Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Ashmedai"

Все тексты от "Ashmedai"

27.07.2017, Новые истории - основной выпуск

Было это лет 16 назад. Я, молодым инженером попал на службу в УИС. Был аттестован, получил лейтенантские погоны и должность начальника производственного участка на лесобирже (нижний склад, расположенный недалеко от реки). Работа по большей части как и в обычном леспромхозе, с некоторыми нюансами: в качестве рабочих были осужденные, отбывающие наказание в исправительной колонии особого режима.
Лесобиржа была довольно большой, периметр около трех с половиной километров, выходило на работу до 360 осужденных. Днем объект охранялся так же как и жилая зона, а после рабочего дня посты снимались. С целью исключения хищений, каждую ночь дежурил 1 сотрудник из числа офицеров Учреждения согласно графика. Как велся график – история отдельная: Зачастую, о том, что ты дежуришь завтра, можно было узнать за сутки до дежурства.
Одной декабрьской ночью, примерно часов в 11, во время своего дежурства, я совершал обход территории своего производственного объекта. При проверке цеха лесопиления заметил какую-то возню. Подошел ближе и заметил двоих детей: мальчика лет, 7 и девочку, примерно на год младше. Дети грузили обрезки, получившиеся при торцовке досок на санки. Так как это были отходы, мы их, как правило использовали как топливо для котельной. Большого ущерба для Учреждения двое детишек, конечно-же нанести не могли, но тем не менее, непонятна была причина их ночного визита. На мой вопрос, что побудило из отправиться на биржу за дровами, мальчик ответил очень просто:
– Папка с мамкой лежат дома пьяные. Дров дома нет. Мы с сестренкой их очень любим, и не хотим, чтобы умерли от холода.

28.10.2018, Новые истории - основной выпуск

Если бы Российское правительство хотело залатать дыры в бюджете, то оно бы вспомнило, что церковь в нашей стране отделена от государства. Следовательно - это общественное объединение, имеющее в собственности значительные земельные площади, множество зданий и сооружений, к тому же активно ведущее бизнес (и это не только свечные заводики, о которых мечтал Ильфо-Петровский отец Федор). Религиозные "тузы" имеют немало очень дорогих машин, яхт, самолетов, дач... Значит, есть все основания обложить церковь обычными налогами, в том числе и на роскошь. Думаю, если бы это осуществилось, не пришлось бы поднимать пенсионный возраст и без того редко до него доживающих Россиян.

24.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Он пришел к нам в сентябре 2011. Перевелся из следственного изолятора, где занимал капитанскую должность. Неважно, что из райцентра в колонию, за 80 километров в лес, зато на майорскую – начальник отряда. Очень своеобразный человек – Лев Николаевич Ш. Еврей, причем настоящий, с соответствующим грассированием. Согласно справке-объективке, до работы в СИЗО несколько лет работал санитаром в дурдоме. Довольно скоро ему пришло звание майора. Странностей в нем было много. Чего стоит только вот такой эпизод:
– Выхожу утъём на улицу, а там зона гоъит. Баъаки гоъят, зэки гоъят, оъут… И так на душе легко…
– Лева, мать твою, какая зона горит, где горит, ты про что вообще?
– Да это я мечьтаю, не мешайте…
По вечерам любил гулять по улицам поселка, при этом носил с собой фляжку с водкой и небольшой топорик под бушлатом:
– Пистолет не выдали, это мое табельное оъюжие…
Мы над ним посмеивались, а жуликам он внушал почти суеверный ужас…
В конце марта 2012, ближе к вечеру, мы с товарищами употребляли национальный русский напиток, естественно в штабе, в кабинете начальника отдела кадров. Вышли на перекур, в кабинете остался Филюс Кадимович – тоже начальник отряда, но не пьющий, не курящий. На столе стояла полная бутылка. Когда вернулись, нас ожидал сюрприз, а именно – в бутылке оставалась лишь треть.
– Филюс, мать твою, ты ж, вроде не пьешь?
– Не пью. Лева заходил. Посмотрел в окно, на бутылку, сказал: «Им до хуя будет», налил себе полную кружку, выпил, закусил и ушел. Странный какой-то.
Ну выпил, и ладно, нам не жалко, бутылка не последняя была. Продолжили…
Через час, примерно, может полтора, привозят Леву. Живого, но реально странного. Как оказалось, выйдя со штаба, он направился за поселок, отойдя примерно на километр, разделся догола, сложил одежду на дороге и лег поверх нее… В конце марта! К счастью, из города возвращалась легковушка, Леву подобрали и вернули нам. Отправили, естественно в дурку. Числился он там до конца июня, а затем был отправлен на пенсию по выслуге лет, плюсом со 2-й группой инвалидности. За приобретенную инвалидность, кстати, выплатили около 2 миллионов рублей. Самое интересное, что не раз после этого наши ребята встречали Леву в городе – вполне адекватен, на полученные за приобретенную инвалидность деньги купил квартиру, имеет очень неплохую для наших мест пенсию – у половины города зарплата меньше… И, таки, складывается не слабое впечатление, что не зря Лева несколько лет отработал в дурке, а актерский талант – национальная особенность евреев…

21.03.2017, Новые истории - основной выпуск

Еще одна история из суровых будней сотрудников уголовно-исполнительной системы. Как бы то ни было, но кому-то нужно заниматься не самой приятной и престижной работой. Специфика – соответственная.
Как то раз выехали на сборы сотрудники воспитательной службы нашей колонии. Выехали автомобилем УАЗ, в просторечии именуемый буханкой. Машина не шикарная, грубоватая, но проходимая, что крайне важно для диких подобий дорог, что за Соликамском. Немаловажным бонусом является откидной столик в салоне. Впереди роль столика неплохо исполняет крышка моторного отсека. Стояла зима. Экипаж буханки боевой состоял из начальников отряда, возглавляемых замполитом Иваном Дмитриевичем. Так как коллектив был дружный, можно даже сказать, спитый через несколько километров решили выпить за отъезд. Хоть была и зима, на качестве автодороги это сказалось мало, поэтому наливали без церемоний в один стакан по очереди. Естественно, начали со старшего по званию и должности. Только налили в стакан замполиту, как машину закусило на снежной бровке, понесло боком, и, затем опрокинуло почти идеально на крышу, немного под углом. Несмотря на то, что все сотрудники были воспитателями, от мата, просачивавшегося через выдавленные стекла осыпалась хвоя с заснеженных елок у дороги. А потом грянул хохот. Наш командир был прирожденным замполитом. Несмотря на карусель с машиной, он каким-то непостижимым образом не только сохранил непролитым содержимое своего стакана, но еще и спас бутылку свободной рукой. Обведя офицеров торжествующим взглядом, он залпом выпил свой трофей и занюхал рукавом кителя…

30.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Обилие российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. В крайнем случае, обилием путей их обхода. В том числе, и закон о всеобщей воинской повинности. И совсем необязательно быть для этого Остапом Бендером.
Собственно, сама история:
Есть у меня друзья: Люба и Саша. На рубеже девяностых–нулевых они учились в одной академии. Расписались, родилась дочка Катя, на горизонте Саши, как водится, замаячили две новости: хорошая – диплом, и не очень – армия. В то время немногие мечтали, получив высшее образование, вычеркнуть два года молодого специалиста из жизни, приобщаясь к особенностям армейского цирка. Незадолго до дипломов, Люба и Саша подают на развод, причем Катя остается с Сашей, он становится отцом-одиночкой. На протяжении нескольких лет к нему приходили «письма счастья» из военкомата, посещали курьеры из того же заведения, иногда даже с участковыми, а что поделать? Жена-кукушка бросила мужа с ребенком. Как можно забрать отца и на два года сделать девочку сироткой?
Когда Саше исполнилось 27 лет и он получил на руки военный билет, они вновь расписались с Любой и живут, как впрочем, и в период развода, вместе.

02.08.2018, Новые истории - основной выпуск

История начала девяностых. Поселок городского типа на Урале. При Советской власти в нем было три градообразующих предприятия: Литейно-механический завод, Щебеночный завод и Леспромхоз. Стараниями новой Российской власти к тому времени они уже были при последнем вздохе, но еще держались. Так как население поселка было почти 5000 человек, то в нем было вполне себе полноценное отделение милиции. Многие семьи в то время содержали небольшие личные хозяйства: садили картофель и прочие корнеплоды, выращивали коров и свиней, кур. Соответственно, для животных требовалось сено, которое заготавливалось на сенокосах, в основном, так называемых «паберегах», которые в некоторых семьях передавались из поколения в поколение. Была такая паберега и у начальника поселкового отделения милиции майора К. Теперь сама история:
Одним солнечным июльским днем, майор К. отправился на сенокос, ведь погода на Урале непредсказуемая, выбрать время для того, чтобы скосить траву и не испортить ее под дождями – это сочетание удачи и искусства. Добравшись до своего участка, он увидел достаточно интересное явление: трава была скошена, и несколько мужиков торопливо грузят ее на автомашину. Так как в стране были девяностые, по словам Наины Ельциной «святые годы», то редко кто из представителей власти расставался с личным, а то и индивидуальным оружием даже в выходные. Был при себе родной ПМ и у нашего начальника ПОМ. Подойдя к группе сенокрадов, он извлек из кобуры пистолет и сказал:
– Не обращайте внимания ребята, продолжайте грузить.
Сам присел на кочку и с интересом наблюдал за роботой «добровольных помощников милиции», покуривая и, изредка опрокидывая стопочку – а кто на сенокос не брал с собой спиртного? Вооруженный милиционер, да еще немного «навеселе» – это неплохой стимул для ударной работы тех, кто пытался его обокрасть, поэтому горе-крадуны работали с утроенной энергией, невзирая на палящее солнце и немилосердных мух и оводов. По окончании погрузки, наш майор вновь подал голос:
– Поехали, ребята я покажу, где выгрузить.
По прибытии к дому К., те же «работяги» разгрузили машину, аккуратно разровняли траву по площади для сушки и, сами не веря своему счастью, были отпущены на все четыре стороны, прада с пожеланием:
– Надумаете поработать, заходите завтра, повернуть сено…
Не надумали. И больше не попадались. Да и вообще, после этого случая, несколько лет в окрестностях нашего поселка на сенокосах не пакостили.

23.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Почти по Ярославу Гашеку, но без убийства цыгана.
Служил у нас один товарищ из Дагестана. Газимагомед Маларамазанович, но все его звали просто Мага. Хороший офицер, надежный товарищ и великолепный собутыльник. В отпуск, естественно ездил на родину. Как то раз, вернувшись из отпуска, предложил отметить сие грандиозное событие. Дело, воистину, святое. Собрались мы на квартире у начальника нашего отдела и Мага извлек из сумки бутылку пятилетнего коньяка. Разлили по стаканам, выпили, закусили. Ни в какое сравнение с тем коньяком, что продается в наших магазинах этот благородный напиток не шел. Цвет, вкус, аромат – просто песня… В общем, бутылка быстро закончилась. И тут Мага заявил, что это был не коньяк, а так, пойло. Весь коллектив дружно выразил несогласие, но наш кавказский товарищ извлек следующую бутылку, на которой был указан возраст – 8 лет… Распробовав этот шедевр, пришлось согласиться с поильцем. То, что пили перед этим заметно уступало восьмилетнему. Все хорошее имеет пакостное свойство заканчиваться. Нам было уже очень хорошо, но возникали мысли о продолжении банкета. Неугомонный Мага вновь заявил, что пили мы, в общем то, обычную бодягу, за что чуть не оказался избит – коньяк и первый то был хорош, а вторая бутылка – лучшее, что доводилось пробовать из спиртного. Тем не менее, Мага вновь полез в сумку и извлек похожую по форме бутылку. Если верить этикетке, в ней находился шестнадцатилетний напиток. Разлили, выпили. Первое ощущение – фальшивка. На бутылке указано 45 градусов, на вкус – просто холодный чай средней крепости… Нисколько не обжигает, пьется как вода… Спиртом даже не пахнет. Один нюанс – минут через 5-7 ноги не слушаются, при том что голова, относительно, ясная. Мне доводилось за свою жизнь пить много разных спиртосодержащих жидкостей, но никогда ни до, ни после не встречал такого великолепного коньяка.

04.10.2017, Новые истории - основной выпуск

Жертва политических репрессий.

Далекий 1985 год. Расцвет социализма. Обычная средняя школа поселка городского типа и я – обычный советский второклассник. Октябренок. Казалось бы, ничто не предвещало неприятностей. Мы с одноклассниками открыли для себя одно достаточно невинное развлечение, а именно кидание мокрой тряпки, которой вытирают с доски мел, в саму собственно школьную доску. Тряпка забавно прилипала и какое-то время держалась. Даже устраивали своего рода состязания, кто круче прилепит тряпку. И тут я попал. В прямом смысле этого слова. Не в доску. Замах был слишком силен и мокрая тряпка попала несколько выше доски. В портрет. Владимира Ильича Ленина. Для того времени это был даже не косяк. И не залет. Это было преступление. Куда круче, чем в наше время станцевать в церкви. Оторвать тряпку от портрета было нереально. Парты того времени были слишком громоздкими для второклашек, а перед доской была ступенька. До прихода учительницы с перемены оставалось слишком мало времени. Но была вторая тряпка, которой я и попытался сбить орудие преступления. Но коварный кусок ткани, задача которого была исправить содеянное, не выполнил свою задачу. Более того, вторая тряпка смачно пристроилась на советской иконе чуть повыше первой, аккурат на светлом лике Вождя Мирового Пролетариата. Вернувшаяся с перерыва учительница минут пять не могла обрести дар речи. А когда наконец обрела, мы все пожалели об этом… Звенели стекла в окнах. Преступления гитлеровцев блекли в сравнении с антигосударственными происками нашего 2«а».
Успокоившись, Ангелина Михайловна поинтересовалась, кто был дерзким Троцкистом-Бухаринцем, осквернившим святыню. К чести нашего класса, все ученики оказались достойными октябрятами. Промолчал только один. Остальные дружно показали на меня. С работы был вызван мой отец – коммунист с 27-летним стажем. Никогда, ни до, ни после я не получал таких «люлей». К счастью, «дело» замяли, правда когда пришла пора вступать в ряды пионеров, меня, несмотря на неплохие успехи в учебе, принимали в 3-ю очередь, вместе с троечниками. Вот так я оказался невольным диссидентом и жертвой кровавого социалистического режима…

24.03.2017, Новые истории - основной выпуск

Не знаю, как кому, мне история смешной кажется.
Есть один персонаж, стоит на учете в Уголовно исполнительной инспекции. За нанесение побоев сожительнице. За то, что та ему изменяет с мужиком, с которым официально расписана. Расписалась после того, как стала жить с нашим Отелло. От Отелло не уходила, просто расписалась с другим. И, периодически с законным мужем изменяет сожителю. А еще у нее есть два ребенка от предыдущего мужа, с которым также расписалась живя с сожителем. А недавно в Инспекцию пришел становиться на учет с приговором к ограничению свободы ее законный муж, за нанесение побоев любовнику. Теперь у них не только общая женщина, но и одинаковый вид учета. Создатели Санта-Барбары жалкие лузеры...

11.09.2017, Новые истории - основной выпуск

Есть такая шутка, что женщина из ничего может сделать три вещи: Костюмчик, салатик и скандал. Может это и так, но способности наших граждан, находящихся «по другую сторону решетки» не в пример выше. Как пример вспомнилась такая небольшая история:
Отбывал в нашей колонии срок один осужденный по фамилии, скажем, Демидóвич. Человек достаточно серьезный, статья тоже не слабая – разбой. Был неплохим электриком, слесарем. Соответственно и трудоустроен был на производственном объекте при исправительной колонии. Была только некоторая проблема, свойственная многим нашим соотечественникам а именно привязанность к «зеленому змию», что крайне не приветствуется правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.
После очередного случая употребления спиртосодержащей жидкости наш персонаж был переведен на строгие условия содержания и водворен в ПКТ (помещение камерного типа) – один из самых строгих видов наказания в колониях. Осужденные, содержащиеся в ПКТ, находятся в почти полной изоляции с минимальным набором разрешенных к употреблению предметов, но не стоит забывать о том, что наш «герой» – россиянин. Через два месяца после его водворения в ПКТ, при проведении «шмона» (обыска) в его камере был обнаружен и изъят самый настоящий маленький арбалет, стреляющий вязальными спицами. Самострел был изготовлен из металлической полоски от шконки (тюремной койки), капронового шнура и более мелких деталей. Модель была вполне действующей и неплохо стреляла на несколько метров, причем спица довольно глубоко входила в доску. На вопрос начальника учреждения, зачем Демидóвич изготовил эту опасную игрушку, он ответил просто:
– В ПКТ скучно. Стрелял по крысам...

Рейтинг@Mail.ru