Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Эдиссон"

Все тексты от "Эдиссон"

25.10.2017, Новые истории - основной выпуск

Традиционно история у меня опять будет длинная, кого это напрягает - просто пролистайте.
«Der Mensch ist, was er isst.» (немц. "Человек есть то, что он ест.") — Людвиг Андреас Фейербах.
Итак, гастрономическая история, свежая, примерно месячной давности.
Есть у меня хорошие знакомые, пара периодически увлекающаяся всякими новомодными штучками, типа раздельного питания, сыроядения и пр. Люди достаточно взрослые (дочь уже живет отдельно), в отсутствии интеллекта тоже замечены не были, но на каждое новое увлечение фанатично тратится столько времени, сил и денег, что все знакомые над ними тихонько посмеиваются. А вот свежее увлечение – экологически чистые продукты. Уговорили меня они поехать с ними на экологическую ферму не очень далеко от Москвы, во Владимирскую область (примерно 150 км.). Расписали продукты так, что всё свежайшее, непередаваемого вкуса, что у меня аж слюнки потекли. Сразу ностальгически вспомнились деревня в Сибири, где я проводил все летние каникулы, и бабушкина сметана, и свежевыпеченный хлеб, и копченое мясо с салом, и свежина на скворчащей сковородке и т.п. Да и самому, как-то поднадоело, и молоко которое не портится неделями, да и не скисает вообще, просто начинает вонять, и сметана, которая не сметана вовсе, хотя читаешь состав, вроде всё нормально (сливки, закваска), но попробуйте из той сметаны сбить масло – не получится ничего, вернее, получится какая-то дрянь. Кто не верит - поэкспериментируйте сами, мы как-то забились на спор с товарищем. И колбаса, которую не хочет есть даже моя собака, и куры, из которых невозможно сварить нормальный бульон, и пиво известных марок, которое нельзя плеснуть на каменку в бане (с этим лучше не экспериментируйте – испортите баню, придется проветривать), и российские сыры, которые все почему-то на один одинаковый мыльный вкус, и т.п.
Только не надо мне про сертификацию, все это фигня. Сертифицировать можно одно, а выпускать потом совершенно другое и практически никакого контроля. Вообще замечено, что чем больше и чаще рекламные ролики, расхваливающие свои продукты на телевидении, тем более редкостная гадость, оказывается в итоге. Понятно, что ни один нормальный фермер, предлагающий обычные, а не высокотехнологичные продукты, на полки супермаркетов попасть не сможет ни при каких обстоятельствах. Ну не вписывается он в их логистику, ценообразование, мерчендайзинг и прочий маркетинг, не будут брать они у него, например, молоко, которое может скиснуть (превратиться в простоквашу) через 2-3 дня, как и положено нормальному молоку из-под коровы. Прискорбно это всё очень, но факт.
По приезду в небольшую деревню (хозяйств 30-40) меня сразу немного смутил внешний вид фермеров, очень далеко не крестьянский. Она еще ничего, спортивная бабенка лет слегка за сорок в белых джинсах и светлой блузке, но с очень ухоженными руками и с длинными накрашенными ногтями. А он явно моложе и вообще одет, как будто с тусовки модельеров под Парижем, в блестящих обтягивающих брючках, щупленький, ручки маленькие без намека на мышцы, очень сомневаюсь, что смог бы не только поднять, например, топор, но и обхватить толком топорище. Аккуратненький 2-х этажный коттедж, чистый асфальтированный двор, в открытые ворота гаража выглядывает достаточно свежий Крузак. Ну не ложится у меня никак картинка в голове с натуральным русским крестьянским хозяйством. Завели в дом, присели в гостиной на кожаный диван, пьем китайский зеленый чай, а хозяйка трещит без умолку, какая у них замечательная ферма, как все здорово организовано, что продукция самаяприсамая экологически чистая, что к ней ездят многие известные люди, вот фото с подписью К…, вот фото Т… Мне немного надоел этот пафос с маркетингом, да и чай уже кончился, и я не очень вежливо перебил:
- А можно ферму посмотреть?
Хозяйка посмотрела на меня не очень довольным взглядом, но тут же исправилась, заученно заулыбалась:
- Да, да, конечно, пойдемте…
- Сапоги надо надевать? – спросил я вполне серьезно, но все восприняли как шутку и захихикали.
- Вначале я покажу вам гусей. Гуси у нас замечательные, породы Х.. (каюсь, сразу название забыл), вкуса непередаваемого... У нас на рождество господин С… за полгода заказывает – продолжала трещать хозяйка пока мы шли по чистым дорожкам из тротуарной плитки на задний двор. Клетка из сетки-рабицы примерно 4 на 7 метра, внутри порядка 50 птиц, а может и больше.
- А где они у вас плавают? – снова под неодобрительным взглядом задал я вопрос.
- Ну зачем же? Они у нас выращиваются по высокотехнологичной шведской методике, на специальном экологическом комбикорме. А на деревенском пруду птица местных жителей, они же ее вообще не прививают. Представляете? А нам же зараза всякая не нужна, не правда ли Алексей? – и взгляд в упор на моего смутившегося товарища, который издал звук, сразу напомнивший мне Кису Воробьянинова из известного фильма, что-то типа: «да, уж…»
- А это у нас коптилка, чудо современной техники, коптим только на грушевых опилках по специальной программе. Два часа назад поставили, через час-полтора уже будет готова партия – хозяйка не затыкала свой журчащий ручеек ни на секунду. Ну ладно, мне всё понятно, но чтобы не обижать Леху, дипломатично съехал:
- Пойду я погуляю, окрестностями полюбуюсь.
- А вы гусей что ли брать не будете? – опять этот недобрый, немигающий взгляд куда-то в переносицу.
- Нет, спасибо, я и не планировал, я так за компанию с Алексеем и Ольгой – и отвернувшись побыстрее свалил на улицу. Поясню, кто не понял, чего я завелся: Гусь, пусть и домашний, птица водоплавающая, причем умнейшая, в деревнях самостоятельно стаей ходит на водоем, где и проводит свой длинный летний день. Плавает, фильтрует клювом ряску и донный ил в поисках мелкой речной или озерной живности, в перерывах отдыхает на бережку, где щиплет травку, потребляет для улучшения пищеварения ломанную или мелкую ракушку и камушки, и спит несколько раз за день на пленэре. Вечером самостоятельно возвращается, кормят обычно один раз в день вечером (в основном с целью, чтоб возвращалась) запаренным кипятком, раздолбленным на крупорушке, зерном. Вот это и будет экологический гусь. А выращенного взаперти, в тесноте, кормленного комбикормом, который, на 90% состоит, в лучшем случае, из трансгенной сои, с прививками и антибиотиками – я и в Москве куплю, причем минимум в 2 раза дешевле. Да и холодное копчение за три (!) часа, это просто издевательство какое-то над словом и продуктом. Думаю, и тут не обошлось без каких-нибудь средств, типа «Дымка» и прочей химии, потому что моя бабушка в деревне коптила мясо минимум трое суток, в бане по-черному (кто не знает, такая баня с печкой без дымохода), на специально подготовленных березовых чурбачках. Коптила всё, и гусей, и свинину, и баранину, а и на всю большую семью (большей частью уже городских). Баранов целиком, свиней разделывали, но задние ляжки обязательно целиком. И это мясо и сало могло провисеть на крюках всё лето в обычной деревенской кладовке при комнатной температуре и не портясь абсолютно. Покрывалось сверху тонким налетом зеленоватой плесени и всё. Бабушка говорила, что эта плесень «хорошая», и сама ела, а ты не хочешь – обрезай, а внутри… Бесподобного вкуса, чуть янтарного цвета нежнейшее сало и твердое тёмно-тёмно-красное мясо, которое, впрочем, легко жевалось… Вот блин, чуть слюной не захлебнулся...
В деревне летом почти не готовили. Копченое мясо и сало, картошка в мундирах, перья лука, редиска, огурцы с грядки, сметана, молоко. Парное я не очень любил (хотя бабушка всегда заставляла утром и вечером после дойки принять по 350-грамовой кружке), а вот холодное из холодильника очень уважал, пацаном выпивал, наверное, литра два в день, если не больше. Захочешь чего-нибудь иного, так яйцо-другое из-под курицы сырое выпьешь, или сметану на свежайший хлеб с хрустящей корочкой, с деревенской пекарни, намажешь и сахаром сверху присыплешь, или просто огурец с грядки с медом заточишь (очень вкусно, между прочим). Нет, это невозможно, слюноотделение зашкаливает, пойду съем что-нибудь))).
Кто-нибудь сейчас обязательно скажет, что раньше, мол и трава зеленее была… – наверное так, но все равно, мне есть с чем сравнивать современные продукты.
Ладно, лирическое отступление закончили, вернемся к нашей истории.
К воротам подъехала еще одна машина, дела у "фермеров" видно идут неплохо. А я, чуть в расстроенных чувствах, пошел по деревенской улице. Погода замечательная, такая особенная наша «золотая осень», светит солнышко, почти нет ветра, свежайший, прохладный, упоительный воздух, невдалеке на плавной возвышенности желтеет, пламенеет лес с редкими вкраплениями темно-зеленых елей. Трудно злиться при такой красоте и дыша таким воздухом. Иду не торопясь и уже вполне наслаждаюсь процессом. Через пару участков на огороде копается живописный крестьянин, в сапогах, фуфайке и картузе, увидев меня, разогнулся и опершись на лопату, не отрываясь стал смотреть на подходившего меня.
- Бог в помощь! – поздоровался я, приблизившись к штакетнику.
- И тебе не хворать… – степенно ответил дед, лет под семьдесят, пристально рассматривая меня и почти без паузы:
- К городским что ли приехал? За чистыми продуктами? – а глаза стали хитрые и в редкой бороде спряталась ухмылка.
- Да, но брать у них не буду… А вы гусей не держите? Я бы купил… - беря быка за рога и показывая, что не готов обсуждать «городских».
- Держим, почему не держим… И продать могу… За тыщу возьмёшь? – дед явно назвал для себя отличную цену.
- Возьму, почему не взять… – за примерно 7-8 килограммовую птицу вполне нормальная цена.
- Александр Николаевич - представился он, и по нему сразу стало видно, что ему очень понравилось, что я не стал торговаться.
- Тока они на пруду, сходим вместе, тут недалеко, сам выберешь, какой понравится, щас бабке скажу, чтобы воду греться поставила, ощипаем чин-чинарем – немного засуетился Александр Николаевич (дальше АН). Зашел во двор, послышался разговор и буквально через пару минут вышел с ведром, в котором на треть было, видно заранее, запаренное зерно и топором в другой руке. Сходили на пруд, где он подманил свою (голов 20-25) стаю зерном, ловко поймал одного гуся за шею, дотащил до ближайшей коряги и не менее ловко и быстро топором обезглавил бьющуюся птицу, еще при этом отпихивался ногой от бросившегося на защиту своего вожака стаи, огромного гусака. Без мата не обошлось, но во всем чувствовался огромный навык и опыт. Во дворе вытащил, немного покряхтывая, бак с кипятком из летней кухни и присел на крыльцо. Бабка (зови Настя, коротко сказала мне), сунув в бак на минутку, уже почти не кровившую птицу, и вытащив, почти мгновенно, как мне показалось, ее ощипала.
- Перо будешь брать? Нет? Ну и ладно…– и тут же разложила сырое перо на газетах просушиться.
- А куда остальных гусей деваете? – поинтересовался я.
- Ну, немного себе оставляем, да пару штук дочери в Москву отдаем, а остальных Галке городской сдаем – как-то не очень весело сказал АН, дымя сигаретой. Остальные с деревни тоже так делают и подрабатывают у нее многие тоже. Сами они палец о палец по хозяйству не ударят. А мужик у нее, так и вовсе не мужчина похоже. Я тебе сейчас секрет открою, как наших гусей от ее отличить – вдруг повеселел дед.
- На наших на ногах и крыльях жиру мало и остальной слабо желтый, матовый и аж светится через прозрачную кожицу, а на ее птице жир мутный какой-то, желтее и серее. Рядом положишь – враз отличишь.
Еще приобрел я у АН пару куриц, тут же зарубленных, пятилитровку молока, трехлитровую банку сметаны, пять десятков яиц, банку малинового варенья, тоже трехлитровую, ведро квашенной капусты, большой шмат соленного сала.
- Барана возьмешь? Ну или половину?
- А выстоянный есть? – уточнил я.
- Ишь, бл…дь, разбираешься… Молодец! – сразу похвалил АН
- Нет, нету, все еще в стаде. А ты откуда знаешь?
Еще небольшое отступление. Многие не едят баранину из-за специфического вкуса и, в первую очередь, запаха. Но секрет прост. Барану (или овце, без разницы), перед тем как зарезать, необходимо дать «выстояться». Подержать его в одиночку с недельку в небольшой загородке, например, 2 на 2 метра, не более, и кормить только травой или сеном, но без ограничения. Барашек не бегает, ест да спит и без каких-либо стрессов. Тогда мясо будет очень нежным и абсолютно без какого-либо специфического запаха.
Рассказал я АН про каникулярное деревенское детство, что крестьянская работа мне знакома, что даже свинью могу зарезать и разделать.
- Во Настя, слыхала, а наш то зятек (как я понял, примерно моих лет) в сарай то зайти боится… - махнул рукой дед.
Позвонил Алексей, меня потерявший, когда мы уже сидели за столом с простыми, но вкусными яствами и под самогонку на березовых почках неспешно беседовали. И про разделку свиньи, я поделился опытом из Сибири, что там свинья перерабатывается полностью, что кишки, естественно тщательно промытые и ошпаренные кипятком, идут на колбасу. Бабушка делала три вида, ливерную, мясную и кровяную. Желудок идет на сальтисон и даже голова полностью разбирается, большая часть на холодец, а мозги часть добавляют в ливерную, а часть в кровяную колбасу. Он мне рассказывал про секреты засолки сала (отец его был с Украины). Жаловался на дочку, что приезжает раз в год, что внучку единственную вообще в деревню не затащишь, про зятя «безрукого». И про сына-первенца, что погиб в Афгане в далеком уже 1980 году…
Леху с Ольгой тоже встретили, как родных, пытавшихся отнекиваться, чуть ли не силой усадили за стол, у Галины то, кроме чая ничего не подавали. Они тоже у АН всего еще понабирали, выслушав мой краткий рассказ и пересказ от АН про «городских» фермеров, заметно расстроились. Леха взял у Галины двух гусей по 2500 рублей за каждого, замороженных (!) и «копченного» за 3500, поэтому всю обратную дорогу ехали практически молча, наверное, кончилось очередное их увлечение. С дедом прощались, как с родным и договорились на пол поросенка по хорошей цене, при условии, что я с первым морозцем приеду и помогу завалить.
Через неделю сидели в беседке на даче с женой и любовались закатом. Она пила красное сухое вино, привезенное из Франции, с французскими же сырами, нескольких видов, а я употреблял водочку, наливая совсем понемногу, грамм по 20, и закусывая дедовским салом, с тонко нарезанной пластинкой чеснока и с черным ржаным хлебом. Вкусно безумно, а жена смеется – мезальянс сплошной… А мне хорошо…
P.S. Имена и место действия, по понятным причинам, изменены.

02.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Историю эту поведал знакомый доктор, я только передаю, как умею. Как-то повелось, что любим мы на даче после баньки, под шашлычок-коньячок, байки потравить в хорошей компании. Речь в этот раз зашла про чудесные спасения, рассказал я и свою, прочитать можно здесь: https://www.anekdot.ru/id/951977/
Доктор тоже в долгу не остался, у него таких случаев, понятно, на порядки больше, далее с его слов, но не врач я, поэтому мог чего-нибудь переврать и недопонять, ну и байки от врачей обычно с извечным медицинским цинизмом, с особым их отношением к жизни и к смерти, которое обычного человека иногда коробит, поэтому чутка я это сгладил, в общем - не судите строго.

После окончания ординатуры, начинал я свою врачебную деятельность в 1995 году в областной больнице города Петропавловска (Казахстан). Так уж получилось, что на всю больницу был я единственный нейрохирург, да и по ощущениям, что во всем городе тоже, по скорой с ЧМТ (черепно-мозговыми травмами) везли всех к нам. Работы было больше, чем до дох…, ну если мягко сказать, то очень много. Иногда возникало чувство, что мир за стенами больницы сошел с ума и там идут боевые действия, а я работаю в госпитале почти на передовой. Дали мне тогда комнату недалеко от больницы, молодой, холостой, вот и дергали в любое время.
Очередной поздний зимний вечер, добрел я до ординаторской и решил домой не идти, чаю попить и здесь на кушетке упасть, один хер ночью обязательно поднимут. Так совпало, что и дежурство было, и несколько сложных операции, в общем на ногах уже часов 35 точно. Медсестра предложила согреть кушетку в сестринской, но не до тебя, мысли - быстрее лечь и спать, спать, спать…
Когда разбудили, глядя на часы со стрелками, долго не мог понять сколько прошло времени, если больше 12 часов, то чего же так спать хочется, не-е, видимо всего 20 минут. Морду лица сполоснул, иду, а глаза закрываются, хоть спички вставляй, еще и знобит, аж шатает, отопление что ли отключили? Хорошо хоть свет есть. В то тяжелое время в Казахстане практиковались веерные отключения, иногда в жилом секторе электричество давали лишь на несколько часов в сутки, больницы старались не отключать, но тоже частенько бывало. Короче, уговариваю себя, не всего 20 минут удалось поспать, а целых 20, а домой бы пошел, так и вообще бы могло не получиться. Ладно, кофе хлебну, у анестезиолога кислородиком подышу и нормально будет.
Так, что тут у нас? Парень в милицейской форме, младший сержант лет 23-25, лежит на каталке без сознания, получил по голове стальным прутком или трубой. Походу проломлен череп в районе стыка височной и теменной костей.
- Ладно, что тут думать, везите в операционную, вскрытие покажет.. - последние слова я произнес уже почти в коридоре.
- Э-э, какое-такое вскрытие-открытие?!!! – заорав, ко мне подскочил целый майор милиции – низенький и толстенький казах.
- Мы его вам живого, э-э, привезли-принесли! – ухватив меня за халат орал, брызгая слюной майор.
- Успокойтесь, живой он, трепанацию буду делать, тьфу - череп надо вскрывать, вот я и сказал вскрытие – отпихнулся я от мента.
- А вы кто-что? – почти мгновенно успокоившись, майор с недоверием меня оглядел и начал принюхиваться. Да, сразу было понятно, мой вид вызывал у него глубокие сомнения. Молодой, несолидный, взъерошенный, с красными, слезящимися глазами, небритый, в помятом и не очень чистом халате, в больничных тапочках на босу ногу, которого еще ощутимо потряхивает в ознобе, да еще и зуб передний третьего дня по недоразумению потерял (поскользнулся и ударился о край раковины, губа еще не зажила и заметно шепелявил), хорошо еще запаха перегара не было (хотя медсестра спиртику развести предлагала), а так бы вылитый бомж.
- Ладно пошел я готовиться, время дорого… - рванул по коридору.
- Да вы не беспокойтесь, это нейрохирург наш, хороший доктор… – это уже пожилая санитарка майору, чей недоверчивый, узкоглазо-буравящий взгляд в спину я прямо физически ощущал. Вот еще проблема – не дай Гиппократ, помрет пациентик.

Сделал разрез, осколки убрал, ну хоть тут повезло, кровоизлияния вовнутрь нет, мозг не задет. Насчет повезло поторопился, еще одна операционная сестра тут же зашла, сказала, что в соседней операционной еще одного бедолагу для меня уже готовят. Вот блин, когда же я высплюсь?
Дал команду медсестре замесить протакрил. Это такая двухкомпонентная типа замазка, при отвердевании достаточно твердая и упругая, обладающая хорошей адгезией с костью черепа. Края дырки подровнял, дольше провозился, чем планировал, сестра уже комок в руки сует, на автомате схватил, начал лепешку формировать. Когда примерил, оказалось, что сделал минимум в два раза больше, чем необходимо, переделывать поздно, уже схватываться начала. Ладно, и так сойдет, ну будет одной шишкой больше, на и так не идеальном черепе.
Кожу натянул – шью, а червячок в душе гложет, в центре получилась чуть ли не сантиметр толщиной. Мои профессора-преподаватели за такую халтуру голову с руками оторвали бы, да-да, по самые яйца…
Больного один раз после операции понаблюдал, рекомендации написал, паренек в сознание пришел, ну понятно, сотряс сильный, но слава Гиппократу, вести всех своих прооперированных не заставляли.

Прошло несколько месяцев, о том случае уже и помнить забыл, сколько таких через меня прошло…
Очередной вызов в приемное, огнестрельное ранение головы, опять милиционер, сержант на этот раз, башка и половина лица бинтами обмотана, как 20 портянок намотали, ох уж эти фельдшера со скорой… Опрашиваю другого мента напарника, что, да как. Стреляли метров с 4-5 из Макара (пистолет Макарова, калибр 9 мм.). По касательной? Нет, почти точно в висок. Входное есть, выходного отверстия нет. Хм…, похоже не жилец, там мозги в кашу должны быть, интересно - зачем сюда везли, нам заняться нечем что ли? Ладно, подойду посмотрю. Пульс щупаю, надо же, живой еще… А, он вдруг встрепенулся, встать порывается, Азамата-суку ему, видите ли, срочно замочить надо. Как в анекдоте из серии: Пуля прошила висок, вышла из второго, но мозг не задела…
- Лежи, лежи - вдвоем с напарником еле его удерживаем.
- Замочили уже твоего Азамата, я лично и замочил, когда он в тебя стрелял - говорит ему напарник.
- Верняк замочил? Хочу посмотреть – опять встать порывается.
- У тебя пуля в голове, ЛЕЖИ Я СКАЗАЛ! – снова прикрикнул второй мент. Успокоился наконец, лежит… В полном сознании, речь немного невнятная, это понятно, но на бред не похожа. Только так подумал, начал он нас всех в кузницу звать, срочно ему вдруг наковать, что-то приспичило. И ты иди накуй, и ты доктор тоже иди накуй… Да-а, не перевелись еще богатыри в казахских селеньях. Ладно, готовьте его, и я пошел тоже…

Только я глянул на обритую черепушку, шов собственноручный над шишкой, так сразу его и вспомнил. Как я тебя то сразу не признал? Пуля вошла почти точно в центр моей лепехи, там и застряла. Попади она в череп в любом другом месте, или сделал бы я тогда все правильно – имели бы сейчас хладный труп, а так только сотрясение мозгов и дырка в коже. Вот и думай, переделывать сейчас, как было, или как положено?

Как говорил Марадона, после четвертьфинала с Англией чемпионата мира по футболу 1986 года: «Если это и была рука, то это была рука Бога» (цитата не дословная). Так, что получается? Это не халтура моя была криворукая, а именно такой вот промысел Божий?

17.08.2017, Новые истории - основной выпуск

Истории у меня традиционно длинные, кого напрягает «многа букафф» просто пролистайте.
Недавно сын поздно вечером пришел весьма побитый, но вроде все обошлось гематомами и царапинами.
- Как случилось? – поинтересовался я, когда он отмылся и уже успокоился.
- Решил дорогу срезать через дворы, да докопались двое, попросили сигарету… суки…, там третий подтянулся – опять стал заводиться сын. – Ну и слово за словО…
- А ты с ними разговаривал что ли? Чего сразу не убежал? – удивился я. – Или ты не один был?
- Да один…, думал отстанут, в своем районе вроде, а там за одежду ухватили и повалили.
Ага, отстанут, не для этого они подошли. Парень он у меня достаточно спортивный, но не единоборства, а футбол (полупрофессиональная команда), убежать мог как нечего делать, если сразу… Вроде и объяснял не раз, но видимо учеба действительна только на своей шкуре. Говорил же, нужно психологически воспринимать для себя бегство, ни как поражение, а как ничью, а лучше вообще никак, вроде бы и не было этой встречи. Вспомнилась история, когда мне было примерно столько лет, как и ему сейчас.
Былинные уже времена, когда СССР еще был, но уже трещал по всем швам и бился в предсмертной агонии. А я несколько месяцев, как пришел с армии, здоровье брызжет через край, при росте 182 см, вес 75 кг., нет ни капли жиринки. Небольшое отступление. Служил в отдельном специальном полку и дрючили нас по физике очень сильно. Слушал рассказы одноклассников и знакомых, как они служили, и очень удивлялся, что, например, стреляли из автомата за всю службу всего пару раз, жрали практически одну перловку, как дедами даже на зарядку забивали и пр. Нас кормили хорошо, грех жаловаться, но со спортом и боевой подготовкой было тоже весьма жестко: один-два раза в день кросс 5 км, потом спорт-городок минимум по часу и без дураков, раз в неделю стрельбы с марш-броском 30-50 км. с полной выкладкой, причем никто не «косил», ни деды, ни даже дембеля. В нашей части система была построена так, что это считалось «западло» (как-нибудь расскажу, это отдельная история). Результат: свободно 100 отжиманий за 45 секунд, легко - 25 раз подъем-переворотом за минуту (были в нашей части такие вот нормативы), плюс бегал, как тот конь и т.д. Был у нас и рукопашный бой, повзводно, несколько часов в неделю, но инструктор сразу предупредил, что сделать из нас хоть чуть-чуть приличных бойцов он не сможет (для этого нужно было заниматься с 5-ти, край с 10-тилетнего возраста), но основы выживания в драке и в бою он даст. Да и я далек был от этого, разряд по биатлону, пулевой стрельбе и по спортивному ориентированию, ну и в активе несколько школьных драк. Учил он нас не столько приемам и ударам (хотя этому тоже), сколько психологии и поведению в единоборстве и бою с несколькими противниками.
Итак, собственно история. Крупный сибирский промышленный город.
Какая-то вечеринка, квартира, народу человек двадцать, бОльшая часть незнакомых. Самогонку не пил тогда принципиально, ну, а с водкой, кто помнит, были тогда большие проблемы (по талонам), поэтому было ее всего две бутылки и из них делали для девчонок «шампанское». Вода с сиропом (или вареньем с отцеженными ягодами) пополам с водкой и в сифон (кто помнит, были тогда такие, весьма популярные, с баллончиками с углекислым газом, для газировки в домашних условиях). Для эффекту использовали на литровый сифон не один, а два баллона, от пары рюмок можно было быстро и серьезно окосеть, но проходило опьянение тоже достаточно быстро. Ну и конечно, танцы-зажиманцы, шуры-муры и прочие амуры. Познакомился с симпатичной девчонкой, через час уже обжимались вовсю. Надо отметить, что отношение к женщинам у меня тогда было очень и очень физиологически-потребительское: даешь - хорошо, не даешь – иди в попу, других полно. Ванная и спальня традиционно заняты, поэтому от меня вполне логическое предложение поехать на хату к товарищу. Ну что ты, я не такая, я так сразу не могу, нам надо узнать друг друга поближе (хотя до «поближе» остался маленький последний шажочек), и пр. женские отмазки, ну хоть про месячные не «запела» и то ладно.
- Поехали лучше ко мне – призывный взгляд из-под ресниц, легкий румянец на щечках. Хрен вас женщин поймешь и вашу логику, к тебе, так к тебе. Поймали мотор. Куда? В Морозовку! Вот б..дь, ну я и идиот, мог бы раньше поинтересоваться. Мало того, что край географии (фактически пригород, таксист цену заломил), так еще и очень криминальный район. Половина жителей Морозовки уже сидела или отсидела в местах, не столь отдаленных, другая половина просто еще не попалась, но явно планирует и тренируется. Даже дети в детском саду там начинают раньше по фене ботать, чем на горшок проситься. Утрирую конечно, но соваться вечером туда как-то не комильфо совсем. Ну ладно, едем уже, по пути осторожно выясняю, что дома оказывается и папа, и мама, а также бабушка с братиком в 2-х комнатной хрущевке.
- Но мы же постоим в подъезде? – снова призывный взгляд, нежный поцелуй и рукой по члену через штаны. Ага, постоять в ее подъезде в хрущевке в 10 часов вечера, когда подруга будет вздрагивать от каждого шороха – мечта всей моей жизни. Ну купила, так купила… Ладно, думаю, тоже обломаю маленько, высажу ее у подъезда и свалю к Маринке. Подъехали, въезд во двор перегородила расфуфыренная 8-ка, с открытыми обоими дверьми, но в машине никого, а подъезд 3-й. Водила даже сигналить не стал, типа здесь вылазите. Дал ему половину, несмотря на возмущение, сказал – жди, я до подъезда и обратно (джентльмен, бля). Темный, теплый вечер ранней осени, освещение только из окон квартир и одинокого фонаря на углу, где-то вдалеке, похоже у последнего подъезда (6-го) бренчит 3-мя аккордами гитара и пропитый голос, не очень попадая, пытается жалобно петь очередных журавлей над зоной (или голубей? не суть). Идем, она под руку держится и каблучками звонко цок-цок. От 2-го подъезда на шум машины и каблучки, видно с лавочки, выползает троица.
- Опа, зырьте пацаны, залетный фраерок нарисовался с Иркой – растягивая слова выдвигается навстречу широкий парень в белой майке. Теперь немного «науки» от инструктора: Противник, если он в большинстве, уверен в своем преимуществе и на своей территории никогда не начнет драку сразу, ему надо время оценить тебя по принципу свой-чужой, кого знаешь, насколько можно тебя «опустить» (унизить), накрутить, опять же себя (поднять адреналин в крови), типа: А чо ты такой дерзкий? А ты мгновенно должен понимать, что это мирно для тебя не закончится ни при каких обстоятельствах, сразу готовность, выброс адреналина в кровь, а лучше всего просто убежать (см. выше), но если нет такой возможности, то нападать первым, неожиданно и не оттягивая. Мелькнула мысль уйти на рывок, но в крови уже бурлит адреналин, в каждой мышце, как сжатая пружинка, легкость в ногах, нет страха и почти нет алкоголя в крови, да и перед девчонкой, как-то неудобно (каюсь, успел ей напеть про героическую службу). Так, позицию, расстановку противника и свои дальнейшие действия я примерно, но быстренько просчитал. Ирка мгновенно отвалилась, а теперь пошла психология, двигаюсь шагом в том же темпе, правой рукой в кармане джинсовой куртки смял в комочек и зажал в кулаке пластинку жевательной резинки, а левой из внешнего нагрудного кармана со словами:
- Смотри, чо… - двумя пальцами достаю проездной в пластиковой рамке и как бы случайно роняю его на землю слева и спереди от себя. Ключевое слово «смотри» прозвучало, инстинкты и неосознанные рефлексы у противника сработают - 99% людей посмотрят обязательно. Не стали исключением и эти уроды. Амбал в белой майке (его я определил, как главного), стоя уже передо мною, немного опустил и чуть повернул голову, уставившись на упавшую какую-то фигню.
Н-на…, быстрый небольшой шаг вперед левой ногой и резкий прямой правой в удобно подставленную челюсть. Вай, как плотно попал, еще и с толчком правой ноги, и корпусом хорошо доработал. Амбал не поднимая рук начинает валиться вперед (очень хороший признак, значит нокаут полный), но смотреть кино будем позже, чуть смещаюсь вправо, два быстрых шага вперед и кидаю комок золотинки со жвачкой в лицо второму, с практически одновременным ударом левой ногой сбоку-снизу (примерно под 45 градусов) в район нижнего правого ребра, рефлексы противника и тут не подвели, правая рука его дернулась вверх защищая лицо, а моя нога в туфле с достаточно жесткой подошвой, носком попала точно куда я хотел. Острая боль и спазм при таком акцентированном ударе по печени деморализует даже многих подготовленных профессионалов, не то что эту дворовую шалупонь, главное четко и достаточно сильно попасть. Еще маленькое отступление, инструктор очень предостерегал от использования хай-киков (верхний удар ногой). Это только в кино у Вам Дама красивые вертушки очень эффектны и эффективны, а в реальной жизни с такими киками все значительно хуже. Удар «длинный», т.е. требует большего времени на подготовку и имеет значительную траекторию, значит и уйти от него намного проще. Можно использовать его в связке в качестве завершающего при отходе, но не в коем случае не стоит с него начинать. Я не спорю, есть мастера, которые ногой в голову могут ударить намного быстрее и неожиданней, чем я рукой, но для этого нужны годы и годы интенсивных тренировок. Другое дело лоу-кики (нижние удары), носком или ребром жесткой подошвы по голени, в колено или в пах, как расслабляющие, деморализующие, с них, как раз, хорошо начинать атаку, даже не имея хорошей растяжки. Я так и планировал сначала, но противник был ниже почти на голову, удобно стоял, чуть повернувшись и я решился ударить по печени, что весьма оправдалось, добавил коротким крюком правой куда-то в лицо, уже сгибающемуся второму и шагнул к подотставшему третьему. Опустив чуть разведенные в стороны руки с открытыми в его сторону ладонями, начал жалобно:
- Да вы чо пацаны, сразу накинулись то… - не прокатило, третий, в короткой кожаной куртке, уже встал в стойку с поднятыми к лицу кулаками. Боксер что ли? Да не-е… Вот это замах! Ха-ха… Чему вас учит семья и школа? (по Высоцкому). От удара с таким замахом даже боксерская груша увернется. Спокойно пропустив над правым плечом его кулак, резко сократил дистанцию с одновременным ударом правой под дых снизу-вверх (апперкот) и как бы отталкиваясь этим ударом развернулся в одну линию с кожанным, ловя на свой локтевой сгиб левой руки его опускающийся правый локоть, дальше моя левая рука из-под его подмышки на кисть сверху, правой удар изнутри по запястью – есть захват, правой помог левой руке - резко додавил, сгибающуюся уже ладонью вовнутрь кисть.
-А-а-а… - дико заорал третий - больно, знаю, резковато я, пожалуй, растяжение связок обеспечено, завтра даже ложку этой рукой держать не сможет. Но это мой любимый прием, я его многократно отрабатывал и есть у него одна интересная особенность, если провести его достаточно резко, то человек сразу падает на колени, рефлекторно пытаясь изменить угол давления и снизить острую боль. Не стал исключением и мой подопечный. В принципе, в таком положении его можно спокойно конвоировать, чуть отпустив кисть и скомандовав «Встать», вести, одной левой рукой регулируя болевое давление на согнутую кисть, но мне сейчас это зачем? Поэтому, резко крутанувшись, бью его коленом в лицо, причем начинаю удар почти выпрямленной правой ногой, резко сгибая ее в конце траектории, тем самым уменьшая радиус при неизменной массе, угловая скорость колена от этого увеличивается, а это тебе уже теоретическая механика (термех), зря что ли я его в институте учу. Это я сейчас долго рассказываю, а на самом деле на всё про всё ушло буквально несколько секунд. Обернувшись на остолбеневшую Ирку с абсолютно круглыми глазами, замечаю еще одного детинушку, вышедшего из кустов палисадника позади ее метрах в четырех. Отлить что ли ходил? А мне сейчас сам черт не страшен, полное упоение удачным боем, пульс под 200, но душа поет, мышцы в невиданном тонусе, в таком состоянии, наверное, мировые рекорды в спорте только и устанавливаются. Многое бы сейчас дал, чтобы повторить сегодня то ощущение. Заорав что-то среднее между рыком льва и воплем самца гориллы в брачный период, я длинными прыжками кинулся на него. Чувак видя такие непонятки и заранее пребывая в подавленном психо-моральном состоянии, верно решил, что лучше убраться подобру-поздорову и ломанулся, как молодой лось обратно в кусты, а Ирка не видя, что у нее кто-то был за спиной, приняла все на свой счет и дико завизжав, присела, закрыв голову руками. А я, как прыгучая лань легко перепрыгнул через нее и еле себя остановил, дико хотелось догнать и рвать противника, как Тузик грелку. Взвизгнув резиной, укатило такси, водила тоже решил свалить, страх победил жадность. Всё, всё, хватит, хватит…, уговаривал я себя, так и рвавшегося добивать поверженных уже врагов. Кое-как подняв, потащил Ирку к ее подъезду. Она рыдала навзрыд и слабо упиралась (или мне так казалось?), при этом закрыв глаза и периодически крепко зажмуриваясь, да так, что слезы брызгали из уголков глаз тонкими, короткими струйками, похожими в свете фонаря на капельки серебра. Я аж засмотрелся, снизив и так невысокую скорость. Белая майка сел, опираясь на левую руку, тупо мотая головой, но в правой руке уже был зажат нож-бабочка. Я, отпустил Ирку, подобрал проездной и подойдя сзади от всей души пнул его по согнутому локтю – нож сверкнув, улетел куда-то в темноту.
- Аш-ш-ш… Ну ты чо, в натуре? – амбал сперва зашипел от боли, но попытался сказать грозно, тем не менее сбившись в конце на какую-то плаксивую интонацию. А зачем нам нож? - нож нам совсем не к чему. Я не обращая внимания уже больше ни на что, ускорившись, практически волоком затащил совсем расклеившуюся девку в подъезд, где с трудом выяснил, что этаж 2-й, 1-я дверь справа. Железную дверь широко открыли сразу, словно давно ждали, втолкнул Ирку и буркнув короткое «Здрасте», отодвинул мамашу и быстро зашагал по коридору, оценивая диспозицию. Классическая хрущевская 2-х комнатная «распашонка», окна кухни и комнаты с балконом выходят на подъезд, в другой комнате на противоположную сторону дома, подошел к этому окну и открыл его настежь. Фу, всё, можно не торопиться сваливать, под окном даже клумба, ни кустов, ни заборов, и никаких других препятствий. Прошел в ванну мимо собравшегося к коридоре ошалелого семейства, члены которого проворно убирались у меня с дороги, видимо было еще у меня на лице, что-то такое-этакое. Умылся, лицо горело, пульс еще колотил, но уже ощутимо начала побаливать правая рука. Задерживаться не стоит, не хотелось бы попасть сейчас в адреналиновую яму, или по-простому в отходняк. Выключил воду и услышал, как через всхлипывания, видимо не отошедшая еще от шока Ирка говорит:
- Меня Серега встречал, а он их всех убил – и опять зарыдала. Ну ты и дура! Значит тебя твой бывший или действующий встречает, ты об этом знаешь и все равно меня сюда тащишь? Да, что же у тебя в мозгах то?! Или ты думала, что мы с ним встретимся, и я мирно, но по-мужски объясню твоему Сереге, что теперь я твой парень, он все поймет, и мы дружески с ним обнявшись пойдем пить самогонку? А ты ему строго скажешь:
- Сергей! Сердцу ведь не прикажешь! – и он заплакав, будет стоять на коленях, умоляя тебя вернуться? Или может ты предполагала, что меня немного побьют (но не затронут, конечно, жизненно важные органы), я попаду в больницу, а ты такая верная, будешь за мной ухаживать, сидя бессонными ночами у кровати, и я, такой же красивый и здоровый, когда выпишусь, в благодарность сразу сделаю тебе предложение? И представляла уже себя в свадебном платье? Или растроганно себе умиляясь, даже видела себя в красивом траурном платье, в шляпке с черной вуалью несешь мне белые лилии на могилку и тихо рыдаешь там в одиночестве, раскинувшись на могильной плите? Кстати, мне одна подруга по пьянке нечто подобное рассказывала, что ее подобное видение про любимого мужа посещает периодически. И только нажалевшись себя и нарыдавшись в одиночестве, представляя себя молодой вдовой, на некоторое время успокаивается. Хрен когда-нибудь поймешь, что у этих женщин в голове творится…
Я молча вышел из ванны, от меня шарахнулись, как от прокаженного, батя неловко попытался спрятать за спину бутылку с непонятного цвета жидкостью, видно уже достал, чтобы выпить за знакомство. Всё, пора уходить, можно по-английски, но нет, ноги сами повернули меня на балкон. А перед подъездом уже комитет по торжественной встрече во всей красе. Пострадавшие в полном составе на лавочках и еще подтянулась троица парней, с ними две девки местного разлива. Один из них, лет под тридцать, с татуировками на кистях и вроде даже перстни синие на пальцах, но с балкона толком не разглядишь, крутил в руках обрезок водопроводной трубы. Меня заметили сразу. Слово взял Синий, как я его про себя назвал:
- Что же ты беспредел творишь? Пацаны к тебе со всем уважением, побазарить за жизнь децел хотели. Про Маруху твою шепнуть чево, а ты сразу грабками махать, как бичара ссученный. Так себя уважаемые люди не ведут. Проставься полторашкой (имеется ввиду самогон) за обиду и побазарим нормалек без понтов дешевых.
- Да не выйдет он, зассыт… - поддакнул ему кто-то с лавочки.
- Если правильный пацан, то выйдет, а если волк позорный или фуфло ментовское, или фраер гнилой... – продолжил кидать зоновские подходики Синий. Знакомая песня, так и будет языком плести свои кружева, потихоньку начиная тебя словесно «опускать», или ты не выдержишь или он морально выиграет, даже без физического контакта. Такой базар надо резко ломать, сразу переводить в другую плоскость. Да и уже понятно, нет там никаких татуированных перстней, на зоне был точно, но не в авторитете, дальше шестерки не поднялся, даже не феня у него кривая, а так базар приблатненный. Среди не топтавших на мне дешевый авторитет зарабатывает. Был и у нас во дворе такой, мы малолетки ему в рот заглядывали, подражать пытались, пока с зоны не откинулся отец одного другана и пинками не выгнал того со двора. Куда тогда делась вся его распальцовка? Ну подожди сука:
- Эй! А чего у тебя труба такая тонкая? - пауза, подгадал окончание своей фразы на затяжке Синего сигаретой, но надо не дать ответить, выдох его и на начале вдоха спокойно продолжаю:
- Я ведь сейчас спущусь и трубу эту в твое раздолбанное очко засуну. А ты даже кайфа не получишь… - и гаденько так заржал, тут же хихикнул какой-то из парней на лавке, а одна из шмар хрипло заперхала, давясь смехом. Всё, хана дутому авторитету Синего. Слухами земля полнится. Теперь при упоминании Синего в любом разговоре без него, почти наверняка будет подленькое уточнение: Этот, который с трубой, что ли? И ехидные улыбочки, а кто не поймет, тому расскажут. Синий толкнул раскрытой пятерней в лицо, засмеявшейся девке, взревел и резво рванул в подъезд.
- Примерить решил… - подлил я масла в огонь, теперь заулыбались и захихикала уже вся компания. Ну пора и честь знать, хватит дергать тигра за усы, как сказали бы китайцы. Под аккомпанемент неистово долбящей в железную дверь трубы, прошел мимо, сидевшей на диване, притихшей семейки в другую комнату, перекинул ноги через подоконник, оттолкнулся и после непродолжительного полета, мягко приземлился почти в центр клумбы. Не мешкая вскочил и дал, как на стометровке, до угла ближайшей пятиэтажки, там перешел на резвую рысь в сторону освещенной и шумящей примерно в километре автодороги. Бежал и сперва очень гордился собой, потом задумался, что повезло мне сегодня нехило, как получилось вырубить с одного удара беломаечного амбала, да и дальше все как по маслу, а могло закончиться подобное приключение гораздо плачевней. Нет, в следующий подобный раз только рывок в сторону и бежать, и не раздумывая, дал я себе твердое обещание, уже катясь на частнике по освещенной дороге к цивилизации.
С Иркой я больше никогда не встречался.
Р.S. Наконец, могу сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО товарищу капитану - инструктору, к сожалению, уже не помню вашего имени. Ваши занятия мне очень тогда помогли.
На этом хотел бы закончить, но нет, сын мне вчера заявляет:
- Травмат куплю.
- Зачем?
- Ну, попугать в случае чего…
- Ни фига ты не понял. Любое оружие нужно доставать, только тогда, когда ты его готов применить немедленно. Это азбука. Разговоры под дулом пистолета оставь Голливуду. Да и пойми, ствол не нож, любой понимающий человек будет сразу рвать дистанцию и максимально жестко тебя гасить. А если у него огнестрел? У него нет времени разбираться, что у тебя в руках: травмат, газовый или тоже огнестрел, профессионал будет сразу стрелять на поражение. А вдруг окажешься случайно в охраняемой зоне, какого-нибудь ВИПа? Оно тебе надо? А в безоружного, скорее всего, никто стрелять не будет – стараясь говорить спокойно продолжаю я.
- Что мне с выкидухой ходить что ли? – недоумевает сын.
- А если ткнешь или полоснешь, даже не специально, а так, отмахиваясь, кого. Ну попадешь в какой-нибудь орган или артерию, например, на руке зацепишь. А он возьмет, да помрет. Что тогда? 10-ка на зоне? Как тебе такая перспектива? Или опять же противник с огнестрелом, прострелит тебе колено - ты всю оставшуюся жизнь с палочкой, а у него ствол с лицензией, и он кругом прав. Здесь Москва и здесь таких полно. Да и пойми, наконец, любое оружие, даже холодное – это оружие нападения для убийства. Ты мочить кого собрался?
- Да нет, так для самозащиты…
- Лучшее оружие самозащиты — это бег. Я тебе уже сто раз это говорил. Или бегать плохо стал?
- А если я с девушкой?
- Ну, во-первых, не шарьтесь по всяким злачным местам и чужим дворам. Во-вторых, не ведись на всякие: Пойдем-отойдем-поговорим. А, в-третьих, вот отбежал ты от них и от девушки на 50 метров и набрал 112, контролируя происходящее, что они тебе или твоей девушке сделают?
- Да перед девушкой, как-то неудобно.
- А, ты ее спроси, ей герой-калека-инвалид нужен, или здоровый отец ее детей?
- Ну, про детей ты загнул, понятно, что каждая выберет – заржал сын.
- То-то и оно. Ладно, гуляй пока молодой. И бегай побольше.
В заключение скажу: Фитнес — это хорошо, бицепсы, трицепсы и прочие двуглавые – это здорово и красиво, но не забывайте про бег. БЕГ – ЭТО СИЛА, это оружие, которое у вас никому не отнять…, потому что не догонят!

26.05.2017, Новые истории - основной выпуск

Сейчас, когда утихла эйфория от празднования Дня Победы, можно трезво на все это посмотреть. Мало, катастрофически мало осталось тех, кто фактически выиграл Великую войну. Практически нет тех уже, кто прошел всю ВОВ, кто стоял насмерть под Москвой и Сталинградом, кто брал Кенигсберг и Берлин, кто был ранен и контужен, и кто остался сегодня еще в живых. Тем немногочисленным живым ветеранам сейчас уже за 90 и вряд ли мы их видим на трибунах парадов (за редким-редким исключением).
В моей семье о войне говорить не любили. Дед по отцу 23-го года рождения, призванный в первые месяцы, вернулся с фронта в 1942 году с одной медалью «За отвагу», но с осколком в легком и с практически неработающей левой рукой.
- Деда Коля, расскажи про войну – мне 7-ми летнему пацану все представлялось очень геройским. Ура, в атаку, та-та-та из автомата, все немцы убиты и падают, наши победили…
- Рано тебе еще внучек – обычно отнекивался дед. Мне до слез было обидно, но как я его не упрашивал, дед обычно только хмурился, потирал сухую левую руку и ничего не рассказывал. Умер в 1977 году, всю жизнь проработав в колхозе и воспитав шестерых детей. Мною был один раз подслушан разговор, когда дед выпил и разговаривал с мужиками. Поразило несказанно, рассказывал зло, дословно не помню, но примерно так:
- Ну значит выдали нам по 100 наркомовских и сказали по сигналу в атаку, а какая атака, когда неделю октябрьский осенний дождь, а перед окопами поле, вспаханное под пар (незасеянное, комментарий мой).
- Ну выскочили мы из окопов, метров полста пробежали, на сапогах пуд грязи, куды там бежать, а тут немец стрелять начал и из минометов садить, все и плюхнулись, где были. Комиссар из окопа орет:
- Встать, в атаку, всех сам перестреляю – несколько человек встало, но тут же обратно легли. Какая там атака, на шинели еще полцентнера грязи, полежали часок, да обратно поползли, когда комиссар в блиндаж ушел, видимо голос сорвал и замерз, в окопах же воды на пол сапога. Кое-как грязь соскребли и по дырам, кормить сказали не будут, не заслужили. Дыры копали в стенках окопов, чтобы можно было укрыться хоть как-то от дождя, не стоять в воде, заползти туда и вытянуться, блиндажи только для офицеров были. При обстреле из дыр все старались сразу выскочить, лучше от снаряда и осколков смерть, чем в таком пенале живьем завалит, как в могиле. Один успел только голову высунуть, яма от близкого разрыва обвалилась, пытались вытащить, да где там, сверху метр глины, воздух из легких выдавило, вдохнуть не мог, посинел, так и помер.
Погиб смертью храбрых написали – дед закашлялся, махнул здоровой рукой и добавил матом.
Бабушка (тоже по отцу) певунья и хохотушка, но отделывалась обычно одной фразой:
- Работали много, есть хотелось постоянно, а так весело жили, песни пели, только когда похоронки приходили, всеми бабами ревели (деревня маленькая была, все друг друга близко знали, комментарий мой).
Про деда по матери вообще почти ничего не знаю, убили в деревне в 1946 году, когда матери еще не было и года. Бабушка особо не распространялась:
- Ноги у него не было, на протезе ходил, начальником был, кулаки топором зарубили – какие кулаки в 1946 году понимаю теперь? Сейчас бы спросить, но тогда пацану 8-ми лет все казалось вполне логичным. Кулаки – враги – убили. Бабушка 1926 года, эстонка, перед войной была депортирована из Эстонии в Сибирь. Отца ее убили НКВДешники сразу на хуторе (видимо сопротивление оказал), а ее мать, ее бабушку и пять братьев и сестер (она старшая) вывезли в теплушке в Омскую область, в чистое поле. Страх перед какой-либо властью у нее сохранился до последних дней. Вообще боялась что-нибудь рассказывать и не дай бог сказать что-нибудь, что могло быть понято против советской власти. Единственное, что себе позволяла, это слово «коммунист» у нее было как ругательство:
- Куды полез! – кричала она на убежавшего поросенка.
- У, коммунист засранный! - дальше переходит на эстонский, впрочем, слово «дезертир» у нее тоже было ругательным:
- Работать не хочешь, как дезертир прямо.
Про войну спрашиваю, мне лет 12:
- Хлеба не было совсем, все сдавали – нехотя говорит она.
- А, что ели? – спрашиваю я, представляя почему-то наваристый борщ без хлеба.
- Картошку ели, в мундирах варили и ели – ворчливо отвечает.
-Что? Больше ничего? – сильно удивляюсь.
- Капусту квашенную, моркову, свеклу, летом мальцы грибы собирали, ягоду лесную, жмых из камыша (внутренняя сладковатая часть корня, комментарий мой)… все хватит, иди поросятам воды натаскай - злится она.
Красивая она была, той особой красотой, что валит мужиков штабелями, через полгода после смерти первого мужа, с грудным ребенком, вышла второй раз замуж (это в послевоенное-то время), родила ему дочку, а он подвел, тоже быстро умер, от ран, только коротко сказала мне она (больше ничего про него не знаю, кроме имени Николай). А в 38 лет, работая телятницей в колхозе, женила на себе двадцатилетнего городского парня и родила ему еще троих детей, двух дочек и сына (сын умер во младенчестве). Так всю жизнь и проработала в колхозе, четыре раза в сутки, в 3 утра, в 9 утра, в 3 дня и 9 вечера ходила на ферму, благо близко (ее слова), всего два километра в одну сторону, без выходных и праздников, в любую погоду, накормить новорожденных телят, убраться и полечить (1,5-2 часа), а еще дети (декрет был 2 недели, потом месяц сделали), свое хозяйство и огород. Но никогда не жаловалась и очень бездельников не любила. По выходу на пенсию получала 35 рублей пенсии.
В наследство досталась мне от нее только очень старая фотография, сделанная еще в Эстонии. Сидит прадед (звали Иван, вот такое эстонское имя, хотя может Ян, а в РФ отчество бабушки переделали) и прабабушка (Сальма), оба с достоинством, положив натруженные крестьянские руки на колени, усталый, спокойный взгляд, а вокруг шесть детей мал мала меньше, младший на руках у моей бабушки. Все стриженные одинаково, видимо прабабушкой тут же на хуторе, прадед в простой рубахе, но в фасонистой шляпе, наверное, фотограф ездил по хуторам, вряд ли выбирались они всей семьей в город. Смотрю на фотографию и думаю, кому эти крестьяне-труженики мешали, для какой блядской власти они представляли угрозу? И понимаю, почему в Прибалтике ненависть к советской власти и к русским в частности, посеянная тогда, до сих пор жива. Слишком все было неожиданно жестоко, в высшей степени несправедливо и коснулась слишком многих. И могу только удивляться, как с таким отношением власти к народу, этот народ смог победить в такой войне? Ведь репрессии и жизнь на грани была у всех, кто жил тогда в СССР, а не только коснулась западных украинцев и прибалтов. Чем принципиально колхозы отличались от лагерей? Работа по 16 часов и пайка (трудодень). Кормежка может чуть получше, жениться еще можно и с вышек не стреляют. Паспортов нет, сбежать нельзя, тогда точно в лагерь. Неурожай и сразу голод, государство план по любому забирало.
Сейчас ту действительность старательно лакируют, в том числе новыми дурацкими военными и псевдоисторическими фильмами, но мы обязаны помнить ту правду, передать ее детям, в т.ч. нужное понимание, что Победа - это был действительно бессмертный подвиг НАРОДА.

10.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Недавно понадобилась мне на даче паяльная лампа. Еле нашел, не пользовался, наверное, больше двадцати лет. Помыл, почистил, запустил. Когда лампа прогрелась и вышла на штатный режим (прозрачно-синее пламя, характерный звук, как от маленького реактивного двигателя), на шум подтянулся старший сын двадцати трех лет. Несколько минут смотрел, как завороженный на пламя, потом говорит:
- Что-то у меня этот звук вызывает какие-то тревожные ощущения, ноет от чего-то в груди и аж озноб с мурашками по всему телу…
Во как! Сразу вспомнилась история из былинных уже времен, когда жена была сынулей еще беременная.
Итак, 1994 год, крупный сибирский город практически на границе с северным Казахстаном. Примерно середина ноября. Жена уже хорошо беременная первенцем (срок около восьми месяцев) – закапризничала: К маме хочу! Ну к маме, так к маме, мама-то почти рядом живет, всего 600 км, в Акмолинской области Казахстана (бывшая Целиноградская). На поезде вообще не вариант, почти сутки в дороге (поезд до Кокчетава, потом автобус), самолеты не летают (уже не помню почему), но у меня 3-х летняя 99-я (ВАЗ-21099), в хорошем состоянии – решили поедем на машине. Есть небольшой бизнес, но партнер вменяемый (Дима – привет!), так что могу себе позволить отлучиться на 4-5 дней.
Краткое отступление: Северный Казахстан в то время - очень и очень неприятное место для жизни. Нет бензина и солярки, вообще нет, от слова совсем, все заправки закрыты, веерные отключения электроэнергии (свет дают всего на несколько часов в день). Массовый исход местного населения, например, этнических немцев в Германию - уезжают целыми деревнями. Потом где-то прочитал, что выехало их тогда в Германию из северного Казахстана около одного миллиона человек. Разрушены все экономические связи, инфляция, но зарплаты и пенсии не платят, зато процветает бартер и натуральный обмен. Короче, полная разруха, наложенная на огромные расстояния между городами, деревнями и поселками (50 км – норма), степь и зимние страшные бураны, иногда продолжительностью по несколько недель. Когда при минус 10-15 градусах дует сильнейший ветер со снегом, видимость 20-50 метров, в лучшем случае, и напрочь заметает все дороги. Я лично видел участок в несколько километров, где при расчистке дороги К-700 (большой мощный трактор) специальным грейдером с выбросом снега, просто копал канаву с высотой стенки около 4-х метров (!), делая каждые 500 метров «карман» для разъезда встречного транспорта. Был в то время даже случай, когда рейсовый автобус замело и замерзли все пассажиры, не говоря уже об многочисленных происшествиях с трагическим концом с единичными автомобилями.
Но мы едем! В машине уверен, перебрана ласточка своими руками почти полностью. В последнем российском поселке на границе заливаю полный бак бензина и две канистры в багажнике (20 и 30 литров). А также, с собой полный набор инструментов (только кувалды и наковальни не было))) и запчасти на все случаи жизни. Как-то: ремень генератора, ремень ГРМ, коммутатор, катушка, датчик Холла, крышка трамблера, высоковольтные провода, свечи, передний кронштейн (краб), патрубки, предохранители, бензонасос и т.п. Естественно: масло, тосол, тормозная жидкость и обязательно паяльная лампа. Может забыл уже чего за давностью лет, но любой мелкосрочный ремонт на дороге сделал бы без особых проблем. Надежностью те машины, мягко сказать, не отличались, поэтому это было очень и очень даже актуально.
Выехали уже поздно вечером, дорога сухая, подморозило, где-то минус 12-14 градусов, небо чистое, снега на полях почти нет, транспорта за границей тоже, раз в 15-20 минут проходит встречка, а попутных машин вообще ни одной. Держу скорость 80-90 (дорога не очень), планирую часов за десять доехать до места, жена дремлет. Отъехали примерно 150 км от границы, вдруг машина глохнет на ходу, шепотом ругаюсь и открыв капот, выскакиваю из машины. Так, бензин в карбюраторе есть, что с искрой? Прошу жену крутнуть стартером. Искры нет, ни на свечных проводах, ни на проводе с катушки. БЛИН!!! Неужели ремень ГРМ (газораспределительный механизм)? Да я его три недели назад в гараже, только поменял на новый. Сдергиваю пластиковый кожух – точно ремень. Все было бы не так страшно, двигатель объемом 1500 при обрыве ремня, клапана не заминает (в отличии от 1300), меняй ремень и дальше, только вот возни с ним много, я в гараже (светло, тепло) тогда больше 3-х часов поковырялся. Сгоряча выскочил в одном свитере, уже замерз. Что делать!? Вокруг степь, машин нет, ни огонька вокруг, только звезды светят, небосвод весь усыпан, как алмазной пылью с вкраплением крупных сверкающих бриллиантов, такого в городе никогда не увидишь. Как там у Высоцкого: «Кругом 500…». Тут 50, но от этого не легче, дует по степи, ровной как стол, неслабый такой ветерок, вместе с морозцем, на улице, мало сказать, весьма некомфортно. Оделись, сели в машину, тоже быстро остывает, прокрутил в голове все свои действия. Рассиживаться некогда и ждать кого-либо тоже. Мобильников тогда, напомню, еще не было, как и эвакуаторов. Вышел, достал старый рабочий бушлат из багажника, запустил паяльную лампу, ослабил крепления генератора, поддомкратил и снял переднее левое колесо. Скинул ремень генератора, посадил жену за руль, включив предварительно передачу, сказал нажать на тормоз и держать. Открутил храповик и шкив на коленвале (ключ на 32, если что…). Ослабил прижимной ролик, снял нижнюю крышку, теперь метки на шестернях коленвала и распредвала выставить, ошибаться нельзя. Надел ремень, накинул шкив и храповик и прокрутил монтировкой двигатель несколько оборотов, проверил метки. Есть! Попал точно, теперь все собрать. Я сейчас это коротко рассказываю, но короткое слово «снял», «надел», «поставил» и т.п. - подразумевает множество действий, не всегда удобных и простых, и руки очень быстро «засыхали», хоть и в тряпочных перчатках, но их «крючило», переставали они держать стальной инструмент, грел по-быстрому у паяльной лампы (больно, когда отходят, но что делать?). Жена тоже замерзла в машине, сидеть еще холодней, встала приплясывая у «огонька», губы дрожат, то ли от холода, толи от волнения. Всё собрал, кожух не стал одевать, и не ставя колесо, завел – УРА! Работает! Наверное, установил рекорд, достойный книги рекордов Гиннесса, по замене ремня ГРМ в полевых условиях. Уложился в минут 20-25. Я сидел в заведенной машине и медленно отходил от холода и напряжения, а жена рядом беззвучно плакала, наверное от облегчения.
- Может домой поедем? – спросил я, гладя ее по плечу. Она только коротко кивнула. Ну да, такой намек свыше, что не стоит точно дальше судьбу испытывать. Поставил я колесо, развернулся и двинулся в сторону дома (добрались уже без приключений). Утром жена позвонила матери, а та уже извелась вся, у них буран начался. Вот и думай, чего это новый ремень порвался, может заводской брак, а может и ангел-хранитель постарался. Через примерно месяц, почти в положенный срок, родился сын и история эта как-то позабылась с годами. А тут вдруг такая реакция на звук паяльной лампы у него неожиданно проявилась.
- Ну вы и придурки… были… – только и произнес сын, выслушав мою историю.
Ну да, согласен теперь полностью. Эх молодость, молодость…

12.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Навеяло историями про птичек от 03.08.2018. В выпуске сразу две истории, хорошие, добрые такие...
А я не добрый, ну, не в смысле по жизни злой, а просто подобные рассказы у меня умильности абсолютно не вызывают. Защитникам животных дальше лучше не читать.

С месяц назад было. Утром выхожу из подъезда, собрался ехать на встречу с заказчиками и инвесторами, на очень крутой объект. Подготовился соответствующе, костюмчик там, галстучек, портфельчик кожаный, туфельки блестят..., машину тоже с вечера на мойке помыл.

Бля..., а машинку то птички обосрали, не просто несколько попаданий, а так, что и живого места нет, подойти страшно. Ехать на такой, вообще не вариант, можно, конечно отшутиться, типа: Ну точно договор подпишем, столько дерьма и не к деньгам? Но представил себе, как я паркуюсь на этом говновозе, на ВИП стоянке объекта, среди налаченных крутых машин... М-да...

А времени то мыться заново почти уже нет. И вот они голубчики-голубкИ-вражины сидят, на проводах, на ветках, на крыше одноэтажного магазина. Штук сто, если не больше. Бабка одна, лет семидесяти с гаком, живущая на первом этаже, с окнами на подъезд, их кормит, прямо из окна кидает хлеб булками (на куски рвет, но не меньше 5-7 за раз), пшено килограммами сыплет. Причем с определенной периодичностью, закономерно, видно, связанную с получением пенсии. Как я этот момент опять прощелкал? Но всё - мое терпение лопнуло!

Стараясь не вляпаться, подошел к окну и постучал ключом по металлическому отливу. Окна лет пять точно не мылись, если не десять, хотя вроде и не одна живет, есть там еще и более молодые. Выглянула старушка-божий одуванчик в открытое окно.
- Здравствуйте, зачем вы голубей здесь кормите, загадили уже весь двор? - а вид то у меня весьма официальный, струхнула бабка.
- Так, твари божьи, агнцы господа нашего милосердного... - залепетала она, смотря куда-то в сторону.
- Так что же ваши агнцы, все вокруг засрали? - показал я ей рукой на тротуар и парковку, где на каждом квадратном дециметре минимум одна бело-серая плюха.
- Отойдите в лесок, там на полянке кормите сколько хотите (пять минут спокойным шагом) ... - говорил я еще что-то, пугать пытался, но похоже не слышит она меня, в глаза не глядит и про тварюшек-голубков голодных все ноет. И времени с тобой ругаться уже совсем нет. Чем же ты в жизни так нагрешила, что так отмаливаешь? Ладно, подожди сука.

Вечером заехал в опорный пункт к нашему участковому. Рассказал о проблеме.
- Заявление писать будете? И вы знаете, я ей инкриминировать ничего не могу... - отмахнулся от меня участковый, как от назойливой мухи. Да что же ты так, сразу то...
- Не надо никакого заявления, просто беседу проведите с ней или с родственниками, типа по жалобе жильцов, можно же и неофициально просто поговорить. Ну или пугнуть наконец, бить надо по самому больному - по карману. Вот смотри, варианты. Типа управляющая компания жалуется, дворники увольняются, никто не хочет дерьмо мести (дворники и в самом деле меняются постоянно). И плату ЖКХ за уборку придомовой территории подымать из-за неё будут. А как соседи узнают, что именно из-за неё? Как бы чего не вышло... Или вот еще вариант. Типа автовладельцы на нее в суд подавать собирались. Фотографии машин сделали и чеки с моек собрали и еще сто тысяч хотят за моральный ущерб, еле скажи отговорил, пообещал сперва с ней пообщаться - участковый сказал, что обязательно поговорит, но я ему чего-то не поверил. Молодой еще, никак не Аниськин, думаю западло ему такой фигней заниматься, и так работы, наверное, выше крыши.

А la guerre comme а la guerre (На войне, как на войне. фр.), через пару дней привез я с дачи воздушку, хорошая такая пневматическая винтовка с оптикой, птичку типа голубя метров с сорока-пятидесяти пулька свинцовая насквозь прошивает. Лет пять назад купил, дрозды в тот год на даче достали. Ну, нет, поверьте, хуже саранчи. Стаей налетали и все пожирали, даже зеленую ягоду, яблоки и огурцы. Славная была охота, Маугли. Почти на каждом столбе по тушке развешал, жена ругалась страшно, чуть не развелись, но помогло. С тех пор и не доставал ружо не разу. Но видимо, как в хорошей пьесе, если есть ружье, то должно обязательно выстрелить.

Птичку жалко? А мне нет, может потому, что каждое лето в детстве проводил у бабушки в деревне, с их постоянным примером деревенской жестокой и рациональной прагматичностью по отношению к животным. Скотина и есть скотина, чего ее жалеть? В десять лет я уже курам головы рубил, а в четырнадцать первого своего барана зарезал. А что в этом особенного? Любой деревенский парнишка еще раньше начинал. А этих голубей я в студенческом стройотряде на элеваторе, не один десяток съел. Ловили руками, обожравшиеся зерном некоторые птицы не то что взлететь, шевелились то с трудом, башку на оборот и пока в агонии бьется, следующего ловишь. А вечерком отходили, в ближайший лесок на посиделки и жарили на углях, протыкали по два сразу двумя очищенными электродами, за неимением шампуров, чтобы не крутились и в путь. Девчонки сперва носы воротили, а потом тоже распробовали, вкусно не то слово, куда там курице, да и жрать постоянно по молодости охота, двух я за раз легко съедал, а если спиртное появлялось, то и четырех бывало за вечер. Хороший на элеваторе голубь, жирный..., и не смотря на все наши старания, поголовье там никак не уменьшалось.

Бабушка моя, добрая и ласковая бабуля, смотрела на пятерых котят, вчера появившихся:
- Ах, какие милые, ну вот этого симпатичного котейку оставим… - а остальных топила, тут же в обычном ведре. Что не так, защитники животных? Если этого не делать, то очень быстро расплодятся кошки в геометрической прогрессии и придётся принимать куда более жестокие и радикальные меры.

Или вот случай, мне лет 6-7 было. Наша собака укусила дядьку за губу. Сам, конечно виноват, полез выпивши, с Шариком целоваться. Дед сразу без капли сомненья или сожаленья собрался Шарика убивать.
- Деда не надо, ну пожалуйста не надо, Шарик не виноват…- горько рыдал я, когда он еще готовился.
-Баб, ну скажи ему... - а бабушка, известная защитница и примирительница, неожиданно для меня встала на сторону деда.
- Если человека укусил, значит не жить ему, у меня тут внуки маленькие бегают... - вот такая для меня была наука, суровая проза жизни. Дядька старинным ухватом для чугунков, прижал шею собаки к земле, а дед вдарил ей кувалдой по голове. Мгновенная смерть, легкая.

Мой собак по молодости, как-то огрызнулся и укусил дочку за кисть, ну, как укусил, так, слегка прихватил, больше показал. Кожу не прокусил, но вмятины, а потом и синячки от клыков остались.
Теперь уже дочка рыдала:
- Папа не надо! Ну, пожалуйста...- прямо дежавю какое-то.
Не-е, не убил, конечно, но наказал ремнем сильно. Визжал собак на весь квартал, зато теперь, когда он вдруг вздумает рыкнуть или зубы оскалить, недовольство выражая, достаточно грозным голосом про ремень упомянуть, сразу на полусогнутых, жалобно поскуливая, ползет ко мне прощения просить, знает, что после этого наказания уже не будет. А недавно на прогулке видел мужчину со стафом, серьезный такой песик, молодой еще, около года, так он на хозяина постоянно огрызался, рычал и зубы скалил, даже попытки бросится изображал. Ох, мужик, что же ты творишь? Как ты дальше жить с ним собираешься, если до сих пор не обломал? Не завидую тебе и твоим близким, собак себя уже однозначно вожаком стаи почувствовал, в его табели о рангах ты не хозяин уже вовсе, ниже его уже в стайной иерархии и дальше от него можно ждать чего угодно, а хлеборезка у стафов та еще...

Вообще многим людям свойственно недооценивать интеллект животных, типа все это инстинкты, но любой, кто держал какое-либо нормальное животное (хомячки не в счет) скажут обратное. Да, что там животные, вот взять хотя бы обыкновенного комара. В лесу он будет на тебя набрасываться сразу, как почувствует поживу, но стоит ему пробраться в спальню, несмотря на все москитные сетки, поведение его сразу меняется. Загасится и будет ждать пока ты свет не выключишь и не уснешь, или шевелиться перестанешь, а только задвигаешься, опять гасится и снова ждет. Похоже на высший разум, не правда ли?))). Вот и думай, откуда у него такие инстинкты на уровне ДНК, передающиеся по наследству, если комар, как вид не меняется уже десятки миллионов лет, а человек в жилищах начал спать, только какие-то жалкие тысячи лет назад?

Ладно, вернемся к нашим баранам, вернее голубям. Встал я, как-то пораньше, еще пяти не было, да с балкона подстрелил пару птичек, причем после первого выстрела взлетело только несколько голубей, совсем обозрели суки. Не поленился, спустился, подобрал, одному еще пришлось шею докрутить, очухался вдруг. На захваченной из дома тонкой бечевке сделал петельку и одного голубя подвесил за шею прямо на оконный отлив, вроде, как сам повесился (ха-ха), второго швырнул на землю, туда куда корм бросается, авось кошки не успеют прибрать. На следующий день повторил. И что вы думаете? Правильно, побежала бабулька к участковому, а тут тот уже не сплоховал, какую выдал версию, не знаю, а может быть и обе мои, и от себя тоже чего добавил, но заявление никакое она писать не стала и вообще, как ошпаренная домой оттуда бежала. Узнал я обо всем позже, но увидел, в одно прекрасное утро, как бабуля с ведром, с наломанными булками, почапала бодрым шагом, в сторону ближайшего леска, не иначе голубей своих ненаглядных кормить. И стала у нас с тех пор во дворе тишь, гладь, да благодать...

Вот вопрос люди: Зачем вы вообще птиц кормите? Жили они без вашей помощи миллионы лет и дальше проживут. А ведь вырастет у них поколение, которое привыкнет к такой кормежке, разучится самостоятельно пропитание добывать, а вдруг с вами что случится, ну, например, просто переедете в другой район, и в один зимний день погибнут все ваши птички. Вот так добро вы сотворили... Мы в ответе за тех, кого приручили. Помните?

А не лучше ли на те деньги, что на корм птичкам тратите, помочь детям? Не буду говорить про детей Африки, умирающих тысячами от голода, а нашим, в ближайших к вам детдомах? Африка далеко, да и сложно это, а это рядом, да и не так дорого. У меня вот получается примерно три тысячи рублей за один раз, по деньгам всего один полный бак бензина, если что. Фруктов купил, шоколадок, конфеток там, а больше и не требуется. Только не надо мне про фонды благотворительные и прочие центры. Для большинства организаторов таких фондов это просто бизнес, и как любой бизнес подразумевает тривиальное зарабатывание денег. Что там до детишек доходит, если доходит вообще… Да и не видел я там никаких фондов и церкви тоже, даже близко нет. Поговорите с детками, поиграйте с ними, да в глаза им подольше посмотрите…, какие нахер птички, какие-такие умиляшечки от сладеньких историй про спасение бездомных котиков и песиков?

Кто-то скажет, вот мессия выискался, вещает тут, как с амвона, весь в белом, грязью всех поливает, моральные ценности преподает… Не так это, накрывает меня после каждого такого посещения глухая, жуткая депрессия. Противно, гадко и очень мне стыдно за себя, за Россию, за человечество…, хоть в запой уходи. Ведь так обидно за детишек, у которых нет ни мамы, ни папы, а общество их не замечает, словно их нет. Была у меня идея сделать хорошие фото детей, да выложить на каком-нибудь ресурсе, но вовремя одумался, не хватало еще, чтобы лайки ставили, как под фото очередной собачки гламурной стервы, которая только за ее стрижку отдала денег больше, чем месячный бюджет какого-нибудь детдома, да и заведующая тоже против. И денег никаких я собирать не буду, вот еще, чтобы меня за очередного мошенника приняли?
Но вот Сашка… Зацепил меня сразу чем-то трехлетний пацан, таю я, как сопливая девчонка под серьезным взглядом его синих глаз. А как он радуется, когда я прихожу…
Жена против, да и знающие люди говорят, что после 45 лет, шансов получить разрешение на усыновление нет никаких, но в глубине души понимаю, что отмазки все это, просто оправдание себе ищу, возможны же какие-нибудь варианты… И злюсь на себя и на весь мир из-за этого еще больше. С этим последний год и живу…

А вы говорите птички, котики… Добрые вы люди, а я нет.

05.06.2018, Новые истории - основной выпуск

В выходные еду на машине по областной трассе, уже не по основной, многополосной, где развязки, разделка, да отбойники, а по обычной двухрядке (по полосе в каждую сторону), но дорога хорошая, машин мало. Солнышко светит, видимость отличная, настроение прекрасное, поза расслабленная, в машине один, музыка погромче, играет Токката and фуга Баха в струнной обработке трио Силезиум, делают они каверы не только известной классики, но и знаменитых рок-групп, типа Металлики и Нирваны, да, и скрипки с виолончелью, да, и мелодии знакомые с детства, да на хорошей аппаратуре - аж мурашки по суставам. Ах, как всё замечательно, молодцы девчонки...

Вдруг из-за почти сблизившейся фуры, идущей навстречу, вылетает на меня в лоб, какая-то беха лохматых годов, причем вваливала она очень прилично и фуру начала обходить с ходу - меня то ли водитель не заметил (ему солнце навстречу светило), то ли очередной баран отмороженный... Выскочил на меня уже примерно в 35-40 метрах, еще и дорога делала плавный поворот, и я БМВ тоже до последнего момента не видел. Каким чудом, на каких таких рефлексах я смог уйти, даже сам не понял. Вылетел я на обочину, повезло, что сухая и относительно ровная, все равно занесло, тормоз, естественно, не нажимал, лишь немного добавив газу, машину выровнял, (передний привод), и почти сразу выскочил обратно на асфальт. Руки с ногами все правильно сделали сами, разум уже гораздо позже включился. Фу-у, пронесло... Я немного за сотню ехал и беха летела минимум 140, итого в сумме 250 км/час, получится точно.
Лобовой удар на таких скоростях - гарантированная смерть, никакие ремни и подушки не помогут, вот и получается, что на какие-то микронные временные доли разошелся в пространстве со старухой...

Ехал дальше и думал, вот ведь как бывает, живешь себе такой расслабленный, с уверенностью в завтрашнем дне, планы строишь, а костлявая уже навстречу выехала - летит, торопится... Да-а, задолжал я сегодня богу или ангелу-хранителю, а может это они мне старый должок отдали? Никогда раньше в таком ракурсе не размышлял, но вспомнилась мне сразу почему-то давняя история, случившаяся почти двадцать лет назад, про которую уже и помнить забыл...

Жил я тогда в другом городе, соседи по площадке - молодая пара, а их пацаны двойняшки (не близнецы), с моей младшей примерно одного возраста. Детям еще трех лет не было точно. Ну и как водится - дружили семьями, особенно женщины, всё еще "развлекающиеся" в декрете. Двери квартир были напротив, бывало не закрывались вообще, и толпа детей, подключая еще соседку сверху и моего старшего, не намного старше, с воплями, визгами и криками носились из одной квартиры в другую.
Пацаны у них разные были, и по внешности, и по характеру, но вместе представляли собой сумасшедшую, взрывоопасную смесь. Чего они только не вытворяли. То Ольгу на балконе зимой в одном халате закроют, а папаня, как назло, на работу без ключей ушел, то в нашу духовку, с готовившейся курицей, свою пластмассовую доложат, мать их без присмотра и на секунду боялась оставить, опять чего-нибудь натворят. Прозвал я их тогда эСэС (Саша-Сережа).

Один раз Ольга, готовя, что-то на кухне, буквально на мгновение отвлеклась, так они уперли в зал бумажный пакет с мукой, килограмма на три-пять, а она не и заметила. За те несколько минут, пока она не спохватилась, а чего это они так подозрительно затихли, они уделали в муке всю комнату, с пола до потолка и всей мебелью, и сами угваздались с ног до головы, все обсыпали, и одежду, и лицо, и волосы. Когда ей навстречу, в полутемный коридор, выскочили два полностью белых человечка, она с испугу заорала так, что услышал, наверное, весь квартал, моя жена точно, хотя и общих стен не было, и окна на разные стороны дома выходят, ну и, соответственно, рванула на подмогу. Ольга ей открыла уже сгибаясь пополам от смеха, а те двое стоят-ревут, пуская дорожки слез по белым щекам...

В обычный будний день, заехал я днем домой по какой-то надобности. Вдруг в дверь, частые прерывистые звонки, удары, похоже ногами и руками сразу, и дикий Ольгин крик. Быстро открыл, Ольга в невменяемой истерике, связно ничего сказать не может, понял я только, что Сашка не дышит. Бегом туда, а он лежит на диване, с закрытыми глазами, весь белый с синим отливом и какой-то осунувшийся, маленький. Сразу поясню, что не доктор я, и даже близко не медбрат какой-нибудь. Сколько прошло времени непонятно, от Ольги толку никакого, рыдает, воет, почти кричит. Так, спокойно, перестань сам дергаться, возьми себя в руки... - это я уже себе, сдавал же когда-то практический зачет на военке по этой теме. Жена скорую вызовет, но пока приедет... Ладно, будем считать, что минута у меня все-таки есть, у детей мозг не так быстро умирает и надо попытаться что-нибудь сделать. Встал на колени возле дивана, так, смотрим пульс на шее. Не сразу, но слабенький почувствовал - Ура!, хотя и было несколько томительных секунд с поднимающейся паникой, ну как такому маленькому непрямой массаж сердца делать? Теперь дыхание: Во рту ничего, полез пальцем в горло, блин, какое все маленькое и нежное, не повредить бы, в горле тоже ничего и уже прям кожей чувствую, как утекают секунды. Надо искусственное дыхание делать, но засомневался, а если вдруг, что-нибудь в начале трахеи застряло, а я сдуру пропихну воздухом еще дальше. Зажал ему нос и через рот втянул воздух в себя, сперва потихоньку, вторым вдохом посильнее, дальше собрался уже вдувать, в противотакт сжимая с боков руками его грудную клетку (не перестараться бы), но Сашка, как-то дернулся, то ли икнул, то ли кашлянул, несколько раз сглотнул и сделал глубокий вдох, немного покашлял, еще полежал, уже нормально дыша, лишь пару раз кашлянув, и вдруг резко открыл глаза, серьезно и с недоумением на меня посмотрев. А Серега рядом крутится, немного притих, уже не плачет, только спрашивает:
- Ты чо дядя, зашем с Санькой целюешца?

Скорая приехала минут через десять-пятнадцать, когда Сашка уже носился по квартире с криками:
- Сереня, де мой петик? - а моя отпаивала Ольгу странной смесью валерьянки с шампанским (ничего другого под рукой не оказалось). Доктор, нормальный такой мужик с юмором, выслушав меня, сказал, что его профессиональные услуги уже похоже не требуются. Все равно, с моей помощью, поймав Сашку, его осмотрел и послушал - все нормально, но сказал, что признаков асфиксии от посторонних предметов в дыхательных путях, вообще не наблюдает и рекомендовал обратиться невропатологу, тем не менее, я все правильно делал и походу реально вытащил пацана с той стороны. Также, предложил Ольге успокаивающий укол, но потом с сомнением сказал:
- Да не-е, похоже не надо, у нее смесь получше, действенней будет... - улыбнулся, и глядя мне в глаза, крепко пожал руку, также попрощавшись с остальными.

В дальнейшем жизнь нас разметала, развела и как-то контакты все потерялись... Как вы там сейчас Сашка с Сережкой поживаете?
Историю эту не вспоминал уже лет пятнадцать точно, а сегодня, вдруг сама всплыла, после случая на дороге. Ну точно, должок отдали - намек понял - надо бы теперь поаккуратнее...

09.06.2017, Новые истории - основной выпуск

Позавчера общался с одним шапочным знакомым и зашла речь про его недавнюю поездку на Украину.
- «В Украину» надо говорить – вдруг поправил он меня.
- Почему так? – спокойно и абсолютно без подколки попытался уточнить я. Он неожиданно сильно взволновался и понес какую-то «пургу», про уважение, про политкорректность и т.д. и т.п.
- И так вообще-то правильно! – в конце своего спича безапелляционно заявил он.
А вот и нет, уважаемый! Исторически и литературно в русском языке так сложилось, что говорить и писать правильно, именно: «НА Украину». Предполагаемое происхождение от русского слова «окраина» (в старославянском «оукрайна», причем «оу» произносится как «ук»), и ни одному здравомыслящему человеку, владеющему русским языком, не придет в голову сказать: «Я пошел, поехал В окраину», если только персонажу анекдота про «Один кофе и один булка». Другое, возможное происхождение от слова «у края», т.е. у границы, рубежа. И ведь тоже не скажешь: «поехал В границу, В край, В рубеж», или «НА», или «ЗА». В каких воспаленных мозгах появилась эта идея, какие-такие нездоровые ассоциации для них вызывает обычный русский предлог «НА»? Всегда по-русски говорили: «НА Кубе, НА Аляске, На Майорке, НА Алтае, НА Кавказе, НА Дальнем (Ближнем) востоке и т.д., и никому и никогда это не казалось обидным, уязвляющим местечковое самолюбие и тем более - неполиткорректным. Почему я должен коверкать СВОЙ РОДНОЙ язык, в угоду каким-то психически ненормальным чудакам? Если в других языках используется предлог «В», то ради бога, используйте, но не учите меня, как говорить правильно на моем родном языке. Почему мы говорим: В лес, но НА природу, В магазин, но НА рынок, В бассейн, но НА речку и т.п.? Я лично не знаю почему, может какие-нибудь языковеды и в курсе, но я абсолютно уверен, что так говорить по-русски ПРАВИЛЬНО! Попробуйте говорить наоборот и станете посмешищем среди русскоговорящих. Разговор скомкался, на мои аргументы, этот знакомый пробормотал что-то про великоимперские амбиции и уязвлено удаляясь, привел самый мощный аргумент всех времен и народов для проигрывающих в спорах, из серии «Сам дурак»: Как можно спорить с идиотом?
Вообще, с этой политкорректностью, что-то не так. На одной вечеринке познакомился с черным парнем, недавно приехавшего в Россию из Судана, и активно учившему русский язык. Он вдруг очень обиделся, когда в разговоре промелькнуло слово «негр». Парень оказался с юмором и сам потом долго ржал, какой он придурок, когда ему объяснили, что русское слово слово «негр» не имеет под собой никакой расовой неприязни или дискриминации, нет у него ничего общего с обидным английским «nigger» и это такое же просто название, как, например, азиат или европеец, что у нас черная раса даже официально называется негроидной. Ну да, так принято в русском языке и что теперь – посыпать голову пеплом? А нам сейчас зачем-то пытаются навязать, каких-то афроамериканцев, афроевропейцев…, ага – афроафриканцев, потому что белое население Африки должно называться африканцами, по той же схеме… Какая-то ущербная политкорректность получается.
Кстати, вот вам идея братья-славяне, надо украинцам называться укроевропейцы или укропейцы и всех заставлять так вас называть. И тогда точно все начнут говорить: «Поехал В Укропу, В Укропе… А что, весьма политкорректенько… ))).
А если серьезно, то все эти якобы обидные прозвища, типа москаль, хохол, на самом деле просто исторические названия определенных групп населения, не более того. Кто-то специально баламутит воду, а дурачки ведутся…
Как говорил мой тренер: «Только морально слабый обижается на слова, сильный духом должен быть выше этого».

07.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Истории у меня традиционно длинные, кого напрягает - пролистайте.

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте.
Уильям Шекспир.

Нет, никто не умер, слава богу. Но когда это происходит с тобой лично, все намного острее, чувствительнее и больнее, чем чужие истории в самом талантливом фильме или книжке. Случалось, ли вам любить? Да так, чтобы «крышу срывало» полностью и ни о чем другом даже думать невозможно? Когда сознание, как бы раздваивается и когда ты не с ней, не можешь ее видеть и любоваться, все становится тусклым, неважным, незначительным и неинтересным, словно это и не ты вовсе. Вроде повезло, любовь взаимная была, но кончилось все очень нехорошо. Попробую рассказать, коротко не получится.

Давно это было, когда СССР вполне существовал, а город Алма-Атой еще назывался. Я в армии, но так получилось, что через несколько недель после месячного учебного пункта (курс молодого бойца и присяга), случился у меня острейший приступ аппендицита. Страшные рези, хоть на стенку лезь, терпел сколько мог, сержанту доложил и до медпункта еле дошел, пару раз даже присел приступ пережидая. Воскресенье, вечер, скоро отбой, в части только фельдшер из солдат, но молодец – настоял перед дежурным по полку, чтобы скорую вызвали, поэтому попал не в военный госпиталь, а в гражданскую больницу. Через час-два уже прооперировали, чуть до перитонита не дотерпел, но обошлось.

Казалось бы, что там, всего-то шовчик десятисантиметровый, но даже просто сесть, с кровати ноги спустив, целая проблема, семь потов сойдет. Одежду перед операцией всю забрали, включая трусы, утром выдали больничные штаны, застиранные до потери цвета, с множеством мелких дырочек, минимум на пять размеров больше, сползающие из-за слабой резинки, а курточку наоборот маленькую, очень тесную в плечах и с короткими рукавами (почти по локоть), еще вдобавок худой и с коротким ежиком подросших волос, выгоревших до белобрысости вокруг пилотки. Вот такое скрюченное чучело и выползло утром в коридор (туалета в палате не было). На обратном пути присел в холле на диване передохнуть. Из ближайшей палаты, тоже мелкими шажками, вышла полусогнутая подруга по несчастью, молодая девчонка, в домашнем, цветастом халате, примерно моих лет, присела недалеко в кресле.

Сказать, что я сразу влюбился, это не сказать ничего. Сидел, потел и любовался. Достаточно миниатюрная, красивая до безумия, той особой, немного кукольной, восточной, азиатской женской красотой. Мама у нее кореянка, а отец казах. Из южных казахов (верхний джус или старший жуз, кто понимает), ничего общего с тем привычным типажом северных казахов с их плоскими лицами, щекастыми и узкоглазыми, больше на узбека похож. Славная у них дочка получилась. Чтобы было понятней: когда я через много лет, первый раз в Тае побывал и увидел, листая каналы, их дикторш по телевизору, то сразу вспомнил свою Айгуль. Еще мама ей загорать запрещала, на улице даже в шляпке ходила, отсюда и молочно-белая кожа с очень нежным девичьим румянцем на щечках, крупные, почти черные, искрящиеся глаза… Короче, я запал-попал-пропал…, сразу и бесповоротно.

В общении с женским полом у меня никогда проблем не было, легко мог на контакт пойти, а тут еле смог разговор начать, чуть ли не заикаясь и еще сильнее потея:
- У вас то-тоже аппендицит? – кашлянул, дернулся от боли и покраснел до кончиков ушей. Вроде и не заинтересовал особо, но скучно ей в палате с бабками лежать. Разболтались. Даже скоро смеяться пытались, одной рукой держа живот, другой зажимая рот. И больно и смешно, от этого веселились еще больше.

Заживало все как на собаке, через пару дней уже на улицу вышли, придерживая бок и подволакивая правые ноги. Тихонько ходили по аллеям в небольшом парке на территории городской больницы, иногда держась за руки. Или на лавочке сидели под могучими платанами. Со стороны, наверное, комично смотрелись, куколка и чувырла в нелепой курточке, с обвисшими штанами, которые приходилось постоянно подтягивать.
Ах, это алма-атинское лето, благословенный край!
Смеялись, болтали, как это бывает, обо всем и ни о чем. Умненькая, начитанная.
Бытовые проблемы почти сразу решил, зубную щетку, мыло и станки одноразовые однопалатника жена принесла, подарила, подкармливали меня мужики в палате охотно, даже женщины с других палат приносили «солдатику», кто пирог, кто абрикосы с первыми яблоками. И Айгуль…
Словно в рай попал, особенно по контрасту после двух первых месяцев в армии. Плыл я, как будто в невесомости, немножко оглушенный, свалившимся счастьем, а армия где-то в другой галактике находилась…

Обычно после аппендицита выписывают на 5-7 день, но у Айгуль шов немного нагноился, а про меня словно забыли. Потеряли, как потом сказали, по всем больницам искали, как-то записали при приемке неправильно. В итоге получилось у нас почти две недели вместе. Ее выписали на день раньше:
- Первое увольнение и я приду. Обязательно жди… - она летом подрабатывала после сессии, мороженым торговала в определенном месте. Отупел я от любви и от расстройства, что все вдруг неожиданно закончилось, нет, чтобы адрес взять…

В первое свое увольнение попал только больше через месяц, который провел, как в дурном сне. Шел и молился. Только бы была, только бы была… А если не будет? Паника захлестывала, что же я за придурок. Ну, почему я адрес не взял? – многотысячный раз за этот месяц себя спрашивал. В больницу пойду, всех на уши поставлю, но адрес найду - решил я для себя.
- Девушка, пломбир продайте… – радостью полыхнули ее глаза, у меня аж душа запела.
- Какая ты красивая… – в кокетливой летней шляпке и белом халатике, глаза боялся отвести.
- Ты тоже красавчик! – с удовольствием оглядела она меня. В фуражке, начищенных до зеркального блеска ботинках и жестко отглаженной, уже подогнанной, новенькой форме, я себя намного уверенней и соответственней чувствовал, чем в больничной робе.
Смену быстро закрыла, пошли гулять по летнему городу.
- Мороженного хочешь? – показал я на летнее кафе «Мороженное» - нет, ну действительно от любви мужчины глупеют и абсолютно тупеют. Как она смеялась… Это был мой лучший анекдот за всю жизнь. Проводил ее до частного дома на окраине города, почти в предгорьях, прямо до потайной калитки. Там овраг рядом проходил, поэтому участок неправильной формы был и часть забора получалась, как бы на другой улице. Первый раз поцеловались… Спугнула нас проезжающая машина, мягко высвободилась, ускользнула… Еще придешь? Да, конечно, я не могу без тебя…

Полк недавно из командировки, поэтому проблем с увольнениями особых не было, но вот для молодых… Хорошо, что было правило, что в увольнения ходят только те, кто на «отлично», без промахов отстрелялся на последних еженедельных стрельбах. Как-то рассказывал я здесь историю: https://www.anekdot.ru/id/912659/
Проблем со стрельбой у меня точно не предвиделось, как-никак первый взрослый разряд был, пусть и в школе еще полученный, до КМС немного недотянул. Тут автомат АКС-74, не винтовка, но тоже не теорема Ферма, пристрелял нормально.
Положил я шестью патронами три мишени, грамотно отсекая очередь на два выстрела (ростовая 100 метров, пулеметное гнездо 200, ростовая 300, поднимаются по очереди, при попадании падают), и еще деду соседнему помог положить его последнюю фигуру, по которой он высадил уже все оставшиеся, из двенадцати выдаваемых на упражнение патронов. Ротный заметил, погрозил кулаком, но увольнительные потом писал не чинясь.
Так и жил от воскресенья до воскресенья (только в этот день увольнительные были), часы буквально считая.

А потом, как обрезало, то наряд, то караул, то залет… Месяц никак вырваться не получалось. Хорошо, что я на такой случай предупредил, что могу и в самоход поздно прийти. Дом у нее от части недалеко был, пяти километров не было точно. Ну и рванул. Отбой в 22-00, дождался, когда дежурный по полку с обходом пройдет и дежурный по роте сержант спать завалится, оставив на тумбочке молодого дневального моего призыва. По стеночке в густой тени от фонарей до курилки, там трехметровый с лишним забор бетонный, но в метре дерево без веток внизу и с гладкой, словно кожей облитой корой, а это вообще не проблема (по столбам я не лазил, что ли?). Прыжок c дерева на забор, подтянулся, перевалился, мягко спрыгнул. Обратно будет проще, большое дерево, значительно подальше от забора, но с толстенной, перпендикулярной стволу веткой почти до него. Летел, как на крыльях, словно по воздуху, земли не касаясь, по дворам, чтобы на проезжих улицах не светиться, еще и загиб сделал, цветов с клумбы нарвать. Что для меня эти 4-5 километров, не заметил даже. Возле заветной калиточки тихонько несколько раз посвистел. Открыла, на шее повисла. Опасался, что запах пота от меня будет, пусть и баня вчера. Что ты милый, от тебя всегда так хорошо пахнет… Может лукавила, но где-то потом прочитал, что некоторым женщинам запах свежего пота любимого мужчины даже приятен или вообще не замечают. Правда ли? Не знаю. Не путать с носками…)))

В саду беседка остекленная, с высоким полом, пышный ковер, расшитые подушки, низенький стол (порядка 30 см.). Сидим по-турецки, угощает она меня чаем, так и крутится в голове картинка с японским чайным домиком. Папа на сутках, мама ничего не скажет, не думай ничего, родной... Разговариваем, за руки держимся, целуемся, легонько друг друга касаясь…, но события не форсирую, опасаюсь даже чуть-чуть обидеть, напугать излишней настойчивостью и так хватает для «седьмого неба» … Было у меня до армии несколько подружек, но это больше физиология, а легкие школьные влюбленности вообще упоминать не стоит. По накалу, это как ночник с большим зенитным прожектором сравнивать…

Так и бегал (Форест Гамп, бля), под отцовский график подстраиваясь. Только вот, есть такое в армии гадкое слово «не положено». Не положено бойцу первого года службы в СОЧи летать (самовольное оставление части). НЕ ПОЛОЖЕНО, от слова совсем. Естественно, замечали и серьезные разборы с дедами случались. Били конечно, но не так чтобы убийственно, по «фанере» (грудь) в основном, чтобы следов не оставлять и за дело, впрочем. Сине-желтая постоянно была и хрустела местами, но неважно это было, у меня Айгуль…, поэтому терпел, дерзил и огрызался. У других моих одногодков задачи гораздо приземленнее: Пожрать, поспать и загаситься. Может поэтому один дед проникся и даже поддержку кидал, только прикалывался постоянно с извечным мужским цинизмом и дебильными вопросами: Вдул, не вдул… Все равно по-тихому старался все делать. И еще недосып страшный был, подъем то в шесть, на политзанятиях глаза закрывались, хоть спички вставляй, просмотр программы «Время» в ленинской комнате сидя в полумраке - пусть 20 минут, но мои. А один раз не смог дождаться отбоя дежурного по роте, все колобродил тот чего-то, а сам после наряда, глаза на миг закрыл… и проснулся только уже утром, от крика дневального: «Рота подъем!», в той же позе. Как я себя корил, Айгуль же ждала, а я дрых…

Сколько раз я так сбегал, шесть или семь, не помню уже, да и неважно это. В очередной раз увидел я в беседке свернутый матрас с бельем. Заметила мой взгляд, покраснела, глаза опустила:
- В доме так душно, здесь спать буду… - не надо слов, милая, все я понимаю. Решилась, так решилась… Первый я у нее был. Семнадцать лет, восемнадцать только осенью исполнится, я на год старше, дни рождения с разницей в три дня (оба Весы). Но ведь не имеет значения, когда, главное по любви… Хорошо и нежно получилось, и без какой-либо скабрёзности. Я словно в невесомости качался, где-то за гранью земного счастья.
Но вот же скотина, вырубился сразу после этого, сам не понял, как. Очнулся, как от толчка, на часы – твою ж дивизию! До подъема бы успеть.
- Я поскакал, надо уже… - быстро оделся, поцеловал, слабо рукой махнула, проснулась, не проснулась так и не понял.

Еще подбегая к части заметил неладное, плац освещен, моторы машин гудят… Что там такое? С опаской с ветки заглянул в курилку, разговор слышен и похоже офицеры сидят, подождал несколько минут. Нет, не уходят. Ждать больше нельзя, в полку тусня активная вовсю, на плацу машины-доставки стоят. Похоже по тревоге подкинули. Есть у меня запасной вариант, щель под пожарными воротами. Лечу вдоль забора туда, место неудачное, прямо у штаба, с окон можно увидеть, но что делать? Щель узкая, но худощавые товарищи пролазят. Похоже я свою стройность переоценил, застрял, в панике задергался, вырвался наконец, до крови ободрав ухо и оторвав пуговицу на груди. Да пофиг. Бегом под роту, а на плацу уже построение, народ с оружием, вещмешками и прочими причиндалами. Фу, слава богу, оружейка открыта, дневальный там пол моет под присмотром дежурного по роте. Была б закрыта (под сигнализацией) пошел бы сдаваться с потрохами ротному. А что еще делать?
- Ты где шаришься? – сержант подозрительно на меня посмотрел.
- Что случилось, что берем? – влетел я в оружейку, игнорируя вопрос.
- ХЗ, тревога боевая, все бери…, ёбарь-террорист… , только в темпе, дежурный по полку уже звонил… – хотел еще, что-то сказать, но махнул рукой. Автомат, штык-нож, подсумки, два магазина, бронежилет, противогаз, лопатка… – вроде ничего не забыл. А-а, еще каска под ротой на шкафу и мыльно-рыльное из тумбочки. Быстро-быстро. Теперь в каптерку, прапор уже закрывать собрался.
- Товарищ старший прапорщик, меня с наряда по парку сняли, то не еду, то еду… - врал я напропалую. Оказывается, и бушлат, и шинель берем, несмотря на раннюю осень.
- Куда нас, в Якутию что ли? – пытался я шутить, судорожно пихая все в вещмешок, блин, еще шинель скатывать, аккуратно надо, а то будет потом, как из одного места. Шутка не удалась, прапор лишь хмуро смотрел, а до меня дошло, что командировка то может длинная оказаться, аж в груди защемило. Выскочил уже на лестницу, пытаясь ничего не уронить, прапор вдогонку крикнул:
- Еще сухпай в столовой получи… - хрен там, уже команда: «По машинам!», ладно обойдусь, как-нибудь. Бочком, бочком, по краешку, стараясь не попадаться на глаза офицерам доскочил до машины, где уже сидел мой взвод. Получил несколько тычков, от сидящих с краю дедов:
- Да ты припух совсем! - приземлился на лавку в середине. Фу-у, успел…

Если бы я знал тогда! Командир взвода, молодой лейтенант, при перекличке не обнаружив меня, бучу поднимать не стал, резонно решив, что самоход там или еще что-то, сейчас разбираться не будет, пусть этим занимаются те, кто в полку из офицеров останется - и внес меня в списки не выезжающих. Всегда в полку бойцов пятьдесят со всех рот остается, наряды, караул и прочее. Бардак при таких массовых выездах всегда определенный присутствует. А вот я баран, куда торопился, счет уже на минуты, если не на секунды шел…

Командировка получилась не просто длинная, а длиннющая, растянувшаяся почти на пять месяцев. Степанакерт, Ереван, Баку и в конце Ленинакан после землетрясения. Про Ленинакан я как-то писал, почитать можно здесь: https://www.anekdot.ru/id/921079/
И опять на те же грабли с адресом, ни улицы не знаю, ни номера дома, с тылу только подходил, даже письмо не напишешь. Месяца через два затосковал я совсем уж сильно, хоть волком вой на ереванскую луну, даже мысль о дезертирстве мелькнула, но куда я в чужом краю без гражданской одежды, документов, денег, да и позор неслабый на оба дома, мой отец бы точно не понял. Потом, как-то притупилось, особенно в Ленинакане. Что мои страдания по сравнению с той катастрофой и с тем горем. Ничего не оставалось делать, только терпеть и ждать, ждать и терпеть…

В конце января прилетели наконец в Алма-Ату. Недели через три вышел первый раз в город, раньше не получалось, а самоход смысла не имел, ну походил бы я ночью по сугробам вокруг дома… Рванул сразу туда и к центральному входу. Позвонил в звонок на калитке в высоких деревянных воротах. Самого аж трясет. Открыл отец, серьезный дядька, между прочим, майор милиции:
- Ас-саляму алейкум, Айгуль дома? – ничего не ответил, вышел на улицу, прикрыл калитку. Пауза затянулась, оглядел меня всего, наконец посмотрел в глаза:
- Явился засранец, вот ты какой… Нет ее, в Чимкент к родителям жениха поехала – какой нахрен жених, порву, как грелку…
- А ты чего приперся? – начал я ему объяснять, что так получилось, про командировку длинную…, хорошо говорил, горячо…
- Ну, хорошо, не виноват ты, а сейчас чего хочешь?
- Увидеться, я ей все объясню…
- Нет тебя для нее больше, считай, что умер. И встречи не ищи больше, чтобы я еще раз из комы ее вытаскивал…
- К-какая кома? – ошарашен я был, не то слово.
- Таблеток она наглоталась, еле спасли, и аборт пришлось делать, потом по психологам возил… – тяжело вздохнул, немного помолчал, как бы вспоминая.
- Мальчик, я тебе жизнь могу реально попортить или из табельного пристрелю. Не приходи больше, не надо, я очень серьезно говорю, оставь ее в покое, забыла она тебя, не береди… - этот пристрелит, ничуть не засомневался, но больше обалдевший я был от таких чумовых новостей. Что тут говорить, все мои слова лишь жалким лепетом получатся.
Бедная моя девочка! Что же мы с тобой натворили? И ведь потом серьезно меня подлецом посчитала, мужланом и коварным соблазнителем. Добился и исчез, даже не попрощавшись. И все слова мои про любовь, ложью до последней буквы оказались, только средством достижения… Представил себе, что она сперва долго ждет-надеется, потом страдает-плачет… В часть сходить, узнать - гордость не позволила, а когда надежды не осталось, а еще и беременность, таблетки глотает… То-то мне тогда так хреново было. Ой, мамочка! Я вдруг себя действительно последним подлецом и конченным негодяем ощутил. Чтобы не разрыдаться тут же при отце, развернулся и ушел, даже не попрощавшись. Что же мне теперь делать?

Стал я письма ей длинные писать. Прощения просил, про любовь свою, что отслужу и замуж возьму, пусть не сомневается и так по кругу. Все новые и новые слова находил, убедительные на мой взгляд… Много писем написал, больше десятка точно, но скорее всего не доходи они до нее, отец, наверное, перехватывал и не показывал. Тетке позвонил (в Алма-Ате жила), чтобы приехала и заявление на длительное увольнение написала (до трех дней давали). Думал в учебное время в ее институт схожу, найду и поговорю все-таки. Домой не ходил, не то, чтобы угроз отца сильно боялся, но для откровенного разговора наедине, без давления на нее со стороны родственников, неподходящим место казалось. Но не получилось ничего…

Лихорадило тогда Советский Союз, трясло, как в лихоманке, то тут, то там… Бесконечные командировки, не такие длинные, но много. Практически всё Закавказье и Среднюю Азию с полком объездил, пожалуй, только в Туркмении не был. Центр ослаб и откуда вдруг столько разнообразных и жестоких националистов повылазило? Вот аналогия пришла: Как гиены нападают на старого, некогда грозного льва. Он еще рычит и когти выпускает, в виде, подобных нашему полку, частей, но уже все понимают, что вопрос больше остающегося времени… Горбачев слабаком оказался, по стратегическому мышлению выше секретаря обкома так и не поднялся, ну, и не везло ему конечно. Сперва Чернобыль с его финансовой огромной черной дырой и неприятными политическими последствиями, через два года землетрясение в Армении, по количеству разрушений и жертв беспрецедентное для СССР, за всю историю. Я уже не говорю, про менее значительные события, мало освещаемые в той прессе, но тоже весьма дорогостоящие. Например, полная эвакуация и расселение более 20 тысяч турок-месхитинцев из Узбекистана, где вроде бы мирные узбеки, им настоящий кровавый геноцид неожиданно вдруг устроили, с массовыми убийствами, невзирая на пол и возраст.
Сбегал я еще раз в самоход, как раз из Узбекистана приехали, июнь к концу подбирался. Посвистел минут пятнадцать тихонько на мотив «Сулико» возле калитки. Залезть во двор? Неправильно будет после всего, как вор пробираться, еще слова отца ее, про жениха покоя не давали… Все равно подпрыгнул, ухватился пальцами за край забора, подтянулся и посмотрел несколько секунд. Темно и в беседке, и в доме.
А про увольнения никто и не вспоминал, да еще и мои залёты… Мой длинный язык без костей и далеко ведущие приколы и дела, например, почитать можно здесь: https://www.anekdot.ru/id/880754/ Как я командира полка умудрился перед генералом подставить, не прямо и не специально, конечно.
За всей этой суетой, душевная рана моя, как бы подзатянулась, но все равно саднила постоянно и неотвязно. А время шло…

Чик чирик, пиздык, ку-ку, скоро дембель старику… - послушав последний раз незамысловатый дембельский стишок, двинулись мы впятером навсегда из расположения полка, только кто-то в сердцах сказал молодому:
- Дурак ты Батон, сегодня надо говорить не «скоро», а «уже», но пусть теперь тебя другие учат…
За воротами части прицепили неуставные аксельбанты и прочую хрень. Народ двинулся в кабак, поезд только вечером, а я по знакомому маршруту. Присел напротив за два дома на лавочке, жду. Представлял, что выйдет она, а я на колени упаду, прощения попрощу, скажу, что жить без нее не могу, замуж позову… А если отец не захочет ее замуж за не мусульманина отдавать, украду-увезу… Наивный сибирский мальчик…
Вечером съездил на вокзал, поменял билеты, проводил сослуживцев. Переночевал у тетки и с утра снова на посту, на надоевшей лавочке. Дождался…
Вышла из калитки, обернулась, сердце ударило, где-то в горле. Беременна, уже месяце на седьмом-восьмом, но точно по срокам не от меня, все равно подошел на словно ватных ногах.
- О, привет… – почти не удивилась, словно вчера расстались.
- Я вот демобилизовался… – слов не было, голова словно пустая бочка, только и смог руки в стороны развести, как бы извиняясь за свой парадный вид. Смотрел на милое, родное лицо и не мог никак сообразить, что говорить.
- А мы к родителям в гости приезжали… - спокойный, умиротворенный взгляд, как бы смотрящий немного вовнутрь, словно прислушиваясь, какой бывает только у счастливо беременных женщин.
- У меня все хорошо, я замужем, мужа очень люблю…, вот мальчик у нас будет… - все таким же спокойным и безмятежным голосом, нежно погладив живот.
Открылись ворота, начала выезжать машина с молодым, мордатым казахом за рулем.
- Это мой муж – пояснила она.
- А ты как? – опять без какого-то всплеска эмоций и особого интереса, словно поддерживая вежливый разговор со старым знакомым.
А я никак… - только и смог выдавить из себя от сжавшего горла спазма. Собрался силами и сказал почти нормально:
- Прости меня и будь счастлива… - отвернулся и пошел по улице, сдерживая подступающие слезы, не видя ничего вокруг. Бог ты мой! Как я умудрился просрать такую любовь и потерять навсегда свою Айгуль… Кто я, мудак конченный или жертва обстоятельств? Ромео, бля, казахстанского разлива…

Приехав в родной город, пустился я во все тяжкие, но постепенно, кое как, вошел в колею, как там в песне у Сплина:
Она хотела даже повеситься,
Но институт, экзамены, сессия…

Были у меня в дальнейшем влюбленности и женился по большой любви, но нет-нет, да бывает - вспоминаю ту, мою Айгуль и то счастливое алма-атинское лето. Боли никакой давно нет, так - легкая, светлая грусть…

P.S. Только не надо мне про «розовые сопли», сам все прекрасно понимаю, большой уже мальчик, но стал вспоминать и остановится не мог, словно все вчера было. Надеюсь, поймете.

20.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Рассказ от товарища, далее с его слов.

История стародавняя, в те времена, когда милиция в России еще не называлась полицией. А о полиции импортной знали (на основании голливудских фильмов "Полицейская академия", "Основной инстинкт" и "Смертельное оружие") только, что служат там полные и отмороженные придурки.

После армии устроился я водителем в вневедомственную охрану. Кто не знает, поясню: та же милиция, только специализируется на охране банков, магазинов, складов, квартир и пр. Охрана в основном пультовая, но есть и посты.
Людей, как обычно не хватало, поэтому достаточно долгое время рулил неаттестованным, по гражданке и без оружия, никак не могли на учебу отправить.

Получил, достаточно убитый УАЗ-469, с металлическим кузовом, раскрашенным в цвета украинского флага (тогда про это никто не думал даже), отчего-то в народе прозванный ласково "бобик". В принципе нормальная машина, масло и бензин, конечно очень любила, но бегала еще вполне, даже мигалка с сиреной работали.
Обычно работали смену с пяти вечера до восьми утра, через двое суток, но иногда выходили полностью на сутки. Вот и в этот раз.

Собственно история.

Сибирский город. Зима. За день уже накатался до одурения, но вот к двум ночи вызова прекратились, даже городское УВД заткнулось со своими: "Внимание всем постам и патрульным автомашинам". Город утихомирился, заснул, мороз давит под тридцатку. И нам бы тоже подремать. Поставил машину в "загас" на маршруте, где никто не ходит и не ездит, такой темный карман возле глухой стены какого-то административного здания, мордой машину уткнул в темно-серую стену. Свет полностью выключил, нас ниоткуда не видно, мотор, укутанный кошмой, мягко работает, слегка шумит печка, тихонько потрескивает рация. Сонно так, уютно. Я за рулем, на переднем пассажирском сиденье Миша - старший, на заднем Женя - экипаж. Спим. Я вообще сразу и намертво отрубился.

Как получилось, никто так и не понял, видимо, когда Миша устраивался поудобнее, умудрился стволом или прикладом автомата (АКСУ-автомат Калашникова, складной, укороченный) перещелкнуть диапазон на радиостанции, установленной между сиденьями. Вроде ничего не изменилось, также рация продолжала тихонько пощелкивать, только мы больше вызовов не слышим. Спим.

А нас потеряли... Вообще-то это ЧП, когда патрульный экипаж перестает выходить на связь, но панику никто сразу поднимать не стал, себе дороже выйдет, если уйдет по инстанции. Машина с соседнего маршрута съездила на нашу сработку, после подобрала возле райотдела капитана-дежурного по ОВО (отдел вневедомственной охраны) и поехали нас искать. На той машине водитель (Гоша) проработал уже более десяти лет и на разных маршрутах на районе, поэтому все известные загасы знал и нашли нас быстро.

Подъехали сзади, фарами моргают, ноль эффекту... Сигналить Гоша не стал, ночь все-таки, жилые дома рядом. Дежурный вылез, подошел и заглянул аккуратно в салон. Спят засранцы... В сердцах сильно хлопнул раскрытой ладонью по задней части металлического кузова. Звук неожиданно получился громкий и гулкий, прозвучавший в ночной тишине подобно выстрелу. И тут началось...

Что уж там старшему приснилось, история умалчивает, но подскочил он, чуть не проломив головой крышу и запрыгал на сиденье с диким криком:
- Тормози-и!!! За балюстрадой направо! - откуда вылетело это слово, что оно обозначает, ни он сам, ни никто из экипажа до сего момента не знал. От этого получилось еще страшнее. Я тоже подскочил, с ужасом понимая, что машина раскачиваясь, куда-то летит в пространстве, а я ничего перед ней, кроме кромешной темноты, не вижу. И нарастающее ощущение, что сейчас куда-то въебенимся со всей дури.
- А-а-а! Ничего не вижу! - ору тоже, упершись руками в руль и давя ногой со всей мочи на педаль тормоза. А машина никак не думает тормозить и разламывающее тело чувство всепроникающего ужаса, отбивающее напрочь мозги и хоть какую-нибудь соображалку. В смертельной обреченной безысходности, кричу и давлю на тормоз еще сильнее, хотя сильнее казалось бы уже невозможно. Бац! Одновременно ломается и падает назад спинка сиденья и проваливается педаль тормоза. Верите, нет - я на левом переднем колесе рабочий тормозной цилиндр нахер выдавил. Это конечно не дисковые тормоза, а еще барабан стоял, но все равно, мне бы до этого, кто об таком рассказал, я бы тоже не поверил.

Это я сейчас долго рассказываю, а тогда это заняло буквально несколько секунд и все происходило почти одновременно. Быстрее всех сообразил Женя, первым делом он наработанным движением выдернул пистолет из кобуры, снял с предохранителя и передернул затвор. Левой рукой потянул ручку двери и левой же ногой с силой толкнул заднюю дверь, планируя выскочить, как черт из табакерки со стволом наперевес. Клинт Иствуд, бля... Но что-то пошло не так. Дело в том, что Мишка тоже начал выпрыгивать с переднего сиденья с этой же стороны и с силой получил задней дверью, со сломанным ограничителем - прямой в голову. Повезло, что удар пришелся в кокарду на шапке, но дальше уже не так хорошо, упав назад, он ударился затылком об внутреннею металлическую часть двери и отключился. А Жене в бок вернулась неожиданно сильно с амортизировавшая дверь, отчего он поскользнулся и крайне неудачно упал под машину, прямо под заднее колесо, да так проскользнул, что снаружи осталась только голова.

А у меня уже выработалась привычка, почти неосознанная, правой ногой, ставя ее немного со смещением на педаль тормоза, слегка подгазовывать еще, оттого, что машина часто глохла в этот момент. И когда педаль тормоза резко провалилась, получилось, что я с ревом газанул от души. Женя в этот момент уже был под колесом, и то ли от этого, то ли еще при падении судорожно сжал правую руку и выстрелил. Звонкий "цок" от пули из ПМ (пистолет Макарова), почти заглушил грохот выстрела, пуля попала точно в крестовину кардана у заднего моста и расколола обойму одного из игольчатых подшипников.
От испуга и ужасного ощущения, что машина сейчас его переедет, вместо того, чтобы просто выползти из под авто, Женя зачем-то начал пытаться резко вставать на четвереньки, судорожно перебирая конечностями по укатанному льду. Бабах, еще раз, на этот раз в колесо изнутри. А он в панике бился спиной о днище, падал, но снова пытался также встать несколько раз подряд.

Дежурный от таких непоняток с криками и стрельбой, решил немного затихариться и присел сзади от машины, стараясь стать маленьким и незаметным и не отсвечивать почем зря. Женя наконец выскользнул из под ужасной машины, которая отчего-то била его по спине и хватала сзади за бушлат, и остался лежать в метре, хрипло дыша. До меня тоже уже дошло, что оказывается никуда не едем, двигатель работает, но по прежнему стоим мордой в стену.
Но! На нас напали! Мишку похоже застрелили, вон лежит, как сломанная кукла, неестественно скособочившись, опершись только шеей об нижнюю внутреннюю часть открытой дверь, уронив голову на плечо. И Женьку похоже тоже всё. Выстрелов вроде три было, а у меня ствола то нет! Сейчас и меня! Ужом скользнул по пассажирскому сидению, перегнулся и схватился за автомат, лежащий у старшого на животе, а тот неожиданно открыл очумевшие глаза и тоже схватился за ремень левой рукой, не отдает.
- Дай! Щас я их... - и хорошо, что не отдал, можно представить куда бы я стрелять начал, даже не сомневайтесь - по стоящей сзади машине со слепящими фарами, а так поиграли в перетягивание, пока не услышали громкий, истерический смех. Это Гоша, который тоже вышел из машины вместе с дежурным, но ближе не пошел и наблюдал оторопело всё со стороны.

Как это выглядело его глазами: Дежурный подошел к машине, хлопнул ладонью по кузову и тут же какие-то внутри дикие крики, машина затряслась-закачалась, чуть ли не подпрыгивает. Загорелись стопы, раздался какой-то скрежет, резко распахнулись двери, Мишка успел чуть раньше и тут же звонкий блямс ему по кокарде, Женька тоже падает, тут ревет двигатель, он начинает стрелять и пытаться из под УАЗа вылезти, да даже самый талантливый клоун не смог изобразить бы, как он это делал. Последней каплей было поведение пузатенького дежурного, который резво отскочил, присел и собрался в такой плотный комочек, что стал даже ниже фаркопа, а тут я еще начинаю у Мишки автомат забирать... Всё про всё заняло буквально три секунды.

- Да вы совсем охуели! - начал орать, очухавшийся дежурный. А нас накрыла самая настоящая истерика, еще и Гоша масла подливает, ржет - сгибаясь до земли, приседая и хлопая себя по ляжкам, тут и экипаж его присоединился. Ночь, чуть больше четырех часов, шесть взрослых мужиков ржут, как кони, в морозной тишине, а седьмой орет матами, как потерпевший..., еще после стрельбы... - в недалекой пятиэтажке начали загораться окна. С одного балкона, визгливый женский крик:
- Я сейчас милицию вызову! - новый взрыв хохота.

Смех смехом, а автомобиль выведен из строя. Заменил колесо, потихоньку, со скоростью 10 км/час, на ручнике добрался до гаража, по пути недоумевая, отчего машину так колбасит и что там может так скрежетать (про крестовину еще не знал). Сменщику надо передать исправный автомобиль, до пяти вечера вроде успеваю. Разобрать сиденье, заварить или уголок прикрутить? Интересно, а что там с тормозами?

Историю в тот день рассказал в лицах, наверное, раз десять, пока ремонтировался. Демонстрировал тормозной цилиндр. Повеселил народ. Пили с главным механиком портвейн, еще после суток и не жравший, утомился, хоть машину и сделал. Меня уложили прямо там в гараже на сиденье 452-го УАЗа (буханка). Так что домой попал, только через двое суток, невыспавшийся, с красными глазами, грязный, вонючий, помятый, с перегаром - а-ля бомж. Еще в автобусе одноклассницу встретил:
- Вот в милицию устроился...
Блин-н, а завтра уже опять на смену...
Мораль - нехер спать на работе!

А к Мишке намертво прилипло прозвище "Балюстрада". Ну, как намертво..., только до следующего случая. Но это уже другая история.

Рейтинг@Mail.ru