Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Юрий Небольсин"

Все тексты от "Юрий Небольсин"

08.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Еще одну историю от Димы Жданова выложу.

Получал я задачу в бабочке (передвижной командный пункт) командира полка. Кроме командира полка присутствовал полковник с разведотдела группировки и майор-особист (ФСБшник). Задача состояла в штурме лагеря боевиков, обнаруженного в горах недалеко от нас. Сложность состояла в том, что среди боевиков был очень ценный наемник-китаец! Его надо было взять живым! На мой вопрос: "Почему мы, полковая разведка, а не спецназ?" мне сказали, что из-за бардака и какой-то неразберихи весь спецназ сконцентрирован в соседнем районе, а лагерь брать надо срочно, иначе китаец слиняет.
Честно, не оставив никаких гарантий, что возьмём китайца живым, я отправился вместе со своей группой выполнять задачу. Группа моя состояла из двадцати трёх человек. Все с боевым опытом и ни одного срочника. Все офицеры, прапорщики и контрактники.
Был среди контрактников Максимушка! Это был очень опытный товарищ (воевал в Абхазии на стороне абхазов) и имел зловещую внешность... При двухметровом росте он умудрялся быть полным! Чтобы вы понимали, что такое полный высокий человек - ремень такой длины на талию Максимушки не нашёлся в закромах родины. Не производила оборонка такой длины портупеи. Носил Максимушка две портупеи... Одна пряжка на копчике, другая под пузом. Несмотря на свою грузную внешность, он был очень ловок и подвижен.
Уничтожить лагерь без потерь, честно говоря, нам помогла случайность. С высоты, находящейся над лагерем, ненадолго отлучился боевик по нужде. Видимо, не опытный был, побрезговал гадить под себя.
В общем, сняли мы его без шума и пыли. Дальше дело техники... Перемочили всех, как мишени в тире. Лагерь, с этой точки, как на ладони! Китаец понял все про свою будущую судьбу, когда увидел что в него принципиально никто не стреляет. Он сбросил автомат и сбрую и, поняв что все отходы перекрыты, стал дожидаться нашего приближения. Оказалось, что эта хрень косорылая, шикарно владеет рукопашным боем... Все, кто попытался к нему приблизиться, отлетали как пушинки... Честно сказать и мне этот гад нос сломал. Максимушка получил пяткой в грудь. Пока китаец остальных калечил, Максимушка отдышался, взял кряхтя ПКМ (такой тяжёлый ленточный пулемёт) за ствол, подловил китайца, когда он отвлекся, и со всей дури, вмазал наотмашь прикладом по жёлтой морде! Морда китайца превратилась в сплошное месиво!
Естественно, мы его упаковали, и уселись рядом зализывать раны. Где-то через час появился особист. Посмотрев на морду китайца он спросил:
- Кто его так разрисовал?
Не успел я убрать руку с куском бинта от кровоточащего носа, чтоб доложить о деталях боя, как Максимушка, скорчив мечтательную рожу, зарядил:
- Я - художник! Я так вижу!
Ржали все! И помятые китайцем бойцы, и особист... Мне показалось, что даже китаец пытался скорчить улыбку остатками своей морды!

14.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Про первую тещу свою рассказать хочу.

Шикарная интеллигентная женщина, доктор-педиатр. Ассистент на кафедре пропедевтики детских болезней. И «врач от бога». Все, чьи дети лечились у нее, остались благодарны. Конфетами и цветами мы просто захлебывались.

Кроме опыта у нее было еще страстное желание узнавать новое, они читала специальную медицинскую литературу и всю жизнь училась.

Теща, как и первая жена, были как подарок мне, быдляку из рабочей семьи. Я, любитель и почитатель рока, впервые сходил в оперу и узнал ее прелесть. Меня фактически силком приучали к культуре. Я очень благодарен своей первой теще за все эти усилия.

Интересное началось еще на свадьбе. Какая свадьба могла быть в 1982 году, когда теща врач, мои родители рабочие. Все очень скромненько. Праздновали в квартире, пригласили человек 25-30 самых близких родственников и друзей. Мои предки потребовали баяниста, т.к. было засилье старшего поколения. Чутка не получилось, пригласили только тетку с аккордеоном.

А у тещи друзья были, семья оперных певцов. Причем глава семьи, Глеб, был первым басом в нашей областной опере. Шикарный мужик, большой, толстый и очень добрый. Он даже в Ла-Скала на стажировку ездил.

Свадьба началась и шла своим чередом. Выпили, закусили, крикнули «горько», снова выпили. Потом песни пошли под аккордеон. Ничто не предвещало неожиданностей. И тут теща просит Глеба спеть. Он отказывается почти категорически – типа я выпивши не пою, помещение маленькое и т.п. Я не знаю как, но она его уговорила. Глеб встал и как громыхнул басом «Вдоль по Питерской». Надо сказать, что сидел он напротив нас, молодых. Жена его, тоже певица в опере, подпевала, аккордеонистка пыталась подыгрывать. Но я не слышал больше ничего и никого – только его. Как у нас перепонки не полопались – даже не знаю. По-моему, даже стекла в окнах дрожали. Впечатление было такое, что никакие слова типа «обалденно» передать его не смогут. И – аплодисменты. Очень красиво. Спасибо Глебу огромное, это осталось в памяти на всю жизнь.

На следующий день во дворе все спрашивали – что там у вас было?

В 1983-м у нас родилась дочь, а в 1984-м захотели отдохнуть – рванули на юга. И теща осталась с маленьким ребенком, пока мы «отдыхали». У тещи были родственники на югах. Когда проезжали мимо, то заехали к одним ее родственникам – я там впервые попробовал дичину. Старший охотником был и у них кабанятина была. Весчь, ни с какой свининой не сравнится.

Потом приехали в Джубгу, там жили еще родственники. У них квартира была и вдобавок домик на побережье, который сдавался внаем, покомнатно. Выделили нам комнату там. До моря – метров 300. Жили в свое удовольствие – плавали, загорали, даже ездили с родственниками на шашлык и за ежевикой куда-то в горы. У них она ажиной называется. И кизила набрали тоже. Кизиловое варенье я больше никогда в жизни не ел.

Там тоже прикольный случай произошел. Одну (а может и две, не помню) комнату снимала семья азербайджанцев. Ахмет, глава семьи, жена и штук шесть или семь детей, мал мала меньше. Удобства – на улице и на всех снимающих. Немного раздражал мусульманский обычай не пользоваться бумагой, а только водой и песком. Тем более куча детей. Как ни зайдешь в туалет – там чуть ли не болото, все залито, всегда есть возможность поскользнуться и упасть. Хоть песок помогал слегка)))

Но это все ерунда, мелкие бытовые неудобства, на которые все закрывали глаза. Ахмет на рынке постоянно пропадал. Не знаю, кем он там был, но, похоже, не последним лицом. Когда мы собрались на шашлык, то пришли на рынок, нашли Ахмета. Тот подвел нас к продавцу мяса и что-то сказал ему по-азербайджански. Даже наши родственники восхитились и сказали, что такое мясо купить на рынке просто невозможно.

И вот однажды, ближе к вечеру, что-то случилось с одним из детей Ахмета, то ли отравился, то ли просто грипп, не знаю. Дома его не было, жена по-русски ни бум-бум, бегает, причитает, а никто ничего не понимает. Пытаемся объяснить ей, что нужно скорую помощь вызвать, даже жестами, а она в ответ – нет, нет. Без мужа нельзя. Побежал я на рынок Ахмета искать, благо недалеко было. Прибежал, схватил первого попавшего кавказца за грудки – где Ахмет? Он сразу показал. Объяснил Ахмету ситуацию, пошли с ним домой. Он сам вызвал скорую, ребенка забрали и вылечили потом.

А на следующий день вышел во двор, там стол был большой. Сидит за столом Ахмет и еще один азербайджанец. «Юра, - говорит Ахмет, - присядь с нами». Я присел. На столе появились 2 бутылки хорошей водки и еще стояла тарелка с каким-то салатом или закуской, не знаю.

- Ты помог мне, я должен тебя хотя бы угостить. Сядь, выпей с нами.

- Да у вас и закусить-то нечем, - улыбнулся я.

- Э, ты неправ. Вот это лучшая закуска, - и показал на тарелку.

Не знаю, что это было, что-то страшно острое, но после этой закуски вообще забываешь, что пил водку. Хочется дышать огнем и заливать этот огонь водой.

Мы нормально подружились с ним, хотя мне было 23 года, а ему за 40, может и побольше.

На любом курорте собирается многонациональная и многоконфессиональная компания, что неудивительно. И иногда даже армяне спрашивали меня – «Э, ты зачем с азером дружишь? Он же мусульманин». А мне было плевать, тогда братство всех народов было во главе угла.

Вернулись мы назад, отдохнувшие, загоревшие, довольные. А теща представляла из себя тень.

Она, оказывается, взялась за глубокое голодание. Конечно, врач не мог просто так зайти в это. Она изучила всю нужную литературу, процессы входа-выхода из этой голодовки. У нее все прошло нормально (не всем это дано). И даже какие-то свои хронические болезни излечила.

Но когда мы вернулись, то нам было очень стыдно. Ведь фактически бросили маленького ребенка человеку, который пошел на такую в общем-то страшную вещь. Она выдержала все. И за ребенком ухаживала, и себя вывела из-под смертельной опасности.

Самое интересное, что она после этого написала несколько статей в медицинские журналы, и стала признанным диетологом в городе. Уважало все медицинское сообщество. Именно потому, что на себе все это проделала, а не звиздела просто так.

До сих пор уважаю ее, ей 80 в этом году. Спасибо тебе, Алевтина Ивановна. Долгих лет жизни и здоровья.

24.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Бабушки-старушки.
Бабушка моя в деревне жила. Одна, без деда, он погиб в Отечественную. Рядом был дом ее сестры. Муж у сестры не погиб, но получил контузию и ослеп. До сих пор помню дедушку Проню, который даже будучи слепым, сидел на крыльце и распрямлял старые ржавые гвозди молоточком. А я рядом сидел и подавал ему эти гвозди, вырванные из старых досок.
Жизнь в 60-е – 70-е была непростой. Бабушка получала пенсию 20 рублей в месяц (а сначала даже 8 руб.). За потерю кормильца, погибшего на войне, платили чуть больше, но бабушка после войны еще раз замуж вышла, нового мужа похоронила, а вот льготы потеряла.
Потом и сестра мужа похоронила и тоже осталась на нищенской пенсии.
А я лет с 3-4 проводил почти все лето у бабушки. Когда повзрослел и пошел в школу, то месяц проводил в пионерлагере, а остальные два – снова у бабушки. Освоился в деревне, всех знал, местные пацаны своим считали.
И вот живут две сестры по соседству. Понятно, что родители (дети бабушек) помогали, частенько приезжали и привозили продукты, оставляли деньги. Но все равно было сложно. И при таком нищенском положении деньги в деревне были не главным – их ни у кого не было. Все было на натуральном обмене. Надо вам зерна для курочек, огород вспахать или еще что-то сделать – любой тракторист-шофер сделает. Но нужен эквивалент. И он был. Это САМОГОН.
Борьба с самогоноварением в СССР велась очень жесткая. Все, наверное, помнят фильм Гайдая «Самогонщики». Но там все было гипертрофировано. А для моих бабушек это был способ выживания. Все знали, что участковый милиционер бдит за самогонщиками. Но он же тоже человек и ему нужно спать и отдыхать. И «бдеть» он начинал после 8-00. Если не рейд, конечно. Выходит он на улицу, видит где-то в саду-огороде дымок и идет туда. И задерживает «злостных самогонщиков».
Все это уже знали и занимались самогоноварением ранним утром, ну очень ранним, почти ночью, часов с 3 утра. Чтобы к 8 и даже раньше все закончить.
Аппарат был простеньким. Фляга с брагой на костерок, в крышке дырка, через дырку трубочка, идущая в корыто с водой (охлаждающая жидкость), а дальше баночка для сбора целебного напитка. Все неплотности заделывались тестом.
Делали они это очень редко, самогон никогда не продавали. Хозяйства большого у них не было. Только курочки. Ни коров, ни свиней не держали. Без мужика в деревне это почти нереально. Нужно зерно для курочек – выгонят понемногу. И оставят для приезжающих родственников.
Гнали по очереди. У моей бабушки был сад, вокруг которого была живая изгородь из акации, у сестры не было сада, поэтому процесс всегда шел у нас.
Однажды сестра бабушки, Мария (по-местному, Манька) взялась выгнать себе самогончику. С утра поставила флягу на огонь – и вперед. Не знаю даже почему я проснулся рано, но услышал истошные вопли бабы Мани – «Нотка (бабушку мою звали Наталья, по-местному, Нотка), у меня брага в сад стреляет, помоги!!!». Я побежал, бабушка поковыляла в сад.
Посмотрела, что произошло, взяла тряпку, намочила ее в охлаждающем корыте, набросила на флягу, а потом разворошила костерок под флягой. Слова ее были очень правильными: «Ты, Манька, сколько лет прожила, а ума не нажила, дура».
И брага сразу перестала «стрелять», все успокоилось и начался привычный процесс.
Баба Маня потом за эту «дуру» долго пилила мою бабушку. Но когда она рассказывала этот случай соседям и знакомым, все улыбались, но дурой считали ее.
Самогон тогда гнали практически все. Исключением были только алкаши-потребители самогона. Которые готовы были спиздить все что угодно ради бутылки «огненной воды». И дров наколоть, и картошку помочь выкопать, и сортир вычистить.
Что самое интересное, стукачества не было в принципе. Никто ни разу ни на кого не настучал. Может потому, что все завязаны были.
А вот немного раньше, в 30-е, сосед моей бабушки дед Гаврила, присел на 5 лет за частушку про Сталина. Тогда сразу нашлись «доброжелатели», донесли. Попал на Беломорско-Балтийский канал. Выжил только потому, что был ветеринаром (почти доктор). Делал уколы, перевязки и проч., при санчасти числился.
В моем детстве он работал в колхозе водовозом. Я часто ездил с ним на лошади на поля, где он поил людей, занимающихся сельхозработами (прополка, уборка и проч.).
Даже в 70-80-е, когда я пытался разговаривать с этим дедом, спрашивать его о тех временах, всегда натыкался на глухое молчание. Либо на рассказ о том, как сложно там было. Желание «попиздеть» было отбито навсегда.
И в возрасте под 80 лет я помню, как дед Гаврила, живший в семье с детьми и внуками, выходил на свой огород и пытался полоть сорняки. Работал он до самой смерти.
Такие вот старики у нас были. Выживали как могли. И боролись до последнего. Есть ли сейчас такие люди?

18.11.2017, Новые истории - основной выпуск

1979 год, сентябрь. Птицы в это время всегда летели на юг, а студенты - в близлежащий колхоз, спасать урожай. Послали и нас, второкурскников.

Ничего страшного и апокалиптического, конечно. Все мы с детства, а я так с шестого класса, ездили в колхозы на уборку, так что непривычных на нашем курсе почти не было.

Приехали. Поселились в специально построенных деревянных домиках человек на 40 в каждом, с двухэтажными кроватями. Разместились, и пошли спасать колхозную капусту. Рубим, собираем в бурты, приходит машина – загружаем.

Все как обычно в студенческих колхозах. Днем капуста, вечерами отдыхаем. Из развлечений - настольный теннис (столы) да карты. Тенниса хватает только на особо увлеченных, обыгрывающих всех остальных.

Кто-то играет в карты, кто-то начинает выпивать. Не все, конечно, денег-то почти ни у кого не было. Если и выпивали, то не массово, так, иногда, в сложившихся маленьких группках людей, близких друг другу.

Вот одна такая группа ребят из трех парней, устроила себе маленький праздник. Уважаю их всех троих. Они хорошо играли на гитаре и пели. Отдыхали достойно, никого не напрягали. Пели из Макаревича, Высоцкого, что-то свое. А потом, как полагается, «устали» от праздника, и уснули.

Один из них, Валера, уснул особенно крепко на первом этаже койки, при этом на втором этаже никого не было (случайное свободное место). Громко так уснул, заливисто.

Остальным тоже спать пора, как бы, но под валерин «отдых» особо не уснешь ведь. Вот и родилась идея, а давай, дескать, Валеру вынесем на улицу? Ему там свежее будет, а нам потише...

Сказано-сделано. Тихо вынесли его, кряхтя от натуги, на этой двухэтажной кровати, на улицу. Валериному сну выезд не помешал, как храпел этот бугай, так и храпел. Поставили кровать возле входа в домик, дальше не смогли, смех давил всех. А сами спать легли в предвкушении.

Глубокой ночью проснулся весь барак от грохота. Валера один (а выносили его человек шесть, если не больше) хмуро матерясь на комаров и долбоебов, тащил свою кровать обратно в домик. Один. Помощи ни у кого не просил. Геракл, блин.

Уважуха, конечно, но срезала этого супермена фраза моего друга:

«Охуеть! Валера с блядок на своей кровати едет!»

06.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Товарищ один поделился. У него проблемы какие-то возникли с выкладыванием этой истории на сайт. Зовут его Дима Жданов. Все от его имени:

Навеяло возвращением наших из Сирии... Все "явки "и "пароли" изменены, так как и по прошествии множества лет, по шапке за наши деяния получить можно.

Декабрь 200энного года, застал нас на военном аэродроме в Моздоке. По плану ротации нас меняли, и после полугодовой командировки в Чечне мы ехали к месту постоянного базирования полка, в центральной России. Вылет транспортного Ил-76 постоянно переносили из-за погодных условий. Когда 29 декабря нам заявили, что в ближайшие дни ждать нечего, мы, повесив носы, поплелись звонить женам и огорчать их новостью, что Новый год скорее всего придётся встречать им без нас. Все не сговариваясь, порекомендовали женам брать детей и праздновать у родителей.

Когда 31-го утром, каким-то чудом мы всё-таки очутились в посёлке "М", где располагался наш полк, то в городке нас встретила щемящая душу картина. В военном городке не наблюдалось ни одной женщины и ни одного ребёнка. От тоски ком подступил к горлу. Спас положение предпенсионного возраста старший прапорщик. Он был старшиной инженерно-саперной роты, многодетным. По этому обстоятельству у него была аж трёхкомнатная квартира. На правах старшего "по возрасту, а не по званию", он приказал через пару часов собраться всем офицерам, прапорщикам и контрактникам разведроты и саперной роты у него дома! Так как праздник встретить всё-таки надо!

На квартире у старшины мы по-военному быстро распределили обязанности и через три часа был готов праздничный стол! Начали мы встречать Новый год где-то часов в шесть. Естественно, в одиннадцать нам уже было очень хорошо. За этим праздничным и впервые за последние полгода мирным столом о войне не вспоминали. Почтили молчаливой рюмкой павших товарищей и дальше разговоры только на мирные темы. Это было первое в моей жизни застолье где были одни военные и ни слова при этом о армии, а тем более о войне.

Разрушил эту идиллию Кузя - старший лейтенант Кузнецов. Командир разведвзвода. Он заявил, что мол негоже встречать Новый год и не бабахнуть чем-нибудь в первые минуты оного! Немного посовещавшись, мы согласились с Кузей. Оставался один только вопрос. Чем?

Наши раздумья оборвал хозяин квартиры. Он безразлично указал на диван, сообщил, что всё нас интересующее есть в нём внутри, и по-отечески назвал нас мальчишками. Открыв диван, на котором мы все сидели и нещадно курили, мы даже немного протрезвели. Там было штук десять тротиловых шашек и детонаторы с огненными шнурами. На наши вопросительные взгляды хозяин квартиры ответил, что очень любит рыбалку. И тут со знанием дела мы принялись за сборку того, что должно бабахнуть!

Чтобы бабахнуло торжественно, было принято решение закинуть шашку на единственную сосну, стоявшую во дворе, окруженном со всех четырёх сторон 9-этажками. Выпив за Новый год в первые минуты оного, мы всей компанией стояли у подъезда и наблюдали, как догорает шнур, приближаясь к шашке. Как она е@нула, словами не передать! От бедной сосны, остался только ствол. Все стекла, выходившие во двор, со всех четырёх домов, осыпались со страшным звоном! Мы естественно очень резко очутились в квартире и изображали тоже возмущение из разбитого окна по поводу взрыва, подобно другим холостяцким компаниям, бухающим в тот день в других квартирах.

В одиннадцать часов 1 января, нас всех (вернувшихся из Чечни) вызвал на построение командир полка. Ну, построением это назвать было сложно. На плацу стояли люди с лицами шарпеев и преимущественно в гражданке.

- Кони вы е@ливые! Начал свою речь комполка. В Чечне не навзрывались?! – справедливо вопрошал он. Если вы мужчины, то пусть выйдут из строя те, кто это устроил!

Естественно, никто не вышел.
- Ну что же.... Я в принципе догадываюсь, чья это работа! Это или разведка, или саперы! -грозно продолжил командир. Кузя, стоящий рядом со мной, слегка наклонил голову ко мне и сказал с ехидством - знал бы он, что мы вместе бухали!

Стекла в городке восстановили за счёт фондов полка.... Виновников новогоднего теракта никто больше не искал.
ПС. Милые женщины! Как можно реже оставляйте своих мужчин одних! Ведь каждый мужчина - это случайно выживший мальчик, а детство в мужской жопе неистребимо!

05.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Квартира на вневедомственной охране. Все как обычно, уезжаем-уходим куда - звоним охранникам, сообщаем примерное время возврата, ну и коды-пароли всякие.
А тут поехали всей семьей на дачу на выходные. Как обычно, квартиру на охрану поставили. Но мама вдруг вспомнила о каком-то неотложном деле и вернулась. Зашла, квартиру с охраны сняла, а потом чего-то вдруг надумала, что для собственной безопасности лучше бы поставить ее снова на охрану. Дверью хлопнула (якобы вышла), позвонила-поставила, а сама в этой квартире сидит, телек смотрит, кофеек попивает, ну и все остальное.
А эти охранники, они ж, сцуко, бдительные. Ходят-ездят по своему району, имеют все раскладки по охраняемым квартирам. И заметили, что в одной такой квартирке, находящейся под охраной, свет горит. Тревога, задержание, целая команда прется в эту квартиру. Звонок, дверь открывается - и от охранников вперед собачка выскакивает, очень недружелюбного вида. Бабушка хлоп – и в обморок. Потом откачивали всеми.
После предъявления всех документов разобрались, конечно.
Но на прощание сказали: "Вы знаете, уважаемая, собачку впереди себя мы по инструкции пускаем. Мало ли кто там есть."
Больше желания закрывать себя "под охрану" не возникало у нее никогда.

03.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Люблю рыбалку с детства. Лет с 6, когда мне вручили первую в жизни удочку из орешника с привязанной леской, поплавком из гусиного пера и крючком. Дали кусок хлеба и червяков.

И вот мы, сопляки, идем ловить рыбу на плотину пруда. Сидим там часами в ожидании поклевки и ура! Поймали чего-то. Пяток пескарей и один мизерный карасик.

А потом бегом домой, перед домом переходим на степенный шаг и гордо заходим во двор со своим бидончиком. Там встречает бабушка со словами «Добытчик ты наш, сейчас мы эту рыбку пожарим».

Чистит рыбку, жарит – и ты съедаешь ее сам и чувствуешь себя действительно добытчиком.
Это чувство осталось на всю жизнь.

С возрастом приходит опыт, а потом и желание ловить много и необычно. Поэтому, повзрослев, неоднократно ездил на Волгу. Появились спиннинги-воблеры и прочие прибамбасы.

На Волгу мы ездили всегда дикарями. Базы, где вам готовят пожрать, показывают места ловли и довозят туда, подсказывают на что ловить, готовят вам улов по вашему заказу – это все было не для нас. Это очень дорого и отдает барством. Но самое главное - передать дикарское существование в течение пары недель не сможет ни одна база со своими банями, бабами и пивом-водкой.

Обычно ездили, имея с собой пару бочек из нержавейки, где солили пойманную рыбу, и по мере готовности вывешивали сушить. Остатки забирали с собой и досушивали дома. Часть коптили (дольше хранится). Но Волга – это переизбыток рыбы и засушить, засолить, закоптить все просто невозможно. Наступал предел и дальше ловили просто ради того, чтобы поймать, после чего отпускали.

Каждая поездка туда всегда подразумевала группу людей. И в одной такой группе встретил профи. Они делали КОНСЕРВЫ из пойманной рыбы. Привезли с собой автоклав и на костре делали консервы. Закатывали в стеклянные банки. Оба были с женами, которые от души помогали нам с завтраками-ужинами.

Эти профессионалы попросили нас не выпускать всю пойманную «лишнюю» для нас рыбу, а отдавать ее им. Мы согласились и привозили на базу всё, что поймали. И это продолжалось в течение недели. Потом я задал вопрос одному из них: «Гена, а это съедобно вообще, что вы тут делаете?». Он без разговоров открыл одну из банок и поставил на общий стол под водочку.

Это оказалось довольно безвкусное дерьмо. Несоленое, почти без приправ. Спрашиваю: «Гена, и вы это едите?». «Нет, - отвечает, - мы не едим. Но теща любит». Смеялись дружно все. А Гена еще добавил: «Понимаешь, живу я в частном доме, у меня две собачки, овчарка и алабай. Жрут обе нехило, а кормить их чем-то надо. Если только мясом – никаких денег не хватит. Кашу или картошку ни за что жрать не будут. А вот если консервы подмешать – все сметают за милую душу. Ну и тещу порадовать».

12.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Конец 80-х. Работаю на оборонном предприятии. Идет перестройка и переориентация на гражданскую продукцию. Диверсификация и конверсия, б…!
Не знаю какими путями, но наше руководство решило взять некоторые разработки из МинПрибора (а мы относимся к МАПу, минавиапрому).
Прорабатываем КД, и вдруг выясняется, что там заложены какие-то направляющие (для вставки печатных плат в блоки и блоков в систему), которые делает только Минприбор.
После некоторых разборок выясняется, что делает эти подлые направляющие только один завод в Минприборе, и находится он в городке Туймазы, в Башкирии.
Руководство завода вызывает молодого мудака-инженера (меня) и говорит - поезжай в Туймазы и получи там эти направляющие.

К снабжению я тогда никакого отношения не имел, но приказали - значит надо.
Интернета не было еще. Просмотрел маршрут и решил, что лететь надо самолетом из Воронежа в Уфу, а там дальше - поездом до Туймазов. С самолетами тогда у нас проблем вообще не было. Берешь справку в ремонтном отделе с красной полосой, на которой написано "ремонт простаивающего борта" и тебя посадят даже в багажный отсек, если мест нет. (кстати, пользовались этим не один раз, даже когда не были связаны с ремонтом. Даже командир экипажа под личную ответственность брал нас, негодяев со справкой).

Ну да ладно. Прилетел в Уфу поздним вечером. Перебрался на вокзал. И там только выяснил (ну не было интернетов), что поезд Уфа-Казань (через Туймазы) будет только утром. Пришлось всю ночь провести на вокзале, пытаясь заснуть на обычных сиденьях. Но поспать нормально так и не удалось.

Утром пришел поезд. Загрузились. Кстати, зима была. Я сразу на полку - и спать. Проводницу попросил разбудить перед этими самыми Туймазами.
Но. В то время разница времени между Москвой и Уфой была 2 часа. И я, как добросовестный человек, по прилете в Уфу, перевел свои часы на 2 часа вперед. А все расписания ЖД писались по московскому времени. Я это понимал, но вот застряло у меня как-то в сонной башке, что поезд мой выезжает в 8-00, а в 12-00 прибытие. Благополучно лег спать. Просыпаюсь внезапно, поезд стоит на станции, смотрю на часы - 12-00. Черт, проводница сука, не разбудила, а мне выходить.
А поезд уже трогается. Молодой, какие проблемы, прыжком в обувь, в чебурашковую шубу, портфель командировочный схватил и бегом к выходу.
Проводница что-то пыталась кричать, типа "ты куда", но в ответ смог выговорить только "не разбудила, сука". Дверь открыл - и прыг в снега с уже тронувшегося поезда. Счастье, успел!!!

Поезд прошел, и я увидел название станции - "Буздяк". Потом только по карте выяснил, что это где-то на полпути до моих Туймазов.
Ладно, иду на станцию и спрашиваю, когда следующий поезд. Мне говорят - завтра. Пипец. Гостиницы есть – тоже нет. Спрашиваю, а автобусы может есть? Говорят, иди на автостанцию, недалеко. Прихожу, спрашиваю - до завтра нет ни хрена. Оп-па. И что делать? Попал так попал.
Слава богу люди обычные подсказали. Тут, километра 2 вон в том направлении - федеральная трасса. Ты иди туда, там дальнобойщики могут взять.
Пошел. И действительно, один дальнобойщик взял. Просил только веселить его, рассказывать что-нибудь, чтобы не заснуть. Я старался, как мог.
В Туймазы он меня не довез, высадил на повороте туда. Но и за это я ему очень благодарен. Дальше - пешком. Молодому - не трудно.
Под вечер уже пришел на проходную завода. Все уже ушли с работы. Спасибо огромное охране, приняли, рассказали в какую гостиницу поселиться и как до нее добраться.

Вот такое приключение у меня было.
И только спустя годы прочитал у кого-то из великих, по-моему, у Лермонтова, про забытую богом станцию Буздяк. Зачем именно помянул ее классик – осталось загадкой. Даже бог ее забыл, а он нет. И я никогда не забуду. Может, из кареты его там порывало выпрыгнуть? Похоже, это наш Бермудский треугольник – с людьми там случается необъяснимое.

01.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Студенчество, стройотряд. Всегда есть что вспомнить.
Мы были в стройотряде в 1980-м. Очень памятный год. И Олимпиада, и смерть Высоцкого, и смерть Джо Дассена. Все эти события мы просто пропустили. Хотя и слышали про них по радио.

Наш стройотряд назывался «Импульс» и занимались мы телефонной связью. Столбы ставили, кабель прокладывали и т.п.
Участников отряда выбирали сами, личным голосованием в институтской группе. По принципу «с кем бы я пошел в разведку». Точнее, с кем бы я мог работать вместе. В результате, в жопе оказалось много достойных, на мой взгляд, людей.

Ну ладно, отряд сформирован. Выбрали командира, комиссара и поехали.
Одна из главных задач была научиться лазать на столбы. Столбы были подлые. Деревянные и пропитанные креозотом (от гниения). Это та самая хрень, которой пропитывают и деревянные шпалы. Пока ты не умеешь и ссышь лазать, то поневоле «обнимаешься» с этой деревянной дурой, прижимаясь к ней всем телом, как к родной маме. Поэтому вначале лазали при «полной амуниции», в штанах, куртках, со страховочными поясами. И это все летом, в 35-градусную жару. Попытки расстегнуть куртку обычно заканчивались плачевно. Как только срывался коготь, то сразу возникало неуемное желание обнять и поцеловать столб. Как результат – в первую неделю у всех начала оползать кожа на щеках, животах и прочих местах.
Хуже всего в самом начале была ситуация, когда на этот подлый столб надо поднять траверсу (поперечина такая деревянная, на которой и размещались изоляторы). Отправили меня с одним товарищем затаскивать эти траверсы на столбы. Тот и сам еще побаивался, поэтому наверх полез я. Но вместе с траверсой залезть не удалось. Когда неопытный и побаиваешься еще - там дай бог самому забраться, чтобы не сорваться.
Проволоки (проводов) у нас было много, поэтому подумали, посовещались и решили, что я лезу на столб, пристегнув к себе проволоку за пояс, зацепляюсь на макушке, а потом подтягиваю траверсу за проволоку к себе наверх. Для любого телефониста или электрика ситуация была идиотской. Но дело свое мы все же сделали.
Был там и другой нюанс. Затащив траверсу наверх и надев ее сверху на столб (она двойная такая) нужно закрепить ее на определенной высоте. Сделать это предстояло длиннющим болтом. Но в траверсе отверстия есть, а в столбе – нет. Нужно было пробить столб болтом насквозь с помощью нехилой кувалды. Для этого надо, встав на когти и зацепившись поясом, отклониться на максимальную величину назад для замаха и ебашить со всей дури кувалдой. В начале это было очень страшно, а попытки бить с небольшого расстояния к успеху явно не приводили.

Потом уже пришел опыт и на столбы мы не лазали, а взбегали. Без всяких страховочных поясов. И столбы пробивали кувалдой на раз-два.
Но пояса помогали. Один товарищ сорвался почти с макушки столба, и если бы не пояс – погиб бы. А с поясом отделался кучей заноз и неприятным ударом жопой об землю.

Жили и работали мы там несколько месяцев. Играли в карты по вечерам, пели песни под гитару. Иногда, когда местные устраивали дискотеку – ходили в ДК. Потом сами начали устраивать «дискотеку». Благо мафон был. Но это вызвало кучу проблем с местными парнями. Решались они обычно дракой.

Был у нас «прикомандированный» водитель с газончиком, ГАЗ-51. Дядечка в возрасте, лет за 50, с большим стажем и первым классом, Володей его звали. Шикарный мужик и шикарный водитель. Но любил выпить. Как-то приехал забирать нас с объекта в состоянии нестояния. Народ загрузился в кузов, а мы с командиром сели в кабину. Гонки были те еще. А он буквально засыпал за рулем. Наши крики почти не воспринимал, просто ехал в колее и подремывал. При въезде в деревню машина направилась напрямую в небольшое деревенское озерцо. Мы орем, пытаемся хвататься за руль – все похрену, держит крепко. Народ в кузове по кабине стучит и готовится десантироваться. Проснулся Вова почти у самого берега и быстренько вырулил на дорогу. Шестое чувство, блин, сработало.

Как-то местная учительница выпросила у председателя сено для коровки. Тот все одобрил, но сказал, что вывозить некому, все на уборке. Она попросила у нас помощи. Машину на рабочее время ей дали (на радость Володе, водки пообещала), а меня привлекли ему в помощь.
Мужик он был рукастый, деревенский. Полез вверх укладывать, а я подавал. Весь день промуздыкались, навалили в Газончик сена великую гору. Когда выезжали с поля на грейдер, чуть машина не перевернулась. Привезли училке, свалили во дворе. Получили свою водку и вернулись домой. Нашей команды еще не было, они работали, вот мы с Вовой и начали «приходовать» полученную водку. Удачно оприходовали, причем Вова в этом процессе был явным лидером. Показалось мало, надо добавить. Поехали в соседнее село (тогда был временной разрыв между областями на час. У нас водку уже прекратили продавать, а в соседней области, километрах в пяти, еще можно было купить). Ну, как поехали. Он за рулем сидеть уже не мог и засыпал, поэтому поехал я. Приехали, купили, но он проснулся и захотел за руль, активно захотел, вплоть до драки. За что получил в табло, успокоился на пассажирском сиденье, и мы отправились домой. Но бдительные бабки возле магазина не дали совершиться такому непотребству и стуканули нечаянно появившемуся участковому. Тот догнал нас на УАЗике (хрен его знает, откуда он взялся) и сразу начал «шить дело». Спасибо Володе, мужик был правильный. Даже пьяный сказал, что никакой драки не было, просто он был слишком пьяный и ехать сам не мог. На том все и закончилось. Правда после он еще не раз ходил к местному участковому и проставлял ему магарычи, чтобы прав не лишили.

Приехала как-то в тот колхоз какая-то «партизанская» часть на уборку. А при любой части обязательно есть срочники. Пацаны чуть помладше нас, почти ровесники. Начали к нам заглядывать, общаться. И в процессе такого общения возникла идея выгнать самогон. Процесс изготовления целебного напитка никто досконально не знал. Были только общие представления. Нужен сахар, дрожжи и аппарат. Сахар срочники натаскали со своей кухни, дрожжи купили мы, флягу нашли у местных. Ссыпали все во флягу и принялись ждать вожделенного процесса брожения. А он не начинается и все, хоть тресни. Осень уже была, прохладно. Кто-то выдвинул идею, что флягу надо погреть. Сначала поставили ее на плиту, которая в печке. Довели почти до кипения (идиоты, наверное, убили почти все дрожжи). Потом закутали в фуфайки, поставили к печке. Вроде процесс пошел, но какой-то неактивный. Буль-буль раз в час – и все. Охраняли эту брагу недели две, но потом не выдержали и решили попробовать. На этом процесс изготовления самогона был закончен – все выпили бражкой. Хороший такой сидр получился.
Срочники, сволочи, гитару скоммуниздили. Может и непреднамеренно, конечно. Взяли поиграть, а когда мы уезжать собрались, они просто не пришли. Видимо, они ее в качестве платы за сахар забрали.

С местными девчонками подгуливали, конечно. Нас немного было, всего 9 человек. Проблемы с местными парнями имели почти все. Однако было одно исключение. Комиссар наш, Валера, замутил с дочкой председателя колхоза. Комиссары, они все такие, сцуко, самый жирный кусок выбирают. Но претензий от местных к нему не было абсолютно. Наверное, потому, что никто и позарится не мог на такую «дивчину». Учится где-то в ВУЗе в Волгограде, папа-председатель неприступен, как Зевс (по местным понятиям). Какой Ванька деревенский мог претендовать на такую…
Валера смог. И прожил почти три месяца в сытости и довольствии, в том числе и в сексуальном. Но перспектив он себе там не искал, так, ППЖ. Девочка у него и дома была весьма достойная.

Приколол его только наш командир, Витек. Деньги нам заплатили не сразу, из-за чего командир вынужден был ездить в Волгоград, в ПМК, для решения этого вопроса. После одной из таких поездок он сказал Валере, что видел его пассию в Волгограде и она, вроде как, беременная.
Мне почему-то кажется, что после такого прикола волосы на жопе Валеры не растут, выдраны вместе с луковицами…

Хороший был стройотряд, добрый. Подзаработали немного. Я после него купил себе «Яву»-морковку.
Главное – это молодость была, безграничный оптимизм, вера в будущее и хорошее чувство юмора.

Всем стройотрядовцам 80-х огромный привет.

06.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Из старенького. И в назидание молодым студентам.
1978 год. Поступил я в политех.
Вспоминаю и думаю, если бы не поступил, то загремел бы в армию, а дальше 1979, и там Афган. Многие мои одноклассники и одногруппники прошли через это. Не дай Бог никому.
Ладно, не будем о плохом. Давайте о чем-нибудь нейтральном.
Молодые, позитивные, учимся. Я вот сам ездил с одного конца города в другой. И многие так ездили. Поездка от места жительства до места учебы занимала часа полтора ежедневно.
Далековато наш ВУЗ находился. Раньше это называлось 9-й километр. Это расстояние от центра города (главпочтамт или телеграф, не помню) до нашего места обучения.
Любимый наш 14-й автобус. Только он ходил из центра города на 9-й км. И водители были любимые. До сих пор помню одного на "мосле" (ЛиАЗы так называли). Каждый раз одно и то же: "Передаем за проезд, стараемся, побыстрее, а вон деффчонки стоять, головой крутють, передавайте за проезд". И так всю поездку.
Если удавалось занять сидячее место, то можно было поспать минут 40 если не выспался, или лекции подчитать, если на экзамен ехал.
Шикарное время было, ностальгия пробила, аж слезу выкатило. Ну ладно (всхлипывая) историю то давай...
Как-то курсе на 2-м выпили "слегка" в общаге на этом самом 9-м км. Молодежь, хрена там. На подвиги и девочек потянуло. Надо заметить, что девочек в наших группах было очень мало – 1-2 на группу в 25 человек. А рядом стоит общага университета. А в ней много молодых необласканных дивчин, у кого-то даже знакомые там были. Ну и поперлись. Если есть еще люди, помнящие те времена, то вспомнят, что тогда были ОКОДы, оперативные комсомольские отряды дружинников (или КООД, что одно и то же). Вот члены этого ОКОДа и встретили нас на входе. И не захотели пускать пьяную шоблу внутрь. Правы они, конечно, были. Но собутыльники наши этого не поняли. И ситуация начала резко развиваться в сторону драки.
Морда у меня и сейчас нехилая, да и тогда была достойная, плюс боксом занимался. Еле растянул враждующие стороны. Своих домой отправил. Но нет, не успокоились, вышли на улицу и увидели пожарную лестницу на общаге. Висела она такая на уровне второго этажа.
На "ха-ха" пробило всех, кто не участвовал в этой "операции". Но цели своей операция не достигла.
Возвращаемся в свою общагу, а там комендант (тоже студент, кстати) на входе. "Нарушаете, блин" и туда-сюда. Пришли и ОКОДовцы из соседней общаги, подтвердили, что мы трое в этом конфликте не участвовали, а только пытались разнять враждующие стороны. Основная масса участников уже разошлась по комнатам. Остались только я и еще пара друзей, не знаю зачем, но мы продолжили трындеть с комендантом. Спокойно, без хамства. Просто о жизни трем.
И тут наступает песец. Вдруг подъезжают менты, вызванные этим комендантом (а может и ОКОДовцами). "Кто, где - кого ипать?". И эта падла показывает на нас и говорит - они. Да и правда, че теперь – ходить по комнатам и искать участников – хрен их найдешь.
Забирают нас в бобик и везут в отдел. Опа. За время этой поездки в башке промелькнули все перспективы - исключение из комсомола (а мы все тогда комсомольцами были), отчисление, армия и прочие прелести.
Ладно, приехали. Поставили нас в строй перед дежурным ментом. И тут вдруг дежурный задает неожиданный вопрос - "И у кого из вас знакомый полковник?".
Саша, один из нас, задержанных, крутится и шепчет нам - "Че делать-то, признаваться?"
А мы протрезвели уже все от испуга и соображалка включилась. "Саш, а это твой полковник?" - "Да". - "Признавайся, сцуко".
Нас вывели из отдела чуть ли не с почестями. Спасибо, Саше. Потом только он объяснил нам, что есть у его семьи какой-то знакомый полковник КГБ. Мама его позвонила в общагу, узнала, что дитятку забрали, позвонила полковнику. Блин, мы доехать не успели, а нас уже отпустили. Вот так тогда система работала.
А для новых студентов один совет. Если нет у вас таких полковников - лучше не хамите и не лезьте в "странные ситуации". Виноватыми окажетесь именно вы, даже если и «не участвовали, разнимали» и проч.

Рейтинг@Mail.ru