Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
13 марта 2007

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
У меня строгий папа. Пока я учился в средней школе и жил в родительской
квартире, он заставлял меня стричься "красиво", т.е. коротко: "под
чубчик", "бокс", потом "полубокс". Но... прощай школа, я стал студентом
в Ленинграде. К концу первого семестра у меня неожиданно отросли
приятной кучерявости волосы. Однако, наступили первые каникулы и надо
было ехать к родителям, чтобы дать им возможность погордиться сыном, как
и получить материальную поддержку на второй семестр. Перед самой
посадкой в самолет, помня папины принципы, зашел в крутой парикмахерский
салон, где оставил чуть ли не месячную стипендию. ПЕРВАЯ фраза папаши,
который меня встретил в родном городе: "Что-то ты зарос, сынок. Завтра
пойдем в парикмахерскую."
Для нашей организации было переведено с английского языка специальное
ПО, переводом занималась крупная компания.. При запуске программы
вылезло окно с требованием ввести логин и пароль, перевод ниже:

"Впишите или введите пароль"... долго думали :)

laertsky
Сами мы с мужем родились, так сказать, в северной полосе нашего
Отечества. По воле судьбы переехали жить в южный федеральный округ
России. Обустроились и, как положено, получили прописку. Спустя какое-то
время мы посетили нашу малую родину на новенькой иномарке. Решив
вспомнить былые тропы, я поехала к родителям на дачу. Что удивительно!
За несколько лет у гаишников засады не изменились. Они стояли все там
же, и ловили за тоже, как и всегда, за превышение. А я забылась,
наслаждаясь способностями машинки, вдавив газ в пол. По каким-то
известным только подсознанию "меткам" на дороге, нога вдруг резко
перекинулась на тормоз, а глаза начали искать впереди кусты... и точно!
Вижу, в меня уже выстрелили, и довольный гаишник, выпрыгивая из засады,
машет мне радостно палочкой. Короче, начали мы оформлять протокол. Я
сижу в на заднем сидении дпсной машины и наблюдаю за молодым
лейтенантом. Жду, когда дойдет очередь до пункта - место регистрации.
Немного стушевавшийся лейтенантик перед девушкой-водителем старается
держать себя уверенно. Дошел в заполнении протокола до того, что я
ждала. Он смотрит в мой паспорт, резко краснеет, смотрит, смотрит, еще
краснеет, потом, не глядя мне в глаза, показывает заветную строчку: "Это
что?", уже еле сдерживая себя от смеха. Я: "Что, что? Х. Ленина!". Он:
"Я вижу! Что это?". Я так протяжно: "Хуууутор Ленина!". Дальше мы
ржали оба, как две лошадки. Мда, а на юге никого не смущает, что место
регистрации у нас х. Ленина... А нарушение мне простили.
Лично был свидетелем сегодня в метро. На стене висит новая реклама сока
"Фруктовый сад" с детским стишком: "Яблоко, лимон и мед, пчел простуда
не берет".

Стоит мамаша с мелким (6-7 лет) пацаном который громко, громко читает:
"Яблоко, лимон и мед, пчел простуда не ЕБЕТ". ВАГОН ВЗОРВАЛСЯ!

laertsky
Подруга рассказала недавно. Дочь восьми лет приходит из школы и задает
маме вопрос:
- Мама, ты знаешь, почему клоунами в основном мужчины работают?
- ?
- А я догадалась. Им, мама совсем учиться не надо, они клоунами
рождаются.
Как выяснилось потом, такое впечатление у бедного ребенка оставили
одноклассники, которые бесились на перемене.
Дело было в Лондоне, встречалась я раньше с парнем. Папик у него
англичанин, мама – итальянка. Первые слова он прогулил на итальянском,
потом разумеется учил, все-таки в Лондоне вырос. Говорит по-итальянски
почти без акцента, очень бегло, жутко гордится, что знает мамин язык,
очень любит чего-нить итальянское состряпать. А теперь история:
Была вот у меня фантазия что-нить услышать на иностранном в постели
(приелся английский), что-нить ласковое, непонятное. Красивый язык, этот
итальянский, ну и завод опять же – от чего-то новенького. Попросить
постеснялась. И ХОРОШО!!! Пробило его как-то на разговоры о бывших, и
выдал он такую фразу:
- Все девченки всегда просили что-нить ласковое на итальянском в
постели.
- А ты чего (эх, нет во мне ничего особенного)?
- Я им рецепты читал по итальянски, ну естественно выкидывал слова
интернациональные.
- Нда... (я в ауте)... а нафига?
- Ну а чего я... ласковых слов мало, одно и тоже повторять? Да и приестся
скоро. А так отвлекает, я могу дольше не кончать...
Железная мужская логика, металлическая!!! Желание услышать итальянский в
постели начисто отбило. А ласковые русские слова он выучил, вроде не
приелось :)
Навеяло историей от 10 марта про глубокие познания американцев.

Предыстория

Работаю в представительстве иностранной фирмы и, как водится, нередко
езжу по России вместе с "нашими" из английского офиса. Недавно имел
возможность наблюдать цивилизованного европейца, так сказать, на
пленэре.

Собственно "ыстория"

Прибыл к нам дядька - грамотный инженер, кандидат в доктора, в очках и
почти что в шляпе. Мужчина, заметьте - не эфиопский землепашец загорелой
наружности, а самый что ни на есть европеец, да к тому же - целый зам.
директор по развитию бизнеса нашей компании. Облетел, исколесил
полсвета, и на этом свете далеко не первый день. В России, правда, как
раз первый. А теперь эпизоды.

Эпизод 1.

Прилетели на место, катим на авто местной модели из аэропорта в
отель. Грамотный инженер вертит головой, тычет в окно на торчащий
посреди поля сарай: что это? Сарай, говорю, а что? А в нем что? Что в
сарае? Считаю про себя до 10, чтобы остаться в рамках (такое уже не
первый раз). Поясняю: Россия, коллега - страна не маленькая, и что
валяется в каждом сарае от Москвы до самых до окраин, знать возможности
не имею. Удивляется.

Эпизод 2.

На следующий день заходим в магазин купить минералки - путь на объект не
близкий, пить захочется. Европеец тянет из бумажника сто
долларов (!) и протягивает тетке-продавцу. - Это мы, барин, принять не
можем! - машет руками тетка. - Как это так? - А вот так, рубли давай,
басурманин!

Отошедши от тяжелого шока, кандидат в доктора возмущается всю дорогу.
Почему у вас с России не берут доллары?! Мне специально рекомендовали
привезти. Потому, поясняю, что у нас рубли берут. Точно так же, к слову,
как у вас берут фунты. Нет, но почему в Таиланде доллары берут, а в
России не берут?! В Азии везде берут! Рассказываю историю с географией.
Специалист страшно удивляется и не может поверить: до Урала - это еще
Европа?! Думал, что Европа - это до границы России с Польшей. Почему не
берут доллары, так и не усвоил.

Эпизод 3.

Неэфиопский неземлепашец с интересом разглядывает вывески на кириллице.

Спросил, естественно, про "ПЕКТОПАХ" (РЕСТОРАН). Заученным текстом
объясняю: буквы у нас другие. Да, некоторые похожи на английские
(правильно, конечно, на латинские, но уже нарывался и страшную правду
предпочитаю скрыть), а некоторые - нет. Те же, что похожи, зачастую
читаются по-другому.

- Как так, почему?
- Так уж сложилось - исторически.
- А зачем вы вообще другой алфавит придумали? Использовали бы обычный.
- Это который, для примера?
- Как какой - английский!

Считаю про себя до 10.

- А цифры у вас какие? - как бы к слову интересуется умный зам.
директора.
- Тут я тебя порадую, - говорю, - они у нас такие же, как у вас, -
арабские.
- Арабские? - подпрыгивает кандидат в доктора. - Как это арабские?! Это
которые так пишутся: IV, V?
- Нет, которые так: 4, 5.
- Э-э-э, ну это ты загнул, - хлопает меня по плечу европеец. - Какие же
это арабские! Это английские.

Такие вот впечатления.
Воскресенье, выходной... высплюсь, думаю! Раньше 12-00 не встану! Ага,
счаз...
Разбудил милый часов в 9, секса ему захотелось. Собственно, я проснулась
от того, что процесс уже шел :) Ну, покувыркались, а там уж и спать ни к
чему. День идет своей чередой, только зеваю я постоянно - не выспалась
же! Милый и подкалывает: "Чего зеваешь, спать что ли хочешь?" Я ему в
тон отвечаю: "Так ты ж разбудил, сам не спишь и мне не даешь" Он смеется
"Ладно, я рано проснулся потому, что у меня член между ног ворочается,
спать не дает, а ты чего проснулась-то?" А я ему в ответ - "А потому же
самому - ворочается, блин!"
Милый чуть пивом не захлебнулся :)
Из серии "Победа мысли над разумом".

В бытность свою в рядах Советской Армии довелось лежать в
Севастопольском морском госпитале. Историю эту поведал мне
мичман-подводник, отец которого ходил в войну на подлодке, не помню
только где, на Балтике или на Черном море, не суть важно.
Собственно, победа мысли...
43-й год. Лодка возвращается на базу. Носовые торпедные аппараты пустые,
в кормовых есть одна торпеда, но в последней атаке получили сдачи от
кораблей охранения и что-то повредили, словом, кормовые аппараты
неисправны и починить их в походе не представляется возможным.
Ночь. Луна. Ветер. На волнах барашки. Рай для подводной лодки, можно
идти периодически поднимая перископ, без боязни быть обнаруженным. Так и
идут, командир лениво осматривает горизонт и вдруг, как спаниэль на
охоте, делает стойку. Транспорт! Крупный! Без охранения! Мечта
подводника. Командир недолго думая дает команду "Боевая тревога,
торпедная атака", и осаждается тихим вопросом заполита:"Командир, а как
стрелять будем?" Но, азарт уже зашкаливает и выдается следующая
команда:"Силами команды торпеду из кормового аппарата в нос!" Делать
нечего, вся команда впрягается в агрегат и тянет через всю лодку со
всеми мерами предосторожности (как-никак боевая часть 500 кг). Участвуют
все включая командира, за исключением штурмана и рулевых и фельдшера.
Последний бьется в истерике от смеха, невзирая ни на кого и ни на что,
даже на командирский ТТ. Командир немного поохолонул и вопрошает:"Ты
хоть объясни чего тебя так порвало?" В ответ фельдшер задает
один-единственный вопрос:"Дотащить вы ее может и дотащите. Но как вы ее
развернете?"
Занавес.
Как можно "с умом" потратить время и деньги.
Друган у меня есть – Андрей, ну или просто Дрюлиз. Собственно эта
история и произошла при его непосредственном участии. Про рыбалку и
много букв, сразу предупреждаю.

Рыбалка – мечта натруженного офисными бреднями мозга, конечно, не
каждого, но когда по телефону слышишь – Где у тебя около работы есть
рыболовный магазин, а конину (так Дрюлиз ласково именует коньячок) я уже
купил. Мозг быстро принимает решение – рыбалка вещь полезная и для
здоровья просто-таки необходимая. В магазине Друлиз не слушая мои
уверения про наличие на даче всех необходимых снастей, а также червяков
в земле, начал закупать все самое-самое, ну просто все, что ему с
ангельским видом предлагала молоденькая продавщица. Очень неплохое
решение руководства магазина – нанять в отдел "рыбалка" фигуристую
девушку. Помимо удочек, лески, крючков, грузил и мультипликатора Shimano
calais Дрюлиз, под действием нежных вздохов и томных взглядов, закупил
три упаковки прикорма-активатора клева – укропные шарики. Кстати, очень
умная голова их когда-то придумала. Факт. Загораясь рыболовным азартом,
я тоже прикупил себе новое удилище. Ну все – в дорогу.

Машина - пробка, МАКД - минское шоссе - дача, озеро, тишина. Спокойная и
умная беседа – вот она идиллия, оказывается рядом, каких то два часа от
города. Усталость медленно покидала репу, некоторая часть репы с
умилением смотрела на полную флягу коньяка. Вот поймаем по первой –
тогда и выпьем по первой, приняв такое решение, мы стоически кормили
комаров в течение часа.

Чего-то не клюет, сказал Дрюлиз, нервно выдергивая новую удочку из
озера. Удочка полностью согласилась с этим – самый конец нового удилища
обломился, как бы кивая в знак согласия. Хуясе, сказал Дрюлез, двести
баксов – вернемся, отшлепаю продавщицу. Выпил жадно - даже не предложив
мне, отломал "лишний" элемент "телескопа" - забросил сызнова. Сидим,
ждем – не, нет там рыбы – сказал Дрюлиз, пойду пересяду – новый рывок,
новое колено отломалось. Хуясе дважды, чей-то не то с этими удочками,
Дрюлиз загрустил, налил конины, выпил, налил еще – слушай, а ведь они
промокают. Кто? – не понял я, - удочки наши промокают, пояснил он. Вот
смотри – Дрюлиз помахал остатками удочки, которая полностью подтвердила
его подозрения – переломилась сразу в двух местах. Ну, это нечего, у
тебя удочка целая, вот на твою и будем ловить – приняв такое решение
Друлиз налил - в этот раз не забыв про меня. Поздравляю, вы стали
обладателем катушки за 400 долларов – официальным тоном произнес он,
снимая с остатков удилища и протягивая мне новенькую Shimano. Спасибо
друг – сказал я, вытаскивая новенькую свою удочку из озера – целым
вынулась только первое колено, видно не успело как следует намокнуть.

Хуясе трижды, завопил Дрюлиз – выбрасывая в пруд катушку. Дьявол вокруг
нас – он надолго припал к горлышку фляжки, собрав все, что купил в
рыболовном магазине Друлиз, хорошо замахнувшись, зашвырнул все в озеро.
Хуй вам, сказал неизвестно кому Дрюлиз, в очередной раз надолго
присосавшись к фляжке – слушай, а где у вас можно купить конины?

Наутро Друлиз сильно маялся, но надо было ехать обратно, в городе его
ждал будущий тесть, который вообще не пил, и с подозрением относился к
запаху перегара по утрам. Вот тут то и пригодились укропные шарики - они
напрочь забивали любой запах. Да, что ни говори, а магазин хороший – с
улыбкой говорил Дрюлиз по дороге обратно, распространяя сильнейший запах
семечек укропа и забрасывая в рот очередную порцию прикорма-активатора
клева.
Сломался в выходные у нас в подъезде лифт, он у нас вообще часто
ломается.

И как раз - выхожу я из подъезда и вижу: подъезжает к нашему дому
машинка, на которой аккуратненько так написано, что это-де "Коммунальное
предприятие Служба заказчика", выходит из машины такой себе мастер (даже
не такой себе, а такой весь из себя - если кто видел рекламу Calgon-a -
точная копия того мастера, который рассказывает нам неграмотным, что нам
всем нужно делать, чтобы стиральные машины служили долго не ломались) в
фирменной спецовке, с чемоданом инструментов и на спецовке тоже написано
про службу заказчика и на чемодане чего-то написано, красиво так, но не
по-нашему и гордо направляется к нам в подъезд. Я тихо радуюсь, что
вернусь - уже лифт работать будет и отправляюсь по своим делам.

Когда возвращаюсь - как раз застаю отъезд от дома машины коммунальной
службы и соседа, который стоит под подъездом с изрядно ох~%вшим видом.
На мой вопрос, что это его в такой ступор повергло рассказывает:

Я его, мастера этого, спрашиваю: "Лифт мол починил?", а он мне гордо
так: "Я не могу ваш лифт починить!". Я ему: "как не можешь, почему?", а
он меня смотрит, как на идиота и еще более гордо заявляет "Потому что он
у вас НЕИСПРАВЕН!" После чего садится в машину и уезжает.

О как! Коммунальное предприятие "Служба заказчика", оказывается чинит
только исправные лифты! Да еще и, судя по всему, деньги за это получать
умудряется.
Рассказал знакомый мент(работает в метрополитене)
Однажды им настрочил мужик жалобу на кассира в метро, и вот что он там
изваял "она закрыла свою продажную щель грязной тряпкой и не обслужила
меня" Обиженный пассажир! :-)
Операция "Обрезание"

Отпуск 1991 года не был лучшим в моей жизни. Во-первых, он пришелся на
начало мая. Во-вторых, от купания в холодной воде у меня заболели почки,
и прямо с ялтинского пляжа я угодил в урологическое отделение
Симферопольской областной больницы. Представьте себе энергичного
молодого человека в палате на шесть коек и площадью 20 квадратных
метров. Мои глаза видели даже то, что меня совершенно не касалось.

Как-то утром моему товарищу по несчастью на койке справа делали
очередную процедуру. Я вроде смотрел на симпатичную медсестру и вдруг
понял, что средних лет сосед, представившийся Леонидом Марковичем,
обрезан. Тот перехватил мой взгляд, и когда сестра ушла, спросил:
- Что, никогда обрезанных не видел?
- Нет, видел, - ответил я, – мой дед, например, был обрезан. Ну, а отец
уже нет.
- Понимаю, - сказал Леонид Маркович, - меня бы тоже не обрезали, если
бы не большая международная политика. Я само-собой ничего не помню, но
знаю от отца. У него цепкая память профессионального военного.

Когда дело доходит до семейных историй и рассказчик не ограничен
временем, он начинает издалека. Леонид Маркович не был исключением из
этого правила. Его повествование прерывалось процедурами и едой, уходило
далеко в сторону и возвращалось обратно по сложной кривой. Я попытаюсь
воспроизвести все, что мне удалось запомнить, без совсем уже излишних
подробностей и отступлений.

- Мои родители познакомились в конце Второй мировой войны. Отец лечился
после ранения в дивизионном госпитале, а мама работала там врачем. Лет
им было примерно по тридцать. Знаю, что до войны оба имели другие семьи,
но детей не было. Довоенные связи они, не знаю почему, поддерживать не
хотели. Поэтому отец с удовольствием принял назначение военпредом на
станкостроительный завод в город Бердичев, где у них не было даже
знакомых. Вообще-то Бердичев всегда считался еврейским центром, но мои
родители были евреями только по паспорту и об этой стороне бердичевской
жизни не очень задумывались, тем более что после войны евреев там почти
не осталось. Они дружили с несколькими офицерскими семьями, которые
точно были нееврейскими. Устраивали вечеринки, ходили в кино, любили
танцевать, праздновали вместе советские праздники. Они даже имена себе
изменили. Отец называл себя Марком Львовичем, мама - Фаиной Саввичной.

Я родился в январе 1948 года. Вечером, на пятый день после моего
рождения, отец был дома и планировал как завтра утром он заберет маму и
меня из роддома. Вдруг в дверь позвонили. Отец пошел открывать без
всякого энтузиазма: друзья и бутылки ему уже порядочно надоели. Но за
дверью оказались два совершенно незнакомых товарища, которые, не
спрашивая разрешения, прошли по длинному коридору офицерского общежития
прямо в комнату. Там один из незнакомцев, одетый в шинель без знаков
различия, показал отцу удостоверение начальника Бердичевского горотдела
МГБ, взял стул и расположился в стороне поближе к двери. Другой, в
богатом ратиновом пальто с меховым воротником и отлично сшитом костюме,
представился Владимиром Михайловичем, попросил отца сесть к столу, сам
сел напротив и начал разговор:
- Марк Львович, прежде всего хочу поздравить вас с рожднием сына и
пожелать вырастить его достойным гражданином СССР!
Владимир Михайлович встал, крепко пожал отцу руку и после
соответствующей паузы перешел к делу.
- Марк Львович, вы и ваша жена - боевые офицеры, коммунисты. Мы знаем,
что вам можно доверять, и что болтать лишнее вы не станете тоже. Поэтому
мы обращаемся к вам за помощью. Международный империализм в лице
американского капитализма планирует создать на Ближнем Востоке
независимое еврейское государство Израиль. По их замыслу Израиль должен
стать долговременным инструментом американского влияния в этом регионе.
Советский Союз не может стоять и не стоит в стороне от этих событий.
Партия и правительство решили, что правильной тактикой на данный момент
является политика сотрудничества. Американское правительство тоже
нуждается в нашей поддержке и хочет сотрудничать. Но влиятельные
еврейские лоббисты в американском конгрессе пытаются создать обстановку
недоверия. Главными их обвинениями являются антисемитизм и отсутствие
религиозной свободы в СССР. Сейчас в нашей стране находится с визитом
полуофициальная делегация американских евреев. Посещения московской
синагоги и беседы с раввином им показалось недостаточно. Через три дня
они приезжают в Бердичев. Хотят посетить чью-то могилу и присутствовать
на церемонии обрезания еврейского мальчика. Мы решили доверить эту
операцию вашей семье.

Отцу даже не пришло в голову отказываться, он сразу понял, что это не
тот случай. Тем не менее попытался выразить сомнение в осуществимости
плана и обратил внимание на неблагоприятные обстоятельства:
- Но в Бердичеве нет ни синагоги ни моэла.
Владимир Михайлович успокоил его:
- Синагога найдется, а моэл приедет, пусть даже издалека.
- А он согласится?
- Он уже согласился. Моэл сказал, что давно соскучился по Бердичеву и
будет счастлив обрезать еще одного еврейского мальчика. Попросил только,
чтобы мальчик действительно был еврейским. Я дал слово. Выполнение этого
обещания зависит и от вас, Марк Львович.
- Какие будут распоряжения? – по-военному спросил отец.
- Прямо сейчас никаких. Завтра заберете жену из роддома, а в четверг,
ровно в 11:30 я на серой "Победе" буду ожидать вас около дома. Попросите
вашу жену одеть длинное платье с рукавами и шляпку. Сами оденьте
парадную форму и не снимайте фуражку ни при каких обстоятельствах. Между
прочим, вы умеете читать на древнееврейском?
- Умею, меня научил дед.
- А на идиш говорите?
- Говорю, и жена тоже.
- Ну, совсем замечательно! До четверга!
Нежданные гости пожали отцу руку и ушли.

В четверг, ровно в 11:30 принаряженные родители вынесли меня из дому.
Машина уже стояла около подъезда. Отец усадил нас с мамой на заднее
сидение, сам сел рядом с водителем. Тот поздоровался и только по голосу
отец смог узнать Владимира Михайловича. Его бритое вчера лицо скрывала
большая клочковатая борода, на голове была широкополая черная шляпа, а
из-под расстегнутого пальто виднелись черный костюм и белая рубашка. В
последний раз отец встречал так одетых людей много лет назад в местечке,
где гостил у своего деда, моего прадеда.
- Смотри, у них там даже гримеры есть, – подумал он.

Ехали недолго, остановились у районного Дома культуры, куда родители
часто ходили в кино. Но теперь вход украшала не пятиконечная, а
шестиконечная звезда. Вошли внутрь. Зал был тем же, но со сцены исчез
киноэкран, который, как оказалось, закрывал дверку с занавеской. Отец
вспомнил, что за этой дверкой должны храниться свитки Торы. Со стен
убрали лозунги и плакаты. За ними обнаружились цветочные орнаменты в тон
лепке на потолке. У входа появился столик с кипой книг на
древнееврейском. Отец даже удивился собственной недогадливости: хорошо
знакомое здание наверняка было когда-то синагогой.

Между рядами кресел медленно прохаживался человек. Первым, что
привлекало внимание были его неправдоподобная худоба и неправдоподобный
свет, льющийся из выцветших глаз. Одет он был в ту же черную униформу,
которая висела на нем, как на вешалке. Человек подошел к родителям и
заговорил с ними на идиш:
- Какое еврейское имя вашей матери? – спросил он отца.
- Рахиль.
- А вашей?
- Малка, - ответила мать.
- Какие ваши еврейские имена?
- Мордехай.
- Сара-Фаня.
- Вы понимаете смысл обрезания?
- Понимаю, - ответил отец, - заключение союза с Б-гом.
- Как вы хотите назвать сына?
- Лейба.
- Почему, если не секрет?
- В честь моего отца, - сказал отец.
- Его нет в живых?
- Они с мамой погибли во время бомбежки, когда бежали из Минска.
Человек закрыл глаза руками, помолчал и продолжил:
- Меня зовут реб Меир. Я буду делать обрезание вашему сыну. Не
волнуйтесь, я делал это очень много раз и ни разу не отрезал ничего
лишнего. Потом реб Меир взял меня на руки, посмотрел и добавил:
- У этого мальчика необычная судьба. Когда-нибудь он будет жить в доме
солнца.
Отец запомнил эту фразу, но что она означает никто не сумел обьяснить до
сих пор.

Тем временем дверь синагоги открылась. Вошли примерно десять мужчин в
таких же черных костюмах. Отец с интересом смотрел на американцев,
здоровых, упитанных, очень уверенных в себе. А те рассматривали
советских единоверцев с некоторым недоумением. Ни худоба, ни офицерская
форма похоже не связывались в их представлении с привычным образом
еврея. Отцу показалось, что один из гостей узнал реб Меира и что тот
узнал тоже и дал знак молчать, но произошло это так быстро, что вполне
могло и показаться. Приступили к молитве. Командовал парадом Владимир
Михайлович. Кроме этого он виртуозно держался между реб Меиром и
заокеанскими гостями, не давая им поговорить. Службу он вел легко,
непринужденно и по-видимому без ошибок. Только раз американец попытался
его поправить, но Владимир Михайлович мгновенно сказал ему на смеси
древнееврейского и идиш что-то такое, что тот долго смеялся, цокал
языком и одобрительно качал головой.

После молитвы меня обрезали. Потом принесли несколько бутылок водки и
фаршированную рыбу. Родителей поздравляли. Американцы спрашивали почему
не присутствуют родственники. Папа и мама, не особо кривя душой,
отвечали, что все погибли. Американцы подарили отцу зеленые доллары,
которые он видел впервые в жизни, пожали руку и уехали.

Владимир Михайлович подвез родителей к дому. После нескольких рюмок в
синагоге отец расхрабрился:
- Разрешите вопрос?
- Разрешаю.
- Откуда вы все это знаете?
- В подробностях рассказывать долго, - задумался Владимир Михайлович, -
а вкратце я рос сиротой. Воспитывал меня дед, знаменитый полтавский
раввин. Мечтал, чтобы и я стал раввином. В шестнадцать лет я сдал
раввинский экзамен. А через несколько месяцев деда убили во время
погрома петлюровцы полковника Болбочана. Я был молодой, горячий,
поклялся отомстить, ушел в Красную Армию. Думал, что скоро вернусь в
Полтаву. И никогда не вернулся... Что-нибудь еще?
- Владимир Михайлович, пришлите пожалуйста справку, что не мы с мужем
затеяли всю эту историю, – попросила мама.
- Обязательно пришлю. Да, чуть не забыл, валюту нужно сдать.
Отец отдал доллары, машина уехала, меня понесли кормить.

Примерно через месяц отцу позвонили и попросили зайти в горотдел МГБ.
Там ему вручили Справку. На бланке Главного управления МГБ СССР было
напечатано: "Настоящая выдана Марку Львовичу и Фаине Саввичне Левиным в
том, что их сын Леонид подвергся обрезанию в ходе спецоперации по защите
государственных интересов Советского Союза". Внизу красовалась подпись
генерал-лейтенанта П. А. Судоплатова.
. . . . . . . . . . .

- Ну и как, пригодилась эта справка? – поинтересовался я.
- Да, один раз пригодилась. – оживился Леонид Маркович, - Когда я
закончил Харьковский политехнический институт, меня загребли на два года
в армию. Попал я в Забайкальский военный округ. Конечно, служить
офицером не то, что солдатом, но удовольствия все равно мало. Больше
всех меня допекал политрук, капитан Синельников. Начнем с того, что я
оказался первым евреем, которого он увидел собственными глазами.
Во-вторых, как только я побывал в бане, ему доложили, что я обрезан.
В-третьих, он читал газеты, смотрел телевизор и верил всему, что
печатают и показывют. Верил потому, что был пьян, а пьян он был всегда.
Однажды, тоже спьяну, капитан решил, что я израильский шпион. Эта мысль
маниакально застряла в его голове. Может быть, на трезвую голову он бы
успокоился, но трезвым он никогда не был. Каждый раз, встретив меня,
этот мудак совершенно серьезно спрашивал нечто вроде:
- А бабы в Израиле хорошие?
Я вспомнал бравого солдата Швейка и не менее серьезно отвечал:
- Бабы везде хорошие!

Моим шуточкам пришел конец после очередных стрельб. Стреляли мы из
автомата. Снайпер из меня никакой, а в этот раз даже в мишень не попал.
Вместо этого срезал подставку, которая держала мишень. Капитан счел это
особой удалью и на разборе стрельб громогласно заявил:
- Да, Моссад умеет кадры готовить, - и выразительно посмотрел в мою
сторону.
Вечером он отправил донесение в особый отдел округа. Об этом мне доложил
связист Сережа Коломиец, которому я помогал готовиться к вступительным
по физике и математике. Мне просто повезло, что ночью я сумел
дозвониться отцу.

На следующее утро за мной приехали два особиста, отвезли в Читу и
посадили на офицерскую гауптвахту до выяснения обстоятельств. Отец,
тогда уже подполковник, прилетел в Читу и пробился к начальнику особого
отдела. Когда тот развернул справку и увидел подпись Судоплатова, он
встал и читал уже стоя. Прочитав, негромко пробурчал себе под нос:
- Серьезный мужик был. Дело делал. Зря его посадили..

Меня в тот же день меня приписали к особому отделу. Там я и дослужил,
ничем особенно не занимаясь. От скуки стал часто ходить в городскую
библиотеку и в результате женился на библиотекарше. Появились дети.
Теперь они почти взрослые и хотят уезжать в Израиль.
- А вы?
- Я не против, но меня не отпускают родители. Они так и остались
боевыми офицерами и коммунистами. Ну ничего, как-то все уладится. Поеду
к младшему брату. Он уже там. Живет в Бейт-Шемеше.

Я тогда тоже собирался уезжать в Израиль, зубрил иврит днем и ночью.
Ивритские слова Бейт-Шемеш сразу перевелись в моем мозгу как "дом
солнца". Предсказание реб Меира стало для меня ясным, и я уверенно
сказал Леониду Марковичу:
- Обязательно уедете!

С тех пор прошло много лет. Я иногда вспоминаю эту историю и обещаю себе
выяснить хоть что-нибудь о реб Меире. Но каждый раз наваливаются
повседневные заботы, и я откладываю реб Меира на будущее, которое,
надеюсь, однажды наступит.

Abrp722
http://world.lib.ru/b/b_a/
Лучшая история за 31.03:
- Послушайте! - сказал усталый голос в трубке. - Вам не надоело?
- Надоело! - честно ответил директор. - Очень надоело. Вы уже сорок второй, кому я звоню.
- А зачем?
- Я уже сказал, - устало ответил директор. - Как понимаю, вы возможностями не располагаете, поэтому давайте просто закончим разговор.
- Необычный ход для телефонного хулигана, - усмехнулся голос в трубке. - Вы что, серьёзно говорите?
- Знаете, вы первый, кто переспросил, - сказал директор. - Другие начинают издеваться или сыпать угрозами. Иногда смеются, шутят и вешают трубку.
- Послушайте, как вас там?..
- Рыжиков Александр Михайлович, - охотно повторил директор. - Я представлялся в начале разговора.
- Во, Александр Михайлович! - голос в трубке стал весёлым. - Вы можете как читать дальше
Рейтинг@Mail.ru