Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Поиск по автору:

Образец длиной до 50 знаков ищется в начале имени, если не найден - в середине.
Если найден ровно один автор - выводятся его анекдоты, истории и т.д.
Если больше 100 - первые 100 и список возможных следующих букв (регистр букв учитывается).
Рассказчик: Сарик
По убыванию: %, гг., S ;   По возрастанию: %, гг., S
1

29.08.2002 / Новые истории - основной выпуск

У меня на даче в Подмосковье есть сосед - старый и вредный дед. Все бы
ничего, но дед относится к категории людей: "Мастерить он любил, но не
умел". Часами, а особенно в выходные, начиная с 7.00 утра, дед на
электропиле обстругивает всякую рванину - найденный на помойках столицы
деревянный хлам и пр. Когда рванина заканчивается, а трудовой оргазм еще
длится, дед берет ржавые гнутые гвозди и долго-долго их ровняет, словно
дятел стучит по наковальне... В общем, извел буквально всех. На мое
предложение купить ему ведро новейших блестящих и ровнейших гвоздей, дед
посмотрел на меня как на идиота и изрек: "Ты за кого меня принимаешь? Да
мне если надо будет, я вагон куплю". Да, и самое интересное - из
всяческих неровно обструганных дощечек весьма неприятного цвета дед
сколачивает ржавыми гвоздями длинные, очень некрасивые, непонятного
назначения хреновины, которые складирует возле моего забора, чем портит
мне весь пейзаж. Я долго размышлял, как же быть... На открытую диверсию
типа обрезание кабеля у электропилы и умыкивание кувалды и наковальни
не пойдешь, дед ведь весь поселок на уши поставит (он бывший
партаппаратчик). Тогда я разработал уникальную акцию, которая дала
замечательные плоды. И дело было в шляпе! Именно в старой кепке, которую
дед всегда торжественно одевал перед тем как заняться своим трудовым
мазохизмом. Эту кепку дед всегда вешал на крючок, приделанный к сараю.
Летней ночью, когда в доме деда погас свет, я пробрался через забор и
стырил ее. Жена полночи старалась, отрывала подкладку, чего-то шила, в
общем сделала все необходимое, чтобы кепка стала как бы меньше в
размерах изнутри. С другими измученными дедом соседями накануне была
договоренность, чтобы наутро все при встрече с дедом, после приветствия
удивленно восклицали: "Семен Степаныч, а что это у вас как будто голова
больше стала?". Одним словом, все встали специально пораньше, чтобы
успеть поприветствовать деда, до того как он начнет вершить трудовые
подвиги. После того как в очередной раз деду сказали насчет его головы,
тот побежал в дом (видимо, смотреться в зеркало и советоваться с женой),
но достаточно быстро вышел, тщательно причесанный и немного удивленный.
Направился сразу к наковальне, снял привычным жестом с крюка кепку,
водрузил на голову и тут.... я буквально выпал в осадок (а точнее
сказать в малину) от душившего меня смеха - дед сам стал похож на ржавый
гвоздь, а кепка у него на голове торчала на самой макушке на манер
большой тарелки. Сначала он не сообразил, но сделав несколько шагов,
потерял кепку. Поднял, отряхнул, водрузил, снова пошел, снова кепка
завалилась... Со стороны соседей слева, из кустов слышалось какое-то
жалостливое повизгивание, я понял, что это рыдает от смеха соседка
Таня... В общем, был полнейший абзац. Дед пулей метнулся в свой дом и на
этот раз очень долго не выходил оттуда. После этого через какое-то
время появилась его бабка, явно спешно куда-то собиравшаяся. Таня
спросила - "че баб Аня, уезжать надумали?". Та говорит: "Да вот Семен
Степаныч себя плохо почувствовал, решили в Москву поехать". Таня: "А
что такое?". Бабка Аня: "Да голова разболелась что-то". Таня: "Так
давайте позовем соседку Соню, она медик, пусть посмотрит". Бабка Аня:
"Ой, и точно, дочка, как я и сама не сообразила, ну сбегай приведи".
Пока вели Соню, по дороге ее "зарядили" и объяснили что и как говорить.
Короче, Соня посмотрела деда, пощупала, язык посмотрела, температуру и
давление измерила, а когда смотрела ему голову и видела лежащую
неподалеку кепку, буквально сводила глаза к переносице от беззвучного
смеха. Объяснила ему, что мол, дедушка, бывает такое, если постоянно
находишься в зоне повышенного шума. Запретила ему даже близко к
электропиле подходить и брать в руки кувалду. Естественно, дед с бабкой в
Москву не поехали и уже поллета дед даже близко не подходит к своей
пиле. Все больше в огороде ковыряется. Да, еще небольшая сноска: все мы
хорошо знали, что у деда отменное здоровье и не опасались, что у него
будет шок. В общем, дикие звери при проведении акции не пострадали.
:-)))))))

04.09.2002 / Новые истории - основной выпуск

Это еще одна история про моего соседа по даче Семена Степаныча. (Первая
история была размещена на сайте 29.08.2002 года). Итак, повторюсь - этот
дед очень любит мастерить всякие вещи, но поскольку руки у него растут
не совсем из того места откуда положено, то и производимые им предметы
получаются, мягко говоря, хреноватые. Еще хочу вам немного описать
внешность деда, чтобы вы во всех красках представили себе то, о чем я
буду повествовать в этой истории. Он сухой и жилистый мужик, довольно
высок, имеет огромный словно флюгер нос и очень тупой взгляд. Лет ему
где-то 70-75. Если кто смотрел комедии "Полицейский отряд", "Голый
пистолет", где играл комик Лессли Нельсен лейтенанта полиции Френка
Дребина, то сможете представить моего соседа. На лицо он очень похож на
этого комика, такой же седой, а по идиотичности поведения и
непредсказуемости действий пожалуй даже превосходит лейтенанта Дребина.
Ну вот, дело было несколько лет назад, на даче. Дед встал ни свет ни
заря и сразу же принялся чего-то пилить, строгать и прибивать. Опять сон
всех соседей был нарушен и все с утра были довольно хмурыми. Где-то
после полудня я спросил у соседки: "Не знаешь, че это дед с утра пилит?",
она говорит: "Как же, как же, знаю... уже разведала.. его бабка сказала,
что он делает скворечник". Я: "???????". Начинаю размышлять и прихожу
одновременно к трем выводам: 1. Дед делает скворечник потому, что любит
скворцов. 2. Дед делает скворечник, потому, что любит делать
скворечники. 3. Дед делает скворечник, потому, что у него поехала крыша
и он стал впадать в детство. Однако, когда я увидел ближе к вечеру уже
готовый скворечник, я пришел к четвертому выводу, но об этом позже.

То, что принято называть скворечниками, и то, что сделал дед, было
настолько разными вещами, что описать словами это довольно сложно.
Невероятно огромных размеров квадратный ящик, отдаленно напоминающий
распределительный электрощит, был корявым, иссиня-зеленого цвета
древестной плесени и очень, ну просто очень не красивым. Собственно, как
и все предметы, произведенные "золотыми" руками этого народного умельца.
В этом скворечнике, наверное, могли бы уместиться если не все скворцы
Подмосковья, то по крайней мере все птицы нашего садового товарищества,
точно. Дыра, или правильнее сказать входное отверстие, было настолько
велико, что скворец мог бы залететь туда на полном ходу во весь размах
крыльев. Кроме того, вместо такой небольшой жердочки возле входного
отверстия, была приделана совершенно вертикальная маленькая лестничка
(интересно, как это дед не додумался еще перила к лестничке приделать,
ведь так удобнее бы скворцам было домой залазить после склевывания
каких-нибудь подбродивших ягод). Тут я как раз и сделал мой четвертый
вывод: "Дед сделал скворечник потому, что решил в целях экономии
перевести своего кота Василия с полного довольствия на хозрасчет и
самоокупаемость". Ну, теперь начинается самое интересное. Дед приставил к
довольно большой яблони, которая растет непосредственно у дедова туалета
типа сортир, корявую лестницу (угадайте, кто ее сделал) и полез вверх
цеплять скворечник к стволу дерева. Когда он поднял это птичью хижину на
высоту 5-7 метров, я по достоинству оценил этот гениальный архитектурный
шедевр, выполненный в стиле пост-модернизм. Еще хорошо, что скворечник не
успел увидеть тот скворец-новосел, которому полагался ордер на вселение
в это жилище, а то с бедной птицей случился бы суицид. Дед принялся
приматывать рею скворечника к стволу проволокой, но в один миг как-то
качнулся и выронил свое произведение искусства из рук. Судя по тому, с
каким ускорением падал скворечник и разбивался о ребро металлической
бочки стоявшей внизу, его вес был невероятно тяжел.

Далее все происходило в течении 2 секунд, но я все же буду повествовать
достаточно подробно. Когда скворечник падал, дед, шатнувшись на лестнице,
попытался его поймать, но лестница под ним "сыграла" и он стал
стремительно заваливаться вместе с лестницей спиной, прямо на сортир, с
криком: "ГООППП!". До того как шифер, которым была крыта крыша сортира,
раскололся под задницей Семена Степаныча, я отчетливо увидел широко
раскрытые глаза деда. Выражение лица была такое, будто он с крыши своего
туалета внезапно увидел Статую Свободы, что в Нью-Йорке, причем был как
бы этим искренне и по-детски удивлен. В последующее мгновение крыша
проломилась и дед, окончательно завалившись на спину, пошел вниз головой
в затяжном прыжке, взбрыкнув в воздухе ногами. Послышался треск
проломленного дерева, это сломалась сидушка (ну та, где очко прорублено)
и после этого через мгновенье глухой всплеск. Бабка Аня, жена деда,
которая начала наблюдать авианалет на собственный сортир с того момента,
как дед увидел Статую Свободы, заорала: "Убился! Степаныч убился!". Из
недр выгребной ямы послышалось: "Ап... ап.... тьфу... спасите... ап...
тьфу... спасите.... тьфу... ап... я тону... ап... ап... тьфу...". Как вы
уже наверное догадались, сортир сошел с производственного конвейера деда
и потому был весьма непрочным, иначе Степаныч точно разбил бы себе
голову. Но поскольку дед является максималистом, он выкопал под сортир
такую глубокую выгребную яму (не менее 4 м в глубину), что едва не
захлебнулся там, учитывая, что на наших участках близко грунтовые воды и
по весне сортиры полные. Все соседи, кто был рядом, ринулись спасать
старика. В проломленное очко вставили лестницу, по которой
дед-скворцевод и вылез по уши в дерьме и источая такое невероятно
чудовищное зловоние, что цвет с яблони моментально опал. Самое
интересное, что дед вылез босой и еще в момент падения из его
куртки-спецовки выпала связка с ключами от дома и от всех других корявых
и некрасивых хозяйственных построек на его дачном участке. Но самое
интересное, что дед отделался буквально синяками. А ключи и галоши он
потом несколько дней вылавливал удочками и рыболовными подсаками. После
этого Семену Степанычу, за трудовые подвиги, было торжественно присвоено
почетное погоняло - Рыбак. А разбитый скворечник дед разобрал, доски
заново обпилил, гвозди выровнял и сложил все в сарай, до новой
конструктивной идеи.

Всем спасибо!

07.11.2002 / Новые истории - основной выпуск

Не могу удержаться, чтобы не опубликовать новую историю произошедшую
совсем недавно с моим соседом по даче, дедом "золотые руки" Семеном
Степанычем. Как хорошо, что дед остается самим собой и не дает соседям
скучать!
Заканчивается у деда дачный сезон, урожай убран (если два ведра моркови
величиной с мизинец новорожденного, полмешка картофеля и три пучка
каких-то непонятных грязных кореньев можно назвать урожаем), остается
подготовить участок к новым садомазохистским "подвигам". И в эту самую
пору у деда случился день варенья. Сын деда Иван, которому вероятно уже
порядком надоело ежегодно собственноручно перекапывать участок при
помощи лопаты, сдури подарил Степанычу мото-блок (мини-трактор),
предназначенный для вспахивания почвы. И вот в одно прекрасное утро три
долговязых, похожих друг на друга человека (Степаныч, Иван и сын Ивана
Роман (т. е. внук Степаныча)) выкатили этот агрегат в огород. Роман с
кислой харей взялся за ручки этого мотоблока, а дед с Иваном стали его
заводить. "Давай!" - сказал Степаныч. "Ага!" - сказал Иван, и дернул за
ручку троссовика стартера. "Трррр-бульк!" - сказал трактор, и не
завелся. Лицо Романа тем временем начинало светлеть, он держался за
ручки мото-блока и видимо начал представлять в своем юношеском мозгу,
что едет на "Харлее" по хай-вею. "Давай!" - снова сказал дед. "Ага!" -
снова сказал Иван и более резко чем в первый раз, дернул ручку.
"Тррррр-бульк!" - снова сказал трактор и не завелся. Лицо Романа уже
явно было веселым, судя по всему он ехал со скоростью не менее 100 миль
в час близ Лос-Анджелеса, ощущая ветер Малибу на своей физиономии.
"Давай!" - опять сказал дед. "Ага!" - опять сказал Иван и мощно дернул
ручку. "Тррррр-бульк!" - опять сказал трактор и не завелся. Судя по
ликовавшей роже Романа, на заднее сиденье его Харлея подсела Памелла
Андерсон, обняла его за подростковый торс и уперлась бюстом в его тощую
спину. "Дааааа!" - сказал дед и вдвоем с Иваном они склонились над
двигателем и стали что-то там подкручивать (видимо пробовали на
искру:-))). Роман судя по всему уже развелся с Памеллой и ехал в
Лас-Вегас покрутить рулетку. "Давай!" - сказал дед. "Ага!" - сказал Иван
и дернул ручку так, что чуть не свалился с ног. "Тррр-бульк-чмокс!" -
сказал трактор и не завелся. В Лас-Вегасе Роман выиграл крупную сумму
денег и решил поехать в Санта-Барбару, погулять и покутить на яхте.
"Сильней давай!" - сказал дед. "Ага!" - сказал Иван, и так дернул ручку,
что вырвал трос с корнем. Дед (с видом ослика Иа из мультфильма про
Винни-Пуха) посмотрел на Ивана и грустно спросил: "Ты че мне трактор
сломал?". "Да ладно, бать, не волнуйся, щас сделаю" - ответил Иван.
Роман прокутил все деньги в Санта-Барбаре и налегке продолжил свое
путешествие на Харлее по ЮЭСЭЙ. Иван довольно быстро установил трос на
место. "Ослик Иа" явно повеселел. Тут Иван открутил крышку бензобака и
стал одним глазом всматриваться в недра бака, а другим подозрительно
коситься на деда. "Батя, а ты бензин залил?" - спросил он. "Какой
бензин?" - весело спросил Степаныч.
"Да е-мое, батя, я ж тебе говорил - "Залей бензин" - и банку со смесью
вон у сарая поставил". Степаныч "включил дурака" и сказал - "Да? А когда
ты говорил, я чей-то не услышал". Бензин был залит. "Дай-ка я" - сказал
Степаныч. Роман уже порядочно удалился от Санта-Барбары. Дед дернул
ручку, трактор затарахтел и мгновенно стартанул "жгя резину". Роман не
ожидал такой быстрой телепортации из Калифорнии в родное садовое
товарищество и уцепившись за ручки понесся за трактором. Круто заложив
на вираже, трактор врезался в забор выбив три штакетины. "Ой!" - сказал
дед. "Ты куда едешь раззява!" - взъелся на сына Иван. "Да че я виноват
что-ли" - на "ломанном русском" стал оправдываться Роман - "Я ж не
ожидал что он так резко поедет!". "Не ожииидаал!" - передразнил внука
Степаныч - "Вот болван, трактор мне угробил!" - почти не замечая забора
ругался дед. Трактор был водружен на старт, забор поправлен. На этот раз
место у руля занял Иван. Дед дернул ручку, трактор завелся и так же
молниеносно сорвался с места. Иван додумался убавить газу и трактор
пошел почти ровно, но ничего при этом не копая. "Ты ручки вниз жми!" -
пытаясь переорать двигатель голосил Степаныч. Иван услышал и надавил на
них, при этом по мере поступательного движения трактора, лысая голова и
все тело Ивана дергались так интенсивно, что издали могло показаться,
что он исполняет украинский народный танец гопак. Трактор начал
вскапывать почву, при этом все сильней и сильней углубляясь в нее.
Метров через 10 двигатель заглох, а колес не было видно, так сильно
"закопался" трактор. "Тьфу, один одного лучше!" - негодовал дед - "Ну
кто тебя просил так сильно давить, ты что траншею копаешь?". Роман
радостно заржал. Иван бросил на сына яростный взгляд и молодой жеребенок
быстро заткнулся. Кое как вытащив трактор и заровняв лопатами яму,
семейство опять решило начать работу со стартовой линии. У руля на сей
раз гордо стоял Степаныч. Иван завел трактор и дед поразительно ловко
начал скапывать почву. "Учитесь как надо!" - радовался дед (с видом
Шумахера). Прокопав рядок метров в 20, дед приближался к зарослям малины
и стал при этом как-то по рептильи подергивать телом, видимо пытаясь
повернуть агрегат. Приблизившись к малине вплотную дед обернулся и
что-то крикнул, но из-за тарахтенья никто не понял, что он сказал.
"Пиздец малине!" - задумчиво и точно изрек Роман. "А ну заткнись, еще
матом тут ругаешься!" - набросился на него Иван и оба быстро побежали на
помощь. В зарослях малины образовалась большая просека. На очереди была
смородина. Но вовремя подоспевшие Чип и Дейл спасли растения заглушив
двигатель. Дед решил сразу начать атаковать - "Я ж ору вам, как
двигатель выключается? А они втали как два истукана и рты открыли". "Да
вот же кнопка" - показал Иван - "Я ж тебе показывал ее, нажал бы и все".
"А я что, по твоему не нажимал на нее?" - сказал дед. При этом, поняв,
что сказал не то, начал как-то лукаво посматривать то на одного то на
второго.
"Давайте я еще раз попробую" - нарушил молчание Роман. Копать стали в
обратную сторону. Роман с увлеченной физиономией прокопал ряд, ловко
повернул, но при этом не удержал трактор, и начал вращаться с ним по
кругу. Двигатель опять заглушили. Идеально круглая лунка оставленная
трактором, напоминала те круги, которые оставляют НЛО приземляясь на
нашей планете в кукурузу. Так семейство упражнялось довольно долго.
После многочасовой работы, огород стал напоминать поле для мотокросса, с
затейливыми зигзагами, лунками, наклонными холмами и полосой
препятствий. Явно удовлетворенные своей работой Степаныч и Иван
закурили. Тут послышался какой-то приближающийся шум. Это бежала, или
вернее сказать скакала бабка Аня, жена деда, отсутствовавшая все это
время, и рамахивала в руке каким-то, с виду тяжелым, предметом. "Ах вы
паразиты, что натворили.... у меня ведь здесь луковицы такого-то
растения были высажены..." - и набросилась на деда - "Ты что старый,
сдурел?". Ликовавший Роман дико ржал, но подзатыльник отца его присмирил
и он обиженно сказал "Да ну вас!" и пошел в дом, видимо учить алгебру.
На следующий день, все семейство вооружась лопатами мирно вскапывало
участок и долго-долго ровняло его граблями. А трактор мирно стоял у
сарая и на его с позволения сказать физиономии, было написано: "Эх
классно повеселились!".
До новых встреч в эфире!

16.02.2004 / Новые истории - основной выпуск

НОВЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ ДЕДА СЕМіНА СТЕПАНЫЧА ИЛИ "ЛЫЖНЮ-Ю-Ю...".

Эта еще одна история про моего соседа по даче, про которого на этом
сайте написано уже не мало.
Рассказ поведан соседкой по даче, но излагается от первого лица.

В одно ясное февральское утро, в моей квартите раздался телефонный
звонок:
- Алле, - сказала я.
- А-кхм, о-о-0, дык... ну-у-у-у... акхм... псссст, произнес
нечленораздельную скрипучую речь очень неприятный голос.
- Слушаю вас, говорите...
- Дык, эта, а-кхм, я и говорю, эта... ну-у-у... вот! А я куда звоню?
- А я откуда знаю куда вы звоните?
- Да-а-а-а-а-а??? А это хто у аппарата?
- Да чего вы мне голову морочите... Вы кто и кто вам нужен?
- А-кхррр-тррр... эта.... эта... эта-а-а-а... как яво... дык энто я...
Семен Степаныч... э у аппарата... эта... как ее... Татьяна?... -
собеседник так произнес свое имя, что сначала я не поняла даже что он
сказал. У него вышло Псемен Пстепаныпч...
- Кто-кто?
- Псемен Пстепаныпч... эта-а-а.... ну эта... забор... дача... сосед...
ну...
- А-а-а... - наконец-то по обрывкам фраз и набору слов пересыпаных
словами-паразитами, я поняла кто это. Ни хрена, думаю, в жизни не
звонил, а тут на тебе... Чего стряслось?!
- Здрасьте... что случилось? - выпалила я.
- А-кхррр-тррр, эта... дык ну.. как яво... бабка... дача... а машина...
и снега... кхрррр.... пссссст... и мои одни... а другие в гостях...
соседи можа... псст... а ехать-то надо!
- Семен Степаныч, да не волнуйтесь вы, спокойно объясните.
- Ага! Кхрпсссстттт.... эта-ааа... как яво... вот!.............. На дачу
мы с бабкой собрались.... а машина в гараже... снегом так замело, что не
выгонишь яе... дык... эта, как яво... а дети одни в отъезде... а другие
в гостях... а-кхррр-пссст.... эта... дык.... бабка и говорит, можа хто
из соседей поедить, да нас забереть?... Что ты сказала? Ничего?
Кому?.... а... Ну пусть........ Вы жа вродя кажный выходной ездите, можа
нас прихватите? Где? Кому? Что ты говоришь? Да замолчи ты... (зажав
ладонью трубку заорал дед бабке).... вот! - наконец закончил построение
этого удивительно трудного алгоритма дед. Надо отметить, что говорил он
как то странно, вместо шипящих у него получались звуки типа 2псоспед",
вместо "сосед", "епздите" вместо "ездите" и т. п. В некоторых местах
моего рассказа, я не буду менять фонетику главного героя.
- Что за вопрос, конечно заберем, - говорю - Вы где живете? - короче,
договорились о встрече, забрали их с бабкой и котомками, едем...

Надо сказать, что мы с мужем, зимой, почти каждые выходные ездим на
дачу, кататься на лыжах, жарить шашлычок на морозе и т. д. Короче любим
это дело. В домике у нас русская печь, а машина у нас "Нива", поэтому
любая непогода нам не страшна.
Едем, значит, дед с бабкой сидят на заднем сиденье. Дед, имея очень
длинные ноги, сидел в позе рыболовного крючка, так, что колени у него
были на уровне ушей и с очень умным и серьезным видом изучал наш
автомобиль и задавал различные "умные" вопросы, тем самым показывая
какой он "знаток" в автомобильном деле:

- А энто, что у вас так много ручек переключения передач? - спрашивает
он моего мужа Сергея.
Муж начинает еме объяснять что-то, про повышенные и пониженные передачи,
а дед кивает, с исключительно умным видом...

- А я, эта, как яво... думал, что несколько коробок поставили... ну
эта... есси к примеру одна полетит... а ты в болоте стоишь... дык одна
про запас тогда....
Муж резко округлил глаза, как будто ему прищемили дверями пальцы... и
медленно выдохнул... Я поняла, что дед сморозил какую-то глупость.

- А эта, как яво... бянзина... много жреть? - спрашивает дед.
- Ну как сказать, терпимо, смотря как ездить - отвечает муж.
- Ну да... ну да...- закивал головую дед...- А то я вона, езжу то
мало... а все равно жреть....

В кармашке чехла переднего сиденья, муж всегда возит огнетушитель,
головка котого выглядывает наружу.

- А в термосе у вас чаво? Чай, кофе? - указывая на огнетушитель
спрашивает дед.
Муж второй раз округлил глаза и начал старательно переключать какие-то
ручки и нажимать на кнопки, уходя от ответа, чтобы не заржать.
- Хорошая машина... идеть как ровно.... Да-а-а... научились делать... -
сделал дед умнейший вывод о нашей "Ниве". (Справка - автомобиль "Нива"
запущен в серийное производство в конце семидесятых годов прошлого
века).
- Да, машина подходящая. В любую погоду, куда хочешь, снег, грязь, все
нипочем... Мне она в основном из-за большого клиренса нравится - сказал
Сергей.
При слове "клиренс" (расстояние от крайней нижней точки автомобиля до
проезжей части), бабка Аня явно смутилась и покраснела. Но любопытство
терзало ее и она робко спросила: "А что, у машин, оно тоже есть?...".
- Что есть? - не понял Сергей.
- Ну оно, большое... из-за чего она вам нравится.... - залепетала бабка.
До Сергея и до меня медленно доходило, с чем бабка перепутала слово
"клиренс". Глаза Сергея сузились, как у китайца, пальцы до синевы
впились в руль, лицо покраснело, губы плотно сжались и маленькая
слезинка скатилась по щеке. Сергей то и дело, как рыба хватал ртом
воздух и снова "закупоривался" на какое-то время, пока наконец не
выдохнул, безвольно опустив плечи, с тихим стоном "и-и-и...".
- И где же оно, интересно? - не унималась бабка.
Мне стало страшно за мужа. За рулем ведь все-таки.
- Дааа обяснять долга-га-га - еле выдавил он и включил погромче радио,
где как раз начали транслировать прогноз погоды.
Приехали к полудню, выгрузили деда с бабкой.
Дед говорит: "Ну, пспапсибо вам больпшое!", и улыбнулся. Двух передних
зубов на месте не было. Так и не вставил, после падения с крыши дома,
по-осени.
- Ну чаво, значит, на лыжах пойдете кататься? - шепелявит Семен
Степаныч.
- Ага...- говорю - погода хорошая... Сначала в лес, потом на горку.
- Дык, эта.... я тожа пойду прогуляюсь, а то за зиму ни разу на лыжах не
стоял - говорит дед.
- Дед, да куды тябя несеть? Ишшо кости переломаишь на лыжах энтих...
Давай, вона, лучша снег во дворе почисть.. Ни пройтить, ни проехать...
Мы на дачу зачем ехали, на лыжах кататься и отдыхать что-ли? - выдала
сакраментальную фразу бабка, из которой явственно следует зачем людям
нужна дача.
- Ты, эта... как яво... давай-давай... разберемси... - прогнусавил дед,
явно озлобляясь на бабку Аню.

Надо сказать, что горка у нас на дачах, довольно длинная, относительно
пологая, но в конце крутая и выходит к речке. Поэтому, когда
разгоняешься, в конце, нужно заворачивать налево, чтобы не отнесло к
реке. Речка хотя и не широкая, но с быстрым течением, поэтому толком не
замерзает. Так, только покрывается ледяной коркой.
Покатались мы с Сергеем часик по лесу и вернулись к горке, где было
лыжников человек пятнадцать, с детьми. Дети резвились, кто на санках,
кто на лыжах, а взрослые, часть из которых была "продвинутыми
горнолыжниками", с радостью съезжали с горы.
К этой веселой компании присоединились и мы. Минут через 15 у горки
появился дед, неся на плече лыжи и палки. Дед был одет в синий
полушерстяной костюм с белыми рисочками "а-ля Динамо-Москва-62", а на
голове у него была длинная вязаная шапка-колпак в полосочку, в которой
он был похож на престарелого Буратино. Отдельно следует описать лыжи и
палки. Лыжи были сделаны естественно самим дедом, из плохо струганной
доски, а концы их были загнуты спиралью вверх, как туфли у турецкого
паши. Палки были сделаны из молодых березок, которым, по вине деда, так
и не пришлось повзрослеть. На концах палок были приделаны кружки
сделаные из крыжек консервных банок. И лыжи, и палки (равно как и дом
деда, со всеми "хозяйственными" постройками), были выкрашены в
светло-коричнейвый цвет, точь-точь в такой, в какой выкрашен коровник в
соседнем колхозе. Чинно здороваясь со всеми, дед взобрался на горку,
надел лыжи и с видом как минимум к.м.с. приготовился к спуску. В это
время двое пацанов, чуть не сбив деда, с криками и улюлюканьем
покатились вниз на санках. Буратино бросил серьезный взгляд, но стал
терпеливо ждать, пока они уберуться с его траектории. Опять встал
наизготовку и только собирался оттолкнуться палками, как какая-то
молодуха с парнем, в хорошем горнолыжном обмундировании просвистели мимо
деда, по его траектории. Буратино метнул на них злобный взгляд, так, что
колпак нервно взметнулся в сторону, плюнул и отодвинулся метра на два к
краю. Наконец он оттолкнулся и с возгласом "ИИИХ", стал стремительно
набирать скорость. Откуда ни возьмись, возле "финиша" вдруг появилась
полная дама, позировавшая на фоне горки, фотографировавшему ее мужу. Дед
дернулся на лыжах, встряхнул головой так, что колпак стал развиваться на
ветру за плечами и заорал: "ГЭЭЙ!!! ЛЫЖНЮ-Ю-Ю... МАТЬ ВАШУ!!!
ЛЫПХЖНЮЮЮЮ!". Дама заметила его слишком поздно и дед попытался ее
объехать. Ему почти удалось это сделать, но так как его лыжи (читай -
дрова), с трудом поддавались управлению, то он резко крутанувшись в
сторону, с пронзительным криком "ГАААААА!", на полной скорости влетел
глубоко в кусты, обильно росшие по краям горки. Вылезая и отряхиваясь от
торчавших изо всех мест веточек, дед заорал на даму: "Ну вы-ы-ы!!! Нашли
место где фотографироваться!!!! Вам тут что, баня что-ли?...". Дама
напрягла лобик, не очень поняв эротическую фантазию деда про баню, но
тем не менее, вежливо извинилась.
Что-то ворча себе под нос, дед снова полез на горку. На этот раз,
взабравшись не высоко, он сумел-таки съехать вниз без вреда для себя и
окружающих. Так он скатывался несколько раз. Наконец, видимо с досады,
что все ездят с самого верха, а он как школьник катается внизу, дед
полез на верх горы. Приготовившись, он оттолкнулся палками, и стал
стремительно набирать скорость. В том месте, где нужно уходить влево,
чтобы благополучно затормозить на финише, лыжи (читай - дрова) опять не
послушались деда и стали еще стремительно лететь по самому крутому
уклону горы, по накатанному снегу, вниз к реке. Пока дед летит к реке и
думает, что ему делать, следует дать следующую информацию.
Непосредственно у реки, на высоком и крутом берегу, растут две большущие
березы, как близнецы-братья. Между березами, на длинных тросах привязаны
качели-тарзанка, с которой в летнее время молодежь обожает сигать в
воду. Деда несло прямо на эти березы. Поняв, необратимость ситуации, дед
начал делать рептилиеобразные движения телом, стал извиваться как уж,
приседать и дергаться в разные стороны. Знаете такую старенькую детскую
песенку, со специфичным танцем: "На танцующих утят, быть похожими
хотят... кря-кря-кря-кря...."? Так вот, постороннему наблюдателю, могло
было бы показаться, что дед несколько модернизировал подтацовку этой
песни и пляшет на лыжах, выписывая вертлявые па. Поняв, что на
танцующего дикого селезня он даже очень похож, но тем не менее от аварии
его это не спасет, дед театрально взмахнув руками в стороны, выбросил
лыжные палки и с душераздирающим криком "КУДА-А-А??? Г-И-И-И-К!!!!" на
страшной скорости влетел точно между двух берез, на качели животом.
Качели взметнулись ввысь, над рекой, вместе с висевшим на них дедом в
лыжах, набрали высоту и на мгновение замерли в самой верхней точке,
словно давая возможность окружающим насладиться моментом, после чего
пошли в обратную. Дед взмахнул руками как прыгун с трамплина,
перекинулся вниз головой и с трубно-протяжным стоном "ООО-ЭЭЭЭ-ООО", со
всей дури, с шумом и плеском ушел под лед вместе с лыжами. Через секунду
он вынырнул и стал с безучастно-глуповатым видом рассматривать
окружающих, которые ринулись со всех сторон на помощь. Деда вынули из
реки мокрого до нитки, но лыжи были все также намертво присоединены к
его ботинкам. "Утонуть бы лыжи не дали..." - тихо сказал дед, когда его
кутали во что могли и несли домой. "Убился, старый, ой-ой-ой..." -
закричала бабка Аня, когда истекающий водой сверток с головою деда
внесли в дом. Все воскресенье бабка парила деда в бане и поила чаем и
растирала самогонкой. Вечером, я пошла к ним и сказала, что мы через час
уезжаем и чтобы они собирались тоже. Всю дорогу до Москвы дед
помалкивал. Когда мы высадили их у дома, дед повернулся к нам и сказал:
"Шпашибо!" и попытался улыбнуться. Четырех верхних зубов у него не
хватало...

Вот такие бывают истории.
Кому понравилось, пишите doncossack@narod.ru. Пишите, и я сообщу кое-что
новое.

10.09.2002 / Новые истории - основной выпуск

Во-первых, хочу поблагодарить всех, кто прислал теплые отзывы по моим
историям, про деда-соседа по даче. Во-вторых публикую еще одну историю,
которая произошла с дедом в середине 90-х годов.
После долгой зимы, я по-весне приехал на дачу и сразу же заметил
произошедшие перемены в "архитектурном ансамбле" на территории соседа.
Непосредственно у моего забора было прилепленно невысокое двухъярусное
длиннющее сооружение выполненное в четком и характерном для 6-ти соток
соседа стиле, в чем я безошибочно угадал руку "великого мастера".
Неподалеку от дедова сортира (тогда еще не испытавшего воздушного
налета) лепилось некое подобие сарая непонятного назначения, в
исполнении которого "великий мастер" превзошел самого себя. В его руках
предметы буквально обретали новую жизнь, были приколоченны и спинки от
стульев и куски старых лыж, и ржавые фрагменты автомобилей и
все-все-все, что только можно найти на помойке. Третье сооружение я бы
назвал так - "Неровно сваренная металлическая рама со ржавой бочкой
наверху и шторками из явно стыренного в какой-то войсковой части
промасленного брезента". Если назначение первого сооружения я
относительно быстро понял (клетки для кроликов), то о назначении двух
других приходилось только догадываться, хотя честно говоря смутно, я
подозревал, что третье сооружение, это так называемый летний душ. Прошло
какое-то время, на деревьях и кустарниках появилась листва и мой пейзаж
относительно выровнялся. Когда солнышко начало изрядно припекать, я
увидел деда с бабкой бодро шагающими по направлению к летнему душу.
Степаныч шел в одних длиннющих семейных трусах, а бабка Аня несла
полотенце и приговаривала: "Степаныч, да не лезь ты под душ, ведь и так
спина болит, к тому же вода еще не нагрелась, ну хочешь обмыться, так
баню затопи". Степаныч повернул в ее сторону свой огромный "флюгер" и
строго спросил: "А на хрена я его тогда делал?". Бабка: "А я откуда
знаю, мне лично он вообще не нужен был". Так они немного поворчали, дед
смело шагнул в душ, зашторился, через секунду протянул бабке трусы, а та
ему передала мыло. Послышался плеск воды и неестественно веселым голосом
дед взвизгивая загудел: "Эх хороша водичка". Секунды через три он пулей
вылетел оттуда, посиневший и с глупой улыбочкой. Бабка насмешливо
взирала на него с видом типа "Ну чего, я тебе дрючек старый говорила?".
Дед быстро-быстро растираясь полотенцем сказал: "Вода мировая! Искупайся
Анюта, че ты". Бабка посмеиваясь пошла в дом от греха подальше. Довольно
долго, клетки для кроликов были пустыми, но в один прекрасный летний
день, во двор к деду торжественно въехал грузовой мотороллер "Муравей",
которым управлял не безысвестный на наших дачах колхозник Вася-золотарь.
Погоняло Вася получил потому, что работая в колхозе имел неограниченный
доступ к колхозному коровьему дерьму, которое загонял дачникам, из года
в год надеющихся на хороший урожай и обильно обсыпающих свои участки
этой зловонной гадостью. Кроме этого Вася приторговывал всеми теми
одушевленными и неодушевленными вещами, которые только можно стырить из
колхоза. Кузов Васиного мотороллера был доверху уставлен ящиками и
мешками. В ящиках оказались кролики и цыплята (не желтенькие, а уже
оперившиеся подкурки или как их там правильно называют), а в мешках был
судя по всему колхозный комбикорм. Кузов был разгружен с неимоверной
скоростью, чтобы якобы никто не заметил. Кроликов посадили в клетки, а
кур загнали во второе вышеописанное сооружение. Дед с фразой: "Вася, мы
тебя вечером ждем", выпроводил Золотаря.
Настал вечер, явился к деду Золотарь, пешком, без мотороллера, одетый в
выдавший виды костюм, розовую сорочку с длиннющим воротником застегнутую
строго на все пуговки и зеленую, невероятно маленьких размеров кепочку.
С его довольной физиономии считывалась одна-единственная фраза, которую
он видимо много раз прокручивал в своем мозгу: "Будет большая пьянка,
будет большая пьянка...". Пока бабка Аня накрывала на террасе стол (явно
стыренный из какого-то государственного общественного учреждения), дед
принялся показывать Золотарю свой участок. Дошли до душа. Золотарь "со
знанием дела" на лице спросил: "Коптильню поставили". Дед увлеченно стал
объяснять Васе, что это летний душ. Судя по выражению лица Золотаря он
никак не догонял, а нахрена вообще нужен летний душ. Золотарь пошаркав
по земле резиновыми сопогами, якобы вытирая ноги отодвинул шторку и
зашел внутрь душа. Дед с неистово увлеченным лицом объяснял ему что тут
и как устроенно. Через секунду послышался шум воды и полностью мокрый
Золотарь вывалился из душа с удовлетворенным видом. Выжав свою зеленую
кепку Вася стал нетерпеливо посматривать в сторону стола. Наконец был
порезан последний огурец и все они уселись. Судя по Васе он едва не
захлебывался своей слюной. Налили мутной жидкости в невысокие граненые
стаканы, чокнулись выпили и закусили. надо сказать, что у стариков,
процесс опьянения наступает гораздо быстрее (а Вася хоть и не старик, но
пил на стрые дрожжи) и посему после третьего стакана дед махнул рукой,
как отрубил и заорал дурным голосом песню, которая называется "По диким
степям Забайкалья...". Вся компания дружно подхватила. Теперь следует
подробно описать вокальные данные каждого солиста в этом трио отдельно.
Про людей которые не имеют ни слуха ни голоса говорят: "Ему на ухо
медведь наступил". Судя по деду, его уши, некогда были просто танцполом
для медведей всех мастей и оттенков от бурого до полярного, причем
дискотеки ими видимо устраивались довольно часто. Явно не имея слуха, но
имея трубный голос дед неистово орал с каким-то антимузыкальным
похрюкиванием: "Пааахрррр дикимхррр степямхрррр Забайкальяхрррхррр, где
золааатааахррр моют в гораххррррррррр".... Бабка вторила ему
визгляво-тонким фальцетом, также не попадая в ноты: "брядягяяяяя судьбу
пряклиняяяяяяяя, тащилсяяяя с сумой на плячяяяяях...". Васины познания
текста песни окончились на первой строчке и далее он вторил им чисто
ритмически повторяя: "Да-да-дадада", дирижируя вилкой. Это трио я
назвал-бы: "Трио мартовских котов под скальпелем хирурга...". Потом
бабка исполнила какую-то сольную неизвестную композицию, причем кот
Василий (тезка Золотаря), мирно дремавший на ступеньках террассы, решив
что ему явно хватит искусства на сегодня, прижимая уши, когда бабка
брала особо высокие ноты, удалился в сторону курятника.
Еще около получаса, все члены нашего садового товарищества наслаждались
эти бесплатным концертом, в репертуар которого входили как правило песни
революционных лет. Тут в курятнике началась сильная возня, заорали
подкурки и захлопали крыльями. Дед метнулся к курятнику. Я тоже подошел
поближе. В курятнике творился настоящий шухер, бедные подкурки дергались
и прыгали во все стороны, а котяра васялий пытался их поймать с
глуповато-довольной-охотничей мордой. Дед увидел это, схватил какое-то
полено и с криком:"Убью! Сучий потрох!", с видом красного кавалериста
ворвался в курятник. Пружинная дверца захлопнулась. "А-а-а-а-а
гаденышь!" - орал дед: "Мало тебе гаду жратвы?". Кот держа в зубах
курицу, выражение лица которой говорило:"БЛЯ!", носился кругами по
курятнику, как мотоциклист в цирке внутри сферы, увертываясь от ударов
поленом и судорожно ищя ту дыру через которую он туда проник. Кот, в
очередной раз запрыгнул на стенку, Степаныч прицелился, но попал в
подпрыгнувшую курицу, которая оказалась в ненужном месте, в ненужное
время. Курица сказала: "УПСССС!" и медленно сползла по стенке вниз.
"А-а-а-а-а гнида-а-а-а-а!": застонал Степаныч, произвел следующий удар и
пробил огромную дыру в стене курятника. Котяра описал с курицей в зубах
круг по курятнику и ловко выскочил в проломленное отверстие, причем судя
по ликовавшей роже, кот прокрутичивал в мозгу мысль: "I DID IT!!!!!!!".
Прижав ужи котяра сиганул на мой забор и зная, что во въездной визе на
мой участок ему изначально отказано, проследовал транзитом, не оплатив
пошлины. Дед вроде бы дернулся за котом, но тут в проломленное отверстие
устремились испуганные куры, которые разбегались со скоростью бешенных
тараканов. Дед с криком: "Лови курей!", побежал за одной из них топча
при этом ботву каких-то выращиваемых бабкой растений. Бабка схватилась
за голову: "Моя морковка!". Дед услышал ее вопль и побежал усиленно
задирая колени. Золотарь изрядно шатаясь подскочил к курятнику, присел и
загородил своей спиной дыру вопя: "Держи их!". Почти у дома дед настиг
курицу и в прыжке гепарда кинулся на нее, после чего встал, отряхнул с
живота перья и почесал репу разглядывая бедного цыпленка-табака.
Золотарь придвинув к дыре бочку ринулся помогать деду. С криком:
"Поймал!" он с корнем вырвал какой-то цветок, на который бабка Аня
надышаться не могла. Бабка опустилась на ступеньки и свесила руки.
Золотарь заорал: "Степаныч, загоняй их в угол!". Оба кинулись загонять
беглецов. У парника Золотарь кинулся на курицу, та увернулась, а он
вписался в парник головой, сделав в пленке изрядную дыру. Дед бросился в
дом и через мгновенье выбежал оттуда с какой-то простыней. при поможи
этой простыни они все-же поймали кур. На бабку Аню было жалко смотреть.
Деду тоже взгрустнулось, когда он окинул взглядом свои владения. А
Золотарь приговаривая: "Да завтра все поправим, не переживайте. Поймали
ведь всех, главное", стал коситься в сторону стола. Немного прибрав, все
уселись обратно за стол, уже стало темнеть. Но песен больше не пели. Дед
грустил, явно прикидывая в уме сумму убытков. Скоро Золотарь набрал свою
норму и заснул на раскладушке возле дома, довольный и счастливый. На
утро Вася засобирался домой, к себе в колхоз и стал благодарить хозяев:
"Спасибо за угощенье! Отлично посидели!". Дед попытался сделать вежливым
лицо и ответил: "Да, хорошо провели время". На том они и разошлись.
Теперь осталось рассказать про кроликов. Все они дружно и быстро сдохли,
может изначально были больными, а может дед их чем-то угостил.

Спасибо всем!

02.06.2006 / Новые истории - основной выпуск

КАК ДЕД ВОДОПРОВОД ЧИНИЛ

Весна в этом году выдалась затяжная. Поэтому, опасаясь замораживания
водопроводной системы, которую зимой отключают, в садовом товариществе,
председатель Сидоров решил подавать воду со второй половины мая, когда
ночи уже относительно теплые.
Дед Семен Степаныч начал надоедать ему с начала апреля: "Иваныч...ты
энто...кхм...када воду давать думаешь? А то пора огород поливать....
Ты энто, как яво...давай, не тяни! ".
Председатель: "Семен Степаныч, ты каток что-ли решил на огороде сделать?
Мороз ведь по ночам еще".
Дед злобно сверкнув глазами, нервно дернувшись, присев по своему
обыкновению на месте и всплеснув руками (как бы собираясь танцевать
танец в присядку) успокаивался на пару дней, потом опять тащился к
председателю и все повторялось заново.
В итоге он так достал председателя, что тот решил досрочно включить
насосы и подать воду, к тому же, наконец-то настало долгожданное тепло.

Вода побежала живительной влагой по водопроводным артериям нашего
Подмосковного садового товарищества.
К своему неудовольствию, дед обнаружил, что его труба, пролегающая в
конце участка в огороде, за зиму прохудилась в районе врезки крана и
образовался свищ, откуда вода под давлением вылетала тоненькой струйкой
непосредственно в лицо, той персоне (читай – деду), которая наклонялась
чтобы открыть или закрыть кран. А в качестве то ли извинения за
обрызгивание, то ли издевки, эта самая струйка образовывала крохотную
радугу, которая мерцала всеми своими семью цветами в миллионах крошечных
капелек и как бы говорила: "На.... полюбуйся на меня.... придурок! ..."..
В то же самое время дед несказанно обрадовался, т. к. появилась реальная
возможность починить прохудившуюся трубу и тем самым на деле доказать
бабке Ане свою социальную значимость и заодно поучить "неумех" сыновей
как нужно производить административно-хозяйственные операции на своем
приусадебном участке.
Из многочисленных сараюшек, эдаких домиков "сеньора Тыквы" (как в сказке
про Чипполино, писателя Джанни Родарри) дед стал доставать различные
инструменты: газовые и разводные ключи, отвертки, напильники, пассатижи
и пр. , все как на подбор ржавые, корявые и давно морально и материально
устаревшие.
Как следует подготовившись к работе, дед разложил весь свой скарб на
брезенте возле трубы и стал чесать затылок, с чего бы ему начать.
Начать он решил с исследования отверткой образовавшегося от ржавчины
отверстия.
Потыкав туда отверткой, дед сделал задумчивое лицо и потыкал еще. Свищ в
это время сменил направление и вода стала вырываться из трубы по как-бы
змеевидной траектории, даже с каким-то злобным шипением.
Дед решил напильничком зачистить этот проблемный участок трубы, после
чего свищ и шипение вроде как вовсе исчезли. Довольная ухмылка пробежала
по устам Степаныча, он наклонился рассматривая "зачистку".
Мощная струя холодной воды, неожиданно вырвалась наружу и с каким-то
издевательским стоном типа: "хо-хо-хооооооо.... " ударила прямо в лицо
деду сбивая его знаменитую кепку на земь.
Степаныч свалился на четвереньки и бешено затряс головой непрерывно
орошаемой струей, то ли от холода, то ли от неожиданности. Создалось
впечатление, что утомленный путник, после недельного путешествия по
Сахаре без водяных запасов, увидел среди пышащих жаром песчаных барханов
животочащий родник и стремительно и надолго припал к нему иссохшимися от
жары губами.
Наконец деду удалось оторваться от струи откатившись под малину.
Дед натягивая кепку на мокрую голову, отряхивая воду с телогрейки,
очередной раз забыв хромать на людях, быстрехонько помчался к
председателю.
Сидоров встретил деда злорадной шуткой: "Ну что Степаныч, дождь на улице
или встречный ветер? ".
Дед не обратив внимания на издевку, запыхавшись, проскрипел своим
трубно-ржавым голосом с элементами звенящей, не на тот лад настроенной,
гитарной струны: "Выключай воду быстрее, у меня трубу прорвало".
Сидоров: "Ага, понятно, а ты полез чинить? ".
Дед: "А я шо по-твоему, любоваться должен был? ".
Сидоров: "Не любоваться, а вызывать сантехника надо было.... Пошли скорее,
а то все участки тут затопишь... ".
Воду отключили, пошли к сантехнику, но как на зло, последнего дома не
оказалось.
Жена его сообщила, что он уехал в город за какими-то прокладками для
кранов и обещал вернуться к вечеру.
Поскольку из-за одного деда председатель не мог оставить без воды весь
дачный поселок, Сидоров принял решение наложить жгут на место прорыва,
причем решил это сделать лично сам, без помощи деда.
Для тех, кто не представляет, что такое наложить жгут на свищ объясняю –
видели как накладывают бинт на рану? Вот практически тоже самое, только
вместо марлевого бинта используют кусок резины от автомобильной камеры и
затягивают его двумя проволочками, которые крепят параллельно друг другу
по бокам резинки, методом затягивания или попросту скручивания концов
проволоки.
Именно так и поступил председатель. Все грамотно наложил, скрутил и
говорит деду: "Я пойду насосы включать, а ты тут будь, ничего не трогай
и смотри будет течь труба или нет...А я сейчас приду".
Калитка захлопнулась за председателем, а дед воровато осмотревшись,
наклонился к жгуту и стал руками проверять прочно ли он прикреплен.
Видимо Семену Степанычу показалось, что жгут притянут проволочками
слабовато, т. к. он взял в руки пассатижи и стал их затягивать еще
сильнее. Проволока впилась в резину, а дед с увлеченным лицом все
затягивал ее, и дергал жгут, проверяя на прочность...
Когда председатель Сидоров зашел на участок деда, то увидел Степаныча,
стоящего на четвереньках, с трясущейся головой, которая была подставлена
под обильно бьющую из трубы струю, жгут телепался у деда на лбу, а кепка
сбитая струей лежала на земле. В руках Степаныча были пассатижи.
Председатель побагровел от гнева и заорал: "Ты чего творишь? Сказано
ведь было не трогать жгут! Проволоки оборвал, вот и сорвало его
мать-перемать! ".
Сидоров все-же сдерживаясь, сделал все заново, отобрал у деда
инструменты, включил воду и ушел, пообещав вернуться к вечеру с
сантехником, а заодно пригрозив деду, что возьмет с него деньги за
ремонт по тройному тарифу, если тот хоть пальцем тронет трубу.
Дед несколько часов терпел и сушился. Тут раздался стрекот мотора и на
мотороллере "Муравей" к дому деда подкатил не без известный вам
колхозник Василий, по кличке Золотарь. Василий, заехал к Степанычу якобы
поздороваться и обсудить поставку очередной партии коровьего навоза, а
на самом деле поживиться самогонкой, которую бабка Аня, этот гений
детсадовского общепита, гнала из чего только было можно, и нередко даже
из того, из чего гнать ее было в принципе нельзя.
Дед поделился с другом проблемой и спросил: "Ты энто, как яво....
таво...Васек...можэ знашь кого в вашем колхозе у кого сварочный аппарат
есть, хто мне-ба трубу починить помог, га? А то энтого Сидорова с
сантехником вовек не дождесси...А мне огород поливать нады-ть...Тама у моей
бабки тюльпаны посажены...Не взойдуть ни хрена ежли вовремя не польешь".
Глаза Золотаря загорелись тем самым огнем, которым сияют обычно глаза у
свидетелей со стороны жениха на свадьбе, в момент росписи молодых в
ЗАГСЕ. Этот сияние означает:
1. Скорую посадку за накрытый стол укомплектованный всевозможными видами
закуски и прочей снеди.
2. Приятную компанию и хорошую музыку.
3. Много водки.
4. Много водки.
5. Много водки.
6. Много водки.
7. Так далее.

Дрожащим от приятного волнения голосом Золотарь пролепетал: "Степаныч,
ды у меня жы есть аппарат. Я жа учился на сварщика. Я тебе сейчас все
быстро сделаю".
Дед радостно дернул плечами, всплеснул руками и говорит: "Дык энто,
Васек...ну спасибо! Ну выручил! Стол с меня! ".
Золотарь как ошпаренный помчался на мотороллере в колхоз, домой за
аппаратом, а дед начал с довольным видом похаживать по участку, но
увидев глядящую на него с соседнего участка соседку немного сгорбился и
начал хромать на левую ногу и выбрасывать вперед и в бок правую...
Когда Золотарь вернулся дед пошел и самовольно отключил воду. Надо
заметить, что бытовка специально не закрывается на замок, на случай
аварии.
Золотарь решил поставить на трубу металлическую латку и заварить ее по
краям, что в принципе, при невозможности замены участка трубы, идея
правильная.
- Ты ба пошел подежурил возле насосов, а то воду кто-нибудь включит
случайно – сказал Золотарь деду.
- Да хто там включить? Сантехник только вечером приедить.... Сидоров ужо
просто так к насосам не явится.... Давай-давай Васек, начинай...-
нетерпеливо протрубил дед.
Обработав трубу напильником и наждаком, нацепив маску сварщика, Золотарь
наклонился к трубе и принялся приваривать латку....
В это время домой возвращался сантехник Спиридонов, который, закупив в
городе резиновых прокладок для кранов садового товарищества, заглянул к
своему приятелю на рюмку чая.
Возвращался он изрядно навеселе и во внутреннем кармане куртки заботливо
прятал чакушку водки, которой намеревался "догнаться", вернувшись в
дачный поселок.
Решив начать акт распития в бытовке, где располагались насосы, он зашел
туда и обнаружил их в отключенном состоянии. Не найдя возле бытовки
никого, кто смог бы разъяснить причину их отключения, он решил, что в
очередной раз выбило пробки и скверно матерясь на электрика Матюшкина
который уже который год не может наладить электросеть, включил
рубильник.
Достав из кармана куртки бутерброд с салями, любезно предоставленный его
городским приятелем, Спиридонов налил себе в пластиковый стакан водки, с
чувством осушил его и глубоко вдохнул аромат бутерброда...
...Золотарь успел сделать только одну сварную точку, как вдруг из недр
трубы послышалось приближающееся шипение и мощнейший поток воды (Вася
ведь расширил дыру, удалив всю ржавчину) сорвал едва закрепленную латку
и швырнул ее прямо в лицо Золотаря. С глухим стуком металлическая латка
ударила Васе в лоб, он отскочил от удара, опрокинулся на спину и
неподвижно застыл с согнутой в локте рукой, в которой он сжимал щуп.
Если бы не маска сварщика, травм не удалось бы избежать.
Фонтан воды, делая в воздухе дугу, с плеском опускался на Васину грудь.
Золотарь согнул в локте другую руку и сделал несколько плавательных
движений. Степаныч метнулся к другу, оттащил его от воды и снял маску:
"Вася, дорогой.... ты жив? ".
Вася улыбался, ему было хорошо, он хотел плавать и еще танцевать...
...Спиридонову тоже послышался какой-то шум...то был конский топот...
Степаныч спешил на разборки....
Не буду пересказывать дословно, какими лестными эпитетами стали
награждать друг друга Степаныч и сантехник Спиридонов, какой поток
эмоций вырывался из них то взлетая до высоты пятого этажа, то опускаясь
до первого и даже казалось звучали некоторые юмористические ноты...
В итоге стороны решили отключить воду, вернуться на участок вдвоем и
попытаться продолжить приваривание латки.
Вася сидел на ступеньках дома, почесывал лоб и нюхал нашатырь, который
ему дала бабка Аня.
После недолгих уговоров Васю удалось убедить продолжить трудиться. Он
обсушил и обработал трубу снова надел маску, взял в руки щуп и принялся
за работу...
...Председатель Сидоров был мужиком хозяйственным и серьезным. Уж если
чего пообещает, то обязательно выполнит. Зайдя в дом к сантехнику, и
удостоверившись от его жены, что Спиридонов еще не вернулся.
Председатель направился к бытовке с насосами и обнаружил, что они
отключены. Сидоров был уверен, что запугал Семена Степаныча штрафными
санкциями и что тот самовольно не станет ремонтировать трубу.
"Наверное опять пробки выбило! Надо все-же электрику Матюшкину втык
сделать, чтоб его... (последовало довольно грубое и длинное матерное
ругательство)" - так думал председатель и со спокойной душой включал
рубильник.
...Золотарь успев приварить латку на несколько точек с ужасом услышал
знакомое приближающееся шипение и быстро дернулся в сторону, за спиной у
него стоял дед, который внимательно наблюдал за работой друга нацепив
запасную маску, которую ему по братски подсватал Золотарь...
...Председатель решил заглянуть к деду и сказать, что мол, сантехник пока
не приходил.
Отворив калитку, он обнаружил следующую картину:
- Дед неподвижно лежал в маске сварщика на земле, сантехник Спиридонов
стоял на четвереньках у трубы, откуда ему прямо в лицо бил мощнейший
фонтан холодной воды, а Золотарь пытался оттянуть обоих от аварийного
участка за ноги. Бабка Аня стояла на крыльце держась за голову руками.
И снова мне не хочется отвлекаться на то ток-шоу, которое устроили все
персонажи данного рассказа, дело едва ни дошло до драки, когда Степаныч
пришел в себя.
Председатель сказал: "Ну коли уж все тут собрались, давайте быстрее
заканчивать, а то уже вечер".
Вася склонился над латкой и в третий раз принялся ее приваривать.
Электрик Матюшкин, был мужиком не плохим, но любил "тянуть резину", т.
е. делал все не сразу, а когда нахлынет трудовой порыв. Вот и сегодня он
решил разобраться, почему все-таки выбивает пробки в бытовке с насосами.
Придя туда, он увидел, что насосы не работают, а рубильник отключен.
"Опять выбило! " - подумал Матюшкин и включил рубильник...
...Вася не поверил своим ушам, когда услышал до боли знакомый шум в трубе,
он оглянулся на стоящих за спиной товарищей и отпрянул в сторону.
Последнее что увидел председатель в этот день – летящую ему в лоб
стальную латку.
На следующий день было созвано внеочередное заседание правления, которое
возглавлял председатель с забинтованной головой.
Решением правления, электрика Матюшкина лишили квартальной премии и
объявили строгий выговор, за несвоевременное выполнение служебных
заданий.
Ждем Ваших отзывов на мейл doncossack@narod.ru.

22.02.2005 / Новые истории - основной выпуск

Как дед на охоту ходил.

Дело было в период зимних новогодних каникул.
Несколько дней подряд, дед Семен Степаныч готовил свои владения к
приезду гостей: тщательно расчистил от снега площадку для автомобиля,
дорожки, ведущие к «хозяйственным постройкам», подпер колом чуть
покосившийся забор и зачем-то, на морозе, выкрасил дверцу сортира в
лиловый цвет, слив из хранившихся у него, многочисленных банок остатки
всех видов краски и не слишком тщательно их вымешав.
Бабка Аня наконец-то убрала с забора половые тряпки и прочую «тканину»,
которая «сушилась» там уже месяцев так шесть.
Наконец зимнюю тишину прорезал рокот мотора и во двор деда на старом
армейском «Уазике» типа «батон» въехало все его семейство.
Дед в треухе, подняв воротник телогрейки до носа, пыхтя папиросой,
смотрел на въезжающий автомобиль и старательно нагонял на себя серьезный
вид типа “кого это сюда принесло? ”.
- Здорово батя! – вылезая из-за руля, радостно приветствовал старика
старший сын Иван.
- Ага! – не вынимая папиросы, протрубил дед.
- Как вы тут, не мерзнете? – спросил Иван.
- Ага! – ответил дед туша окурок, о галошу валенка.
- Ага «да» или ага «нет» - спросил подошедший Виктор-младший сын.
- Ты знашь чаво? В дом иди, и сам посмотри – сказал дед таким тоном, как
будто посылает Виктора не в дом, а несколько дальше.
- Ладно-ладно… - засмеялся Виктор.
Все семейство в составе двух невесток и внуков выгружалось из «Уазика» и
вынимало многочисленные пакеты и свертки.
- Дед, а дед…, а мы ружья привезли, хотим на охоту поехать – решив
задобрить старика, сказал 14-ти летний сын Ивана Роман.
- Ага! Идите-идите, если вам делать нечего…охотники…. Ды тут зверя
отродясь не было! …. Сидоров (председатель садового товарищества – с
недавних пор недруг деда) всех давно побил…
На следующее утро, Иван и Виктор стали готовить «Уазик» к охоте: чуть
спустили колеса, чтобы лучше «гребло» по снегу, вынесли и загрузили в
машину ружья и все прочее.
Дед очень долго скрывался в недрах своих хозяйственных построек и
предстал перед ликом своих домочадцев в наряде называемом «Зимняя форма
дезертира». Создавалось впечатление, что тулуп и ватные штаны специально
рвали и выжигали огромные дыры, а на армейской шапке-ушанке напрочь
отсутствовало левое ухо.
Иван и Виктор в изумлении застыли, разглядывая Степаныча.
- Батя, ты по-моему погорячился с обмундированием – изрек Виктор.
- А мне чаво, по твоему в парадной форме нужно на охоту идтить, - нервно
ответил дед.
Виктор сходил за соседом по даче Федором (который собственно и поведал
эту историю) у которого в корешах ходил местный егерь.
Наконец все уселись в автомобиль и тронулись со двора.
За рулем был Иван, рядом с ним сидел Виктор, сзади уселись дед и сосед
Федор и на самом заднем сиденье расположились внуки Роман и Вова.
Отъехав километра два от садового товарищества, друзья свернули в
сторону леса и не торопливо поехали вдоль большого заснеженного поля, по
краю.
Вдруг откуда не возьмись, прямо из под колес машины выскочил заяц,
который как угорелый понесся впереди машины.
- О-о-о! Заяц! – закричал Иван и его «Уазик» взревел всеми своими
мостами.
- Че расселись?!!! – заорал дед – Ружье мне быстрей давайте! Ваня правей
принимай! Сейчас я его из окна…. Смотри какой жирный зверь, как кабан
прямо!...
Виктор передал деду ружье, Иван взял курс чуть правее, так, чтобы заяц
оказался со стороны деда.
Дед мотнул головой, стал поспешно левой рукой открывать окно машины, а
ружье держал в правой, аккурат по центру кабины.
- Щас я его прищучу… - пробубнил дед и немедленно спустил оба курка,
прямо внутри «Уазика».
Раздался оглушительный залп и когда развеялся дым, по лицам охотников
забегали солнечные зайчики, проникающие внутрь с потолка «Уазика»,
который теперь больше напоминал дуршлаг. Ситуация возникла внештатная.
- Ты чего батя?!!! Эй-й-й! – заорали все, и Виктор отнял у деда
двухстволку.
- А-а-а-а-а-а-а заяц гаденышь! Убъю курву! – заревел дед – Уйдет ведь!
…А-а-а-а! Уходит гад!... Витя бей!....
Виктор высунулся с ружьем из окна со своей стороны, с дико увлеченной
физиономией, прицелился, выстрелил и не попал.
- Ну, куда ж ты стреляешь, га? А ты куда рулишь? – яростно заорал дед и
вскакивая, хватаясь за баранку, резко дернул руль – Вот так вот надо!
Уазик дернулся, вильнул, Виктор выстрелил и уронил ружье в снег, едва не
вывалившись сам.
- Ты чего батя? Ты че-е-его-о-о-о? – заорал Виктор.
Дед забился на своем сиденье в истерике, маша руками и ногами: «Два
болвана! Один стрелять не умеить, другой машину вести по-человечески!...
Вперед гони, потом ружье подберем! ».
Заяц стремительно скакал по снегу, ускоряя ход, «Уазик» летел за ним.
- Федор! Бей давай! – кричал дед.
- Ага! - сказал Федор, просовываясь в заднее окно.
Бах! Бах! Перезарядка. Бах! Бах! Результата ноль.
- Дайте же ружье мне, скорее! – орал дед – Уйдеть ведь шкура!
То ли мороз был довольно сильный, то ли крики деда убедительные, но
вменяемые люди ни как не хотели понять, что деду в руки не то, что
оружие, лопату-то давать нельзя. Ружье было передано.
- Зарядил? – спросил дед, обернувшись к Федору.
Раздался залп, лобовое стекло с шумом осыпалось вниз. Это дед опять
нажал курок прямо в машине.
Ситуация, вышла из под контроля.
Посиневший от ярости дед, вращая глазами, орал дико и протяжно и
высунувшись в окно, произвел в зайца залп. Не попал.
После этого, он как-то мгновенно успокоился, вернулся в кабину, закрыл
окно, и как ни в чем не бывало, стал тихо и спокойно смотреть вперед,
как будто просто был участником экскурсии по родному Подмосковью. Ружья
в его руках не было.
- Ты батя, чего творишь? – кричал напуганный Иван, втянув голову в плечи
и судорожно крутя баранку – Ружье где?
- Куды ты вихляешь так, га? Ружье-б никто не смог удержать! Тебе только
на козе верхом скакать! – снова завизжал дед, нападая на Ивана.
Заяц ловко дернулся в сторону и поскакал в лес.
Роман и Вова с выпученными глазенками, в шоке застыли на заднем сиденье.
Мотор был заглушен. Деда, почти с боем вынули из машины и кое-как
привели в чувство.
Наконец все угомонились, собрали ружья. Припарковали машину в лесу и
пошли пешком.
- Да и заяц-то какой-то мелкий был, как блоха, если, по совести сказать
– утешал себя дед – Только патроны зря извели!
- Ага! И машину изуродовали! – сказал Иван обиженно.
- Ды ты водить сначала научись! – набросился на него дед.
- Ладно вам, хватит шуметь – одернул их Виктор – Смотрите следы!
- Это вроде как следы кабана – сказал Федор – Только странные какие-то.
Ладно, пошли по следу! Тихо всем! Кабан – зверь чуткий! Веткой
хрустнешь, и нет его.
- Э-э-эх Федя! Ну какой жа ты охотник? Кабана загонять надо! – бубнил
дед – Вона помню в 1977 году, в Завидово, на охоте с министром были, так
мне поручили кабана загонять. Палку дали, я ходил и по деревьям стучал,
а они все на вышках сидели…Километрах в семи от меня…. Убили тогда
одного зверя. Мне министр, благодарность объявил! Так и сказал –
благодарность тебе Степаныч, что с нами на вышках не сидел!
Иван, Виктор и Федор лукаво переглянулись, но ничего не сказали.
Через какое то время, впереди, в кустах послышалась какая-то возня.
- Тихо! – показал всем застывший на месте Иван и стал показывать
знаками, что, мол, окружаем зверя.
Дикий крик Чинганчгука взорвал тишину зимнего леса: «А-а-ату-у-у-у
его-о-о! » - заорал дед и схватив какое-то полено, стал яростно бить им
по стволам.
Такого поворота событий охотники не ждали.
Зверь дернулся из кустов и побежал прочь.
- Стой Степаныч! Что ты делаешь? – огрызнулся на него Федор – Вперед
все!
Охотники ломанулись за зверем. Впереди все было тихо.
- Залег где-то тут, - прошептал Виктор.
Они, по следам стали аккуратно продвигаться вперед.
Тут из небольшого овражка стремительно выскочила серая коза.
- Стреляй! - заорал Степаныч – Чаво ждете?!!!!!
- Да погодите! – перебил Федор – Не пойму, откуда в лесу зимой коза?
- Стреляйте! Энто ж дикая! Вы, что диких коз не видели? Вона, глядите,
серая она! Дикая она! Стреляйте! – трубил дед.
- Ну, чего делать будем? – спросил Иван Федора – Вдруг чья-то?
- Да откуда бы ей взяться? Рядом-то поселков кроме нашего нет –
задумчиво проговорил Федор.
- Э-э-эх вы олухи! – проорал дед, треся одним ухом на ушанке, выхватывая
двухстволку у Виктора.
Бах! Бах! Огромная ветка с дерева, обрезанная выстрелами Степаныча упала
метрах в пяти от козы.
- Степаныч, ты ее чего, придавить решил? – ехидно спросил Федор.
- Стре-е-еля-я-я-яйте! – надрывно протянул дед.
Коза побежала по просеке и остановилась в метрах ста от друзей.
- Давайте поймаем ее! – предложили внуки – Скрутим и на дачу привезем!
- Да, это дело! – сказал Федор – Поймаем, потом и решим, что с нею
делать.
Через полчаса мучений, коза была поймана, привязана за рога, и приведена
к «Уазику». Стоит заметить, что она в принципе и не сопротивлялась.
- Хорошая какая животина! – сказал дед, по хозяйски осматривавший козу –
Мяса в ней пуда четыре, поди…Зорька! Зорька!
Друзья стреножили животное и усадили его в багажный отсек машины.
Все погрузились в «Уазик» и поехали домой.
- Хорошая коза! – повторял дед и уже все видимо, про себя решив, добавил
– Хоть и дикая, а не строптивая! Будеть у меня жить! Сена в колхозе
достану! Будем с бабкой молоком вас угощать!
- Ну, как поедем напрямик? – спросил Иван.
- Дык, энта, как яво…. зачем на прямик? Вона за тем деревом сворачивай в
лес, по просеке проедем и выскочим прямо у реки! Я тута кажную ветку
знаю! – сказал довольный дед, радуясь трофею.
- Батя, за тем деревом овраг и ручей, брод на следующей просеке! –
сказал Виктор.
- Ты энта, поучи меня ишшо, а то я не знаю…Говорю за энтим деревом
сворачиваем – злобно сказал дед.
- За этим, так за этим… - произнес Иван и на полном ходу въехал в
просеку.
«Уазик» быстро скатился в овраг и немедленно застрял в ручье по самые
«уши». После многочисленных попыток выехать туда-сюда, мотор заглох.
- Говорил же я…брод на другой просеке…. – обиженно сказал Виктор – Чего
теперь делать будем? Где трактор искать?
- Говорил-говорил… - передразнил его дед – Ну перепутал я…. Кабы лето
было, листва, дык я ба определил, то энто дерево или нет…. А так зимой,
откуда я знаю, все деревья одинаковые….
- Ну, кто за трактором пойдет в колхоз? – спросил Иван – Понятно! Ответа
нет! Значит, идти нам с тобой Витек.
Вернулись они через час на тракторе, благо попалась до колхоза попутка.
«Уазик» вытянули, колхозный тракторист получил на поллитра «чая» и
бешено довольный умчался в родное гнездо.
Перед воротами садового товарищества «Уазик» встретил грустный и синий с
будуна сторож Шурик, по кличке Шрек.
- Вы где стекло потеряли? – спросил он Ивана.
- Да на охоту ездили, случайно разбили, - ответил Иван.
- На охоту? Далеко? – отрешенно спросил Шрек.
- Да нет, тут по округе, - ответил Иван.
- Ну и как, подбили кого? – спросил Шрек.
- Да подбить не подбили, - начал было Иван, но Шрек его перебил – А у
меня коза ночью из сарая убежала!
- Искал ее, искал…весь день и все без толку, - проговорил Шрек чуть не
плача, - Вы ее в лесу не видали случайно? Зорьку мою?
Окно «Уазика» с шумом открылось: «Нет! Не видали! » - коротко произнес
дед и так же быстро захлопнул окно.
Из багажника раздалось жалобное: «Ме-е-е-е! …».
Это коза учуяла своего настоящего хозяина.
- Зорька! Зорька! Нашлась! - не веря своим глазам, залепетал Шрек.
Окно распахнулось: «Нет здесь ее! » - сказал дед и тут же закупорился
обратно.
- Какая окраска козы была? – спросил Виктор Шрека.
- Так как, какая? Серая с белым, - ответил Шрек.
Окно распахнулось: «Нет такой у нас! У нас полностью серая! » - выпалил
дед и со злостью захлопнул окно, и похлопывая Ивана по плечу сказал:
«Поехали, поехали уже…».
- Подожди батя! Пусть Шурик глянет, его это коза или нет, - сказал Иван,
вышел из машины и распахнул дверь багажного отделения.
- Зорька! Это ж моя Зорька! Да любой же подтвердит, - радостно заговорил
Шрек и полез к козе чуть ли не с поцелуями.
Дед, злобно нахохлившись, сидел и не поворачивался, вид был у него
такой, как будто его козу, которая прожила у него много лет, уводят
прямо из стойла.
Тут небольшой лучик радости осенил лицо деда.
Окно распахнулось: «Сашко! Ты энто, таво, как яво…. кхмммм…. Мы-то тебе
козу привезли, а ты нам магарыч не забудь! » - стараясь быть
миролюбивым, проскрипел дед и закупорил окно снова, тут же снова открыл
и добавил: «И молока две банки! ».
До позднего вечера, на участке деда слышались песни революционных лет, в
исключительно противном исполнении…
The end.
Ждем отзывов doncossack@narod.ru.

27.12.2004 / Новые истории - основной выпуск

Собрание.

На крыльце своего дачного домика, выкрашеного половой, коричневой
краской, сидел и дремал на июльском солнышке дед Семен Степаныч.
В последнее время, выражение его лица стало совсем детским, наивная
улыбка блуждала на устах, а глаза лукаво-виновато выглядывали из под
густых и торчащих в разные стороны седых бровей, и казалось говорили:
"Прости мама... Я больше так не буду!".
Но не смотря на это, дрожащие жилистые руки, по прежнему тянулись к
пиле, молотку, доскам, старой жести и ржавым гвоздям, стучали, рубили,
пилили, громыхали с самого раннего утра, и крали все что плохо лежит,
пока детский, наивный взгляд снова не начинал лучезарно сиять: "Прости
мама...".
- Степаныч! - раздался окрик из-за забора со стороны улицы.
- ГА?! - встрепенулся дед и сонно огляделся по сторонам.
За забором стоял невысокий, полненький, седовласо-плешивоватый старец, в
зеленых глазах которого сияли яркие солнечные огоньки и казалось
говорили: "Прости папа! Это сделал не я!".
Этим старцем был Данилыч, закадычный друг Степаныча, с которым они долго
вместе работали по партийной линии, периодически ругались, ссорились,
потом опять мирились, бухали и так далее.
- Каво... куды?! ГА? ШО? - заволновался Степаныч не поняв спросонья в
чем дело.
- Ды эт я...- сказал Данилыч - На собрание идешь? Время уже... Пора!".
- Ага-ага... дык я энто, сейчас... - залепетал Степаныч вставая с
завалинки и сильно хромая.
Обычно дед по своему участку шагает бодро, не сутулясь, но стоит ему
появиться на людях, он сразу начинает чуть прихрамывать на правую ногу и
как бы чуть выбрасывать в сторону левую. Правда иногда забывает на какую
ногу хромать, а какую выбрасывать, но ни это главное.
В этот день в нашем садовом товариществе проводилось ежегодное собрание.
В повестке дня были следующие вопросы:
1. Ремонт дороги.
2. Бурение лунки под общественный колодец.
3. Ремонт моста.
4. Перевыборы председателя.

Надо сказать, что для пенсионеров, коих большинство, это собрание,
является своего рода реалити ток-шоу, где можно беззаветно "стучать" на
соседей, жутко возмущаться ценами на электроэнергию и клеймить по чем
свет стоит "виновника" всех российских проблем г-на Чубайса,
обмениваться новостями в садово-огородном деле типа "каким дерьмом в
этом сезоне модно удобрять грядки", до хрипоты спорить о политике
доказывая не понятно кому, что "раньше было не та-а-ак!", короче
заниматься всем чем угодно, только не вопросами по существу дела.
Для молодых "садоводов" и "огородников" коих меньшинство, присутствие на
собрании означает разновидность посещения цирка и Парламента
одновременно.
Короче, председатель, обливаясь пОтом, с самой первой минуты собрания,
ждет, когда же все это закончится, и он спокойно еще один год будет
заниматься личным хозяйством за общественный счет.
Степаныч с супругой и Данилыч, заявились одними из первых, на место для
собраний.
Бабка Степаныча, видимо желая щегольнуть перед ровесницами-"девчонками",
одела новые, синие спортивные трико, которые натянула под самые подмышки
отчего издали напоминала синюю лампочку с ножками, так как была со всех
сторон одинаково овальная, а на голове, в жару, у нее зачем-то была
нахлобучена ангоровая шапочка ярко-розового цвета, фасона Turkish
Fashion Forever с дугообразной тютелькой на макушке.
Народ подтягивался медленно.
Степаныч периодически тряс рукой у своего лица, как будто обмахивался
веером и глядя на председателя бубнил: "Ну кого мы ждем, га? Ну сколько
можно?".
Данилыч подвизгивал: "Семеро одного не ждуть!...".
Наконец большинство собралось, пенсионеры сели на первые ряды лавочек,
молодые на задние, а детвора окружила всех плотным кольцом и стала жадно
ждать развязки сюжета.
Председатель начал: "По первому вопросу... закуплено щебня...
бла-бла-бла... нужно подсыпать его в ямы и утрамбовать. Какие будут
предложения?".
Первым, ясное дело, поднялся Степаныч: "Я предлагаю провести субботник.
Каждый должен явиться со своей лопатой. А тот, у кого есть машина,
должен явиться с двумя лопатами и с женой. Все! Что ж ты Иваныч (в
смысле председатель) сам не можешь додуматься? Все тебя учить надо! Я
знаешь сколько дорог таким образом построил? Вот помню в 1959 году, в
Узбекистане, в Учкудуке..." - тут председатель прервал его: "Все-все...
мне все ясно. Голосуем за предложение о субботнике!".
- Кто "за"?
Поднялась одна рука Степаныча.
- Кто "против"?
Лес рук.
- Единогласно! Прошу внести в кассу по 100 рублей, для найма рабочих и
грузовика.
- Как по 100 рублей?! - чуть не закричал Степаныч - Почему по 100? Это
всего нужно 100 или с кажного двора по 100?
Председатель поморщился, передернул плечами и продолжил: "Переходим ко
второму вопросу. Для бурения лунки под колодец... нужно нанять
спецтехнику... бла-бла-бла... требуется 7.000 рублей...".
- Как 7.000? - заорал дед - Энто хде такие цены, га? Да я в 1952 в
Ленинабаде, с двумя рабочими в ручную скалы сверлил! Да я знаешь сколько
за свою жизнь лунок просверлил?
Мужская часть "огородников" на задних рядах взорвалась хохотом. Дамы
смутились.
Дед посмотрел на бабку взглядом "Прости мама..." и виновато улыбнулся,
обнажив при этом верхние зубы. Надо сказать, что в результате
приключений которые происходили с дедом ранее, четырех верхних
зубов-резцов он лишился, и вот, видимо не давно, вставил себе новые. Но
то ли протезист был таким же "мастером" как и сам Степаныч, то ли дед
постарался самостоятельно, что конечно наврядли, но в итоге у него
получилось сверху четыре резца, абсолютно одинаковой формы, очень
напоминающих подушечки жевачки "Орбит".
- Дык я энто в смысле воды... дык вы не поняли! - залепетал Степаныч.
- Ладно-ладно! Все мы поняли! - икая от смеха сказал председатель -
Голосуем! Единогласно. Переходим к третьему вопросу: для ремонта моста
было закуплено досок... бла-бла-бла.... вот правда вышла незадача.
Намедни, КОЕ-КТО (глядя в упор на деда) утащил из-под носа у правления,
десять досок. Мною НАЗНАЧЕНА (в упор на деда) комиссия, по расследованию
данного инцидента. Уже имеем кое-какие результаты!.
Дед густо покраснел подбродившими остатками совести, стал немного
по-рептильи дергаться в стороны и все, кто сидел рядом почувствовали как
невероято-чудовищно испортился воздух. Симпатичная женщина Таня, которая
не лезет в карман за словом, склонилась к деду и доверительно сказала:
"А знаете Семен Степаныч? В соседнем колхозе, недавно, был аналогичный
случай - один дед захотел пернуть, да взял и усрался".
В задних рядах ее слова произвели эффект взорвавшейся бомбы. Ржали все
от мала до велика, включая председателя, который с шипящим смехом
"Шхи-и-и", краснел как буряк.
Дед, якобы не понимая в чем дело, загундосил: "Дык а я причем?... Какие
доски?... Чего на меня то все смотрите?".
- С третьим вопросом разобрались - явно радуясь, что вывел деда на
чистую воду, заговорил председатель - Итак, четвертый вопрос! Выборы
председателя!
- Ну, как вы знаете, дорогие товарищи - льстиво "запел" председатель - я
председательствую тут уже 15 лет и за это время... бла-бла-бла....
только хорошее! Решать вам! Я выношу свою кандидатуру на голосование.
Какие будут предложения?
Шальная мысль родилась сходу. Таня вытянула руку и абсолютно серьезно
начала: "Вот тут есть предложение. Выбрать председателем в этом году
Семена Степаныча!".
Дед, который заметно притих после досок, не веря ушам, встрепенулся.
- А чего? Человек на редкость заслуженный! И дороги умеет строить и
лунки сверлить, а уж мост починить - плевое дело! - не унималась Таня.
Явно насторожившийся председатель, чувствующий, как одна ножка от его
трона-кресла "отделилась", как ступень от ракеты, сдавленным голосом
произнес: "Еще есть кандидатуры или будем голосовать по двум?".
Дед, не веря в происходящее, с видом типа "Партия - ум, честь и совесть
нашей эпохи", похлопывая себя кулаком в грудь, низким партайгеносским
голосом забубнил: "Товарышы! Дорогие мои товарышы! Оправдаю оказанное
вами высокое доверие! Оправдаю товарышы!".
Между тем, судя по его глазам, в голове включилась
электронно-вычислительная машина образца 1965 года и начала считать:
доски, доски, доски, доски, кирпичи, кирпичи, кирпичи, гвозди, гвозди,
гвозди, гвозди, зарплата, зарплата, халява, халява, халява! Все
результаты вычислений ЭВМ раскладывала по виртуальным полочкам, которые
в реале называются "сарай деда".
Бабка Аня затараторила:"Ды ты чаво старый? Ума решилси? Какое
председательство?".
- Помалкивай дура! - отрубил дед и продолжил: "Оправдаю товарышы
оказанное вами высокое доверие!".
Быстро сориентировавшийся в ситуации Данилыч - друг деда, якобы
успокаивая бабку Аню, довольно громко загудел: "Ды ладны, Анюта! Не
волнуйся! Справимся! И не такое делали... справимся.... точно
справимся!".
Пенсионеры всполошились. Одна какая-то бабка загундосила: "Ой-й-й! Нашли
кого выбирать! Этот точно вам мост сделаить.... так сделаить шо и моста
то потом не сыщешь.... он у меня прошлым летом от забора планки оторвал
и к себе на забор поставил!".
Другой дед, участок которого граничит со Степанычевым, брызгая слюной
завопил: "Да он от моего участка цельных 30 сантиметров в свою пользу
прихватил. Забор тама поставил и дажа слушать ничего не хочет!".
А один дедок, мирно дремавший все время, вдруг проснулся и с видом типа
"кто взял мою лопатку из песочницы?" вставил реплику: "А у меня две
недели назад, ведро с навозом с участка пропало!".
И так продолжалось далее.
Молодые "огородоводы" в один голос загалдели: "Степаныча в председатели!
А бабку его - в бухгалтеры!".
Вторая ножка отделилась от кресла председателя.
А Степаныч, не веря тому, что и бабку можно устроить на должность,
поднявшись в полную мощь заорал:"Ага! Бабка Аня у меня отлично считать
умеить! Она жа в детском саду долго поваром работала! Хорошо тама
считать научилась! Ни копейки мимо нее не убегить! Все в семью несла!
Все, что только было можно!".
Данилыч: "Справимся Степаныч... че там? Точно справимся!".
Дед: "И я и бабка Анюта, оправдаем ваше доверие товарышы!".
Председатель, чувствуя, что скоро отделится третяя ножка, предложил
голосовать.
Молодежь голосовала "за", пенсионеры "против". Деда, конечно не выбрали.
Но Степаныч разошелся по-полной и заорал: "Требую перенесть выборы!
Треть электората отсутствует! Нет кворума! Немедленно прекратить
авантюризьм! Это вам не там! Тут вам не то! Я ишшо доберусь до верхов,
мать их! Я ишшо вам покажу как туды-т надо! Плясать у меня ишшо будешь
на сковороднике!".
Председатель со злорадной улыбкой пытался его успокоить, да куда там.
Данилыч завизжал по-бабьи:"Все свидетели! Много народу отсутствует!
Требуем избрать выборную комиссию, отпечатать бюллетени и голосовать
кажным двором! Произвол не пройдеть! Все вместе скандируем - произвол не
пройдет... произвол не пройдет!. Дед и Данилыч еще долго так орали на
пару, выкрикивая экс-социалистические и сюр-демократические лозунги.
Шоу явно удалось! Молодые "обнадеживали" деда: "Да ладно Степаныч! На
следующих выборах тебя выберем! Ты только доски не воруй и чужую
территорию не прихватывай, тогда все за тебя будут!".
Дед махнул рукой и вместе с Данилычем и бабкой Аней бодро зашагал по
направлению к своему участку, совершенно забыв, что на людях "нужно"
хромать.
Довольно быстро дед и Данилыч вышли со двора. Данилыч нес удочки, а
Степаныч сумку невероятно-огромных размеров, в которую запросто можно
было запихнуть 20-киллограмового сома. Друзья все время недвусмысленно
перемаргивались, видно с собою у них было.
Расположившись на берегу реки, закинув удочки, дед извлек из сумки две
маленькие табуретки, аккуратно расстелил на траве газету и тут же
вывалил на нее неопрятной горой мокрые соленые огурцы вперемешку с
хлебом и кусками вареной колбасы. Чинно протер два маленьких граненых
стакана, достал бутыль мутнейшего самогона и литровую стеклянную банку с
какой-то зеленоватой субстанцией внутри. Степаныч накатил по
пол-стакана, сивушный смрад пошел такой, что птицы с криками поднялись с
деревьев и улетели недоуменно переглядываясь и пожимая плечами.
- Давай Данилыч! За выборы! Как ни крути, а народ уважаить... Пусть щас
не выбрали, потом выберуть! - сказал дед.
Оба чокнулись, хыкнули, засандалили, жутко скривили физиономии и тут же
мощнейше треснулись лбами, так как оба одновременно склонились с
табуреток за закусью. Извинились друг перед дружкой. Дед, потирая
ушибленный лоб, указал на литровую банку с непонятной субстанцией и
порекомендовал Данилычу: "Горчичку попробуй! Сам делал...".
- О-о-о, горчичку я люблю! - сказал Данилыч и откупорил полиэтиленовую
крышку на банке.
Птицы - умные существа! Правильно сделали, что улетели. Смрад от
горчички исходил невероятный, чудовищно-дикий.
Данилыч макнул в банку кусок колбасы и запихнул его себе в рот. Через
три секунды глаза его резко округлились, заслезились, лицо покраснело, и
он невнятно и коротко просипел: "И-и-и-и.....".
- Гы-гы-гы-хо-хо! - заржал Степаныч - Пробрало как!
Бедный Данилыч с куском колбасы во рту и взглядом полным удивления и
непонимания, застыл и мог только слегка пошевелить пальцами рук и
показать на пустой стакан.
- А-а!... щас-щас! - "понял", что требуется товарищу Степаныч и налил
ему полный стакан самогона.
Данилыч даже не успел осознать, что налил ему друг, выплюнул колбасу и
мигом проглотил целый стакан.
То, что далее произошло с Данилычем называется "полнейшее изумление от
происходящего". Остатки седых волос на его многострадальной (в прямом и
переносном смысле) голове встали дыбом. Создалось впечатление, что изо
рта и ушей у него повалил дым, а в глазах вспыхнуло пламя.
Он подскочил с табуретки, метнулся к реке и стал жадно пить воду
пригоршнями. После этого отдышавшись, он сказал дискантом: "Сеня... е...
твою мать! Ты из чего горчичку делал из скипидара?".
Дед воспринял это как лучший комплимент: "Есси хошь, я тебе рецепт дам,
кады домой вернемси...".
- Ага, не забудь только! - язвил дискантом Данилыч.
Друзья малость охмелели и дед продолжил рассуждения про выборы: "Все-жа
никак некоторые понять не могуть за кого голосовать! Не могуть
приоритеты расставить. Вот мы с тобой Данилыч - уважаемые люди, столько
вместе работали. Сядем, продумаем все до тонкостей и начинаем дело
делать. Кипела работа... Да-а-а... Ну получалось или нет энто ужо второй
вопрос. Материалов конечно не всегда хватало... Девались вечно
куды-то... А сегодня все понятно было с самого начала... выборы
купленные... понятное дело.... Председатель все и подстроил, чтобы за
него голосовали. Он жа иврей!".
- Кто, Сидоров - еврей? - недоуменно спросил Данилыч.
- А кто жа? Знашь какой он жаднай? Снега зимой не дасть! И жена яво
иврейка чистой воды... даром что-ли бухгалтерша у нас тута? Знаешь, как
ее девичья фамилия была? Нигматуллина! Иврейка - пробы негде ставить! -
развивал свою догадку Степаныч.
- А чаво он к тебе с досками привязался? - спросил Данилыч.
- Да какие там доски?... Обрезь одна. Стоило из-за двух гнилых досок
скандалить? - "включая дурака" затянул Степаныч.
- Так что, ты их вправду взял? - не унимался Данилыч.
- Дык я жа у него спросил сначала... Иваныч, ежли какие доски останутся
после ремонта, дай мне, я полы в доме поправлю... Ну он и пообещал дать.
А сам из-за четырех вшивых дощечек начал меня на людях срамить - ответил
Степаныч.
- Так мост-то еще и не начинали ремонтировать! - чуть язвительно заметил
Степаныч.
- Дык и чаво? Тама все равно досок больше чем нужно. Что удубет что-ли,
есси я семь-восемь некондиционных дощечек взял? - делая "непонимающее"
лицо, сказал Степаныч.
- Сеня!... Клюет! - встрепенулся Данилыч.
Дед подскочил к своей удочке и со всей силы "подсек" рыбу, с сухим
треском дав Данилычу удилищем по голове так, что бедный старик
опрокинулся на спину, на землю с табуретки.
Ясное дело, удочки Степаныч сделал сам из какого-то дерева особо твердой
и тяжелой породы.
- Сеня... мать твою... поднимай меня! - заорал Данилыч лежа на спине
вверх ногами.
Степаныч бросил удочку и кинулся к другу на помощь, схватил его за руку
и потянул на себя. Данилыч подпрыгнул, выпрямился и по-инерции прильнул
к нему. Создалось впечатление, что старинные друзья, собрались танцевать
танго. И действительно Степаныч, сделал какое-то танцевальное "па"
назад, оступился, и держа в обнимку друг друга, друзья мелко-мелко
засеменили под уклон и с криками "Хо! Га! Ну-у-у!" с плеском
кувыркнулись в реку.
Отплевавшись, Данилыч сказал: "Ты какого хрена так сильно тянул-то? Ты
меня что, убить сегодня хочешь мошонка ты седая?".
- Прости Данилыч, не хотел!... снимай рубаху, я тебя сейчас самогоном
разотру, чтоба не простудилси - сказал дед, и схватив бутыль с
самогоном, плеснул Данилычу зловонной жидкостью, зачем-то прямо на
лысину.
Данилыч поднял и свел глаза к переносице и с покорным вздохом "И-и-ххх!"
опустил руки.
Степаныч с усердием принялся растирать ему голову, а Данилыч завизжал:
"Уйди, прошу тебя... я са-а-ам!".
Наконец оба угомонились, сняли одежду и разложили ее сушиться, оставшись
в семейных трусах с ромашками, модели "До седьмого колена".
Дед снова налил. Оба хыкнули и только проглотили самогон, как на поляне,
прямо перед ними, появился ни кто иной, как сторож Шурик, в
простонародье называемый Шрек.
Кличку Шрек он получил сразу же, как только на экраны вышел одноименный
Голливудский мультфильм. И если Говорящего осла из этого мультфильма
рисовали с Эдди Мерфи, то Шрека точно с нашего сторожа Шурика. Даже имя
содрали Шрек-Шурик (видно есть таки у него свой агент в Голливуде).
Сходство потрясающее. Такая же огромная глыбообразная фигура с кривыми и
тонкими ногами, большая лысая голова сливающаяся с шеей, нос
"картошкой", огромный рот и губы и маленькие, торчащие в стороны уши. По
утрам, с будуна, Шурик имеет такую же зеленовато-синюшнюю окраску, какую
имеет Шрек в мультфильме. Общее внешнее сходство дополняет его коза,
которая ходит за Шуриком по пятам, как осел за Шреком и кошка, которая
все время вьется у Шуриковых кривых ног. Эта личность уникальна тем, что
безошибочно умеет находить распивающие алкоголь компании, по запаху.
Причем совершенно не важно, где расположилась компания, далеко от его
дома-сторожки или близко.
Не найти деда по запаху его самогона было трудно.
Шрек подошел, огляделся, оценил запасы алкоголя и закуси и спросил:
"Чего, рыбу ловите?".
- Ды вот, решили малость отдохнуть - ответил Данилыч.
- А чего оба в трусах? Купались? - спросил Шрек.
- Дык жарко сегодня, вот и решили маненько охладиться - нагло соврал
Семен Степаныч - Ды ты проходи Сашко, прсаживайся с нами.
Дед налил Шреку полный стакан, тот мотнул головой и залудил его целиком.
Данилыч протянул ему кусок колбасы и банку и порекомендовал: "Давай
Шурик, с горчичкой закуси... Степаныч сам ее делал!".
Шрек гарно обмакнул колбасу в "горчичку", запихнул его себе в рот и стал
медленно и задумчиво жевать. Данилыч застыл с открытым ртом в ожидании.
Как ни в чем не бывало, Шрек произнес: "Угу! Вкусно!".
Данилыч сильно огорчился, а дед хвастливо сказал: "Если хочешь, я тебе
рецепт дам. Энто моя бабка в каком-то журнале вычитала, как смесь для
примочек от ревматизьма делать. Я сделал, но примочки не особо помагали,
тогда попробовал на вкус - понравилось. Так и стоить энта банка ужо
месяца два в холодильнике. Сами не едим - только для гостей держим".
Так они балакали и между делом выпивали.
Одежда стариков высохла, они оделись и продолжили трапезу.
Наконец у Степаныча опять начало "клевать". Он взял удочку, подсек рыбу
и снова невероятно сильно дернул из воды удилище так, что рыба взлетела
у него над головой и повисла высоко на ветке близстоящего дерева,
изрядно запутав леску. Дед, и так, и эдак пробовал ее сдернуть, но леска
затягивалась все сильней. Наконец, он раздраженно сказал: "Придется на
дерево лезть. Так не снять".
Шрек, решив проявить любезность, в благодарность за угощение, сказал:
"Щас я слажу, достану".
Кое как он залез на дерево, навалился животом на сук, на котором висела
рыбка и стал пробовать до нее дотянуться.
- Еще вперед прими - командовал дед снизу.
- Так? Что ли? - спрашивал Шрек и потихоньку подползал к цели.
- Еще, еще вперед... Давай-давай - трубно бубнил дед - Да ты не боись,
толстая ветка, выдержить...
- Ага! Нащупал леску! - торжественно объявил Шрек и с этими словами сук,
на котором он висел, мгновенно с треском оторвался от ствола и Шрек в
позе летающего майского жука полетел вниз прямо на деда, растопырив в
стороны конечности.
- Наза-а-ад!!!... - не понятно к кому обращаясь проорал дед и не успев
отпрыгнуть в сторону, вместе со Шреком и ветвью шумно и с брызгами
завалился в водяную гладь реки.
Когда они оба вынырнули, на лицах обоих было не то чтобы удивление, а
некое восхищение друг другом и тем, что оба не покалечились.
Данил вытащил удочку со спутанной леской, рыбы на крючке уже не было.
Друзья разложили одежду сушиться и принялись вспоминать все моменты.
- Однако как же она сломалась - размышляя про ветвь говорил дед -
Толстенная жа была... и не выдержала...
- Кто его знает? С виду вроде толстый был сук. А может его белка
подгрызла? Я тут видел одну недавно. - выдал Шрек.
- Это как белка подгрызла? - вопросил Данилыч.
- Ну, они же все время что-то грызут, может и сук подгрызла? Может дупло
там хотела сделать? - "развивал мысль" Шрек.
- А на хрена ей сук подгрызать? Проще ведь дупло в ровном стволе
продолбить! - сказал Степаныч.
Дед накатил, вместе выпили. Степаныч взял кусок хлеба, чтобы закусить и
только принялся его жевать, как вдруг глаза его полезли на лоб и он с
криком: "Ю-ф-ф-ф!..." выплюнул закусь. На хлебе сидела оса, которую он
не заметил и отправил в рот, где она его и жальнула.
- Га-а-а-а! Оса-а-а! Укусила собака-а-а! - заорал дед.
Лицо его раздувалось с каждой минутой, а язык рос, на манер как
методично растет нос у Пиноккио, в моменты когда он говорит не правду.
- Вот тварь! Как я ее не заметил? - голосил дед.
Язык прибавил в росте и вывалился изо рта.
- Степаныч, прополощи самогоном! - порекомендовал Шрек.
- Куды-ы-ы там! - ответил дед.
Язык прибавил еще на сантиментр.
- Сеня! Прополощи! Вдруг она заразная? - пьяно заботился Данилыч.
Язык прибавил еще на пару сантиметров.
Дед прополоскал рот самогоном и сказал: "Пофли уфе домой... Фмотрите как
яфык выроф!".
Шрек кое-как сложил вещи и повел друзей домой. Данилыча сильно штормило.
Степаныч, в семейных трусах, пьяный с раздувшейся как у хавроньи мордой
и вывалившимся языком, опираясь на удочку с перепутавшейся леской,
предстал перед очами бабки Ани и выразительно вращая глазами,
непроизвольно плюясь ей в лицо произнес: "Апф... крррр.... стпффф...
бвррр!".
Бабка Аня тихо села на ступеньки крыльца.
Дед погладил ее по плечу и посмотрел взглядом "прости мама".
Еле державшийся на ногах Данилыч, на секунду пришел в себя и изрек:
"Справимся Анюта... ик!... Точно.... ик!... справимся!".
Вот такая вот история была в нашем садовом товариществе.
Дед пару дней походил с высунутым языком, а потом все у него прошло и он
бодро вышагивал по своему участку, не забывал на людях прихрамывать на
левую ногу и чуть выбрасывать в сторону правую. Иногда и наоборот.
The end.

Ждем отзывов - doncossack@narod.ru

08.09.2002 / Новые истории - основной выпуск

Все вы прекрасно знаете, что такое тост. Также всем известно, что
распитие спиртных напитков без тостов - это просто пьянка. А на Западе,
хотя и пьют не так как у нас, но тостов не говорят, а приговаривают
перед тем как выпить, слова типа ЧИРС, ЧИН-ЧИН и т. д. Братья-славяне из
стран бывшего соцлагеря еще удосуживаются говорить "На здравье", но
таких красивых тостов как у нас нет ни у кого. Приехал как-то я в
Словению к своему другу словенцу. Вместе с ним мы и раньше предавались
чарам зеленого змия, но поскольку выпивали как правило в барах,
естественно никах тостов не говорили. А тут я приехал с женой. Ну
вечером собирается дома у моего друга компания человек 10. Половина
мужчин, половина женщин и начинаем культурно выпивать. Тут моя жена
возьми и выдай какой-то длиннющий тост, начинающийся фразой типа: "Это
было очень давно, когда гора Арарат еще не была такой высокой как
сейчас...". Я перевожу на словенский, все внимательно слушают. Выпили.
Кто-то из гостей спрашивает мою жену: "Слушай, а эта история произошла
стобой?". Жена вопросительно смотрит то на гостя, то на меня. Я говорю:
"Да нет, она ведь просто тост произнесла". Гость: "А что такое тост?".
Тут мы принялись ему объяснять. что у нас есть традиция, в кругу хороших
людей произносить тосты, пожелания, поздравления и т. д. Чувствуем, не
догоняют. Дай-ка думаю скажу юмористический тост, может поймут. Говорю:
"Жили-были орел и тигр. Поспорили они кто сильнее. Хитрый орел говорит
тигру: "Давай сделаем так, кто перепрыгнет это ущелье, тот и будет самым
сильным", Сам взял и перелетел на крыльях, а тигр прыгнул и упал на
самое дно, этого самого глубокого в мире ущелья. Орел склевал мясо
тигра, а шкуру нацепил на себя и полетел с трофеем в родное гнездо.
Постучал в дверь. Дверь открыла жена, но увидев на пороге существо в
шкуре тигра сильно клюнула его в голову. Так выпьем же за то, чтобы наши
жены узнавали нас, когда мы возвращаемся домой в любом состоянии". Тут
чуть-ли не апплодисменты. Все заржали. Всем понравилось. Стали
заставлять говорить еще тосты. Мы с супругой выдали все, что знали и в
свою очередь стали заставлять всех гостей по кругу произносить тосты.
Все быстро научились. Тут раздался звонок в дверь и пришел еще один
гость, который задержался на работе. Мы ему все хором объяснили, что мы,
мол тут не просто пьем, а говорим тосты. Объяснили ему что это такое.
"Понял?" - спрашиваем. "Понял!" - отвечает. "Ну тогда с тебя тост".
Задержавшийся гость встал, обвел всех глазами гордо поднял бокал и
выпалил: "ТОСТ!". Выпил и сел. Ржали все очень долго.

16.07.2006 / Новые истории - основной выпуск

КАК ДЕД ДОРОГУ СТРОИЛ

Нам всем хорошо известно, со времен Николая Васильевича Гоголя, что в
России две беды. Но если с одной из них легко справиться с помощью
асфальтоукладчиков и катков, то со строительством дорог, гораздо
сложнее...
Участок в 300 м разбитой дороги, постановлением правления садового
товарищества, было решено засыпать щебнем и утрамбовать.
Стали подъезжать самосвалы и начали ссыпать щебень кучами, а группа
дорожных рабочих разбрасывали его и утрамбовывали валиками.
Дед Семен Степаныч, стоял в сторонке, накинув на плечи пиджак фасона "я
ночью фраком быть хотел" и расцветки и эстетического состояния "бывал я
в автомастерской", надвинув кепку на лоб, и курил любимый "Беломор". Он
периодически умоляюще протягивал руку к рабочим, как бы говоря "ну что
же вы делаете, га? ", потом махал рукой на них и пыхтел как паровоз
дымом. Всем своим видом он показывал, что про строительство дорог он
знает все, просто все, что ему абсолютно не нравится, как рабочие
работают и, что вообще он здесь большое начальство. Председатель Сидоров
тоже там был и беседовал о чем-то с прорабом. Дед степенно подошел к
ним, косясь на рабочих, заметили они его в кругу начальства или нет. В
этом угадывалась его величайшая хитрость и предзнаменование какого-то
действа. Да к тому же, тут еще произошел маленький случай,
способствовавший развитию событий.
Дед постоял, послушал, о чем говорят председатель с прорабом, да вдруг,
как ни странно, резонно заметил: "Кхммм.... энто, как яво....
кхмммм...тово...дык, ну энто...председатель.... к помойке-то вы забыли щебня
насыпать, таперича самосвал туды не проедить из-за куч...придется на
носилках туды щебень-то таскать".
- О! е-мое! А чего-ж ты раньше молчал-то? - воскликнул председатель.
- Дык, а я тута хто? - спросил дед.
- Слышь Степаныч, давай помоги-ка нам...ты же тоже член правления...бери
двоих рабочих и таскайте туда щебень...Покажешь им куда носить - в
суматохе поручил председатель деду дело, на свою голову.
- Эй, хлопцы.... пошли двое с носилками за мной - обратился дед
начальственным тоном к среднеазиатским рабочим.
Те не поняли, кто это такой, посмотрели на прораба, тот им кивнул. Тогда
"хлопцы" взяв носилки с щебнем, послушно пошли за дедом. Дойдя до
поворота, дед немедленно свернул в свой двор и показал им, куда ссыпать
груз, призывая в это время бабку Аню на дорожные работы, разравнивать
площадку для авто.
- О, старый, ды ты чаво? Зачем тебе это надо? Сыновья ведь только-только
привозили щебенку-то! - воскликнула бабка Аня.
- Помалкивай! - грозно протрубил дед.
Среднеазиатские рабочие, переглядываясь, спросили: "А сказали на помойка
щебня нести?! ".
- Ага, хлопцы...ага...сначала сюды, потом туды наносим... - воровато озираясь,
вполголоса сказал дед.
- Якши... - сказали "хлопцы". (прим. авт. - по-русски, это значит
"хорошо").
- Чаво? - недоуменно спросил дед, много лет, проработавший в Средней
Азии.
- Сделаем тудым-сюдым начальник! - сказали "хлопцы" и пошли, дружно
тряся головами.
Наконец дед наворовал щебня столько, что из автомобильной площадки
получился курган имени Султан-Баши-Бек-Гирея-Степаныча.
Начали носить к помойке, но туда пройти было тяжело, так как площадка
была за участками, в стороне и приходилось делать круг в полкилометра.
"Хлопцы" умаявшись, спросили деда: "А другая дорога к помойка нету?
Далеко ходим тудым-сюдым.... ".
- Дык энта, как яво.... есть...можно по реке в брод...тама прямая дорога....
тама мелко, по-колено будить.... я раньша сам тама ходил - сказал дед,
ходивший вброд по-реке двадцать лет назад.
"Хлопцы" подхватив носилки, пошли вброд, по указанному дедом пути.
Идущий первым "хлопец" смело шагнул в воду, прошел три-четыре шага и
очень стремительно, вместе с носилками, совершенно молча ушел под-воду
пуская пузыри. Второй "хлопец" с криками: "Вай-вай.... утонула щебня! .... "
- бросился спасать носилки, забыв о друге.
Наконец оба вылезли и подойдя к деду, который делал вид, что любуется
птицами гневно сказали: "Сказала тут по-колено? ...какая по колено, тут по
волосы! ...".
- Дык, я вам куды сказал идтить? Туды-ть.... а вы правее пошли... - врал и
выкручивался дед, приседая на месте и разводя руками.
"Хлопцы" снова наполнили носилки щебнем, и снова шагнули в воду, приняв
левее. На втором шагу, со звуком "Чи-и-моу-у" водяная стихия приняла
обоих, в свою бездну, вместе с носилками.
Опять они вылезли и подошли к деду, который любовался на этот раз
ромашками. "Сказала левее ходи...там вода тоже по-волосы.... больше ходить
не будем...сама лево-право ходи" - сказали "хлопцы" и, бросив носилки,
пошли к своим.
- Энто, как яво...хлопцы...вы того...не сердитесь.... пойдем, как и первые разы
вокруг, я вам помогу - сказал дед.
"Хлопцы" наполнили носилки щебнем, и пошли за дедом, который шел рядом и
нес на плече совковую лопату, помогая, таким образом, среднеазиатским
парням.
В итоге "хлопцы" подносили щебень, а дед, с папиросой в зубах делал вид,
что разбрасывает его. Кое-как, неровными буграми и жидким слоем, щебень
около площадки с контейнерами был насыпан. Поскольку прораб запретил
"хлопцам" больше брать щебень из куч, учуяв неладное, дыры в дороге у
площадки остались не засыпанными. Степаныч подошел к контейнерам, с
видом знатока порылся там минут пять, и выудил различную хламину –
полированные полки от мебели 20-х годов, старые ведра, куски фанеры и
прочий мусор. Этим хламом он прикрыл дыры в дороге, а сверху посыпал для
маскировки щебнем. Дед пару раз попрыгал на месте, проверяя на
прочность, залатанную таким образом дыру и весьма собою довольный, опять
пошел к дороге.
Работа там шла во всю. Сидоров спросил его: "Ну чего, управились? А чего
так долго-то? Скоро дорогу доделаем, пойдем с прорабом твою площадку
принимать. Нам-же потом все заактировать нужно будет, чтобы в
последствии без претензий друг к другу".
Дед пошел в начало дороги, где самосвалы все еще продолжали ссыпать
щебенку. Подъехавший грузовик поднял кузов и из него посыпался щебень, у
одного борта с краю, щебень влажной кучей прилип, закоксовался и никак
не вываливался на землю. Один из рабочих снизу пытался ковырять кучу
лопатой, но безрезультатно.
Степаныч, уже на правах "своего" забубнил: "Ну чего ты его ковыряешь-то
лопатой? Разве так надо? " Обращаясь к шоферу он крикнул: "Лома нет у
тебя, друг? ". Лом нашелся (водитель не знал деда).
Степаныч подошел к борту, поплевав на ладони, взял лом и с криком
"Учись, рабочий класс, как нады-ть! ..." с чудовищной силой и
оглушительным звоном влупил им по борту. Лом, пробил металлический борт,
на треть длины впился в кучу щебня и застрял.
- Эк-к-к...к-к! - растерянно и испуганно присел дед.
Рабочие, обнажившись по пояс от жары, как стайка воробьев сидели на
травке и "обучались делу" у старого "мастера".
Когда дед пробил борт, они радостно заулыбались и чуть не апплодируя,
одобрительно закивали головами: "Якши...начальник...Якши! "
Водитель выпрыгнул из самосвала и с глазами наливающимися кровью стал
приближаться к пятящемуся деду.
Дед маленько перетрухнувшим голосом и тыкая в сторону лома пальцем
протрубил: "И-и-и.... энта, как яво, слышь-ка друг.... у тебя тут в борту
лом застрял! ".
Водитель, раздувая ноздри как бык, грозно заорал: "Это он у тебя щас
кое-где застрянет! ". Уважая старость, он плюнул под ноги и в раскачку
стал доставать лом.
- Друг.... слышь-ты? Ты энто, как яво, сильно то не качай.... а то ишшо лом
погнешь! - попытался загладить свою вину дед.
Водитель одним рывком вырвал лом и замахнулся им на деда: "Да я тебя
щас!.... ".
Дед с папиросой в зубах кинулся бежать по дороге вниз, высоко задирая
колени, спасаясь от гнева рассерженного шофера, ежесекундно озираясь...

"Хлопцы" покатывались со смеху. Двое из них добавили жару: "Эта она, тот
начальник...нас в реку загнала! ". Не ожидали рабочие такого веселого
перекура.
Пока дорогу не закончили делать, дед все время вился вокруг председателя
и прораба, опасаясь мести водителя.
К вечеру, дорогу делать закончили и преступили к подписанию акта. Все
пункты сторонами были признаны удовлетворительными, оставалось проверить
площадку возле мусорных контейнеров.
Вчетвером, Сидоров, один из членов правления дач Соловьев, прораб и
конечно-же Степаныч, отправились к помойке. Когда они подошли туда у
троих из этой компании отпали челюсти и в голове заиграла ритмическая
музыка "тутУду-тын-тутУду". (Справка: "тутУду-тын-тутУду" нужно
произносить очень быстро и ударение делать на выделенные заглавные
буквы, чтобы понять весь смысл этой гениальной мелодии. Если кто смотрел
замечательный фильм "Поездом. Самолетом. Автомобилем" с участием
прекрасных актеров Стива Мартина и Джона Кенди, возможно вспомнит тот
момент, когда они в результате нелетной погоды, поздно ночью, нашли
всего один номер на весь город в гостинице и зашедши в номер увидели
одну двухспальную кровать, куда им совершенно не знакомым и разным людям
предстояло лечь вместе на ночлег, они стали дико смотреть друг на друга
и вот тогда и заиграла эта мелодия "тутУду-тын-тутУду".... Что означает –
не возможность поверить в происходящее).
- Это что такое? Это что мать-перемать такое, я спрашиваю тебя? Ты чего
мне тут понаделал? - заорал председатель, махая руками на деда.
- Дык...пык...мык...Иваныч...того, энтого, площадку с хлопцами построили - чуть
откинувшись назад, дымя "Беломором", стал оправдываться дед.
- Строитель ты хренов...и я дурак, что такому "строителю" дело поручил - с
подвыванием говорил Степаныч.
Прораб, тоже покуривая и почесывая затылок обратился к Сидорову: "Слышь,
господин председатель, чего-то я не пойму?! Эти "хлопцы" целую кучу
щебня унесли, от других даже пощипывали, а тут всего-то носилок на
двадцать будет насыпано! ".
- Га? Шо? Каких двадцать? Иваныч, Соловьев.... вы жа помните какие тут ямы
были? Туда прорва щебня ушло! Вот тут вот одна, помните, цельный метр в
глубину была.. Вот тут вота! - завелся и заизвивался как уж Степаныч и с
этими словами прыгнул в место "бывшей" ямы. В момент соприкосновения его
ноги с центром предполагаемой ямы, фанера и доски которыми она была
прикрыта проломились и Степаныч по колено ушел в щебенку, другой же
ногой он попал на твердый край и дернувшись по инерции "рыбкой" полетел
на землю. В недрах ямы, его нога попала в банку с остатками краски и
когда он выдирал ногу из щебня вырвал и ее, нечаянно отфутболив назад,
прямо в грудь прорабу.
Как заправский футболист прораб выронив портфель, принял на грудь пас и
обыграл его обоими коленями.
В один момент прилично одетый, в костюм, прораб превратился в вождя
индейцев. Белое пятно масляной краски на его груди, и на коленях
выделило его среди толпы краснокожих, при этом, навсегда испортив его
пиджак и брюки, а брызги краски украсили его лицо затейливым орнаментом
боевого раскраса.
Раздался треск древесины, это председатель выламывал огромную дубину.
- Убью гада! - закричал председатель, которому под конец рабочего и
очень трудного дня, подложили такую свинью.
Он кинулся к сидящему на краю ямы Степанычу у которого окурок "Беломора"
прилип к нижней губе и болтался на ветру, но тут, бедный Сидоров угодил
в очередную западню Степаныча и полетел с ног спиной назад, нанося
неумышленно мощный удар дубиной, "вождю" по голове.
"Вождь краснокожих", лежал на жалком слое им же привезенной щебенки,
величественный и непреступный в своем одеянии и в своем боевом раскрасе.
От травмы его спасла шляпа, которая хоть чуть-чуть, но смягчила удар.
- Дык.... Иваныч...как энто? - испуганно спросил дед и подлетев к "вождю"
стал обмахивать ему лицо, его же портфелем. Портфель открылся, и в
разные стороны полетели ручки и бумаги, которые на ветру тут же скрылись
из виду.
- Э-э-э...о-э.... э...оэ.... - что-то нечленораздельно лепетал Сидоров, который
опираясь на дубину, медленно приходил в себя от падения.
- Можэ яво по щякам побить... - непонятно к кому обратился Степаныч и сев
на грудь "вождю" начал безжалостно хлестать его своими костлявыми
пальцами.
Соловьев схватил деда за шиворот и стал отталкивать в сторону.
Сидоров подлетел к оторопевшему деду и стал его трясти за грудки: "Куда
щебень дел...ворюга...а? Куда, я спрашиваю? Убью тебя сейчас! Чего натворил
старая вешалка! ".
- Ды я жы...ды ты жа.... сам велел – оправдывался дед с телепающейся на
ветру "Беломориной" на губе – Хлопцы говорять...мол так и так Степаныч....
тяжело в обход щебень носить...давай мы через брод будем таскать, га? А я
говорю.... ды тут жа ужо двадцать лет нихто не хаживал...А они дурни
поперлись.... ну и потопили там уйму щебня!
Степаныч врал самозабвенно, с ловкостью переиначивая факты.
"Вождь" медленно пришел в себя, сел под дерево, закурил сигарету и стал
безучастно наблюдать, как председатель трясет деда, рассматривая при
этом также безучастно свой пустой портфель.
Вызвали "хлопцев", которые таскали щебень. Те, подойдя и увидев, что
творится на площадке, неодобрительно закачали головами и зацокали
языками.
- А где прораба? – спросили хлопцы.
- Ды вот жа он! – улыбаясь пробубнил Степаныч.
Они обернулись, увидели "вождя" и в ужасе отпрянули с криками: "У
шайтан! ".
От Средней Азии до Америки далеко, сами понимаете. Хотя говорят Америку
не Америго и не Колумб открыли, а китайцы. А они тоже азияты. Да кто ж
это ведает?
- Как дело было? – спросил председатель.
Показывая на Степаныча, хлопцы поведали свой лаконичный рассказ: "Вот
эта начальник нам сказала...двора щебня неси...потом помойка...тудым-судым...А
вокруг далеко идти...он говорит брода ходы лево-право.... Мы два раз по
волос в реку упала...Две носилка щебня утопила!... А начальник, щебня
вокруг помойка копала! ".
Сидоров, зеленея от гнева, схватил деда за шиворот и поволок к его
двору, а Соловьеву крикнул: "Дубину прихвати с собой!... ".
Увидев курган все присутствующие невольно залюбовались. Там не хватало
ханского шатра с развевающимся на макушке белым конским хвостом.
Почти до ночи Степаныч перетаскивал на своей тачке щебень на площадку,
засыпал его в ямы и выравнивал, под конвоем Соловьева и Сидорова с
дубиной наперевес, на глазах у всего садового товарищества.
Рабочие тем временем собирали по пролескам разнесенные ветром бумаги.
Прораб сидел у Степаныча в доме, завернувшись в одеяло, прикладывал к
голове холодный компресс, пил чай с вареньем любезно поданный бабкой
Аней и составлял акт, где суммировал причиненные Степанычем убытки.
А бабка Аня пыталась оттереть пятна краски с его костюма.
Автобус увозил всех рабочих из садового товарищества и находясь в пути,
один из известных нам "хлопцев" спрашивал другого: "Я тово, энто, как
яво.... не поняла.... однако...а где там лево-право брода была? ".
В ответ его товарищ сказал: "Дык я тожа не поняла...зачем двора щебня
несли? ".
А первый снова спросил: "А энта, как яво...Степаныча...кто такая была? Зачем
прораба краской мазала и самосвала разбила? ".
Оба удивленно пожали плечами и мирно поехали дальше.
Уставшего и спящего Степаныча привезли с помойки домой на его же тачке и
попытались разбудить, на что он сказал: "Я хочу спать на щебне!... ".
Соловьев с председателем его все же ввели в дом и под кудахтанье бабки
Ани положили на кровать.
Степанычу снился странный сон – водитель грузовика в одежде индейца,
держа лом как пику, набрасывался на него и фальцетом пищал: "Ты зачем
с...здил мою газету "Аргументы и факты? ". Сидоров пытался натянуть ему на
голову пустой портфель прораба с криками: "Там щебень! Мать-перемать!
Там щебень! ". Рабочая бригада, в женских сарафанах и кокошниках водила
хоровод вокруг помойки. А двое "хлопцев" били друг друга по голове
лопатами, смеялись и весело кричали:
"Броды-бутерброды...броды-бутерброды". Прораб стоял по пояс в западне
сделанной Степанычем голый, и осуществлял неприличные манипуляции с
банкой из-под краски. А Соловьев с бабкой Аней сидели на заборе, в
венках из ромашек, и Соловьев говорил: "Это раньше я был подводной
лодкой, а теперь я катер, плаваю по нашей речке и собираю доски для
Степаныча! ". В целом, в этом сне, все было гармонично, и присутствовала
даже некая романтика. Степаныч спал крепко, как младенец.
В итоге, рассмотрев инцидент на внеочередном заседании, Правление
садового товарищества вынесло решение о взыскании со Степаныча
кругленькой суммы за причиненный ущерб, под угрозой отключения всех
жизненно важных артерий от его участка. А также, за воровство, Правление
вывело деда из своего состава и запретило в будущем, на сто шагов,
приближаться к каким бы то ни было воздвигающимся строительным объектам
на территории дач.
В общем, все кончилась благополучно, а главное, дорогу-то сделали!
doncossack@narod.ru

05.09.2002 / Новые истории - основной выпуск

Учился я в начале 90-х годов в одном из московских ВУЗов и был у нас
один старший знакомец Леха, который помимо учебы подрабатывал в ВУЗе
сантехником. Парень был ростом под два метра с крепкой мускулатурой,
с лицом киллера, ну и как обычно бывает - с неимоверно пустой головой.
Было ему лет 25, но по умственному развитию он больше чем на 15 никак
не тянул. Кроме того, у него была удивительно плохая, прямо-таки
отвратительная дикция. Говорил он быстро, строчил как из пулемета и
совершенно не делал паузы между словами. Кличка у него была очень
длинная "Хуйли-ебты-ебты-хуйли", поскольку эта с позволения сказать
фраза произносилась им практически после каждого литературного слова
и в результате что бы он не начинал говорить, слышалось только
хуйли-ебты-ебты-хуйли. Каким-то непостижимым образом (хотя понятно, куда
же без сантехника, у всех ведь преподов и квартиры, и дачи) он все же
закончил институт. Сидим мы как-то с приятелем Женей и с другими
пацанами в курилке и приходит Хуйли-ебты-ебты-хуйли, между нами
происходит следующий диалог:
Я: "Здорово, Леха, ты, говорят, институт закончил уже?".
ХііХ: "А мне-то хуйли-ебты-ебты-хуйли. Закончил. Все
хуйли-ебты-ебты-хуйли, ухожу хуйли-ебты-ебты-хуйли на хуй. Месяц
дорабатываю хуйли-ебты-ебты-хуйли и увольняюсь".
Женя: "А че, нашел уже куда устраиваться будешь?"
ХііХ: "Так хуйли-ебты-ебты-хуйли, конечно, хуйли-ебты-ебты-хуйли мне".
Я: "А куда?"
ХііХ: "В Останкино работу нашел хуйли-ебты-ебты-хуйли, на телевидении".
Женя: "Лех, а ты не диктором случайно устраиваешься?"

Гоготание десятка глоток мгновенно выдуло весь дым, который был в
курилке.

06.09.2002 / Истории - другая десятка

Наверное скоро я вас всех перезнакомлю со своими соседями по даче,
поскольку колоритных личностей и разнообразных историй довольно много.
Деда Семена Степаныча вы уже знаете (29.08.2002), хочу познакомить еще с
одной интересной личностью которую зовут Славик. Дача - идеальное место,
для обучения вождением автомобиля, все вы наревное прекрасно это знаете.
Славик - лысый мужичок, лет 55, построил неплохую дачку и довольно долго
обходился без собственного автомобиля. Но без машины из Москвы ездить на
дачу в Подмосковье, довольно утомительно и неприятно. Однажды утром все
соседи обнаружили на площадке перед домом Славика новенькую, сияющую
"Таврию" и такого же сияющего Славика, который с книжкой по эксплуатации
автомобиля перед открытым капотом, что-то усердно там изучал поминутно
озираясь по сторонам и наблюдая - видит ли его кто-нибудь из соседей и
завидуют ли его обновке? Часа через три, Славик торжественно захлопнул
капот, позвал жену, открыл ворота и решил видимо, поехать покататься.
Жена вышла из ворот, встала на дорогу строго напротив капота и стала
заботливо помогать мужу выезжать, изображая из себя военного
регулировщика с флажками. Но похожа она была больше на дирижера
симфонического оркестра, который исполняет какую-то исключительно
быструю мелодию в стиле хард-н-хэви. После десятой попытки тронуться с
места, Славику это наконец удалось, но передав газу он пулей вылетел со
своей площадки строго ровно и строго на жену. Та еле успела отскочить, а
Славик еле успел затормозить но все таки уперся мордой в соседский
шиповник. Между супругами тут же вспыхнула перебранка: "Ты что не видишь
куда ты едешь? Смотри машину наверное всю изуродовал о кусты". Славик:
"А ты че встала посреди дороги как корова, одна што-ли на дороге?".
Скоро ссора затихла, Славик сел за руль, а жена затолкала его руками
назад на площадку. Я недоуменно размышлял - как же это он умудрился из
Москвы доехать сам, да еще задом загнать машину в свой дворик. Супруги
очень долго рассматривали морду автомобиля на предмет обнаружения
царапин и видимо не нашедши оных успокоились и начали тренироваться
заново. С восемнадцатой попытки Славик дернулся с места, но выкрутил
руль вправо так сильно, что чуть не задел стойку собственных ворот.
Вылазя из машины он тут же накинулся на жену: "Ну у тебя глаза где? Ты
куда мне показываешь ехать?". Таким образом выезжали они долго, но все
же выехали. К Славику вернулась его гордость. Высоко подняв голову и
прищюрив глаза он обвел все участки своим взором и чинно сел за руль.
Однако с места тронуться с первой попытки не удалось и он опять
занервничал. Короче говоря соседи вокруг сначала пересмеивались, но
потом стало скучно. Наивные. Мы еще не знали какой концерт задаст
Славик.

Буквально через полчаса Славик вернулся без машины и без жены.
Торопливой походкой направился к сторожу у которого есть УАЗИК, судя по
тому, что его лысая голова нервно дергалась как поплавок, все поняли,
что что-то не так. Вдвоем со сторожем куда-то уехали. Минут через
пятнадцать вернулся счастливый сторож и рассказал, что Славик нашел одну
единственную на дороге лужу с грязью и не удосужився ее объехать застрял
там. Но через полчаса Славик появился снова, опять без машины и без
жены. Молча прошел к сторожу. Сторож вышел из своего дома с видом типа
"Рано радовался!". Опять они куда-то укатили. Когда сторож вернулся, мы
узнали, что помимо одной-единственной лужи, Славик обнаружил на обочине
дороге водосточную канаву, куда с успехом и припарковался передним
колесом. Когда Славик появился без машины и без жены в третий раз, из
домика сторожа донесся многоэтажный мат, которую какой-нибудь иностранец
немного владеющий русским перевел бы дословно как "Проститутка Славик, я
бы хотел иметь оральный секс с твоей машиной". Все же они уехали. На
этот раз сторож вернулся один, без УАЗИКА, без "Таврии", без Славика, и
без его жены. Будучи славным малым (читай - таким же распиздяем) как и
Славик, сторож не знал что в самый неподходящий момент у него кончится
бензин (топливный датчик не работал). Отрезав кусок шланга, сторож
удалился. Вскоре он вернулся на УАЗИКЕ и очень недовольный, стал во
дворе у рукомойника чистить зубы. Явление жены Славика без машины и без
Славика, произвели на сторожа просто ошеломляющий эффект. Иностранец
перевел бы его громкую фразу как следующее: "Тамара, твой муж,
проститука Славик, имел уже со мной очень много половых актов, но все же
я бы не отказался от орального секса с вашей машиной и с самим
проституткой Славиком". Когда сторож вернулся, выяснилось, что на
обратном пути Славик опять решил испытать ходовые качества своей
иномарки все в той же луже. Наконец появились все действующие лица этой
истории. Глядя на "Таврию" можно было подумать, что на нее накакали
одновременно все птицы проживающие в нашем лесу. Тамара принялась мыть
машину, а Славик стал жарить шашлыки. Скоро к нему в дом направился
сторож со своей супругой. Гудели они довольно долго. Рано утром, я
отправился на рыбалку и проезжая мимо Славикиного дома, не обнаружил там
"Таврию". Подъезжая к воротам дачного поселка я еще раз удивился -
чего-то изменилось. Не хватало одной секции у забора примыкающего к
воротам и была сильно примята вся растительность. Надо отметить, что
сразу за этим забором находится обрыв и внизу маленькая речушка.
"Таврия" Славика стояла "носом" в реку и "задницей" на обрыве. С другой
стороны реки, напротив "Таврии" в такой же позе стоял УАЗИК сторожа.
Потом выяснилось, что изрядно набравшись сторож решил научить пьяного
Славика водить машину. Находясь на месте штурмана, сторож с пьяных глаз
дал Славику не правильную команду и они снеся забор угодили в реку.
Желая загладить свою вину сторож решил вытащить "Таврию", но поскольку
из-за ландшафта вытянуть "Таврию" за "задницу" не представлялось
возможным, мудрый старожил решил вытянуть машину вброд, где у его УАЗИКА
опять закончился бензин. Вот так.

05.09.2002 / Остальные новые истории

Наверное скоро я вас всех перезнакомлю со своими соседями по даче,
поскольку колоритных личностей и разнообразных историй довольно много.
Деда Семена Степаныча вы уже знаете (29.08.2002), хочу познакомить еще с
одной интересной личностью которую зовут Славик. Дача - идеальное место,
для обучения вождением автомобиля, все вы наревное прекрасно это знаете.
Славик - лысый мужичок, лет 55, построил неплохую дачку и довольно долго
обходился без собственного автомобиля. Но без машины из Москвы ездить на
дачу в Подмосковье, довольно утомительно и неприятно. Однажды утром все
соседи обнаружили на площадке перед домом Славика новенькую, сияющую
"Таврию" и такого же сияющего Славика, который с книжкой по эксплуатации
автомобиля перед открытым капотом, что-то усердно там изучал поминутно
озираясь по сторонам и наблюдая - видит ли его кто-нибудь из соседей и
завидуют ли его обновке? Часа через три, Славик торжественно захлопнул
капот, позвал жену, открыл ворота и решил видимо, поехать покататься.
Жена вышла из ворот, встала на дорогу строго напротив капота и стала
заботливо помогать мужу выезжать, изображая из себя военного
регулировщика с флажками. Но похожа она была больше на дирижера
симфонического оркестра, который исполняет какую-то исключительно
быструю мелодию в стиле хард-н-хэви. После десятой попытки тронуться с
места, Славику это наконец удалось, но передав газу он пулей вылетел со
своей площадки строго ровно и строго на жену. Та еле успела отскочить, а
Славик еле успел затормозить но все таки уперся мордой в соседский
шиповник. Между супругами тут же вспыхнула перебранка: "Ты что не видишь
куда ты едешь? Смотри машину наверное всю изуродовал о кусты". Славик:
"А ты че встала посреди дороги как корова, одна што-ли на дороге?".
Скоро ссора затихла, Славик сел за руль, а жена затолкала его руками
назад на площадку. Я недоуменно размышлял - как же это он умудрился из
Москвы доехать сам, да еще задом загнать машину в свой дворик. Супруги
очень долго рассматривали морду автомобиля на предмет обнаружения
царапин и видимо не нашедши оных успокоились и начали тренироваться
заново. С восемнадцатой попытки Славик дернулся с места, но выкрутил
руль вправо так сильно, что чуть не задел стойку собственных ворот.
Вылазя из машины он тут же накинулся на жену: "Ну у тебя глаза где? Ты
куда мне показываешь ехать?". Таким образом выезжали они долго, но все
же выехали. К Славику вернулась его гордость. Высоко подняв голову и
прищюрив глаза он обвел все участки своим взором и чинно сел за руль.
Однако с места тронуться с первой попытки не удалось и он опять
занервничал. Короче говоря соседи вокруг сначала пересмеивались, но
потом стало скучно. Наивные. Мы еще не знали какой концерт задаст
Славик.

Буквально через полчаса Славик вернулся без машины и без жены.
Торопливой походкой направился к сторожу у которого есть УАЗИК, судя по
тому, что его лысая голова нервно дергалась как поплавок, все поняли,
что что-то не так. Вдвоем со сторожем куда-то уехали. Минут через
пятнадцать вернулся счастливый сторож и рассказал, что Славик нашел одну
единственную на дороге лужу с грязью и не удосужився ее объехать застрял
там. Но через полчаса Славик появился снова, опять без машины и без
жены. Молча прошел к сторожу. Сторож вышел из своего дома с видом типа
"Рано радовался!". Опять они куда-то укатили. Когда сторож вернулся, мы
узнали, что помимо одной-единственной лужи, Славик обнаружил на обочине
дороге водосточную канаву, куда с успехом и припарковался передним
колесом. Когда Славик появился без машины и без жены в третий раз, из
домика сторожа донесся многоэтажный мат, которую какой-нибудь иностранец
немного владеющий русским перевел бы дословно как "Проститутка Славик, я
бы хотел иметь оральный секс с твоей машиной". Все же они уехали. На
этот раз сторож вернулся один, без УАЗИКА, без "Таврии", без Славика, и
без его жены. Будучи славным малым (читай - таким же распиздяем) как и
Славик, сторож не знал что в самый неподходящий момент у него кончится
бензин (топливный датчик не работал). Отрезав кусок шланга, сторож
удалился. Вскоре он вернулся на УАЗИКЕ и очень недовольный, стал во
дворе у рукомойника чистить зубы. Явление жены Славика без машины и без
Славика, произвели на сторожа просто ошеломляющий эффект. Иностранец
перевел бы его громкую фразу как следующее: "Тамара, твой муж,
проститука Славик, имел уже со мной очень много половых актов, но все же
я бы не отказался от орального секса с вашей машиной и с самим
проституткой Славиком". Когда сторож вернулся, выяснилось, что на
обратном пути Славик опять решил испытать ходовые качества своей
иномарки все в той же луже. Наконец появились все действующие лица этой
истории. Глядя на "Таврию" можно было подумать, что на нее накакали
одновременно все птицы проживающие в нашем лесу. Тамара принялась мыть
машину, а Славик стал жарить шашлыки. Скоро к нему в дом направился
сторож со своей супругой. Гудели они довольно долго. Рано утром, я
отправился на рыбалку и проезжая мимо Славикиного дома, не обнаружил там
"Таврию". Подъезжая к воротам дачного поселка я еще раз удивился -
чего-то изменилось. Не хватало одной секции у забора примыкающего к
воротам и была сильно примята вся растительность. Надо отметить, что
сразу за этим забором находится обрыв и внизу маленькая речушка.
"Таврия" Славика стояла "носом" в реку и "задницей" на обрыве. С другой
стороны реки, напротив "Таврии" в такой же позе стоял УАЗИК сторожа.
Потом выяснилось, что изрядно набравшись сторож решил научить пьяного
Славика водить машину. Находясь на месте штурмана, сторож с пьяных глаз
дал Славику не правильную команду и они снеся забор угодили в реку.
Желая загладить свою вину сторож решил вытащить "Таврию", но поскольку
из-за ландшафта вытянуть "Таврию" за "задницу" не представлялось
возможным, мудрый старожил решил вытянуть машину вброд, где у его УАЗИКА
опять закончился бензин. Вот так.

02.09.2002 / Истории - другая десятка

В июне этого года, я был в Германии, в г. Кельне. По вечерам от нечего
делать слонялся по городу, по магазинам и кафе. Подойдя к витрине
магазина "приколов" я ненадолго остановился. С удивлением думал - ну кто
все это покупает, ни за что не стал бы деньги тратить... Пластнассовые
блестящие какашки, лужицы блевотины, зажигалки и ручки со стремительно
выскакивающими откуда-то изнутри розовыми пенисами и пр. хрень,
впечатления не производили и вовсе не смешили. Тут мой взгляд упал на
небольшого плюшевого медвежонка салатного цвета. Я подумал, странно, а
детскую игрушку зачем сюда засунули? Стал рассматривать внимательнее.
Мордаха мишки была настолько умильной и детской, что я решил, что
игрушка продается именно из-за этой смешной мордочки. Стоит описать
подробнее: чуть грусные глазенки блестели как бусинки, черненький
маленький носик был чуть вздернут вверх а ротик немного улыбался и все
это великолепие венчал очаровательный зелененький пушистый чубчик
расположенный между ушками. Но потом я понял истинную ценность этой
игрушки. Внизу беленького и пухленького животика мишки был пришит
огромнейший салатного цвета пенис с такими же огромнейшими и салатными
яйцами, и все это великолепие венчал очаровательный зелененький пушистый
лобок)))))). Я заржал так громко, что проходившая мимо немка перешла на
другую сторону улицы, вероятно приняв меня за маньяка. На следующий
день, я погрузился в дела и совершенно забыл об увиденном. Но, через
пару дней, снова вечером наткнулся на этот магазин. вспомнив медвежонка,
я опять рассмеялся, зашел в магазин и купил этот шедевр мягкого
прикладного творчества, хотя цена была почти 16 евро. В конце поездки, я
решил приобрести еще пять штук мишек, которых теперь с успехом дарю
друзьям и подругам на дни варенья. Девушки в полном восторге.......
:-))))))))))))

05.07.2006 / Повторные анекдоты

Пустил Иван-Царевич стрелу в небо и пошел ее искать. Шел, шел и вышел на
болото, находит свою стрелу, а рядом сидит лягушка и говорит ему,
поцелуй меня я стану твоей женой! Не послушал он ее, вытащил стрелу из
земли и собрался уже идти, как она ему, поцелуй меня Иван-Царевич я
стану твоей женой! Взял лягушку Иван-Царевич в руки и поцеловал. Что за
чудо! Засверкало в все в глазах, на тебе, лягушка превратилась в
красавицу. Тут Иван не долго думая говорит ей, не хотела бы ты
потрахаться со мной? Она и согласилась. Потрахались, Иван собирается и
хотел было пойти, как она ему, Иван-Царевич возьми меня замуж! Он
подумал зачем мне жена и дал ей щелбан. Все засверкало, глядь опять
стала лягушкой. Наклоняется берет в руку и говорит, какая удобная вещь,
кладет в карман.

18.06.2003 / Повторные анекдоты

В 2004г. армяне выигрывают чемпионат мира по футболу.
У армянского тренера спрапшивают.
- как вы выграли чемпионат?
- Да, я наподающего поставил чеченца, т. к. он боевой, от них все
боятся. Защитника поставил азера, т. к. он говарит Помыдори, апнльсини и
т. д. А на воротах поставил армянина потаму, что гол забьешь х..
докажешь.

12.08.2004 / Остальные новые истории

БРАТИК

Приехал тут ко мне недавно в гости, мой 12-летний двоюродный братишка.
Видимся мы с ним довольно редко и разница в возрасте у нас очень
большая, поэтому дружба крепкая, пацанская и никаких секретов. И похожи
мы с ним здорово.
Братик - симпатичный мальчуган, с лицом ангелочка, в шортиках, маечке,
сандаликах и кепочке, с тоненьким голосочком. Все родственники и
знакомые им умиляются: "Ах какой славненький. Ах какой помощник. Ах
какой умненький. Ах... Ах...".
Надо сказать, что братик живет в маленьком и тихом, южном городке, где
главным событием является день выдачи пенсий, а других событий вообще
нет.
И вот мы с ним отдыхали, развлекались и вели "пацанские базары".
За день до его отъезда (видно совесть мучила) он мне и говорит: "Братик,
знаешь, а ведь меня чуть из школы не выгнали".
"За что, братан? Ты же учишься хорошо!" - говорю.
Он: "Да тут дело в другом. Я на охранника школы напал".
Я: "??? Как? Зачем?".
Он: "Да пошутить хотел. Взял охотничий нож, подхожу к нему и говорю, А
НУ ДАВАЙ ДЕНЬГИ ПАДЛА, А ТО Я ТЕБЕ СЕЙЧАС КИШКИ НА ЖОПУ НАМОТАЮ".....

Ну откуда это у современных подростков?

08.09.2010 / Стишки - основной выпуск

Пришла пора осенняя,
На юг подались птицы,
Как в эту пору хороши,
У женщин ягодицы,
Они прелестны и нежны,
Согреты солнцем летним,
Они заглядывают в сны,
К мальчишкам малолетним,
Хоть борода моя седа,
Как старая Европа,
Мне ночью светит, как луна,
Моей любимой ж*па...

10.05.2003 / Остальные новые истории

С майским приветом ко всем завсегдатаям анекдот.ру!
Спасибо всем, кто не забывает Семена Степаныча - деда "самоделкина" и
всем тем, кто писал мне отзывы и письма!
В соответствии с вашими пожеланиями, продолжаю свою деятельность на
ниве сатиры и юмора.
Итак, наступила весна и открылся дачный сезон. Поскольку зимой я на
дачу не езжу, то с первыми теплыми лучами солнца, забив машину всякой
снедью, отправился туда, где мерно течет река, играет весенней
свежестью ветерок, шумит вековой лес, а всевозможных форм и окрасок
птицы строят для будущих птенцов гнезда и их веселый гомон от рассвета
и до заката звенит над нашим садовым товариществом. (Как сказал! Самому
понравилось.).
После детального обследования своего участка я перешел к обследованию
участка того, кто вечно своими индустриально-помоечными пейзажами,
неуравновешенно-максималистским характером и бурной никому не нужной
трудовой деятельностью отравляет подмосковный отдых не только мне, но
и как минимум 10-ти близлежащим соседям. Эту персону зовут Семен
Степанычем. На свете есть трудоголики, есть пофигисты, есть просто
лентяи, но для этого деда определение не найдено, поскольку он сочетает
в себе помимо вышеперечисленных свойст, такие дополнительные черты как
мелкая вороватость, необузданная жажда халявы, неумение сделать
элементарную вещь по человечески, эксцентричноть в поведении с
эмоциональным уровнем на грани комико-психопатства.
Окинув взглядом его участок, первое что мне бросилось в глаза, это пять
огромнейших куч (в два человеческих роста)
невероятно-чудовищно-зловонного коровьего или чьего-то другого дерьма,
которые высились и дымились посредине его участка на манер угольных
терриконов (кто с Юга, тот поймет). Вдоль забора, нероными штабелями, по
всему периметру его территории, лежали колотые дрова Также было нечто,
что заставило меня удивиться. В том месте где у деда значится центр его
садо-мазохистского трудового мастерства (с очень большой натяжкой
назовем это комплекс-мастерская), посреди непонятного назначения
сараюшек, загончиков, складиков помойной продукции и неровностоящих,
ржавых, давно стыренных в госучреждениях распределительных электрощитов,
как Аленький цветочек пореди дикого острова, сушилась на солнышке
ровненькая, аккуратненькая, свежепокрашенная лестница.
Я стоял и разглядывал владения деда и начинал понимать, что "нюхать
запах деревни" придется все лето, а также, что через пару недель в
"терриконах" заведутся мухи которые грозными роями будут атаковывать все
и вся, залетать в дома, садиться грязными лапами на жратву, пускать
слюни во все напитки, не давать спать по утрам, жужжать как последние
подонки и срать, и срать, и срать....
Тут из-за сарая, с оковалком какой-то рванины в руках и папиросой в
зубах, появился сам "властелин старых поршневых колец" дед Семен
Степаныч, в новой иссиня-перламутровой кепке, с невероятно длинным,
загнутым кверху на манер утиного клюва козырьком (made by Babka Anya).
Первый мой порыв был, по-тарзаньи сигануть через забор, сгрести деда в
охапку и макать его головой, поочередно в каждый из терриконов, а потом
повторять эту трасакцию снова и снова, снова и снова... Но старость есть
старость... Я сдержался...
"Здрасьте..." - выдавил я.
"Здорово..." - дымя папиросой и делая вид, что вспоминает кто я такой,
тротрубил дед.
"Давно на дачу приехали?" - спрашиваю.
Дед посмотрел на меня, как на законченного придурка и говорит: "А мы и
не уезжали...".
"Что всю зиму на даче были? Холода ведь лютые стояли..." - говорю.
В глазах деда блестнула гордость полярного летчика всю зиму зимовавшего
на дрейфующей льдине: "Всю зиму... Дык мы жа эта, как яво... ну со
сыновьями то, печку новую в доме ишшо до морозов сложили... Вона
дровишек завезли (тут дед осекся, видимо гадая, знаю ли я стихотворение
Некрасова "откуда дровишки")... И ниче, зимовали, тяпло было... иногда.
Вона ишшо дажа маненько дров осталось..." - сказал дед показывая на
поленницы высившиеся по всему периметру своего участка.
"Сколько ж ты пенек старый пеньков в лесу понаделал, если это называется
"осталось маненько" - думаю.
"А это, что за кучи такие посреди участка у вас?" - прикинувшись
дурачком спрашиваю я деда.
Дед смерил меня покровительственным взглядом (типа, эх молодежь...) и
говорит: "Дык как што? Удобрение естественно... чистое...
колхозное...(тут он опять осекся поняв, что проговорился)".
"А-а-а-а" - думаю - "Колхозное... так это ни кто иной как колхозник
Вася-золотарь ему подсуропил. Сука такая".
"Семен Степаныч" - говорю - "А НА ХРЕНА ВАМ СТОЛЬ МНОГО ДЕРЬ... ХМ...
УДОБРЕНИЯ? Здесь ведь на все наше садовое товарищество хватит и еще даже
останется!".
"Ды энто разве много?" - мечтательно протрубил дед - "Ды тут ведь, энто
не все мое то... в основном этова как яво.. Васькино... им в колхозе
выдавали, ну он и привез ко мне, а то возле яво то дома места не
хватило...".
Я много слышал о том, что некоторые предприятия, выдают сотрудникам
зарплату продукцией того же предприятия, но чтоб говном?!!!
Вот это действительно ноу-хау... так мы действительно довольно быстро
наладим экономику если внедрить это новшество по всем предприятиям.
"Точно",- думаю - "Золотаря рук дело, наворовал столько, что складывать
негде было, а теперь вместе с дедом начнут по мешкам фасовать и дачникам
впаривать. Бизнесмены, блин... брокеры ночные...".
Короче плюнул я и пошел с другими соседями здороваться.
Ближе к вечеру, у меня собралась компания из соседей, с которыми не
втречались с прошлого дачного сезона.
Шашлык шипел на угольях, вино пенилось в бокалах, закуски-приправочки,
женский смех, музыка, короче поляна по полной программе.
Те соседи, кто бывал зимой на даче поведали мне две истории, как дед
колол дрова и как дед ходил на лыжах. Об этом расскажу в следующий раз.
А сейчас хочу передать фрагменты "базаров" которые были у нас с соседями
в тот вечер, когда все уже наелись и напились и принялись делиться теми
событиями которые были у них зимой.
Таня: "Ой, девочки, а я зимой в Египет летала... Так классно.... Я очень
на море хотела.. У нас тут минус двадцать, а там плюс тридцать...
Пальмы, море, отель хороший... Ой, а летели как... умора... Мужики то
наши дня за три к перемене климата готовиться стали... Ха-ха-ха.... Мы
их в самолет буквально грузили... Ха-ха-ха-ха... Даже думали с рейса
снимут... Ха-ха-ха... Ну, в самолете вискаря литра три на пятерых
приняли и летим... Я вообще-то полеты нормально перношу, а тут меня
чего-то тошнить начало... Я своему говорю: "Ой меня сейчас стошнит,
укачало наверное...". Он говорит: "В туалет беги...". Я: "Да я встать не
могу...". Он: "Тогда в проход блюй, только смотри не на меня, а то у
меня джинсы новые...". Я ему: "Дурак, пакет дай мне...". А он,
ненормальный дает мне мой пакет, где у меня туфли летние лежат...
Ха-ха-ха... Я ему: "Пакет санитарный давай...". Пока он там копался я
ему два раза прям на джинсы... Ха-ха-ха-ха... Позор какой... Стюардесса
в шоке... Ха-ха-ха... Ну ничего, отмыли ему джинсы в туалете как могли.
Приземляемся, а он с трапа спускается весь мокрый, как-будто описался...
Ха-ха-ха.... В отель привезли нас, а там номер огромный с видом на море,
так классно... так классно... А я ну так купаться хочу, так хочу...
правда воды боюсь и плавать не умею... Ну ничего, отлично отдохнули,
неделя быстро пролетела,.. ничего толком не запомнили... у нас ведь
отель all-inclusive был".
Саша: "А я тоже в Египте был... года два назад... или три... Но мне в
Турции больше понравилось... тоже отель "все включено" был. Так мы с
пацанами с утра прямо, прыг в бассейн, а там прямо бар, даже вылазить не
надо... пиво прям к бассейну подают... халява... Одна проблема, в туалет
из бассейна не набегаешься... Да мы и перестали потом... бегать... Или
это на Канарах было? А я в каком году свой второй джип в реке утопил?
Вот как раз в тот год я и был в Египте... А с кем мы тогда были? С
тобой? Не-е-е, с тобой мы на Бешке в болоте чуть не утонули...".
Соня: "А мой, в профкоме своем путевки на выходные взял, в дом отдыха
под Тверью. Приезжаем, - тишина, снег искрится, а воздух чистый-чистый.
Тут откуда ни возьмись, два автобуса студентов приехало... И надо же....
поселили их прямо на наш этаж... что там началось.. пьянки-гулянки,
музыка, девки голые по коридору бегают. А один придурок раскатал по
коридору пожарный рукав, подсоединил его к водопроводу и стал холл
поливать. "Девчонки!" - "Щас каток зальем, все на коньках будем
кататься!". Ну и поехал кататься в отделение...".
Так мы и скоротали наш вечерок.
Проснулся я утром, часов в семь, от громкого стука. "Началось!" -
подумал я и вышел во двор. На своем заветном месте сидел дед и чего-то
прибивал к той самой новехонькой лестнице, о которой я упоминал ранее.
Стучал он правда не долго, часа два-два с половиной... :-))).
Около полудня, во двор к деду, на двух машинах въехало все его семейство
- сыновья, невестки и внуки... Трудовые резервы... :-)))).
Старший сын Иван первым подходит к деду и говорит: "С первым мая тебя,
Батя!". Дед ему радостно так отвечает:"И тебя так жа! Давай переодевайсь
и полезли крышу крыть!".
Я не могу сказать, что в тот момент, лицо Ивана озарилось бы неким,
радостным, первомайским, трудовым сиянием....
Невестки боком-боком, стали шустренько заносить шмотки в дом, пытаясь не
попадаться на глаза ни деду, ни бабке, и минут через пять быстрехонько
порулили в лес, гулять.
Вскоре над нашим садовым товариществом раздался дикий крик младшего сына
деда Виктора: "ЭТО ЧТО ТАКОЕ?". Виктор стоял и держал в руках ту
новехонькую лестницу, к верху которой была присобачена ржавыми гвоздями
длинная, деревянная, корявая, очень не красивая, цвета гнили, приставка
в подобии лестницы.
"ЭТО ЧТО ТАКОЕ?" - спросил Виктор подошедшего деда.
"Где Вить?" - протрубил дед.
"Я говорю, что за хрень к лестнице прибита?".
"Дык, я эта, как яво, тово... подумал, шо короткую ты сильно лестницу
сделал, до крыши никак не достать... ну и удлинил..." - оправдывался
дед.
"Удлинииил...", - скопировал Виктор - "Вот сам и полезешь на крышу. Я
все прошлые выходные эту лестницу делал... Я тебе что сказал? Просто
покрась ее... На хрена самодеятельность проявлять?".
"Ладно, есси ты такой нежнай, то сам полезу на крышу!" - гордо заявил
дед, повернулся и пошел восвояси, заметно прихрамывая на левую ногу и
немного как бы выбрасывая в сторону правую.
Через какое-то время Иван с Виктором залезли на крышу и принялись менять
некоторые листы шифера, а сыновья стали им помогать, поднося то одно, то
другое. Дед стоял внизу, курил папиросу и руководил.
"Ну куда ты лист кладешь? Левей прими.... Ты что не видишь у тебя на
шифере волны не совпадают... Левей, говорю, прими..." - трубил дед,
воодушевленный самоосознанием своей нужности.
"Так что ли?" - спрашивали сыновья.
"Левей говорю возьми... Еще.. еще... Ну что ж вы за олухи... Левей
говорю... Вы русский понимаете?" - не унимался дед.
"Куда левей? Тут уже некуда..." - говорит Иван.
"Ну что самому что ли лезть? Ни хрена делать не умеете..." - орал дед.
"Ну лезь сам" - говорит Виктор.
Иван слез, подсадил деда, тот вскарабкался рядом с Виктором и говорит:
"Вот сюда ты можешь левей принять?". При этом он потянул лист шифера
строго направо вырывая его из рук сына... Виктор отпустил шифер... Дед
дернулся, мотнул головой и выронил лист. Лист стремительно набирая
скорость и откалывая куски от других листов, поехал вниз по крыше и
вдребезги раскололся возле стоявшего внизу Ивана едва не зашибив его.
Это называется "тихо шифером шурша, крыша едет неспеша".
"Ей вы там, наверху... че охренели совсем?" - заорал Иван.
Оравшего как жареная кошка деда, почти с боем сняли с крыши и поставили
внизу. Дед утих, плюнул и куда то свалил... Кое-как работа пошла.
Внуки деда Роман (лет 14) и Вован (лет 13), стояли снизу и принялись
развлекаться.
Роман: "Володь, а Володь...".
Вован: "Че тебе?".
Роман: "Пойдем яйца колоть?".
И так раз десять подряд, пока Вовану не надоело.
Наконец Вован изрек: "Роман, а Роман?".
Роман: "Ну че скажешь?".
Вован: "Хрен тебе в карман".
Оба удовлетворенно заржали.
Потом двоюродные братья увлеклись новой темой. Роман взял в руки
здоровенный шиферный гвоздь и говорит: "Слышь, Вован, а прикинь если с
крыши такой гвоздь скинуть и по жбану кому-нить... гыыыыыыы...". Вован:
"Ага... гыыыыыыы.... деду по жбану...". Оба хором: "ГЫ-ГЫ-ГЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!".
Вован: "Дед идет, а в башке гвоздь торчит...". Хором:
"ГЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!".
Роман: "Идет и не замечает.... гыыыыыыы... как лось.....". Хором (с
удвоенной силой): "ГЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!...".
Вован: "В дом заходит и начинает люстры сшибать... гыыыы...".
Оба (с утроенной силой): "ГЫ-ГЫГЫГЫГЫ!!!...".
Роман: "А баба Аня ему говорит - ты где шлялся лось сохатый?".
Оба (почти истерически): "ГАГАГАГАГАГА!"
Наконец Иван крикнул с крыши: "Э-э-э, вы че там ржете, жеребцы?".
Молодежь заткнулась. А мне подумалось, а что если и вправду гвоздем с
крыши деду, да по жбану? ГЫ-ГЫ-ГЫЫЫЫЫЫ!!!!!!!
Нет, нельзя, иначе откуда брать все эти смешные истории, которые так
часто приходится наблюдать всем членам нашего садового товарищества.
До новых встреч!

Сарик.
doncossack@narod.ru

28.09.2008 / Повторные анекдоты

СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО
Сидят три гусара в гостинной и скучают.
- Пойдем может, кому-нибудь морду разобъем?
- А-а... Неохота...
- Так может шампаньского купим и к барышням?
- А-а-а... Надоело...
- Господа, видите вон в углу белый рояль? Давайте насрем в него?
- А-а... Варвары вокруг... Непоймут...

01.09.2002 / Остальные новые истории

В июне этого года, я был в Германии, в г. Кельне. По вечерам от нечего
делать слонялся по городу, по магазинам и кафе. Подойдя к витрине
магазина "приколов" я ненадолго остановился. С удивлением думал - ну кто
все это покупает, ни за что не стал бы деньги тратить... Пластнассовые
блестящие какашки, лужицы блевотины, зажигалки и ручки со стремительно
выскакивающими откуда-то изнутри розовыми пенисами и пр. хрень,
впечатления не производили и вовсе не смешили. Тут мой взгляд упал на
небольшого плюшевого медвежонка салатного цвета. Я подумал, странно, а
детскую игрушку зачем сюда засунули? Стал рассматривать внимательнее.
Мордаха мишки была настолько умильной и детской, что я решил, что
игрушка продается именно из-за этой смешной мордочки. Стоит описать
подробнее: чуть грусные глазенки блестели как бусинки, черненький
маленький носик был чуть вздернут вверх а ротик немного улыбался и все
это великолепие венчал очаровательный зелененький пушистый чубчик
расположенный между ушками. Но потом я понял истинную ценность этой
игрушки. Внизу беленького и пухленького животика мишки был пришит
огромнейший салатного цвета пенис с такими же огромнейшими и салатными
яйцами, и все это великолепие венчал очаровательный зелененький пушистый
лобок)))))). Я заржал так громко, что проходившая мимо немка перешла на
другую сторону улицы, вероятно приняв меня за маньяка. На следующий
день, я погрузился в дела и совершенно забыл об увиденном. Но, через
пару дней, снова вечером наткнулся на этот магазин. вспомнив медвежонка,
я опять рассмеялся, зашел в магазин и купил этот шедевр мягкого
прикладного творчества, хотя цена была почти 16 евро. В конце поездки, я
решил приобрести еще пять штук мишек, которых теперь с успехом дарю
друзьям и подругам на дни варенья. Девушки в полном восторге.......
:-))))))))))))

30.05.2001 / Остальные стишки

Осень.

Осень настала,холодно стало,
Птицы зерно перестали клевать,
Старый ворон сидит на заборе,
Ну и погодка, еби твою мать.....

Романтическое.

С клена падают листья ясеня,
Ни хуя себе, НИ ХУЯ СЕБЕ!
Присмотрелся я и действительно,
Охуительно, ОХУИТЕЛЬНО!

Про то как жил-был хуй.

Жил-был хуй, У него был хуй,
Вот и думает хуй,
На хуй мне хуй,
Когда я сам хуй,
Взял хуй свой хуй за хуй
И выкинул хуй свой хуй на хуй.......

Из произведений В.Маяковского

Жопа - метр, на метр,
Пизда - ларек продовольственный,
Нужно хуй иметь с километр,
Чтобы доставить ей удовольствие....

8-е Марта.

Восьмое Марта близко-близко,
Хожу я гордый как олень,
Расти-расти моя пиписка,
В Международный Женский День!

14.09.2004 / Остальные новые истории

А знаете, почему блондинки, всегда ходят на концерты и в консерваторию в
непробиваемом жилете? Чтобы ни одна песня и ни одна мелодия не запали
глубоко в сердце!

19.10.2017 / Новые истории - основной выпуск

Всем привет! Это снова я! Помните мои дачные рассказы про деда Семёна Степаныча? Кто не помнит, найдите их тут на сайте.
Вот вам ещё один!

СТОЛБЫ

Дело было лет 35 назад, когда одному Московскому ведомству выделили земли в Подмосковье, под обустройство дачного посёлка, который в последствии назвали садовым товариществом.
Помните то время, когда была, так называемая «поголовная занятость населения»? Если человек сам не стремился к улучшению своего материального и служебного положения в стране Советов, или скажем, не было у человека способностей и возможностей, к карьерному продвижению, можно было прожить и так, дураком, создавая только видимость, что ты работаешь. Одним из таких общественно-безполезных служащих, а точнее партийных руководителей самого низшего звена был дед (тогда ещё не дед, а мужик в предпенсионном возрасте) Семён Степаныч. Про таких, как он говорили – «этот, за свой трудовой стаж, не один заточил карандаш». Работал дед в этом крупном ведомстве довольно много лет.
Над входом в эту организацию, неизвестным художником было сделано чудовищных размеров барельефное панно, в стиле «Art of bolsheviks». На этом панно был изображён мужик в якобы строительной каске, очень напоминающей шлем солдата Вермахта, с лопатой на плече, второй мужик тоже в фашистской каске, со зверской рожей и со страшной пилой в руках и третий мужик, который сидел на корточках в ногах у этих двух с молотом в руке. Казалось, что тот, что со зверской рожей, хочет с особым цинизмом, убить третьего вонзив в него зубья своей пилы, а третий пытается сломать уроду коленный сустав молотком, ну а первый, тот, что с лопатой, терпеливо ожидает, чья возьмёт. В общем, это «гениальное творение», можно было бы назвать так - «Получай псина, получай…».
Итак, про деда. Задания в этом ведомстве ему поручались самые, что ни на есть пустяковые, достойные интеллекта обезьяны, но как уверяют люди, работавшие с ним – трудно припомнить хоть одно дело, которое бы дед не провалил. Вместе с ним, в данной организации, работал водителем мой сосед по даче и приятель Фёдор, который лет на двадцать пять младше деда.
Дело было зимой.
Итак, вызывает деда и Фёдора самый-самый главный начальник ведомства Иван Иваныч (в простонародии Шеф) этой организации к себе в кабинет. Для Фёдора этот вызов являлся делом привычным, т.к. он работал водителем как раз у этого самого-самого, а дед встречался с Шефом только в актовом зале, когда тот поздравлял весь коллектив ведомства с государственными праздниками. Поэтому дед с напуганным видом шёл по коридору белый как полотно, с прилизанной причёской с хохолком на затылке типа а-ля «двоечник», с плотно прижатыми по швам длинными руками, намного вылезшими из рукавов пиджака, вышагивая почти парадным маршем. Возле дверей приёмной он сделал «напра-во!» и застыл в позе балерины №1 перед секретаршей Шефа, с чуть согнутыми в коленях ногами, носками врозь и лицом идущего на эшафот. Фёдор был уже в приёмной и сидя на диванчике, читал газету «Советский спорт».
- Присаживайтесь, вас вызовут - металлическим тоном сказала секретарша, которая что-то печатала на машинке и очень напоминала своим видом - причёской типа «клин», строгим чёрным костюмом с белым жабо, большими квадратными очками с затемнёнными линзами, сотрудницу Гестапо, времён 40-х годов. (Помните, какое панно висело при входе в ведомство? Ей нравилось им любоваться по утрам, оно давало ей положительный заряд перед рабочим днём).
Дед трясущейся рукой смахнул со лба холодный пот и остался стоять перед ней неподвижно в позе №1.
- Присаживайтесь, что-же вы? - повторила секретарша уже более миролюбиво.
- Се-па-си-бо! - заикаясь, проскрипел дед – Я-э поэ-стою.
Наконец включился селектор на столе у секретарши, и послышалось нечленораздельное шипение и хрюканье, которое могла дешифровать только умудрённая многолетним секретарским трудом Гестаповка.
- Входите товарищи - сказала она.
Дед входил в кабинет таким шагом, каким в то время вышагивал почётный караул, возле Кремлёвской стены направляясь к мавзолею. Фёдор, посмеиваясь, зашёл за ним.
- По вашему приказанию прибыл, товарищ Иван Иванович! - выпалил дед оглушающе-громогласным голосом.
Шеф, который в этот момент пригубил чай из стакана с мельхиоровым подстаканником, подпрыгнул от неожиданности в кресле, и от этого скачка у него раскрутился в сторону длинный чуб, что рос только с одной стороны головы и который он винтообразно наматывал на макушку, где волос не хватало. Он поперхнулся и от удивления поднял на лоб очки.
- Ну зачем-же так кричать?! - спросил Шеф поднимаясь из-за стола, завинчивая на затылке чуб и внимательно рассматривая деда.
- Виноват, товарищ Иван Иванович! - опять скрипучим голосом проорал дед и встал в раболепную позу нижайшего и никчёмнейшего подчинённого, - т.е. чуть сгорбился, немного отклячил зад, руки держал по швам, а ладони врастопырку как крылья у пингвина, ноги согнул в коленях, чуть повернул голову набок и глазами снизу-вверх преданно впился в начальника. Губы его пытались изобразить улыбку, но получилась какая-то гримаса мороженной камбалы. Короче весь вид деда символизировал – «Можете дать мне пинка, товарищ начальник, я не обижусь и буду только рад!».
- Вы Семён Степаныч из отдела снабжения? - спросил Шеф, выходя из-за стола.
- Никак нет, товарищ Иван Иванович! Я из отдела хозобеспечения, товарищ Иван Иванович! - рапортовал дед, преданно глядя на Шефа снизу вверх и едва не беря под козырёк.
- Ну, тем лучше! - сказал Шеф – Как мне известно, работаете вы у нас давно и профком вам, поэтому, выделил земельный участок на строящихся от нашего ведомства дачах в Подмосковье.
Дед преданно вращая глазами, раболепно сгорбился ещё немного и архи-противно загнусавил: «Так точно, товарищ Иван Иванович! Общий стаж в стенах нашего родного ведомства у меня составляет 30 лет! Я как из Учкудука вернулси так сразу и устроилси сюды, сначала на должность…»
- Понятно, мне всё ясно… - перебил его Шеф, вовсе не собираясь выслушивать историю про «карьерный рост» деда – Ну вот, поскольку сотрудник вы заслуженный, вам мы и хотим поручить некоторые задания, по благоустройству дачных угодий.
Дед ещё сильнее согнул ноги в коленях, посмотрел на Фёдора взглядом выражающим: «Ты понял?! Ценят! Вот так вот! Мать твою!».
- В частности, завтра вы, вместе с моим водителем Фёдором должны будете организовать доставку туда фонарных электрических столбов, которые мы заказали на железо-бетонном заводе ещё летом. Фёдор займётся вопросами перевозки, а вам я поручаю общее руководство, разгрузку и правильное складирование, чтобы по весне можно было приступить к их установке и электрификации дач - продолжил Шеф.
Дед перевёл взгляд с Фёдора на Иван Ивановича. Теперь взгляд означал: «Я восхищён вами, товарищ начальник! Вы гений, что так высоко цените меня!».
Фёдор спросил: «А много столбов будет?». Дед посмотрел на него взглядом «Ты понял?!».
Шеф ответил: «Ну приблизительно самосвал с прицепом». Дед перевёл на Ивана Ивановича взгляд «Я восхищён!».
- По всем деталям касательно этого дела обратитесь к моему заму, он вам всё разъяснит. Как закончите порученную работу, на следующий день придёте и доложите мне лично! - сказал Шеф, присаживаясь за стол.
Сам он был кровно заинтересован в скорейшем обустройстве дач, т.к. во-первых тоже имел там участок, а во-вторых, несколько участков было выделено «товарищам» из организации стоящей над ведомством, которые, постоянно названивали Шефу и вежливо-настоятельно интересовались, как там продвигаются дела по освоению земельной территории.
На сём приём был закончен и в тот момент, когда Шеф, сказал им обоим «до свидания», дед едва не упал к нему в ноги в качестве безграничного уважения.
Вышел он в приёмную, белее, чем был, в шоковом состоянии и опять встал перед секретаршей в позе №1 совершенно тупо и не мигая, уткнувшись взглядом в висевший на стене портрет Вождя.
Гестаповка даже предложила вызвать из медкабинета врача, но Фёдор сказал: «Ничё страшного Мариванна, это у Семёнстепаныча возрастное, подростковое…само пройдёт….», - и утянул деда за рукав в коридор.
Вечером у деда в квартире творился настоящий бедлам. Бабка Аня сбивалась с ног, наглаживая деду лучшую рубашку, костюм и галстук. А дед орал на своих домочадцев, швырял вещи, постоянно укорял в чём-то жену и никак не мог найти новые ботинки…
История умалчивает, чем руководствовался дед, когда утром нацепил на себя всё самое лучшее и поехал в голое поле разгружать столбы. Видимо хотел казаться «большим начальником из крупной организации».
Погрузили им вскоре на железо-бетонном заводе столбы и едут они на самосвале втроём: водитель, Фёдор и дед. Дед объяснил шофёру «как проехать короче» и ехал с начальственным видом. Карты дорог никто взять не додумался.
- Степаныч, ты вообще-то точно туда эту дорогу знаешь? А то я на участке был всего один раз, Шефа возил. Но мы заезжали в ту сторону с другого шоссе – сказал Фёдор.
Дед: «А ты как думал? Конечно, знаю! Летом-то я тама помогал участки нарезать…».
Фёдор иронично и доверительно: «Себе нормальный участок нарезал?».
Дед (не краснея и говоря откровенную ложь): «Дык, эта, как ево?.. какой по жеребьёвке досталси…Ага-ага вона гляди (обращаясь к шофёру и переводя тему)….тута поворачивай налево»…
Фёдор: «Ты чего Степаныч? Мы ж ещё деревню не проехали, куда налево?».
Дед: «Куды-куды….туды…я-то лучше тебя небось знаю…Поворачивай говорю…Вона за этим лесочком поле, а за полем речка и наш надел».
Водитель послушно повернул. Дорога вела в лес. Въехали, едут-едут, никакого поля, только сосны и голые лиственные деревья.
Фёдор: «Говорю тебе не там свернули…».
Дед: «Ты это, поучи жену вшей кормить»… (Услышанное, он всегда запоминал с трудом, или просто не видел разницы – «вшей кормить» или «щи варить»).
Дорога сузилась. Лес стал довольно дремучим.
Водила говорит: «Мы уже десять кэмэ по лесу отмахали…Ну где тут это ваше поле?».
Дед увидев просеку, отвечает: «Направо поворачивай….ужо приехали кажись…Заехали с другой стороны получается».
Фёдор: «Степаныч….не было там такого леса…куда ты нас завёз?».
Дед с досадой в голосе: «Зря я тебя с собой взял…сидишь тут как муха назойливая….сам бы управилси».
Самосвал упёрся в высоченные сплошные деревянные ворота, выкрашенные зелёной краской.
«Ага…ужо и ворота тута у нас успели поставить…хорошо….» - обрадовался дед возможности познакомиться со сторожем (ну если есть ворота, значит и сторож должен быть!) и выдать себя за большое начальство из ведомства!
Единственное, что смущало приятелей, это большой бетонный блок лежащий близ ворот, на котором крупными буквами было написано «место досмотра автотранспорта».
- Степаныч, а что это за досмотр автотранспорта? - растерянно спросил Фёдор.
- Дык, эта….а как жа! Шобы нихто ничаво не спёр! – выдал дед своё умозаключение, с одной стороны искренне радуясь очередному тупому проявлению военного коммунизма, а с другой, прикидывая, что возможности украсть теперь что-нибудь общественное, у него резко сузились.
Водила и Фёдор внимательно посмотрели друг на друга, потом вдвоём на деда, который упорно пытался открыть дверь самосвала, ручкой для открывания окна.
- Так при въезде же досмотр? Как это понять? – спросил Фёдор.
- А-а-а…Дык это шобы нихто ничаво лишнего не ввёз! – торжественно ответил дед.
Водила и Фёдор второй раз внимательно посмотрели друг на друга. А дед, с ещё большим упорством дёргал дверь машины.
«Пойду-ка я постучусь…» - наконец открыв таки именно этой ручкой дверь, сказал дед.
Он выпрыгнул из самосвала и направился бравой поступью к воротам, зачем-то придерживая одной рукой шапку на голове.
Фёдор рассеянно вслед ему произнёс: «Открылась всё-же дверца….».
Внезапно зажёгся яркий прожектор, спрятанный в соснах, осветил деда и страшный голос заорал из репродуктора: «Стоять!».
Дед дёрнулся, оглянулся на самосвал и закричал в ответ благим матом: «Дык это, из ведомства я… этот, как ево?.. Семён Степаныч я… столбы привезли фонарные… мы… открывай ворота, друг!».
В ответ – тишина. Дед продолжил движение к воротам. Из репродуктора заорали: «Стой, стрелять буду!». Зажёгся второй прожектор направленный уже на самосвал и лесную тишину неестественно нарушил звук лязгающего металла.
«Друг, да ты выйди, слышь-ты?» - затрубил дед – «Ты хто такой, сторож что-ли?».
Степаныч нервно махнул рукой – «Ну что за чушь?» – и продолжил поступательное движение.
Автоматная очередь, в воздух трассерами, с треском оглушила окрестности и снег осыпался с близ произрастающих елей. Дед присел, обхватил ондатровую шапку руками и гуськом, высоко задирая колени к ушам, рванул к Самосвалу. Ворота распахнулись, оттуда выбежали солдаты с автоматами. Старлей вышедший с ними крикнул нечто из рода офицерских афоризмов: «Эй вы трое! Ну-ка быстро оба – ко мне! И не делайте умные лица, вы же общаетесь с офицером!».
Когда процедура выяснения обстоятельств была окончена, путевые документы проверены, деда и его товарищей трясло как былинок на ветру. Когда их отпустили на все четыре стороны из этой воинской части, которую дед принял за дачный надел, водила удумал набить деду морду, но Фёдор не допустил столкновения.
Дед залез в самосвал со сконфуженным видом и проскрипел, обращаясь не то к водиле, не то к Фёдору: «В сельпо!….».
Там дед купил из под полы две бутылки водки, одну отдал шофёру, другую Фёдору со словами: «Выпьем, когда управимси…»..
Поехали дальше.
Трезвый шофёр нервничал: «Ну где этот ваш участок? Мне что, до ночи с вами возиться?».
- Вона речушка, видишь-ты? Давай правее принимай, тама мостки есть, как мостки переедешь сразу за ними наш надел! - командовал дед.
- Реку вижу, а мостков не вижу никаких…Ты уверен, что они здесь? - ворчливо спросил водила.
Дык, эта…вот где они, под снегом…Видишь или нет? - спросил Степаныч.
- Снег вижу и больше ничего… - нервно ответил шофёр.
- Ну шо ты за человек такой? Подъезжай к реке, я выйду, - раздосадовано сказал дед.
Семён Степаныч выпрыгнул из самосвала, открыв дверь, уже по привычке ручкой для открывания окон, и приблизился к заснеженному участку, поперечно протягивающемуся с одного берега реки на другой.
- Вон, видишь теперь мостки?» - крикнул он шофёру и пошёл на середину реки – Давай заезжай смелей!.. - замахал он руками и внезапно, почему-то сдвинув кустистые брови к переносице, ровно и быстро ушёл по шейку под лёд. Так и торчала изо льда его голова с нахмуренными бровями в ондатровой шапке, пока Фёдор не кинул ему трос и не выудил Степаныча из реки.
Вынутый из реки дед, обтекающий потоками воды, и парящий, внешним видом напоминал пугало. Новое пальто и хороший наряд пригодились.
Это было первое зимнее погружение деда в реку, в одежде.
Никаких мостков, там естественно не было, просто так намёрз лёд, и его припорошило снегом.
Водила вторично решил набить деду лицо, но, пожалев мокрого Степаныча, он залез в кабину и вытащил оттуда промасленные ватные штаны, телогрейку и валенки в которых ремонтировал машину.
Дед переоделся, выпил водки, нахохлился и сидел как сыч, укутавшись в телогрейку.
Кое-как развернувшись на берегу, самосвал с прицепом вернулся в деревню. Подъехали к одному двору, где старый дед в ватнике и треухе колол дрова.
- Здорово дедуля! Это деревня Лубки? – радостно начал Фёдор.
- Ась? Чаво? – приложив к уху мозолистую ладонь, переспросил старик, внимательно разглядывая незваных гостей.
- Это деревня Лубки, спрашиваю? – переспросил Фёдор.
- Ды неееет, сынок….Деревня Дубки километрах в десяти отсель…А это деревня Мокрогон. Вон туда езжайте, там Дубки – недослышав, ответил дед.
- Ну и названьице у вас. Хотя, да! Похоже! Дедок, а бани у тебя нет часом? – заулыбался Фёдор – А то у нас тут один человек из-за вашего Мокрогона простудиться может.
Дед затопил баню, накормил друзей и дал «свойской» самогонки. Степаныч напарился, как следует, изрядно поддал и остался весьма доволен. Дед дал ему старые, но чистые рубаху, и бельё. Степаныч переоделся, напялил данный шофёром наряд, взял бутыль с самогоном в дорогу, заплатил дедку и самосвал тронулся дальше.
С дорожными указателями и сейчас то не ахти, а тогда и подавно было неважно. К тому же начинало темнеть. Наконец похожая деревня была найдена. Возле магазина старухи в валенках стояли на «сходняке» и лузгали семечки в свете витрины.
- Привет девчёнки! – заорал захмелевший Фёдор из окна грузовика – Это деревня Лубки?
- Дубки, Дубки женишок…Откуда ты такой явился на ночь глядя – ответила одна из «девчёнок», наиболее глуховатая, а другие засмеялись обнажая дёсны с малочисленными разноцветными зубами.
- Из ведомства я, красавицы! Где тут наделы под дачи, а? – продолжал фамильярничать с бабками Фёдор.
Те показали направление, и приятели тронулись дальше. Скоро нашли реку, мостки и дачные наделы. Разгружали самосвал и прицеп уже при свете фар, сваливая фонарные столбы как попало в снег.
- Ну всё…управились кажись! Пойдём Федя «согреемся»»- сказал дед залезая в самосвал. Самосвал тронулся в обратный путь и через полчаса, фары машины осветили указатель или вернее сказать стелу с надписью «Московская Область».
Все трое недоумённо переглянулись и водитель дико засмеялся.
- Как так? Это шо ж такое? Это мы куды уехали? – дребезжащим голосом протрубил дед.
Водила сквозь смех произнёс: «Кажись во Владимирскую область зарулили…Вот вы молодцы! Наши участки - наши участки…Лубки-Дубки…Разгружаем!».
- Поворачивай! – заорал дед – Сейчас обратно грузить будем!
- Ага! – издевательским тоном ответил водила – Сейчас! Всё брошу, и буду столбы грузить!
- Федя, скажи ему! Разворачивайся, тебе говорят! Это ты нас завёз, на указатели не смотрел ни хрена! – брызгая слюной орал дед.
- Федя, уйми этого Степаныча, а то я его сейчас в окно выброшу! – злобно прошипел шофёр, которому с лихвой хватило приключений.
- Слушай Степаныч! Ничего с ними за ночь не случится! Завтра сами наймём самосвал и отвезём их куда надо. А Шефу всё объясним, он поймёт! Сейчас темно уже! – резонно заметил Фёдор.
- Да ты что? Растащат их за ночь! Шефу мы шо тогда скажем? – возмущённо сказал дед.
Всё-таки Фёдор уговорил Степаныча ехать в Москву. Всю дорогу водитель подсмеивался над своими спутниками, которые уже не на шутку набрались самогонки и сидели с остекленевшими глазами. Степаныча подвезли к дому, где он жил. Он пьяный, со свёртком своей мокрой одежды в руке, в телогрейке, треухе, ватных штанах и валенках подошёл к подъезду, обнял и поцеловал светящий фонарный столб и проговорил заплетающимся языком: «Знашь чаво, друг? Ты не моргай, не моргай!.. знашь?!.. а я тебя сегодня вёз… ик!» - и с пьяной улыбкой погрозил столбу пальцем.
На следующий день дед с Фёдором шли по коридору ведомства парадным маршем, сделали «напра-во» у приёмной Шефа и застыли перед Гестаповкой в позе №1, глядя друг на друга покрасневшими от пьянки глазами и разя на всю приёмную перегаром.
Шеф оказался знатоком и ценителем Камасутры. Общался он на эту тему с нашими приятелями долго и изощрённо. Пообещал им, что они в ручную будут таскать столбы из Владимирской в Московскую область. Но всё-же пожалел их и не уволил. Хотя через год после этого, Семён Степаныч сам ушёл на пенсию, закатив в отделе знатную пирушку. Когда он покинул порог родного ведомства, многие работники (главным образом подчинённые деда) торжественно запустили из окон воздушные шары и кинулись обниматься друг с другом и целоваться, у многих были слёзы радости на глазах!
- А чего с этими столбами стало-то? - спросил я как-то Фёдора, когда мы сидели у его дачного домика, на лавочке.
- Со столбами-то? А кто ж его знает? – задумчиво ответил Фёдор, глядя в ночное небо на Млечный путь.
На миг мне показалось, что хитросплетения светил в этой далёкой от нас космической туманности выстроились в форме четырёх букв СССР и тут-же исчезли в галактических далях…
Вот такая большая была у нас страна.

Сарик (24)
1
Рейтинг@Mail.ru