ко мне ее кто-то заставил, сама бы она ни в жизнь.
Посмотрел я ребёнка, послушал, постучал - ничего необычного...
А мамочка симпатичная такая, но недоверие ко мне у неё растёт прямо на глазах...и решил я хоть что-то хорошее для ребёнка сделать, заодно перед мамочкой хвост распустить.
«Ща, говорю, мы ему спинку выправим».
Кладу ребёнка на кушетку на живот, делаю постизометрическую релаксацию, расслабляющий массаж и тихонько давлю с боков позвоночника между лопатками.
Щелчок был не просто громкий или звонкий. Он был - смачный!
Терпение мамочки закончилось вмиг - она рванулась вперёд, меня снесло куда-то к стене, ребёнка буквально выдернула с кушетки и убегая что-то очень нехорошее кричала в мой адрес.
С тихой грустью я смотрел вслед симпатичной фигурке...

Через пару месяцев прихожу на работу, старшая медсестра заходит ко мне в кабинет и протягивает какой-то свёрток.
Коньяк. Качественный. Это в провинции то, в 91-м году, когда непаленая водка была почти запредельным подарком. Кто не жил тогда, все равно не поймёт.
Смотрю на старшую - она рассказывает, что приезжала «та чокнутая мамашка ребёнка-астматика, сказала спасибо и что у ребёнка за два месяца ни разу не было одышки и он ни разу не болел».
Причина понятна - у ребёнка был сильный блок, «подвывих» пятого грудного позвонка, с соответствующими ущемлениями корешков нервов, обеспечивающих работу легких.
Поставил позвонок на место, освободил зажатые корешки, восстановилась нормальная иннервация бронхолегочной системы, дальше организм справился сам, ребёнок перестал болеть.

В это же примерно время захожу как-то в здание центра, на вахте сидит Татьяна, наша бессменная вахтерша. Лет ей 25-28 тогда было, немного полноватая, улыбчивая, очень доброжелательная и обязательная. У неё всегда порядок был.
С 15 лет страдает гипертонией, не поддающейся лечению. Постоянные сильные головные боли, ничем не снимающиеся. Школу не смогла закончить, работать не может - «если держу голову прямо, то ещё терпеть можно, привыкла, но стоит наклонить хоть немного - сразу дикая боль», вывели на 3 группу инвалидности, сидит целый день на вахте, детей и родителей встречает-провожает. В журнале ничего писать не может - надо голову наклонять.
Я молодой был, сдуру ничего не боялся. «Ага, Танюша, а давай-ка я тебя полечу».
Отказать она не смогла и побрела в массажную.
Сделал ей стандартные манипуляции, что-то у неё в шее похрустело, в спине потрещало, в пояснице щелкнуло. Соотношение костей черепа поправил, после веревочкой померил - все одинаково стало.
Ну, сделал и сделал, и тут же забыл об этом, жизнь в начале 90-х летела как с высокой горы на санках, держись крепче и зубами не щёлкай - язык откусишь, а там уж докуда сможешь докатиться.
Через месяц при входе в центр натыкаюсь взглядом на Татьяну и вдруг до меня доходит, что она месяц не попадается мне на глаза и не заходит в кабинет.
Ох и нехорошее предчувствие какое...
«Таня, привет, как дела?»
(Б#яяяя... надо бы про здоровье спросить, но реально боюсь...было бы хорошо, сама бы подошла...)

«Я тогда домой еле дошла, перед глазами все плывет, в разные стороны качает, и шум в голове, как будто я слышу, как кровь по сосудам бурлит. Тошнит и мутит.
Сразу легла, смогла уснуть.
(Самое любимое мое время - утром, три секунды между сном и «уже проснулась». В это время я почти не чувствую боли).
На следующий день начинаю просыпаться, и ловлю и растягиваю эти «три секунды почти без боли». Эти три секунды стараюсь тянуть и тянуть, наверное, наслаждаюсь ими, не знаю, как правильно сказать.
Боюсь не то что голову повернуть, глубоко вдохнуть страшно, чтобы ничего не нарушить.
И тут до меня доходит, что я точно больше трёх секунд лежу, глаза уже давно открыты, а боль все не приходит.
Я так и пролежала не двигаясь и почти не дыша, пока рука не затекла и телефон не иззвонился - на работе меня потеряли, я на полтора часа опоздала, лёжа в кровати не шевелясь.
Днем с работы позвонила своему врачу-терапевту, рассказала. Она вечером прибежала ко мне домой, давление сама померила - норма. Раз пять перемеряла - норма.
На следующий день перед работой прибежала - давление в норме. Вечером - норма.
Четыре дня ко мне так бегала, давление сама меряла, медсестре своей не доверяя.
Сейчас в шутку ругается, что теперь надо меня с инвалидности снимать, а как это обосновать - не знает».

Всем, кто сумел дочитать - спасибо и здорового позвоночника.

03.07.2019, Новые истории - основной выпуск

Участковый педиатр.
Врачебная ошибка.

До мединститута я работал слесарем-ремонтником в горячем цехе. Государство доверило мне ремонтировать конвейеры, грузовые лифты, башенные краны и прочую технику, и исправно платило от 180 до 220 рублей в месяц на руки. Плюс были путевки в профилакторий, месяц бесплатно живешь в двухместном номере, ешь от пуза и ходишь на физиопроцедуры. И ещё иногда 30% путевки «на юга» в профсоюзе дают.
Потом государство шесть лет учило меня уму-разуму и медицине, давало повышенную стипендию и койку в пятиместной комнате за 2,5 рубля в месяц.
А потом меня послали на участок в детской поликлинике, доверили жизнь 1200 (это ровно в полтора раза больше средней нормы) детей и стали платить 120 рублей, на руки 106. Про любые халявные путевки я забыл до конца работы в медицине...да и вообще на всю жизнь)
Делать нечего, семью надо кормить, беру вызова с двух участков, вечером неотложка, плюс дежурства в стационаре, как правило, по выходным и праздникам, там двойная оплата шла)
Примерный график такой: в понедельник с утра на приём, затем два участка вызовов (летом это 7-10, зимой до 23-32 адресов в день, да у меня ещё хоть и участок в центре города, но половина домов - частный сектор; это уже в 90-е там всё снесли и башен понастроили), к 18 часам в стационар, на ночное дежурство, утром во вторник в 9 сразу после сдачи дежурства - снова прямиком в поликлинику, приём, два участка вызовов, с 19 до 23 часов - неотложка. Дома в полночь.
Поспал, утром в среду приём-вызова-ночное дежурство-уже четверг-приём-вызова-вечер дома.
Пятница: приём-вызова-ночное дежурство в стационаре, иногда на двое суток, до вечера воскресенья.
Как там старшая медсестра мне табели закрывала - не знаю, ругалась только, что у меня по 26 часов работы в сутки приходится, но получал я на руки 180-220 рублей. Ни категорий, ни выслуги у меня тогда и в помине не было.

Зато практики нахватался много, за год вальяжным стал: «Ну, что там у вас, мамочка, чего такого случилось? Сейчас разберёмся!»)

Лето, вечер субботы. Жара, город как вымер - все на дачах и пляжах. Я на неотложке, работы немного, сижу, бумаги в порядок привожу.
Вызов, совсем рядом, в соседнем доме, только дорогу перейти. Вообще-то, могли бы и сами придти, девочке 12 лет, температура невысокая.
Диспетчер ругается: родители четвёртый день подряд как всех достали, вызывают как бы на температуру, а участковый или неотложка приедет - температура нормальная, ни кашля, ни хрипов, ничего нет, уже человек пять разных врачей ее смотрели в итоге, здоровая, нет ничего.
Я такой прилично заведённый топаю на вызов. Как специально, 9 этаж и лифт не работает...
(Тогда такое случалось нечасто, из-за поломок; а вот к концу 80-х уже в практике было - гопники делают вызов в квартиру на верхних этажах, отключают свет в подъезде и лифты, и ждут запыхавшегося врача, а чаще врачиху).
Захожу, мою руки (всегда!!)), мамочка виновато в глаза заглядывает: «Доктор, была, была температура, а сейчас смерила - нормальная, но была, была...»
Я уже закипаю; девица явно здорова, цвет лица и кожи нормальный, ни кашля, ни красноты в горле, ни хрипов в легких, живот спокойный...
На полном рефлексе, после прослушивания вполне чистых легких, начинаю перкутировать спину, пальцем простукивать, одновременно воспитывая и читая нотации мамочке, повышая голос.
И тут - опа-на, звук при перкуссии «не наш».
Ещё раз стучу. Слева, справа; выше, ниже; и вот здесь ещё, и вот тут; ещё раз слева, ещё раз справа.
Картинка в голове складывается, пишу мамочке направление в стационар с подозрением на левостороннюю нижнедолевую пневмонию.
Извиняюсь, говорю, чтобы не обижалась на мой тон, и быстренько ехала делать рентген.

Через пару недель иду по коридору поликлиники, сзади чей-то голос: «Доктор, доктор, да подождите же, доктор!»
Оборачиваюсь, какая-то мамочка за мной шустрит.
«Доктор, доктор, Вы меня не помните, я не с Вашего участка, Вы нам на неотложке левостороннюю пневмонию поставили. Так вот, Доктор, Вы ошиблись!
У нас оказалась не левосторонняя пневмония, а двухсторонняя! Спасибо Вам, Доктор!»

11.06.2019, Новые истории - основной выпуск

ЗНАНИЯ НЕ БЫВАЮТ ЛИШНИМИ
(прописная истина)
Голь на выдумки хитра.

Навеяно историями Travel1980

В начале 90-х, когда магазины были пустые, моя зарплата главврача - 140 руб, санитарки -80, уборщица на соседнем заводе получала 350, а ейный мужик-работяга 700, чтобы прокормить семью и больничный коллектив, начал я заниматься как бы бизнесом - хозрасчетной медициной.
К середине 90-х у меня было 38 аптечных киосков по всему городу.
Кормить-то это кормило, но конкуренция была сильная, и поставщики после «чёрных вторников» товар только по предоплате и за доллары отпускали, инфляция в 100-200% в год была обычным явлением, кредит брался под 300-320% годовых или 25% в месяц, и мысли о том, где бы/что бы/как бы купить-продать, были постоянно.
Летом на биржевых торгах, где я состоял брокером, зацепились языками с владельцем биржи и, одновременно, совладельцем крупнейшей частной нефтяной кампании.
Андрей «поделился печалью»: после переработки нефти кроме светлых нефтепродуктов остаётся, в том числе, мазут. Им можно топить, есть кочегарки-котельные на мазуте, но летом он нахрен никому не нужен, и его переизбыток просто сливали на землю, в открытые резервуары, про экологию и прочие вещи тогда никто даже и не вспоминал.
Я предложил ему сделку, как мне казалось, достаточно авантюрную, а он взял и согласился не торгуясь.
(Надо понимать, что 94-99 гг были расцветом неплатежей, оборотных средств не было, налоги не платились; не было ни зарплат, и не только у бюджетников; не на что было покупать лекарства-бинты-аппаратуру в больницы; финансовый механизм не работал.
Заводы и коммерсанты меняли всё на всё: ткани на пожарную машину, сигареты на кирпич, велосипеды на картошку, зарплату выдавали теми же велосипедами или картошкой.
Чтобы хоть как-то обеспечить денежный оборот, крупные фирмы выпускали свои «ценные бумаги», векселя. Они шли с разными дисконтами - за бумагу номиналом в миллион рублей можно было получить от 800 до 100 тысяч деньгами, а то и дырку от бублика, в зависимости от надежности фирмы. Кто-то менял векселя на товар, кто-то пытался всучить их государству вместо налога, государство упиралось, ибо выдать зарплату или купить лекарства на вексель оно не могло.)
Короче, взял я у Андрея до конца года товарный кредит в виде мазута, с условием оплатить векселями его же фирмы, причём по номиналу.
Первый железнодорожный состав, примерно в 60 цистерн мазута, если правильно помню, я получил дня через три.
Тут же отправил его в Боровск, на стекольный завод, где производственные печи топили круглый год именно мазутом.
Когда состав прибыл на завод, завод отгрузил мне вагонов 20 дрота, длинных стеклянных трубочек, из которых делают ампулы для жидких лекарств.
Эти 20 вагонов дрота уехали на три разных фармацевтических завода с ампульным производством, и вскоре я стал обладателем пяти вагонов уже с лекарствами.
Но ассортимент лекарств, естественно, был небогат, кому нужен целый вагон физраствора, например, и я три вагона перегнал в Москву крупным зарубежным дистрибьюторам лекарств, обменяв свои российские ампулы (которые им нужны были для госпоставок) на хороший ассортимент таблетированных препаратов.
Из трёх вагонов имеющихся у меня различных лекарств два я поставил в областной отдел здравоохранения, начальник которого мне чуть руки не целовал, поскольку я не только обеспечил лекарствами больницы области, но и согласился взять в оплату не деньги, которых у него не было от слова «вообще», а никому не нужные векселя фирмы Андрея, которые облздраву выделил от щедрот своих областной финотдел.
Этими самыми полученными векселями я полностью рассчитался за мазут, а последний вагон лекарств, то есть свою прибыль в виде товарной наценки, поставил в собственные аптечные пункты.
Тут же продал их со скидкой в 30-40% от рынка (по сути, розница у меня была планово-убыточным звеном, обеспечивающим, при этом, реальную прибыль всей схеме)), лекарства улетали как горячие пирожки, причём за наличные деньги.
Этими живыми деньгами я бесперебойно платил зарплату своим сотрудникам даже в самые тяжелые годы.

Году примерно в 97 журнал «Стекло России» назвал мою фирму «одним из крупнейших производителей медицинского стекла в стране»))

Лет десять спустя, получая высшее, уже экономическое, образование в государственном ВУЗе, на госах меня подсунули председателю комиссии, профессору из другого региона, желчному мужику.
Я ему сразу чем-то не понравился, он долго нудел, что я не знаю предмета, что отвечаю не по учебнику, что в жизни все не так, и что-то там сказал про толлинговые схемы. Хоть это и не толлинг совсем, но я рассказал ему эту комбинацию.
Знаете, какой у него был единственный вопрос?
Не, не про экономику и не про маржинальность каждого этапа...
«А как Вы узнали, что при производстве стекла надо много мазута?»

Ну, а хули, зря я, что-ли, после школы пошёл слесарем работать.
На завод.
Естественно, стекольный)

04.07.2019, Новые истории - основной выпуск

И СНОВА О ПОЛЬЗЕ ЗНАНИЙ
«Математика - царица наук» ( мой старший двоюродный брат, отвешивая мне подзатыльник)

Многие помнят старую математическую задачку: у вас есть сто монет, одна из них фальшивая и весит немного меньше остальных. За сколько взвешиваний на простых весах-коромыслах вы сможете найти эту фальшивую монету?
Алгоритм решения простой: на каждую чашу весов кладём по 50 монет. Это взвешивание первое.
Второе взвешивание - ту кучку, что легче (из-за наличия более легкой фальшивой монеты) снова делим пополам по 25 монет и взвешиваем, сравнивая и находя кучку с более легкой монетой.
Третье взвешивание - по 12 монет с каждой стороны. Если вес равный - значит 25-я оставшаяся монета - фальшивая.
Четвёртое - по 6 монет.
Пятое - по 3 монеты.
Шестое взвешивание - находим фальшивую монету.

В начале 90-х годов взяли мы с приятелем большой тогда для нас заказ: обследование на пять разных онкомаркеров работников «Горнефтепродукта». Это несколько нефтебаз и штук 50 АЗС по всей области, человек 800-900 примерно.
Технология простая - пробирку с кровью конкретного человека делишь на пять пробирок и в каждую капаешь соответствующий онкомаркер-реагент. Есть реакция - онкомаркер сработал, тащим этого человека на углубленное обследование и срочное лечение.
Реагенты дорогущие, «один раз капнуть в пробирку с кровью» стоило, если правильно помню, несколько сот долларов.
Себестоимость высокая, маржа низкая, возни много...
Сидим, тупо капаем, тысячи анализов ещё, батареи пробирок в штативах, вся лаборатория заставлена...скушно...
Кто-то вспомнил эту математическую задачку - а хули, чем искомая кровь отличается от фальшивой монеты?
Да ничем!!
И понеслась: берёшь колбу, в неё по капле крови 100 человек - и каплю реагента. Нет реакции - во всей группе из 100 человек нет онкологии легких, например. И незачем проверять каждого.
Если маркер сработал - эту группу делим на две, по 50 человек, и ещё через максимум пять итераций находим больного.
Итого вместо 900*5=4500 исследований мы уложились где-то менее, чем в сотню.
Можно было и меньше, сразу брать «каплю реагента на 900 капель крови разных людей», но нам гарантированное качество нужно было, чтобы никого не пропустить, а при таком количестве разной крови мы не могли гарантировать какой-либо непонятной нам реакции.
Более того, свою схему «по 100 человек за раз» мы повторили трижды, для той самой гарантии. Причём каждый раз меняли состав набора «100 капель крови разных людей».

Результаты экономические:
-Вместо 4500 исследований мы уложились со всеми возможными перестраховками в 280 (это рентабельность в 1500%, если не ошибаюсь));
-Прибыли хватило купить «советский джентельменский набор»: по квартире/машине/даче.
(«Каждому!» -«Операция Ы»).

Главные результаты - медицинские:
-Выявили 8 операторов АЗС и двух водителей; у семерых - онкология первой стадии, у одного - третья, и ещё у двоих - нолевая стадия, нечто типа «предрака» - болезни ещё нет, но маркер уже срабатывает.
-С третьей стадией опоздали, человек умер.
-Благодаря нашим исследованиям лечение начали вовремя и остальные девять человек остались жить.

21.08.2017, Новые истории - основной выпуск

Только что произошло.
У меня пересадка в Шереметьево, бреду неспешно по залу - а из-за какого-то щита рекламного две ноги на полу в судорогах бьются.
Сунулся туда - лежит мужик, судороги, немного пены изо рта, кровь вокруг головы, упал со всего маху на бетон, две тетки за голову пытаются удержать, мужик на спине лежит, синееет уже.
Отогнал одну тётку, протиснулся к мужику, на бок перевернул, зубы разжал, под диафрагму пару раз со всей дури нажал...пульса на кисти найти не могу, но мужик бьется.
Тут какой-то парень-продавец из ближайшего киоска ноги ему зафиксировал, руку у меня перехватил, как раз пульс появился, мужик кашлять начал и дышать. Парень спокойно так мне говорит: "Рот перекошен, не инсульт-ли?". Во, думаю, то ли студент-медик на летней шабашке, то ли на водительских курсах на первой помощи точно не сачковал, учился прилежно.
В это время тетка лет 50-и зевак распихала, командным голосом начала нас всех строить, подтвердила правильность действий, очень профессионально ему обтерла лицо водой из своей бутылочки, вопросы строгие мужику позадавала...замашки или многолетней Скорой или реаниматологии.
Смотрю, а к нам через толпу мужик ещё один пробивается, хищно так клювом водит-кого бы отпихнуть от болезного и помощь оказать...хрен тебе, я первый прибежал, "он мой".
Короче, хоть и быстро прискакали аэропортовские врачи, а медицинская бригада пассажиров мужика уже почти в чувство привела, дышит, смотрит, на вопросы ещё не отвечает, но головой правильно кивает или вертит.
....а в туалете Шереметьево нет средства для смывание крови с одежды, иду вот на свой рейс, а соседи шарахаются...пожаловаться в Аэрофлот, что-ли...

15.07.2019, Новые истории - основной выпуск

ОБЪЕДИНЯЕТ НАС БЕДА ИЛИ ПОМОЩЬ В НЕЙ?
Геленджик, июль 2012.

Урал. Пятница, вроде, была. Я на даче, вернулся с вечерней рыбалки, сходил в баню и, слегка отягощённый спиртным и закусками, нудно читаю очередную мораль младшему и раздумчиво собираюсь почивать.
Звонок по телефону, время, вообще-то, начало первого ночи. Звонит знакомая журналистка, что-то сбивчиво верещит, про свою дочку, летний отдых, какую-то катастрофу... ничего не понимаю.
Потихоньку уяснил, что у неё ребёнок в оздоровительном лагере в Геленджике, там то-ли дождь, то-ли снег, много воды, связи нет, кто-то кому-то звонит, рассказывает страшилки, она, видите-ли, волнуется, спрашивает, не знаю-ли я что-нибудь.
Да на даче я, рыбу копчу, вино пью, ничего не знаю, ничего не слышал, никто не звонил.
Но одеваюсь и, соображая, сколько выпил, уже сажусь за руль, направляясь в город.
На полпути в город снова звонок. Губернатор. «Я в командировке в Москве. В Геленджике сель прошёл, есть жертвы. Разбирайся с ситуацией. Возможно, что надо самолёт посылать за нашими, но смотри сам, решай по месту.»
...«Интересный поворот сюжета...»...особенно вот это, начальственное, «решай сам, на месте»...
К пол-второго ночи добрался я до города, захожу в правительство - человек десять в зале для заседаний уже сидят, половина вице-губернаторы, половина министры, кто не в отпусках - все здесь. Что-то дуются друг на друга, то-ли переругались только что, то-ли пытаются выяснить, кто тут сейчас у них главный.
Ладно, ща разберёмся...

Притаскиваю откуда-то большую белую доску, пару маркеров и начинаю рисовать блоки задач:
- Сколько наших детей там? Сколько групп? Кто старший? Связь с ними? Состояние? Пострадавшие? Где находятся?
Вице-губернатору по социалке - выяснить.
Да мне без разницы - где и у кого! Билетные агентства; вокзал и аэропорт, пусть поднимут данные о детских пассажирских группах; поликлиники, что санаторные карты выдавали; туристические агентства с путевками. Звоните, пишите, езжайте к ним домой, поднимайте с постели - вперёд.

- Если решим вывозить - варианты? Поезд? А они ходят? Самолёт? Где есть ближайший свободный борт? Вместимость? - пока не знаю, сейчас Надежда Григорьевна уточняет, сколько там детей.
Так, Василий Юрьевич - решайте по борту: где есть, какой вместимости, сколько стоит и тд. Вперёд.

- Далее, если вывозим наших детей - бригада врачей в самолёт. Чья? МЧС? - годится. Если не найдём родителей и родственников, мало-ли, по отпускам-дачам разъехались, - где будем размещать детей? Питание? Медицинское обеспечение?
Дмитрий Иванович, это за тобой.

Что? Уже есть информация по детям? Молодцы, быстро. (Реально минут 45 всего прошло). Готовы списки с адресами, телефонами домашними и родительскими.
Пока известно про пять групп по 8-10 человек и несколько мелких, по 2-5; всего (насколько помню) около 80-90 человек, семь взрослых. Две группы заканчивают смену, осталось несколько дней; три группы прибыли недавно - одна-две недели.
Все группы находятся в нескольких местах в самом городе или пригороде, все, слава Богу, живы. Света нет, вода с мусором потоком идёт по улице, кое-где подтоплены первые этажи, но уровень воды уже не поднимается.
Связь со всеми установили? - молодцы.

Помощнику - вот тебе деньги, положи всем взрослым, кто там есть; и на детские телефоны, с которых держим связь, по тысяче; наверняка там ни банкоматы, ни пункты оплаты не работают.
И предупреди, чтобы изъяли все телефоны у детей, заряды берегли, электричество неизвестно когда будет. Симку, с которой идёт связь, пусть переставляют из севшего телефона в заряженный.

- Итак, вывозим или нет?
Что? - вывезти две «старые группы», а «новеньких» оставить, пусть доотдыхают? А то, что вся городская канализация сейчас, радостно журча, бежит по улицам и через пять дней рванет эпидемия гепатита и кишечных инфекций, никого не смущает?

Дмитрий Иванович, так ты уже связался с мэрией Геленджика? Супер. Что там у них? Понятно.

Василий Юрьевич, что с самолетом? Есть два? Один в Ижевске и один в Самаре? Самара готова утром вылететь по платёжке, не дожидаясь денег, молодцы, не жлобятся; а Ижевск? Вообще верят на слово... непривычно, однако.

Четыре часа утра.
Решение - вывозим всех, ну нахрен мне эти риски с эпидемиями, если что уже там и подхватили, лечить будем здесь, у себя.
С мэрией Геленджика договорились, они по нашей просьбе обещают, вроде, детей привезти к самолету; но мелкой налички я, на всякий случай, наменяю - на месте поймаем какой-нибудь автобус или ещё какой транспорт - но всех вывезем.
Самолёт (какая-то «тушка», 204, если не ошибаюсь) из Ижевска вылетит в семь утра; сейчас собирают экипаж; в восемь будет у нас, дозаправка, берет нас и в девять утра вылетаем. Лететь часа три с половиной, с учетом разницы во времени примерно в 10.30 будем там; на 11 назначаем посадку детей и 11.30 вылет обратно. К 17 часам местного должны быть на месте, если, тьфу-тьфу, я все правильно сконструировал.

Если кого из детей не заберут сразу, что с ними делаем?
О как... владелец аэропортовский гостиницы бесплатно предоставляет номера... по жизни я его терпеть не могу, но тут... зачёт.

Кто летит?
Ты? Зачем? Связь с мэрией? Хорошо.
Ты? Обеспечение транспортом на месте? Годится.
Вы, двое? - учёт и приём детей по спискам? Надо.
Остальные - здесь, готовьтесь.
Плюс три человека - бригада МЧС, с врачом и психологом.
Сколько мест осталось? Так, сообщите старшим групп в Геленджике, что мы можем столько-то ещё взять с собой желающих из соседних регионов, от нас они хоть поездом, хоть автобусом уже сами домой доберутся.

Всем СМИ сообщите, что вывозим всех наших детей, и время прибытия самолета. По родителям звонить начинайте прямо сейчас, не дожидаясь утра, они там с ума небось от волнения сходят, вон телефон в приемной губернатора уже названивать стал частенько.
Сейчас здесь дежурным останется Василий Юрьевич, заодно утром оформишь платёж за самолёт, министр финансов тебе в помощь. Остальные - спать. Кто летит - встречаемся в 8.30 в аэропорту, паспорта не забудьте.

Поехал домой, поспал ещё пару часов, приехал в аэропорт. Лето, тепло, хороший такой тихий рассвет...
Самолёт уже заправили; бригада вице-губернаторов и министров здесь, эмчеэсники тоже на месте. Силовики звонят, спрашивают, нужна-ли помощь какая - пусть пара экипажей ГАИ после обеда подежурит, на всякий случай...
Пока все по плану.

Сели, летим.
Не пойму, чем таким вкусным пахнет, кухни то ведь нет? Бляяяя... вице-губернатор по социалке с министром по образованию несколько пакетов свежих пирожков где-то уже нарыли (ну не сами же успели напечь?); волнуются, видите-ли, за детей; а где я им руки мыть буду, чтобы с этими пирожками грязи в рот не натаскали?

Прилетаем. Геленджик. Солнце. Тихо. Благодать.
Пошёл на разведку. Выхожу в зал аэропорта.
Ахренеть...
До сих пор респект и уважуха мэрии Геленджика, особенно заммэра вроде по соцработе, женщине, имя-фамилию не помню, простите.
Все автобусы у них были задействованы на вывоз детей и отдыхающих взрослых в глубь Краснодарского края, в непострадавшие пансионаты и санатории, так они ухитрились организовать-таки ночью около 30 такси, которые разом забрали всех наших детей из РАЗНЫХ мест и ОДНОМОМЕНТНО доставили в аэропорт. (Я им денег предлагал, не взяли).
«Принимайте детей, вот список».
Да у нас тоже свой список есть, и два специально обученных человека при нем, при списке, да ещё и с пирожками, нах...
Чё стоите, принимайте по головам.

Вышел я на площадь, купил мороженку геленджиковскую, съел в удовольствие, выкинул бумажку в урну, возвращаюсь. (По большому счету, это была вся моя работа в Геленджике))
Всё ровно, все ушастые на месте, все живы и веселятся - приключение у них, видите-ли, вместо поезда домой самолетом летят.

На обратном пути оказался я рядом с людьми из соседних регионов, которые решили вернуться с нами, человек 20 их было. Сидит рядом какая-то мамаша, приняв меня, видимо, за чьего-то папашку, рассказывает: хорошо вам, местным, за вами власть вон сразу самолёт прислала, и ночью денег на телефоны положили (есть!! угадал!!), а нам только секретарша из приемной позвонила, спросила, все-ли живы, ну, говорит, и хорошо, и всё, вот и вся забота.
С переднего кресла оборачивается мамаша из другого региона: вам хоть позвонили, а нами даже не поинтересовались никто; и давай радостно своих критиковать.

Прилетели, всех детей встретили, выхожу в зал и вижу, что на площади у выхода из аэропорта уже камеры телевизионные стоят, журналистов человека четыре топчется, сейчас сюжеты делать будут.
Подходит руководитель пресс-службы губернатора: «Иван Иванович, здравствуйте. Докладываю: у родителей и эмчеэсников интервью уже взяли, материалы готовы, «Россия 1» ждёт сюжет, будут показывать по федеральным каналам; сейчас вот только Вас подснимем и в Москву будем отправлять».
А вот хрен вам, я ещё на вечернюю рыбалку успею, у меня машина здесь стоит.
Вице-губернатора - вперёд! на камеры), а сам через служебный ход на стоянку.
К семи вечера уже был на даче.
Восемь часов на эвакуацию наших детей из Геленджика, и семь часов на подготовку.

Через три дня Президент выступил на эту тему, особо отметил Ткачева, губернатора Краснодарского края, и нашего губернатора, за «оперативность и быстроту действий по оказанию помощи детям»).

А сюжеты и интервью про эту акцию я потом видел; кстати, прилично получилось. Все родители и журналисты почему-то опять про «деньги на телефон» напирали), самолёт - это как-бы так и должно быть, обязанность власти.

ВСЕМ, КТО СЕЙЧАС РАБОТАЕТ НА ПАВОДКЕ В ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ - С УВАЖЕНИЕМ И БЛАГОДАРНОСТЬЮ

04.02.2019, Новые истории - основной выпуск

«Ибо нехуй»

Пару лет назад вышел на новую работу. Начали облёт регионов, знакомлюсь с людьми и ситуацией. Зима, северный регион размером в две Европы, день отработали, вымотались, как савраски, вечером с коллегой и двумя региональными руководителями устало ковыряем вилкой ужин...
Самый большой руководитель в основном молчит, второй большой руководитель не замолкает, гостеприимство проявляет, похоже.
С чего его понесло, не знаю, вроде, мужик нормальный, но рассказывает вдруг он историю, как «мы тут мАсквичей встречаем».
«Привозим прилетевших гостей в отель, выходим из машины, и тут я начинаю план на завтра уточнять, пожелания спрашивать, тяну время, короче. А зимой у нас -55 градусов, минуты не простоишь, они и начинают переминаться, руки тереть, подпрыгивать. Вот только после этого и идём в отель селиться».
Чай допили и везут они нас в отель. Зима по местным меркам тёплая была, минус 43 градуса только.
Выходим из машины, я без шапки, в расстёгнутых куртке и пиджаке, в «ботинках на микропорке». Ну и большие начальники нас провожать вылезли, тоже расстегнутые, но, предусмотрительные, в шапках.
Я говоруна беру за пуговицу и начинаю уточнять планы на завтра, куда и во сколько едем, кто на совещании будет, с кем встречаемся, какие вопросы будем обсуждать и какие бумаги к утру подготовить, что кажется лично ему важным и на что надо обратить внимание...
Он начинает переминаться, потом притоптывать, потом нос тереть, потом приплясывать, мне пришлось в жменю уже и рубашку его с галстуком взять, чтобы не вырвался.
Самый большой начальник, когда понял, что происходит, ржал как северный олень, до слез и всхлипа - ну, Иванов, тебя и умыли!

Ну, а хули, зря, что-ли, я столько лет профессионально моржеванием занимался.

01.02.2017, Новые истории - основной выпуск

"БЫВАЕТ В ЖИЗНИ ВСЁ"

Работал у нас в детской поликлинике кардиолог - Эдуард Ефимович (все имена и отчества сохранены). Как и все мы, летом он на 1-2 месяца отправлялся в пионерский лагерь служить врачом - за кухней следить, детей взвешивать, тумбочки проверять, порезы зелёнкой мазать... если чего серьёзнее не случится, тьфу-тьфу.
Было тогда ему лет 38-40, спортсмен, волосы "соль с перцем", слегка кучерявый, восточный профиль, глаза, брови... нравился женщинам неслабо.
Как-то он рассказал:
"1985 год, борьба с пьянством в самом разгаре, за выпивку начали не просто в отпуск зимой отправлять и очередь на квартиру переносить, уволить могли запросто, с любой должности. Все очень серьёзно, не по-детски.
Последняя, августовская, смена в пионерлагере, последняя ночь. Всё как обычно - дети не спят, бегают по соседним палатам, мажут спящих зубной пастой и зелёнкой. Вожатые делают вид, что бегают за ними, иногда выпивая вина/водки/бражки, не пьянства ради - традиции для)
Я тоже не сачковал, что я - не врач, что ли? Ночь прошла нормально, рано с утра покормили детей и по автобусам. Через час-полтора приехали в город к Драмтеатру, высадили детей, раздали родителям, лишних не осталось, все в порядке!
Еще по стаканчику и потихоньку домой направился, там уже стол накрывают - и смена закончилась, и сразу после обеда мы с женой Надеждой в отпуск к моей маме в Кишинёв летим, сентябрь, бархатный сезон... лепота!
И тут меня накрыло... вино, бессонная ночь, вино, трясущий автобус, вино, жара накатывает... и упал я под кустики на краю площади, просто вырубился.
Народ наш лагерный уже разбежался по домам, только медсестра Аня как-то увидела меня, попыталась растормошить, поднять... бесполезно, я даже не мычал, спал просто сладко и в удовольствие!
Она понимала, что меня за такие фокусы - вытрезвитель/телега/профком - легко уволить могут, да и просто нормальная была, не бросила, однако.
К счастью, жила она совсем рядом, на Ленина, 84. Кто-то помог меня слегка растормошить и поднять, она чуть ли не на себе потащила, ногами я, видимо, ещё мог перебирать... так и довела до своей комнаты в четырехкомнатной коммуналке.
Через два часа я проснулся, не потому, что протрезвел в холодке, а просто сухое вино отчаянно просилось наружу...
Пытаюсь встать, бурчу что-то, а Аня чуть ли не набросилась на меня, рот ладошкой затыкает и шепчет в ухо, чтобы я прекратил шуметь.
Я ничего не соображая - ну очень пИсать хочется!! - пытаюсь встать, а она меня удерживает и рассказывает шёпотом...
Короче, соседи у неё не просто не сахар, жизнь хоть кому отравят. Она девушка порядочная, живет одна и если соседки-старушки увидят в ее комнате мужчину - то жизни ей не будет совсем... заклюют вусмерть.
Я ей, конечно, сочувствую искренне, но пИсать меньше мне от этого не хочется, наоборот, резервы организма на пределе, о чем я, как честный человек, ей и заявил. Ладно что Аня медсестра, притащила ведро какое-то, вышла, вернулась, забрала ведро.
Уфффф... жизнь налаживается!
И тут до меня, наконец-то, доходит, что я уже два часа как должен быть дома, чемодан закрывать; что жена/тесть/теща/кум и прочие многочисленные родственники сидят за столом, вернее, уже не сидят, а обрывают телефон коллег, скоро по больницам начнут звонить! Пипец...
Объясняю Ане, шёпотом и жестами, что ее жизненный уклад мне понятен и даже когда-то где-то был близок по ментальности, однако, если я немедленно не появлюсь дома, то соседки-старушки ей божьими одуванчиками покажутся.
Попрепирались немного, Аня и говорит: одной соседки нет дома, учапала куда-то с утра; вторую она попросит сходить за хлебом; а третью уведёт на кухню, про смену рассказать; я же должен сразу после этого тихонько выйти в коридор, открыть замок входной двери, выскользнуть бесплотной тенью, и не захлопывать дверь, а тихонько прикрыть.

Вот, кряхтя, ушла соседка в магазин...
Вот вторая возится на кухне...
Аня там же отчаянно брякает чайником, создавая мне звуковую завесу...
Вот я, сняв туфли и держа их оба-два правой рукой "щепоткой" сверху, в носках на носочках крадусь по коридору к ободранной коммунальной дверце на свободу...
Вот левой рукой отвожу щеколду...
...громкий скрип двери, но СЗАДИ!!!, там, где соседка якобы "учапала с утра".... и непередаваемо удивленно-восторженный, радостный, грассирующий, до боли знакомый голос чуть ли не кричит: "Здгггавствуйте, Эдуагггд Эфимович!!!!!!"
Туфли с грохотом падают на пол... я, шаркая на всю квартиру, одеваю их... с громким щелчком открываю дверь.... и уже на выходе, даже не оборачиваясь: "Добрый день, Бэлла Абрамовна...".
А чего оборачиваться, голос лучшей подруги своей тещи я и так прекрасно знаю... как знаю и то, в каких красках и с какими эпитетами она будет с придыханием рассказывать всё в картинках... а мне кто поверит, после туфель в руках и "носочках на носочках"...?

Через полчаса я дома, Бэлла ещё не успела позвонить, все радостно-взволнованы: "Эдик, мы тебя чуть не потеряли, уже волноваться начали, скорее за стол, такси уже здесь, пора в аэропорт!" и прочие встречающе-провожающие хлопоты и возгласы большой и пока ещё дружной семьи....

Прилетели к маме в отпуск... я от каждого телефонного бряканья вздрагиваю, все жду звонка жене от тёщи... сломя голову бегу через всю квартиру... на пляж не хожу, боюсь звонок пропустить... ни сна, ни аппетита, естественно...
Через три-четыре дня мама меня поймала на кухне, приперла, допросила... я раскололся, все как было рассказал.
"Ндааа, сынок, "я тебе, конечно, верю", как поётся в известной песне, но не представляю, чтобы кто-то ещё в это поверил. Помочь я тебе ничем не могу, но отпуск ты проведёшь спокойно - все звонки я беру на себя, никто кроме меня трубку не возьмёт. А дома уж как будет, так и будет, ничего не поделаешь. Постарайся поспать".
Через месяц летим мы домой. Настроение мое можешь себе представить, каких только картинок встреч, вопросов, криков и массы остальных приятных вещей я сам себе не нарисовал-не представил.
Самолёт сел, все выходят, я сижу, тяну секунды... все вышли, и бортпроводница уже брови хмурит, и жена торопит... а я встать не могу, такое бывает при сильном стрессе, ноги отнялись...
Кое-как, цепляясь за Надежду, встал, она меня почти протащила пару метров, рефлексы стали возвращаться, и я потихоньку захромал к трапу.
В те времена от самолёта к выходу в город пешком по полю шли... за забором уже никого, все своих встретили и уехали, только встречающие нас тёща с тестем стоят, руками так рааааадостно машут, улыбаются широкооооо...
"Ну где же вы! Мы уже волноваться начали! Все прошли, а вас нет! Надя, как же ты загорела хорошо, посвежела, отдохнула! Эдик, а ты чего похудел так? И бледный весь? Ты болел? Что случилось?"
Смотрю я на их фальшивозаботливые лица и не верю, что этих двуличных людей, растягивающих удовольствие от моих мучений, я много лет любил и уважал...
Приехали домой, стол накрыт, тосты, охи-ахи, рассказы-вопросы... а про Бэллу - ни звука. Ну ладно, думаю, хрен с вами, хотите понаслаждаться-наслаждайтесь, я тоже подожду.
Прошёл месяц. Я похудел килограмм на семь, не сплю, аритмия появилась, на работе ничего не соображаю, живу как зомби какой. Спиртное не берет, пью как воду, а после стакана водки отравление наступает.
Подошли ноябрьские праздники. Стол, еда, выпивка, все родственники в гостях, шум, тосты, тёща напротив меня за столом...
И Я НЕ ВЫДЕРЖАЛ...
Оперся на локти, наклонился к ней через весь стол и почти проорал: "А что, мама, как там Ваша подруга, Бэлла Абрамовна, поживает????"
....После ответа я захохотал-заржал, даже не заржал, загоготал, раскинул руки, сбросил все со стола, откинулся в хохоте назад, грохнулся вместе со стулом на пол, и бился в натуральной истерике минут пять, пугая родственников.
Меня полили водичкой, я успокоился, сел, налил, со вкусом выпил и с ещё большим вкусом закусил!
Никто из родственников так и не понял, почему я столь бурно, неадекватно-эмоционально отреагировал на грустный тёщин ответ: "Ах, Эдик, в тот день, когда вы улетали в отпуск, у Бэллочки небольшой инсульт случился и речь отнялась..."

Рейтинг@Mail.ru