Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "BorisDeBoston"

Работы упорядочены по числу голосов "за"

26.11.2015, Новые истории - основной выпуск

Как мама закрывала профсоюз

- Хватит! Я хочу один день, когда мне никто не говорит, что делать! Я - на забастовке! Я не буду мыть руки и не буду чистить зубы, если не захочу!
Шестилетний бандит топнул ногой и сел по-турецки перед холодильником, понуро глядя в пол.
- И долго? - прагматично уточнила мама.
- Пока забастовка не кончится - пояснил пролетарий - Пару недель!
Мама, представительница класса угнетателей, просчитала варианты. Большинство из них ей не нравилось.
- Ну ладно, тогда я тоже, - заявила она.
- Что тоже? - удивился пролетариат.
- На забастовке, - сказала мама, - я не готовлю, не стираю, не убираю. И папе скажу, он тоже будет бастовать!
- Ты не можешь! - апеллировал пролетарий - Я же захочу кушать!
- Могу.
- Аааааа! Тогда я бастую один день! Всё!
Молчание
- Пол дня!
Молчание
- И вообще, моя забастовка уже закончилась! Я пошёл чистить зубы! И ты тоже не бастуй, ладно?... А?

Так наша мама закрыла профсоюз в отдельно взятом доме.

17.04.2021, Новые истории - основной выпуск

Со слов полицейского - интервью по радио:
У каждого в карьере бывает много смешных, а порой и просто нелепых моментов, а поначалу - и глупых ошибок. Свой первый день на работе я запомнил навсегда.

Работу я начал в крохотном провинциальном американском городке Х. Мне было года 23, а моему партнёру, Биллу - может 30-32. Был один из тех летних провинциальных вечеров, когда всё замирает и нам, полицейским остаётся только сидеть в машине и пить кофе. Вдруг включается рация и диспетчер спрашивает, не хотим ли мы проверить дом мистера и миссис Н на предмет животного на чердаке. Дескать, работа не ваша, но всё равно сидите. Мой партнёр, умудрённый опытом и возрастом, открывает рот, чтобы сказать нет, но я уже энергично и уверенно принимаю вызов. Едем.

На пороге нас встречает сам мистер Н, ухоженный, в форме мужчина лет 30, с безупречной дикцией, вероятно адвокат или что-то в этом роде. На носу у него очки в серебрянной оправе, а сам он в невероятной расцветки шёлковой пижаме и тапочках. "У нас", говорит мистер Н, "что-то на чердаке. Белка там, или енот, не поймёшь. Мы бы и сами проверили, но вдруг у него бешенство...." Тут уж мой напарник первым вступает в разговор и объясняет господину, что вообще-то для этого есть специальные конторы по животным на чердаках, и господин Н.... Тирада прерывается миссис Н, которая появляется из кухни. Она лучезарна, она источает улыбку и свет. Она великолепная, сногсшибательная блондинка лет 27. Билл замирает на полуслове, продолжая, впрочем, мычать. Я же - дурное дело нехитрое - глядя несколько за плечо мистера Н, бодро чеканю, что нам сейчас всё равно делать нечего, и что животное, если бешеное, представляет угрозу, а где угроза - там муниципальная полиция.

Мистер Н любезно предоставляет лестницу, я, раз сам вызвался, лезу под потолок, открываю люк на чердак, и достаю свой фонарик. Билл держит лестницу. Стандартный полицейский фонарик, как известно, штука солидная: четыре элемента Д, железный корпус - этакая железная дубинка сантиметров 30 длиной. Пока я лез, животное, видимо, искало выход и лихорадочно бегало по чердаку. Но как только я открыл люк, всё затихло. Поэтому, включая фонарик, я ожидаю увидеть пустой чердак. Луч света успевает выхватить пыльные стропила, но прямо передо мной, в центре луча и в пяти сантиметрах от моего лица, стоит она. Белка. Белка вообще-то зверь некрупный и незлобный, но офигевшая белка на задних лапах, с выпученными от страха глазами, в сантиметрах от моего лица, выглядит что твой Кинг-Конг. Естественно, я заорал не своим голосом. Белка, вовсе потеряв рассудок, ломанула на свободу, царапая мне лицо, а я, от неожиданности уронил фонарик. Там, под фонариком, напомню, стоял Билл, а за его спиной - мистер Н. Белка проносится по шевелюре Билла а фонарик отлетает мимо Билла в сторону мистера Н, который на крик поднял голову вверх. Фонарик естественно приземляется ему прямо на нос. Мистер Н закрывает лицо ладонями и кричит. Билл начинает ронять лестницу. Я успеваю спрыгнуть, не получив ею по голове. Уже что-то.

Мистер Н стоит всё ещё закрыв лицо, а из под ладоней уже вовсю льётся кровь. Билл цел и пытается избавиться от лестницы. Я тоже вроде цел, кроме царапины на лице. Так, ситуация понятна, но где же белка? А, вон где - из гостиной раздаётся нечеловеческий визг. Это миссис Н. Белка нашлась. Мы с Биллом оставляем мистера Н и бежим спасать миссис. Она стоит посреди комнаты, закрыв глаза, и пальцем показывает на диван. В комнате уютная романтическая обстановка. На столе свечи, в камине горит огонь, на диване разложены вышитые подушки. Комната, как и весь дом, полу-пуста и пахнет новизной. На полу тканые восточные ковры. Идиллия. В середине идилли - диван, а под ним ошалелая белка. Как же к ней подойти? Войдя в азарт я, кажется, один, кто не потерял способность мыслить - во всяком случае, тактически. И мне в голову приходит отличная - как мне тогда показалось - идея. Если мы начнём орудовать шваброй под диваном, то белка убежит, причём непонятно куда, так как диван у камина в центре комнаты, а у него четыре стороны. Однако если мы поднимем диван и понесём к стенке, то белка, которой в этой комнате спрятаться больше и негде, побежит к стенке под ним. Там уже мы можем поставить коробку к одной из сторон и загнать её шваброй туда. Есть ли у миссис Н большая коробка? Естественно, у них, в основном одни коробки и есть, они только въехали! Миссис Н приносит большую коробку из гаража, и тут как раз подходит несколько потрёпанный мистер Н. Кровь, впрочем, уже не идёт, и нос, возможно, не сломан, хотя и распух прилично.

План мой поначалу работает замечательно. Диван у стены в углу и коробка установлена с короткой стороны дивана. Лёжа на полу, я начинаю медленно двигать швабру к коробке и вижу, как белка отступает к коробке. Однако из-за рюшечек на диване видно плохо, я задеваю шваброй стену, стук пугает белку, и она пулей вырывается из-под дивана и запрыгивает куда? - правильно, в камин. Оттуда, совсем ополоумев, она в клубах дыма и с горящим хвостом проносится мимо меня и обратно под диван. Диван немедленно загорается, и комната сразу начинает заполняться дымом и вонью горящей шерсти. Включается сигнализация. Мы с Биллом переглядываемся и синхронно переворачиваем на попа горящий снизу диван. Это дает огню доступ к кислороду, и небольшой огонь тут же яростно вспыхивает. В полу-пустой комнате забить пламя почти нечем, поэтому мы хватаем шёлковые подушки и начинаем лупить ими. Огонь, по счастью, затихает. В центре задымлённой комнаты стоим мы с Биллом, с прожженными подушками и около перевернутого, обгорелого дивана с дыркой снизу. Рядом с дырой, всё ещё вцепившись в диван, бесформенная обгорелая тушка белки. Рядом с нами, зажав себе рот ладонями, стоит миссис Н с расширенными от ужаса глазами, и уже вовсе не такая лучезарная, как раньше. Всё ещё на входе в комнату замер мистер Н с распухшим носом и в окровавленной шёлковой пижаме. Не прошло и пяти минут с тех пор, как мы вошли в дом.

Мистер Билл, кашляя и хватаясь опять за нос, подводит итог: "Ребята, оценивая каждое ваше действие отдельно, я не вижу, что вы сделали неправильно. Но вы меня извините за то, что я не могу вам сказать спасибо." Нам с Биллом ничего не оставалось, кроме как извиниться и немедленно уйти. Так началась моя служба в полиции.

25.08.2013, Новые истории - основной выпуск

В бытность мою студентом университета имени Джонса Хопкинса (известный ВУЗ в Балтиморе) в моей общаге на входе сидела... нет, не бабушка-божий одуванчик, и не сидела, а сидел, один дед. Говорил редко но приветливо, никого не трогал. Как он вписывался в общую службу безопасности, которая была на высоте (плохой район, в среднем богатые студенты), я не понимал, пока...

Пока в один прекрасный день я не пропал. То есть, я не совсем пропал но, погрузившись в библиотеку, как бы пропал для мира - дня на три. Днём третьего дня, возвращаясь в общагу после тяжких своих трудов, я был остановлен этим самым дедом. По имени. Которого он не знал. Проявив удивительную осведомлённость по поводу моего обычного графика, в совокупности с экзаменами, друзьями и их расписаниями, и т.д., дед объяснил, что он был уверен, что я в библиотеке, но маме моей, приехавшей искать труп пропавшего сына, меня не слил. А вообще-то родителям звонить надо.

Слегка офигев от такой информированности дяди на проходной, я спросил, а откуда, собственно, он всё обо мне знает (в общаге нас было 1000 человек, а сторожей на проходной - четверо в совокупности). Дед пожал плечами и сказал - сижу, наблюдаю - привычка. "Позвольте, откуда такие привычки?" - продолжил я. "Так ведь я двадцать лет был главным агентом ФБР в Чикаго. Ну а на пенсии переехал в Балтимор, к детям поближе, и стал подрабатывать...."

А вы говорите, божий одуванчик.

20.06.2016, Новые истории - основной выпуск

Лагерь в глухом лесу: места для палаток, журчит речка, и почти ни души. На вопрос, где располагаться, хозяин лениво машет рукой в общую сторону лагеря - "да где угодно, тут вы и ещё одна пара". Наши герои - парень-"ботаник" в мощных очках и его девушка, да их полуторагодовалый щенок - объезжают весь лагерь и находят самое лакомое место: полянка на берегу речушки, стол, оборудованное кострище, в общем - идиллия. Дальше всё как положено - палатка, обед, закат, далеко идущие планы на вечер....

Но чу! В рокоте моторов и облаке пыли перед палаткой материализуются пятеро. Всё как надо - под два метра ростом, кожа, металл, косухи. Главный слезает с байка перед палаткой, откуда доносится неясная возня - щенок рвётся наружу - и приглушённый мат - это главный герой впопыхах не может найти очки, без которых он не видит, где выход. Наконец, перед главным из байкеров возникают пятки, ноги, и за ними весь довольно тщедушный их обладатель, выползающий из палатки задом наперёд. "Слышь, ты" - рыкает вожак. "Валите отсюда пока целые. Наше место." Девушка, высунувшая нос как раз в этот момент, судорожно соображает, как быстро можно всё спаковать в машину. Тем временем, её парень, встав, наконец, вертикально, пытается найти, какой стороной очки. С точки зрения байкера:
Тщедушный ботан вальяжно одевает совершенно непрозрачные (но оптические) солнечные очки, отсвечивающие в свете фар, тихо (от страха) вопрошает, а уверены ли господа, что это их место, и наконец-то из палатки вырывается, снеся хозяйку, полновесный шестидесятикилограммовый щенок ротвеллера. Последний, от радости (гости!) бросается на главного байкера лапами вперёд, а от него несётся к ближайшей следующей мишени. Нестройный хор дрожащих голосов - все пять глоток - каждый на свой лад заверяет хозяев, что они ошиблись, и их полянка вообще в другом конце лагеря, и рать позорно отступает, оглядываясь на "щенка", которого хозяин с трудом держит руками.

На поле боя остаются радостный щен (гости!), ничего не понявший парень, и совершенно офигевшая девушка, с чьих слов и записана эта история.

14.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Купил я как-то, гостя у мамы, чемодан, приехав налегке. Мама за два часа до вылета и говорит - может, немного еды возьмёшь, раз чемодан есть? Я специально не готовила, у меня ничего и нету. Сказал - да, возьму. Выбегая в аэропорт, чуть не оторвал ручку чемодана. А в аэропорту чемодан не пустили в багаж - 40 кило. Пришлось вытаскивать и перекладывать еду в ручную кладь. Т.е. мама туда напихала 30 кило еды, которой якобы НЕ БЫЛО. Вот такие они, мамы....

28.08.2020, Новые истории - основной выпуск

История об очень хорошем пианино

Один мой знакомый (далее З) захотел купить детям, дабы учились, "очень хорошее пианино" (далее - ОХ-П). При этом бюджет был установлен очень скромный. Совет купить нормальное электронное пианино за эти деньги был отметён как эстетически неприемлемый, а совет осматривать каждое пианино с настройщиком - как небюджетный. Итак, неделю спустя на интернете (благо он есть) было найдено ОХ-П. Визуальная инспекция долгожителя, созданного во время первой мировой войны, впечатляла: полированный корпус из красного дерева блестел, как новенькая бэха; огроменный корпус возвышался на 1м40см; название - "вертикальный рояль" (ого!) - намекало на будущий Карнеги Холл и туры детей по Европе; особенно впечатляли тонкой работы подсвечники на передней панели и клавиши из слоновой кости, пусть и слегка подтреснувшие. Цена была просто смешной - практически даром - а скупая слеза хозяина инструмента была списана на грусть расставания. Отметя последний совет - нанять грузчиков со специализацией по перевозке пианино - З взял ребят по объявлению, которые проявили энтузиазм и успокоили, что-де пианины перевозили. ОХ-П как будто подмигнул им отблеском света на подсвечнике; но может это был просто солнечный луч. Из частного дома хозяина процессия (грузовик и З в машине) доехала без приключений. В многоквартирном же доме З грузчиков ждал сюрприз. ОХ-П не лез в парадную дверь. В том смысле, что любое измерение ОХ-П было шире дверной рамы. Грузчики, разумно решив, что им уже всё равно заплатили, пришли к географически верному выводу, что по карте они уже на месте (квартира - вон она, прямо на 4м этаже), и поспешно ретировались, пожелав дальнейших успехов. Тут З пришлось-таки ангажировать профессионалов жанра. Новая бригада даже не пыталась решить задачу по планиметрии методом поворота пианино а, проследовав за бригадиром на крышу, установила кран, вытащила всю оконную раму из гостиной З, и - горизонтально подняв ОХ-П, победно водрузила его на нужном месте. Рама была восстановлена и - всего лишь удвоив предыдущие затраты на ОХ-П и первых грузчиков вместе - бригада раскланялась с пророческими словами "до встречи".

З, не имея муз. образования, тем не менее и так видел, что после такого переезда "дедушка" нуждается в небольшой настройке. Поэтому был приглашён настройщик (далее - Н). Н осмотрел сверкающий комод, поцокал языком, понажимал клавиши, залез целиком в корпус под ОХ-П и что-то там с пристрастием осмотрел; снял крышку и нырнул туда. Затем Н озвучил меню. За сумму, почти равную предыдущим затратам, он брался настроить инструмент с полной заменой молоточков и ткани, но объяснил, что механизм разрушен и дети играть не смогут; при утроении суммы, он брался также отремонтировать механизм и треснувший корпус, но не гарантировал результат; а при восьмикратных затратах по сравнению с покупкой и перевозом ОХ-П, он обещал просто поменять механизм и деку, и заменить струны. Замена клавиш на новые деревянные добавляла пару штук баксов, но был вариант купить старые из слоновой кости. Общая стоимость была в диапазоне от подержанного автомобиля в хорошем состоянии до недорогой новой бэхи, блеск которой так напоминал ОХ-П. Взяв за двухчасовой осмотр справедливую мзду, айболит по пианино удалился, и начался четвёртый акт нашей истории.

З уже неплохо знал все явки и пароли интернет-подполья по пианино. Сняв красивые фото своего ветерана (а З был отличный фотограф), и поставив смешную цену (точно как купил!), З стал ждать. Уже через два дня он прятал тонкую пачку зелёных в кошелёк и жал руку счастливому покупателю. "Ах да..." - сказал З на прощание - " - у меня есть отличные грузчики. Жду вас через неделю". А через две недели у детей было неплохое электронное пианино.

20.07.2017, Новые истории - основной выпуск

Как известно, Американцы называют свою страну "плавильным котлом" - здесь разные культуры создают порой причудливую смесь которую весь мир уже называет "Америка".

Итак, 18-летний Девон Артурс взял заложников в знак протеста против "Американских атак на мусульманские страны" и в конце концов был арестован, а заложники освобождены без жертв. Как объяснил Артурс, он недавно принял ислам и обязан был совершить какой-то акт в знак протеста. Тут бы истории и остановиться, и всё было бы понятно. Но нет. Полиция спросила у арестованного Артурса, пострадал ли кто-либо ещё помимо взятых заложников. Пожав плечами, он сказал - да, двое соседей по квартире, но они не столько пострадали сколько мертвы(!!!). Кортеж полицейских вместе с новоиспечённым исламским террористом рванул на квартиру. На ступеньках сидел некий Брэндон Рассэл - четвёртый сосед по квартире - одетый в полную форму Нацгвардии США (вроде армии запаса) и плакал. Артурс пояснил - он пока не в теме. В квартире, как и было обещано, полицейские нашли два трупа с ранениями в грудь и в голову. Другие полицейские пока пытались на месте выяснить, за что Артурс расправился с соседями. Он охотно объяснил, что четыре друга-неонациста сняли вместе квартиру и планировали взорвать синагогу. Рассэл - солдат нацгвардии в свободное от работы время - был главарём и по совместительству экспертом по взрывчатке. Рядом с его кроватью нашли портрет Тимоти Маквея - самого успешного индивидуального террориста в истории США и неонациста по убеждениям. В гараже было достаточно взрывчатки и исходных материалов, чтобы осуществить даже очень смелый план. Однако Артурс, как уже было сказано, неожиданно принял ислам и начал конфликтовать со своими дружками. Однажды, в отсутствие Рассэла, двое других друзей "наехали на ислам" и были убиты Артурсом, из-за чего заговор и всплыл на поверхность.

Но и на этом удивительная история не заканчивается. Полиция не имела оснований сразу верить версии Артурса, признавшегося в убийстве и терроризме, поэтому они решили, что улик для задержки Рассэла недостаточно, и его отпустили (!!!). Рассэл, пользуясь либеральными законами штата Флорида, прямиком поехал в магазин с оружием, и купил винтовки, пистолеты, и кучу патронов. Однако полиция всё-таки сообразила, что даже невероятное иногда случается, и на следующий день арестовала Рассэла без дальнейших жертв.

Удивительно, но и на этом история не заканчивается. На слушании о задержании Рассэла до суда, судья постановил, что Рассэл не представляет угрозы обществу и постановил его отпустить под залог, т.к. Рассэл убедительно мотивировал обладание большим количеством взрывчатки членством в клубе по строительству любительских ракет (!!!!!)

Затаив дыхание, соседи Рассэла ждут продолжения истории.

01.04.2017, Новые истории - основной выпуск

"Из жизни насекомых"

Аргентинское танго - не столько танец, сколько международная секта. Это свой мир, целая экосистема, со страстями и персонажами. Про них можно много и долго писать. Вот одна история.

Диспозиция: танго-клуб в Буэнос Айресе (Эль Бесо, если кто знает). Эль Бесо - несколько трудный клуб; там не очень легко получить танец с иностранцами, и много труднее - с местной элитой. С женатыми/замужними танцуют не все, так как многие Аргентинцы любят оставлять некоторые варианты открытыми, и не любят нарушать некоторые неписанные правила. А потанцевать хочется, мы же дикие люди - танго туристы! Нам закон не писан! Соотвественно мы с женой разделяемся и снимаем кольца. Жена идет сидеть с устоявшимся "гаремом" - пара-тройка знакомых девушек, передвигавшихся с нами по клубам. Меня подсаживают к какому-то местному дедушке на превосходный столик с видимостью всей комнаты в первом ряду. У дедушки великолепный английский, и мы потихоньку общаемся под кофе, пока народ подтягивается на танец. Выясняется, что дед - легко за 70 лет - живет в районе, где уже неделю нет электричества (миллион человек тогда - зимой - полторы недели без него сидели), и на холодный 8й этаж ему лишний раз пешком резона ходить нет. На милонгу три раза в неделю он не ходил лет десять, но тут тепло(!) (максимум 15 градусов, но всё познаётся в сравнении), есть кофе, и можно подержаться за тёплых женщин. Разговор я чередую с периодическими танцами (холодно!), при этом чтобы всех, включая себя, растанцевать, потихоньку приглашаю с "гаремного" стола. Наконец там я со всеми перетанцевал. Возвращаюсь к столу. Дедушка задумчиво размешивает три молекулы сахара в двух миллилитрах эспрессо и вопрошает: которая из них твоя жена? Вон та? (угадал, кстати). В следующей части разговора выясняется дедушкина бывшая профессия: психиатр с 50-летним стажем.

22.01.2013, Новые истории - основной выпуск

ОГРАБЛЕНИЕ ПО-МЕКСИКАНСКИ

Видавший виды рыдван нёсся по трассе Тулум - Канкун. Все крокодилы в отеле были перефотографированы, рыбы на рифе, подходившем прямо к берегу, перещупаны (мной) или распуганы (супругой), еда перепробована, а брошенные города Майя осмотрены и оставлены позади. Впереди прорисовывался час езды и аэропорт. Дети, немного приподустав от диеты, состоявшей преимущественно из дынь и мороженого, а также от отдыха в темпе presto, слегка кемарили на заднем сиденье, изредка пробуждаясь от лёгких ударов головой по крыше, когда наша "Антилопа Гну" пролетала некрашенных "лежачих полицейских" на всех 120.

Наученный предыдущим опытом вождения в Мексике, я не превышал. То есть, не очень. То есть, не везде. Другими словами, знаки часто и живописно меняли предписания - 120, 100, 80, 40, 90, 100.... То населённый пункт, то школа, то банановая плантация, а то вообще пешеходный переход - всё за 100 метров. По сторонам дороги, однако, виднелись лишь неизменные джунгли, изредка скрашенные вкраплениями гранитных стелл гостиниц: "Парадиз", "Вааще парадиз", и т.д. Самих гостиниц из-за деревьев видно не было - дорога, в основном, шла в паре километров от дорогой прибрежной полосы. Местами пейзаж смягчали военные грузовики, стоявшие на перекрёстках с сельскими дорогами из глубинки - особенно живописно на них смотрелись невысокие но гордые наследники Майя с автоматами и в камуфляже, охранявшие туристов от наркобизнеса (впрочем, возможно, наоборот).

Итак, я отчаялся войти в ритм со знаками, менявшимися не реже чем раз в 500 метров, и ехал, уступив требованию закона, не больше 120, замедляясь на взлётах. За мной уже какое-то время подпрыгивал относительно новый японский пикап, в кузове которого явно просматривались сельскохозяйственные принадлежности, а за рулём местный "мачо" в кепке. Наша езда с прыжками под горячим солнцем напоминала какую-то причудливую комбинацию авто-ралли с сиестой - гоним, но как-то лениво и дружелюбно, без надрыва.

Вдалеке замаячил какой-то населённый пункт, а знаки опять запрыгали без какого-либо порядка. "Надо бы замедляться", подумал я, "скоро может быть полиция", и начал потихоньку сбавлять. "Надо останавливать, а то в городе он гнать не будет", подумал, наверное, мой партнёр по ралли и включил мигалку на крыше. "Опа, полиция", заметил я. "Мачо" видимо оказался не совсем фермером, или, по крайней мере не только им.

"Здравствуйте", а точнее, "Буэнос диас", заметил полицейский, взглянув на солнце в зените и вытирая шею платком. "Буэнос диас", вяло ответил я, но за неимением платка шею не вытер. Полицейский не торопился, и помолчал. Я, исчерпав свой запас испанского, тоже помолчал. Мой визави что-то сказал, и опять вытер шею. Я грустно отвечал по-английски в том смысле, что по-испански не говорю, но "очень сорри" и "больше не буду". Затем я опять помолчал и начал грустить. Мой не-фермер опять помолчал (мы много и дружно молчали), а затем на неплохом английском объяснил мне, что я очень неправ, и что ехать 80 в зоне школы, перехода, дорожных работ, и охраны окружающей среды ОДНОВРЕМЕННО неподобает североамериканскому туристу. Затем, (естественно), помолчав и вытерев уже совсем мокрым платком шею, он уведомил меня о том, что он конфискует мои права, которые я могу выкупить в центральном участке через три дня, во вторник, уплатив $200 зелёных за свои прегрешения. Я возразил в том смысле, что самолёт через час, и вообще, оставляя такого безответственного типа в Канкуне на три дня, он лишь подвергал меня дальнейшим искушениям и вводил в грех. Мы грустно посмотрели друг на друга, и тут я всё понял.

"А не разрешит ли мне месье - то есть, сеньор - то есть, закон - искупить свою вину прямо здесь?"
Полицейский вдруг ожил, его глаза сфокусировались, и он протянул мне спасительную длань закона: "Можно, сеньор. Только по форме. $200. Вот и квитанция...."
"Но, сеньор...." я замялся. "У меня нету $200 долларов. Отдых, вы сами понимаете. Да и наличные не были нужны."
"То есть как, нету? Совсем?"
"Не совсем. Есть. Но совсем не $200". Я звучал убедительно, потому как, к сожалению, не врал.
"А сколько?" И тут я ошибся. Я достал кошелёк и пересчитал деньги.
"$126"
"Закон удовлетворит $120. Строго по квитанции." Страж порядка пересчитал деньги, достал обычную записную книжку, написал $120 на одной страничке, оторвал её и вручил мне. "Вот. Это квитанция."
"Ээээ..." подумал я, обалдев от такого великодушия. "Ээээ!!!..." выдохнула жена.
"До свидания", сказал мой визави. "Впрочем, я вас провожу до слёдующего поста, а там, дальше, вы это, не превышайте. Ну, вы понимаете."

"Следующий пост" был через километр. Мой новоявленный друг помахал рукой постовым, развернулся посреди дороги, и потрусил на просёлочную дорогу со своим кузовом лопат, граблей, и шлангов. Не иначе, сажать маис на фазенде. Рабочий день был закончен, и проведён не впустую. Закон восторжествовал.

А меня ждал аэропорт, в машине мирно сопели дети, и на душе было тепло от понимания того, что здесь живут такие же люди, в общем неплохие, которые хорошо говорят по-английски, неплохо умеют считать, и всегда войдут в положение туриста, особенно если он и сам всё понимает....

08.04.2014, Новые истории - основной выпуск

К моей же истории о "Морском Котике" от сегодня. Занимался я как-то в секции по каратэ. Народ там был разный. Кто хотел учить формы, кто научиться драться, кто постоять за себя. В моей группе по спаррингу часто появлялся какой-то афроамериканец далеко за 40, который ловко и быстро махал руками, хотя в гибкости уличен не бывал, как и я, косил на формы, и, хоть и многим проигрывал по очкам, создавал какое-то впечатление неясной опасности. Как-то мы в группе человек пяти любителей спарринга разговорились - кто здесь зачем. Последним был тот самый мужик. "Ну," задумчиво сказал он, "я бы хотел научиться не калечить людей в драке". "????" . "Да вот в конце Вьетнама и немного после служил я в "Армейских Рэйнджерах"" "Так зачем же тебе тут кулаками махать - вас что, не учили?" "Боюсь за себя постоять на улице - троих людей убил в бою руками и ножом, но нас не учили драться - только калечить и убивать...."

Разные люди бывают....

ПС Арми Рэйнджерс - основной спецназ Американской армии и в общем похож на Российскую десантуру. В отличие от Котиков, Дельты, и т.д., у них нет глубокой специализации.

Рейтинг@Mail.ru