Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая сотня историй от "Алексей 18"

Все тексты от "Алексей 18"

27.10.2015, Новые истории - основной выпуск

Сейчас смотрю по телику ОТВ (Приморье)программу Автопатруль. Чувиха на джипике свались с крутого склона, покувыркалась, тачка в говно, очевидцы вызвали скорую, у женщины только царапины. Интервью берут у ее супруга. -Переломов нет? -Да пока нет. Улыбается.

12.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Жил был мужик Петрович. Мужик был слесарем и жил сему полагающе – от аванса до зарплаты и впритык. От зарплаты до аванса тоже получалось, хотя и было труднее психологически, а вот от зарплаты до зарплаты было бы совсем скучно.

К профессиональному росту мужик Петрович не стремился, может по причине крайней близорукости, хотя благодаря ей и спрос с него был мизерный. Он и с учителем-то, будучи еще школьником, здоровался только после того как его обнюхает, а испортить себе зрение еще сильнее путем самообразования и внеклассных чтений, не мог потому что не видел букв.

Зато и зримые преимущества были. Незримое им советское телевидение он только слушал, и потому гипертрофированные яйца балетных танцоров с голубого экрана Петровичу не маячили, и как его зрячих коллег по горячему цеху не раздражали.

Две толстенные, словно от разбитого бинокля линзы, примотанные к башке, совместно с сердобольными товарищами помогали ему кое-как справляться с нехитрыми обязанностями на работе и время от времени расписываться в платежной ведомости.

После окончания очередного ссудного дня и получения аванса, трудовая ячейка вкупе с Петровичем, традиционно накатила три корпоратива на пятерых, и разбрелась по домам.
Путь к родовому гнезду Петровича лежал через разгороженный школьный стадион. Обычный стадион - футбольные ворота, трава по колено, не большой но очень уютный.
Как и положено, смеркалось.

Сумерки Петровича сгустились пуще остальных, но дойдя до футбольной штрафной он различил в створе ворот несколько сидячих фигур. Футболом как и балетом Петрович не увлекался и хотел было пройти мимо, но его окликнули:
- Эй, мужик!
- Чего, - на всякий случай прибавил ходу Петрович.
Одна из фигур встала и двинулась наперерез. Здоровый футболист, отметил Петрович, если он еще и нападающий, продолжал отмечать Петрович, то - хуй убегу.
- Купи штакетину, мужик! – Перегородил ему дорогу здоровый.
Сбоку, с товаром наперевес, приближался второй.

Нихуя себе ночной базар, снова подумал Петрович, но от навязчивого предложения отказаться не успел.
Штакетина прилетела со стороны правого углового, щелкнув по выключателю на затылке Петровича.

По причине двойной анестезии, окончание текущих суток Петрович вспоминал вяло, а в последующие выходные в ясное сознание приходить не хотелось. На пару с соседом, они не спеша врачевали напрочь заплывшую синевой физиономию пострадавшего, дегустировали спиртовые компрессы и поминали аванс.

И все бы так буднично и закончилось, если бы не чудо. В понедельник рано утром, продрав похмельные глаза, он им не поверил. Петрович испуганно поозирался, медленно осмотрел свои ладони, покрутил перед глазами пальцами – так и есть. Он видел все, даже остатки мазута под ногтями.

На звуки матерных междометий из кухни примчалась его испуганная жена, и увидев сияющую радостной синевой физиономию Петровича, испугалась еще сильнее.
- Я вижу! – заорал ей Петрович.
Ну пиздец, подумала жена, не иначе белку. С чего бы еще мужику так радоваться понедельнику?
А Петрович прозрел.

История о его чудесном исцелении быстро стала заводской сенсацией, и вызвала массу негодований других слабовидящих граждан. И какого, извините, еще раз простите ради всего святого, хуя, строят из себя все эти окулисты с офтальмологами, резонно рассуждали они. Приладить к голове две лупы и дурак-то сможет, а ты попробуй-ка штакетиной от недуга избавить да еще в сумерках. Это ж какое дьявольское мастерство надобно иметь, чтобы так филигранно диопртию навинтить? Хуяк - и с минус восемнадцати аккурат в единичку, даже в дальнозоркость не перевалило и опять же, глаза не разъехались. А учитывая размер слесарного аванса так и даром почитай получилось. Свезло - одним словом, Петровичу.

Что уж там приключилось в прежде недальнозоркой башке, доподлинно неизвестно. Мужики накидывали конечно варианты про то, что глаза от удара просто встали на место и даже предполагали где глаза были до этого. А Петрович только улыбался, да поглядывал по сторонам зорко.

Эффект оказался стойким. Через пару лет Петрович правда пожаловался мужикам на то, что зрительная острота притупляется, так они ему рецепт быстро предложили напомнить. Отказался Петрович, да и на пенсию уж пора было.

17.10.2017, Новые истории - основной выпуск

Знакомый моего тестя (и с его же слов) имел одновременно две машины. Свежего тойотовского Марка-2 серого и, как не странно, красавца зАпора красного. На зАпоре он без страха и сожаления бороздил владивостокские холмы по будням, а в выходные с семьей, да и под настроение в будни выезжал на Марке. Ну приезжает он, в запоровские будни, куда-то в самый центр, бросает его где попало, запирает, чтоб не насрали значит, и убегает по своим делам. Разморочил заморочки, заморочился сам, прибегает примерно туда где оставил колеса, видит своего Маркушника ровно там где якобы и ожидал, достает на ходу ключи и растолкав двоих мужиков перед водительской дверью, пытается засунуть ключ в замок. Мужики посмотрели на него внимательно и спрашивают: - Ты че, охуел? Он на мгновение зависает, озирается по сторонам, и с криком: - Ой бля, перепутал! Скачет к красному запору, садится и уезжает.

26.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Батя мой работал на флоте мотористом а до того, сразу после мореходки, и кочегаром довелось на самом настоящем пароходе. Пароход этот вдобавок еще и ледоколом был, и ходил в Арктику.
Про машину паровую рассказывал, про лом кочегарный «понедельником» его называли. Тяжеленный и длинный значит - как понедельник. Кочегары его засовывали под «крабов» - это спекшиеся и еще красные пласты, сгоревшего каменного угля. «Понедельником» они поддевали их снизу, взламывали этих «крабов», вытаскивали из топки наружу и поливали морской водой - студили.
Вот где баня то была- «по морскому»! Он это мне еще в детстве рассказывал:
- А в гальюне рядом с «толчком»,- говорит- стояли свинцовые водолазные башмаки. У нас на ледоколе были штатные водолазы и придумали этот трюк.
- Какой трюк?!- спрашиваю.
-Такой,- говорит,- трюк. Если вдруг в качку лютую приспичило «по-большому», напялил эти башмаки поверх своих, и «заякорился» над толчком.
И нипочем тебе качка - не бегаешь потом из угла в угол по гальюну, со спущенными штанами, и не размазываешь дерьмо по переборкам.
Мудрые у нас деды, но секретами не с каждым делятся.

21.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Мужики возвращались с осенней рыбалки, в дюралевой лодке типа «Казанка», на подвесном моторе. Экипировка уныло-стандартная, как и положено было обычным советским «браконьерам», поздней осенью: шапки ушанки, отвернутые болотные сапоги, штаны ватные (свободный покрой, мотня до колен), телогрейки традиционные (серые в чешуе) – всех четыре комплекта.
На Уссури, холодина в ноябре под -20, а с ветром, и как пишут метеорологи «по ощущению»- холодина, просто пиздец. Ну и несутся они «Вихрем» гонимые, с ветерком значит, и морды у них нихуя не алые, словно щечки барышень на морозце, а серо-лиловые, что конечно тоже очень красиво, если бы не их зверские выражения - страшнее гребанных викингов. А хуле, сутки почти не спали, скулы свело, получается только мычать да материться, пальцы от ледяной воды онемели-не гнутся, и водка давно не согревает тихим счастьем, а только притупляет немного. А дома еще жены.., кому просто помолчат, а кому и по роже ни за что – злые мужики, браконьеры - одним словом.
В те времена по Уссури еще сплавляли с верховьев лес, и в местах, где плывущие бревна направляли в нужное место на выкатку, вдоль русла к протокам, отворотами устанавливали боны. Это связанные по несколько бревен, и соединенные между собой длинные плоты, наподобие тротуара на воде. В общем, в тех местах, где эти боны стояли, чтобы реку пересечь, нужно было перетаскивать через них лодку. Особо сноровистые лодочники лихачили, и перескакивали их на скорости, в последнее мгновение сбрасывая газ, и опрокидывая вперед мотор, чтобы он не зацепился «сапогом» за бон, и не оторвал транец и половинку кора-бля.
Наша команда сгруппировалась, и привычно прыгнула. И все бы закончилось довольно уныло, если бы в одно из бревен кто-то, где-то и когда-то, не вбил железнодорожный костыль. На другую сторону они приводнились со скрежетом и распоротым днищем:
-Муу, блядь! - замычали рыбаки и приготовились к погружению. Рулевой закусив удила, ввалил полный. По началу лодка стала разгоняться, пытаясь выйти в глиссирование аки торпедный катер, но затем одумалась и пошла посадочной глиссадой уставшей пчелы. Паники не было и спасаться никто не спешил, да и куда спасаться, когда из спасательных средств только ватники, да ласты наоборот, а на лодке так куда сподручней, до берега еще оставалось метров семьдесят.
Для дальнейшего повествования, еще нужно упомянуть про течение в Уссури - упоминаю: течение в Уссури, когда она достаточно полноводна, такое, что если ты плывешь в размашку против течения без сапог, и не напрягаешься изо всех сил - ты плывешь назад. Ну а если изо всех, стоишь на месте.
В общем лодку быстро сносило. Берег понемногу приближался, а декорации на нем стремительно менялись. При ранее планируемом курсе, нашим героям после прыжка предстояло после еще чуть подняться против течения, и пристать в безлюдном месте, но при сложившемся раскладе, их уже несло мимо городского пляжа с мангалом и оживленным осенним пикником.
К тому моменту лодка уже полностью скрылась под водой, а ее положительная плавучесть, обеспеченная забитым в банки пенопластом, и еще булькающими ватниками рыбаков, не давала ей залечь на дно.
Почти в полной тишине, не считая мерно, с натугой бубнящего под колпаком мотора, еще не захлебнувшегося водой за спиной рулевого, и совсем не слышного с берега, они неумолимо приближались. Кто первым из отдыхающих, снова почувствовал себя маленьким, доподлинно не известно. Когда по очереди, вслед за выпученными глазами своих недавних собеседников, все повернулись к воде, они увидели как в полной тишине, разрезая бюстами речную рябь, и гоня перед собой богатырскую волну на них стремительно надвигается отряд из четырех, «как на подбор», одинаково серых и зловещих истуканов. О чем думали все эти люди в тот момент? Может, лихорадочно припоминая чем заканчивается сказка Александра Сергеича, писали в штаны и ждали появления Черномора, а может это было так давно, что Сашка все это сам и видел, даже чешую на телогрейках, а потом и выдал за сказку? Никто ведь все равно не поверит.

08.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Здесь как-то попросили морских историй «хороших и разных». Пока вспоминаю «хорошую» -расскажу «разную».

На флоте у моряков, издревле существует ленивая традиция стирать одежду так -
привязать к свободному концу загрязнившуюся вещь и на ходу бросить ее в море.
Но вы пока не горячитесь, разгоняясь бегом по набережной - прилаживать к своим "свободным" концам грязные носки. В морском контексте «конец» это веревка, «на ходу» - значит при движении судна, ну а «море» оно и в Африке - море!

Наш моторист Лысый - он же вдобавок и моряк, привязал значит конец к фальшборту на самой корме, к свободному концу конца привинтил свою грязную тельняшку, да и выкинул ее в океан стираться, на ходу конечно. Во самую кильватерную струю – это такой пенный след от движения судна)).

Атлантическую «Стиралку» Лысый переключил в позицию «хлопок» и «не сильное загрязнение» – то есть на время четырехчасовой вахты. Он уже был ученый к тому моменту, потому что накануне таким же методом стирал свою спецодежду – робу, по-нашему.
С робой правда получилась немножко «ой ведь незадача» - она стиралась всю ночь, и свой черный цвет кардинально сменила на «парусиново – льняной» гламур, а расставаться с черными полосками любимой тельняшки, Лысому совсем не хотелось.

Пока тельняшка стирается, про тельняшки - как вид, следует добавить отдельно. Те, кто был их вынужден носить не отдавая дань моде, и не маскируясь под «митьков» - стараются без крайней необходимости тельняшки не надевать, и вот почему.
После стирки и выкручивания вручную, а иначе нам и не доводилось, тельняшка удлиняется вдвое и с трудом напяливая после просушки, ее приходится долго укладывать, чтобы пока не примет первоначальную форму и не «подскочит» - не бугрилась под штанами в районе колен. Уж не знаю что тому виной - может хлопок, может старинные секреты вязания но Лысый, не успев утомиться морской романтикой на берегу - не снимал тельняшку даже в тропиках.

Пробили склянки окончания вахты – Лысый на корму. Тянет-потянет и вытягивает конец, к концу которого привязан еще один конец, но уже подозрительно полосатый. Догадавшись что полосатый конец это и есть его тельняшка, Лысый кликнул нас и мы порадовались улову вместе с Лысым.

Тельняшки получилось метра три с половиной. Коллегиально размыслив, что три метра тельняшки Лысому не понадобится даже в длинном рейсе, половину было решено отрезать и приспособить под половичок - дабы «задать тон» его моряцкой каюте, и от рукавов отрезать лишнее - под «морские» хозяйственные тряпочки.
Так мы и поступили, и забыли до тех пор - пока Лысый снова не разнообразил наши монотонные, ходовые будни.

С трудом напялив на себя с утра полосатый шланг, Лысый отстоял вахту, а когда вернулся в каюту и стянул робу - он обнаружил на себе вместо тельняшки - полосатый бюстгальтер, не по размеру широкий и с кокетливо оттороченными бахромой, укороченными рукавчиками.
-Ба! Да ты просто – морской пират, Лысый!
Мы его так успокаивали потом - как могли:
-Не переживай,- говорили, - главное - бюстгальтер уже соорудил. А сиськи - они сами вырастут!
-Салют, Лысый! Помним, любим - если живой, а ежели нет - еще и скорбим! (Леха "Высокогорск")

23.10.2018, Новые истории - основной выпуск

Действо, с эротическим названием - мандатная комиссия, признало нас курсантами мореходного училища, но выдало путевку не туда куда бы всем хотелось, а в приморский совхоз на уборку картофеля. Конец октября, первые заморозки. Бушлаты привезут гораздо позднее. Несколько рот по шестьдесят человек рассовали по деревянным баракам на самой окраине села. Все коммунальные услуги на улице, в виде сортира на несколько толчков, и десятка замерзающих к утру умывальников. На ужин макароны с хлебом. Холодно - пидзец). Там мы и стали знакомиться друг с другом. Вечер первого, долгого дня. Сидим на шконках под одеялами – тоскуем. На улице темень. Игореха был из Находки, и мы скоро станем друзьями, а к тому моменту обмолвились едва ли несколькими фразами. В барак заходит старшина и кричит его фамилию. Кстати сказать, выбор фамилии был странным, его была на букву «Х» - не с начала, ни с конца списка. Он встал:
- Я.
- Помыть гальюн!
- Есть.
Как старшина представлял себе этот трюк в неосвещенном сортире - я не знаю.
Игорехи не было пару минут. Возвращается быстрым шагом, запрыгивает на кровать, и ежась закутывается в одеяло. Смотрит под потолок, а на лице застыла непонятная эмоция.
- Че, уже помыл? – спрашиваю.
- Ага, - помолчал. - Ведро воды в темноту ебанул! – Я уже ржал, а Игорь добил:
- А из темноты - БЛЯААДЬ!!!

08.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Здесь недавно было на эту тему, а я своими наблюдениями поделюсь.
Лет 15-20 назад по дороге во Владивосток, я проезжал село Дмитриевка, трасса М60. Вижу бабку у обочины с ведром слив. А сливы чуть ли не с кулак. Торможу - обожаю кислые фрукты. Спрашиваю почем, бабка отвечает. Нормальная цена, покупаю восторгаюсь, мол ни одного червяка?! А я почему восторгался то. Зять наш - садовод любитель, выращивает давно и успешно все это плодово-ягодное, но многое из выращенных фруктов оказывается с червяками ну и помельче конечно, купленного у бабки. Причина то известна - зона рискованного земледелия, да они с моим батей еще и пасечники. Обрабатывать растения в период цветения все равно, что травить собственных пчел и травиться самому, поэтому чуть прохлопал момент и зацвело - опоздал.
Ну а тут такая урожайная благодать и без червяков. - Молодцы! - сказал я бабке. Бабка бодро кивнула, справедливо мол. А село небольшое совсем и почти все дома вдоль трассы. Я покрутил башкой, вокруг до горизонта только клены, да березы с ивами: -А где сад то, баушка? Бабушка неопределенно махнула рукой куда-то в сторону Уссурийска.
С годами эта улица-трасса становилась все оживленнее. Бабушки разбавились внучками и дедушками, торговали вязанками лука ровными и блестящими - как на подбор. Пучками за шеи повисли добрые, щипаные гуси, яблоки стали появляться, сначала не смело и небольшие - как ранетки, позже все крупнее и красивее. Для наших, достаточно холодных мест явление достаточно экзотическое. Есть конечно фанаты, которые выращивают в Приморье даже персики, ну чтобы в таких количествах?!
Встречались правда и нерадивые крестьяне, то утку с курицей смоленно-синей на табурет у калитки положат, с парой пучков редиски, а то и ведро невзрачной картошки притащат и поставят рядом - нищета одним словом.
Ездили мы по этой трассе часто, дальше сквозь Уссурийск, и вскоре «вычислили», откуда растут и гусиные лапки с луковыми вязанками и где такие красивые яблоки со сливами зреют, оказалось - на Уссурийском китайском овощном рынке. А вот тара была местной, без признаков китайских ящиков и упаковок. Торговали из ведер, кастрюль, банками и кульками. Позже, проезжая через Дмитриевку, мы очень веселились предполагая, чем в очередной раз удивят нас приморские крестьяне. Рассматривали расширяющийся ассортимент, интересовались урожаем, как-то попросили разрешения за деньги нарвать яблок прямо с дерева. И наконец однажды увидели, как один из сельчан не выдержал, и вырастил бананы.

10.10.2018, Новые истории - основной выпуск

За три года, когда уже "свалили" строительные бригады, и мы вдвоем с супругой достраивали дом, продавцы всех местных магазинов стройматериалов стали как родные. В магазин метизов и крепежа (шурупы, гайки, дюбеля. биты и пррр..) я частенько гонял на велосипеде, благо совсем недалеко. Усталость от строительства на мне уже была нарисована. Примчался однажды на велике в этот магазин - запыхался. Перед этим еще и пива "на дорожку" накатил - жара.
Мне понадобился страховочный рым для работы на высоте. В чистом виде их не оказалось, были длинные шурупы на 12 мм., с петлей. В клеенный брус вроде самое то. Попросил показать. Кручу сосредоточенно в пальцах – прикидываю. Рядом знакомый продавец – смотрит и ждет. Подошел еще один, незнакомый. Тоже наблюдает. Поднимаю к ним шуруп, потом устало и максимально серьезно спрашиваю:
- Человека выдержит?
Пока ржали, знакомый продавец выдавил:
- Так заебался?!

27.11.2015, Новые истории - основной выпуск

Игореха рассказывал. Жил на Камчатке, в первом браке, сын малой. Ну и как любой, уважающий себя камчадал, Игореха охотился и рыбачил. Мне почему эта история запомнилась, батя мой тоже охотился, а рыбачит, слава Богу, до сих пор, а в моем детстве бывало приносил с охоты что-то из не съеденного за день харча, угощал и говорил мне, что это от зайца. Ну и Игореха так делал, пока однажды не добыл зайца и не принес его домой. Сын в истерике, зайчик, значит, который передавал подарки, теперича мертвый и Игорь в ахуе. Но нашелся и сказал сыну, что именно этот заяц был жадный и никогда тому ничего не передавал. Говорит, что сынишка проникся и моментально успокоился.

19.11.2015, Новые истории - основной выпуск

Димон, друган мой, рассказывал. Это он сейчас уважаемый хирург. А лет 17 назад, только из мединститута, был урологом на приеме в гор. поликлинике. Сидит на приеме, стук в дверь, говорит - войдите. Показывается голова (Г) и спрашивает:
Г - К вам можно?
Дима (Д), мол, заходите с чем пожаловали.
Г - Спасибо, а можно я вас буду называть "доктор"?
Д - Называйте.
Г - Спасибо, доктор.
Д - Слушаю вас.
Г - Доктор, у меня такая проблема..., а можно я буду говорить "сИкаю"?
Д - Пожалуйста.
Г - Спасибо, доктор. Доктор, когда я сИкаю, я не попадаю в унитаз.
Д - Сикайте в ванну.
Г - Спасибо, доктор!

29.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Чуду, и выжившим мальчикам, привет!
В один из прекрасных, летних дней, нам с Жекой снова посчастливилось выжить, на этот раз, благодаря воздушному шарику.
По порядку. Откуда брался этот взрывательский зуд у подростков, мы не анализировали. Он просто зудел, а безнаказанные запасы пороха и капсюлей, в охотничьем шкафу моего бати, ушли в опасный минус.
Карбид, в общеупотребительном виде, уже надоел до чертиков. Все сосуды которые можно было спиздить, и плотно заткнуть пробкой, были взорваны, а консервные банки выходить на орбиту, отчаянно не желали. Наши уцелевшие глаза просили огненных зрелищ, а чуткие уши - глухоты. Хочь ложись да помирай - так хочется, чего ни будь взорвать.
Чувствуя нутром, что необходимые знания где-то рядом, я начал книглить и накнигнил книгу. Справочник по химии для поступающих в ВУЗы. Моя старшая и единственная сестра уже заканчивала школу, и чего-то с ним мутила.
ГлАвы про взрывоопасные соединения и их синтез "для чайников", лоховатые составители справочника, пропустили, пришлось читать все подряд и между строк. Остановился на газах.
Блюдя баланс, доступность – эффект, конкретно на ацетилене и кислороде. Дословно там было почти так: взрывная сила смеси ацетилена с кислородом, в несколько раз сильнее взрыва гремучего газа.
Я аж глаза протер, как перло.
Может всему виной был прошедший первомай, но кроме воздушного шарика, в схеме дальнейшей реализации этой идеи, в голову ничего не приходило. Представить себе анорексично-лопоухого подростка, обратившегося к аптекарше: - Тетенька, дайте гандон.- Я не мог.
С шариками оказалось еще сложнее, их не было вообще и нигде. Искали долго, не день и кажется не неделю. Уж и не помню каким образом мы его добыли, может убили октябренка, но прекрасный день настал.
Надробили в бутылку карбида, напялили шарик и вуаля! Хотя нет, еще нужно сходить на завод, и упросить дядю сварщика перднуть в шарик, из кислородного баллона, на опыт по химии, просто пиздец - как сильно нужно. Добрый дяденька перднул, не вынимая папиросы изо рта, и вот теперь - вуаля. Очень доброго дяденьку взрывать не хотелось, и мы с Жекой, задыхаясь от радости, неслись сломя голову, с красным шариком в безлюдное место, словно обдолбанные пятачки на день рожденья Винни, пока в кустах, у дырки в заводском заборе, он не лопнул.
Детство кончилось внезапно, как и тот прекрасный день.
Взорваться нам с Жекой так и не случилось. Наступающая на яйца молодость, внезапно сменила мои приоритеты, и как началось…
Очнулся, мне почти тридцатник и я снова на родине. В монтажной бригаде. Я и два моих брата, тех, что через три… этой самой, колена – троюродные то есть. Ну и бугор, как у любого, если он в бригаде - Серега.
Красавчег. Он у нас был сварщиком. Тем что от Бога. Он варил что угодно, когда угодно, где угодно, как угодно и в каком угодно состоянии. Не выпуская беломорину из зубов, даже под маской. Порой смотришь издалека, дым вокруг него, из под маски, из-под полы и рукавов, а ты и не знаешь, варит он или просто перекуривает. Сколько ему было лет на тот момент, может сорок, а может и семьдесят пять, мы не знали, потому что, как сказал однажды один из простодушных братьев:
-Серый, у тебя морда как будто из мудей сшита.
Ну и рассказал я однажды своей любимой бригаде, про мою неосуществленную детскую мечту.
Бригада сказала щаз, шесть сек. Бляяяя! Этот энтузиазм, да против фашистов. Мы еле утра дождались. Кто-то принес резиновую перчатку. Кислорода, карбида и пропана у нас было столько, что хватило бы запустить в космос, весь наш строящийся, домостроительный комбинат. Но комбинат мы не хотели. Мы надули перчатку по рецепту, и вышли через черный вход в пустой двор. Сверху на надутую перчатку положили здоровенный эмалированный отражатель, типа небольшого таза, с отверстием в середине дна под патрон, и приготовили запал – метровый кусок проволоки с ветошью на конце. Встали вокруг:
-Добровольцы есть?-спросил я, все промолчали. Подожгли запал.
–Жребий,- продолжил я, но Серый не дал мне закончить:
-Ссыкуны молодые, дай,- сказал он, и выхватив у Олега проволоку сделал пару шагов к тазу.
Мы сделали по два шага от эпицентра, и косясь назад, отвернулись. В последнее мгновение, видя, что Серый уже тыкает горящей ветошью в дырку, откуда светилась перчатка, я успел крикнуть:
-Ебало отверни! - и заметить, что он успел отвернуться.
Как въебало!
БЛЯА-АДЬ!
Как обухом по голове. И звук не киношно-громовой и раскатистый, а резкий словно удар хлыста. Звенело не в ушах, звенела голова. Когда я через силу выпрямился, и повернулся, Серый стоял на коленях жопой к ракете и мотал башкой. Мы подскочили, и поставили его на ноги. Не далеко зазвенел, вернувшийся из космоса таз. Нужно было собирать раненых, и срочно уебывать. Поддерживая, неотдупляющего Серегу под локти, мы на полусогнутых, словно обосрамшись, втащились в цех, у Серого под ухом застыла струйка крови. С другой стороны цеха, через главный выход, рабочий люд валил на улицу, а в нашу сторону, что-то орал, маленький и говнистый, цеховой начальник. Главный подрывник таращился по сторонам, и быстро приходил в себя. Увидав, беснующегося вдалеке шефа, Серый дергал нас за рукава и скороговоркой повторял:
-Пацаны, пацаны че он говорит?- А мы ему:
-Он говорит что ты молодец, Серый, и привет передает.
-Ага, блядь, и еще говорит что медаль тебе дадут, Заслуженный-Контуженный.

14.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Военкоматовская медкомиссия. Чувак заходит к ЛОРу.

ЛОР, бодрый мужик под пятьдесят: – Повернитесь правым ухом, левое прикройте. – Чувак исполнил.
ЛОР шепотом: - Сорок шесть. – Чувак молчит.
ЛОР шепотом: - Тридцать четыре.
После долгой паузы чувак радостным шепотом:
- Восемьдесят!
Длинная пауза.
ЛОР: - Повернитесь левым, прикройте правое.
Чувак поворачивается.
ЛОР шепотом: - А если отнять?
Длинная пауза.
Чувак шепотом, неуверенно: -Двенадцать?
ЛОР шепотом: - Свободен. Пять!

05.04.2019, Новые истории - основной выпуск

Леха возвращался домой на своем Урале, который мотоцикл, из соседнего приморского городка, по делам гонял.
Расстояние не большое и если б не дождь, доехал бы за час. Но дождь неожиданно случился, и если бы не ветер, то доехал бы вообще без приключений, и если бы не осень.
Но хотя все и сошлось в один и тот же осенний день, если бы не товарищи по работе, которые накануне захотели разыграть Леху, и подложили ему в карман плотно свернутый пакетик с серебрином, день бы закончился скучно.
А тут как раз и осень, и ГАИшный патруль на трассе М60, на двух машинах с мигалками, где-то посредине между Хабаровском и Владивостоком, и вдобавок, со слов правоохранительных органов - время сбора марихуаны.
А раз так, то и закон который позволяет останавливать и обыскивать подозрительных типов, уже наготове. И Леха, как на зло, уж очень подозрительно выглядел. Если человек мокрый с головы до пят, он выглядит чрезвычайно подозрительно.
Тормозят Леху тоже мокрые, но совсем-совсем не подозрительные милицейские, почти родные, и по обыкновению милицейскому приказывают – руки, мол, в гору – обыск!
А тут и пакетик в во внутреннем кармане, о котором Леха ни сном ни духом, обнаружился. А чего бы ему не обнаружиться, Леха ведь его и не прятал даже.
- Что в пакетике?- спросил пожилой сержант, а Леха испугался сильно, и загрустил сразу.
Подкинули суки не подозрительные, подумал Леха, и ответил, что не знает. А откуда ему было знать, что кроме серебрина, о котором он тоже не подозревал, в пакетике еще готовились к прыжку, закрученные между собой резинкой, две канцелярские скрепки.
И сержант не знал, но почему-то очень обрадовался пакетику, и приблизив его к своей, мокрой от дождя физиономии, развернул.
Пакетик в руках сержанта внезапно ожил, чем сильно напугал милиционера, подпрыгнул и вырвался из рук. Тем самым ветром, о котором я уже рассказывал, вырвался. И алюминиевая пудра - теперь вы тоже знаете...вырвалась!
И все это в довольную физиономию сержанта!
Леха бы обрадовался еще сильнее, если бы до этого случая уже посмотрел кино про Терминатора, но такого кина тогда еще не придумали, и так было весело.
Поэтому Леху немного отпиздили, да даже не отпиздили – просто оплеуху от пожилого сержанта получил. Хотя, он бы и оплеуху не схлопотал, если бы не заржал.
Хотя ему обидно конечно стало, ржали все, а оплеуху получил только Леха!

01.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Знакомая одна рассказывала. Матершинница, кстати, как и все мои старозакальные, знакомые продавцы. Перестроечные годы, и у нас в приморье только начали открываться частные магазины. Людмила Петровна к тому моменту уже была пред пенсионного возраста и устроилась в один из таких к своей давней подруге. Подруга эта трелевала из поднебесной разные хозяйственные ништяки, а время от времени заказывала контейнеры с товаром, с "Западу" отечества. Работа была простая, из орудий труда огромные антистрессовые счеты и кассовый аппарат Ока, от модного «каркулятора» она по-старообрядски отказалась бесповоротно. В один из полувыходных дней, когда Петровна работала одна, в магазин позвонили, позвонили из Москвы. Девушка на проводе попросила:
- Примите пожалуйста факс для Смирновой! Петровна услышала фамилию хозяйки и согласилась:
-Давайте!- сказала Людмила Петровна, взяла авторучку и плотнее прижала трубку к уху.
В трубке противно запищало. Расшифровать писк она не умела, и отложив авторучку за ненадобностью, повесила трубку. Вскоре снова позвонили. Девушка в трубке вежливо сказала, что у нее что-то не получилось. А хуле, подумала Лидия Петровна, наберут на работу дур и хотят чтобы у них что-то получалось. Но вслух Петровна ничего не сказала, она была вежливым продавцом, хотя и любила матюкнуться. Она заняла позицию на табуретке и прислушалась к Москве. Москва молчала и дышала в трубку.
– АЛЕ!, крикнула ей в ухо Петровна.
– Да, вздрогнула Москва, стартуйте.
Петровна слегка напряглась, и на всякий случай приготовилась к скандалу:
- Че?
- Стартуйте, вновь приказала Москва.
- Я не понялА, опешила Петровна и зависла.
Девушка в трубке продиктовала номер:
- Это ваш факс?
Номер Петровна узнала, особенно пять последних цифр, и согласно кивнула:
- Ну.
- Когда я скажу стартуйте, настаивала девушка, нажмите кнопку и повесьте трубку.
- Стартуйте!
Петровна вспомнила про большую красную кнопку за спиной, о которой ей говорила хозяйка, резво вскочила и хлопнув пятерней по стене с кнопкой, кинула трубку на телефон. Заебала, не успела подумать Петровна, как снова зазвонил телефон. Петровна посмотрела на часы - пора закругляться. Она задвинула щеколду на входной двери, телефон не унимался. Она нервно сняла трубку:
- Да! Звонила знакомая. Они недолго побеседовали, Петровна рассказала ей про ебанутых москвичей и попрощалась до вечера. Телефон, не успев принять на себя трубку, снова зазвонил. Терпению ветерана прилавков приходил конец.
- Але, там снова заговорила Москва, а в дверь магазина громко постучали. Девушка в трубке продолжала:
- У нас что-то не получается…
В дверь магазина стучали все сильнее и казалось ногами. Петровна, не отпуская от уха трубку, прыгнула к окну. За окном стояла милицейская машина с включенной мигалкой, а на крыльце магазина долбились в дверь два автоматчика с собакой:
- У нас не стартует, продолжала девушка.
- Блядь, крикнула Лидия Петровна в трубку, ломанувшись к двери, и с грохотом уронив со стола телефон, успела закончить фразу:
- Я хуй знает, кто у вас там не стартует, а у нас уже менты с автоматами приехали!

28.12.2017, Новые истории - основной выпуск

«Автомобильный номер — индивидуальный регистрационный знак (номер) автомобиля. Он обычно изображается на световозвращающем листе металла или пластмассы (номерной знак) на передней и задней сторонах машины, или на бумажной основе и размещается под передним (ветровым) или задним стеклом транспортного средства.»

Это из Википедии. Ну Википедии тогда еще не было а бумажную основу я уже чувствовал. А вот синеглазые дорожные мухи жужжали наверно всегда. Настал момент когда гаишники в очередной раз озадачились нашей безопасностью или чем-то там еще, и стали нахлобучивать водителей за отсутствие подсветки гос.номеров.
Мы в Приморье к хорошему автопрому привыкли быстрее чем остальные, но в японских тачках штатное номерное место не подходило к нашему формату знаков. Их номера не вытянутые как у нас, а гораздо короче и выше, скорее квадратные. Чуть позже кооперативы стали заполнять внезапно возникший спрос на рамки с подсветкой для номерных знаков которые цеплялись к бамперам, но поначалу номера вдавливали внутрь подсвеченного номерного углубления дугой, причудливо изгибали ломанной бабочкой – кто как нафантазирует.
Я нафантазировал лениво но изобретательно. Каждый раз перед отъездом в ночную командировку, как минимум раз в две недели, я отрывал по возможности аккуратно кусок от какого ни будь картонного ящика со «сникерсом» или «марсом» и тут-же в торговом павильоне черным маркером рисовал заветные буквы и цифры. Отсутствие каллиграфических навыков с лихвой компенсировалось старанием и ожидаемым триумфом.
Получалось очень трогательно. Изготовленный муляж я прикреплял скотчем на штатное номерное место и в ночную дорогу.

Менты конечно меня тормозили, и очень обидно вначале не обращали внимания на по-рождественски подсвеченную сиротливую картонку, но только до того момента пока не начиналось мое выступление:

-Отойдемте чуть,- вступал я, жестом приглашая отойти. Они с удовольствием следовали за мной, видимо предвкушая начало торгов «без протокола». Но привычный им сценарий на этом заканчивался:
-Видно что написано на той картонке?
-Ну видно, - соглашались все поголовно:
- Но сам номер то не подсвечен?!- Начинали они запутывать сами себя, называя индивидуальный регистрационный знак, номером либо госномером. И я продолжал:

-Номер, это не штампованная железка с цифрами и буквами, а уникальное сочетание цифр и букв присвоенное конкретному автомобилю. (Господи, как я красноречив)
-Согласны?
Пока они начинали задумываться я продолжал:
-Вот позвольте, -я осторожно тянул руку и вынимал свой тех.паспорт из цепких ментовских лапок:
-Триста семьдесят пять, - читал я техпаспорт вслух:
- Верно? Верно! – с удовольствием отвечал я нам обоим:
- И обратите внимание, в техпаспорте он написан на бумажке, а тот не освещенный на железке. Одно и то же? - Заставлял я их кивнуть:

- А тот освещенный снова на бумажке, ну пусть на картонке. Хотя какая нам теперь разница. Правда? И видно превосходно!-
Убийственная и очевидная логика поражала их до глубины души.
После вводного курса авторской нумерологии я чуть ли не хлопал служивых по плечам , снисходительно позволяя им сокрушаться по поводу собственной дремучести.
И прекрасно прокатывало до одного случая.

В тот раз нас остановили по дороге в Хабаровск. На Бикине. Молодой летеха бодро проскрипел по морозному снежку, и обойдя седан по кругу, навис над открытым окном:
-Здравствуйте.- Потом представился, и попросив документы, поинтересовался:
-Почему регистрационный знак не подсвечен? – Я слегка озадачившись нетрадиционной формулировкой, попытался качнуть вопрос в удобную мне плоскость:
-Гос. номер, в смысле регистрационный знак, как вы его назвали - это присвоенное автомобилю уникальное сочетание...- начал было я и замолчал.

Его живое, худощавое лицо осветилось улыбкой не хуже моего картонного номера. Лейтенант с нескрываемой радостью закивал, прихлопнул меня по плечу, и радушно показав на будку, чуть ли не побежал впереди:
-Пройдемте!-
Вот что называется - человек подготовился. Он может даже незаметно кашлянул перед выступлением, так проникновенно и даже торжественно звучал его голос:
- Почитайте пожалуйста,- протянул он мне приготовленные томики. Похоже мы с ним были на одной волне, мы даже могли бы играть в одном театре. Я вежливо попытался отказаться, но он так же вежливо настаивал, и открыл на закладочке. Я бегло пробежал по буквам, просмотрел названия книжек - там было все. И кодекс об административных правонарушениях, и ГОСТ с обязательным приложением Требования к установке – было все. А-А-А-А!
И не так как в сегодняшних электронных юридических справочниках с интерактивными ссылками, а так: ссылка, Хуяк - книга с закладкой, еще ссылка, снова Хуяк- другая книга. Я заулыбался и кивнул:
-ЗдОрово!
Летеха был польщен, и заполняя протокол улыбался совсем по-детски. Честно отработал.
Да и настроение мне поднял почти задаром.

13.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Друг мой пароходский, Санька, рассказывал истории из своей армейской службы. Одна из них, но сначала пару слов о Саньке.
Со стороны он мог показаться человеком не очень эмоциональным, даже угрюмым, но только до тех пор пока с ним не познакомишься ближе. В те годы когда я с ним познакомился, ему лет двадцать семь было, он одновременно походил на молодого Брюса Ли и пожилого индейского вождя, такой же смуглый с тяжелым, чуть расплюснутым носом, и не пропускал ни одного кипиша. Ну дак...

Армия. Не помню сколько он к тому времени прослужил, но один из гандонистых дембелей приносит однажды ему свои яловые сапоги. Где их тот раздобыл, собираясь выйти на дембель сменив кирзу на кожу, история умалчивает, но сапоги были. Новые офицерские сапоги были сорок четвертого размера, и стояли они прямо перед Санькиной невозмутимой физиономией.

- Голяшки ужми, - сказал ему дембель и ушел. Санька вслед ему попытался возразить, дескать он этого делать не умеет, но дембель намека не понял и ушел. Приказал правда напоследок:
- Вечером принесешь!
- Как ужми? - спросил я Саньку,- и нахуя?
- Ну фишка такая модная. Чтобы голяшка ногу красиво облегала – дембельский писк.
- А как?
- Ну как. Берешь, обмазываешь голяшки ваксой, кладешь на стол, накрываешь газетой и сверху горячим утюгом.
- И че, сильно ужимаются?
Санька ухмыльнулся. А я к тому времени уже знал его реакции, в переводе на мои это означало закатиться в истеричном ржаче, и ждал продолжения.
- Я ему, блядь, ужал голяшки. Рука не влазила!
Я ухмылялся уже по-своему, и держась за живот, с трудом дослушивал как Санька меня добивает.
- Прикинь. ВООт такие сапоги! - он показывал двумя руками сорок десятый размер, и потом, уже двумя пальцами, чуть разомкнутое кольцо: – И вот такие голяшки!
- И чо? – простонал я, ухмыляясь из последних сил.
- Че. Принес после ужина в курилку и на стол поставил.
- А дембеля?
- Они так ржали, что даже отпиздить забыли.

04.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Смекалка отечественных прапорщиков - вещь удивительная, и даже немного сказочная.
Вспомнить хотя бы народную "кашу из топора". Или, например, как один из моих знакомых с группой дембелей, в качестве "дембельского аккорда" восстанавливал двигатель "боевой машины", а коленвальные вкладыши они вырезали из солдатского кожаного ремня.
Вот еще давняя история.

Во времена СССР в нашем городке был большой военный гарнизон.
Я никогда особо не интересовался, но вроде бы основной его составляющей была танковая дивизия.
Я почему верю в последующую историю, наш строительный участок бетонным забором соседствовал с этим гарнизоном и проходные находились в пяти метрах друг от друга.
Когда я только туда устроился, обратил внимание на частых военных гостей в кабинетах нашего начальника и мастера, а позже стали понятны и давние традиции – смычек рабочих и военнослужащих. Морды у одних и у других были – как «из ларца».
Ну и рассказывают наши:

Принял очередной прапор, от своего отслужившего коллеги, в собственное ведение – военное хозяйство. Пересчитал патроны, снаряды, валенки и шлемы, и проконтролировал количество передаваемого в подотчет спирта.
Уж не знаю за какие боевые заслуги танковым войскам положен спирт, но вкуснятины оказалось много, и хранилась она в стратегически большой, стальной цистерне.
При приемке «водомерное стекло» показывало должный к моменту передачи уровень, запах и вкус рассказывали о природе содержимого, а наполненная им и горящая невидимым огоньком ложка свидетельствовала о его качестве – не разбавлен.
Как долго из подотчета в подотчет передавалась эта цистерна, история умалчивает, ну однажды шланг отсасывающего у цистерны прапорщика внезапно и необъяснимо работать перестал.
Как оказалось при детальном изучении, известный закон Архимеда про «тело погруженное в воду» кто-то из предыдущих ученых прапорщиков остроумно применил на практике. Ну разве немного его доработав, так что «телом» оказалась вода, а «вода» спиртом.
На протяжении своей службы он наполнял водой СССР-овские презервативы, погружал их в цистерну, и одновременно вычерпывая из нее для своих нужд такой же объем С2Н5ОН, передал в подотчет очередному «танкисту» цистерну наполненных водой гандонов.

18.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Мой друган и однокашник Писарь, это его ротное погоняло, был на то время сыном действующего военкома одного из Приморских городов. Их военная семья во главе с полковником папой, осела здесь в конце семидесятых, наслужившись к тому времени по всем СССРовским европейским анклавам. Судя по тому как развивались события его молодости, папа оказался человеком достойным и легких путей при имеющихся возможностях, сыну своему не устраивал.
Вместо того, чтобы отсидеться под папиными полковничьими погонами, Писарь вместе с нами закончил мореходку, и получил электро-механическую морскую специальность совместно с погонами офицера запаса. Свою морскую карьеру он решил не педалировать и поспешно женившись осел в том же городке где и его родители.
Мы с еще одним другом и однокашником Толстым, прибыли на эту свадьбу из Владика и достойно ее отгуляли, не сохранив даже коротких воспоминаний, ну разве только дважды смутно припоминался вокзал. Ну и разметало нас без сотовых.
Встретились мы с Писарем года через два. Толстый в тот момент повышал свой морской образовательный уровень, я, охуевший от морей и океанов собирался с одиссеями уже завязывать. Мы с Писарем вселились на несколько дней к нему в ДВВИМУ–скую общагу. Помимо разливного пива и кабаков меня еще интересовал Писаревский опыт береговой жизни. Он рассказывал, что устроился механиком в городской торг, а на мой вопрос как он разбирался с незнакомой спецификой, поведал:
-Прихожу в первый день на работу, заведующая аж светится вся - наконец-то нашелся крутой специалист. Кабинетик тут-же организовала, два телефона параллельный и внутренний. Устроился, улыбаюсь хожу – жизнь налаживается. Проулыбался до обеда, а сразу после - зазвонил внутренний. В магазине намбэ X не работает холодильная витрина. Ну взял отвертку с молотком, да пошел.
Показывают мне виновника неудобств, а я йух его знает даже с какой стороны к нему подходить. Обошел весь – ни намека, если б хотя бы работал, можно было бы по звуку определить где агрегат притаился. И зеваки-продавщицы стоят вокруг глазки строят. А мне ж стыдно долбоебом выглядеть, разогнал их, типа не мешайте работу работать. Открутил один лючок - мимо, какую-то панель – вроде похоже. Посмотрел на все эти приблуды, а в голове только принцип действия абстрактной холодильной установки и тот издалека. – Мы ржем:
-И как выпутывался?
-А вы бы как дохлого проверяли, на сколько он живой?
-Пинал что ли?!- Веселились мы.
-С первого раза попал! Он и «завелся».
Выхожу через минуту: -Принимайте работу - говорю. -Девчонки улыбаются, понимают - крутой спец попался.
А потом разобрался по немногу.

03.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Уморильщик.
Намедни было про немцев и рекламу пропитки для дерева.
Судя по скучным комментам, не многие из здешних читателей пропитаны духом деревообработки.
Наш город называется чуть ли не Лесопилкой и жители, особенно пенсионеры, его суровому названию соответствуют.
Зачастую у местных, соображающих «на троих», количество пальцев рук на всех участников такое же. Суровый люд. А с пропитками разными древесными лаками морилками – мы вообще на ты.

Рассказывали мне про одного мастера-морильщика. С бухлом тогда было не очень, а морилку на завод прислали чуть темнее «Рома Негро» по цвету, но удивительно аппетитной по спиртовому запаху. Не знаю как там обстояло с «дубовыми нотками» да и деревянных дел мастер не особо не заморачивался - всосал поллитра и подзабылся. Когда врачи привели его обратно в себя, и показали в зеркале его черное отражение, древесный мастер вновь захотел из себя выйти.
Морилка отработала свой знак качества и окрасила его организм целиком, и снаружи и внутри, в черное дерево. От настоящего негра он отличался только белками глаз - они тоже стали черными.

06.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Про знаки. Случай конечно не уникальный, схожие встречались даже в некоторых комедиях, но зато этот – мой.

Во Владике было, лет с десяток как.
Приехали к тестю в гости во Владивосток. Я с ним и его семьей был тогда едва знаком.
Погостили пару дней. В качестве культурной составляющей решили съездить к морю.
Мы с тестем одновременно предложили одно и то же место, причем он не знал его названия, оказался там однажды случайно, но описания вроде сходились.
Все, наверно, кто бывал во Владивостоке летом знают эти названия: Шамора, Три поросенка, Тавайза - вот на Тавайзу мы и настроились.
Причем со стороны Владивостока, как нам сейчас предстояло ехать, я туда никогда не заезжал - только с обратной и причем неоднократно.
Впятером загрузились ко мне в машину и поехали. Езды не много, около часа, но главная сложность была в том, чтобы найти правильный отворот от трассы к морю, коих на каждом популярном побережье – великое множество.

Кроме того старое китайское название бухты – Тавайза, уже давно официально не применялось, а новое которое должно быть на указателе – не знал я. Ну а облажаться, понятное дело, не хотелось, да и пассажиры потихоньку прикалывались.
Проехав уйму отворотов, я уже начал сомневаться, что вообще найду дорогу. Да и проехали, по моим прикидкам, больше чем нужно - когда появилась вроде бы похожая развилка. Я притормозил, и вспоминая знакомые приметы крутил башкой.
- Смотри, - вдруг сказал мне тесть, и показал в сторону моего окна пальцем:
- На дереве!
Я прицелился и увидел, то от чего наша компания ржала весь недолгий остаток пути до искомой бухты.
На толстенном стволе, высокого и раскидистого дерева в метрах трех от земли был прибит большой (метр на метр), серый лист фанеры на котором мелом и печатными буквами накарябано -
- ЛЕХА ТЕБЕ СЮДА !

31.12.2018, Новые истории - основной выпуск

УБИТЬ ДРАКОНА.

Может еще кто-то помнит, желтые «ЛиАзы» - исчадие советского общественного транспорта?
Год 80-й. Едем.
Народу не много, но почти все сидячие места заняты, проход пустой. На очередной остановке запрыгивают трое, одетых по-простяцки, молодых чуваков. То-ли на обед, то-ли с обеда.
Они встали друг за другом, и ухватились за один и тот-же продольный поручень над головой. Автобус дернулся и тронулся. Едем. Кондукторша вставать со своего места, впереди и справа по ходу, не спешила, может и сами подойдут…
Но подойти они не успели, им случилось прилететь.
Автобус, доехав до оживленного перекрестка нервно притормозил, заставив троицу резко податься вперед, затем так – же резко попытался ускориться, неожиданно откинув троицу назад, одновременно помогая им вырвать поручень из переднего кронштейна - крепления, и через мгновение встал как вкопанный.
Великая сила инерции, совместно с генетической памятью охоты с одним на троих копьем, бросила их на мамонта, и издав известный охотничий клич, они промчались мимо кондукторши, и вонзили копье в лобовое стекло ЛиАза.

18.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Был у меня когда-то компаньон, Толик. Работой он загружен никогда не был, недостатка в средствах особо не испытывал, и любил по этой причине ходить слегка пошатываясь, часто уже до обеда. Тут его очередной День рождения наступил. Толик с самого утра себя поздравил, пришел на работу, в обед поздравление усугубил, и пригласив нескольких человек на вечер в ресторан, пошел отсыпаться.

Он встретил нас в ресторане с накрытым столом.
Приглашенных было немного, тем не менее, последующую пропажу Толика мы обнаружили не сразу. Видел кто-то, что он якобы выходил покурить. Я, подозревая, что уставшему Толику стало просто не интересно по причине накопившейся усталости, по поводу его исчезновения не переживал. Как оказалось - справедливо.
На работу с утра Толик не вышел, а в часов 10 позвонила его супруга, и сообщила, что дома Толик не ночевал. Толик появился в офисе ближе к обеду, и сказал, что квартировал он в казенном помещении медвытрезвителя. На мой вопрос, как он оказался в «мойке», Толик поведал:
- Выхожу на дорогу, машу рукой – голосую. Останавливается машина, залажу, едем. Ну едем и едем. О, - говорю, через пару минут, - Я же не сказал куда мне нужно! – А мужик рядом отвечает:
- А мы знаем! – Поворачиваюсь, а мужик то в фуражке!

17.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Встретились недавно со знакомым, он стоял у входа в магазин и там же находится конурка часовщика. Жду, говорит, часовщика. Часы барахлят. Дорогие? - спрашиваю. Швейцарские,- говорит, подарок мол, штуки за полторы евро. Ну я ему и рассказал коротенько давнюю историю.
Лет 25 назад было, но часовщик все тот же. Он наверно один в нашем городке – прикипел. Так я ему тогда свои «Ситезен» в ремонт сдал. Встали они, колом. А к часам я довольно трепетно отношусь, не берегу совсем, но зато сильно за них потом переживаю. Механические, с автоподзаводом были.
Ну сдал, пришел через неделю, говорит еще не готовы. Пришел еще через неделю – нет часовщика.
Еще через какое-то время – снова не готовы. Уж не помню сколько раз я к нему наведывался…, но альтернативы не было.
Ну и наконец финал:
- Здрасьте. Ну что там с моими часами?
Он взял квитанцию, долго читал, еще дольше рылся в ящиках – нашел. Разглядел их внимательно, зачем-то послушал и говорит, протягивая их мне медленно:
- А они у вас сломались.

19.02.2019, Новые истории - основной выпуск

В первую загран. практику мы попали втроем Вава, Сундук и я.
Пассажирский теплоход Хабаровск стоял на линии Находка – Иокогама. Мы небыли не ленивыми, ни зловредными, но тупили, конечно. Ну а как не тупить, сами посудите. Нахватавшись теории устройства судна, двигателей внутреннего сгорания, паровых котлов, кондиционирования, автоматизации всевозможных судовых систем, ты-моторист вместе с механиком, чуть ли не впервые в жизни, несешь полноценную ходовую вахту.
Для того чтобы представить машинное отделение теплохода, представьте себя маленьким человечком оказавшимся в подкапотном пространстве автомобиля. К тому, что вы там обнаружите, добавьте вспомогательный паровой котел с его системами, четыре-шесть штук дизель-генераторов, пару сепараторов для подготовки тяжелого топлива главного двигателя, системы водоснабжения, канализации и тд. и тп. А потом все это заведите, включите и разожгите. И не забудьте, что вы все еще под капотом, и шум такой, что не слышно собственного голоса.

Вот и второй механик, редкой гандонистости индивид, с которым я нес вахту, не слышал. Я стоя за ним в полутора метрах кричал ему в затылок что было сил: - Пидарас! – И моментально делал отстраненную физиономию. Он резко оборачивался, различая в адском шуме едва уловимые изменения, и пристально таращил на меня свои зенки. Моей же задачей было насладиться моментом, и не заржать. В непосредственном подчинении второму механику находилась вся машинная команда, и его перманентный гундеж, выбешивал всех до одного.
Кроме всего прочего, все четыре рейса которые мы сделали на Иоку, он без конца нам твердил про ужасные характеристики, которые нам напишет по окончании практики.

А придумал я вот какую фишку.
В Иокогаме я приобрел шариковую авторучку «pilot» - лоцман по английски, которая писала неотличимо от обычных черных шариковых авторучек, но состав чернил в ней, нанесенный на бумагу, был похож на резину.
Не оставляя следов на бумаге, он легко снимался обычным ластиком.
По окончании практики, мы аккуратно заполнили приготовленные бланки характеристик личными данными, а в разлинованной ее части, предназначенной как-раз для сути характеристики, на всю страницу поставили по огромной букве «Z», оставив место для даты и подписи второго механика.

В ответ на его немой вопрос, мы пояснили что никого в мореходке его характеристика не волнует, а подпись нужна якобы только для того, чтобы подтвердить сам факт прохождения практики.
А потом, когда мы стерли нарисованные Z-тки, и стали писать свои характеристики, наши буйные фантазии с трудом притормаживались чувством меры и здравым смыслом.
Можете представить какими мы оказались ценными для флота специалистами.
Заканчивались все характеристики сухо и однообразно: В быту и на работе опрятен, трезв.

03.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Время летит, вроде вчера было, а прикинул, уж лет двадцать минуло.
К чему это я. Ну вот, уже и не удерживаю в памяти длинную мысль, хотя…
Конечно.
Уже в то время, что бы целенаправленно встретить на Владивостокских дорогах этого выкидыша советского автопрома, нужно было бы отчаянно поманьячить. Нам с Лехой повезло. Закончив дневную маяту по городским базам, и не успев выбраться из владика до пикового часа, мы заторчали в его выпускном отверстии второреченской пробкой.

Тот, с кем нам повезло, стоял впереди нас. Те кому повезло еще больше, сидели прямо в нем, в обшарпанном, цветом выцвевшей, морской волны, ушастом Запоре. Самых счастливых было человек шесть или семь. Они, раскачивая его изнутри, поочередно и сразу по несколько, высовывались в открытые окна, все одинаково короткостриженные и любопытные, словно пригородные нерпы. Посчитать их было невозможно.
Правее, на соседней полосе, апокалиптическим реквизитом из Безумного Макса, их догнал и остановился рядом монструозный Краз. Ну как рядом, он был над ними, рядом были его, по крышу Запору, колеса и совсем рядом выхлопная труба. Бездонной черной дырой диаметром в большую пивную кружку, она зияла прямо в открытое окно Запорожца.

Было достаточно жарко, но кондиционер мы пока не включали. Мы ловили приятный сквознячок, монотонные городские звуки и равнодушно глядели по сторонам.
Наше внимание привлекли крики, и какая-то движуха впереди.
Одна башка из Запора что-то кричала водителю Краза, вторая башка ей вторила и обе ржали. Мы прислушались:
- ГАЗАНИ! - кричали веселые бошки.
Оглохший, в своей деинновационной кабине, кразовский водила то ли долго не мог разобрать, то ли не верил своим ушам, но наконец включился.
Может у него не было чувства юмора, а может наоборот, но он газанул.

Отрабатывая неожиданный форсаж, Краз задумавшись поднатужился, и наконец взревев раненым чудовищем, выпустил из желудочного тракта все, что неспешно копил и бережно удерживал в себе долгие годы. Упругий поток густого черного дыма вперемешку с ошметками ударил в открытое окно Запорожца.
Было похоже что из Краза вылетели даже водительские трусы.

Запоровский салон накрыла мгла. Беспокойные бошки перестали просвечивать сквозь стекло, а из всех дыр Запора повалил густой черный дым. Отовсюду, казалось даже из его выхлопной трубы. Коптилка работала как часы. Уж не знаю чем ребята надеялись закинуться, но воняли они наверняка долго.
Небритый кразовский водила распластался на своем огромном, словно отвинченным от телеги, рулевом колесе, и бился в конвульсиях. Вот уж кого действительно торкнуло.
Ну и нас с Лехой не хило зацепило.

21.02.2019, Новые истории - основной выпуск

"Это был ангел" Г. Сукачев.

Не знаю кому и зачем это было нужно, но нашей 9-й , мореходской роте однажды отменили занятия, и отправили на стройку.
Владивосток, Эгершельд и недостроенная жилая многоэтажка.
Может строительный мусор кто-то хотел бесплатно убрать - мы так и не узнали, принимающей стороны на месте не оказалось.
Шестьдесят человекокурсантов в бушлатах побродили вокруг стройки, затем внутри неостекленного дома, прячась от ледяного мартовского ветра, и частично передислоцировались на чердак, стоящей неподалеку, жилой, двухэтажной хрущевки.
Но не затем чтобы согреться, а чтобы добыть на шашлыки голубей.
Помахав в чердачной, непроглядной пыли якористыми бляхами, мы собрали трофеи и пошли на стройку их жарить.
Не припоминаю, пробовал ли я жаркое, и вскоре разбредясь небольшими стайками, большинство из нас уже были в расположении роты.
Мы валялись в своем четырехместном кубрике, когда в него спотыкаясь, и плача от смеха на ходу, ввалился Нюха.

-Шельма! - он не мог говорить, - Шшшеельма в квартиру провалился! – промычал Нюха и держась за живот, упал на свободную Шельмину кровать.
Когда вернулся сам Шельма, он нам рассказал, как все произошло.

Прежде чем продолжить, необходимо упомянуть про одну отличительную Шельмину особенность. Вам, такие рассказчики как Шельма, вероятно тоже встречались, я их называю логопедами. Понять о чем они говорят, возможно скорее по эмоциям на их лицах, чем по произносимым словам. Они конечно стараются, издают какие-то звуки, таращат глаза, брызжут слюной, и можно даже разобрать обрывки фраз, но если не включить собственное воображение на полную, склеить этот бред воедино - невозможно.
Мы за три года учебы немного научились, и внимательно слушали.

Шельма увлеченно охотился в дальнем углу темного чердака, и не заметил, когда ушли остальные, и он остался один.
Доски перекрытия, на которые он в охотничьем азарте прыгнул, оказались гнилыми, и Шельма по грудь провалился в квартиру под ним, зависнув на локтях между двух балок. Примечательным оказался тот момент, что он с треском завис как раз над обеденным столом, за которым принимали трапезу дед, бабка и внучка.
Залезть туда, откуда он выпал, у Шельмы не получалось, так и висел словно ангел, с торчащими из карманов бушлата голубиными крыльями.
С помощью стола и деда, Шельму стянули вниз из самодельного люка, напоили чаем, и почему-то объявили, что его сам Бог им послал. Хотя, может виной такому теплому приему, явилось его космическое красноречие.

Оказывается жильцы этого дома уже много лет добивались переселения из хрущевки, но их жилье никак не признавали аварийным, а тут такая удача и свидетель в придачу.
Всем домом они тут-же подали новое заявление в администрацию, в котором в качестве незаинтересованного свидетеля ветхости строения, подписался и Шельма. Они и легенду заодно всем домом придумали. Про то, какого хера Шельма делал на чердаке.
Оказалось, что он якобы услышал на верху детские крики о помощи, и полез спасать.

А чуть позже, комсорг специальности, поверхностно узнав детали, и воодушивившись восторженным Шельминым рассказом, немного его дофантазировал, и на комсомольском собрании объявил Шельме благодарность за спасение ребенка.
По странному стечению обстоятельств, комсоргом оказался Ваш покорный слуга, а пара офицеров-командиров присутствующих на на этом собрании совместно со своими ротами, не могли понять почему только девятая рота ползает под стульями.

12.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Западное побережье Камчатки, Охотское море, 1983 год, стоим на рейде вдали от пологого и безымянного берега.
Мы с Аркашей практиканты-мотористы. Лето, жара слоняемся с ним свободные от вахты, по главной палубе.
Лева, наш кок, настроил крабовую ловушку в виде обруча с сеткой и куском мяса-приманки, опустил ее с борта на дно, и вытащил огромного, королевского, камчатского краба.
Есть его Лева не собирался, а собирался сделать из него красивый сувенир и отвезти на свою родину в Ленинград.
Вначале он засунул краба в большую стиральную машину для стирки робы и открыл пар. Затем, очень аппетитно покрасневшего, он распластал его на комингсе люка прямо перед окнами-иллюминаторами камбуза.
Одного такого краба Лева уже изготовил. Технология была следующей. Вареный краб красиво раскладывал клешни и лапы на листе фанеры, затем долго высушивался в районе теплого ящика машинного отделения, после чего покрывался лаком и помещался в квадратную метр на метр, плоскую фанерную коробку с ватой.
Леве сказали что такой сувенир в Питере можно легко сбыть в сувенирный магазин за 150 рублей. Месячный оклад Левы отличался от указанной суммы, скорее в меньшую сторону, поэтому осознавая разницу трудозатрат, между месячным кормлением экипажа, и мумификацией краба, в процессе реализации обогатительного проекта, Лева испытывал перманентный экстаз.

От еще горячего, ярко–алого краба красиво поднимался пар, и источалось благоухание. Улыбчивыми гиенами, мы с Аркашей сделали пару ритуальных кругов, внимательно рассмотрели сувенир, и трезво рассудив, что толчковая в ближайшее время ему не понадобиться, отвинтили от краба заднюю правую ногу. Затем, опершись локтями на фальшборт, и по достоинству оценив Левино поварское искусство, мы решили добавить крабу художественной симметрии, и открутили заднюю левую.
На четырех ногах и с двумя клешнями краб все еще продолжал выглядеть по-королевски, но уже с некоторым оттенком минимализма.
- Кто там в Ленинграде вообще в курсе сколько ног должно быть у краба?- справедливо рассуждали мы, и пока рассуждали, краб отдал нам за ненадобностью свою рабочую, правую клешню. В левую он взял сигарету Родопи, и приняв философское выражение лица, стал ждать Леву.
Мы Леве так и сказали: - Там с тобой краб хочет поговорить, наверно что-то серьезное.
Потом мы с Аркашей весело бегали по палубам и трапам, и сильно удивлялись какой длинной может быть ручка у Левиного половника.
Вдоволь набегавшись, Лева подарил нам усеченную версию сувенира, но почему то обозвал козлами.

11.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Прикол в этой истории будет в самом ее конце, но не могу отказать себе в удовольствии вначале окунуться в атмосферу ей предшествовавшую.

Мое детство закончилось, скакнув в отрочество вместе с переездом нашей семьи из бабушкиного дома в барак.
Барак, слава Богу, был не лагерным – так назывались убогие деревянные жилые строения нашего рабочего городка.
В переулке Первом-Барановском их было три. Два одноэтажных десяти квартирных, и один двухэтажный с двумя подъездами. Стояли они достаточно просторно, на самой окраине города в окружении частных домов и подпертые с тылу рекой.
Точнее - основное русло Уссури было почти за километр, а подпирала нас ее протока, отделявшаяся от реки чуть выше по течению перед нами, и снова вливавшаяся в реку - нас чуть поодаль.
Остров, который образовывали река и одноименная ему протока - назывался «Бешеный Эрик», так он называется и сейчас.

Почему пионерский лагерь, находившийся на Бешенном Эрике носил имя Вали Котика и на нем расположился мы не знали. Но о вероятности того, что однажды всех пионеров с их блудливыми вожатыми, очередным наводненим унесет в свелое будущее - догадывались даже октябрята.

Не знали мы еще тогда - как неведомая «ебическая сила» заставляла разнополых коллег и сослуживцев двух прилегающих к протоке заводов, все теплое время года хаотично - словно потерпевшими кораблекрушение робинзонами, разбредаться по заросшему зеленью острову и жизнеутверждающе трахаться под каждым кустом.

В весеннее половодье Уссури сливалась с протокой воедино, накрывая с головой наш остров и твердь до самого горизонта, они мчались дальше до океана и потом впадали в Миссури.
Индейцы Фенимора Купера казалось были совсем рядом, и если я ничего не подзабыл – кажется мы с ними тогда дружили дворами.

Вид всего нашего деревянного и неокрашенного микрорайона, вместе с его сараями, не подготовленного человека мог бы вогнать в вечный ступор, но нам было комфортно. Комфортно еще и потому, что родители (хотя бы один из них у всех у нас были) - всегда были на работе. Ремни и затрещины они доставали уже по вечерам, оглашая гулкую округу несправедливо обиженными воплями.

Мы - это все кто обитал в этом мире, и на работу не ходил. Хотя, кроме нас и тех кто ходил на работу была еще бабка Пашка, пара алкоголиков, местный сумасшедший – Хайгитлер, он исправно учил местных малолеток «кидать зигу», две или три вечно беременных мамаши и Виталя.

Всем нам было от трех до восемнадцати, а сколько было Витале мы точно не знали. Виталя очень любил мотоцикл и не работал потому, что всегда ходил в гипсе, а когда я его увидел впервые он был похож на белый вертолет.
Потом, случалось, у него в гипсе поочередно покоились разные руки и ноги, но вертолетом он мне нравился больше всего.
Представьте себе загипсованного от пупа до самой шеи человека с расставленными в стороны руками. Разве не здорово? Хотя возможно его и загипсовали так не из-за красоты, а для того чтобы он не смог ездить на мотоцикле.
Девушки к Витале не ходили, наверно потому что он не мог обниматься, от скуки Виталя учил нас играть в карты и на бильярде.

Все мы, без деления на пол и возраст - были одной компанией. Делились конечно по играм, если допустим играя в «козла» был риск на своем горбу провезти Виталия в его вертолете выбор был за тобой - играть либо быть зрителем, а лапта, чижики, горки, рогатки, секреты, классики и шпионы – по желанию.
Так же толпой ходили и на речку. Те, кто постарше следили за малышней, все купались и до черноты загорали.

Была еще такая релаксовая фишка, как рисование на загорелых спинах друг друга, причем в двух вариантах:
Либо ты рисуешь на чьей-то спине мокрой палочкой, макая ее в консервную банку с водой, затем посыпаешь нарисованное, раскаленным на солнце песком и потом, сдувая лишний песок - являешь миру прилипшее к коже творение. Или рисуешь сухой заостренной щепкой, оставляя на загорелой до черна коже отчетливый белый след. Либо рисуют на тебе, и если играете в слова или буквы и ты не угадал нарисованное – снова меняетесь.
Потом, изможденные солнцем мы возвращались к баракам таща куканы с наловленной рыбной мелочью для вечерних соревнований дворовых котов.

За пару лет до моего окончания школы, в бараке наша семья уже не жила. Отец получил квартиру, и хотя мы переехали в центр, с друзьями я и моя старшая сестра Ленка - продолжали общаться.
Конец школе, экзамены в мореходку и морская медкомиссия.

Шестьдесят человек в трусах на босую ногу, мы бегали из кабинета в кабинет.
Прикрывая один глаз мы разглядывали М Н К и Х/З, и как могли описывали свои цветовосприятия. Еще мы загнувшись, раздвигали свои ягодицы и сначала позволяли доктору полюбоваться видом издали, чтобы составить общую картину, а потом прикрыть свой глаз и заглянуть каждому в очко по отдельности. После дышали в мешок, давили эспандер, приседали и прислушивались. На прощание кому-то показав зубы и по очереди залупив каждый свое дерматологу - выстроились перед кабинетом приговоров.

В кабинет нас запускали человек по десять. Дошла очередь и до меня. За столом у окна сидели несколько врачей, мужчины и женщины, и морской офицер. Будучи уже в трусах, мы выстроились в шеренгу вдоль стены и по очереди, услышав свою фамилию, выходили на несколько шагов вперед, останавливаясь напротив стола.

Что предполагал этот этап медицинской комиссии, кроме объявления окончательного ее результата - нам не объясняли. Может они опасались чтобы в стройные ряды морских офицеров случайно не затесался горбатый или глухонемой, но нас просили вначале представиться, потом повернуться в профиль и затем спиной.

Представился и я, затем повернулся профилем а когда повернулся к ним спиной - пауза затянулась. Кто-то из врачей сдержано хихикнул.
На свой счет этот всхлип не воспринял. Пауза затягивалась уже подозрительно. Старший комиссии явно сдерживаясь чтобы не заржать в голос, все-таки выдавил:
- Вы уверены, что хотите стать моряком? – Пока я переваривал вопрос, всхлипнула одна из врачей за столом.
- Да. - Уверенно кивнул я.
- А танкистом не хотели? – С трудом соблюдая врачебную этику, врачи ржали внутри себя покашливая и привзвизгивая.
- Нет. - Я все еще стоял спиной к столу и прислушивался.
Подозревая что это на долго, я повернулся сам. Старший медленно приходил в себя:
- А танк откуда?
- Какой танк? - завис я. Старший судорожно дернул в мою сторону указательным пальцем:
- На спине…. У вас….. и …… Звезда! – Через мгновение до меня дошло.
- Годен! – Сказал старший, - идите.
- Только вместо танка нарисуешь якорь! - Очухался морской офицер.

Нарисую бля - вспоминал я, никогда не бухавший и терявший сознание лишь на мгновение единожды в своей жизни.
Вспомнил конечно – жара, речка, Серега Цыган, я, может Вован или другой Серега и Женя Лаптев – младший братишка моей одноклассницы, который и накорябал на моей спине танк со звездой. Октябренок херов.
Потом я снова завис…
Только было это год назад - прошлым летом!
Отрочество медленно отпускало меня в юность.

16.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Максимыч закопал в тайге свою трехлинейку и ушел на фронт. От звонка до звонка. Вернулся, раскопал винтовку и продолжил охотиться.
Я с ним познакомился на женьшеневой корневке. Долговязый, худощавый дед Максимыч был бригадиром промысловиков – охотников, в чьей немногочисленной бригаде был и мой батя. Говорил он на такой гремучей смеси украинского и русского, что любая его фраза помимо заложенного в нее смысла, начинала играть неожиданными и забавными - новыми красками.
В его, почти восемьдесят лет, он продолжал вместе с мужиками ходить в тайгу, корневать и даже охотиться. Немногословный и неспешный в работе, вечером, в натопленном до состояния визжащих под потолком мух, и после сытного ужина, когда едва горит керосинка, и все блаженно валяются на нарах, он рассказывал нам свои охотничьи байки. А эту зарисовку про самого Максимыча, рассказал мне батя.

В очередную зиму, когда встали таежные болотца и ручьи, они заехали в свои угодья на промысел. Снега в тот год было мало, а охота по чернотропу, когда зверь слышит тебя за километр, занятие малоэффективное. Понемногу добывали пушнину-белку, а мясо скрывалось где-то в таежной глуши. Поохотились с неделю, подъели запасенное из дома сало и рыбные консервы, и осталось у них из харча только крупы, мука с картошкой, да хлеб мороженный.

В тот день была Санькина очередь кашеварить - моего двоюродного брата. Готовить он может и любит. Санька разделал несколько беличьих тушек, порубил их топором, обжарил с луком на сковороде и протушил вместе с картофелем и специями. Те кто пробовал бельчатину, говорят – вполне себе кролик.
Приходят усталые мужики к вечеру, а в зимовье запах добрый – мясной, и котел полный шурпы, так в наших краях похожие варева кличут.
Спрашивают Саньку, откуда мясо, а он отвечает что зайца неподалеку добыл.
Садятся за стол, все начинают есть – нахваливать, все кроме Максимыча. А Максимыч жует не спеша, улыбается и спрашивает:
- Це не той заяц, що с гиляки на гиляку стрибае?

25.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Владивосток, Эгершельд и самое начало 80-х.
Многочисленные корпуса двух морских училищ на высоком морском берегу, обдуваются томящим июльским ветром, коридоры учебных аудиторий пусты и безмолвны. Курсанты, в основной своей массе, разъехались по отпускам и ушли в морские практики. Нашей роте, будущих судовых механиков, в этот год учебная программа приготовила практику судоремонтную. После морских и заграничных приключений прошлых лет, такая перспектива ничего кроме уныния не внушала, но как оказалось зря. На судоремонтном заводе, куда нас спровадили практиковаться, нужды в недоделанных специалистах явно не испытывали.
В первый день сбора у проходной, мы в полном составе получили дневные талоны на питание в заводской столовой, и разбрелись по территории. Ничего интересного, скажу я вам. Ржавые борта судов у причальных стен, промасленные спецовки мотористов, унылые производственные цеха – херня полная, если бы не СТОЛОВАЯ. Чудо, а не столовая. За пятнадцать минут до открытия, рота уже гребла копытами у ее дверей, и жадно раздувала ноздри, вдыхая съедобные ветры из столовского вентилятора. Что нужно человеку в девятнадцать лет кроме знаний, тонко чувствовали мы – пожрать. После бурсовских «бадяг», и стратегических консервов со штампом «неликвид», от которых, даже спустя сорок лет, только от заклинания «тефтели из частиковых пород рыб в томатном соусе» с ног сбивает изжога, наш дружный рой густо накрыло божественным нектаром. На следующий день, с утра всосав талоны мы, в ожидании обеда, разбрелись кто-куда, но подальше от грустного ВСРЗ.
Все местные из нас, Владивостокские то есть, мгновенно оценив, чудесно свалившуюся, не контролируемую «лафу», занавесили практику и подались по домам к мамам. Что еще нужно девятнадцатилетнему курсанту кроме старой доброй мамы, ну и школьной подружки? И самые продвинутые из наших не местных, ушли жить к другим добрым женщинам, и хоть и к чужим, но зато молодым мамам. И слава Природе, город портовый, и как бы не хотелось какой-то из дам запастись терпеливым целомудрием, просто «хотелось», часто оказывалось сильнее. По слухам, дамы попадались и очень добрые, но наши немногочисленные герои-матросовцы явок не сдавали, и выживали как могли по одиночке. Ожидающих же большой, но чистой любви к ровесницам - нас, неприкаянных, и оставшихся в подавляющем меньшинстве, судьба тоже не обидела. Она дала нам массу свободного времени подумать о вечном, и толстую пачку жрачных талонов «за тех парней», на каждый божий день. Просто пришел наш час, ведь любая система обязана время от времени давать сбой. Получив в 8.00 талоны на проходной, мы проходили по дороге через весь завод, и сквозь дыру в заборе возвращались досыпать в еще теплые и не застланные шконки.
Самым трудным занятием в этот период жизни, внезапно оказалась ежедневная необходимость к 8.00 оказываться на заводской проходной и получать продуктовые карточки за всю роту. Морская рациональность скоро взяла свое, и на осуществление этой технической процедуры, немногочисленной командой стал снаряжаться один человек. Ну как снаряжаться, жребием и перспективой получить пиздюлей, за сорванный акт чревоугодия. Накидывали еще идею, сшить гонцу красную повязку для пущей убедительности, чтобы на вопрос: –А где все? Он вскидывал руку к козырьку и кричал:
- Уполномоченный девятой роты для получения талонов прибыл! – но проржались, и оставили все как есть.
Через пару дней здорового питания, уже освоившись, и не боясь сглазить прущую удачу, мы уже не втуливались стеснительно, по трое-четверо за один столик, а восседали каждый за персональным, без пробелов заставляя его тарелками и блюдцами.
Я подозреваю, что и поварих мы здорово радовали, когда вместо ежедневных, угрюмых, чумазых и неудовлетворенных рабочих харь, на них глянет вдруг, растворенное в полуденном солнечном свете, благодарное, осоловевшее счастье. Чтобы не раздражать особо нервных трудяг вселенской несправедливостью, и своим не здоровым аппетитом, мы завершали действо еще до обеденного гудка, и раненые в живот из последних сил возвращались, и расползались по кубрикам. А что еще нужно сытому и выспанному курсанту, если вечером тебя еще ждет самоволка с портвейном и приключениями, в который раз начнете вы… - и правильно!
Пиво! Расположенный рядом с мореходками продовольственный магазинчик, не мудрствуя лукаво выкатил пивную бочку не на улицу, а во двор, прямо к нашим окнам. Неудачно то, что пиво было на розлив и у нас не было канистры, и снова повезло уже с осветительными плафонами. Одно ловкое движение и плафон превращается…, превращается в трех с половиной литровую банку. Продавщицы были в теме с прошлого сезона, и даже не прибегали к мерным кружкам. Опять не повезло с тем, что «спалившись» с заряженным плафоном, был риск, заставлять себя следующие три года отдавать долг отчизне в ВМС, но был Нюша наш незаменимый организатор, и нам с ним фартило. Хотя он и считался почти местным, с нами ему было интереснее, и Нюша зарядил пустым плафоном первокурсника Климова.
Климов казался пройдохой под стать Нюше, и ему сгонять за пивом было как раз по рангу, да не просто не «впадлу», а сильно в радость. А хули, чего бы и не по пивку с полуофицерами мать их высочеств, когда почти «на шару». Проследив из окна, как наливается янтарем наш матовый сосуд, мы лениво опрокинулись на панцирные сетки. Через пару минут пришлось вскочить от громового дуплета в нашу дверь, похоже Климов на полном скаку въебался в нее ботинком, почти одновременно с головой. Он залетел в кубрик, оторвал от груди наполненный, и чудом не расплесканный плафон, протянул вперед, и загнувшись из последних сил выдохнул:
-Дежурный!
Не вопрос. Всосать три литра пива в жару и без кондиционера, тренированному курсанту… Вчетвером же, теряли время только на отрыв победного кубка от предыдущего, даже животы не вздулись. Климову было нельзя, он с трудом справляясь с волнением и одышкой, упал на пол и закатился под первую попавшуюся шконку. Привычно вкрутив разряженный плафон в евойный патрон, мы распахнули окно и выдохнули. Дежурным, оказался наверно лучший, из возможных вариантов. Сложно адекватно оценивать чужой, старше твоего возраст, когда ты еще совсем юн и таким пока не был. Ну если на вскидку – он был еще не батя, но и на танцы уже не ходил.
Каптри открыл дверь, не спеша сделал пару шагов вперед и осмотрелся. Мы уже стояли по «смирно», но по-дембельски, с заслуженной ленцой в глазах.
-Самоподготовка?- поинтересовался он в пустоту.
-Такточнотарищкаптретьранг,- играя в давно нам известную игру «кто первым обоссытся», сказал кто-то из нас, насколько возможно серьезно. Дежурный, пряча в усах лукавую улыбку, кивнул, но уходить явно не собирался:
-А Климова никто не видел? Я чуть было не икнул, справляясь с отрыжкой, ну надо же какая популярность на первом курсе. Мы, вспоминая как он мог бы выглядеть, задумались. Внешне, являя собою что-то среднее, между поручиком Ржевским и еврейским интеллигентом, дежурный улыбался глазами и в черные усы:
-Ну и Климов,-офицер не спеша продолжал развлекаться: - А мне сказали что он сюда побежал. Климова вложили, подумали мы. Дежурный взялся за стальную дугу кровати, и резко сдвинул ее в сторону. С задержкой в десятую секунды, вслед за кроватью последовала пара климовских ботинок, и приглушенно стукнула об пол под матрацем. Офицер, расплывшись в улыбке, обвел нас взглядом, и проделал тоже в другую сторону – трюк повторился, но до эффекта пресловутого, двадцать пятого кадра, Климов явно не дотягивал. Кто-то из нас потихоньку зарыдал. Дежурный наклонился, и зацепив матрац рукой, откинул его в сторону. Такого подвоха Климов не ожидал. Уцепившись посиневшими пальцами в панцирную сетку кровати, он еще мгновение смотрел в пустоту над собой, еще не понимая, что стал видимым. Его по детски подвижное лицо, с выпученными серыми глазами и закусанной от старательного напряжения губой, одновременно выражало страх, отчаянье и восторг. Мы сложились. Дежурный из-всех сил стараясь удержаться от рыдательных конвульсий, но решив нас добить окончательно, наклонился еще ниже, и глядя Климову глаза в глаза выдавил:
-Так вот ты какой, Климов!

Июльский, морской ветер, плавно колыхая светящиеся небом шторы, задувал в окно… размечтался бля. Не было у нас никаких штор, зато было прекрасное настроение, предвкушение вечерних приключений и вся впереди жизнь!

01.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Про собачий разум было намедни. Я не сумасшедший собачник, но порою он, их разум, просто не постижим. Про своего пса не буду, дабы не упрекнули в предвзятости.

Наш городишко разделен рекой на две части. На левом берегу частный сектор, а на правом многоквартирные дома, в основном пятиэтажки. В них и живет основная народная масса. Лет двадцать назад, на левом берегу реки, к тому времени уже долгие годы, традиционно функционировал городской рынок. Туда, на выходные, съезжались автолавки из городских магазинов, ближайших сел, крестьяне везли что Бог послал, ну и прочие «спекулянты».
Из городской части, в основном на автобусах, к часам девяти утра и чуть пораньше, подтягивалось голое и голодное население.
В районе городского Дома культуры, это самый центр, в то время обитала очередная стайка собак, наверно такие есть и в любом другом городе. Шкуродеры у нас особо никогда не зверствовали, и сокращали собачье поголовье, видимо, если только поступали жалобы на их агрессивность. Почти все, кто в то время регулярно по субботам и воскресеньям «скуплялся» на рынке, наблюдали такую картину:
На автобусную остановку подходили собаки, могла быть одна, чаще две или три. Они спокойно стояли в толпе в ожидании автобуса, интеллигентно пропускали основную массу народа, и не спеша залазили в числе последних пассажиров. Хвостатые проезжали одну остановку до моста, хоть это и совсем рядом , еще одну через длинный мост, чинно сходили на нужной и трусИли на рынок по своим делам.
Общее расстояние не больше километра, казалось, почему бы им и не пробежаться, собакам, или людям почему не прогуляться. Скажу почему – не удобно и опасно. Мост длиной метров восемьсот. Узкие пешеходные дорожки, по обе стороны движения, даже не ограждены леерами, а автомобильное движение весьма интенсивно. Раньше машин конечно поменьше было, так за то и страшнее они были гораздо. Ну и сильно не уютно, особенно в межсезонье гулять над рекой, ветрено у нас. Возвращались они тоже автобусами, зайцы короче, а не собаки. Хотя иногда, в хорошую погоду, и пешочком прогуливались.

Ученые уже пишут о наличии собачьего интеллекта, многим это было понятно и без ученных, меня вот что удивило:
Многие наверняка встречались с такой ситуацией в человеческом мире в качестве наблюдателя либо наблюдаемого.
Например, в маленький городок приезжает «столичный» человек, явно выпадающий из привычного визуального ряда, одеждой, манерами даже осанкой. И оставаясь в наблюдаемом меньшинстве, он старательно изображает полное безразличие к повышенному вниманию ко своей персоне.
Так и эти особи в автобусе, прекрасно зная, что это о них разговаривают, на них смотрят и указывают пальцем, изо всех сил старались показать полное безразличие. Видно только, что глаза неподвижно напряжены, но даже ухом не поведут.

Инстинкты, подражание. Ну допустим. Была у бабушки собачка, которая вместе с ней каждую неделю по выходным на автобусе ездила на рынок. Потом она отрывалась от бабушки, шкуляла кости у рыночных мясников, и наевшись снова присоединялась к бабке. Потом бабушка почила, собачка одичала, но вспомнила сытный маршрут, дни недели и время. Не будучи жадной, решила не крысятничать позвала с собой друзей, научила их пользоваться общественным транспортом. Остальным просто оставалось скопировать ее поведение. Оставим их с их привычками и подражательством.

У моей тещи было два пса. Миша и Боб. Миша взрослел вместе со своим рахитом, и превратился в здорового, длинного, круглого и черного крокодила. Миша сидел на цепи, тогда как Боб был вольным.
Боб, расхристанный пудель, с удовольствием ездил с тестем на машинах, путешествовал на море, спал на диване с подушкой и гулял где хотел. Однажды днем Боб возвращался оттуда где хотели и его, подошел к своему дому и увидел такую картину.
Трое пацанов стоят у его дома и через забор дрочат Миху. Один из них особенно старался. Он корчил рожи, чего-то блямкал языком, показывал Мише жопу и всячески оскорблял.
Миша к тому времени был достаточно раскайфованным, и уже состоявшимся псом. Тесть с тещей перебрались в построенный совсем рядом новый дом, и отдали Мише свой старый. После будки, в трехкомнатном пентхаусе, хоть и первый этаж зато на горе, в условиях стеснен он не был. Летом Миша обычно любил отдыхать в затененной прихожей, за прикрытой входной дверью, а когда его что-то заинтересовывало, но было в лом подниматься, он просто толкал деревянную дверь лапой, и осматривал владения, пока она снова медленно закрывалась.
Еще Миша сильно не любил насмешек. Однажды тесть гладил его пузо, и шутя сдавив его с боков ладонями, заставил Миху случайно перднуть. Все бы ничего, но смеяться тестю явно не стоило, что Миша ему тут-же и объяснил, хотя и невербально, но очень убедительно.
Короче, сейчас он скрежетал натянутой цепью по проволоке, ведущей из дома во двор, и громко нервничал. Самый распоясавшийся задротыш уже недвусмысленно показывал Мише, чего бы он с ним сделал если бы Миша вдруг отвязался. И с Мишей и даже с Мишиной мамой. А у Миши развязаться, и сделать тоже самое с мальчиком, никак не получалось.
Утомленный Боб понаблюдал за этим безобразием со стороны, не спеша подошел и молча схватил самого шумного пацана за жопу.
Какую неожиданность принес мальчик домой в шортах мы не знаем. И еще мы не знаем какими рефлексами, инстинктами, и примерами руководствовался Боб, а ведь и дразнили даже не его. И кто научил Боба хватать мальчиков зубами за жопу, причем самых противных?
Мой тесть Вася?

17.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Старый знакомый рассказал случай из своей юности.
Дело было поздним и морозным, зимним вечером. Их с товарищем подкараулила компания гопников, и так как силы были не равными, оставалось «рвать когти». Ну Юра и рванул, сначала по дороге, потом через забор, оторвался вроде. Потом по инерции и для надежности еще через один, и бежит по снежному огороду. Вдруг его вырубает неожиданным ударом по лицу чем-то острым и тяжелым. Поднялся с колен, от погони вроде оторвался. Осмотрелся, вокруг никого и ничего подозрительного. Лицо пощупал - в крови. А потом он их разглядел. Те кто постарше наверно помнят эти всегда огромные при свете дня - толстые, зимние, женские панталоны. «С начесом»! Они бывало подолгу болтались на общих бельевых веревках и пугали детей. Именно они, не отжатые после стирки и задубевшие на морозе висели гильотиной на веревке, вдоль которой мчался потерпевший. Вот такими были наши, отечественные СНОГСШИБАТЕЛЬНЫЕ ТРУСЫ.

22.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Позвонили однажды к нам в агентство, мол дом продают, нужно оценить и выставить на продажу.
Мне отдали записку, я и поехал.
Средних размеров, некрашеный домишко. Бодрая бабка в огромных валенках перескочила через сугроб перед калиткой, и провела меня внутрь.
-Продаю вот, к детЯм уезжаю! - громко сообщила она, хлопая дверьми.
-Не разбувайся! – еще раз крикнула бабка уже из кухни, пока я топтался в прихожей.
-А я вашего соседа знаю! - Сказал я бабке, налаживая контакт.
Я и вправду знал его. Он был родным братом моего тестя и чуть ли не главным героем ВОВ нашего городка.
Высокий и крепкий дед, за восемьдесят, с огромной седой, почти лысой башкой и голубыми глазами. Весь усыпанный орденами и медалями в День победы, он всегда шел и переливался в первом парадном ряду фронтовиков.
Я и познакомился с ним за праздничным столом у тещи на День победы.
Его дом стоял совсем рядом с бабкиным, и плотно соседствующие веранды, разделял только редкий заборчик. Дед пару лет назад похоронил, долго болевшую супругу, и жил один.

-А кто ж этого ебаря не знает?! – Крикнула бабка из-за косяка. Я переваривая, и немного опешив, шагнул за косяк на кухню.
Справа на кухне светилось снегом окно, а прямо перед кухонным столом и газовой плитой у стены, зиял черной дырой, почти метр на метр, открытый подпол.
Я осторожно посмотрел вниз - метра три глубиной.

-Я тут пельмени варю! - обьявила бабка, и прыгнула через пропасть к бурлящей на плите кастрюле. У меня похолодело внутри: -Вы осторожнее, люк открыт! –
Бабка хихикнула, отмахнувшись свободной рукой за спиной:
-Двух блядей себе завел. Студенток, еб их мать! – Продолжила бабка, мешая пельмени: - Живут с ним.
Медленно переваривая сказанное, я попытался поддержать беседу:
- Может это внучки?
-Неее! – Широко улыбнулась мне бабка, и смачно, нараспев добавила:
– Бляди!

09.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Леха как-то рассказал случай из детства. Одноклассник и друган у него был закадычный - Колек. Мы с этим Кольком познакомились уже взрослыми, но не думаю что он с детства сильно изменился.
Невысокий щуплый, с бледным, худощавым лицом и вытаращенными, или увеличенными толстенными линзами очков, бесцветными глазами.
Не то что бы он показался мне немного с придурью, хотя… пусть будет - излишне мечтательным.
Ну и бегали они с Лехой часто вместе, по стройке рядом с их домом. А там тогда только котлован вырыли, да фундамент будущей пятиэтажки начали возводить – не очень высоко было.
Бегали они прыгали - веселились, до тех пор пока Леха где-то не сорвался, не упал на спину и не загрустил.
Может и с вами похожее случалось, а со мной было точно. Леха когда рассказывал, я словно там побывал, потому и ржал сильно с его истории.
Так вот это когда неудачно падаешь, сильно ударяясь спиной, и у тебя нет сил не то чтобы подняться, даже вздохнуть. Убийственное ощущение.
Ну значит лежит Леха в убийственном ощущении на спине и на дне котлована, с выпученными глазами, и пытается снова задышать. А друг его верный, Коля, видя что товарищ в «отключке», на помощь к нему спешит. Ну и Леха дальше рассказывает:
-Лежу на спине, вижу Колину харю очкастую надо мной, и Коля мне:
-Леха, Леха че с тобой!? – А я ж молчу - как рыба об лед! Но Коля не растерялся, да как вхуярит мне пощечину справа, потом слева. Больно так, блядь! А я не пошевелиться, ни слова сказать не могу, из последних сил только прошипел:
– Спина! – Леха продолжал рассказывать, а я уже готовился вытирать слезы:
- Это он тебя так от заикания лечил?!
- Не только так! Этот придурок перекатил меня на живот, прямо мордой в грязь, сцепил свои руки замком и как перехерачит меня по спине обеими руками несколько раз.
- Помогло? – всхлипнул я.
- Да, хули, силы нашлись только ради того, чтобы попытаться его убить. Кое как поднялся, схватил первое что попалось под руку - доска с гвоздем оказалась, и пошел за Колей по стройке, потом побежал. Долго гонялся - так и разбегался!

19.10.2017, Новые истории - основной выпуск

ТАКСИДЕРЬМИСТЫ
Довелось мне поработать в конце 8о-х в парочке строительных предприятий а ля СССР.
Приморье. Не знаю как в других регионах, но у нас получалось что более 50% строителей были действующими или бывшими «химиками» так их называли, осужденных по «легким» статьям. Я не знаю как это точно именовалось, может колонии поселения может еще как. Было у нас и одно химическое предприятие, но пересекался я с ними в строительстве. Да и разницы принципиальной нет они были такими же химиками как и строителями. Все, как и все люди, разные, но концентрация «разности» на единицу поголовья зашкаливала. Этот феномен легко объяснялся работой сита советского правосудия, загребавшего везде и высыпавшее просеянное и застрявшее в сите чрезвычайно разными недостатками строителей коммунизма, локально. К нам на участок малой механизации, среди прочих, высыпался Бабай. Высыпался давно и когда я туда устраивался он уже был свободен. Маленький, сбитый, подвижный чувачок с большой, заросшей щитиной круглой мордой, и спадающими на плечи густыми черными волосами. Не помню как его звали, хотя конечно помню, все звали его Бабай. Веселый, общительный и улыбчивый он если и сидел на месте, то стоял а если стоял, то всегда что-то рассказывал. Он и рассказал. Весь их отряд располагался тогда в обычной девятиэтажной общаге с выделенным и отгороженным под них этажом. Замутили они с одним соратником, срубить пару не лишних рублей на уик энд. Получилось чуть больше- 3р.50коп. Ну как получилось… Поймали они с подельником воробья и решили его прокачать до волнистого попугайчика. Раздобыли перекиси водорода и для начала клиента обесцветили, ну чтоб краски значит заиграли. Советские времена были достаточно блеклыми, и в поисках цветового разнообразия глаз мог зацепиться разве только за белые валенки, и то если в декабре еще не выпал снег. А тут такая радужная задача и с такой же перспективой. Задумались и шкульнули в своей химической лаборатории цветных пастиков, вернее одну шариковую ручку с четырьмя разноцветными стержнями. Выпучили глаза, выдули пастики на молбэрт и вдохновились. Я хуй знает, что у них получилось в конце, но тленку удалось достаточно быстро сбыть проходящему мимо, и в ту-же общагу, младшекласснику. То-ли мальчик плохо учился и тупил, то-ли у него не было книжек с цветными картинками попугаев, но запал он на редкую птицу не по децки. Где юный орнитолог раздобыл серьезные по тем временам деньги история умалчивает. Может расхуярил в радужном экстазе мамину копилку, да мало ли, но воодушевленной живым искусством, неокрепшей психике это оказалось под силу. Художники добавили 12 копеек и заслуженно ушли на отдых, из которого их вскоре выдернул звон общего сбора. Как обычно всех в одну шеренгу и перекличка, после которой в длинном коридоре рядом с дежурным офицером замаячила мадам за руку со знакомым нам мальчиком. Как вы догадываетесь не опознать Бабая было невозможно даже не очень внимательному пацану. Бабай очевидно поэтому здесь и находился. Мальчик вскоре остановился и кивнул на Бабая:
–Вотон.
-Ну, рассказывай как все было,- подошел офицер.
-Я у них купил попугайчика.
-Ну и что дальше?
-Принес его домой.
-И?
-Он чирикнул и сдох.

11.10.2019, Новые истории - основной выпуск

На днях, с самого утра, к нам в офис (юридическая контора) заходит чувак.
Лет до сорока. Ростом чуть выше среднего и с плечами шириной в дверной проем.
Поздоровался и спрашивает: - Можно у вас заявление составить?
- Какого рода? – Интересуюсь.
- Нападение. – Ответил он, опустив голову, потом снова встретился со мной взглядом, и смущенно улыбнулся:
- Напали на меня.
Мне на мгновение стало даже интересно, кому могло прийти в голову напасть на такого человека, если он не в клетке.

Мы с коллегой, Галиной, работаем в одном офисе, но занимаемся разными делами, и по работе почти не пересекаемся.
Это была ее тема. Я сказал, что ее рабочее время начинается через час, чувак обещал подойти.
Он подошел, когда Галина уже заканчивала беседу с какой-то нудной тетенькой, и подсел к ее столу.

-Я в общаге живу, - виновато начал он, и мне почти уже все стало понятно. Поясню и вам.
Так называемые «общаги» наверняка известны и многим из вас. В нашем городке их четыре. Еще их называют малосемейками. Здоровенные девяти-десяти этажки, одно или двух подъездные с длинными продолами – коридорами, и однокомнатными клетушками-квартирами от 16 до 22 кв. м. по обе стороны.
Отличительной их особенностью, вне зависимости от того в каком городе они находятся, пожалуй, является бОльшая часть жильцов, их населяющих. Поэтому выглядят они одинаковыми не только снаружи, но и внутри.
Темные коридоры, заваленные мусорными пакетами, обоссаные лифтовые, лифты закончившие свое функционирование вместе с Советским Союзом, орущие и топающие до полуночи по коридорам дети, ну и эти, вечно молодые-вечно пьяные соседи.
Ну и вот.
Они начинают беседу, я в это время чего-то втыкал в Интернете, и едва услышав предполагаемое начало, про пьяную кампанию в коридоре, ничего более не воспринимал, погрузившись в свое.
Один момент я только отметил в самом конце их беседы, и даже повернулся посмотреть.

-Нет, - отвечает мужчина на какой то вопрос Галины:
- Я никого не избивал, я просто вышел, и этих троих вот так отодвинул.- Он поднял руку, которую венчала кисть размером с крупный чайник, и плавно провел этим веслом перед собой, показав как все было.
Я хихикнул про себя. Потом забыл все это, вспомнил через пару дней, и спрашиваю у Галины:
-Что там случилось с тем мужиком?
-А, - махнула она рукой, припоминая. - Пятерых долбоебов отпиздил.
Не на того напали, получается.

03.11.2017, Новые истории - основной выпуск

В догон за вчерашней историей про молодого звонаря, еще одна околоцерковная и тоже музыкальная. Ну хотя бы для того, чтобы исчерпать тему. Пришло однажды время c аудио кассет перейти на СD. Выгреб из машины и гаража остатки кассет, набил пару пакетов и отдал теще, может что и понравится. Музыку я слушаю разную, но в основном это был вменяемый отечественный рок. Теща к тому времени только ушла на пенсию, и все лето пропадала во саду ли в огороде. На ее крыльце стояли две огромные дискотечные колонки, оставленные сыном, и задавали солнечное настроение всей округе. Для полноты картины нужно представить театр будущего представления. Дом ее стоит на крутом, под сорок пять градусов, склоне. Над головой, сразу за небольшим огородом - церковь, снизу дорога к церкви, огибающая с двух сторон тещин участок. Если ты стоишь посреди огорода - видишь все, но и минус огромный - все видят тебя. Отзвонила воскресная служба, и прихожане, большей частью женщины, пестрыми летними стайками потянулись вниз по склону, огибая тещин участок. Теща, в известной огородной позе, заняла почетное место на верху, посреди огорода, как и положено - головой к храму. Если бы в этот момент очередную песню затянул Гребенщиков, никто бы и не заметил – просто продолжение воскресной службы, но в магнитофоне был заряжен сборник, и микрофон у Бориса вырвал Шнур. Задорный и ритмичный музыкальный проигрыш даже успел слегка поднять всем настроение. Ничего не подозревающая теща, мирно щипала траву, некоторые прихожане лениво обернулись на верх. Так бы и ушли медленно, не переходя на рысь и не оборачиваясь затравленно, и теща бы осталась стоять на грядке, а не неслась вниз к магнитофону, но Шнур кое-как вытерпев вступление, заорал:
- А вы пришли сюда, затем чтоб веселиться. И потанцевать, если повезёт. А песня моя она как птица. В воздухе летает и бешено орёт.
Камон, эврибади – двигай жопой суки, бляди!

03.06.2018, Новые истории - основной выпуск

У моего бати, а он рыбак по жизни и охотник-промысловик в прошлом, был знакомый на работе - бесхитростный мужичонка. Встречаются они как-то и мужичок ему рассказывает:
- Лавреньтич, я колонию барсучью нашел нор на двадцать, аж вытоптано все вокруг. Думаю взять их всех. - Батя хмыкнул:
- А как брать то думаешь?
-Да хуле, мне Колян присоветовал – верняк!
- А Колян тот, - говорит мне батя - хохмач местный.
-Ну рассказывай, что Колян придумал - интересуется батя.
- Берешь квадрат пять на пять метров, да окапываешь по периметру все норы. И на два метра в глубину, чтоб барсуки не выпрыгнули. А потом по траншее ходишь – только гляди по сторонам, да лопатой наебывай! Че скажешь?
- Ну, ну, - отвечает батя, - так ты на грунте больше чем на барсуках заработаешь.
-На каком грунте?
-Ну который нароешь.
-?
- Это ж кубов пятьдесят будет. "Камазов" на восемь.
-Ух епт!

17.04.2019, Новые истории - основной выпуск

Дело было в городском магазине с протяженной, вдоль всего дома, выцветшей вывеской «Гастроном» над ним, занимающим весь первый этаж жилой кирпичной пятиэтажки еще с советских времен.
Многие наверняка их помнят - оплоты социалистической торговли с пустыми холодильными витринами если это был «Гастроном», или эклектичными манекенами, в незатейливых пиджаках и платьях за витражами, если был «Универмаг».

Дело происходило относительно недавно, и к этому времени основную часть его просторного зала заполнили челночники своими бутиками с формальдегидным китайским шмурдяком.
Оплот социалистической, а теперь муниципальной торговли вжался в самый угол, и огородившись от мира холодильными витринами брежневских времен, из последних сил держал оборону.
Конкретно оборону держала продавщица из тех же самых - преснопамятных времен.

Для полноты картины - об этом персонаже. А скорее - о собирательном образе представительниц советской торговли. Я легко могу об этом говорить потому как лет двадцать назад, начиная собственную ЧП-эшную торговлю, довольно плотно и долго с ними общался, а некоторые из них работали в наших магазинах.

В большинстве своем это были дамы от тридцати до пятидесяти, выглядевшие ярче других, благодаря чрезмерному макияжу из щедро размазанной по лицам импортной косметики, тогда недоступной рабочим и крестьянам, и обилию золотых украшений.

Значительный отрыв от основного населения России тех лет в качестве и количестве, потребляемого ими гастрономического ассортимента, позволял служителям Гермеса одновременно приобщаться и к дарам Диониса, и часто прямо с утра.
Поправив вчерашнее здоровье, парой-тройкой рюмочек коньяка еще до обеда, они светились изнутри, но чтобы не спалиться, предусмотрительно становились неразговорчивыми. Зато, уже после, за приготовленным к концу трудовой смены ужином, они веселились и галдели как чайки.

Наша героиня, в пышном парике цвета вороньего крыла, была из старой гвардии.
В сумрачном зале посетителей было немного. У продовольственного отдела, прямо напротив кассы с продавщицей за высоким, не прозрачным прилавком, стояла внушительных размеров женщина в не по-апрельски косматой шубе. Я подошел и стал прямо за ней, перпендикулярно к прилавку в тот момент, когда продавщица отвернувшись, что-то неторопливо доставала покупательнице с заднего стеллажа.

Наклонив голову, и полностью спрятавшись за покупательницей, я медитируя ждал своей очереди.
Продолжая неспешные покупки, женщина попросила очередной товар.
В ту секунду когда продавщица отвернулась к стеллажу, покупательница вдруг что то уронила, и резко наклонившись, присела, полностью спрятавшись за прилавком.
Мгновение спустя повернулась продавщица - перед ней вместо женщины стоял я.

Ошеломительный фокус с исчезновением здоровенной тетки в шубе, заставил продавщицу чуть отшатнуться, и округлить глаза. Не поднимая головы, я исподлобья глядел на продавщицу, и наслаждаясь произведенным эффектом, чувствовал себя Коперфильдом.
Она посмотрела расфокусированным взглядом прямо сквозь меня вдаль, чуть тряхнула жестким париком, и не меняя выражения, застывшего на лице восторга громко прошептала:
-Ух ты ж блядь!

26.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Тем, кому нравиться после каждой истории менять трусы, эту можно пропустить.
Такого тревожного неба я еще не видел. Серо-черная мгла в полном безветрии, затянула его до самых краев, застив без следа, пока не упавшее за горизонт мартовское солнце, и оттенив, ставшее каким-то нереальным, свечение еще зимнего таежного пейзажа, зловеще нависла, и в полном безмолвии обрушилась ночным снегопадом.
Четвертый день зимней рыбалки закончился и пополуночи, в натопленном охотничьем бараке, допив оставшуюся водку, мы расползлись по нарам.
Утренний лес был бесподобен, на всем что не было «с головой» засыпано невесомым снегом и еще торчало, выросли не по размеру пышные, белоснежные шляпы. Снегу выпало по пояс. Нам, впятером на двух джипах, предстояло возвращаться домой. Выехали рано и с настроением, несмотря на глубокое похмелье, севшие батарейки моих фотокамер и предстоящую дальнюю дорогу. До ближайшей деревни было около ста сорока километров, и измученные безрыбьем организмы, обещали немного, часа три-четыре, потерпеть, но только до сельпо. Засыпанная снегом лесовозная дорога лежала через перевал, и со стороны горной речушки, от которой мы отъезжали, подъем был пологим и очень длинным, километров тридцать. Поначалу, взбивая через крыши машин на обочины, пушистый и невесомый снег, двигались без остановок, но километров через десять дорога пошла круче. Идущая впереди машина стала останавливаться все чаше и чаще, то и дело протягиваясь лебедкой, а наша лебедка завоняла паленным китайцем и превратилась в пассажира еще по пути на рыбалку. Зато у нас были лопаты, до хуя лопат, даже лишние. Идущий впереди «Патрол», с вынесенными за крылья колесами, помогал нам мало. Колея у нашего «охотника» была Уже, да и еще холодный снег, снова ссыпался в колеи, почти не оставляя следа. Мы отпускали их подальше, без конца сдавали назад для разгона, и разогнавшись на сколько получится, продирались дальше до очередного тупика. Вскоре в машину мы с Витьком уже не залазили, а оставались на очередном наносе, херача изо-всех сил лопатами, пока Юрок гонял джипа туда-сюда. При его приближении, мы запрыгивали в стороны на сугробы, заваливаясь по шею в снег. Есть не хотелось, мы только пили, курили, ссали, пардон, курили и снова пили, ну и копали. Уже к полудню прикончили остатки газированного «Буратино» и скоро допили всю воду. Теплое, по-мартовски, солнце расплавило снег, и талая вода, слившись с нашим пОтом, прямо внутри утепленных «непромокаемых» курток и штанов, стекала в низ и хлюпала в сапогах. День, был бесконечным. Уже не радовали глаз ни весеннее солнышко, ни веселые пятнышки мочи вокруг машины, абстинентно-оранжевые после глубокого бодуна и грустного «Буратино». Уже смеркалось, когда мы докопались до вставшего «Патрола», лебедка скончалась и у них. Ближе к полуночи уже с трудом, от темноты и усталости, понимая куда копать, бросили лопаты. Стоя в сугробах попили чаю, история рассказанная перед сном о местном охотнике, промышлявшем в этих гиблых местах, настроения никому не прибавила. В этой истории охотник, будучи в тайге один, сломал ногу, и отдавая себе отчет в том, что до весны никто его не хватится – застрелился.
Расселись по машинам. Брошенный под печку у пассажирского сидения, и без конца набиваемый снегом чайник, за нами не успевал. Мы с Витей не могли напиться.
Те, кто сегодня рулили и иногда помогали нам лопатами, еще били копытами и звали в даль, пешком. Я сказал, что они охуели и даже если идти не до деревни, а ближайшей лесозаготовки, по такому снегу уйдет двое суток, тогда как силы уйдут через пол часа. Но они пошли, да бодро так, вначале. Наперед зная, как это будет, я тоже пошел, перепроверить, но и я ошибался. Мои силы попросили еще пожить уже через пять минут. Воздуха просто не было, а сердце выпрыгивало из груди и впервые в жизни болело. Мне где-то сорок пять на тот момент было, да и в слабаках вроде не числился, обидно конечно вроде как самым дохлым оказаться, но здравый смыл подсказывал не надрываться окончательно. Я пожелал всем счастливого пути и повернул назад. Батя мой, бывший охотник промысловик, и сотоварищи его, время от времени блукали в зимних таежных завалах по трое-четверо суток, и ничего приходили, а тут по дороге чай не заблудишься, да и через кусты-буреломы не ломиться куда как проще – нужно просто отдохнуть.
Скоро вернулся и Витя:
-Бляааадь!- выдохнул он и упал на заднее сиденье. Разговаривать не было сил, мы отсасывая по очереди из чайника, пытались прийти в себя. Минут через сорок, по едва подсвеченному луной снегу, медленно заскользили черные пятна – нагулялись остальные. Юрок хлопнул дверью и откинулся рядом.
-Дошли до вершины? – поинтересовался я, он помотал головой.
Витю лихорадило. Гораздо позже я прочитал про горную болезнь, особенно при перенапряжении организма, которая дает о себе знать с высот порядка 2500 метров, а в районах с морским климатом с 1000-1500. Симптомы один в один, словно с нас списывали. Но тогда мы даже не думали о том, на какой высоте находимся, и все списали на похмелье и усталость. А находились мы, как выяснилось позднее, уже почти на вершине нашего 1400 метрового перевала.
Нагретый печкой, и сухой с мороза воздух, высушивал глотки и понемногу, вымокшую за день одежду. Сон не шел. Мы ерзали на сиденьях, пытаясь устроится поудобней, и в основном молчали. Я достал из-под ног подопустевший чайник, наверно в сотый раз выскочил из машины, и стараясь не провалиться глубоко, накинул в него несколько горстей снега:
-Будешь? – я захлопнул дверь, и повернувшись в темноту, окликнул Витю. А через пару секунд я заржал, а может все заржали одновременно, я уже не видел. Витино тело зашевелилось, больно прокряхтело, и нависло между спинками передних сидений, опухшей мордой. Блеснув из темноты лихорадочными глазами, он дрожащей рукой ухватился за чайник, опустошенно и хмуро посмотрел сквозь него, и севшим голосом поинтересовался:
- Не Буратино?
Утро было совсем другим, кое-как отдохнувшей и не многословной командой, мы попили чаю, получилось даже с лимоном, догнались сублимированной лапшой и настроились на долгую работу. Часам к трем пополудни мы уже ехали по плоской вершине перевала, почти не откапываясь, и через несколько минут покатились вниз. Спустя пару километров крутого, извилистого спуска по южному склону - снега как не бывало. Даже не верилось.
Уже за деревней, отдохнувший и расслабленный, с чекухой конька на пассажирском сиденье я заключил вслух:
-А зато мы теперь знаем, что такое ебать-копать! – Мужики согласно кивнули.
И снега в эту весну мы больше не видели.

27.10.2017, Новые истории - основной выпуск

Как-то на рыбалке ночью у костра, мой дядька Вова выдал народную пословицу. Не помню по какому случаю, но помню что я долго ржал. Загуглил - ничего похожего. Решил поделиться, сохранить народную мудрость. Ну как мудрость, это скорее констатация нетривиального сочетания - незатейливого удовольствия с крайним неудобством:
- Хорошо кобылу ебать, но далеко целовать бегать.

13.10.2017, Новые истории - основной выпуск

Недавно в гостях были у шурина, Игорем кличут. Рукастый, подвижный и рослый чувак за тридцать. Они с другом-одноклассником Толиком дом строят под Владиком на две семьи уже несколько лет, и живут там же семьями. Основные, общие работы закончены и теперь каждый свою часть по мере сил благоустраивают. Мы с супругой примерно в таком же процессе, а еще и давненько не приезжали, с интересом ходим, смотрим-щупаем. Стою в теплом коридоре между гостиной и гаражом, вожу ногой по керамограниту на полу и говорю Игорю, что вроде как на ощупь чувствуются перепадики по высоте. Игорь заржал и рассказывает.
Заходит он как-то к Толику, тот плитку на пол клеит, тоже в коридоре. Стяжка горбатая и Толик ебется с ней «не по децки», ровняет. Игорь оценил и попенял ему. Че мол, так распиздяйски бетон залил, я вот когда буду заливать у меня будет зеркало, ну типа «озерная гладь». Удовольствие одно будет к такой глади плиточку прикладывать, одна ложится и следующую за собой зовет. Ну и пошел дальше по своим делам. Погодя, настал Игорев черед стяжку заливать. Подготовился он, как обещал, аккуратно и со всеми предосторожностями, свойственными работе с бетоном, залил и ласково разгладил свежий бетон в своем коридоре. Дело было к ночи и евойная супруга уже поднялась в опочивальню. Игорь удовлетворенно осмотрелся и заметил неподалеку кота. На всякий случай схватил что попало под руку и громыхнул не хило, чтоб тому значит неповадно было даже смотреть в эту сторону. Для полноты восприятия надо упомянуть как Игорь выглядит. Дома он всегда в трусах на босую ногу, а все его лицо и голову покрывает пятидневная, черная, густая щетина. Вдобавок, выразительные нос и губы и огромные свинцово-голубые глаза. Если присмотреться его можно назвать красивым, по-мужски. Но если не присматриваться, а он не захотев вам понравиться вдруг выпучит глаза, то хуй понравится, а на месте кота вполне можно было и обосраться. Супруга, услышав грохот внизу и переживая за здоровье питомца, ревниво поинтересовалась, что там происходит. Игорь пояснил, прикрыл дверь в коридор и прошел на кухню. Спустя минуту собрался было подниматься в спальню, но заметил, что дверь в коридор открыта. Он туда, так и есть. Бетонно-кошачья тропа. Он проорал в гараж самое замечательное слово и метнулся по доске, прокинутой над свежим бетоном, вдогон за котом. Ну кто общался с кошачими, тот примерно представляет себе детали этой спасательной операции. Выхватив за шкварник испуганного кошару, Игорь рванул по доске обратно и посредине «озерной глади» его, с котом в вытянутой руке, заштормило. Пытаясь удержаться на доске он закачался словно канатоходец вперед-назад махая котом, пока окончательно не потерял равновесие, и наклонившись, им же прочертив на "озерной глади" глубокую дугу, впечатал растопыренного хищника в бетон. Когда успокоив колебания тел Игорь выпрямился и чмокнул из лунки кота, примчавшаяся на звуки событий супруга могла лицезреть результат необычайных приключений, случающихся по ночам в их доме.

14.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Мы к нам доехали за час
Нам крупно повезлО-О!

Самое начало марта в наших краях бывает зима-зимой.
Лет двадцать назад. В тот год так и было, еще и снега накануне насыпало.
Мы с бывшей супругой возвращались из Владивостока в сторону Хабаровска домой, на недавно приобретенном Тойотовском седане Марк-2.
За бортом под -20. Езды 350 км. Снег с трассы частями подчистили, частями выбили колесами и укатали, но в пропорциях к асфальту оставалось, наверно, 50 на 50.
Смеркалось)!
Когда до дома оставалось около 120 км. авто вдруг сдохло. Я к тому моменту был уже достаточно опытным водилой-путешественником, а в тот раз получилось не очень.
Вычислив тот факт, что к цилиндрам не поступает топливо, я на манер своего первого автомобили жиги-копейки, и следующей, еще карбюраторной Тойоты, решил соорудить аварийный бензонасос.
Пристроил к топливному баку автомобильную камеру, и накачал ее дабы создать давление в баке. Но мне тогда было невдомек, что давление топлива в карбюраторных системах сильно разниться с системами электронного впрыска т.н. EFI, что была в Марке.
В общем - фокус не удался. Потом долго тормозил редкие автомобили и наконец один остановился.
Это был достаточно мощный японский кузовной грузовичок. Мы привязались не длинным буксиром и помчались. Да что там помчались - полетели! Судя по сильно смятому сзади кузову грузовика, я в этой гонке участвовал не первым. Но через минут двадцать пути мне и этого не стало видно - сел мой аккум. Только два сильно залепленных снегом его «габарита», редкие стоп-сигналы, и снопы снега как из пушки в лобовое стекло. То еще - приключение!

Мы доехали за час, денег чувак не взял, но потратиться мне все-же пришлось. Пришлось поменять все до одной тормозные колодки.
Топливный насос в моем авто оказался погружным и знакомый спец на следующий день, подойдя к машине с кормы, запустил ногу под машину и ударил по баку – машина завелась.
А я закрутился тогда, все недосуг было машину на ремонт ставить, так и ездил еще с пол года, иногда заводя ее с пинка.
Может кому и пригодиться в пути. И еще, глядя спасителю в глаза, оговаривайте скорость буксировки - чтобы было больше шансов спастись!

19.03.2018, Новые истории - основной выпуск

ЗАПИСКИ ЧЕРНЯВОГО РИЕЛТОРА
Сфера недвижимости в России тогда все еще переживала заслуженный бум или даже бум-бум. Мы не были исключением.
Нашему агентству было уже лет пять, и собак которых мы на этом деле пока не съели - оставалось совсем не много. Накопленные за годы интенсивной работы навыки, уже переросли в мастерство и возможность заключать договоры с клиентами на расстоянии, и даже никогда не встречаясь вживую получать "ключи от квартиры" и доверенности на ее продажу.

Мозги перманентно гудели, разогревшись словно в микроволновке от телефона, информация упорядочить которую не было никакой возможности бессмысленными записками валялась по столам, заморачивая на столько, что очередной телефонный номер я свободно мог пытаться набрать на калькуляторе.
Вместе с мастерством и пятеркой лишних килограммов появились желание, возможность и я бы сказал необходимость - «не отрываясь от станка» и еще до обеда, переварить граммов двести пятьдесят сносного коньяка и иногда прогуляться пешком. С одним из таких «ключей от квартиры» в кармане я и пошел прогуляться на расслабоне.

Договор был заключен дистанционно, и хотя с состоянием квартиры мне было все понятно - до показа часто-дотошным покупателям ее нужно было осмотреть. Со слов собственника в квартире давно никто не жил, а сам он находясь от нас за десять тысяч километров ключ нам передал нарочным.
Несколько односерийных домов в пяти минутах ходьбы от моего офиса были близнецами-братьями и отличались друг от друга - только номерами. Видимо когда я еще разговаривал с моим продавцом по телефону - в голове нарисовался какой именно дом мне нужен и хотя на ключе была бирка с наименованием улицы, номерами дома и квартиры, я посмотрел только на последний.

Поднимаюсь на этажи и слегка запыхавшись, вставляю в скважину ключ. Должен отметить что лучшего открывальщика дверей чем риелтор – вы не найдете, ну разве за исключением тех - кто за это же самое уже отбывает в тюрьме. Одна из двух замочных скважин моему увесистому ключу приходилась если и не любовницей – то точно кузиной. Направленный уверенной рукой в цель ключ громко брякнул о стальную дверь и устремился внутрь, отыскивая по ходу точку G.
Я энергично, но тщетно вращал ключ в разных направлениях, под разными углами и на разной глубине, пока не почувствовал что с той стороны двери мне кто-то пытается помочь.

Вдвоем с внезапным помощником у нас это получилось. Едва я успел выдернуть ключ - дверь распахнулась наружу.
Не знаю что бы случилось, дойди ситуация до сравнения боевого мастерства, но в весовой категории моему нечаянному помощнику я явно проигрывал. С двухметровой высоты на меня недоуменно смотрел спортивного вида парень лет тридцати.
- Это ваша квартира?
-Моя, - кивнул парень. - По ходу «догоняя» что ошибся домом, я вертел в руках ключ и смотрел на бирку.
Увидав отражение собственного недоумения на моей безмятежной от коньяка физиономии, хозяин улыбнулся, предоставив мне последнее слово. Я развел руками:
- А я продать ее хотел! – Мы с ним заржали в один голос и я побежал продавать другую.

26.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Уехать в отпуск из мореходки на халяву, никогда не получалось, и какой-никакой аккордик перед отъездом необходимо было слабать.
В тот год нам двоим попался самый незамысловатый - сделать охудивительную деревянную решетку на чугунную батарею-радиатор в командирском кабинете.
Все уже почти было готово и дело оставалось за лаком.
В моем городе, за 350 км от Владика, на тот момент были сосредоточены самые крупные мебельные предприятия Дальнего востока, и лак с морилками можно было вытащить через любую заводскую дырку. Я поехал.
Неизвестный работяга налил мне двухлитровую банку нитро-лака, цвета и консистенции гречишного меда.
Поезд возвращался во Влад в 9.00, на завтрак и первую пару я не успевал.
Нужно упомянуть, что мой отец уже тогда был пчеловодом, и без меда на гостинец друзьям, в бурсу я не возвращался. В тот раз было влом тащить с собой две банки, главным образом и из-за опасения, не довезти до места ни одну из них. Добравшись до кубрика, я засунул банку с лаком в рундук и ушел на занятия.

Наша рота из 60-ти человек была поделена на две группы, и занятия проводились одновременно, но в разных аудиториях. В кубрике нас тогда жило пятеро, Толстый с Паней из первой группы, а я с Хавой и Карлой из второй.
К тому моменту в нашей компании сложилась необычная традиция, даже вид спорта, приносить с собой с завтрака печенье или пряники, пока утром есть еще не хочется, шхерить их в те немногие места которые можно было придумать, а после второй пары нестись в кубрик и пытаться все найти и сожрать до возвращения другой группы. Обид никогда не было – был азарт.

В тот день на завтрак, который я пропустил, давали печенье и соревнование началось без меня. Первую группу отпустили раньше, поэтому они победили. Больше всех победил Толстый.

Я его встретил в коридоре. Он шел со стороны умывальников, и ковырял пальцем глубоко во рту.
Случилось так , что Толстый, прибежав первым, обнаружил в рундуке банку якобы меда, схватил печенюху и жирно зачерпнув ею из банки нитро лака, закинул в рот.
Проглотить нечаянный деликатес он, слава Богу, не успел и ринулся к умывальникам - промыть хлебальник.
Нитро лак, вступив в реакцию с водой, начал трещать и лопаться прямо во рту.
Сейчас выпускаются детские сладости, которые начинают потрескивать на языке при контакте со слюной, но в те времена таких изысков еще не было, и Толстый первым поделился с нами необычным эффектом:
- Охуэнно, - сказал он, ногтем отколупывая с альвеол остатки лака, не вытаскивая изо рта палец, и округлив глаза:
- Чуть пасть не разорвало!

04.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Товарищ рассказывал. Попалась ему подруга в молодости ну очень страстная в постели. В момент наивысшего этого самого она плакала, и кричала: - Мама, мама! Он, не будь дурак, сказал ей как-то, чтобы она вместо мамы звала сестру.

02.07.2019, Новые истории - основной выпуск

Не помню на кого из судовых офицеров была возложена обязанность инструктировать экипаж по правилам Технической Безопасности – не суть.
Суть в том, что время от времени такие инструктажи проводились. Это происходило примерно так.
Нас собирали в столовой команды, и рассказывали содержание очередной радиограммы-страшилки пришедшей, наверно, из порта приписки или ММФ(министерство морского флота). Из того что я примерно запомнил:

При швартовке лагом пассажирского теплохода в порту Находка, были нарушены правила ТБ.
Береговая швартовая команда оказалась внутри угла и на линии натяжения швартового троса. В результате разрушения причального устройства (кнехта) четверым матросам снесло головы по самые плечи, а пятому только наполовину.

Чуть позже этих новостей – отшвартовка совсем другого крупного судна.
Океанский буксир должен оттянуть от причальной стенки здоровенный теплоход. На палубе швартовая команда, боцман с плотником руководят матросами. Молодой матрос принимает (вытягивает) буксир, (толстенный синтетический трос) заводит его через клюз (окаймленное отверстие в фальшборте судна) и должен по команде закрепить его на кнехте.
Услышав команду «крепи», матрос с непривычки стушевался, и вместо того чтобы накинуть петлю троса (огон) на кнехт, обматывает швартов вокруг себя и крепко упирается ногою в фальшборт:
– Готово! – кричит.
Боцман стоял неподалеку, и не позволил буксиру вытянуть своего молодого матроса через маленькое отверстие в борту. Он отвесил ему такую оплеуху, что когда матрос очухался, и через несколько дней вышел на вахту, поделился своими ощущениями с коллегами:
-Лучше бы мне голову тросом снесло. По самые плечи!

04.04.2018, Новые истории - основной выпуск

По работе часто приходится использовать вотсап (WhatsApp), работаем вместе с женой.
Еще нужно пояснить причину будущего «затУпа»:

Участвуем в оформлении сделок с «материнским капиталом», дело имеем с молодыми мамочками и кредитными организациями (если ребенку нет трех лет), а последние в свою очередь требуют мои фото на фоне продаваемых домов, и видео денежных расчетов покупателей-мамочек с продавцами.

Часто сообщения (в основном фото) приходят на мой телефон, но обрабатывает их супруга.
Вчера вечером - мы дома. Мне на телефон приходит сообщение, вроде бы фотография.
Мне «влом» напрягать глаза, а очки в другой комнате. Как часто бывает, протягиваю телефон супруге, чтобы посмотрела – она читает без очков.
Вопрос, «посмотри что за сообщение», лениво сокращаю до:
-Че за фигня? – и смотрю куда-то в сторону - жду телефон.
Она берет, долго рассматривает.
Слышу сквозь смех:
-Это я у тебя должна спросить! - Поворачиваюсь.
Она протягивает мне трубку и раздираемая ржачем, безуспешно пытается казаться крайне возмущенной. Беру, присматриваюсь и тоже долго - соображаю.
На дисплее незнакомая, молодая, очень счастливая и отчаянно беременная деваха. Обтянутая ночной рубашкой, она стоит напротив большого зеркала и в профиль фотографирует свой огромный живот. Протягиваю телефон обратно:
- ЭТО НЕ Я!

29.10.2018, Новые истории - основной выпуск

Для того, чтобы словить кайф от бега по тонкому льду, ты должен быть ребенком наверняка.
Вы бегали в детстве по тонкому льду? Кайф?! То-то ж!
Прежде, ты так-же "наверняка" убеждаешься в том, что не утонешь, и даже внезапно провалившуюся ногу сильно не замочишь, если, конечно, вовремя ее из лунки успеешь выдернуть.
У нас перед старой школой была такая лужа. В удачный год - настоящее стеклянное море с деревьями.
И бежишь "на перемене" по прозрачному льду над осенней листвой, едва касаясь его ногами - легкий как пушинка, а лед гнется под тобой и гулко взрывается длинными трещинами.
У меня такие воспоминания. А тут мой двоюродный брат, Женька, недавно на рыбалке про свои рассказал.
Ему уже под шестьдесят, но тоже детство пытался припомнить. Или оно его?
Пошел, говорит, на охоту за фазанами. Начало ноября. Первые заморозки.
Экипировка охотничья – как полагается. На ногах сапоги-скороходы болотные с отворотами под самые яйца. Места у нас здесь, на левобережье Уссури, болотистые.
Ружье, нож охотничий на бедре, патронташ - опять же, рюкзак. Одет по сезону.
Красота вокруг – неописуемая. Главное - людей нет. Про вонь от столичных свалок знаешь только из газет. Хрустишь сам себе сухой травой и листьями, и воздух звенящий, по-осеннему пряный, вдыхаешь.
–Вижу, говорит,- лужа. Ледком затянута, неглубокая совсем и маленькая. Пять метров в ширину, десять в длину. Обойти с любой стороны, и уйти бы куда душе угодно, подобру-поздорову.
Ан нет, блядь, детство вспомнил.
Щас, думаю, с разгончику, на цыпочках - как в детстве. Помнишь? – Я, начиная улыбаться, помнил, и покивал Жене.
– Разгоняюсь, на втором шаге проваливаюсь по щиколотку, а скорость то набрал по старой памяти - почти лечу! На третьем - по инерции, проваливаюсь уже почти по колено, и ногу выдернуть не успеваю…
...И-и-и как ухуярился вооруженный до зубов – вдребезги, чуть ли ни с головой под воду.
Повезло, что с разгону далеко под лед не ушел! Так бы и застыл там, с ружьем на мелководье, фантиком под ледяной стекляшкой – девчоночьим детским "секретиком".
Вы их тоже помните?

08.05.2017, Новые истории - основной выпуск

Друг мой, Димон, рассказывал лет 15 назад. Может и баян не спрашивал. Учился он во Владивостокском мед.институте и на одном из занятий в аудитории препод то-ли обратился к одной из барышень, то-ли она сама вызвалась, хотя вряд-ли... В общем на вопрос как именовался на старославянском мужской половой орган она сильно стесняясь и краснея пропела - Х-у-у-й? - Да, отвечает препод. - Это то, что я вам поставлю в зачетку, а ответом на мой вопрос был уд.

14.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Страшно интересно.

У меня есть часа полтора для написания рассказа, поэтому сразу пришпориваю, но не забывая при этом, пытаться погрузить вас в пучину времени – в восьмидесятые.
Взял в руки калькулятор, набрал на нем 1986, отнял 2018 и немного оху...дивился - 32. Заново сверил даты, снова потревожил счетное устройство, так и есть – 32. Саньку я знаю 32 года.
Познакомились мы по необходимости. По моей необходимости. Я, с двумя товарищами, в тот момент зарегистрировали кооператив - студию звукозаписи, и нуждались в звукозаписывающих устройствах. Приобретенные нами звукозаписывающие устройства нуждались в текущем ремонте, а мы в Саньке.
Саня был, есть и надеюсь будет – телемастером. Это он в советское время так назывался. Теперь название его профессии трудно определить однозначно, он ремонтирует или приводит в чувство все устройства в которых еще дышат электроны.
Так случайно оказалось, что мы оба проживали в одной и той-же девятиэтажной малосемейке, даже в одном крыле, он на первом, а я на третьем этаже. Немного позже момента создания нашей студии звукозаписи, с нетривиальным названием «Полифон» и большим пальцем на вывеске, Санька замутил свой видеосалон. Это был прорыв, мой прорыв к кинематографу. О существовании видеомагнитофонов основная масса советских людей тогда только начинала догадываться, но у Саньки он уже был, «видик» – «Электроника». Каждый вечер, скорее каждую ночь, когда заканчивались сеансы в его видеосалоне, видик с пачкой кассет переезжал ко мне, развивая во мне вдохновенный ночной энтузиазм, и следующую за ним, дневную тормознутность. Частенько в мои двенадцать квадратных метров, с женой и сыном, набивалось с десяток друзей с их женами и подругами, и они, сидя друг на друге, тяжело дышали если это была порнуха, и старались ржать в себя, чтобы не разбудить моего сына, если шла комедия. Ну и собственно незатейливая история.

Я заскочил к Саньке в видеосалон, вернуть кассеты. Шел сеанс. Судя по дальнейшему развитию событий - фильм ужасов.
В сумрачном фойе здания, где он арендовал помещение, прямо у двери в кинозал стоял мальчик лет десяти, и озираясь по сторонам, дрожал. Я подошел ближе, мальчик посмотрел на меня вытаращенными от ужаса глазами.
-Ты чего трясешься?
Мальчик заикаясь ответил:
- Страшно!
-А почему не уходишь? – Снова поинтересовался я, а мальчик, продолжая трястись, ответил:
-ИНТЕРЕСНО!

03.04.2018, Новые истории - основной выпуск

«И *поломанным зонтом я изгибался на мосту -
нецелованный фантом любви, забытый на посту.»
Павел Кашин

Я устроился на работу в строительный трест и почти сразу получил малосемейку. 1986 год. Накануне я стремительно женился, потому что до рождения сына оставалось 2-3 месяца. А пока проживали у моих старичков. Проживали мы там совсем не долго, но мне хватило для осознания того, что из родового гнезда пора «рвать когти» и как можно скорее.

16 прямоугольных, малосемейных метров в девятиэтажке были запущены и угрюмы, и на здоровую социалистическую ячейку совсем не походили. Я, будучи пчЁлом хоть и худым, но жилистым – начал трудолюбиво жжужать.
Оттащил оттуда на помойку все что воняло, открутил что откручивалось, отмыл то что откручиваться не хотело, а остальное покрасил. Краски было много. Наличники, двери, окна, батареи, ниши, ванна снаружи, стены ванной внутри и я - все стало белым.
Да и краска была хорошая, сейчас такую вонючую почти не делают – нитроэмаль. А нам же нужно было быстро - как раз то что надо. Сохнет моментально.
А тут мне еще знакомый рассказал, что в прошлом году покрасил полы масляной, так они уже целый год тапочки по утру от пола отрывают – не сохнет совсем. Его жена подошла на подоконнике цветы полить, так залипла…, час у окна простояла - боялась колготки испортить. И бензином мыли и ацетоном, и краски то уже совсем не осталось - а тапки держит.

Что я там сказал про краску? Делать умели? Вот-вот, она накрывала, вставляла, торкала и плющила - одновременно и капитально, или как любили повторять самые натужные строители коммунизма - бескомпромиссно! О, я еще не сказал о том, что дело было зимой - дело зимой было.
Январь кажется. Хотя, когда за окном минус 35 с Приморским ветром, какая разница кто из братцев месяцев из вас выдувает душу. То есть желание проветрить помещение, не возникало совсем. Возникало желание закончить все это побыстрее, за один раз и навсегда.

Начав с утра пораньше, я красил часов до трех пополудни, изредка выбегая в длинный общий коридор перекурить. Видимо к тому моменту меня уже конкретно «раскумарило», потому что тот факт, что за мной захлопнулась дверь с английским замком, а ключи остались внутри - меня здорово рассмешил. Я продолжал веселиться даже тогда когда осознал, что теплые вещи остались там-же, а бежать до родительского дома за ключом нужно было около километра.

Раздражающего меня выражения «гавно-вопрос» тогда еще не было, но вопрос уже возникал.
Еще более навязчиво он повторился, после того когда я тщетно постучал во все двери по коридору и ни одна не открылась – все были «на работе».
Во второй раз я был более настойчив и когда уже заканчивал круг, одна из дверей позади со скрипом отворилась. Не знаю какая по счету молодость, застала в молодежной малосемейке эту бабку - она была старой и сморщенной, но мне показалась почти сказочной.

Слышала бабка - так же как и выглядела. Я проорал ей в ухо все свои проблемы - разговор не завязался.
Она помотала, почему то в стороны - головой, сдалА назад и закрыла дверь – наверно мы были из разных сказок.
Меня все еще не отпускало. Я закурил, и продолжая улыбаться, прикидывал что предпринять дальше. Дверь вдруг снова отворилась и из нее показалась высохшая бабкина рука с зажатым в кулаке темным комком. Теряясь в догадках я принял длань. Дверь закрылась.

Я осторожно и достаточно долго разворачивал плотный, шуршащий комок, и включив на полную воображение пытался разобраться, чем бы это могло быть.
Этим оказался, сплюснутый временем, цвета вышарканного грозового неба – болоньевый плащ.
А я оказался его звездным часом. Мы примерились друг к другу.
От худобы мне тогда не помогало ничего – как и сейчас от растущего пуза.
Я пил пиво смешивая его со сметаной, жрал как ….не помню уже, качался и... худел - так мне все при встрече говорили.
63 кг при росте 175 были пределом моей толщины с восемнадцати до тридцати лет. Поэтому плоский болоньевый плащ был ровно тем, чего так не хватало для придания моему облику романтичного трагизма.

В груди и плечах он мне был в самый раз, но ниже пояса из-за отсутствия пуговиц, облегать меня он ни в какую не хотел. Весь его длинный, итальянский фасон от пояса торчал вверх и в одну сторону. Стильный город – стильные люди.
Совместно с моим новым другом мы были похожи, на сломленный ветром зонт.
Мы выскочили из подъезда и побежали.
На ходу я пытался натягивать его на голову, он продолжая торчать в сторону, показывал правый поворот, но я на легком ходу оглушительно хрустел им - прямо против ветра и улыбался.

20.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Леха - мой хороший знакомый, тот самый который отнес в милицию соседскую руку,
https://www.anekdot.ru/id/734110/
парень беспредельно порядочный, вежливый и вдобавок набожный. Хотя я не знаю точного контекста понятия набожности в текущем отечественном моменте, но в церковь по воскресениям он ходит.
Это не мешает Лехе изредка напиваться «вхлам», (с его слов) с бывшими однополчанами – контрактниками, и немного витать в облаках. Еще он упрямый, педантичный и очень бережливый.
-На кой хер сдались тебе эти моря? – говорю я ему, а он решил сходить в путину, –а супруге что делать? Не врубаешься что ли, в Корею уже съездил, поработал и хуле? Вернулся - худее чем был. - А он в ответ:
- Я ей дилду купил,- и улыбается,- я ж говорю, хороший парень.
Только упрямый очень. Поехал устраиваться.
После одной из поездок во Влад на трудоустройство, рассказывает:
-Владик, часа четыре – пять утра, а я же город не знаю нихуа. На какой-то развязке потерялся – напрочь. Выезжаю на эстакаду. Где они шхерились? Догоняют, мигают. Торможу. (далее с его слов в моем изложении)
-Генерал-сержант Полосатопалкин, ваши докумены.- Леха протягивает, вокруг ни машины, только огни красивого города:
- Вы выехали на встречную полосу.
-Ой, извините пожалуйста я очень плохо ориентируюсь, не подскажите как мне правильно отсюда выехать.- А разговаривает Леха тихо очень - почти смиренно.
-За выезд на полосу встречного движения штраф до 5000 рублей.
-Извините, у меня только пятьсот.
-Три тысячи.
- Могу только пятьсот, больше нету.
-Или лишение прав от 4 до 6 месяцев.
- Я послезавтра в море ухожу, через пол года как-раз вернусь.
Получится вообще бесплатно.
-Тысячу.
- Пятьсот.
- Ладно, давай.
- А не подскажите как выехать на Океанский?
- Прямо по встречке, метров 300 и уходи вниз направо.
-Спасибо!
-Счастливого пути!
Так и не дорого совсем получилось - дорогу узнать.

31.10.2017, Новые истории - основной выпуск

Дядя Сережа однажды поведал. В то, уже постсоветское, время он служил капитаном катера в морском, научном учреждении и жил во Владике. Работа в теплый период года была связана с постоянными отлучками на непредсказуемые периоды и приличной временной загруженностью. Даже если бы он и захотел заиметь дачу для летнего отдыха, что достаточно спорно при возможности беспрепятственно отдыхать на тогда еще диких, живописных и заповедных приморских островах у него…, короче он не захотел. Он захотел и нашел в одном из приморских поселков часовой доступности, одинокого дедка, с которым и наладил взаимовыгодное сотрудничество на долгие годы. У дедка, как и водится на селе, был дом с большим земельным участком, уйма свободного времени ну и свойственное простым пенсионерам небольшое безденежье. Широкой души дядя Сережа не нравиться деду не мог. Он приезжал в село по весне на выходные, с парой-тройкой корешей, бригадой они весело засаживали пустующие грядки чем попало и энергично отдыхали. Деда снабжал деньгами и всем необходимым и в течении сезона иногда наведывался по огурцы и помидоры. Как обычно однажды пришла осень и дед отзвонил про «пора копать картошку». Проверенной бригадой в три рыла они прибыли на уборку, ударно победили урожай и к вечеру накрыли в избе шикарный стол. Из морепродуктов на столе не было только омаров -
не водятся, ну а из водки водилось все. Далее от его лица и его низким с хрипотцой басом:
- Ну выпили, закусили. Старый быстренько раскис и на лавку завалился. А мы слово за слово и пропиздели часов до трех. Бросили на столе все как было, залезли на русскую печь - кое как утолклИсь. Проснулся ни свет ни заря – слышу, дед тапками шоркает по полу, то ковшом брякнет о ведро, то табуретку зацепит. Чувствую мужики тоже проснулись, перестали храпеть и зашевелились. Ну полежали, дед все вошкается внизу. Думаю, деду "поправиться" надо, а он старой закалки и стесняется налить, не свое ведь. Спрашиваю:
- Че, старый, бродишь?
Дед кряхтит:
- Чо, чо, напоили дурака старого, уснуть теперь не могу, да и башка болит.
Я ему:
- Ты налей стопца да похмелись, может полегчает.
Дед чего-то там набулькал, пошуршал притих. Лежим в темноте, слушаем. Кореша хихикают втихаря. Вроде притих дед. Ну полежали, уже самим не спится, спрашиваю деда:
- Ну че? Полегчало?
Дед помолчал:
- Да вроде полегчало, - говорит.
Еще подумал:
- Но чую - не надолго!
Ну мы с печки и свалились, тоже пошли похмеляться.

29.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Мне было девять, мы с семьей жили тогда в бабушкином доме. Лето, мама с папой на работе, баба Маруся куда-то ушла, сестра Ленка вообще за 300 км.- гостит у другой бабушки Ули. Почему каждое лето Лена поводила у бабы Ули, а я оставался с бабой Марусей мне не рассказывали, кстати, нужно будет спросить у родителей.
Приезжает Санька, мой двоюродный брат, он был на два года старше меня. Ну как, приезжает. Приехал мотовелик, а Санька его привел, потому что закончился бензин. Санька был из не полной семьи, если можно назвать неполной семью еще с двумя братьями, сестрой и матерью, но вот их отец где-то канул. У нас же с Ленкой отец был и есть до сих пор, и в те времена они совместно с ремнем тщательно контролировали наше с Леной взросление. К слову сказать, когда нас с Леной однажды раскурили сигаретами Нева все те-же двоюродные братья, а отец это вычислил и пролечил, мне хватило впечатлений до двадцати лет, а Лена уже на пенсии и не курит до сих пор. Я это еще к тому, что мотовелик, никем не пролеченный Санька, где-то стырил. Меня же природа появления этого средства передвижения у Саньки совсем не интересовала, а перспектива весело покататься, как раз наоборот.

Бензин у отца хранился в паре канистр, и овальном лодочном баке стоящих под домом со стороны сада. Канистры мы открыть не смогли, и отливали бензин в бутылку из бака. Было очень неудобно и нахлюпали мимо бутылки целую лужу.
Воровством я это не считал – мы же одна семья, но и лишний раз посвящать отца в детали мне не хотелось.
Я еще не говорил, что в свои девять лет я был уже смышленым мальчиком? А еще и очень инициативным? Говорю. Саньке говорю, давай мы эту лужу подожжем, разлитый под самым домом бензин быстренько сгорит и ладушки - отец ничего не узнает.
Санька легко согласился, я и поджег. Мои ресницы с бровями была самая малая потеря, которая только могла произойти в этот день.
На метнувшийся из под дома столб пламени и черного дымы, моментально сбежалась вся округа. Санька глубоко залег в густой смородине, поэтому когда затушили лужу, пилюлей, как самый умный, отхватывал только я. Сначала по очереди от всех соседей, потом от бабушки и к вечеру немного от отца. Он, как было не странно, всего лишь подолбил меня пальцем по башке, и очень убедительно заявил что: -Думать надо!
Потом я уже думал лучше, когда капсюли и порох из отцовского рундука с ним делил, я же говорил, что смышленый!
А поговорку про еще одно свое качество, я узнал гораздо позже, уже будучи моряком:
Инициатива на флоте - хуже пожара!

22.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Рассмешился я перед сном от очередной из депутатских инициатив, вместо реального участия – хоронить недоживших до нового пенсионного возраста за счет государства.
tps://www.newsru.com/russia/21jun2018/pohoronyvschetpensii.html
Я прошлым летом, в числе многих прочих, участвовал в электронных торгах в качестве продавца по гос. программе переселения из ветхого жилья.
Администрация нашего района закупала квартиры на «вторичке» (нового жилья у нас почти не строится) для расселения деревянных бараков середины прошлого века.
Собственными силами и средствами мы приводили продаваемые объекты в соответствия требованиям технических заданий и чрезмерно въедливой комиссии.

Деньги же на закупку выделялись, согласно программе, из федерального, краевого и местного бюджетов. Куда они делись нам не рассказывают, но прошел почти год и с нами до сих пор полностью не рассчитались. Инициировать судебный процесс сейчас – значит заморозить надежду на скорый остаточный расчет, еще на неопределенный срок и дополнительно потратиться на гос. пошлину и организацию процесса с неочевидным результатом. Пени без штрафов, по просроченным администрацией контрактным рассчетам, превысили суммы некоторых контрактов.
Ну мы хотя бы, Слава Богу, пока не завонялись.

А вот как потом быть с покойниками, если будет принят закон – не понятно. Мумифицировать на время задержки выплаты на похороны?
А может и египетских фараонов депутаты таким образом подставили?
А они пока пылятся и думают, каким образом подать иск с Того Света.
Деньги то поди на оплату гос. пошлины из гробниц, помимо всего прочего - разворовали.
Маются теперь бедолаги, фильмами ужасов подзарабатывают. Жуть.

27.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Про «омывалку» расскажу, вчера напомнили, тем более как сказал классик «Страна северная и мороз повсюду».

Начало 90-х с их кооперативным бумом, и я в своей первой машине - восстановленной из полузабытья, «копейке». Мы вдвоем закинули в нее 40 ящиков рыбных консервов с оптовой базы, плотно прижав к земле. Еще осенью, я заменил в ней штатный омыватель в виде резиновой лягушки-клизмы, работающий от механического нажатия, на кооперативный бачок, с погружным электро-насосом и тумблером в салоне.
Распылители журчали весело, и своей работой я был доволен. Воду перед зимой слил, а тут уже весенняя распутица, идет снег и замерзшая вместе с дворниками грязь на лобовухе.
Здесь же на базе прикупил кооперативную «омывалку», в пятилитровой канистре из черного пластика, без опознавательных знаков, и здесь же залил.
Повезло, думаю, что так удачно попалась.
Завожусь, отъезжаем. Двигатель и радиатор отопителя еще горячие. Выезжаю из двора на дорогу, разгоняюсь километров до сорока и нажимаю кнопку омывателя.
Незамерзайка весело струится на стекло, «дворники» скачут по намерзшему льду, я включаю вентилятор салонной печки и через мгновение меня вырубает.
Последнее что я успел сделать, прежде бросить руль и закрыть лицо ладонями - ударить по тормозам.
Оказалось в качестве незамерзающего агента в "омывалке", затейливые кооператоры применили нашатырный спирт, он стек со стекла к воздухозаборной решетке у основания капота, испарился аммиаком, пары которого разогрелись в радиаторе отопителя и выстрелили мне прямо в голову, не дав заснуть за рулем.

"Физиологическое действие аммиака обусловлено его местнораздражающим действием: он возбуждает чувствительные окончания нервов верхних дыхательных путей (окончаний тройничного нерва), что стимулирует дыхательный и сосудодвигательный центры мозга и вызывает учащение дыхания и повышение артериального давления. В больших концентрациях может вызывать рефлекторную остановку дыхания."
Ничего так - побочный, омывательно-упокоительный эффект!

18.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Мой одноклассник Серега Варивода, безобидный совсем, но такой громкий как и прилипшее к нему погоняло – Кипяток. Еще в советское время работал водилой на самосвале. Возил бетон.
Народ тогда особо не заморачивался торговыми базами и строительными магазинами, все или почти все приобреталось прямо на дороге и в основном за жидкую валюту.
Серого останавливают на дороге, договорились о цене, и машина бетона поехала мимо кассы к очередному клиенту, в район строительства кооперативных гаражей.
Едет Серега мимо гаражных боксов, а поперек дороги напротив открытых гаражных ворот «Запор» стоит – не объехать. А Серый заикается сильно и ему главное начать, а потом уже хуй остановишь, потому и Кипяток. Ну он окошко открыл, завелся медленно с му…д…аков и как начал хуесосить всех подряд да громко так с удовольствием, хотя и беззлобно совсем. И погодка хорошая, чо не поорать!
Долго хуесосил, пока из гаража не вышел его начальник участка приехавший на этом Запоре, не нагнул ответных хуев, и не лишил Серегу премии.

01.05.2018, Новые истории - основной выпуск

Трусики БОБО.

Мы с Юриком вместе кубинский рейс отработали. Он про себя, бывало, ржачно рассказывал. Может прочтет, да еще историй добавит.
Сам он физиономией на русского совсем не похож, похож на бурята, но не бурят – среднеазиат короче, не очень смуглый и рожа круглая, упитанная и довольная как у баев на сказочных картинках.
Ездил к мамке в аул, гостил какое–то время. Ну и зазнобу себе подыскал.
А аул не большой, я вообще не в курсе бывают ли большие аулы.
Короче, чтобы даму не скомпрометировать, на блядушки ходил «втишняк».
Ну сходил, пришел под утро и завалился отоспаться. Проснулся к обеду.
Мамка стол накрыла, чай там с козинаками или колбасой.
Ну и Юрик на крыльце нарисовался, прямо как спал - в трусах. А трусы-плавки белые, самый писк тогда был «из заграницы».
Жмурится на солнышко, курит на крылечке. Мама спрашивает, - долго ли, мол, вчера гулял.
- Нет, отвечает Юрик,- сразу за тобой спать увалился.
- Понятно, говорит мать, и как-то немного погрустнела. А через несколько минут заметил причину маминой грусти. Трусы на Юрике оказались вроде бы и «плавками», и белыми даже – только, с кружавчиками – подружкины.

14.06.2019, Новые истории - основной выпуск

Мой друг Леха, уже давно стал торговцем - со своими магазинами, товаром и продавцами, и из офиса почти не вылазит, а когда-то, с его слов, был не плохим охотником.
Он рассказывал мне про то, как раньше фазанов с утками добывал и даже косуль, но я его жертв, кроме кроликов (потом расскажу) не видел, и не пробовал.
А еще он начинал байку про то, как однажды зайца умертвил. Тот якобы сидел на весеннем пне, жмурился от солнышка и уши развесил, а тут Леха с ружбайкой. Так я не дал ему закончить, предположив, что он всек косому зайке метровым дедовым стволом прямо между ушей.
А вот случаю, который он мне красочно поведал относительно недавно, я склонен верить.

Они вдвоем, с его работником Вовой, решили покидать блесны на Уссури в один из выходных дней, а тут как-раз и осенний сезон на водоплавающих открылся.
Леха, теперь уже экипированный в лучших рейнджерских традициях, был неотразим. Он и до экипировки был красивым, хоть и не высокий, но ладный - женщинам очень нравится, и они ему очень.
Губки бантиком, в меру коренаст, с нижней челюстью все хорошо. А тут еще и приодет, в патронташах весь и Benelli новенькая наперевес – муха не еблась. Сказка, а не Леха!

Переправились они на островок, с его обратной стороны, на резиновой лодке, Вова спиннингом машет, а Леха в сторону заката пошел – охотиться типа, и утиный манок в зубах держит, чтобы крякать – селезень, блядь.
Вижу, говорит, тучу вдали. Черная туча, чернее - в жизни не видел, и летит быстро – быстрее в жизни не видел.
Ну летит и летит, мало ли куда, но она, как оказалось, прямо к Лехе и летела. Потемнело мигом.
Смотрит Леха, а из той тучи вырывается утка и тоже в его сторону машет со всей дури - как он и хотел. Утка летела быстрее тучи, стараясь не перевернуться в полете, от настигающего ее шквала.
Леха даже крякнуть не успел, так засмотрелся.
Говорит, что видел ее охуевшие глаза, и клянется, что пролетая над ним, она даже крылом у виска покрутила.
Прямо следом за уткой к Лехе прилетел и шквал. Лодку, на которой они переплыли пролив , шквал поднял в небо и унес через весь остров обратно на большую землю, и обрушился на остров ливнем.
Такого ливня на своем веку, Леха тоже не припоминал.
Промокли они до нитки, как будто прямо в одежде в реку ныряли, похолодало резко и лодка от них на другом берегу.
Вызвали не скорую подмогу с большой земли, Вовка вместо щук пытался поймать на блесну лодку на другом берегу, а Леха, решив скоротать время, и немного скрасить бездарную охоту, ушел с ружьем в кусты.
-Прикинь, - говорит он мне: - Мокрый, полные сапоги воды, сижу в кустах, дрожу как сука на помойке… и крякаю.

25.08.2018, Новые истории - основной выпуск

СМАЗАТЬ ТРАП

Историю мне рассказал один из коллег по Дальневосточному Морскому Пароходству в 80-х.

Они были друзьями и оба закончили одну и ту же мореходку, но с разницей 2-3 года.
Мобильники в те времена не помещались в чемоданы, и поэтому время от времени: - Бабушки, подростки и вашу мать одноклассники!- Люди друг–друга теряли.
Кто терялся не надолго, а кто и с концами.
Но эти друзья встретились. Встретились они на одном пароходе когда младшего из друзей к этому пароходу «приписали». Общаются душевно значит - обмывают приписку в каюте, и молодой старшему, который к тому времени перешел из разряда начинающих четвертых механиков в третьи, говорит, не буду мол работать на этом корыте – хоть убей.
То ли транспортная линия на которой стоял это пароход его не устраивала, что скорее всего, то ли по каким другим причинам.
Только старший друг ему отвечает что - хуй ты мол отсюда съебнешь.
И объясняет это дикой нехваткой плавсостава и особенно четвертых механиков.
А кроме того у нас, всех бывших курсантов, существовала обязанность по получении морской специальности, отработать в плавсоставе ММФ не менее пяти лет.
Быть же выгнанным с работы по причинам какого-либо служебного несоответствия – значит навсегда поставить крест на своей карьере.
А молодой и предлагает, спорим? Сбрызнули и по рукам!
Пару слов для понимания интриги.
На флоте есть такое правило-традиция (по легенде - еще с Петровской подачи) спускаться по трапам, какими бы крутыми они не были, исключительно лицом вперед, иначе - моветон и западло в одном стакане. Да и как спускаться, скорее слетать на локтях или на одних ладонях едва шаркая каблуками о балясины, сверяя траекторию полета с положением тела, особенно в качку.
А в машинном отделении морского судна, трапов положе 70 градусов я и не припомню. Такое блядство - попой вперед, негласно позволяется, может даже приветствуется, только девочкам в коротких юбках и на каблуках, если вдруг они полюбопытствуют погрузиться в пароходское чрево.
Так вот, молодой этот спор выиграл следующим образом.
Вначале он обеспечил негативное впечатление о себе старшего ком.состава. Он не то что бы дерзил, но безапелляционно высказывал свое мнение обо всем что обсуждалось за приемом пищи в кают-компании, причем в виде, чрезвычайно противно отличающимся от общепринятых.
На палубах и в проходах конечно не гадил, но казался очень неряшливым.
Когда настало время первого знакомства со своим заведованием в машинном отделении, и принятия такового в подотчет, он немного на рандеву опоздал - чтобы стар.мех(дед) со вторым понервничали и его кандидатурой окончательно опротивились.
И потом очень медленно, нащупывая ногой каждую следующую балясину (ступень), спустился к ним прямо к ЦПУ машинного отделения жопой вперед, в самом модном своем прикиде на тот момент.
Затем игриво помахал им рукой и крикнул:
- Хеллоу! - А там (в машинном отделении), даже на стоянке чего не кричи, из-за шума дизель-генераторов все одно - ничего не слышно.
Но "дед", так объявил молодому механику - прямо в ухо, его победу в дружеском споре, что его услышали даже на мостике:
- Пошел отсюда на хуй!

25.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Мой батя чувак очень основательный. Это то что сейчас я вижу сам, а то что с детства – мой дядька рассказывал.
В отличии от Толстовского Филлипка в школу его не собака загоняла, он сам пришел. Ему и пяти еще не было – предпоследний ребенок в семье. А сестра то, последняя - к тому времени даже еще и не родилась. Скучно было моему маленькому папане одному в доме на хозяйстве находиться. Два брата и старшая сестра уже давно ходили в школу, отец с конями, мамка на работе – скучно и обидно.

От горшка значит уже отвадили, а в школу видите ли – нужно подрасти. Дождался он однажды когда все разойдутся – чтоб не мешали значит, немного поучил уроки – какие захотел, набрал в мамкину сумку книг и учебников – сколько смог утащить, да и двинул потихоньку – к свету.

Хоть и попал он в школу к перемене – братьев не встретил. Да он их и не искал вовсе. Выбрал себе класс , по интеллекту, и расположился на свободной парте. А одноклассники хоть и гораздо постарше оказались, тоже особо не заморачивались мало ли - может карлик какой новенький, а может и вообще вундеркинд. Учитель правда заметил, хоть и не сразу. Спросил у него: – А ты чей будешь?- Ну по однофамильным братьям и вычислил кто его домой отведет – чтобы не сбило деревенской телегой на пешеходном переходе.

А про горшок то я зачем издалека начал. Сдается мне и от горшка его никто не отваживал - он сам то и отважился. Напялил однажды батянины галоши и пошел «до ветру» перед сном - как взрослый. Так бы этого никто и никогда и не припомнил если бы не характерный запах появившийся в избе по утру. Ходили все ходили, принюхивались. Может от сортира ветерком принесло, а может с базу свинячьего потянуло – в деревне то оно завсегда пованивает. С утра особо некогда было разбираться, а к вечеру когда аромат особенно настоялся – углубились в поиски источника, может кто ботинком "вступил".

Тут маленькое отступление нужно сделать для тех, кто с деревенско-дачной жизнью плотно не сталкивался. В каждой уважающей себя избе со временем вырастают дежурные ботинки. Их никогда не назначают дежурными специально - они сами чувствуют свое предназначение. Либо давно стоявшие за ненадобностью, либо морально устаревшие они постоянно примериваются всеми членами семьи и идеально подходят каждому.

Легко в них впрыгнув, можно сбегать за водой, накормить животных, сбегать по нужде или почесать на крыльце яйцо. В избе моих предков, ими были галоши от дедовых валенок. Для молодых или мало читающих, галоши - это резиновые полуботинки охуенного размера.
Стоит отметить что будучи надетыми на валенки, свою широкую утилитарность галоши теряют даже зимой. Кто из вас в не разношенных валенках пытался пристроиться к толчку, знают поди - как валенки назад вашу голову могут запрокинуть, а в галошах пожалуй – что сидеть, что стоять – одно удовольствие. Особенно если они подходят по размеру. А в летнюю, слякотную пору - замены им вообще не сыскать.

Как полуботинки сорок шестого размера могут подходить размером трехлетнему мальчику вы себе можете легко представить. А маленький мальчик себя со стороны не видел и представить не мог, что навалил большую нужду прямо - в задники галош. Так в галошах домой и привез, говорят – к богатству.

10.03.2019, Новые истории - основной выпуск

90-е. Мы с компаньонами приобрели новый ЗиЛ 130, одну из его последних модификаций, напялили на него будку-термос, производства местного военного заводика, и пару раз в неделю гоняли за товаром в разные стороны за километров 300-400 от нашего городка. Выезжали после полуночи, чтобы по приезду и до открытия оптовых баз, было время пару часов вздремнуть.

Зима и безлунная ночь. Леха рулит, я молчу рядом. Едем во Владивосток. Проехали примерно треть пути, ехать всю ночь. Снежный накат уже немного выбили шинами, и через него местами пробивается чернота асфальта.
В кабине натоплено, едем пустыми - достаточно быстро для этого грузовика под 90 км.ч. Заходим в затяжной поворот. Вокруг поля – болота, но насыпь дорожного полотна высокая, кое-где под три метра.
И тут нам выключают свет. Полностью.

Погасли фары, габаритные огни, даже подсветка спидометра. Слышал бы теперешний Роскомнадзор, какими красками могут внезапно заиграть запрещенные ими нецензурные слова, и особенно главное из них.
Очень осторожно, чтобы случайно еще сильнее не напугать друг друга, мы в абсолютный унисон пропели протяжное:
-Б-л-я-а-а-а-а-дь! – И замолчали.

Тормозить резко нельзя - улетишь, и руль нельзя зафиксировать – нужно подворачивать.
Так и ехали на бреющем, в полном молчании и темноте до самой остановки. Встали, выдохнули. Вылезли, осмотрелись – с метр до края насыпи. Перекурили.

К тому моменту я уже достаточно хорошо знал общее устройство автомобильного электрооборудования и основные принципы его монтажа. Я был владельцем копейки 1974 года выпуска. Но не обычной, а купленной у третьего хозяина, трижды перекрашенной и после капитального ремонта. Кстати, купленной по цене новой.
Кроме того, что в моих Жигулях перебрали двигатель, на ней полностью переварили сгнившие полы и поменяли пороги.
Когда меняли пороги, спалили и порвали жгуты проводов проложенные по всему автомобилю, а какой-то просветленный электрик все эти обрывки случайным образом соединил.
Когда я впервые выехал на ней вечером, через месяц после покупки ( сдавал на права), я оценил эффект.
Дальний свет одной из фар зажигался при нажатии на педаль тормоза, вторая зажигалась только ближним, и светила в зенит при включении дворников, от чего зажигались габаритные огни я так и не понял, а из поворотников работали только левый передний и правый задний. Про свой первый автомобиль я пожалуй еще напишу, а с «электрикой» я поступил так.

Вначале вырвал все провода, взял у отца толстенную красную книгу ВАЗ-2101 со схемами.
У товарища-телемастера набрал разноцветных проводов разных сечений, и согласно родной схемы, соблюдая цвета – заменил все.

Я это к чему. Даже в самой примитивной автомобильной электропроводке, кроме всего прочего, заложена следующая особенность. Вся она поделена на несколько независимых друг от друга цепей с отдельными потребителями, защита которых обеспечивается предохранителями или тепловыми реле. Причем сделано это таким образом, чтобы если замыкание произойдет, допустим в правой фаре, вместе с ней может пропасть звуковой сигнал, погаснуть один из габаритных огней, либо один из стоп-сигналов, или что-то еще, но всегда остается резервный источник света, или сигнал. Это сделано еще и для упрощения поиска неисправностей – не нужно дербанить всю электропроводку автомобиля, а только ту ее часть за которую отвечает сгоревший предохранитель.

Мы полезли искать предохранители в своем ЗиЛе. Искали долго – не нашли. Пока искали - зажглись фары. Потихоньку поехали. Через пол часа все снова отключилось, постояли – зажглось. Мы его нашли уже по приезду, изобретение советских инженеров начала перестройки – черную коробочку с тепловым реле, которая в случае замыкания в цепи отрубала сразу ВСЕ!
А хера им, за столом в кабинете - не рулить.
Только в нашем случае даже замыкания не было, реле просто не тянуло нагрузку.
А назад, тоже ночью, возвращались на ближнем свете, иногда выключая печку.

12.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Прошла неделя с горем пополам
Дожили еле
До воскресенья
Великодушно, позвольте нам
Хоть раз в неделю сесть на мели

Хоть раз в год
Спаси нас плот!
Год от суши спасенья ждем
*Третий день дождь
Над Миссисипи
Третий день в плоту
Под дождем.
(* 2 раза))

Компания из четырех друзей, всем до тридцати, с женами решила спуститься по реке Уссури на морском спасательном плоту ПСН-10. Двое суток в прозрачных августовских водах, вдоль живописных берегов. Я был главным вдохновителем. Настроил гитару, удочки. Сочинил блюз, тот что простонал выше, а моя супруга решила показать остальным, кто из всех жен самая главная - передумала ехать в последний момент, закатила истерику, и не пустила меня.
Из всей нашей компании я развелся первым.

21.12.2018, Новые истории - основной выпуск

«…И кое что еще, и кое что другое
О чем не говорят, чему не учат в школе»
Из пошлой песенки 70-х.

Совсем не учат - как выбирать себе жену.
Однокашника встретил через пару лет после мореходки - достаточно суровый, но бесхитростный парень.
- Как дела? – Он и рассказал.
На его молодой и истосковавшийся в море либидо, запрыгнула чувиха, и жили они совместно, между его рейсами.
У молодой чувихи на плечах к тому времени уже было два ребенка. А тут однокашнику тема подвернулась, устроиться в длительную и денежную загран – командировку во Вьетнам на трубоукладчик. Он был с дипломом и «визирован», но советская власть, к тому что уже имелось, требовала наличие семьи и членство в КПСС. Он стремительно женился на упомянутой подруге, установил отцовство, и вступил в партию, но... в длительную и денежную командировку вместо него поехал сын одного из городских коммунистических функционеров, и даже без профильного образования.
Теперь уже мадам, однокашника, оказалась редкой прошмандовкой, и в сухом остатке он приобрел: редкую прошмандовку, двух малознакомых детей, работу в портофлоте и членство КПСС накануне "перестройки". Так себе, букет.

11.09.2019, Новые истории - основной выпуск

Мой друг, товарищ и брат Леха, чувак очень увлеченный. Особенно когда не бухает. Если он бухает, то делает это также самозабвенно, хотя в этот период увлечен исключительно блядями и последующим избавлением от приобретенных «букетов». По частоте и разнообразию перенесенных им венерических заболеваний, можно судить хотя бы по тому, что единственный укол который я поставил за собственные полвека, оказался уколом бициллина в Лехину жопу, будучи в совместной командировке в ЗиЛовской будке, лет тридцать назад.

Не бухает Леха уже несколько лет, и свои прежние увлечения охотой и рыбалкой, несовместимые с трезвым образом жизни, Леха предусмотрительно забросил. Вместо них он сначала купил себе навороченный электронный микроскоп и немного позже такой-же телескоп. С выбором микроскопа еще более-менее понятно, может хотел воочию познакомиться с гонококками и хламидиями из собственных мазков, а вот внезапно проснувшуюся в нем тягу к звездам, я объяснить пока не могу.

А немного раньше, когда Леха еще поддерживал дружбу с Бахусом, он обзавелся компактной кэноновской фото-камерой. Из-за отсутствия приличных сюжетов в пределах нашего городишки, Леха решил выехать на пленэр, к нашему общему товарищу Толику, за город.
Толик, к тому моменту, выкупил в бывшем садово-огородничестве два смежных участка на берегу лесного озерца, и очень мило их благоустроил. Он срубил бревенчатую баню, со спальными местами и флигель поодаль, для мужика который за этой баней будет безустанно следить, топить, и Толика с его гостями встречать в любое время суток. В довершение пасторали, Толик организовал модный курятник, и густо заселил его экзотическими рябушками.

В назначеный день Толик распорядился мужику растапливать, и Леха, прихватив реактивов, прибыл в назначенный час на место. Изрядно причастившись с Толиком до, во время и после баньки, Леха вооружился камерой, и вышел ловить свет. Он пофотографировал кур - фотографировались они отвратительно, бревенчатую баню, походил по берегу озерца в поисках интересного сюжета, и вдруг Лехе повезло. На недавно стриженном газоне, под молодым дубком, он обнаружил семейку белых грибов. До чего ж красивая семейка, думал Леха, чуть ли не каждый с листиком на шляпке. В полном восторге он падал на колени, менял ракурсы, выдержки и диафрагмы, ползал на пузе вокруг лесных красавцев и самозабвенно фотографировал. Щедро наделенного фото-трофеями Леху, встретил расслабленный Толик, но Лехиного энтузиазма не разделил. Потягивая темный бархатный закрепитель, и улыбаясь, в свои наверняка вонючие от табака усы, Толик рассказал Лехе, что грибы, дескать, все до одного пластмассовые, и куплены на китайском рынке.
- И кстати, - скучно добавил Толик, - Откуда еще взяться грибам в ноябре?!

16.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Один мой товарищ, в прошлом неважный комсомолец и двоечник - Толик, душевно похмелившись с утра после нашей пасхальной "всенощной", стоял и улыбался в солнечное окно. Я, проснувшись у Толика в гостях на горбатом диване, только открыл глаза.

Зазвонил телефон, сотовых еще не было, а на локальный позвонить ему мог только жаворонок Владимир Иваныч, сумевший таки добраться от Толика до своего дома, далеко за полночь.

Наверняка зная откуда звонок, Толик поднял трубку, и исполненный праздничной благодати и комсомольского озорства, намеревался вместо тривиального: -Алле?,- произнести известное пасхальное приветствие: - "Христос воскрес!", но немного перепутал, и получилось просто представиться:
- Иисус Христос!

- Я в тебя верил! - Простонал я, сползая с дивана.

24.09.2017, Новые истории - основной выпуск

Вонь вояж.
Я тогда торговал. Вернее мы, вдвоем с Толяном. Конец девяностых. К тому времени мы, уже порядочно подуставшие от этого бизнеса, имели две-три торговые точки, магазинчик и возили парфюм и прочую шнягу в свой городишко из Владика и Хабары. Ездили всегда в ночь, чтобы к утру быть на месте и, загрузившись, вернуться назад к следующему вечеру. В очередной раз жду Толика дома к полуночи, он задерживается часа на полтора, я психую (сотовых не было) и наконец он появляется на нашем микрике, за рулем и подшофе. Я психую сильнее и, садясь за руль, обнаруживаю в темноте салона двух человеков. Спрашиваю вежливо Толю: - Че за хуйня, мол, Толя? Толя начинает бормотать про своих друзей, которым с нами почти по пути, до Владика. Ну и чтобы стало совсем по пути, нужно заехать в какую-то деревню, которая нам совсем не по пути и забрать с собой …свинью, …блядь:
- Че, БЛЯДЬ, забрать? Свинью, говорит, ночью во Владивосток по пути за парфюмом,…пообещал. Я оторопевший от неожиданности даже не орал, воткнул рычаг и медленно осознавая происходящее, молча порулил на выезд из города. Между тем мутные тени за спиной ожили и одна из них молвит:
– Здорово Леха! Это ж я, Паха!
- Какой Паха?
- Сосед твой сверху, бля. Над родителями твоими жили с мамкой, по Пушкинской, мы ж бля даже какие-то родственники!
Паху я конечно вспомнил, встречал его несколько раз в подъезде в окружении малолетних уркаганов, лет 20 назад, когда учился в школе. Ко мне они не цеплялись, видимо из-за Пахи, который помнил какое-то наше с ним родство и сдержано со мной здоровался. Примерно тогда Паху и загребли по малолетке и на долго. Ну и так случилось, что они были корешами детства с Толиком, моим теперешним компаньоном. Паха оказался разговорчивым. Бодрым прокуренным голосом он продублировал своего негромкого спутника, представив: – Абдулла! И рукой на развилке чуть в сторону перенаправил наш маршрут.
– Ща, Леха, шесть сек, свинью заберем.
Я повернул, еду. - Куда? - спрашиваю.
- Прямо.
Еду, еду, дома заканчиваются.
- Куда? - интересуюсь.
- В Донское.
….? (8 км по грунтовке и возвращаться…)
- Ну ты, Толя, блядь!
Ночь. Начинался дождь. Доехали. Полузабытая деревенька в стороне от проходных трасс. Поздняя осень. Темень. Две улочки с убогими лачугами, во всей деревушке горит одно окно. Наше. Открыли боковую дверь, просигналили, пахнуло навозом и промозглой сыростью. Колхозники не спали. Полученный накануне свиной аванс держал их в тонусе и добром расположении духа. В темноте слышались голоса, хлопала дверь. Я, пытаясь смириться с происходящим, поторопил. Паха с Абдуллой нырнули в темноту. Минут через пятнадцать открылась задняя дверь нашего грузо-пассажира, автобус закачался, голоса, возня, пронзительный визг свиньи, маты и тишина. Выгнанный мною на погрузку Толик вернулся в кабину.
- Че там?
- Сбежала.
- Заебись! А ты хули сидишь? Иди загон строй, а то она тебе на голову насрет!
Толик свалил, где-то нарыл кусок фанеры и кое-как, и не высоко, отгородил задний ряд сидений от грузового пространства. Где и как урки с колхозниками гоняли свинью скрывала темнота, а я философски себя успокоив, настроился на бесконечную ночь. Слабая надежда на свиную смекалку и вероятность ее удачного побега рассеялась, и вскоре беспокойная деревенская жизнь визгом и матом ввалилась мне прямо за спину. Осторожно трогаюсь, прислушиваясь к поведению автобуса. Не закрепленный центнер свиньи визжит и шароебится в корме, стараясь нас перевернуть. Паха за неимением кнута и пряника, перекинув руку через спинку сиденья, херачит со всей природной смекалки по подопечному загривку полторашкой «Ласточки» и на фене убалтывает свинью заткнуться.
Из сельского тупика не спеша въехал обратно в город и повернул в нужную сторону. На часах было около двух. Свинья поутихла, Паха отдышался и уже у самого выезда трогает меня за плечо:
- Лех, здесь еще налево, шесть сек!
- Нахуя?
- Да справку для ментов на свинью нужно взять у председателя, думали со свиньей отдадут, но кресты сказали, что в деревне он днем не появлялся и «гасится» в городе у своей проститутки.
Свернули в частный сектор, и немного проехав, остановились у просторного, чуть освещенного дворика с домом в глубине. Посигналили. Долго никто не появлялся, еще посигналили наконец зажегся свет и минут через десять с крылечка, опираясь на палку, спустилась довольно рослая старушенция.
- А вот и она!- гыкнул Паша.
- Может это его мать? – равнодушно предположил я.
- Неа, - о чем-то своем подумал Паша, - Праститутка.
Паха с проституткой зашли в дом, с ксивой все получилось и вскоре мы тронулись.
Минут сорок, до ближайшего поста ДПС, Паха развернуто и с плохо скрываемым энтузиазмом, отвечал на мой вежливый вопрос, о том чем все-таки вызвана необходимость такой затейливой миграции парнокопытного.
По Пахиному раскладу все оказывалось просто, как все гениальное. Обуреваемые жаждой наживы, Паша с Абдуллой пораскинули кто чем мог и припали своим пунктом быстрого питания к артемовскому аэропорту. Из ассортимента и цен представленной на мясных рынках свинины, так необходимой к столу скучающих трансконтинентальных пассажиров, они имели обоснованные претензии. Во-первых, цена на свинину была явно и необоснованно завышена, во-вторых, отсутствие на рынке некоторых жизненно важных свиных органов наталкивало на мысли о ритейлерском сговоре. Короче весь фокус их предприятия заключался в чрезвычайно глубокой переработке нашего пятого пассажира. Паха на пальцах легко накинул пятикратный подъем от стоимости живого веса, по ходу повествования пробежавшись по широкому ассортименту ожидаемо свиных деликатесов. Не забывая о воспитании подопечной и время от времени с треском просекая темноту салона пластиковой бутылкой, Паша балагурил все первые семьдесят километров. Чушку же радужные Пашины перспективы изрядно пугали. Воняло говном. Про элегантное решение по снижению себестоимости мяса за счет похеренных транспортных расходов, он вежливо упоминать не стал. Кто-то достал черпак, они пару раз пустили его по кругу, и вскоре ебанутая голова Толика начала болтаться.
Толстый мент с палкой наперевес замаячил в свете прожектора и прервал монотонное урчание дизеля. Торможу. Стандартно-неразборчивый бубнеж, и рука потянулась к моему окну за документами. Судя по тому как мент ухватил мои права, изучать документы прямо сейчас он явно не собирался, и поэтому я попытался пояснить:
- Это мои права, вот тех. паспорт, вот хозяин машины. Кивая на Толика: - А вот его паспорт.
- Разберемся, - прошамкал толстый. - Че везем?, и посмотрел в сторону тонированных автобусных стекол. Такого поворота я не ожидал. Скорее не так; за десяток лет еженедельных командировок с товаром и без, на этот вопрос я устал отвечать, но во-первых, не в каждой поездке нас останавливали, во-вторых не всегда задавали вопросы, и в последних ни разу на заданный вопрос я отвечал…
- Свинью, - говорю, как бы между делом. Мент переварил, картинно поднял очи и сделав шаг в сторону салона поднял перст.
- Откройте.
Охотиться на чужую свинью в ночном лесу мне не хотелось, и заднюю дверь я открывать не стал. Я словно театральный занавес сдвинул боковую и показал менту двух уркаганов. Аллюзия с чертом из табакерки к этому случаю - самое то, только с двумя. Служивый от неожиданности чуть присел, словно слегонца захотел по большому. Не детские лица антагонистов ввергли его в ступор. Я напомнил про свинью, махнув рукой в темноту за спинкой сиденья: - Вон там!
- Документы, - прошептал мент. Приняв протянутые паспорта, для вида быстро их пролистнул и возвращая владельцам, уже решительнее позвал за собой.
- Пройдемте.
- Всем? – поинтересовался я, он отозвался эхом. Подмывало уточнить про свинью.
В избушке было людно, большей частью маялись водилы, остановленных на посту фур. Придорожные менты в это время года промышляли чем могли. Пока не застынут таежные зимники, лес - основное богатство здешних мест, по гиблым летним дорогам из тайги почти не вывозят. Это с наступлением холодов они, словно клещи к венам, прилипают к лесовозным трассам, ведущим от отрогов Сихотэ-алиня к большим деньгам, обкладывая данью каждую лесную машину, и по сезону с ними могут сравниться, разве только давно охуевшие от шальных денег таможенники.
За огромным бюро деловито ерзал главный счетовод. Пухляк кинул наши документы на край стола и свалил. Кассир в погонах наметанным глазом просматривал накладные, путевые и прочие, и прикидывал по ходу чем можно поживиться. В голодные месяцы они не брезговали ни чем. Понятное дело, что выгодней было бы задержать партию «паленного» алкоголя, чем запоздалую свинью, но как водится «на безрыбье» однажды, с «нечего взять» у меня отмели даже запасную автомобильную камеру. Прикинув собственные риски, я ждал своей очереди достаточно спокойно. Если не считать пассажиров и подложенной Толиком свиньи, автобус был пустой. Вероятность же «попутного» мешка маньчжурского каннабиса, (пронеслось в мозгу) подложенного внезапными пассажирами стремилась к нулю, сезон давно закончился. Разве только попробуют отжать свинью?
От нечего делать я разглядел своих попутчиков. Абдулла окромя своего имени ничем особым не выделялся и являл полную противоположность известного персонажа и заклятого врага товарища Сухова. Невысокий, щуплый парень лет тридцати с приятной улыбкой и негромким мягким голосом. Паша в отличие от своего немногословного друга, был персонажем сам по себе. Среднего роста, поджарый, с черепом обтянутым кожей традиционных чифирных тонов, заметно уставшей в складках вокруг рта, и венчавшей его снизу выраженной челюстью набитой полудрагоценными металлами, он гипнотическим взглядом оглядывал милицейские декорации. Если мужчинам его подчеркнуто зековская внешность могла внушить только потенциальную опасность, женская психика, чему позднее я бывал свидетелем, на нее сокрушительно западала. А хуле, наверно думали они, такой - по любому выебет, даже если не за что.
Очередь застыла, я немного потоптавшись повернулся к его подошедшему компаньону:
- А Абдулла это погоняло? Он улыбнувшись, протянул паспорт. Я понял почему он улыбнулся когда его открыл. Да, имя Абдулла там было. Но то что было кроме, делало его имя таким же обыденным как например Виталий, и даже для русского. Там были фамилия и отчество. По понятным причинам, даже если бы я их записал или непостижимым образом сейчас вспомнил, то в моем письменном повествовании пришлось бы долго и безуспешно выдумывать немыслимые аналогии, чтобы постараться как-то передать нахлынувшую на меня бурю эмоций от этих нескольких слов. Ну как слов, хорошо известных и филигранно исковерканных матерных сочетаний. В общем, Ракова Стояна с Ебланом Ебланычем там не стояли даже рядом. Пытаясь сдержаться чтобы не заржать, я выронил паспорт в руку Абдуллы:
- Охуенно!
Абдулла это давно знал и уже улыбался вовсю. Вернулся толстый, и почему-то решив побыстрее разобраться с неординарным случаем, а может для того чтобы не мешались, пододвинул наши документы к старшему:
- Посмотри.
Тот, повертев мои права, прочитал фамилию:
- Кто?
- Я, - протиснулся я к бюро.
Он рассмотрел тех.паспорт:
- Доверенность?
- Я с хозяином, вон паспорт, - я показал на стол.
- Где хозяин?
Толик просунул сквозь очередь свою «косую» морду:
- Я.
Мент поднял глаза, сверил Толину голову с паспортом, поморщился - пьяных перевозить пока не запрещено. Он вопрошающе посмотрел на толстого, типа – и хуле?
- Там свинья, - неразборчиво прошептал толстый.
- Че? - старший снова поморщился.
- Свинья в автобусе, - сухо повторил толстый.
Блядь, как все серьезно подумал я. Старший на мгновение «завис». Ну как на мгновение, если бы речь шла о том, чтобы обыденно поинтересоваться документами на перевозимый груз, а не о способах разделки свиной туши хватило бы малой доли того мгновения. Он взял себя в руки:
- Документы на свинью есть?
Я повернулся к Пахе и мне на мгновение показалось, что дальше была его домашняя заготовка. Он мгновенно выхватил у скучающего Абдуллы свиную справку и с нарочито-серьезной мордой протиснувшись сквозь строй, оперся на ограждение.
- Вот! - протянул ее Паха.
Скучавший до этого народ, слегка оживился. Им явно не казалось тривиальным наше ночное путешествие.
Мент, зыркнув на Паху поверх очков, уткнулся в писаное.
- Вы хозяин? - поинтересовался он дочитав.
- Да, - как-то напыщенно кивнул Паха.
- Паспорт, - откинул ладошку мент.
Паха, порывшись в нагрудном кармане, протянул.
Мент внимательно пролистал паспорт до прописки, потом назад, зачем-то снова развернул справку:
- А кто такой?..., - медленно, по слогам мент начал зачитывать загадочное арабско-русское заклинание из справки, включая «Абдулла» и по тексту далее…, и в конце изо-всех сил стараясь не рассмеяться, матерясь при исполнении, наконец выдохнул:
- Где? - добавил он, забыв где было начало предложения.
Я отвернулся – народ улыбался уже во всю. Они, пожалуй, представляли дремучего чужеземного крестьянина в чалме и бурке, выжженный солнцем скалистый аул, отару свиней… или все-таки баранов…
- Я, - неожиданно, словно в сказке про старика Хоттабыча, и еле слышно пропело сзади. Толпа качнулась, и начиная хихихать вслух, повернулась на голос. Абдулла помахал менту рукой. Мент вытянул шею, затем сдерживаясь и стараясь сосредоточится повернул голову к Пахе:
- А вы…? - он медленно придумывал вопрос.
- Я нет, товарищ майор! – Паха заразительно гыгыкнул. Тоненькая ниточка в сознании майора связывающая меня со всем происходящим порвалась.
- Вы водитель? - он обращался к Пахе.
- Не угадали! - прорвало Пашу. Народ развеселился, я заплакал. Мент, ухватывая потерянную ниточку с надеждой посмотрел на Толика. Тому же вряд ли доходил весь смысл происходящего, он скорее платил взаимностью улыбающемуся менту, и как ребенок радовался вместе с ним. Я, привлекая взгляд майора, тыкнул себя в грудь, выдавив:
- Я водитель. Моя физиономия знакомой ему не показалась, скорее случилось дежавю из которого я его вывел показав пальцем на свои документы. Он что-то вспомнил и задумчиво собрав документы в кучу, протянул мне.
Из распахнутой двери автобуса пахнуло большими деньгами, и по кругу весело забулькал черпак. Мы тронулись и под утро добрались до места. Где-то в лабиринтах, накрытых утренним туманом кооперативных гаражей, я высадил пассажиров и наверстывая время, без остановки порулил дальше. А опухший Толик, на ходу постукивая головой по бортам, мокрой тряпкой размазывал по автобусу остатки чужого богатства.

23.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Недавно в обсуждалке я заикнулся про то, что в советскую 20 копеечную монету помещается 100 японских иен, просили рассказать.

Эта была наша первая морская загран. практика. Пассажирский теплоход «Хабаровск» стоял на линии Находка-Йокогама-Находка, и в основном довозил транзитных туристов-кругосветников, уже добравшихся из Австралии в Японию, до Транссиба.
Нас, курсантов принятых в штат в качестве мотористов, было трое Сундук, Вава и я. Те кто родом из советских шестидесятых, могут себе представить эйфорию двадцатилетних пацанов, впервые оказавшихся за кордоном в 1984-м.

Из-за этого, для меня первый приход в Японию оказался особенно грустным.
Еще утром по громкой связи объявили, что экипажу не занятому вахтами, предлагается на выбор два варианта увольнения на берег. Либо дикарями, группами по три-пять человек под присмотром одного из комсоставщиков, по Йокогаме, либо на посольском туристическом автобусе на экскурсию в Токио.

Сундук с Вавой к обеду уже гуляли по Йоке, а я с токийской группой остался на судне ждать автобуса.
Ждали долго и нервно, но автобус за нами так и не приехал. Стоянки короткие. Попрощавшись с пасмурным и душным Йокогамским портом на десяток дней, мы взяли обратный курс.

Сундук с Вавой были переполнены эмоциями от своих японских приключений, и с удовольствием выплескивали их на меня:
-Леха! – Уже ностальгировали они, перебивая друг – друга.
- Это ж полный …! Торговая улица вся в кафеле и ковры из магазинов прямо на улицу. И огромные корзины с джинсами и кроссовками на распродажах!
Но их самым захватывающим приключением стала атака на вендинговые аппараты с напитками.

Старший брат Вавы, будучи моряком, поделился с ним этим секретом.
Оказывается 20-ти копеечная советская монета повторяет диаметром японскую монету в 100 иен - один в один, и хотя на ощупь иена кажется несколько массивней, автоматы якобы принимают ее за свою. Вава затарил двадцатками оба кармана.

На популярной, среди моряков торговой улице Йокогамы, не далеко от порта, Сундук с Вавой приметили один из автоматов, улучили момент когда старший группы скроется с глаз, и засунули в щель автомата монету.
За 20 копеек у них получилось купить громкую и очень тревожную сирену, которую выдал автомат в ответ на покушение, и сотню метров спринта от места преступления до людного перекрестка, где они смешались с толпой.

В следующий наш приход в Йоку я все-таки решил добить вопрос с Токио, и рискнул оформить дубль на экскурсию. Поездка состоялась. Вава поехал со мной, с ним направились и два его, набитых монетами, кармана. Пропущу описание всей экскурсии по Токио, слава Богу теперь этим никого не удивишь, и сразу отправимся к этим самым торговым автоматам на Гиндзу, к которой нас привезли поздно вечером.

Уже даже не смеркалось, оторвавшись от группы, мы с Вавой гуляли по ночному Токио.
Вместо выцветшей СЛАВЫ КПСС нам отовсюду подмигивали неоном симпатичные японки, переливаясь, скользили по стенам иероглифы, звучала музыка, и не спеша шуршали мимо лакированные автомобили.

-Леха! – очень громко прошептал мне Вава, - Смотри!
Я посмотрел в направлении его вскинутой руки. Неподалеку, прямо на пересечении двух широких улиц, огражденный со всех сторон светофорами и зебрами пешеходных переходов, светился огнями безлюдный, автоматный остров.
-Держи! – Вава, высыпал в мою ладонь жменю монет и мы побежали к автоматам.

Каких напитков в них только не было. Точнее, мы не знали какие напитки там были, кроме узнаваемых нами – колы, кофе, чая и фанты. Все по 100 иен.
Нескончаемые ряды разноцветных баночек, бутылочек, коробочек, пакетиков и стаканчиков смотрели нам прямо в душу, предлагая, и не оставляя выбора - бомбить!
Я просунул в щель первые двадцать копеек, и на всякий случай приготовился рвать когти. Монета не спеша прозвенела по лабиринту и вывалилась в возвратный карман. Автомат молчал.

В следующее мгновение, приняв двадцать копеек запущенных Вавой за чистую монету, казалось весь этот остров, выдохнул волшебное «К-х-х-х-е !!!», и зажегся сотнями красных стрелок. Вава нажал первую попавшуюся, и в лоток глухо выпала, запотевшая бутылочка.
Бинго! Тут-же сработало и у меня!

Словно беспроигрышные игральные автоматы они кряхтели наперебой, предлагая нам отведать нескончаемые образцы японской пищевой промышленности.
По нескольку банок мы всосали «не отходя от кассы, и набив все-что можно набить в легкой летней одежде банко-бутыльками, поскакали к автобусу. Затем с удовольствием порадовали прохладительными напитками всех наших немногочисленных попутчиков, и всю обратную дорогу до Йокогамы пытались не обоссаться.

И был еще один, последний подобный опыт в следующий наш приход.
Йокогама в тот день праздновала собственную годовщину, и в ожидании грандиозного полуторачасового салюта, тысячи японцев начали собираться на набережной вокруг морского вокзала, еще с обеда.
Мы вдоволь нагулявшись по Йоке, вернулись в порт когда уже стемнело и представление только начиналось.

Обнаружив возле безлюдного продуктового магазина, неподалеку от места нашей швартовки ряд торговых автоматов, решили снова попытать удачу. Получилось. Уже под дождем, с трудом дотащили два объемных, расползающихся бумажных пакета до судна, и устроили дринк-пати. К обеду следующего дня по громкой связи экипажу объявили, что накануне вечером в торговых автоматах портового магазина было обнаружено большое количество российских и греческих монет.

Кроме того, прибывший на борт японский представитель, предупредил о том, что в случае задержания правонарушителей, они будут отданы под суд в Японии.
Опасаясь обыска, мы с Вавой спешно выхлебали оставшиеся жидкости, и выкинули банки в иллюминатор.
И, как говорится - концы в воду!

Да, еще! В этой истории подвис вопрос этического характера нашего проступка. Скверно, конечно, мы поступили. Читай своровали. В оправдание могу сказать, что никогда ничего не воровал ни до не после этого случая - даже мысли не возникало.
Здесь было совсем другое - риск, азарт и юношеский долбоебизм. Примерно с тем же настроением и успехом мы долбили по бедным газировальным автоматам на Владивостокской набережной.
Так что японцы пусть еще скажут: - Аригато!
Шучу. Теперь стыдно, конечно. Пардон!

12.09.2019, Новые истории - основной выпуск

Я тогда во второй раз развелся, уехал в своей машине и в чем был. Поселился в квартире друга, он переехал в другой город. Голые стены, из утвари несколько тарелок с ложками, чайник и электропечь. Никакого настроения ходить по магазинам, и в очередной раз начинать обустраивать собственную жизнь. Сижу в офисе своего магазина, а тут Толик заскакивает – поздороваться. Видит старинный, чугунный утюг у меня на подоконнике. Я его как то давненько сам под настроение отреставрировал, почистил и покрыл лаком. Ну Толик и загорелся продай, да продай. А сегодня в старых бумажках наткнулся на письмо, оставил тогда на память. Набрано шрифтом, стилизованным под старославянский.
«Многоуважаемый, Анатолий Николаевич!
Обдумывая Ваше предложение, и пытаясь определить цену обозначенного Вами предмета обихода, Ваш покорный слуга испытал нервное расстройство и глубокое оцепенение, чем и объясняется столь долгое молчание.
Будучи не в состоянии проследить умом Вашу выгоду от приобретения указанного предмета, верою служившего нашим предкам в течении долгих десятилетий прошлого века, и не имея возможности проследить временные метаморфозы цен на подобную утварь, поддаюсь душевному порыву, и предлагаю следующее.
Учитывая Ваш неподдельный интерес и собственные моральные страдания, по причине расставания с памятной мне вещицей, предлагаю обменяться с Вами на такой же функциональный прибор, столь же современный сегодня, как и предмет нашего разговора, до момента изобретения электричества. Доверяю Вашему вкусу и добрым намерениям.
Искренне Ваш, Алексей.» И отправил ему факсом.

Толик мне перезвонил, мы поржали, и он притащил мне самый модный на тот момент Тефаль. Так я это, про добрые намерения)
Прошло почти двадцать лет, те утюги которые нам с супругой дарили позже, мы раздали. Жена давно пользуется какой-то паровой станцией, а я, хоть и не часто приходится, все тем-же. Как новый, зараза!

06.06.2018, Новые истории - основной выпуск

СТРОИТЕЛЬ

Давненько было. В СССР еще.
Я тогда работал в строительной организации и наш участок обеспечивал другие подразделения треста средствами малой механизации.
Кроме всего всего прочего там были и наружные подъемники разных типов. Уже перед сдачей самого высокого здания комбикормового завода, по памяти чуть более 50 м. на его крыше мы и монтировали Пионэра для штукатуров.
А к нам тогда мастера нового прислали, мы его до этого момента и не видели, только слышали.
Говорили подполковник в отставке, артиллерист.
А нужно это ему было якобы для того, чтобы выработать недостающий дальневосточный стаж для пенсии.
Я в это легко поверил, да и интересоваться подробностями никакой необходимости не было - мне в те годы мысли о пенсии даже в голову не приходили.
Ну торчим мы значит на высоте, втроем кажется. Каждый свое крутит на морозе – поздняя осень была. И ветер вроде не сильный, но минус 20 за час-два делает ваши пальцы абсолютно неуправляемыми.
Гайку М8, тросового зажима, можно пытаться наживить на резьбу целую вечность.

Ну крутим, значит, слезки рукавом смахиваем… И тут появляется он – Мастер.
Здоровый мужик, в смысле габаритов, в смысле здоровья как такового – на любителя.
На любителя выпить хорошо, и закусить красиво. Морда круглая, красная как помидор и тяжелоартиллеристская одышка.
-Здрово. – выдохнул он и замолчал отдуваясь.
Походил пару минут по узкому периметру, опасливо посмотрел вниз, и вернувшись ближе к середине башни прицелился вдаль, на город.
Помню, подумал тогда, какой хер его на мороз выгнал, с коллективом познакомиться? Так я его, кажется, после уже и не встречал больше никогда. Я сам то, с дипломом судового механика работал на окладе слесаря 6 разряда, а работу выполнял подмастерья слесаря, только ради не скорой квартиры, а ему то что здесь нужно – артиллеристу? Разве только поднять нам настроение?
А вид на городишко отсюда, в прозрачном осеннем воздухе открывался превосходный.
Подполковник поглядел вдаль, удовлетворенно крякнул – словно лучком с салом закусил, и пробежав улыбкой по нашим задубевшим физиономиям, вновь устремил мечтательный взгляд на город. Еще постоял.
-Вот бы отсюда - прямой наводкой ебануть!

30.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Сначала вообще не смешно, потом смешно так, что даже не верится что было так не смешно...

Минкомсвязи отнесло сайты с функцией комментирования к организаторам распространения информации
26 января 2018 г.

Минкомсвязи РФ считает, что наличие у того или иного сайта функций, позволяющих пользователям оставлять комментарии, является достаточным основанием для включения ресурса в реестр организаторов распространения информации (ОРИ).

Согласно определению из закона, организатором распространения информации "является лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных систем и (или) программ для электронных вычислительных машин, которые предназначены и (или) используются для приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей". С точки зрения Минкомсвязи, комментарии являются электронными сообщениями.
К настоящему моменту в реестре ОРИ, который ведет Роскомнадзор, насчитывается всего 98 записей, хотя количество сайтов, на которых пользователи могут оставлять комментарии, исчисляется десятками, если не сотнями тысяч.
По закону организаторы распространения информации обязаны хранить на территории России данные о фактах приема, передачи и обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков, видео- или иных электронных сообщений пользователей в течение шести месяцев с момента окончания осуществления таких действий, а после вступления в силу "закона Яровой" 1 июля 2018 года этот срок будет увеличен до одного года и компаниям также придется до полугода хранить содержимое разговоров, сообщений и другой контент пользователей. Эти данные компании должны предоставлять по запросу уполномоченным органам, например ФСБ.
https://hitech.newsru.com/article/26jan2018/ori_rules

1985 год. Двухкассетников на судах, особенно стоящих на Японских линиях, в то время было в избытке, так что переселяясь с парохода на пароход я, для облегчения процесса, переносил кроме зубной щетки только гитару и любимые кассеты.
Перед очередным отходом из Находки (порт Восточный) в Японию и сразу после таможенного досмотра, меня вызвали с вахты в машинном отделении по громкой связи. Вызывал первый помощник капитана. Для тех кто не в курсе что это за должность поясню. Отношение к мореплаванию как к таковому этот помощник не имеет, и в его должностных обязанностях возможность участия в процессе мореходства прописана в последнюю очередь.

ПРИКАЗ Минморфлота СССР от 09-01-76 УСТАВ СЛУЖБЫ НА СУДАХ МИНИСТЕРСТВА МОРСКОГО ФЛОТА СОЮЗА ССР (2018) Актуально в 2018 году.
«126. Первый помощник капитана подчиняется капитану и непосредственно отвечает за политико-моральное состояние судового экипажа.»

Захожу я в кают-кампанию, он сидит за столом и в руке крутит кассету.
-Твоя?- спрашивает. Я посмотрел на подкассетник, от руки авторучкой написано Scorpions и название альбома.
-Моя.
-А ты знаешь что эта группа запрещена в СССР? – Я вспоминаю что недавно был в гостях у однокашника и он мне записал Розенбаума на том что попалось под руку. И ему в ответ:
-Я как только узнал об этом, сразу стер нафиг. Там Розенбаум.
-Чего?! Тем более! – Взвился первый: -Ты слышал че он поет? – Я к тому моменту только прилетел из Питера, был проездом, видел его афишу и немного преувеличил:
-Я только из Питера, там весь город его афишами обклеен!
Первый не унимается и зовет второго помощника с магнитофоном.
-Хорошие там песни,- говорю. – Лирические, есть казачьи, про коня и эта еще про…. Утку!
-Про кого?- Первый посмотрел на меня поверх очков:
-Включай.- Второй заряжает кассету.

С песней я не угадал. После пары аккордов, Саша бодренько так и одновременно по актерски проникновенно, не подкачал:
Я — Сэмен, в законе вор,
Сам себе я прокурор,
Беня Крик мне друг, сестра — Нехама,
Мне братишкою — прибой,
Молдаванка — дом родной,
И судьба моя — Одесса-мама.

Товарищи офицеры переглянулись и вылупились на меня. Я постарался не заржать.
-Не, -говорю. - Про утку другая.
Дослушать песенку не получилось. Первый повертел кассету в руках:
-Отдам по приходу. Сотри или выкинь, но чтоб здесь я этого больше не слышал.

Тому кто ностальгирует по СССР скорее всего ничего уже не объяснишь. Может молодым? А молодым, чтобы ничего не напутали «Запрещенные барабанщики» в песне про голод очень в тему пропели:
- Делай выводы сам, мальчик!
...Но сначала вообще не смешно. Снова.

26.12.2019, Новые истории - основной выпуск

Я в то утро заступил дежурным по роте. Один дневальный, как и положено, на тумбочке у входа, трое на мореходском камбузе моют посуду, да картошку чистят, остальные курсанты на занятиях. А тут комиссия из Москвы, меня предупредили. Для понимания поясню. Хотя и дрючили нас по полной строевыми и военными науками, и давали офицеров запаса, мы воспитывались для торгового флота.

Я их с утра пас из окна нашего третьего этажа. Смотрю, идут. Человек семь. Все капрасы, по-парадке, черно-желтые и страшные, блядь!

В расположении роты никого кроме нас с дневальным оставаться не должно. Я думаю, пробегусь по коридору, проверю по кубрикам.
Заглядываю в свой, а там Карлюков, Карло по-нашему, в робе разметался по шконке, и дрыхнет, аж слюни пустил. Я как нагнал ему громкой, авральной жути, так он свои гады чуть задом-наперед не напялил.
Оставляю его, бегу ко входу, а они уже вот!
Рапортую бледным юнкером, мол, по службе все заебись, товарищи-господа командиры.
А тут и Карло подоспел, идет прямо к нам словно на вантах, и дрожит весь. Он был из юных боксеров, поэтому соображал не очень, а тут еще крайнее волнение, и его заикание, которое в обычной обстановке было почти незаметным.

- Кто такой будешь? – Спрашивает его самый страшный офицер – наш начальник военно-морского цикла.
Карлюков, совсем неотдупляя, что впопыхах забыл надеть мичманку, вскидывает руку, причем левую, в приветствии:
- Ку-ку-ку-рса-ант, Ка-ка-ка-рлю-коов!
Офицеры, зачарованные происходящим, либо еще не очухавшись от вчерашнего, приветственного банкета, молчали.
Капрас скривился, и махнул рукой, словно отгоняя назойливую муху:
- Съебни отсюда!
Наш красавец-командир и любимец, двухметровый каплей, по слухам разжалованный за неподчинение дебилам в погонах с капитана третьего ранга, возвышаясь позади всех, скривился еще сильнее, и помотал своей огромной головой.
- Есть! – Карлюков снова поднес руку к виску, и повернулся кругом через правое плечо.
Его строевые гады, удаляясь, зацокали вниз по ступенькам.
- Видели? – спросил начальник, обращаясь к остальным:
- Готовый офицер!

14.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Неспешная история из двух самостоятельных частей.

Часть первая.

Травмат - резинострел «Хорхе», у меня уже давненько, лет десять как. Приобретал по необходимости. Работа моего агентства предполагала, в том числе, организацию безопасных взаиморасчетов клиентов по сделкам с недвижимостью, а отмахиваться топором от лиходеев и тунеядцев было не солидно. Пистолет был куплен, зарегистрирован, вложен в кобуру и слава Богу не пригождался несколько лет, до одного вначале приятного, зимнего вечера.

Мы с супругой, по случаю или просто так, проведали моих старичков, приятно поужинали. Знаете такие небольшие мамины котлетки с подливкой и пюрешкой, ее же капусткой остренькой и хрустящей, розовые и упругие маринованные помид… достаточно. А еще приятнее я «накатил» граммов двести-триста Медового Сэма от отца-производителя, и когда наши обутки захрустели по вечернему снежку обратно домой – каюсь, о голоде и мировых войнах я даже забыл думать.

Моим восьмидесяти пяти килограммам живого весу, выше упомянутые граммы добавили только блеску в глазах, блуждающую улыбку и супружескую игривость.
Неспешной ходьбы «под ручку» до нашего дома не более восьми минут. Мы уже прошли половину пути, и подходили к оживленной автобусной остановке в самом центре городишка.

Снова смеркалось. Бдь! Из подошедшего к остановке автобуса вывалила толпа и рассыпалась по сторонам. Если бы не неожиданное продолжение, тех, кто двинулся нам на встречу я бы никогда и не вспомнил. А так - их было трое, три черных силуэта. Два чувака, один длинный другой короткий и мелкая женская особь.

Метров за семь до нас, длинный изобразив одновременно Бабу Ягу и Кащея Бессмертного, вдруг страшно поскакал в нашу сторону. Немного охуев от неожиданно-сказочного шоу, я успел отцепиться от супруги, вытащить из карманов руки и податься вперед чтобы не опрокинуться. Все произошло очень быстро и скользко. Мы сцепились, я его как-то нагнул, и натянув на его башку куртку, зарядил левой куда-то в область головы. Акцентированно не получилось, но на бок в сугроб он завалился.

В этот момент я и вспомнил про пистолет. А как вспомнил. Будучи без кобуры, он вылетел у меня из-за ремня за спиной, брякнул о заледенелый на тротуаре снег и откатился метра на три. Кто и что делал в те мгновения пока я его догонял, поднимал и спускал с предохранителя, я не в курсе, но когда выпрямился и вытянул его перед собой, подбегавшим ко мне Длинному с МалЫм он уперся чуть ли не в морды:

- Стоять, пидорасы!- Это было третьим, что я сделал не по инструкции. Первым было отсутствие кобуры и вторым, в ее нарушение, патрон уже был в патроннике, что конечно не могло меня не радовать.
Стрелял бы я в следующее мгновение, сделав они в мою сторону еще хоть пол шага? О, ДА! Да, да, да, да….как освобожденный Джанго! Пока не расстрелял бы всю обойму.

Сейчас есть такой модный понт к месту и без подтверждать собеседнику, «Я тебя услышал», эти же двое свое понимание и веру в справедливое возмездие мне проиграли пантомимой. Они мгновенно сдулись двумя черными гандонами коротким и длинным, чего-то невнятно проблеяли, и шарахнувшись в сторону боком, боком постарались побыстрее раствориться в темноте.

И хуле…? Я испытал странное чувство. Выведенный из состояния блаженства, и за считанные мгновения взведенный до крайней степени возбуждения организм, требовал выплеска энергии, меня словно разрывало изнутри:
-Бери их в плен блядь!- кричал мне внутренний голос, когда я увидев порванный рукав своей новой, жиганской куртки уже было кинулся в догон, но жена звала домой убедительней. Хотя домой мы пока не пошли.

18.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Были недавно у моих старичков, на батянин день рождения. Он у него совместно с Иисусовым наступает.
Наелись, напились и я отвалился из-за стола на диванчик - дух перевести.
Балдею, разговоры пытаюсь поддерживать лениво, а перед моими глазами мОшки мелкие вьються. Я раз махнул по носу, второй - кричу:
-Ма! У вас дрозофилы развелись! – А маман моей восьмедисятник вот-вот и слух уже не детский, мне в ответ:
-Чего?
-Мушки, говорю, фруктовые – дрозофилы. От цветов наверно?- Мама в ответ:
-Не, там лук под диваном, перебрать надо.
На следующий день звонит батя, сдерживаясь хихикает:
- Как, - спрашивает, - ты фруктовых мушек вчера назвал?
-Дрозофилы. – Говорю. Слышу истерику на том конце провода. Папа с трудом сквозь смех:
-Понятно……, дрозДофилы….-плачет, - А то мама мне сейчас говорит….(неразборчиво):
-Че говорит?- Пауза со стуком.
-Говорит…, педофилов в кучу собрала…, и на балкон заморозить вынесла!

23.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Чернориелторская чернуха.

В офисе агентства недвижимости, в те времена обычно по утрам многолюдном, мы были втроем. Ольга - мой бессменный документалист, как всегда обложившись бумагами сосредоточенно печатала какие-то договоры. Мы с Иванычем, сидя за своими столами чуть дальше от двери что-то обсуждали.

Наш офис находится в достаточно загруженном административном здании – рядом адвокаты, соцстрах, сантехнадзор и среди десятка прочих контор - БТИ. Кабинетами посетители ошибаются не часто, чаще по дороге в БТИшную очередь заходят к нам и затем либо идут дальше, либо остаются у нас, либо расцветают от наших бесплатных откровений и счастливыми разбегаются по домам.
Я это не к тому чтобы рассказать о том какие мы хорошие – вы все равно не наши клиенты, а для того чтобы была понятна атмосфера заведомой доброжелательности.

Открылась дверь и в нее резко стуча кривым посохом о косяк, по двери и по полу не спеша вклинился высушенный Кощей бессмертный. Я не отрывая внимания от нашего диалога с Иванычем, краем глаза на него взглянул. Он не был очень старым – не больше шестидесяти пяти, совсем не высокого роста худой и немного скрюченный.
Ольгин стол стоял у самого входа, она оторвалась от монитора, и видя что мы разговариваем, что-то у него спросила. Ее вопрос он проигнорировал и тяжелым взглядом маленьких, глубоко сидящих глаз, медленно обвел офис над нашими головами.

-Что вы хотели? – Она видимо повторила свой вопрос. Я не вдавался в их диалог, помню только что говорил он нервно и громко. Ольга достаточно долго ему что-то объясняла пока он не ушел, снова прогремев своей палкой.
-Че хотел? – Кивнул я головой Ольге, она махнула рукой и продолжила работать. Прошло минут двадцать, кто-то еще забегал за это время, но в тот момент когда он снова загремел на входе – других посетителей не было.

Кащей широко расставив ноги встал напротив Ольгиного стола:
-Ты куда меня послала? – Громко резанул уши его нервный голос, дополнившись чем-то нецензурным.
Иваныч, собираясь куда то уходить, завис между моим столом и входной дверью.
Я напрягся, и видимо почувствовав возможное продолжение, начал вылезать из-за своего стола.
-Я сказала вам узнать в БТИ... – начала было Ольга...

Когда Кащей дернувшись вперед, начал замахиваться палкой в ее сторону - я был уже в прыжке:
-Ты че блядь! – На мгновение опередив бросившегося Ольге на помощь Иваныча, я схватил Кащея за плечи и с грохотом открыл им, заодно с его палкой дверь.
Он не очень хотел уходить, и еще пытался растопыриться за косяки, но я был напорист и настойчив.
Немного прихуев от стремительно развивающихся событий, через мгновение мы с Кащеем уже стояли в длинном и людном коридоре и были похожи на артистов задротно-провинциального театра. Я чуть ослабил хватку собираясь его отпустить, а Кащей почувствовав это, поджал ноги и загремев посохом, эффектно рухнул на пол.

«Ну пиздец картина!» - успев посмотреть на нас со стороны, подумал я. Наклонившись я схватил его сзади за подмышки, и натужно ставя на ноги перед собой, проорал ему в ухо:
-Неее! Стоять, пидарас!

Подходящие к нам справа, две сотрудницы БТИ и наши хорошие знакомые, успев рассмотреть спектакль со стороны и заодно меня в необычном амплуа, встретились со мной взглядами и постарались не заржать в голос. Может их рассмешила моя неотдупляющая физиономия – не знаю.
Захлопывая за собой дверь в офис, я глянул в сторону притихшей очереди – раскрыв рты, все наблюдали за нами.
Поэтому если услышите рассказ про то, как красномордый риелтор угандошил беспомощного дедушку таким образом – в ее правдивости можете не сомневаться.

На одну историю про «черных риелторов» - стало больше.

31.12.2019, Новые истории - основной выпуск

Сегодня с утра, перед работой, решил тортик прикупить, чтобы потом в очереди не стоять. Бежим с ним мимо городской площади бодренько так в -30, вижу зеленый вагончик, и вспомнилось.
Городок у нас не большой, и площадь ему под стать – не большая. Тем не менее и елка праздничная на месте и горка, и разгоряченный народ обычно сразу после курантов и салютов, подтягивается на новогоднюю тусу, оставляя после себя горы мусора и пустых бутылок. А несколько лет назад администрация ли, или по инициативе ОВД на этой площади, рядом с елкой, установили маленький зеленый вагончик , и повесили на него табличку, кажется «Дежурная часть», чтобы, значит, было кому за порядком следить, и где погреться зимним милиционерам. Могу предположить, что при скудности городского бюджета, финансовый вопрос решался не без помощи местных предпринимателей-спонсоров, так называемых «лесников» (лесозаготовителей-экспортников). Все бы было ничего, и это событие осталось бы незамеченным, если бы не излишнее усердие или креативизм безымянных филантропов. Их чуть позже даже проиллюстрировали на одном из центральных каналов.
Перед самым входом в этот вагончик была установлена большая, в цвет вагончику, урна на которой отчетливо красовалась надпись: «ДОМИК ДЛЯ МУСОРА».

22.08.2015, Новые истории - основной выпуск

Толян был начинающим спиннингистом, и мы на его новой лодке с мотором решили втроем спуститься по Уссури. Весело передавали опыт, байки под рюмочки, ночной костер и т.д.
Энергии Анатолия было..., вернее не было, предела. Несколько раз за наше путешествие, а оно было два полных дня и одна ночь, он выпадал за борт собственной лодки в холодную воду и был доставаем мною за "шкварник" обратно под совместные радость и хохот. Толик в отличие от учителей выловил ленка, причем бросая блесну в противоположном от рекомендованного направлении. Кстати, еще он зацепил хорошую для наших мест щуку кг на 3, но мы ее упустили. Я к концу первого дня технично вытащил худую травянку, грамм на 500. Эта история благополучно закончилась, не без сопутствующих "приколов", о которых я не без удовольствия вещал в последствии общим друзьям и знакомым. Особенно живописно я описывал то, как он смотрел на меня из под воды и шевелил как сом усами.
Через год заплыв решили повторить. На трех моторных «резинках», в каждой по два человека, мы втроем, будучи спущенными на воду километров за 70 до места назначения, начали путешествие вниз по течению Уссури. Программа та же, что и в прошлый раз; поохотиться – порыбачить, выпить-закусить, заночевать и двигаться к дому. Компания была новая, поэтому я рассказывал вновь прибывшим прошлогодние истории, про выпадения из лодки нашего персонажа, под всеобщий добродушный «ржач». Подтвердить было некому, поэтому он спокойно все отрицал, говоря (имея ввиду меня) –« Да он все ……..!, ну типа врет».
Для полного живописания нужно еще сказать о том, что главный герой выглядел как техасский рейнджер. Добротный камуфляж, «берцы» на ногах, кожаные беспалые перчатки, конечно усы, и все это венчала темная ковбойская шляпа из кожи кенгуру, привезенная им из Австралии.
Ну дак, сблизившись к обеду всеми тремя лодками, решили отметить начало «процесса» прямо на воде, с сальцом, колбаской и лучком. У главного героя был якорь, которым он и заякорился на самой быстрине, в метрах 30-ти от обрывистого берега. Мы с товарищем подошли к нему и привязались к лодке. Воды в Уссури по весне много, а река быстрая, так что якорный конец аж гудел. Третья лодка уже привязывалась с другой стороны, мы вдвоем, сидя в носу своей, не торопясь доставали «реквизит», я уже резал сало, когда наш герой, объявив «Пойду-ка я отолью!» энергично взгромоздился на корму своего судна, одной ногой становясь на транец, второй на борт. Предчувствуя продолжение, но дабы не быть обвиненным в «накаркал», я заморозил взгляд на недорезанном куске сала и почти застыл, чтоб не шевелить лодку, так же тихо себя вел и мой товарищ… Слышим «БУЛТЫХ!». Терзаясь смутным предчувствием, медленно поворачиваем головы к корме и видим обращенную к нам усатую мокрую физиономию в красивой шляпе, стремительно уплывающую вдаль. На лице моего товарища появилась блуждающая улыбка, и он так тихо, чуть подняв глаза, говорит: «Теперь я тебе верю».

30.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Сука-зима.
В то утро в офисе агентства недвижимости была не то чтобы «запарка», но многолюдно. Нас четверо-пятеро и столько же клиентов. Все наши были заняты, а я разговаривал по телефону. Заходит очередная клиентка. Женщина была довольно крупной, в черной бесформенной шубе и шапке по самые брови. Поднявшись с мороза на третий этаж она раскраснелась, и запыхалась. Я кинул на нее взгляд, кивнул и пригласил жестом присесть. Быстро закончил телефонный разговор, взял авторучку и занялся зашедшей клиенткой.
Представляя физические неудобства, которые она испытывает, старался особо ее не разглядывать - чтобы не смущать, задавал вопросы и записывал. Речь шла о продаже квартиры, мы быстренько обменялись контактами, и договорились о просмотре объекта на 10 следующего утра. Женщина сказала, что будет меня ждать, и мы попрощались.

Следующим утром, как штык в 10.00 я позвонил в названную дверь. Мне открыла крупная девушка лет двадцати пяти в обтягивающем домашнем халатике. Если бы я не был женат, или не любил свою супругу, я утащил бы этот симпатичный центнер в спальню даже не напрягаясь, как говаривал старина Мопассан откуда в такие моменты только силы берутся. Но ожидая увидеть перед собой вчерашнюю клиентку, я на секунду замялся, и прикидывая кем могла бы быть эта девушка, не уверенно проблеял:
- Вчера к нам приходила ваша мама… - девушка странно на меня посмотрела.
- И мы договорились о просмотре квартиры - уже не очень уверенно продолжил я.
- Чья мама приходила? – спросила девушка.
-Скорее всего ваша, точно не моя - я попытался пошутить. Теперь зависла уже девушка, а до меня стало медленно доходить.
- Это я к вам приходила,- сказала девушка, а я ответил, что перепутал ее с совсем другой мамой, и неправильно сделал пометку.
Следующие три минуты плохо скрываемого ржача, мне приходилось делать вид, что я осматриваю квартиру, отворачиваясь по углам, чтобы девушка не заметила, что я вот-вот взорвусь.
Уж столько про машины времени навыдумывали. Элементарно ж - зимний макияж, совместно с шубой, могут легко перенести вас на тридцать лет, но исключительно в будущее.

15.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Рабацкая жесть.
Петруха прошлым летом рассказал нам на рыбалке историю про своего батю, случившуюся тоже на рыбалке, но на зимней. Петруха бы этой истории и сам бы не узнал, если бы ему этот случай не рассказал сам, свободный от предрассудков и наветов, старовер - батя, на той же зимней рыбалке.
Вода в наших быстрых, приморских реках, случается, не замерзает даже при минус двадцати. Поздняя осень, лодка, сети, рыба, жуткий холод и наконец берег. Сильно пожилой, и еще сильнее задубевший Петрухин батя вылез из лодки и, долго-терпящие рыбаки меня поймут, отбежав несколько метров, хотел наконец отлить скопившиеся в организме воды. Штаны-ватники, телогрейки, теплое белье с гульфиком, немного пуза, те самые - задубевшие в ледяной воде руки и не только. Сверху ни хера не видно, того что ниже пояса. Именно - хера не видно! Батя на последнем пределе терпения пошарился в двух ширинках, гульфике кальсон, трусах чего-то достал и с огромным облегчением поссал. Оказалось, что достал он свое яйцо, а нассать получилось в штаны.

08.12.2014, Новые истории - основной выпуск

Леха рассказывал.
Леха работает у меня агентом, в агентстве недвижимости, уже кажется четвертый год, замечательный человек и прекрасный рассказчик. Я предлагал ему чего-нибудь слабать для этого форума, но ему не до этого - надо кормить семью. Семья - он, жена, дочь Женя ходит в садик, и сын Ваня только вообще пошел, но уже ест обои. Поэтому, пока он не созреет до высокого творчества, его повествования буду повествовать я.
Приморье, таежное село, на Юг до Владивостока и если вдруг на Север до Хабаровска, примерно одинаково, по 400 км. То есть чувак родился там где надо. Кому-то было надо. Славянские черты лица, незамутненный взор - это то, что представляет он из себя сейчас. Тогда, как он выглядел я не представляю и как понял, он вылетел из родового гнезда и отгнездился неподалеку в двухквартирном деревянном доме. Его сосед через стенку мирно впитывал философию Бахуса, пока однажды не сгорел на своем матраце. Приехали милицейские с полицейскими, вытащили подкопченную жертву из горелого шмурдяка, навесили на дверь замок и отвалили. Зима. Леха с семьей стал подмерзать, и удивившись изменению климата, решил изучить вопрос. Дуло от соседа. От бывшего соседа, через подпол. Сбил замок, обнаружил сквозную дыру в полу, в месте где сотлел сосед, евошней неотапливаемой квартиры, которая как раз и составляла мостик холода к Лехе. Леха залез в подпол, чтобы заткнуть мостики холода и в подручном ватно-меховом недотлевшем материале, нашел соседскую руку. Руку на помойку ему выбрасывать не хотелось, все-таки часть человеческо-божьего тела. Леха, как он сказал сейчас, был не лишен чувства юмора и я ему верю, положил руку в пакет и пошел в милицию… В милиции, изучив вопрос зачем Леха принес им руку, поинтересовались почему он не выбросил ее на помойку, Леха на вопрос рассказал им об общечеловеческих ценностях и собственных принципах. Милицейские прониклись, приняли длань и сказали, что сами выбросят ее на помойку. Пока все.

11.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Дословно. Сегодня.
Объявление на сайте местной газеты «Все обо всем»
"Подвесить карниз, люстру, заменить смеситель, забить гвоздь, электрика и прочее."
В конце смайлик - улыбающийся дядька в каске и с молотком.

31.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Сидя в офисе с низкими потолками, вы так не размахнетесь, и ощущений таких не испытаете.
Коля смог это сделать, отчасти потому что он был на рыбалке и под открытым небом, но в большей мере благодаря своему таланту находить приключения в серой повседневности.
Коля сейчас адвокат, но не из тех кто никогда не вылезал из офиса, а наш – народный до мозга костей, весельчак и балагур. Под два метром роста, кстати.

Дело случилось весной, когда на спокойных водоемах по утру еще случаются ледяные забереги.
С вечера, со своим рыбацким компаньоном, который заодно - сосед по дому, они поставили сети по «чистой воде», и переночевав по домам, с утра поехали забирать улов.
Место, от самого берега где начиналась снасть и до середины озерка, затянуло тонким припоем, и чтобы проверить ее и снять, не разрезав надувную лодку об острые, ледяные края, Коля вырубил из леска увесистый дрын - метра три длиной, и назвал его ледоколом.

Молодая осинка своей вершиной удобно лежала в руках, Коля размахнулся прямо с берега, и рассек ее увесистым комелем, тонкий ледок перед лодкой.
-Хороша дубина?! – С удовольствием поинтересовался Коля у соседа.
-Отличная дубина! – Согласился сосед: - С оттяжечкой! - и залез в лодку.

Надувная, трехметровая резиновая лодка, сосед сзади «на веслах», а Коля впереди на коленях на дне лодки стоит, чтобы равновесие не потерять, дали оглядывает и по сети медленно подтягивается - рыбу высматривает. Отвлекся в общем.

Коля, если вы помните, и стоя на коленях довольно высокий - размашистый.

Они дошли до кромки неразбитого льда, Коля взял в руки заготовленный дрын и энергично размахнулся, чтобы прорубить во льду следующую полынью.
Когда Коля обернулся на глухой звук от своего замаха, свалившийся с лодки сосед, уже почти полностью ушел под воду.
Скрывшись под обломками льда, сосед быстро очухался, встал на ноги, и стоя по грудь в ледяной воде спросил у Коли:
-Коля, а можно я с тобой на рыбалку больше не поеду?

Кстати, Коля и меня зовет на рыбалку. Пока очкую!

Все нецензурные слова, охи, вздохи и междометия из текста безжалостно вырезаны по рекомендации Роскомнадзора, и давнешней Надиной просьбы.

04.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Толик, мой бывший компаньон, по жизни старался себя ничем особым не утруждать. Хотя он и вырос в окружении гопников, по своей натуре был человеком простым и не злобливым. Философия малой достаточности ограничила его желания познавать окружающий мир, до удовлетворения примитивных потребностей - поесть, бухнуть и похмелиться. В качестве не хитрого бонуса к его простоте, провидение подкинуло ему невообразимо простую внутри и страшноватую снаружи супругу. При всей своей удручающей наивности, она умудрялась при любой возможности незатейливо наставлять Толику рога, при этом никого не выводя из равновесия. Уже им обоим Бог подарил сына Ильюшку, рыхлого и медлительного мальчика с ангельски-голубыми глазками, которому на тот момент было лет восемь.

Однажды, не ради наживы, а скорее для того чтобы хоть чем-нибудь заполнить культурно - развлекательные пробелы Приморской глубинки, очередные выходные мы решили скрасить выездной торговлей.
Накануне, стараниями приглашенного плотника, занавесив изнутри витринами наш объемный микроавтобус, и загрузившись со своего торгового склада тем, что попалось под руку с вечера – с утра мы поехали в соседний городок на воскресный рынок.
Я со своей бывшей супругой – весьма безудержной к веселиям особой, Толик со своей, уже описанной выше героиней, и их сыном Ильей.

Выехали пораньше и через пару часов были на месте. Предполагая, что большинство читателей не совсем представляют себе местную экзотику, буду пояснять.
Поляна в центре городка приспособленная под торговые мероприятия, представляла собой поляну в центре городка приспособленную под торговые мероприятия. Ну разве только - мало приспособленную.
Несколько разномастных киосков разбросанных по неотчетливому периметру, какие-то ворота на входе , длинные деревянные прилавки и июньская трава с одуванчиками.
Утро было прекрасное, солнечное - самое начало лета. Кроме того, что у нас «с собой было», воскресный расслабон был гарантирован присутствием нашего штатного водителя.
Пригубив с утра торгового настроения, мы с Толиком не спеша прогуливались по импровизированному рынку, и пялились по сторонам.
Один из прилавков меня заинтересовал. Только что подъехавшая торговка раскладывала на нем кукол. Куклы как куклы, издалека. Средних размеров в нарядных, с кружевными отделками платьишках, бежевых и бело-голубых тонов. Были. Пока одна из них случайно с живота не перевалилась на бок, показав омерзительный оскал. Пригрезилось? Я шагнул ближе. Попробую вам описать увиденную кукольную эмоцию на ее лице. Если бы ее можно было примерить к одушевленному предмету, могло выглядеть так:
Персонажа, девочку, судя по роже лет семидесяти пяти, нарядили на летний праздничный утренник, в последний момент разочаровали тем, что утренника не будет, а затем внезапно умертвили и мумифицировали в грязно-коричневых тонах.
Потом девочку слегка оживили, посулили надежду на лучшую долю, но в последний момент внезапно разверзлись подземные хляби, и костистая рука ухватившись за маленькую коричневую ножку, потянула ее вниз.

Я хмыкнул, и задумчиво перевернул на спину еще одну, и еще – одна страшнее другой, и подозвал Толика. Толик глянул на кукольный театр достаточно равнодушно, словно бы как вырос вместе с этими девчонками в одном дворе.
Я же, немного прихуев от разнообразия кукольных эмоций, поинтересовался у владелицы адова лотка, чего бы это все великолепие могло означать.
Она абсолютно серьезно поведала нам о популярности этого европейского игрушечного жанра и его предназначении.
Речь в ее повествовании шла о том, что якобы всем своим непотребным видом эти куклы способны изгонять из жилищ злых духов. Хотя, мне показалось, что на самом деле адепты адских промыслов, вознамерившиеся попасть в ваш дом, ретируются уже только потому, что понимают - сегмент занят.

Чуть позже, решив немного себя развлечь, и следуя концепции - лишний анекдот не помешает, я пригласил наших чувих к этому кукольному театру. И не прогадал.
Простая, как заработанные честным трудом пять копеек, Толина супруга Оля, открыв рот, выслушала от продавщицы показания к применению этих невеселых оберегов, и завороженная, стала громко кликать Толика:
- Толя, Толя а давай Ильюшке куклу купим?! Давай Толя?!
Толя может бы и испытал испанский стыд за не очень чужого человека, если бы знал что это такое, но собственная простота сдобренная несколькими глотками коньяка ему этого не позволили, но усугубили непосредственность.
- Покупай! – одобрил Толик. И Оля начала их ворошить. Она не могла остановить свой выбор, и то и дело поднимая очередную куклу, вопрошала Толика: - А может эту? Или эту? Подняв одну из них, особенно страшную, Оля долго на нее смотрела, а затем подняла ее в нашу сторону:
- Толя, а вот эта нравится?
Эта кукла, в отличие от своих остальных товарок, и в дополнение к демоническому эффекту, была исполнена с широко открытым ртом. Прямо с зияющим ужасом отверстием в голове.
Мы с Толиком курили в метрах десяти от прилавка, поэтому Толик ответил громко:
- Бери! Ильюха ей будет защеки давать!

23.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Нам в мореходном училище на первых курсах, хотя специальность механическая, преподавали основы мореплавания.
Преподавали вплоть до парусной оснастки и морских узлов, даже не тех которые – скорость, а те которые вязать.
Не помню, как точно назывался предмет, кроме Теории Устройства Судна, который вел преподаватель по фамилии Раппопорт, но помню одно его замечание.
Проверяя усвоенные накануне знания, он поднял одного из курсантов и попросил рассказать про устройство секстанта.
Тот бодро начал, назвав секстант сектантом, на что Раппопорт отреагировал примерно так:
-Товарищ курсант, секстант от секса ровно наоборот. Секстант с лупой, а сектант с залупой!

01.07.2019, Новые истории - основной выпуск

Мы (приморские) были на пути к «дикому» морю, проехали к тому моменту километров двести и заскочили на одну из заправок вдоль трассы М60 (Хабаровск –Владивосток). Самый сезон. Из Хабаровска, и Сибири в сторону моря нескончаемый караван. Время к обеду, август, солнце и жара. Пока заправлялся, чуть не спекся и от капота жар как из духовки. Сел за руль, «кондишку» на всю, правый поворот и медленно, пропуская колонну выезжаю на трассу. Достаю сигарету, открываю окно. Справа от меня, совсем рядом, на обочине вижу Москвич 412 с Хабаровскими номерами. Прикидываю, к этому моменту они проехали уже с пол тысячи. Машина загружена под потолок, багажник на крыше забит шмурдяком, к стеклам изнутри прилипли дети (наверно внуки) у машины стоит крупный мужик за пятьдесят (наверно дед), и смотрит на задний мост Москвича. Я тоже смотрю на его задний мост – мост стоит по диагонали в 45 градусов к машине, но из под Москвича еще не выскочил. На лице мужика вселенские скорбь и усталость. Из передней пассажирской двери выгружается массивная тетка (наверно жена совместно с бабушкой) и возмущенно кричит через крышу мужу:
- Ну чо ты блядь встал? Поехали!
Мужик на нее невесело посмотрел, наверно психанул, и предложил добираться самостоятельно. Если я правильно понял предложенную им альтернативу:
- Пиздуй пешком!

03.06.2018, Новые истории - основной выпуск

БРЕДЯТИНКА.
Была недавно квитанция на заказное письмо, женщина из пОчты России мне ее в офис принесла. Говорит что письмо судебное, а получить его нужно на почте.
Но еще сказала, что без доверенности мне его не отдадут. От кого, спрашиваю, «доверенности»?
Говорит:
- От вас.
-От меня кому? - снова интересуюсь.
Она говорит:
- Не знаю. Позвоните заведующей, - и диктует мне ее номер телефона.
Нет, если бы я долго жил один в лесу и мне не мешал телефонный мозоль на ухе, я может быть и замутил беседу с заведующей.
–Не нужно мне ее нОмера, своими словами пожалуйста объясните. Фамилия моя? – Моя. Агентство мое? - Мое. Адрес офиса, арендованного мною, по которому вы собственно меня здесь и сейчас застали, мой? Показать договор аренды, паспорт или свидетельство о регистрации ИП ?
-Ну да, вроде, только доверенность нужна - иначе письмо не отдадут.
Я сказал, что подумаю как быть, проводил женщину и выбросил квитанцию. Спал спокойно.

Дня через три история повторилась. ПочтовАя женщина вернулась, и дополнила свое требование наличия упомянутой доверенности, обязательным ее заверением печатью, и на мое робкое замечание об отсутствии таковой, уверила что письмо мне снова не отдадут. На том и порешили.

Я поразмышлял, конечно, и нахуя мне судебное письмо, которое мне не хотят отдавать? Мне может через суд попытаться заставить почту России это сделать - отдать мне мое письмо, чтобы оказаться по неизвестному поводу и в неизвестном качестве - в суде, но уже по собственной инициативе. Ну там «исковое» сочинить, заняться ж больше нечем, заплатить гос. пошлину, отдайте мне мое нахуй! Хочу в суд в любом, сука, качестве! Но опять же, как я получу письмо с повесткой на слушанье, где я уже буду истцом, а почта России будет продолжать тупить, уже будучи ответчиком?!
Блядь, снова пытаюсь думать, по простому я повестку не смогу получить, а если настаивая, громко возмущаться буду, чтобы поприсутствовать в суде, который заставит почту России выдать мне это письмо, и вправду до греха-ответчика не далеко.
Я запутался правда какое из них, писем то, нужно попытаться получить вперед, а какое взад - я же сказал – бредятина, и снова расписался и выбросил квитанцию. Спал хорошо, хотя перед сном и ворочался долго.

Женщина-почта настигла меня снова еще через три дня, там-же, в смысле здесь же.
-Здравствуйте, - сказала почта России, и сама немного обрадовалась:
-А сегодня я уже с письмом и смогу его вам отдать- на нем теперь ваша фамилия написана. Паспорт у вас с собой?
Меня же обрадовать, у тетеньки не получилось.

Паспорт у меня был с собой, но еще и уже сама по себе была пятница, почти перед обедом – 11.45, а рабочий день я наметил себе коротким, с часовой послеобеденной сиестой и кучей не рабочих планов на его остаток, до самого наступления «спокойной ночи».
А еще завтра - 15 лет агентству, и ни одного суда за эти годы в качестве ответчика (тьфу, тьфу, тьфу!) Получить письмо сейчас, и прочесть про судебное слушанье назначенное на 13.00 сегодня?! Или на понедельник, и вместо отдыха думать об этом все выходные и смотреть тревожные сны? Да я только бухать бросил.
-НЕТУ!
Я снова получил квитанцию, и пообещал женщине что заберу письмо в понедельник, сам.

Думаете – все? Неа! Параллельно, я ждал официальное заказное письмо из Росфинмониторинга, о предоставлении документов к камеральной проверке. Кто не в теме, это гос. учреждение по борьбе с терроризмом, экстремизмом и очень грязными деньгами - жуть.
Не знаю, правда, как я попал в их схемы по отмыванию, без самих денег. Я может бы и рад был немного намыть для семьи - но не валяются даже очень грязные. Грязи в наших краях конечно полно, но валяется она повсюду уже от денег начисто отмытая - по остаточному принципу. А про экстремистов я вспоминаю, и сильно пугаюсь, только если со слепу нажму на пульте не ту кнопку, и случайно включится телевизор.

По телефону было оговорено, что письмо они уже отправили, содержание со всеми приложениями и требованиями было выслано мне на «мыло», оставалось дождаться даты официального получения, для определения начала отчета времени, отведенного мне на ответ. Сотруднику Росфинмониторинга за 400 км. от нас, в славном городе Хабаровске, я сообщил что по улице моего проживания частных домов с номером 40 целых три. Мой – 40 и с обеих сторон от него «40-а» и «40-б», и еще то, что не смотря на то, что стоят все эти дома очень плотно друг к другу и с одной стороны узкой улочки, и почту России я лично предупреждал о внимательности при ее разбрасывании – письма долетают крайне редко. Сотрудник расчувствовался и уверил, что сообщит мне трекинг-номер письма когда отправит, и я сам смогу его получить на почте. На том и порешили. То-ли он забыл из-за майских праздников, то-ли трекинг номер выслал мне почтой России…

Курю на крыльце своего дома - дождь и ветер. Во дворе строительная разруха, забор с калиткой от старого хозяина еще не снесен и на калитке допотопный почтовый ящичек с номером. Подходит человек в дождевике - почтовый мужик, и не замечая меня, долго вставляет в него здоровенный конверт – ПОЛУЧИЛОСЬ! Вставить у него получилось на одну треть, так и оставил под дождем. Ушел. А хуле, его можно понять - дождь, ветер, грязь. На конверте херня неземная, кляксой расплылась - "Росфи..и...г."
Спускаюсь – письмо из Росфинмониторинга, заказное. Я немного опешил от такой простоты, еще больше я опешил, когда супруга на сайте почты России по трекинг номеру увидела дату его вручения мне еще накануне - время пошло вчера! Еще одно исковое к почте России сочинять, за подставу?

А то письмо судебное, с которого начал рассказ, получил на почте в понедельник, женщине же пообещал.
Хорошо хоть - "...в качестве третьего лица."
Осталось в этом абсурде еще Росфинмониторинг пережить.

21.03.2018, Новые истории - основной выпуск

ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ

Моего земляка Николая с параллельного потока мореходки, зудьба закинула в торговый порт Посьет – на практику, с группой таких же курсантов. Их специальность хотя и считалась морской, организация грузовых работ на транспорте, не дышала романтикой - а сквозила приземленной выгодой навсегда отмазаться от военного призыва, и при этом остаться жить на берегу.
Все остальные из нас – тех, кого ждали дальние морские странствия, ожидаемо называли их грузчиками.

Практиковались они уже без присмотра отцов-командиров и военно-морские учения по захвату береговых плацдармов условного противника организовывали как могли – самостоятельно.
Пораньше в выходной – когда противник не ожидал коварного нападения, они решили захватить один из диких Посьетских полуостровов. Команда из десяти человек обеспечила себя провиантом в виде жилистой коровьей конечности и глубинной бомбой – десятилитровой канистрой спирта. Захватывать плацдарм было удобнее с моря. Они загрузились в шлюпку местного лодочника и ушли в боевой поход.

Полный штиль и прекрасная видимость обеспечили группе захвата благополучную высадку, и договорившись с лодочником о времени окончания операции, они его отпустили. День обещал выдаться жарким.

Кто из десантников первым вспомнил про запасы пресной воды – главного атрибута морских походов – не важно, важно то, что главного атрибута не оказалось. Ни капли. В надежде они еще пытались попрыгать и помахать руками лодочнику уже сливающемуся с зыбкой морской далью, но удалось лишь еще раз тепло попрощаться с ним до вечера.

Рекогносцировка на местности - легкой кампании не предвещала. Трезво рассудив, что пеший крюк длинною в десять километров их сильно вымотает, а снаряженного за водой гонца просто убьет - десантники немного загрустили.
Сказавшиеся томительное ожидание решающей битвы, и опасность тащить обратно в поселок неразряженную глубинную бомбу вариантов не оставляли, они были обречены сражаться. Да и кто ж в здравом уме решил бы вдруг смалодушничать?

Приблизительно оценить подвиг грузчиков-десантников смогут только те, кто пробовал пить не разбавленный спирт. Бомба-мать щедро отплескивала от себя маленькие бомбочки, и по началу окрыляя надеждой на скорую победу, звала ребят купаться, веселиться и загорать, но затем, постепенно изматывая - лишала их сил.
В поисках усваиваемой организмами влаги, береговые бойцы пробовали закусывать чахлыми кустарниками и травой, гонялись за крабиками и отрывали от скал все, что к ним присосалось со стороны моря.

Больше всех просила пить окончательно уставшая, и высохшая на углях коровья нога. С трудом отдавая свою жилистую плоть, она царапалась и раскрашивала в черное, высохшие и потрескавшиеся от жары и спирта губы.
Никто не дрогнул, чуть-чуть вздрагивали конечно, в очередной раз отглатывая из чаши самопожертвования – но крепились.

Бесконечное летнее солнце наконец бесславно капитулировало, и завалилось на горизонт. Лодочник не подвел. Самые выносливые из бойцов помогли подняться на борт раненым, кое-как погрузили убитых и скорбном молчании отправились в обратный путь.
Миссия была выполнена.

24.06.2019, Новые истории - основной выпуск

Есть у меня друг осетин – Кокос, это его погоняло. Годами не видимся, он в Хабаровск уехал и телефоны постоянно теряем, не звоним даже.
А чего звонить, я знаю что есть он, а он про меня знает.
Погоняло его произошло частично от его же осетинской фамилии в которой две последние буквы заменили на «с», но получилось очень точно, потому что его лысая и круглая как шар для боулинга башка, этот самый кокос и напоминает очень.
Кокос пытался отрастить косу из тех волосяных луковиц которые еще теплились чуть ниже его затылка, но мерзко-рыжая коса женщин не возбуждала и Кокос сдался, добрив шею наголо.
Кокос – художник, творческая натура. В те времена он у нас на домостроительном комбинате лепнину разную ваял. Кабинет у него был в пол этажа, а в нем формы, гипсы, пластилины и краски. Мы к нему частенько среди рабочего дня наведывались. Выберемся из своих серых цементных подземелий на верх к солнышку, краски понюхаем, да зубы под чаек поскалим.
А в тот раз пятница была, и Кокос собирался в Хабаровск на выходные. Он до того как к нам попал, работал художником - оформителем в одном из тамошних театров, и был на гастролях аж в самой Риге.
Там в Риге он эти кожаные кроссовки и купил, которые сейчас отмытые и высушенные стояли на его рабочем столе. Кокос с дальним прицелом и краску там же купил для кожи, белую. Он хорошенько взболтал аэрозольный баллончик и нажал на распылитель – тишина.
Кокос снял с баллончика распылитель, склонил над ним свою бесхитростную физиономию и вооружившись гвоздиком начал выковыривать засохшую на выходе краску.
Близоруко щурясь сквозь очки Кокос орудовал зажатым в его толстых, рыжих пальцах гвоздиком пока наконец баллончик не завелся белоснежным фонтаном.
Тут бы пора было его и прекратить, фонтан-то, но тонкий гвоздик закусило, и выдернуть его не получалось. Я же говорил про «творческую натуру»?
А иначе чем объяснить, отсутствие обычных человеческих рефлексов, на шипящий в лицо баллончик.
Кокос отреагировал так. Он, словно любознательный мальчик букашку, пытался разглядеть со всех возможных ракурсов откуда брызжет струя.
Со стороны казалось, будто Кокос передумал красить кроссовки, и решил выкраситься сам.
У него получилось.
Мы молча уползли, приходить в себя в свою темноту, и следующий раз задохнулись в понедельник, когда Кокос уже вернулся из Хабаровска, и пришел на работу с белыми ушами.

26.06.2019, Новые истории - основной выпуск

Кокос, это тот чувак-художник который выкрасил свои уши в белое в предыдущей истории, внезапно стал моим настоящим другом немного раньше.
Когда тебе под тридцать, друзей уже особо не ищешь, они тебя сами находят. Так и Кокос нашелся:

- Валера, - это Кокос.
- Леха, - это я.
Представились, пожали руки и поехали дружить.

Осень была, поздняя очень. Серая - что пиздец и грустная. Он художник, я поэт – загрустили. А тут наш спортивный магазин велосипеды не к сезону выставил на продажу. Для середины 80-х и наших мест, очень даже интересные.
Классифицировались они как туристические, с прямым рулем, узкими шинами и даже с передачами.
- Берем? – спросил я Кокоса, стоя у витрины спортивного магазина.
– Берем, - сказал Кокос, и в этот день у нас стало по велосипеду.
Идея была незамысловатой - типа вечерних мужских покатушек от жен и детей, ради драйва и душевного здоровья для.
Решили начать кататься прямо с завтрашнего утра, с поездки на работу, на родной завод - не весны же пол года ждать.

Я уже упомянул про очень позднюю осень, добавлю еще про мороз под -25, и начавшуюся ночью метель.
Ровно в 7.30 из морозных, метельных сумерек и прямо из сугроба на меня вынырнул велик с Кокосом. Мало того что Кокос не сдрейфил, он еще и выглядел сказочно, в длинным белым шарфе, что та Айседора Дункан, только мужик. Здоровый, в черном тулупе и красной мордой в очках.

Если честно, я вообще не был уверен, что Кокос может ездить на велосипеде - я же его в детстве не знал, таким неловким он казался, а в тулупе и подавно.
Но он поехал. Не знаю кому из нас было тяжелее. Ему близорукому с весом под сотню и в замерзающих линзах, разрезающему сугробы, аки тяжелый крейсер морские волны, или мне со своим велосипедным весом, сдуваемым в кюветы порывами ветра.
Снежные заносы, накат и обжигающий легкие ледяной воздух. Я был в куртке «Аляске» с капюшоном-трубой, и словно капитан Блад, смотрел только на Север. Передачи не помогали.

Три километра до завода мы ехали, казалось, целую вечность. Неплохо расслабились перед работой. Настолько, что когда наконец добрались - легли спать.
Обратно рисковать не стали. Велики загрузили в вахтовку, а по весне продали.

04.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Про МАРКЕТИНГ PRO

Шарюсь сегодня на АлиЭкспрессе, изучаю солнечные батареи. Про одну из них читаю в отзывах покупателей. Отзыв из России. Ник зашифрован сайтом - R***a. Сам отзыв скопирован: "большое спасибо за качественный продукт! я хотел бы заказать больше. я рекомендую этот продавец!"

24.02.2018, Новые истории - основной выпуск

ВЕЛИКАЯ СИЛА
Мы наверно на втором курсе мореходки тогда учились. Потому что на третьем, когда почувствовали свободу, в город выбирались уже исключительно «по-гражданке».
Ну и шараебимся по Владивостокской набережной с друганом-однокашником Игорехой и по форме. Мичманки, треугольники тельняшек из под фланок, ремни конечно с якорями. Может и вермута уже всосали, но не факт. Ну а мысли то одни на уме, те которые сразу после «пожрать» в восемнадцать лет - с девахами зазнакомиться. Поздний вечер лета.

И время такое – твое самое, когда веришь в невозможное как в обыденность. Сейчас выйдет вдруг из темноты красивая, юная брюнетка, пожалуй в джинсах, или блондинка… - Привет! – запросто так скажет, и улыбнется. И ты, робость свою юношескую не почувствовав даже, обалдеешь от ее красоты: - Здравствуй, - и закружитесь под звездами.

Стоим значит с Игорехой на влажном песке у самой воды - не дрочим, чуть пятимся от ленивых волн – тупим.
Слышим – шумная компания, голоса вперемешку с девичьими, приближается по асфальтовой дороге за нашими спинами. Опасность от «местных» пиздюлей в те времена была очень прочувствована, но уходить от пьяных голосов и идти далеко в обратную сторону - сильно не хотелось.

Напряглись - дальше стоим, типа в даль смотрим и косимся назад затылками.
Не заметить нас было нельзя, фонари сверху и к морю - светили нам прямо в глаза. Кто-то из индейцев улюлюкнул в нашу сторону. Ну да, начинается!
-Вот ведь незадача, сказал: -Блядь!- кто-то из нас. Очко то, если оно правильное, завсегда «сыграет», ну и наши протрубили полундру в унисон.

Все кто носили флотско-армейские ремни знают как это делается. Левая рука хватает ремень за бляху, одновременно его расстегивая при помощи правой, длинным движением вправо-вверх выдергивает его из шлевок, вытянутая вперед уходит влево, давая мгновение ремню погасить колебания и вертикальным хлестким ударом правой сверху вниз, ремень защелкивается удавкой на запястье правой.
Мы отщелкнулись ремнями - тренировки епт, и повернулись на встречу.

Японские монголо-татары наступали. Несколько человек двигались прямо на нас, трое или четверо обходили по песку справа и от моря.
В жизни случаются такие мгновения когда выбор сделан, а уже позже понимаешь стыдно тебе за него или нет. За эти мгновения нам стыдно не было. Мы стояли спиной к спине, и хотя вряд ли напевали в уме нашего, девятой роты, «Варяга» - не бежать не отступать не собирались.

То, что случилось дальше, в ступор повергло и нападавших, и осажденных…
Я услышал девичий голос, первые слова не расслышал или не помню, но судя по всему его услышали и все нападавшие, которые вдруг остановились.
Мы стоим, они стоят. Темные силуэты без деталей, напротив слепящих фонарей, две или три девушки уже под самыми фонарями и одну я рассмотрел. Она была......... похожа на ту, с которой мы кружились под звездами и смотрела она прямо на меня. И я на нее смотрел. И все на нее смотрели.

И она сказала, громко отвечая кому-то, не отводя от меня глаз:
- Посмотри какой он красивый! - !»№;%:?*)_*?:%;№»№;%:?*)__)(*?:%;№»№;%:?*)(*?:%;№;%:?*
Они все потоптались немного, и тихо растворились в вязкой, приморской темноте.

Мы с Игорехой возвращались молча и историю эту вслух никогда не поминали. Зубы на месте, ни переломов, ни ссадин – о чем разговаривать?
И я не знаю, что все это означало.
Может бы лучше - нас отпиздили?

Девятой роте ВМУ ММФ 1984 и командиру нашему Дмитриеву Ю.И.- Салют!

22.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Начало девяностых. Я к тому времени был в разводе. Квартиру, как водится у настоящих мужиков, оставил бывшей, и кантовался какое-то время в свободной однушке двоюродного брата.
Наверно большинство из тех, кто совсем недавно пережил развод, испытывали то состояние депрессии и одновременной взвинченности, которое в тот момент переживал я.

Из моих вещей, кроме трусов с носками, только видик и телек. Кассеты с иностранными фильмами все еще внове, допоздна работаю, кино смотрю ночью.
Третий этаж кирпичной пятиэтажки, окна из лоджии и кухни выходят на освещенную центральную улицу. Два часа ночи.
По видику, стоящему с телевизором у окна, идет один из Кошмаров на улице Вязов.
Мы с дамой опрокинулись на диване у противоположной от окна стены.
Может кто помнит жуткую сцену из Вязов, когда без видимых причин начинает плавиться, стоящий в коридорчике детский трехколесный велосипедик? Вот оно как-раз и нагнетало,… и эта взвинченность… и вдруг в окно БА-БА –БА - БАХ!

Стук был такой силы что странно, почему не разлетелось стекло.
Одновременно с этим стеклянно-телевизионным ужасом, мне в ухо ультро-звуковым разрывом проверещала дама.
Я ощутил полный пиздец, на автомате вскочил к балконной двери, по пути успокаивая себя мыслью, что все это мне пригрезилось, затаив дыхание одернул штору, и оцепенел.

Плотно прижав к балконной двери опухшую физиономию, видимо пытаясь разглядеть что происходит за шторами, зловеще расширив бесцветные, и увенчанные побежалыми фингалами глаза, в обрамлении всклокоченной шевелюры вместо косы, на меня сквозь стекло смотрела Смерть.

Я бы ей и не открыл, если б она вдруг не заговорила. Из-за закрытой двери мне было плохо слышно. Казалось, она несвязно рассказывала, о напившемся до чертиков, и избившем ее накануне сожителе, в этот раз убегая от которого, она перелезла на мой балкон. То-ли, таким наглядным образом, превентивно стращала сограждан пагубными последствиями алкоголизма…

Сбрасывать ее с балкона я не стал, в очередной раз решил больше не пить, и выпустил гостью на лестничную площадку через входную дверь. Кажется она даже извинилась. Наверно за внезапность.

05.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Мы с Лехой на ЗИЛе возвращались из Находки. Лето, жара и в седлах уже скоро как сутки. Запарились значит жопы. Проезжаем по высокой насыпи вдоль веселой речушки-ручейка прямо под нами, Леха тормозит и говорит мне:
- Пойдем ополоснемся.-
А меня раскумарило уже, почти засыпал:
-Не,-говорю, и закурил, все равно сна не будет пока не тронемся. А Леха пошел, почти поехал по крутому склону к речушке с кустиками. Долгонько он ходил, может гиенам чего на ужин накладывал. Я увидел его уже плескающимся в ручейке. Довольный такой, стоит по колено в воде без штанов. Красивый. Не высокий, но хорошо прокачанный – атлетик типа. А мимо нас машины едут, много машин и Леха в речушке как на ладони. Забирается, довольный хлопает дверью:
- Заебись, - говорит, - жопу помыл!
- Ну, отвечаю,- и люди наверно так подумали.
- Че подумали?
- Заебись, подумали. Один чувак устало в машине курит, а второй в ручье жопу моет. Гы-гы!

19.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Я тогда арендовал небольшой офис совместно со знакомым адвокатом.
Он большей частью находился в отъездах и кабинет был в нашем полном распоряжении.
От входа в кабинет налево и прямо стояли три стола с ПК-ашками, а направо, почти от стены до стены, достаточно высокий диван.

Утро было не многолюдным, снова запищал бесперебойник и я решил наконец починить барахлящую за диваном розетку. Отодвинул его от стены, перелез и копаюсь стоя на корточках, полностью скрывшись за спинкой.

В дверь не громко стукнули, судя по голосу зашла женщина. Пройдя вдоль дивана она обратилась к моей коллеге с каким-то вопросом. Любой вопрос относительно недвижимости требует ответа объемного, в том числе для того чтобы по реакции собеседника понять что до него дошло, или в сложных случаях хотя бы увидеть в его глазах искорку понимания.

К тому моменту, когда моя коллега начала отвечать на вопросы клиентки, я уже открутил розетку от стены. Вернее, из стены она выпала сама, продолжая держаться за нее проводами, а я тихо сидел за спинкой дивана, и разглядывая крутил ее в руках.
Если вы уже и предвидите продолжение затянувшейся сцены, для меня это стало полной неожиданностью.

Я не знаю в точности, что выяснил Луиджи Гальвани в опытах с электричеством и лягушачьими лапками. Но это работает, я вас уверяю! Может поразительному лягушачьему эффекту способствовали слякоть и влажные подошвы ботинок…

Я случайно подключился к электричеству, словно черт из табакерки выпрыгнул из-за дивана и сказал:
– Блядь! - уже под самым потолком.
Шучу, конечно. Испытанный на себе лягушачий восторг я проорал, вдобавок с грохотом чуть не перевернув диван.

Не думаю, что наша утренняя посетительница унесла с собой что-то полезное. Возможно, она даже не сразу вспомнила как ее зовут.
Мы с ней радушно попрощались, дали визитку и предложили обращаться к нам и впредь.

06.05.2018, Новые истории - основной выпуск

Про моего однокашника Писаря, и про то как он постигал азы ремонта торгового оборудования, я уже рассказывал, но надолго его там не хватило. Заскучал и кажется, вдобавок развелся – давно было. Иначе чем объяснить произошедшие с ним следующие метаморфозы.

Папа его, продолжая службу в должности городского военкома, говорит Писарю - а не хочешь ли ты мол развлечься, отдохнуть от серых будней. - А че за альтернатива? – вопросил Писарь и купился.
Папа ему предложил скоротать три летних месяца на военных сборах, за 800 км. под Хабаровском.
А хуле, говорит, офицерская переподготовка, знаешь же как рядовые «мобутовцы» на сборах балду пинают, а ты ж вообще офицер (мы лейтенантами выпускались)– устанешь загорать и купаться, чуть ли не кофе в постель. Зарплата средняя сохраняется, звание очередное , рыбалка – сплошные бонусы.

Мы с ним встретились, когда после этих сборов прошло уже лет 5-7.
Писарь издалека начал этот рассказ.
–И чо, спрашиваю нетерпеливо,- кайфанул?
-Ну, говорит, - я за три летних месяца пробежал больше, чем за всю свою жизнь. Причем в противогазе. И вдобавок на артиллериста выучился, пехотинца.
–Да ну нах! – а выпускались мы с военной специальностью командира БЧ -5 (электро-механическая боевая часть противолодочного корабля).
-Ага, говорит, а сейчас вообще не поверишь!
-Что еще?
-Служу я, артиллеристом. Майор уже.
Теперь Писарь подполковник.

Я закончил вроде рассказик, но вспомнил как мы в бурсе всего однажды в противогазах бегали.
Ну как бегали, расскажу как-нить.

14.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Заведомо и с плавным удовольствием пролетаю над топом, на крыльях воспоминаний.

Намедни про грамматность населения было. Для сильно умных, проверочное слово – грамматика.
А со мною вот какая безграмотность приключилась.
Елена Александровна, наша преподаватель русского и литературы, а заодно и «классная», на мой вопрос, почему отчество моей родной сестры пишется Валерьевна, а мое, при живом и том же отце - Валериевич, пояснила: - Оба варианты верны, но написание с мягким знаком, на мой взгляд, более современно. Заебись - подумал я, (я тогда еще не знал о просьбе Nadine попробовать не материться, а только учился пробовать наоборот). И вот почему я так подумал. Получается - моя родная сестра, будучи на два года меня старше, имеет отчество парадоксально современнее моего. Теперешних справочных возможностей, а потому и тогдашнего желания, углубляться в изучение вопроса у меня не было, а Елене Александровне я верил. Для того, чтобы вы не маялись собственными размышлениями по этому поводу, я немного угуглился.
Итак от «Жоржа», так произнес однажды название поисковика « Google», один мой друг:

1. -Валера и Валерий - разные имена. В первом случае отчество пишется Валерьевич, а во втором Валериевич
-Ерунда полная. И Валерьевич, и Валериевич - от Валерий. От Валеры было бы Валерович.

2. «Оказывается, что оба варианта написания отчества от Валерий идентичны. Это равноправные, корректные формы отчества. И хоть вариант «Валериевич» часто подчеркивается красным в онлайн-редакторах, он такой же правильный, как и «Валерьевич». Если вы напишите одну из этих форм имени отчества, вы не сделаете ошибку. Правда, вам следует кое-что учесть: разнобой написания отчеств связан с тем, что паспортисты и сами не знают как правильно писать Валерьевич или Валериевич, потому выдают документы с разными вариантами отчеств; если вы пишите «Валерьевич» в официальных документах, а в паспорте у вас написано «Валериевич» — это неправильно и недопустимо, так как такие документы потеряют юридическую силу; возьмите за правило писать что-либо одно, чтобы возникало меньше вопросов и путаницы (лучше приучить себя писать то, что в паспорте). Что касается общего мнения, форма «Валерьевич» используется гораздо чаще, чем «Валериевич», потому если будете писать через мягкий знак, то вопросов к вашей грамотности будет еще меньше. А еще не забывайте, что есть женские отчества Валерьевна и Валериевна. Как и мужские, оба эти отчества считаются корректными, потому можете использовать любую из предложенных форм (опять-таки, не забывайте, что в официальных бланках, заявлениях и документах нужно писать так, как в паспорте).»

Вот-вот. «Как в паспорте» - так и правильно. Но паспорта в восьмом классе у меня еще не было, а о «юридической силе», как таковой, я даже и не догадывался, возможно как и Елена Александровна. Меня тогда не то что без отчества, без паспорта узнавали.
-У, хрящи отрастил! - Шлепнула мне однажды подзатыльник моя бабушка Маруся по папе, но по моей башке. Узнала, и была права. Вы бы видели тогда, мои несоразмерные телу уши. Хер с кем перепутаешь. Отвлекся. А хули "отвлекся", а Петя Кукарцев – козлина, тоже меня не по отчеству узнавал, даже не по фотографии. Стою я однажды в очереди за хлебом, на улице – жара. Кстати, тем кто выдумывает себе ностальгию по тогдашним временам, повторю – в длинной очереди за хлебом, на улице, с бабками, тетками и лужами каждый день по два, три часа – две булки в руки. Снова отвлекся.
Стою себе и стою, и на черемуху не залезешь, чтобы вкусней стоять было – только отцвела черемуха и тут – хуяк! И я вроде бы еще стою, но уже не чувствую на чем. Ни ног, ни рук не чувствую, ни своих сильно узнаваемых ушей, только благодаря внутреннему стержню и стоял, на нем и покачивался, понемногу осознавая за что. Петя, сука, на три года старше, и на две головы выше подкрался сзади, и вхерачил мне ребром ладони по шее - к Ирке приревновал, увидев его удаляющуюся долговязую фигуру, догадался я. О чем я снова собирался?
В общем, с какого-то дня после пояснения Елены Александровны, везде и всюду, где случалось собственноручно описывать собственное отчество, и в том случае если и сам не забывал его современное звучание, я легкомысленно выводил Валерьевич. До того мореходноходскогого случая.
Зимой, кажется на втором году обучения в ВМУ нам объявили, что начинается процедура «визирования». Как называлось это в реальном делопроизводстве мы не заморачивались, но сидя за курсантскими столами, и наблюдая из окна аудиторий пронизанный зимней порошей, замерзший Амурский залив, уже мечтали о знойных латиноамериканских широтках, или кто там еще попадется нам «под горячую руку». Нам выдали по толстой пачке анкет, и велели их заполнять для отправки документов в Москву. Результатом проверки наших ответов на всевозможные вопросы анкеты, с приложением собственных фотографий, должны были стать заветные паспорта моряков. Занимало все это «визирование» несколько месяцев.
Ближе к весне нам объявили, что у большинства процедура завершена положительно, кроме одного, у которого кто-то из родственников то ли оказывался в зоне оккупации, то ли в местах лишений.
Паспорта моряков тогда «без дела» на руки не выдавались, и я свой не видел до того самого прекрасного момента.
Наступила первая загран-практика. Ну «загран» это только тому, кто умудрился подобрать себе пароход, стоящий на короткой заграничной линии, чтобы к осени успеть вернуться на родину, ну и кто, конечно, кроме промежуточной специальности моториста второго класса, имел паспорт моряка.
У нас, с моими однокашниками Сундуком и Вавой, все это уже было, и мы помчались к Морскому вокзалу. Там, пришвартованный своим белоснежным бортом к причальной стенке, бил копытом пассажирский теплоход «Хабаровск». Он только становился на линию Находка-Иокогама, и нас это обстоятельство неописуемо дико устраивало. Волнительные переговоры с «Хабаровским» стар.мехом прошли на удивление быстро и весело, и получив от своего первого в жизни морского «деда» команду лететь в отдел кадров пароходства получать паспорта моряков, и устраиваться - мы полетели.
Пароходская паспортистка протянула руку за моим гражданским паспортом, чтобы взамен выдать мне морской и … зависла.
-Я не могу вам выдать паспорт моряка. – сказала она, и я чуть не рухнул с мачты на палубу и сквозь нее - под ватерлинию.
-Почему?
-Потому, что в гражданском паспорте ваше отчество записано как «Валериевич» а в морском «Валерьевич».
-Ну правильно, - говорю,- записано. По-современному! - Я ей начал было рассказывать про правила русского языка, про Елену Александровну, мою и его учительницу, она же ответила чтобы я передавал Елене Александровне привет и вместо новенького морского паспорта, вернула мне потертый гражданский. Теплоход «Хабаровск», совместно со всеми его морями и океанами, и Иокогамой в придачу, стремительно накрывался от меня с головой - медным тазом.
Вариант изготовления нового Паспорта Моряка в частном порядке в Советском Союзе за три дня, не мог бы прийти в голову даже самому сумасшедшему коммунистическому паспортисту! Но был понедельник и значит - самое начало рабочей недели, а пароход уходил только в пятницу. А еще Сильно Повезло с тем, что пока не родились понятия «в одно окно» и «МФЦ».
В ночь я прыгнул в поезд и поехал на малую родину. Расстояние от Владивостока до родины не большое - ровно как от Праги до Берлина. К обеду следующего дня мы с моей мамой были в отделении местного ЗАГСа, со всеми документами относительно меня и всей моей семьи. Необычайно приятная женщина паспортист сгребла все это в кучу, и к вечеру того же дня выдала мне мое новое свидетельство о рождении с тем же отцом, но новым отчеством - Валерьевич. Словно заново родившись, я с огромным удовольствием выдал ей коробку конфет и поклонился в пояс.
В ночь – «снова поезд» на восемь часов, и бегом в сопку, в паспортный стол Фрунзенского района города Владивостока. Потом вниз, в срочное фото, не проходящий мандраж, снова вверх и вниз, и к обеду следующего дня новый гражданский паспорт у меня в штанине.
Когда я протянул его нашей, пароходской паспортистке она посмотрела на меня как на героя-севастопольца, и широко улыбаясь выдала мне Паспорт Моряка.
На борт теплохода по трапам и сходням я взбегал одним из последних, прямо перед таможенным, пограничным досмотром.
Иока я иду к тебе!

14.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Встречаю старую знакомую - давно не виделись, рассматриваю ее заметно беременный живот, улыбаемся.
Спрашиваю: - Получилось, или наоборот?

20.06.2019, Новые истории - основной выпуск

Очереди, в единственную, железнодорожную кассу предварительной продажи билетов, провинциального ЖД вокзала, почти не было.
Третьим или четвертым к ней примкнул высокий, рыхлый парень, с бесцветными бегающими глазками и уже начинающим толстеть подбородком. Он нетерпеливо топтался на месте, нахально зыркал по сторонам, в телефон, и картинно, словно штангист, перед взятием максимального веса, запрокидывал голову.
- Можно там побыстрее, - в очередной раз вскинув голову, громко поторопил он кассира.
Двое человек перед кассой медленно повернулись на голос, явно не понимая суть претензии, пожилая дама которая стояла прямо перед ним, оборачиваться не стала.

Выглядела она не совсем обычно. Среднего роста, худощавая для своих лет, она была одета в пиджак мужского покроя, брюки в тон к нему, и темные невысокие туфли.
Крупные, выразительные черты лица, глубокие морщины и аккуратная, мужская, средней длины стрижка, поверх больших карих глаз, навевали ощущения, о ее принадлежности к артистической богеме.
Единственным элементом, который отличал ее костюм от мужского, была бледно-зеленая, шелковая косынка на ее шее, которая парню сзади наверно была не видна.

Скоро очередь стАяла до нее, и задавая вопросы кассиру, дама решала какой из вариантов себе выбрать. У нее был низкий, выразительный голос, с характерной хрипотцой курящего человека.

- Дедушка,- обращаясь к даме, снова вскинул голову нервный парень, - А можно повеселее?
- Можно, - зловещим контральто пообещала дама, не поворачивая головы.
И вдруг резко мотнула головой в его сторону:
- Брысь!

Рейтинг@Mail.ru