Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Поиск по автору:

Образец длиной до 50 знаков ищется в начале имени, если не найден - в середине.
Если найден ровно один автор - выводятся его анекдоты, истории и т.д.
Если больше 100 - первые 100 и список возможных следующих букв (регистр букв учитывается).
Рассказчик: Хват
По убыванию: %, гг., S ;   По возрастанию: %, гг., S
1

20.09.2005 / Новые истории - основной выпуск

Сегодня постоялец нашего пенсиона рассказал, что принимал участие в
расследовании терактов в Москве в 70-е годы. Тогда армянскими
националистами был взорван вагон метро на измайловской ветке. На
следующий день на станции ВДНХ в бесхозной сумке была обнаружена еще
одна мощная невзорвавшаяся бомба. Следствие установило, что уже
включенное устройство не сработало из-за кражи часового механизма,
собранного на основе будильника «Слава».
Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен.

13.12.2005 / Новые истории - основной выпуск

В Праге сейчас – мертвый сезон, в нашем пенсионе пусто и каждый
постоялец не только клиент, но еще и потенциальный собутыльник. Вот и
вчера за вечерней чаркой очередной дедок – экс КГБшник - рассказывал о
разных моментах своей оперской судьбы. Дальше – от его лица.
…Ребята из наружного наблюдения отрабатывали установленного разведчика и
увидели, что он обменялся несколькими словами с неизвестным прохожим.
Ситуация стандартная, надо довести этот контакт до адреса или под
благовидным предлогом узнать его данные и передать операм – пусть
выясняют, с какого перепуга гражданин Гадюкин любезничает с американским
шпионом и что они друг другу поведали. У нас рядом с Чайковского
(посольство США) один оперок жил, так тому раз в неделю по пути на
работу какой-нибудь второй секретарь руку на улице жал, так что тот
только скверно ругался и плелся в контору отписываться. Но здесь мужичок
шустрый, оглядывается, торопится – в общем, надо все делать аккуратно,
чтобы не дай бог он не засек, что им интересуются – вдруг это ихний
агент моменталку провел или задание получил и сейчас чешет
перерисовывать «секретногозаводаплан». Короче, доводит наш боевой
товарищ человечка до вокзала, а как назло, ни одного мента навстречу –
чтобы документы проверить, форма нужна …И тут удача – стоит у платформы
патрульный сержант милиции. Ну, наш сотрудник бегом к нему, ксиву
предьявил, говорит – обтряси вон того, потом ко мне подойдешь, отдашь
данные. Тот козырнул, как цепной пес на бедного мужичка кинулся, что-то
ему говорит, цепляется – в общем, ответственно подошел к делу, душа не
нарадуется. Наконец отпустил, тот в электричку прыгнул и уехал, а
сержант аж лучится от счастья, строевым шагом к нашему сотруднику
подходит и вываливает тому на ладонь рубля три мелочью. «Все»,-
говорит,- «Обтряс. Больше у него не было».
С наступающим всех днем чекиста!

09.01.2004 / Новые истории - основной выпуск

В конце восьмидесятых я работал на очень секретном предприятии в
подмосковных Химках. Наш прежний директор как раз ушел на повышение
(позже вообще стал заместителем Министра обороны России, ну да не об
этом речь) и новый руководитель стал мести по-новому, то есть укреплять,
углублять, модернизировать и сокращать штаты, что издревле является
народной русской забавой. Как-то старый мудрый кадровик мне наглядно
продемонстрировал, что такое сокращение штатов. «Возьми»,-
говорит-«резиновый надувной шарик и наполни его водой. После этого
можешь сокращать его с любой стороны, отчитываясь, что выполнил указание
- вода все равно никуда не денется, просто выпрет грыжей с другой
стороны, которую никто не видит». Но правила игры требуют, чтобы все
начальники тряслись от страха, что их таки сократят, тем более что в
глубине души сами чувствуют свою никчемность и ненужность, и в подобные
критические дни они начинают проявлять бешенную активность. Поэтому
начальника штаба Гражданской Обороны нашей кандейки осенила блестящая
мысль - устроить внезапные учения личного состава предприятия,
прогнувшись перед новым руководством и спокойно отчитываться их
результатами несколько лет, доказав тем самым свою незаменимость.
И вот настал славный день. В час Икс во время обеденного перерыва на
всей огромной территории ОКТБ внезапно ожила громкая связь. «Внимание,
прослушайте срочную информацию. По поступившей вводной, на станции
Химки-товарная произошел взрыв цистерны с аммиаком. Возникшее в
результате взрыва ядовитое облако движется в направлении нашего
предприятия. Просьба всех занять свои рабочие места в соответствии с
табелем... » Но последних слов никто уже не слышал. Огромная толпа
рабочих, ИТР и руководителей среднего звена в едином порыве рванулась к
проходной. Охрана, привыкшая к разговором о бдительности и защите от
внешнего врага, оказалась не готова к массовому бегству сотрудников,
которые к тому же единодушно послали их на... в общем, именно туда.
Однако выучка сделала свое дело, и после прорыва авангарда за
территорию, включенные турникеты хоть и не остановили совсем, но сильно
замедлили процесс покидания особо охраняемого объекта раздраженными
нарушителями трудовой дисциплины, которые в массовом порядке просто
перепрыгивали через высоченный забор с колючкой на изоляторах (хватило
ума хотя бы выключить напряжение!).
По авторитетным заявлениям фронтовиков, подобный спонтанный массовый
героизм советских людей до этого наблюдался только в годы Великой
отечественной войны при прорыве в тыл через заслоны заградотрядов.
Вслед за предприятием, паника мгновенно охватила весь город. После
Чернобыля народ и так был навзводе, а секретность и темные слухи о
взрыве нового сверхоружия, кующегося на нашей фабрике, произвели эффект
необыкновенный. В одном из магазинов за минуты смели все запасы соли,
сахара, спичек и муки (отголоски учений еще долго аукались внезапным
дефицитом по всей Москве), из-за нехватки средств транспорта народ
разбегался кто куда пешком. Кстати, кое-кто смог вернуться на работу
только через день, когда угроза продолжения учений окончательно
миновала.
Короче, учения наглядно продемонстрировали необходимость более активной
борьбы за мир. Реально пострадало только два человека - вновь
назначенный директор, получивший строгача, и уже бывший начальник
гражданской обороны, сразу ушедший на пенсию как-то тихо и незаметно,
без благодарности в приказе.
Хват www.volny.cz/alex10

28.09.2005 / Новые истории - основной выпуск

Вчера в наш пенсион заехал новый постоялец из России – солидный дед, в
МВД дослужился до начальника отдела МУРа, потом был начальником
оперативного отдела в налоговой полиции России. Сейчас, естественно, на
пенсии. Когда по телевидению снова начали громогласно бороться с
коррупцией, он хмыкнул и рассказал такую историю.
«Я начинал свою службу в милиции по лимиту - после армии в начале
пятидесятых приехал из Полтавы на работу постовым милиционером, в
отделение милиции на западе Москвы. Дали мне комнату в коммунальной
квартире, и как-то сосед поделился со мной своей радостью – через пару
дней он должен был отнести взятку заместителю Предисполкома района и
получить новую трехкомнатную квартиру. В моей голове сразу созрел план,
как побороть коррупцию в местных органах власти и заодно заработать очки
на новой работе. Утром следующего дня я стоял в кабинете начальника
нашего отделения милиции и бодро предлагал взять руководителя
исполнительной власти района с поличным при получении взятки от моего
соседа. А начальник отделения у нас имел четыре класса образования,
сорок лет выслуги и кучу шрамов от бандитских ножей и пуль, полученных
им за свою карьеру. Мужик был битый, хитрый и мудрый. Он посмотрел на
меня и неожиданно спросил: «А ты знаешь, что Ленин сказал о милиции? » Я
растерялся. Сказать «Не знаю» - значило проявить политическую
неграмотность и получить клеймо вместо лычки, а что он там сказал – черт
его знает, на ум ничего не приходило. Я проблеял что-то типа «Ну, в
общем, он высказывался в смысле, что …». Начальник меня смерил взглядом
и ласково сказал: «Не знаешь. А он про милицию сказал всего одну фразу
«Нами создана рабоче-крестьянская милиция». Так что иди и выполняй завет
вождя – лови рабочих и крестьян».
Так что желаю всем наследникам Дзержинского успехов в борьбе с
коррупцией среди таксистов и официантов.

19.12.2005 / Новые истории - основной выпуск

Настоящий оперработник должен пройти по жизни тихо и незаметно.
И умереть подпольным миллионером.

В. Путин, 1983 год


Пришел как-то новый начальник-сокол в птичью контрразведку и начал
назначения делать. Естественно, нашлись недовольные, написали жалобу
Царю-Орлу, что неправильно он должности распределяет. Тот вызвал сокола
к себе и говорит – «Ну, рассказывай, кого куда назначил и почему? »
Сокол рапортует, дескать воробья – в наружку, он незаметный, маленький,
пронырливый и нахальный, самое ему там место. Павлина – в пресс-центр,
он представительный, ходит важно, экстерьер подходящий, да и больше ни
на что не годится, пусть хоть пресс-конференции проводит. Клестов – в
следаки, они любую проблему, как шишку расклюют, только шелуху оставят,
щеглов – в опера, дятла замом поставил – недалек, но предан и обо всем
докладывает. «А куда ты»,-говорит царь-орел,- «Ворона дел? »
А он как был старшим опером по особо важным делам, так и остался.
Правда, писать не умеет, читать не умеет, летать давно разучился, но и
обижать нельзя – триста лет выслуги!

В годы застоя иностранным разведчикам работать в СССР было сложно – все
иностранцы были на виду, а уж дипломаты – под постоянным наблюдением.
Поэтому в основном сотрудники спецслужб собирали сплетни из разных
газет, да жили интересной внутренней жизнью – друг друга вербовали,
разоблачали, соблазняли друг у друга жен и имитировали активную работу.
Контору это устраивало, да и ясно было сразу, кто есть ху, как говорил
впоследствии один меченый сукин сын. Каждый новый дипломат, приехавший в
Москву, попадал в пристальное изучение – не кадровый ли разведчик, а
может авантюрист какой перспективный или тайный порок имеет – в
разведке, знаете ли, нет отбросов, есть кадры...
И вот приехал в Посольство Японии, что у Никитских ворот, новый
дипломат. Японцы против СССР активно не работали, так что отношение к
ним было, в общем, вполне нейтральное, но новичок сразу привлек к себе
внимание. Во-первых, он самозабвенно, просто до изнурения занимался
карате, а во-вторых – повадился, сволочь, бегать по ночам, в связи с чем
и получил оперативный псевдоним «Сука-сан». Три часа ночи, самое время
поспать, а тут вдруг выбегает эдакий финик из посольства и давай лупить
по бульвару во все лопатки. На машине за ним не поедешь – засветишься, и
не побежишь – он же лось, хрен догонишь, да и расшифруешься опять же. А
не узнаешь, куда он бегал – начальство три шкуры спустит, он может
тайник заложил или нашпионил? Да в конце концов просто спать хочется,
этот-то вернется – отоспиться, его совесть мучить не будет, на то он и
сука-сан, а нам вместо отдыха смену сдавать, отписываться, где его
носило... Что делать?
Один раз он так убежал, второй, третий….

И вот теплой июньской ночью Сука-сан бежал по Никитскому бульвару. Ночью
хорошо бегать – есть возможность сосредоточиться, привести свои тело и
душу в состояние равновесия с природой, успокоить сердце, никому не
мешая проанализировать день прошедший и подготовиться ко дню грядущему.
Бармалея, спящего под кустом после вечернего пузыря и привычной
поп.здовки, разбудил неприметный человек. Бармалеем его называли за
привычку мгновенно высасывать весь пузырь, купленный в складчину и тут же
бросаться в драку на обделенных собутыльников. Бит ими он бывал жестоко
и регулярно, но утренняя похмельная тоска сильнее вчерашних побоев. «Из
горла будешь? »- ласково спросил неизвестный. «Ну? » ответил Бармалей,
не вдаваясь в детали и втянул остававшийся в чекушке глоток огненной
воды. «Медицинсск-ий» восхищенно икнул он, облизнувшись. Выпитое сразу
ввело его в режим поиска и уничтожения. «Хочешь еще»? - ласково пропел
неизвестный. «ГАА», - прокрякал Бармалей, осознавший ответственность
момента. «Урой того урода нерусского, чтобы он больше к моей жене не
бегал»,- грустно попросил неизвестный, показывая на приближающегося по
бульвару физкультурника. Желание отблагодарить спасителя и защитить
правое дело придало Бермалею сил и он со всей дури врубил остававшейся в
руке пустой чекушкой по затылку пробегавшего мимо чурки. Тот успел
среагировать, но не ушел от удара вскользячку, упал на руки и с диким
вскриком рванулся к Бармалею.
В отделении милиции, куда был поздней ночью доставлен японский хулиган,
без видимых причин зверски избивший алкоголика Юрия Попова по кличке
«Бармалей», о случившемся был немедленно составлен протокол. Вызванный в
МИД СССР Посол Японии долго извинялся за разнузданное поведение своего
дипломата, высланного из страны в тот же день, и выражал готовность
Японского правительства оплатить лечение невинно пострадавшего
советского гражданина.
Специальным меморандумом МИД Японии, всем японским дипломатам было
категорически запрещено покидать территорию дипломатических
представительств в государствах Варшавского договора после 23-00 по
местному времени.
После длительного лечения в институте Склифасовского, Юрий Попов бросил
пить, вернулся на работу инженером в почтовый ящик и пристрастился к
игре в шахматы, а вот восточные единоборства до самой смерти недолюбливал.

30.12.2005 / Повторные истории

В середине 70-х годов в Московском институте электронного машиностроения
на кафедре высшей математики работал Кант Константинович Ливанов,
личность весьма колоритная. Красивый и стройный, с легкой сединой в
густых каштановых волосах, безукоризненно одетый в дорогие модные вещи,
он всегда приходил на семинары со свежим номером “Монд” или “Фигаро”
(это в 70-е то годы!) и был предметом воздыхания многих студенток.
Впрочем, никто никогда ничего конкретного о его личных делах достоверно
утверждать не мог, хотя одна история произошла на моих глазах.
На нашем втором курсе училась очаровательная Танечка П. Это была
действительно потрясающая, невероятная красавица, которая к тому же
совсем не претендовала на то, чтобы быть еще и самой ученой. Она умела
гениально слушать любого мужчину, открыв рот, говорила очень тихо и
немного, а умение естественно тушеваться создало ей стойкую репутацию
скромницы. Осечек на экзаменах ни с седовласыми профессорами, ни со
снисходительными аспирантами у нее не бывало, к тому же она виртуозно
отрабатывала ночью то, что недорабатывала днем.
И вот на сдаче зачета по математическому анализу она села отвечать к
Канту. Тот внимательно выслушал те несколько слов, что она смогла
вспомнить по билету, сам рассказал ей оба вопроса, объяснил как решать
задачу и, пригорюнившись, сказал: "Ну вы же ничего не знаете. Что же мне
с Вами делать?".
Аудитория замерла. Танечка умоляюще посмотрела на Канта и как бы
невзначай прислонилась своей коленкой к его ноге. Тот нагнулся к ее уху
и довольно громко прошептал:
- "ВЫ ЧТО ДЕЛАЕТЕ ВЕЧЕРОМ?"
"СВОБОДНА!"- шепотом же ответила Танечка и мило покраснела.
"ВОТ И ПОДУЧИТЕ!" - шепотом сказал Кант и вызвал следующего.

30.12.2003 / Остальные новые истории

ПЕТРАШКИНА СТРАШИЛКА

Эту новогоднюю историю рассказал мне мой школьный товарищ, который
гостил у меня в Праге несколько месяцев назад. Сам он немало повидал в
этой жизни, по молодости лет поработал в КГБ, но после развала СССР
оттуда ушел и сейчас преуспевает как коммерсант, вспоминая ту жизнь с
юмором, хотя и довольно ехидно. Рассказываю как есть, от первого лица.
Сейчас я понимаю, как непросто было нашему начальству держать в рамках
приличия массу молодых, умных и видавших виды ребят, пришедших с
комсомольской работы и не боящихся ни бога, ни черта, с острыми языками
и вкусом к интриге. Но среди общей массы плевел находились настоящие
самородки, глыбы несминаемые, хотя по-своему тоже самобытные. Одним из
них был молодой опер Саша Петрашек, взятый в органы только за здоровье и
понимающий, что это его единственное достояние. Могуч он был необычайно,
к тому же увлечен охотой и пробегать свой единственный выходной по лесу
с норной собакой на плечах, дабы она могла обработать две норы вместо
одной – это для него было тьфу, разминка.
А еще у нашего отдела была традиция выезжать на праздники куда-нибудь на
природу с семьями, гда руководство помимо живого общения с семьей еще
могло и точно узнать у поддатых оперков, кто чем дышит. Короче, в
преддверии Нового Года был запланирован, согласован и высочайше одобрен
выезд в зимний пионерлагерь одного из наших объектов с детьми и женами,
на природу. Кроме культурной программы для оперсостава в виде десятка
ящиков водки и развлечений для жен в виде новинки сезона –
видеомагнитофона с пленками «Полицейской академии», надо было продумать
развлекательную программу для детей, которых набралась целая куча. Ежу
понятно, что нужен Дед Мороз, которого коллектив сразу из себя выделил,
да и со Снегурочкой проблем не возникало, но вот чем занять детишек,
пока Дедушка быдет расслабляться вместе с остальными... Сама собой
родилась идея взять с собой зайчика (т.е. кролика), который по мысли
организаторов и должен был оттянуть на себя детские страсти, дав дедушке
Морозу весело встретить Новый Год. А что дальше делать с зайчиком, не
отпускать же его в лес, жалко все-таки животное – разорвут собаки? ...
И тут вступил Саша Петрашек. «А я знаю, что с ним делать! »- заявил он
своим громыхающим гласом. «Его надо сначала встряхнуть за уши, чтобы он
опорожнился, потом перехватить за задние лапы и легонько ударить
свинчаткой по затылку, чтобы глаза вылетели вместе с кровью, потом я
выверну его шкурку как чулок и... » Дальше уже никто не слушал, все
представили себе, как после хороводов с Дедом Морозом и зайчиком под
живой пушистой елочкой перед детишками из лесу появляется дядя Саша
Петрашек, который берет маленькое теплое тельце зайчишки... Короче, у
нас не было сомнений, что до конца жизни этот Новый Год будет самым
сильным воспоминанием у всех участников.
Конец у этой истории был вполне благополучный, так как зайчика мы не
взяли, но и без него праздник удался...
Хват alex10@volny.cz, www.volny.cz/alex10

03.03.2006 / Повторные анекдоты

Математический минет: "Один в рот и два в уме".

21.04.2001 / Остальные новые анекдоты

Встречаются два гомика, один говорит другому:
- Знаешь, мы должны помогать друг другу. Ведь ты мне сестра, брат...

Хват (10)
1
Рейтинг@Mail.ru