Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Дед Саша"

Тексты упорядочены по числу голосов "за"

15.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Прочитал информацию об убийстве оленей в парке «Лосиный остров». Я, старый, хоть и бывший уже, охотник, возмущен до глубины души многими аспектами, затронутыми в статье.
Здесь коснусь лишь одного: как рука поднимается на беззащитную красоту?
Лет 20 назад приехали с младшим сыном, ему лет 14-15 было, на дачу, переночевали, с утра пошли с ружьями пройтись по полям, лисичек и зайцев попугать. Накануне был очень сильный буран, все замело. Ружья заряжены крупной дробью. Поднимаемся по пологому склону оврага, вдруг из-за наших спин со стороны пруда с разворотом по дуге мимо нас очень медленно поднимается стая перелетных лебедей 5 штук. Летят тяжело, на подъеме, да еще не отдохнули толком после бурана. Расстояние метров 20-30. Прекрасно видно клювы, глазки, прижатые к телу лапки.
Мыслей о стрельбе даже близко не возникло, оглянулся на сына, не дай Бог стрельнет. Нет, даже с плеча ружье не снял, смотрит, тоже любуется.
Я не ханжа и на своем веку настрелялся вволю, руки в крови по локоть. Но охота и убийство – разные вещи. Не беру в расчет забой домашней скотины, тоже вещь глубоко душещипательная. Но без мяса-то мы не можем?
Кстати, почему я перестал охотиться, отдал все снаряжение сыновьям?
Я перестал промахиваться по дичи. Раньше, бывало, на одну подстреленную утку могло уйти 10-20 патронов, а то и больше. Но вот, имея возможность баловаться на компе стрелялками, научился очень правильно делать упреждение. Все, спортивный интерес в охоте пропал. А тут возник еще один вопрос (это видимо возрастное): зачем я в них вообще стреляю, что они мне плохого сделали? Все. Финита!
К охоте как к спорту, развивающему выносливость, смекалку и кучу других полезных качеств, отношусь положительно. Но мясо предпочитаю покупать на базаре. А все, что бегает и летает на свободе, лучше всего добывать на камеру.

04.04.2021, Новые истории - основной выпуск

Был у моего друга-одноклассника песик по кличке Адам – черный дог весом 90 кг. При близком знакомстве – добрейшей души создание, при виде со стороны – что-то типа собаки Баскервилей. Когда увидел его в первый раз, забежав к товарищу на минутку домой, он держал меня в прихожей по стойке смирно с вынутыми из карманов руками, не рекомендуя грозным рычанием шевелиться. Это потом после совместных прогулок, сидя у них дома, я подвергался ворчанию тогда когда уставал почесывать его. Он же при этом обожал балдеть, уткнувшись носом в мою промежность.
Иду раз днем по улице, задумался. Вдруг на плечи мне опускаются сзади здоровенные собачьи лапы. Поворачиваю голову – перед глазами черная дожья башка с раззявленной пастью-чемоданом.
В этом месте вспоминается рассказ охотника, стоящего перед медвежьей берлогой в таком же положении, который «вижу, что это не медведь, а мой Шарик, а остановиться уже не могу».
У меня получилось наоборот. Я стал гладить эту возникшую морду, трепал за ушами, приговаривая «Адамчик». Быстро понял, что это вовсе не он, но остановиться действительно уже не мог. При этом было интересно наблюдать за его растерянным поникшим взглядом, а также за перепуганной хозяйкой, бежавшей следом за ним с поводком в руках. Она пыталась отозвать грозного пса и убедить меня, чтобы я не сильно боялся. Поздно… Бояться было некого. Я продолжал гладить не грозного страшилу, а мягкую домашнюю игрушку.
Вот, примерно так.

16.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Охота на зайца, да еще и без собаки, занятие утомительное и малозапоминающееся. Но чтобы посмотреть на зайцев, охотиться на них вовсе не обязательно. И такие бескровные встречи надолго запоминаются.
Как-то зимой с товарищем приехали на дачу отдохнуть на выходные (30 лет назад). Я на участке расчищаю дорожки лопатой. Заряяженное ружье «на всякий случай» стоит под руками возле крыльца. Молодая лайка Динка лежит на навозной куче на границе неогороженного еще участка, контролируя аллею в обе стороны. Сергей Иваныч в доме занимается шашлыком. Тишина, покой. Через некоторое время Динка уходит в дом ближе к мясу, я продолжаю возиться со снегом. В это время по аллее мимо кучи, откуда только что ушла собака, ИДЕТ не спеша здоровенный русачина. На меня – ноль внимания. У меня кроме ружья в кармане телогрейки лежит табельный ПМ с патроном патроннике. Я из него в летящую ворону попадал. Но заяц-то почти домашний, живет где-то у нас на дачах. Проводил его взглядом, посмеялся. Хорошо, что Динка ушла со своего поста. Она в молодости бегущего зайца догоняла.
А раз ходили по кабану. Морозы стояли уже нормальные, устойчивые, а снега не было. Зайцы облиняли и на буром фоне леса смотрелись белыми пушистыми игрушками. Иду по просеке, под ногой хрустят замерзшие листья. Смотрю, в колее впереди метров за 30 лежит такой здоровенный пушистик хвостиком в мою сторону. Меня слышит, но затаился, ждет когда пройду мимо, тогда убежит. Это их обычный прием. Делаю вид, что не вижу его, рассматриваю, не поворачивая головы в его сторону. Вот тогда я понял, почему заяц «косой»: он смотрел на меня, скосив глаза себе за спину. Зрелище необычное. Прошел мимо него в нескольких сантиметрах, при желании мог наклониться и схватить его за уши.
Представляете, что он рассказывал потом другим зайцам: я такого большого толстого охотника с огромным ружьем, с бородой и в очках обманул! А может добавляет еще, что я его испугался (навеяно мультфильмами).
Еще один незабываемый случай. Жил на даче в пригороде большого промышленного города. Осень, но погода хорошая, солнечная. В обед поехал в соседнюю деревню за хлебом. Дорога широкая асфальтированная, но в тот момент практически без машин. Переваливаю через очередной гребень и останавливаюсь. Прямо посреди проезжей части сидят ЧЕТЫРЕ зайца, вернее ДВЕ ПАРЫ зайцев. Двое сероватого оттенка, двое буроватого, еще не линяли. Видимо стрелку там забивали. Через некоторое время (на меня внимания не обращали) закончили переговоры и не спеша разошлись, не разбежались!, по разные стороны дороги. Бурая пара в одну сторону, серая – в другую.
Что это было, до сих пор не знаю.
Вот такие встречи запоминаются! А то «выскочил, выстрелил, подобрал окровавленный шерстяной комок». Тьфу!

02.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Переделывать чужую уже сделанную полностью работу, будь то в строительстве, в лечении больных или в расследовании уголовных дел – занятие не самое увлекательное. Но работа есть работа.
Где-то в конце 80-х в одном из сельских районов республики осудили сапожника комбината бытового обслуживания Гену за хищение вверенного имущества в особо крупных размерах. Дали ему года 4 лишения свободы и повесили иск на несколько тысяч рублей как возмещение причиненного ущерба. Похищена в комбинате была выделанная кожа – хром, из которой шилась высококачественная обувь и модные тогда кожаные куртки.
Гена, находясь в следственном изоляторе, самостоятельно написал кассационную жалобу, будучи недовольным вмененным ему иском (к сроку он отнесся равнодушно). Верховный Суд приговор отменил, направив дело на дополнительное расследование, так оно попало ко мне в Следственное управление МВД.
Гена говорил, и это все подтверждалось материалами дела, что обувь из этой кожи шил, но не являлся материально ответственным лицом, к складу, где хранился хром, никакого отношения не имел. Получал материал для пошива обуви заказчикам от кладовщика. Как велся учет хрома, он не знает.
Меня покоробило отношение районных органов правопорядка к установлению виновных в недостаче материальных ценностей и списание хищения на простого сапожника, к тому же глухого, по сути инвалида.
Ну, Гену я сразу из-под стражи освободил, дело в отношении него прекратил, и забыл бы, если бы не одна с ним связанная история из разряда анекдотов.
По документам Гена везде был Геной, а в протоколах допросов фигурировал как Юра. Так его звали и дома, и на работе. Я поинтересовался у него, в чем дело.
- Я родился вторым сыном в семье. Старшего брата звали Геной. Отец пошел меня регистрировать в Сельсовет, естественно с бутылкой. Сначала обмыли с председателем новорожденного, которого в семье решили назвать Юрой, потом приступили к заполнению свидетельства о рождении. И тут председатель допустил оплошность, он спросил не как назвали сына, а как зовут сына. Счастливый папаша, еще не привыкший к наличию второго сына, назвал имя старшего - Гена. Так в семье оказалось два Гены, но это выяснилось только когда Гену-Юру записывали в школу. До этого в свидетельство о рождении не смотрели.
А сапожник Юра-Гена был классный. Сам первый секретарь райкома заказывал у него штиблеты. Мне потом удалось подновить у него форменные хромовые сапоги, которые и сейчас были бы живы, если бы не оставили их на полдня наедине с молодым питбулем (сожрал гад полсапога!).

28.02.2021, Новые истории - основной выпуск

В работе любого госоргана всегда были и будут по крайней мере два принципа, влияющих на принятие конкретных решений, – требования закона и требования руководства, этакие диалектические проявления единства и борьбы противоположностей. Теоретически они должны быть на одном полюсе, но когда решения касаются чьих-то личных интересов, даже далеко не материальных, эти требования входят в противоречия между собой. И хрен бы да с ними с этими противоречиями, но они отражаются на конкретных людях, в том числе на исполнителях этих требований.
В начале 90-х меня, тогда зонального следователя регионального МВД, курировавшего милицейское следствие полутора десятков городов и районов, послали «разобраться» с одним уголовным делом, которое в госотчетности о следственной работе было поставлено местным прокурором как дело, по которому гражданин был привлечен к уголовной ответственности необоснованно.
Эта графа в отчетах как правило пустовала, а наличие в ней «палочки» считалось огромным минусом в работе всего следственного аппарата.
Мне нужно было, выполняя задание замминистра, найти приемлемое решение по уголовному делу, чтобы не портить отчетность.
Фабула дела была элементарной. Какой-то организации было выделено мясо в тушах для реализации своим работникам. Заниматься этим делом поручили женщине, никоим образом раньше не занимавшейся ничем подобным. И она столкнулась с неизбежной проблемой: с нее поставщики должны были получить деньги по оптовой цене, у нее же от реализации этого мяса сумма выходила меньшая, так как при рубке мяса получаются отходы в виде крошки. В торговых организациях это учитывается и там розничная цена выше оптовой. Здесь же про это никто не знал, поэтому «продавщицу», которая отпускала его своим работникам на 2 копейки дороже оптовой цены, чтобы не доплачивать за естественные потери из своего кармана, наши доблестные работники ОБХСС (отдела по борьбе с хищениями соцсобственности и спекуляцией) предъявили обвинение в обмане покупателей (ст.156 УК РСФСР). Дело направили в суд, но прокурор вернул его на доследование, «подпортив» соответствующую графу в отчете.
Моя задача сложной не была. Я мог прекратить дело, договорившись с городским прокурором, по не реабилитирующим основаниям с направлением в товарищеский суд, на поруки и прочее. Но тем самым я совершенно невиновному человеку подпортил бы биографию. А в том, что обвиняемая была не виновата, я был убежден после изучения всех материалов. Дело прекратил за отсутствием состава преступления.
Короче, действуя по закону, я не выполнил требование руководства. Да еще и оправдываться не стал, заявив своему начальнику, что поступил так, «чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть».
- У тебя когда срок присвоения очередного звания?
- Да вот уже подходит.
- Походи пока капитаном.
Вот так из-за конкуренции норм права и мнения начальника я несколько месяцев проходил «заслуженным капитаном» на майорской должности.
Правда потом в связи с какими-то перетурбациями в присвоениях, майора я все-таки получил в считанные дни. Начальство у меня бывало, как правило, не вредное. Но насчет «не стыдно в глаза смотреть» нет-нет да вспоминало.

08.03.2021, Новые истории - основной выпуск

К 8 марта. Все думал, что бы написать, чтобы и весело было, и уважительно к женщинам. Вспомнил.
Лежу я как-то в реанимации.
Из комы вышел, смотрю, лежу на каталке с высокими бортиками. На левой руке манжета от тонометра, в правой торчит иголка с трубочкой от капельницы. Молоденькая медсестричка бдит. Пить хочу ужасно, но еще сильнее влага просится из меня. Спрашиваю у медсестрички, где у них туалет, так как мне очень нужно «пи-пи». Она смотрит на меня как на ненормального:
- Вам даже шевелиться нельзя, какой уж туалет. Вот Вам памперсы принесли, используйте.
- Я не смогу. Может попробовать «утку»? Теоретически представляю как это делается.
- Нет «уток». Вот здесь сбоку на каталке есть специальные кувшинчики, попробуйте.
- Я не умею.
- А я помогу.
И вот эта беленькая молоденькая девочка берет в одну руку кувшинчик, в другую …
Процесс мочеиспускания после длительного воздержания сам по себе умопомрачительный, а вкупе с нежными девичьими ручками представляет собою верх блаженства, несмотря на суровую обстановку реанимации.
Потом меня лечили и успешно, причем только женщины, ухаживали за мной немощным.
Хочется в этот праздничный день выразить благодарность всем женщинам, и не только тем, которых здесь упомянул, а вообще всем уже за то, что они есть.

28.02.2021, Новые истории - основной выпуск

Обратился в медучреждение за справкой об оказанной платной услуге.
Объясняю в регистратуре (на ресепшене?):
- Я ваш клиент. Мне нужна справка.
Девушка пытается меня поправить:
- Не клиент, а пациент.
- Ну, нет, говорю. Раз через кассу меня пропустили, я автоматически превратился в клиента, поэтому справку не прошу, а требую.
Улыбается…

05.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Навеяно историей, как охотник притащил в деревню подстреленного кабана, оставив на дороге товарища, подвернувшего ногу, объяснив свой поступок тем, что товарища, в отличие от кабана, никто не сопрет.
В середине 80-х достали мои товарищи лицензию на кабана в незнакомые в то время угодья. Лицензии были в дефиците, кому попало не доставались. Кстати, лицензия на лося стоила 75 рублей, на взрослого кабана - 25, на сеголетка – 10. У нас была на взрослого.
На джыпах с карабинами в то время не охотились, мы поехали на поезде. Перекантовавшись ночь на неотапливаемой станции, с рассветом пошли через заснеженное поле к месту охоты (километров 10). По дороге зашли в деревню, где у одного из нас был знакомый, чтобы договориться о ночлеге. Нас было четверо. Хозяина дома не было, но мои друзья бросили свои рюкзаки в незапертых сенях, как полотенца на пляже, предупредив тем самым, что вечером вернемся. Относительно оставленных рюкзаков я сильно возражал, так как идти в лес на целый день, хоть и короткий зимний, мне казалось легкомысленным. Но одному с троими спорить сложно, тем более, что свой-то рюкзак я не оставил, а шли в принципе на разведку. У нас даже карты не было.
Пару слов о рюкзаке. Юмористы любят шутить по поводу содержимого дамских сумочек, где «есть все». У меня рюкзак был такой же. Коротко о содержимом: бутерброды, полбуханки хлеба, шматок сала, банка тушенки, банка сгущенки, сахар, заварка, котелок, кружка, ложка, портативный примус, сухое горючее, спички, фляга с водой, фляга со спиртом, моток веревки, фонарь, обычно был еще топор.
Весь день ходили по просекам, смотрели следы, изучали лес (мощная дубрава, где еще при Петре брали материалы на постройку первого российского флота). Подняли с лежек стадо кабанов, которые ломанулись от нас через овраг. Преследовать не было смысла. Смеркалось. Остановились на пересечении двух просек, стали совещаться куда идти к опушке. Мнений было по количеству участников – четыре. При этом двух одинаковых не оказалось. На счастье у меня был компас, в тех условиях практически бесполезный, но по нему мы хотя бы не могли уйти вглубь чащи. Пошли в выбранном направлении гуськом по узенькой дорожке. Вдруг крик «вон они!» и залп из 4-х стволов. Я шел замыкающим, увидал только мелькнувшие меж кустов силуэты и одного отделившегося от стада кабана, по которому тоже отдуплетился и очень удачно, как потом оказалось. Но кабан из-за полученных ран дезориентировался и бросился не за стадом, а к нам. Расстояние – метров 25-30. Три балбеса стоят, разинув рты, с разряженными ружьями и перезарядиться никак не успевают. Но был с нами один товарищ постарше, который шел первым. Он вместо того, чтобы вместе со всеми палить сгоряча, присел, а когда набежавший подранок килограммов на 120 весом был уже метрах в 3х от нас, уложил его.
Вот тут мой рюкзак оказался неоценим. Поели, попили, разделали тушу, а тащить ее не в чем. Так бы разделили на 4 рюкзака и худо-бедно до деревни-то добрались бы. Бросать добычу рискованно, можно потом не найти, вдруг снег пойдет. Да и волки там жили, бродили неподалеку, судя по голосам. Положили мы тушу на шкуру, превратив ее в волокушу, привязав за концы веревку, потащили. Снег глубокий, шкура не скользит, полный анус.
Решили вдвоем идти за трактором в деревню, двое остались. До деревни чуть доползли. В деревне в связи с субботой не нашли ни одного дееспособного механизатора. Уже заполночь сели в сенях, где оставили рюкзаки, на холодный пол, решили ждать рассвета. Тут уже о добыче не думали, душа болела за оставленных ребят. Встречать их идти было бесполезно, батарейки в фонаре сели, а темнота на улице как на выходе из кишечного тракта у афроамериканца, причем ночью.
Часа в три утра заявились пропащие, догадались бросить кабана у дороги, куда все-таки смогли выйти. Утром взяли санки, привезли.
Надо мной часто подшучивают близкие, что у меня везде что-то припасено «на всякий случай». Я не обижаюсь. А когда делаю кому-нибудь подарки из категории «вдруг нужда припрет», типа цепи на автомобильные колеса, от души желаю, чтобы они им не пригодились.

16.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Летний погожий день. Дело чуть ближе к вечеру. Дежурный по РОВД дает вводную: на выезд! Вооруженное нападение на инкассаторов!
Запрыгиваем в машину и несемся на место происшествия: окраина оживленной части района (конечная остановка и разворот автобусов, троллейбусов, трамваев), дальше – пустынная дорога к частному сектору и выезду за город, по сторонам только березовая посадка и заборы промпредприятий. На обочине стоит ГАЗ-69 с простреленными задними скатами, погнутым бампером, пара милицейских машин и объект нападения – УАЗ-буханка с инкассаторской символикой, погнутым бампером и круглой дырочкой в лобовом стекле. В машинах ГАИ сидят двое пленных, здоровые поддатые мужики средних лет самого крестьянского вида. Один держится за сломанную руку (пострадал при задержании).
Версия инкассаторов: - Едем по дороге мимо частного сектора, вдруг с примыкающей дороги из частного сектора наперерез нам в бок летит ГАЗик. Водитель среагировал, поэтому таран получился неудачным, оказался поврежденным только бампер, машина осталась на ходу. ГАЗик после неудачной попытки нападения попытался скрыться в направлении города. Решили принять меры по задержанию бандитов, сообщив по рации «куда следует». Когда неслись по дороге мимо лесопосадки, услышали звук бьющегося лобового стекла, увидели в стекле пулевое отверстие, запахло жженым. Открыли ответную стрельбу по колесам. Впереди их уже ждала предупрежденная милиция.
Информация гаишников: Получили сообщение о необходимости задержания ГАЗ-69, который как раз нарисовался. В машине двое поддатых мужиков. Всю машину перерыли, оружия не нашли, только большой самодельный нож из ножовочного полотна с деревянной ручкой.
При осмотре инкассаторской машины я обратил внимание на отсутствие следов выстрела внутри салона: ни отверстий, ни вмятин, ни самой пули, хотя дырка в лобовом стекле вид имела весьма характерный.
Включил форсаж в мозгах и предложил инкассаторам показать место, где был выстрел, заранее предвидя, что мы там обнаружим. Действительно, поверхность сухого асфальта была покрыта гравием.
Вылетев на достаточной скорости из-под колеса ГАЗика, один такой «снарядик» спровоцировал настоящую погоню со стрельбой по колесам, ладно еще не по мужичкам, которые, совершив по пьяни мелкое ДТП, просто пытались скрыться.
В результате материал был направлен в ГАИ по-компетентности, мужик с переломом руки – в травмпункт. А изъятый нож я потом потерял на охоте.

16.02.2021, Новые истории - основной выпуск

К вопросу о взаимоотношениях внутри правоохранительных органов хочу поведать один случай, произошедший со мной ровно сорок лет назад.
Преддипломную практику на пятом курсе проходил в следственном отделении райотдела милиции, где до этого был внештатаным сотрудником уголовного розыска, еще раньше помогал как член боевой комсомольской дружины, отряда имени Дзержинского (были у нас такие в школах), а еще раньше тринадцатилетним пацаном был отловлен на улице и доставлен туда же нарядом милиции за стрельбу из самопала, состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Вот такая судьба: коготок увяз – всей птичке пропасть.
Меня уговорили остаться там работать следователем по окончании университета, пообещав квартиру и прочее, что для меня семейного было важно. Прошел медкомиссию, документы ушли в министерство на оформление, а меня приказом начальника РОВД назначили временно исполняющим обязанности следователя. Тут же принял к производству несколько дел, сам стал возбуждать дела, в работу ушел по уши, при этом постоянного рабочего места не имел, печатать на машинке и самой машинки также не имел. Домой уезжал каждый день в час ночи с постовыми вечерней смены, так как трамваи уже не ходили.
В первый же рабочий день дали мне накануне возбужденное дело о хулиганстве и незаконном ношении холодного оружия. Фигурант был задержан на трое суток до меня еще. Он был студент какого-то технического ВУЗа, сидел накануне с друзьями в пивбаре, поссорился с одним из работников бара, угрожал ему кнопочным ножом, признанным холодным оружием. Дело было возбуждено как особо злостное хулиганство, за которое как правило арестовывали. Вот и я пошел к районному прокурору с постановлением об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Прокурор, немолодой уже человек, участник ВОВ, засомневался в целесообразности ареста. Мы с ним внимательно перечитали материалы дела, комментарий к уголовному кодексу, в конечном итоге он все же согласился дать санкцию на арест. Моя же настойчивость была обусловлена во многом подтруниванием старшего товарища, в чьем кабинете я обычно располагался, который сомневался в моих способностях настоять на аресте.
Ко мне приходил отец задержанного, директор какого-то предприятия, интересовался возможностью как-то смягчить вину сына. Но вел себя крайне деликатно, без каких-либо «наездов». Через несколько дней он попал на прием к прокурору нашей республики, просил за сына, как любой нормальный отец. Я об этом узнал от своего начальства, так как меня с делом пригласили к начальнику следственного отдела городского УВД. Мы с ним также поизучали материалы дела и законодательство, после чего я пошел в прокуратуру республики. Там аналогичная ситуация повторилась сначала с зональным прокурором, потом с начальником отдела по надзору за следствием. Все серьезные солидные мужики, со мной обращались не как с пацаном, а как с самостоятельным процессуальным лицом (так было записано в законе). После этого зашли в кабинет прокурора республики. Я его раньше не знал и никогда не видел, хотя с его сыном мы в стройотряде работали в одной бригаде, таскали носилки с бетоном, жили в одном общежитии.
Доложили обстоятельства, имеющиеся доказательства, сомнения в квалификации, целесообразность ареста и т.д. Прокурор выразился в том плане, что я слишком серьезно подошел к оценке противоправного поведения арестованного и предложил изменить ему арест на подписку о невыезде. Если бы это дело попало ко мне года через два после начала самостоятельной работы, я бы именно так и сделал бы без всяких указаний. Здесь же я «проявил бдительность», потребовав дать мне письменное указание.
Теперь представьте себе, как я еще фактически студент, хотя и наделенный уже властными полномочиями, сижу за одним столом с прокурором республики, генералом, и мы обсуждаем вопрос, а не ограничиваемся начальственным окриком в мой адрес.
Дело я все же подготовил к направлению в суд, обвинение предъявил. Парень кстати впечатление на меня произвел весьма положительное, никакого сравнения с современными «мажорами». Защитником у него был председатель республиканской коллегии адвокатов. Но тоже никаких понтов, все вежливо, по закону. Заявил ходатайство о направлении дела в товарищеский суд с учетом обстоятельств преступления и личности обвиняемого.
Так вот я и думаю, сейчас было бы ко мне как к начинающему сотруднику такое отношение? Сомневаюсь что-то, думаю дело ограничилось бы одним телефонным звонком с указаниями моим руководителям, причем в непечатной форме.
А еще встреча с прокурором запомнилась мне тем, что когда мы с ним остались в кабинете одни, он мне как-то неформально сказал, объясняя свою позицию, что я и сам-то поди с ножом хожу, также как мой «клиент». Возразить мне было нечего, потому что как тогда, так и сейчас складной нож в кармане имею постоянно, правда не в качестве оружия, а как инструмент.
Да, в качестве эпилога могу добавить, что дело все же направили в товарищеский суд, но я в это время был уже на написании диплома.

Рейтинг@Mail.ru