Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
01 сентября 2005

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Моя коллега – барышня с хорошей реакцией и острая на язык.
Недавно она вечером после работы пробиралась домой. К дому ведет узкая
тропинка между кустов, свернуть некуда – повсюду грязь.
Посреди тропинки стоит мужчинка и сосредоточенно теребит свое хозяйство.
Сворачивать некуда.
Мужчинка гордо демонстрирует причандал, и говорит:
- Видала - у меня нос с горбинкой, а х..й дубинкой!
Подруга, нимало не задумываясь и не снижая скорости, бегло осмотрев
достопримечательности, сообщает:
- Нет, пожалуй, нос картошкой, а х…й гармошкой.

Пожалуй, именно так бесчувственные женщины превращают мужчину в
импотента.
Олимпиада Хренова.
Моя знакомая работала при "совке" пионервожатой. И была у нее подшефная
по фамилии Шестова. Звали девочку Майей. Как Кристалинскую или
Плисецкую.
И вот, весенним утром 22 апреля, принимают ее в пионеры. И дает она
торжественное обещание. А начиналось оно, если помнят старожилы,
словами: "Я, Шестова Майя, вступая в ряды...".
И все в зале недоуменно перешептываются. Что за чушь несет этот ребенок?
Ведь апрель на дворе. День рождения дедушки Ленина.
А все потому, что всему залу слышится: "Я, шестого мая, вступая в
ряды..."

P.S. И о себе. Работал в 1992 году на атомоходе "Советский Союз" старшим
официантом. Присвоил себе звание "Старший официант "Советского Союза".
Тоже на слух неплохо воспринимается.
В родном городе существовал, а может быть и поныне существует секция, а
потом клуб тяжелой атлетики. Ребята там занимаются серьезные, есть даже
чемпион Европы. И была в этом клубе на должности уборщицы такая
колоритная бабка Кузьминишна. Никогда не расставалась с беломориной и
всем своим видом напоминала Бабу Ягу, отмотавшую приличный срок за
гоп-стоп на киче. В общем, по виду старая знакомая в местах лишения
свободы. Ну вы поняли о чем я. Поехали как-то наши штангисты на
зональные соревнования. Кузьминишну тоже взяли за каким-то лешим.
Организаторы спортивного сражения подошли к вопросу творчески и
официальное открытие соревнований сделали в виде открытия Олимпийских
игр. Без огня, конечно - пожарники бы им сами лампочку ильича в
соответствующее место ввернули бы. Ключевым моментом был парад команд.
Под звуки спортивного марша команды стройными рядами должны были пройти
по стадиону. В трико и поясах атлетических, дабы продемонстрировать всю
мощь молодых организмов и преимущество здорового образа жизни. Впереди
каждая команда должна была нести табличку с названием города и клуба, а
комментатор торжественным голосом представлял бы команды. Все как у
олимпийцев. А вы думали? Короче все на мази, команды объявляются и потом
выходят из-под трибун к зрителям. Но тут наши атлеты (которые порой
славились отнюдь не здоровым образом жизни), узнав, что их выход через
15 минут, решили это дело перекурить. И всем составом - некурящие за
компанию - свалили за стадион. Время-то есть. Под трибунами рядом с
табличкой клуба осталась одна Кузьминишна. Но тут что-то пошло на
перекосяк и комментатор объявил наших героев. Повисла театральная пауза.
Неуверенным голосом последовало второе объявление. И тут в Кузьминишне
взыграло чувство гражданского патриотизма за родимый город, за родную
команду. Решила старушка не опозорить чести клуба: ухватила транспарант
и в гордом одиночестве явила себя миру большого спорта. Вы представили
себе картину? После огромных сильных парней, после объявления в общем-то
достаточно известного клуба из-под трибун с табличкой этого клуба
выскакивает бабка самой отвязной, бандитской наружности. С неизменной
беломориной в зубах она просеменила круг почета и скрылась под
трибунами. Над стадионом повис призрак надвигающегося сюрреализма.
"Евроновости", 31 августа, 2 часа ночи по Москве. Репортаж об урагане в
США. Диктор за кадром говорит "... Ущерб, нанесенный Соединенными
штатами урагану "Катрина" оценивается в 20 миллиардов долларов..."
Балдею. Думаю, что мог ослышаться. Нет, в 2-30 повторили те же слова.
Я, конечно, понимаю, США проводят агрессивную внешнюю политику, много
кого обстреливают и бомбят. Но ущерб урагану... :)
Проникновенье наше по планете... Рассказ товарища.

Захожу в винный рядом с домом. Продавщица русская, давно меня знает. В
магазине еще один клиент, чернокожий. Судя по поведению и акценту, не из
задолбавших всю Америку потомков дяди Тома, а такой же иммигрант, как и
я, только из Африки. Жду, пока он выберет и расплатится, и вдруг слышу,
что кто-то поет тоненьким голоском: "Тили-тили, трали-вали, это мы не
проходили, это нам не задавали". Не верю своим ушам. В поисках источника
звука заглядываю под прилавок - там стоит очаровательное существо лет
пяти, черненькое, белозубое, с красными бантиками, точь-в-точь как в
мультфильме "Каникулы Бонифация".
- Это ты поешь?
Кивает.
- Ты знаешь русский язык?
Молчит.
Папа-африканец: - Скаши "да".
Девочка: - Да.
Папа: - Скаши "привет".
Девочка: - Привет.
Папа (с гордостью): - Я изучала русского языка в город Киев.
Девочка: - Спасибо пошалуйста иди поцелую.
Продавщица (с глубоким вздохом): - Эх, если бы наши дети так говорили
по-русски!
Эту историю рассказал мне друг.

Значит, дело было так. У друга - праздник (день рождения, что ли).
Гости, друзья его и жены, и т.д., все чинно, наливают, выпивают,
закусываают... В центре внимания - дочка друга Нюточка, недавно пошедшая
в первый класс.
И вот, одна из присутствующих дам задает сему очаровательному созданию
вопрос:
- Нюточка, расскажи что-нибудь про свего папу?
Нюточка с ходу, этаким умильным голоском:
- А мой папа в фирме работает, много денег получает, на машине ездить
умеет.... правда, он у нас пи#@%аc немножко...
Шок. Секунд пять стоит гробовая тишина, затем дамы громко ахают, одна
прыснула шампанским прямо на сидящего напротив мужика, другая
подавилась салатом. Мужчины же, узнав из нежных уст младенца такую
подробность о своем уважаемом друге и коллеге, сидят с офигевшими лицами
и шепчут типа "ну Саныч, ты даешь, это при живой жене-то..", а те, кто
был рядом с виновником торжества начинают опасливо коситься на него и
тихонько отсаживаются подальше... сам же "пи$#рас", медленно наливаясь
кровью, пытается удержать отвисающую нижнюю челюсть...
Мамаша, краснее рака, хватает дочку за руку, быстро выдергивает из-за
стола и уводит в другую комнату:
- Нюточка, ты хоть знаешь, что за слово ты сказала?
- Конечно знаю. Все в классе у нас его знают. Ведь нормальный дядя
должен спать вместе с тетей, так ведь? А когда дядя не с тетей, а с
дядей вместе спит, то он пи$#рас. Правильно?
А помнишь, когда мы на дачу к дяде Сереже ездили, мы с тобой ведь на
диване спали, а папа с дядей Сережей - на полу? (это во время поездки
на дачу с единственным спальным местом мужчины решили уступить ложе
прекрасной половине. - Авт.) Ну и кто тогда наш папа?
Взрыв гомерического хохота в гостиной (весь этот диалог гости слышали).
Да, не часто такое можно услышать...
Вечер, в общем, прошел не зря.
Дальнейшее расследование установило, что Нюточка принесла это слово из
школы, где его вовсю употребляли первоклассники, и сначала обратилась за
толкованием к родителям. Они отмахнулись типа "деточка, тебе это рано
знать" или вроде того. Тогда девчонка решила разузнать о таинственном
слове у молоденькой училки и та дала вышеупомянутое толкование - "это
когда дядя спит вместе не с тетей, а с дядей". Слово "спит", в силу
возраста, было понято буквально...
Напомнила история про DVD и вибратор.
Рассказала подруга года два назад, далее от ее первого лица.
У подруги муж уехал в длительную командировку, и перед отъездом, дабы
супруга не скучала в его отсутствие, подарил вибратор. На следующий день
после отъезда супруга приходит подруга вечером и как-то мнется, говорит
- а твой муж в технике разбирается? ну вроде разбирается, говорю. Ну,
эээ, у меня тут... не работает, он не посмотрит?
Зову мужа. Подруга достает из сумочки... вибратор со словами "вот, не
хочет работать!". Ну, мы люди не ханжи, муж говорит - оставляй,
постараюсь разобраться.
Подруга ушла.
После нехитрых разбирательств выяснилось, что в вибраторе
СЕЛИ БАТАРЕЙКИ!
Мы посмеялись и порекомендовали запасаться батарейками впрок.
P.S. Вот как некоторые представительницы женского пола могут по мужьям
скуччать!
Было время работала я в государственном учреждении. Как всем известно,
чиновников у нас много, а мест в здании правительства не хватает. Вот и
мы сидели в маленькой комнатушке втроем - я, моя коллега и начальник
Игорь Петрович. Как начальник, Игорь Петрович занял почетное место у
окна. На подоконнике, рядом с ним, располагался чайник Тефаль. Когда мы
особенно наглели, то просили Игоря Петровича нажать кнопочку на нашем
Тефале.
Однажды утром, когда прозвенел будильник, и мой муж начал уже
просыпаться, то я отчетливо и громко попросила супруга: "Игорь Петрович!
Включите чайник, пожалуйста!"
Реакции, к счастью, никакой не было: спросонья мой милый ничего не понял
и пошел включать чайник.
Дело было в начале 90-х в одном гражданском ВУЗе, приближенном к морю и
военно-морскому флоту.
Как известно, на студента и особенно курсанта сессия сваливается
внезапно. Завтра уже первый экзамен сдавать, а еще нет ни одного зачета.
Что делать? После длительного консилиума два курсанта решили закосить
под какое-нибудь внезапное заболевание. Аппендицит отпал, поскольку,
во-первых, больно, во-вторых, все-таки человеку он дается только в
единичном экземпляре, а учиться еще оставалось долго. Короче, еще
пригодится.
На улице лето, море, в разгаре плодово-ягодный сезон. Остановились на
дизентерии. Симптомы ежу известны: диарея, сильная боль в
желудочно-кишечном тракте, сгустки крови в кале, небольшая температура,
бледность лица.
Диарею осуществить на первый взгляд казалось легко. Наелись всякой
дряни, запив все это дело молоком с солеными огурцами и селедкой. Не
забыв при этом про свеклу, это якобы сгустки крови. Сидят, ждут. Но в
желудках курсантов гвозди перевариваются. Так что неудачная оказалась
попытка. Пришли в аптеку:
- Нам бы для бабушки какого-нибудь мощного слабительного. Только,
пожалуйста, очень мощного, ибо бабушкин организм уже имеет синдром
привыкания.
- Рекомендую в таком случае «Английскую соль». Принимать строго по
инструкции, смотрите, чтобы бабушка не переборщила, ибо очередь за
собой занимать в туалет будет.
- О-о-о, то, что надо.
Сожрали по целому пакету этого славного лекарства. Опять же не забыли
про свеклу.
Поскольку, как объяснил фармацевт, реакция будет очень мощной и главное
быстрой, было решено все дизентерийные симптомы довести сразу до
соответствующих показателей.
Легкая температура – сожрали по нескольку кусков рафинада, смачно
смоченных йодом.
Бледность лица – выкурили сразу по пол пачки «Астры» без фильтра,
которая была в те времена.
Согласно разработанному плану, санчасть должна сразу вызвать «скорую»,
которая благополучно доставит пациентов в инфекционную больницу. Там их
закроют до выяснения на неделю в палату-бокс. Пока высевают анализы, они
должны исправно корчить из себя больных и регулярно 2 раза в час ходить
на горшок «по-большому», показывая содержимое дежурной медсестре.
Конечно это проблема, но решается элементарно. В боксе закрыты еще
несколько страдальцев, которые действительно регулярно ходят, сорри,
летают в туалет и даже значительно чаще двух раз в час. И откладывать им
личинку в свой горшок или соседа не имеет принципиального значения. А
через неделю, наших бойцов должны выпустить со справкой и диагнозом
острое отравление. Продление сессии и свободный график сдачи экзаменов и
зачетов гарантированы.
Итак, стратегия выработана. Все действия предприняты. Наступили
тягостные минуты ожидания. Чтобы время даром не терять, решил один
товарищ свои «караси» (в народе носки) постирать. Вот он все перестирал
и чувствует удовлетворенно, что реакция началась. Сжал задницу в
кулачок, чтобы не расплескалось по дороге и бегом довольный в санчасть.
Там сразу к начальнику. Вот, мол, полюбуйтесь, наелся шелковицы, теперь
очень живот болит, с горшка не слезаю. А самого уже конкретно прижало,
слово молвить боится. Ну, начальник сразу дал ему горшок, мол, сходи
сколько сможешь, я гляну. «Английская соль» действительно дала мощную
реакцию. Стул оказался на радость курсанта и удивление начальника
чрезвычайно обильным, жидким, даже с пышной пеной. – А что это у тебя
руки, такие странные, как у прачки?
- Не знаю, сам удивляюсь.
- И давно так?
- Как живот начал болеть, такими и стали.
- Еба…й в рот, да у тебя ХОЛЕРА!!!!
Тут прибегает второй курсант. Мол, температура, живот болит и т.д. и
т.п. И просится на горшок. Приносит содержимое – чуть ли не через край
плещется, словно пенное пиво.
Начальник санчасти в ужасе. Представьте, в полузакрытом учебном
заведении, где все курсанты едят в общей столовой, завелась ХОЛЕРА. Это
почти 2000 человек уже потенциальных носителей.
Все экипажи (в народе общаги) срочно закрыть на карантин. Все кубрики
(комнаты), все аудитории, вся одежда подлежит немедленное санитарной
обработке хлоркой. Всех курсантов немедленно на осмотр и сдачу анализов.
Наши друзья притихли. Кажись, переборщили. Если признаться – выгонят
нахрен из училища. Да и другие курсанты могут очень подпортить морду
лица. Решено было держаться до последнего, строго придерживаться
разработанного плана. Авось вынесет.
Вынесло. Оформили их быстренько в инфекционку. Как ни странно, поселили
к ним в палату-бокс несколько дизентерийников, которые с удовольствием
откликались на просьбы воспользоваться горшками наших друзей. Медсестры,
любуясь содержимым горшков, искренне сострадали курсантам. В общем,
через неделю пришли анализы, мол, все замечательно - острое отравление.
Получили справку, сессию продлили.
Единственно, неудобно перед товарищами получилось. Вся рота мужественно
прошла процедуру сдачи анализов – на проволоку наматывается кусок ваты и
берется мазок с анального отверстия.
В нарядах (не путать с одеждой) дежурно-постовой службы потом наши
друзья почти весь следующий семестр провели. Ну, а для самых посвященных
сотоварищей пришлось еще и поляну накрыть.
– Ребят, давайте купим нормальную запасную машину! – орал я, когда моя
сломалась.
– Да ладно тебе, – отмахивались компаньоны. – Недельку перекантуешься
Согласитесь, любая, даже самая хорошая и новая машина ломается хотя бы
раз в год.
Ну, может быть и реже. Но ломается. На то она и есть машина.
Машина у меня не очень новая, и не очень хорошая, наверное, посему
ломается не менее двух раз за год.
Для таких случаев у меня есть еще машина. Типа бронепоезда на запасном
пути. Но на ней, конечно, ездит жена. Нацепив очочки(с). И оттопырив
нижнюю губу.
Упиваясь внутренним жлобством и восхищаясь расчетливостью, я в свое
время выторговал право использовать эту, вторую машину, в качестве
запасной. С этим условием и купил.
Но! В те дни мне не повезло: жена ускакала на какой-то заумный
симпозиум, что проводился в Подмосковье. Знаю я эти симпозиумы. С
пожором фуршетов и понтами навыкате.
В общем, пришлось обращаться к запасной машине нашего скромного
предприятия.
Запасная машина предприятия являла собой мечту человека без комплексов,
мыслящего практично, но экономно. На таких авто любят рассекать
закоренелые дачники, потомственные бомбилы и экспедиторы овощных
палаток. Ибо выше, чем подержанный ВАЗ 2104 по своим потребительским
качества, но за ту же цену стоят разве что Форд-Сиерра–Сарай-1985г.в.
(умеренной гнилости) или ГАЗ-24-Универсал (последняя безнадежно
провоняла перегаром и дымом отечественных сигарет, кои, по моему
глубочайшему убеждению производят в Польше из дохлых подсушенных
прусаков)

Итак, разогрев на морозе ключ посредством зажигалки и газетки, я сунул
его в скважину и, провернув несколько раз, добился того, что фиксатор
гордо взмыл вверх. Казалось бы – путь открыт.
Но не тут-то было! Дверь, подобно вратам Царьграда, упорствовала.
Испытывая сильнейшее раздражение, я вооружился гвоздодером, именуемым в
простонародье фомкой, подцепил дверь и сломил ее сопротивление. Ощущая
себя Фридрихом Барбароссой, что только что взял приступом непокорную
Кремону, я ринулся внутрь, отдавшись мародерству и глумлению.
А поглумиться было над чем: захваченное помоище пестрело жопами
пергидролевых шлюх, у задней полки примостилась бахромка с желтыми
кисточками, стекла украшали три наклейки: одна предупреждающая: «Путаю
педали», другая жалостливая: «Не торопи, браток, тещу в морг везу», и
третья угрожающая: «Я выпил… А ты? …»
Оторвав наклейки и мстительно обратив бахромку в тряпку, я впал в
головокружение от успехов, движок таинственной незнакомки меланхолично
затарахтел на девятнадцатой попытке, и мы двинулись в испытательный
пробег.

Головокружение прошло быстро: выяснилось, что старуха не желает держать
холостой ход, зловонно пердит, при переводе в нейтрал требует выдернуть
подсос, а в случае неподчинения мстительно глохнет. Кроме того, вторая и
третья скорости совершенно не желали втыкаться, а если и втыкались, то
при наборе газа коварно выскакивали. Обороты могли непредсказуемо
выскочить до красной отметки тахометра (какая-то пружинка заедала, ага),
и чтобы их сбить, приходилось что есть мочи пинать по газам.
Педаль сцепления время от времени проваливалась, а для возвращения на
место, я судорожно подсекал ее носком ботинка.
Левая фара не горела, правый дворник царапал стекло, ручник не держал,
глушитель грохотал в ритм лезгинки, печка еле сопела и повизгивала, а
магнитола ловила единственную радиостанцию, упрямо отвергая любые
попытки совокупления с кассетой. Из расширительного бачка живенько
сочился тосол, масло на щупе имело цвет черной космической дыры,
спидометр не работал, водительское кресло было приварено к кузову и
регулировке не поддавалось, резина сияло зеркальной лысиной, из
выхлопной трубы валил паровозный дым. Крышка на бензобаке
отсутствовала(ее заменял кусочек скотча на резиночке), омыватель стекла
срабатывал через раз (заботливо припасенная бутыль с ледяными
кристаллами незамерзающей жидкости была обнаружена позже под
нерегулируемым сиденьем). При ревизии багажника были также обнаружены:
кусок картона грязный, ветошь промасленная, запаска от автомобиля
«Газель», несколько проросших картофелин, подозрительная лохань, газета
«Здоровый Образ Жизни», велосипедный насос и сломанный ключ на 24.
Делать было нечего, и с трудом преодолевая желание выпить сто грамм для
храбрости, я продолжил путешествие.
Включив аварийку, судорожно протирая лобовое стекло и всячески костеря
дефективную старпершу, я трусливо рассекал по заснеженным московским
улицам, стараясь уменьшиться в размерах, дабы не раздражать толпы
высокомерных иномарок, банды агрессивных жигулей и стада пыхтящих
КАМАЗов, что обгоняли в злобном раздражении. Настоящим испытанием были,
конечно, светофоры. Особенно на тех перекрестках, где стартовали в гору:
правая рука должна была успеть поймать верное положение подсоса,
удержать рукоять переключения от выпадения из скорости и двинуть по
торпеде (чтобы сработал дворник, и перестала визжать печь).
В такой езде прошли два дня, волей-неволей я стал ко всему привыкать, на
третий день почувствовал себя еще уверенней, а на четвертый…
А на четвертый день я победоносно вываливался из подъезда, очищал ржавую
кобылицу от снега здоровенной алюминиевой лопатой (за прокат платил 20
руб. дворнику; по сравнению с пластиковым скребком очень удобно,
рекомендую, особенно после буранов), затем вскрывал дверь,
предварительно поддев ее ломом (выдавался дворником в качестве
бесплатной нагрузки к лопате), потом привычными движениями вворачивал
свечи, подсоединял заряженный дома аккумулятор и поддомкрачивал
автомобиль, чтобы с помощью горелки подогреть маслецо в поддоне. После
этого машина прекрасно заводилась, мне оставалось лишь подкачать все
четыре колеса и пускаться в путь.

Хе! Через неделю тренировок я ощущал себя просто великолепно: подобно
ловкому фокуснику, или пилоту истребителя, мне легко давались все
манипуляции по управлению пепелацем: одновременно, в доли секунды
выдвигался подсос, фиксировалась выпадающая рукоять переключения
передач, подшипник печки получал могучую затрещину, правая нога лягала
педаль газа, а левая поддевала провалившееся сцепление. Фара не горела –
отлично! – ночью гаишники принимали нас за мотоцикл и не тормозили.
Дворник не только царапал стекло, но и прекрасно отдирал наледь. Ручник
не держал – ну и великолепно! – в холода не было риска его приморозить.
Заваренное намертво кресло потворствовало стоицизму. Лысая резина
способствовала экономии бензина и мягкой бесшумной езде. Паровозный дым
из выхлопной трубы отпугивал возможных преследователей. Еле чадящая
спартанская печка закаляла. Кусочек скотча вместо крышки бензобака
просто восхищал, ибо его никогда не примораживало к резьбе. И уж в
полный восторг приводил неработающий спидометр – что ни минута, то
волшебная загадка, типа «а не слишком ли медленно едем? »
Мы смело лавировали в толпе высокомерных иномарок. Мы лихо обгоняли
банды агрессивных жигулей. Мы презирали вонь КАМАЗов.
Подъезжая на какое-нибудь важное деловое свидание, я на всякий случай,
чтоб не засекли контрагенты, (ох уж эти людские предубеждения) оставлял
чудо-трахому за несколько кварталов, не только не запирая, но и порой,
не выключая мотора и, саданув ногой по дверце, дабы слегка прикрыть от
снежка, радостно семенил на рандеву, ибо прекрасно осознавал, что если
по возвращении и обнаружу отвинченные номера, разбитое стекло, сломанный
дворник, вскрытый салон, надпись «х..й» гвоздиком на капоте – все это
будет суетой сует и пустячком невинным.

– Ребят, а ведь у нас обалденная запасная машина! – орал я, вкатываясь
на территорию родного предприятия задом наперед, т.к. все четыре
передние скорости-шалуньи решили на прощание покапризничать и не
втыкались вовсе. – И я категорически против траты денег на ветер, взамен
того, что прекрасно работает. У тебя, говоришь, Вася, мерс сломался?
Пустяки! Держи ключики-то. Машина – зверь. Я вот тебе и освежитель
воздуха припас. Ей-ей.
И Вася обреченно потянулся к ключам.
злоботрясов

Вчера<< 1 сентября >>Завтра
Лучшая история за 17.07:
Чемпион.
В девятом классе у нас появились новички: брат и сестра. Девочка была круглая отличница, а вот ее старший брат, Володя, страдал какой-то формой слабоумия, к тому же сильно заикался, и учителя ставили ему "тройки" из жалости и уважения к его отцу - учителю математики. Это был 1964 год, довольно большая сельская школа (около 800 учащихся); одноклассники часто его обижали, хотя настоящего буллинга у нас не было. Мне было его жалко и я часто защищал Володю от назойливых пацанов. Люди в его состоянии очень чувствительны к доброте и он следовал за мной как тень, что меня часто очень раздражало, но и прогнать его у меня не хватало решимости. Наши отцы стали друзьями и Володя часто приходил к нам домой. Мы с братом иногда играли в читать дальше
Рейтинг@Mail.ru