Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "tardif"

Все тексты от "tardif"

11.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Случилась эта детективная история за несколько дней до Нового года. Вечерело. Я сидел в кресле и читал, рядом на подлокотнике в позе сфинкса возлежал кот и вполглаза контролировал текущую обстановку. Короче, ничто не предвещало в этот зимний предновогодний вечер никаких приключений. Когда зазвонил домашний телефон, я вежливо и честно информировал трубку, что, мол, я Их слушаю. И вот тут-то и началось: незнакомец в трубке встревоженным голосом поведал мне, что он майор милиции Трофимов, и что мой сын попал в страшную аварию, второй участник которой сейчас в реанимации на волоске от смерти. Спасти сына можно только если имеющиеся два очевидца изменят свои показания, а ежели протокол останется без изменений, то ему грозит от 10 до 15 лет. Мне было рекомендовано сыну не звонить потому, что сам он в КПЗ, а телефон его, равно как и документы, в сейфе у Трофимова Сергея Ивановича.
Здесь нелишне будет уточнить, что я понял, о чём речь, с первых же секунд, так как мой сын в данный момент никоим образом не мог попасть в аварию и не мог находиться в КПЗ. Можно было бы конечно послать «доброжелателя» куда подальше, но тогда он наберёт наугад другой номер и рано или поздно найдёт жертву.
От делать нечего и, следуя позывам гражданской ответственности, было принято решение «включить дурака», что мне совсем не трудно, а именно: изобразить испуг, панику, растерянность и готовность пойти на любые жертвы ради вызволения из беды нашкодившего отрока, в стиле одного мавританского композитора: «Меня обманывать не надо, я сам обманываться рад».
И, судя по всему, у меня неплохо получилось, т.к. заглотив наживку, Трофимов спросил, сколько средств я готов вложить в спасательную операцию и, узнав, что наличными у меня только 30 тысяч, заявил, что этого недостаточно. Тогда я пообещал взять в долг у соседа ещё 20. Совокуплённая цифра майора устроила и он, поинтересовавшись моим именем, попросил номер мобильного телефона. Я дал ему номер старого мобильника, которым не пользуюсь – он лежит просто так и время от времени просит подпитать его от Мосэнерго. Получив номер, мне велели никуда не звонить, никуда не уходить, и что мне сейчас перезвонят. А сам, тем временем, с другого мобильного связался с приятелем, в двух словах описал ему ситуацию и он пообещал, что мне сейчас перезвонят.
Две трубки зазвонили практически одновременно: в антикварной Нокиа 6230 был майор Трофимов, радеющий о будущем моих детей, а в действующей, как потом выяснилось, начальник уголовного розыска моего УВД. В такой ситуации не было никакой возможности ответить на второй звонок, поэтому я просто держал обе включённые трубки так, чтобы обоим собеседникам было слышно, что я говорю, и умышленно обсуждал, переспрашивал, повторял условия передачи денег и освобождения сына таким образом, чтобы «подслушивающему» было известно как можно больше деталей. От предложения встретиться на нейтральной территории, т.е. в ближайшем кафе или магазине, я отказался, сославшись на травму ноги, и мы с моим спасителем, после долгих переговоров, договорились, что я спущусь к соседу за деньгами, потом положу всю сумму в пакет, туда же брошу картофелину для придания посылке большей силы гравитации, и когда его помощник подъедет, я сброшу пакет из окна. При этом мне запрещалось класть трубку, т.к. майор сильно рисковал и боялся потерять погоны. Якобы отправившись к соседу, я закрыл пальцем микрофон на одном телефоне, и условился по второму с реальным сыскарём, что его парни подъедут и будут в машине во дворе, а когда я подойду к окну, они мне моргнут фарами. Нельзя забывать, что всё это время я на трубке с вымогателем, и он уверен, что контролирует ситуацию. Несколько раз звонил домашний: «Алло, это ваш участковый. Вы уже вызвали милицию?». Предполагая, что это проверка, я отвечал: «Какой участковый? Никого я не вызывал. О чём вы вообще?» и бросал трубку. Через некоторое время мне моргнул снизу Гелендваген, а ещё минут через 10 во двор заехала чёрная «девятка», и мне по мобиле было сказано, что помощник на месте, и велено бросать пакет. Я заявил, что никого не вижу из людей и не могу бросать такие деньги в никуда. Тогда из девятки вышел человек с телефоном у уха в одной руке и помахал мне другой. Я бросил пакет, в который кроме 50-ти тысяч, вместо картофелины была вложена мандаринка (ну, извините, не оказалось картофелины под рукой). Но бросил с таким расчётом, чтобы он повис на нижних ветках дерева. В этот момент Гелендваген заблокировал «девятку», из него выскочили крепкие ребята, вытащили двоих из машины, сшибли с ног и начали щедро одаривать пиздюлями, по-видимому, проводя предварительную работу по написанию чистосердечного признания и оказанию всестороннего и всеобъемлющего содействия следствию. Третий, под покровом сумерек, сбежал как нигерийский спринтер и исчез в декабрьской тьме. Минут через пять, вся честная компания честно перестала шуметь в столь поздний час и так же честно удалилась, захватив и «девятку» и, самое главное, мой пакетик. Ни хрена себе, честно?! Деньги, бог с ними, я себе, в случае необходимости, ещё сколько хошь таких нарежу из старых журналов, а вот фирменный пакетик и мандаринку кто компенсирует? А кот как лежал, сука, все эти сорок минут, пока я проводил операцию по задержанию преступного элемента, так и лежит – вот кто настоящий похуист! Ему даже, сука, мандаринку не жалко!© serge tardif ™

14.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Приятель приобрёл как-то по случаю пушистый пищащий комочек, который со временем преобразился в роскошного британского гладкошерстного красавца. В связи с тем, что живёт он в загородном доме, кот пользовался всеми правами и свободами, дарованными ему Конституцией РФ. Утром, проснувшись, зевнув и вальяжно потянувшись, умывшись и плотно позавтракав, зверь чинно удалялся по своим, ему только ведомым делам и весь день шлялся непонятно где.
Объявлялся он только вечером, чтобы реализовать свои права на пожрать, полежать на хозяйском диване и великодушно позволить почесать себе за ухом. В один прекрасный день приятель задумал всё-таки выследить домашнего любимца, дабы быть в курсе того, как оный проводит свой рабочий день, пользуясь правом на свободу передвижений. И вот что, в конце концов, выяснилось: этот потомок подданных Её Величества отправлялся к соседям, где у него была своя миска, свой лоток и домик с матрасом. Его там кормили, расчёсывали, играли с ним и, более того, у него там была своя кличка, на которую он, по настроению, даже иногда откликался. Но самое интересное заключалось в том, что эти милые люди планировали в ближайшие выходные отвезти котика к ветеринару на кастрацию, чтобы он не шлялся чёрт знает где по ночам.

20.09.2015, Новые истории - основной выпуск

А вот ещё был случай. Однажды вечером был на очень затяжных переговорах по контракту с запутанными системами поставок и с привлечением синдицированного кредита от нескольких банков. В переговорах участвовали англичане, французы, швейцарцы и наши в моём лице. Просидели до 9 вечера, я выпил несколько чашек кофе и конца заседания еле дождался. Выскочил в холл, а там в WC - очередюга! Не подыхать же! Думаю, сейчас на улице засуну свою совесть куда подальше и как... Как бы ни так! Всё освещено и охранники в костюмах по всему периметру. Что делать? Лопнет же единственный и незаменимый!
Заскакиваю в машину и по газам! Плачу, семеню ногами, сжимаю ляжки и очень сильно мечтаю о каком-нибудь баобабе или секвойе у дороги. А маршрут, как назло, через набережную - иллюминация, блядь, парочки прогуливаются, сука, и ни одного достойного укрытия для законопослушного гражданина. Заплетаю косу на дороге, одного слева обошёл, второго справа, третьего по встречке.
Любовь, вне всякого сомнения, очень сильное чувство, но желание, нет, не желание, скорее жизненная необходимость, поссать намного сильнее. Полцарства за поссать! Правда, оно то отступало, то опять с новой силой наступало. Прилив, отлив, блядь!
И тут сзади вой сирен, мигание красно-синих лампочек и какие-то зазывные речи в матюгальник. На перекрёстке подрезают два Крауна при полном параде, блокируют всю проезжую часть, из них выскакивают воины с автоматами, вытаскивают меня из машины, обыскивают и требуют документы. Даю документы, а сам плачу, гримасничаю и пританцовываю. Они медленно, внимательно соизволят изучать. И взмолился я тогда:
- Мужики, ссать хочу, не могу! Отпускайте, пожалуйста, быстрее, а не то…!
Они насторожились:
- Таак… Похоже, выпивали? Ну-ка, дыхните!
Дыхнул. Один другому говорит:
- Вроде не пил. Блин, а я думаю, чего он мечется как заяц, то ли машину угнал, то ли пьяный?
И вот тут началось самое интересное. Перекинулись между собой парой слов, вернули документы, спросили куда еду и говорят:
- Давай быстро в машину и за нами!
Сначала я не врубился. А они меня по встречке с цветомузыкой мимо светофоров проводили почти до самого дома. Доехали за 10 минут вместо обычных 30. Поссать удалось только возле стоянки, но это чувство блаженства, это седьмое небо я не забуду никогда! И ещё: встречаются всё-таки, как оказалось, в ГИБДД парни с нормальной сексуальной ориентацией.© serge tardif ™

13.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Приятель рассказал.
Был у него когда-то сослуживец в звании лейтенант. По службе к нему претензий не было, а вот в семье было неладно. Приходил он, например, после суток домой вымотанный и голодный. Хочет принять душ, а в ванной замочено бельё. А жена спит. Взял он это бельё и в окно. Идёт на кухню, а там жрать нечего и полная мойка грязной посуды. А жена спит. Взял он эту посуду и в окно. Нервы. Короче, в один прекрасный день в Контору поступает жалоба на лейтенанта от его спящей красавицы, мол, безобразничает и рукоприкладствует и вообще… Естественно, лейтенанта – сразу же на ковёр к полковнику, Начальнику Управления, для проведения воспитательной работы в стиле: «Что же ты, ёптфоюмать, кадровый офицер контрразведки, блять, позоришь ряды…, хулиганишь, да ещё бабу свою пиздишь!!!». Лейтенант мужественно, потупив очи, прослушал лекцию о чести и достоинстве, семье и браке, правилах социалистического общежития, а может быть, даже о сложном международном положении. Когда полковник закончил, лейтенант поднял потупленный до сих пор взор и попросил разрешения обратиться. Получив добро, он спросил:
- Товарищ полковник, а вы рано встаёте на службу?
- В половине седьмого - в семь. А что?
- А завтрак кто готовит?
- Сам готовлю, жена-то ещё спит.
- Вооот, товарищ полковник, - лейтенант назидательно поднял указательный палец, - пиздить надо! © serge tardif ™

17.09.2015, Новые истории - основной выпуск

В свое время моя мама работала в гостинице и, кроме прочего, в ее обязанности входила регистрация постояльцев. Однажды, переписывая данные паспорта очередного гостя, она прочла в графе место рождения - село Буйнос-Айрес. На ее вопрос, обладатель документа поведал следующую историю.
Его родители были дипломатическими работниками и в момент его рождения служили в посольстве Советского Союза в Аргентине. Факт появления на свет нового гражданина СССР в этой стране был отражен в свидетельстве о рождении. Когда молодому человеку исполнилось 16 лет, семья уже вернулась на родину и проживала в небольшом городке на Украине. В паспортном столе дородная тетенька спросила юношу: "Шо цэ воно таке Буйнос-Айрес?". Мальчишка решил сумничать и с иронией ответил: "Та, это кишлак такой". Паспортистка строго сказала: "Цэ у вас кишлак, а у нас село" и так и записала. Шутка удалась на славу. Поменять документ долгое время руки не доходили, и эту историю ему приходилось рассказывать каждый раз, когда требовалось предъявление паспорта.

12.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Намедни в своем подъезде столкнулся с соседом, с которым давно уже здоровались, но близко не общались. Опускаю подробности разговора, скажу только, что он окончил институт военных переводчиков. Поведал он мне, кроме прочего, следующую историю. Излагаю ее в своей редакции и художественной обработке.
Во времена застоя случилось ему сопровождать группу сербских высокопоставленных военных, прибывших в Москву с дружественным визитом. Он настаивал, что именно сербских, а не югославских. После короткой официальной программы, как это принято у нас, перешли к произвольной, т.е.: охота, водка, баня. В определенный момент, всем предлагается из парилки проследовать на свежий, морозный воздух, где нашего генерала подчиненные подхватывают под ручки и окунают в прорубь. Когда сербскому коллеге предложили испытать такое же удовольствие, он, поежившись, сказал: "Окуните моего адъютанта, он потом поделится со мной своими ощущениями. Я ему полностью доверяю".
© serge tardif ™

29.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Однажды, когда сыну было лет пять, пошли мы с ним вдвоем в магазин. Кроме всего прочего нам было поручено купить большой цветочный горшок. Выбрав товар мы подошли к кассе, возле которой сын, ничего не говоря, потянул горшок из моих рук. Полагая, что хороший мальчик хочет помочь папе нести "тяжесть", я ему его отдал. Расплатившись оборачиваюсь и вижу - это чудо стоит и ссыт в горшок посреди магазина… Действительно хороший мальчик!

19.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Вчера с приятелем под пиво зашел разговор о раках и прочих креветках. И поведал мне этот вполне отечественный гурман, что у них с женой любимый салат: рис, красная икра, креветки и нарезанное мелкими кубиками большое зеленое яблоко. Креветки (мелкие) предварительно отвариваются, и моему приятелю доверяется их очистить. На мое предположение, что в процессе чистки он каждую вторую отравляет в рот, приятель грустно ответил: "Да нет, она меня предварительно плотно кормит".

23.09.2015, Новые истории - основной выпуск

Видеоклипы последних лет о всяких разноцветных революциях и прочих майданах оживили в памяти картинки первой командировки в Африку.

Недели через полторы-две после нашего прибытия по назначению, в городе начался примерно такой же карнавал, который мы наблюдаем в репортажах с Ближнего Востока и незалежной. Только алжирские повстанцы - радикальные исламисты, кроме всего прочего, ещё выстраивали различные городошные фигуры из автомобильных покрышек и поджигали их, что в результате давало внеочередное полноценное солнечное затмение. Ну, и ещё разница была в том, что армия и полиция была на стороне светских властей, а не разбежались или безучастно наблюдали.
И вот в такой непростой общественно-политической ситуации у разлучённых с Родиной русских парней подошли к концу запасы Смирноффых и Джонни-пешеходов, закупленных во Freeшопе и нелегально ввезённых в жаркую мусульманскую страну.
Кстати, для того, чтобы обойти таможенные запреты и провезти что-то неположенное, применялась простенькая военная хитрость: при вскрытии чемодана, сумки или коробки таможенник сталкивался нос к носу с игрушечным Хрюшей, ну, или с фотографией чемпионки ВДНХ по закромам сала. Лицо Магомеда тут же изображало некий меланж брезгливости, отвращения и панического страха, как будто он вдруг увидел облёванного и обосранного с ног до головы Фредди Крюгера или Собчак с Малаховым, его руки начинали работать в режиме вентилятора (что было очень кстати при 40%-ом тепле), заодно указывающего на выход из аэропорта. Поэтому сначала у нас с собой было.
Но вернёмся к нашим русским парням, среди которых, кстати, были: два хохла, еврей, узбек, армянин и, то ли якут, то ли чукча. В сложившихся обстоятельствах, когда закуски было навалом, а всё что было «для аппетита» закончилось, невзирая на так некстати образовавшуюся чрезвычайную ситуацию, было принято мудрое решение послать гонца. В качестве такового единогласно был выбран «молодой боец», а если быть точнее, то «доверие» было оказано мне. Надо сказать, что в Алжире, хоть и с трудом, но можно было купить вино или пиво местного разлива, но различались эти мочеобразные напитки только цветом: от красного мутило и поносило, а от жёлтого наутро раскалывалась голова. Впрочем, она и от красного была тяжёлой. Но! Был один не предусмотренный антиалкогольной компанией нюанс: в аптеках города в мирное время свободно продавался чистый медицинский спирт. И совсем недорого. Вот эта самая субстанция, расфасованная в пластиковые пузырьки по 250 мл, или если по-нашему, то грамм, предназначенная для сугубо медицинских целей, и выступала в роли продукта первой необходимости российских контрактников. Помочь мне, ещё не освоившемуся в городе, добровольно вызвался Парфён. Он, будучи на втором году, явно сильнее других скучал по Родине и, соответственно, испытывал необходимость залить вялотекущую ностальгию шедевром алжирской фармакологии. К тому же, у него была машина.
В городе нас явно не ждали - всё горит, вокруг стреляют, слегка попахивает слезоточивым газом, с одной стороны баррикады и беснующаяся толпа, с другой - бронетехника и кордон из военных и полицейских. Все магазинчики, которые не успели разбить и разграбить, закрыты на решётки и ставни, но аптека, находившаяся через дорогу, как раз посередине между выясняющими отношения высокими сторонами, сука, открыта! Мы спешились и уверенной (кто бы сомневался?) походкой направились к цели. Рыжему мужику в штатском, представившемуся сотрудником службы безопасности и сносно говорившему по-французски, вместо документов мы предъявили русский дух с перегаром, а также предоставили к осмотру шорты и майки. Рыжий, как появился из толпы, так в ней и исчез. Страшно почему-то не было.
Аптекарь уже был в курсе, что русские ежедневно перед сном растираются спиртом и делают примочки, поэтому без лишних вопросов отпустил нам десять пузырьков и поспешил закрыть свою лавочку, а мы удовлетворённые удачным шопингом, направились к машине, оставленной в переулке. Когда из-за ближайшей баррикады какая-то гопота начала выражать нам необоснованное и к тому же непонятное недовольство и бросила в нашу сторону несколько камней, я наклонился и сделал вид, что тоже подбираю камень. Слышал, что собак такое движение отпугивает. Подействовало - недовольство спряталось за баррикадой. Больше претензий к нам у радикальных мусульманцев не было. Страшно не было.
На этом всё могло бы благополучно закончиться, но мы упустили из виду одну мелочь - в городе был объявлен комендантский час, и выходили мы в город до того, а возвращались уже после того. То есть после запретных 20-ти ноль-ноль. Здесь нелишне будет сказать, что солнце там не заходит и даже не закатывается, оно, провисев почти весь день в зените, вдруг в течение каких-то пяти минут буквально падает за горизонт. И вот оно упало. Из ночных светил остались только фонари. Помните: Ночь, улица, фонарь, аптека… Нет, не так. Сначала всё-таки была аптека, а значит: Аптека, улица, фонарь.
Так вот, под одним из таких фонарей, буквально в 500 метрах от накрытого стола, за которым, как мы тогда наивно полагали, не хватало только нас, на совершенно пустынной дороге, мы нарываемся на патруль. Три сына Аллаха, облачённые в военные мундиры, остановили машину и полюбопытствовали, не являемся ли мы зачинщиками беспорядков, провокаторами или, страшно подумать, иностранными шпионами. В качестве доказательства нашей неправоты и серьёзности их намерений нам были предъявлены два Калашникова и один гранатомёт, небрежно направленные в наши вспотевшие пупки. Где-то совсем рядом раздавались автоматные очереди и какие-то хлопки. Начало становиться страшно.
Продемонстрировав новым знакомым содержимое пакета и рассказав о древней русской традиции растирать перед сном пятки спиртом, мы принялись сбивчиво объяснять, что мы заблудились, и доказывать нашу лояльность правящему режиму и непричастность к беспорядкам.
Беседа протекала на арабо-французском языке, так как мы были слабы в арабском (я, например, успел запомнить только одну фразу, которая там слышалась на каждом шагу и поначалу, почему-то, резала слух: «Асма, хую» и означала «Слушай, брат»), а воины Аллаха свободно владели французским только на уровне начальной школы для умственно отсталых.
В процессе неравноправных переговоров мы, неожиданно для самих себя, вдруг живо осознали, что, оказывается, единогласно поддерживаем действующую власть и вместе со всем прогрессивным человечеством до глубины души возмущены действиями оппозиции и их приспешников. Для большей убедительности мы, с помощью мимики и жестов, изобразили полное осознание и раскаяние, а также поклялись родителями наших собеседников и всеми их родственниками, что больше так никогда не будем, что отныне будем хорошо учиться, слушаться маму, есть манную кашу и пить рыбий жир по утрам.
Внимательно выслушав наши пламенные речи и, вдоволь насладившись своим всемогуществом и властью над неверными, сыны Аллаха о чём-то между собой перетёрли и приказали нам следовать дальше, но никогда больше не нарушать законы их Великой Державы. Предложение Парфёна, который шёл, шагал по Земле вроде бы сносно, но соображал альтернативно, пойти с нами выпить за дружбу между народами было не понято, а посему со словами: «Ну и хуй с вами, не очень-то и хотелось», мы поспешили восвояси.
Зато в этих самых восвоясях нас, надышавшихся свежего воздуха с примесью гари и слезоточивого газа, но с трофеями, ждал сюрприз: оказывается пока мы шлялись чёрт знает где, в расположение прибыл ещё один товарищ и по такому случаю выставил на стол двух литровых Смирноффых, один из которых уже был алчно ополовинен и аппетитно закушен. Причём эти тыловые крысы божились, что пили исключительно за наше здоровье и благополучное возвращение из-за линии фронта и искренне желали нам «Если смерти, то мгновенной, если раны - небольшой». Ну а спирт, что спирт? Он потом был смешан в соотношении 1/1 с водой, перелит в осиротевшую стеклотару и оставлен в холодильнике до лучших времён, которые были не за горами. Да, когда я сказал, что запасы были полностью исчерпаны, я немного покривил душой. Все знали, что почти у каждого есть в запасе как минимум две бутылки – на Новый год и на день рождения. Впрочем, это был всего лишь красивый предлог для того, чтобы оттянуть их злоупотребление на пару-тройку недель.

P.S. Вот так я получил «боевое крещение», о котором сегодня вспоминается, конечно же, с улыбкой, неизменно сопровождаемой думой о том, какие же мы всё-таки были безбашенные дураки! © serge tardif ™

22.09.2015, Новые истории - основной выпуск

На стоянке перекинулся парой слов со знакомым (ни в коем случае не друг и даже не приятель). Он был возбужден, раздражен, зол, жестикулевен и слюнобрыжжущь. У него наличествовала свежая потребность расплескаться. Его кот, сука, пидорас, урод ёбаный погрыз все провода, исцарапал двери, разодрал мягкую мебель и обоссал-обосрал всю квартиру. Убить его мало! Я ему рассказал про своего, который не грызет, не царапает, не дерет, не гадит и очень приветлив, доброжелателен и ласков, как со мной, так и с моими гостями. На что получил ответ, который, как мне кажется, заслуживает вашего внимания:
- Ага, а ты попробуй уехать в отпуск на недельку и оставь его в квартире одного.
Ничего не стал я отвечать дураку.© serge tardif ™

Рейтинг@Mail.ru