Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
23 мая 2007

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
БЫЛЬ ПРО ТУРКМЕНБАШИ
(вспомнилась тут мне моя командировка в Туркменистан в начале 2001-го
года. И захотелось поведать о ней миру)

Конечно, следовало прилететь в Туркмению чуть позже.
Через неделю. Только, кто ж это знал? С другой стороны, все было очень
симпатично: нас, то есть группу российских журналистов, радостно
принимали, возили по Ашхабаду, показывали памятники, мечети, накрывали
для нас великолепные сочаки (читай - банкет на ковре). Только вот на
серьезный разговор никто не шел.
- Нет, что вы, только не сейчас, - хмурились солидные люди,
предприниматели, чиновники, ученые, деятели культуры. - После 16-го -
пожалуйста, а сейчас нет.
Между тем, до 16-го января оставалась еще неделя и нам очень хотелось
прожить ее так, чтобы потом не было мучительно больно, за не вовремя
сданные материалы.
- Напрасно стараетесь, - "успокоили" нас туркменские друзья, которых к
третьему дню командировки накопилось уже немало. - Все равно до 16-го
вам никто ничего не скажет. Дураков нет.
- А что будет 16-го?
- А 16-го состоится Ежегодное Совместное Заседание Государственного
совета и самого Туркменбаши. Такая "Большая стирка" для номенклатуры.
Своеобразная лотерея: ни один чиновник не может сказать точно, кем
именно он выйдет из зала заседаний после того, как туда войдет. А
поэтому никто с вами сейчас разговаривать не будет. Это просто опасно.
Неделя в великолепном, чарующе, неповторимо красивом и удивительно
приветливом Туркменистане прошла незаметно. Нам удалось-таки сделать
несколько материалов с людьми, которых 16-е число пугало не особо
сильно. А 16-го мы расположились на квартире у одного из туркменских
друзей и включили телевизор.
Заседание показывали в прямом эфире, так же, как когда-то у нас
показывали съезды народных депутатов. Шло оно без малого пять часов.
На это время город Ашхабад просто вымер. Примерно так же, как умирала
Москва во время премьерного показа знаменитого сериала про
Исаева-Штирлица. И дело тут было вовсе не в культе личности Туркменбаши,
которого в стране было действительно хоть отбавляй, и не в директивных
распоряжениях "Всем смотреть!" (не такие уж они и дисциплинированные эти
туркмены, напротив - нормальные люди). Просто зрелище, которое
представляло собой это заседание действительно стоили того, чтобы его
посмотреть. По крайней мере я не забуду его никогда.
Заседание началось не сразу. Сначала камеры показывали постепенно
наполняющийся народом зал. На сцене пустовал длинный стол президиума,
чуть выше него - трибуна для выступающего, а еще выше, наподобие
маленького балкончика, торчало место Отца всех Туркмен (именно так
переводится слово "Туркменбаши"). Это был небольшой столик с креслом. На
столике слева возвышалась стопка папок. В папках были приказы о снятиях,
назначениях и переводах. Жизнь и смерть. Поощрение и наказание. Приговор
и помилование. Неизвестно было только, чьи имена в них значились.
Между тем зал постепенно наполнился. Люди расселись и приготовились
внимать происходящему. В конце концов свободных мест в зале не осталось
ни одного. Минуту спустя в зал вошли члены президиума, однако их
появление особым оживлением в зале встречено не было. Они просто вошли,
и заняли свои места. Зато когда народ увидел Сапармурата Ниязова...
Мне сложно описать реакцию зала на его появление. Насколько я помню,
Леонид Ильич на съездах КПСС с их "бурными и продолжительными" такого
успеха не имел. Зал стоял, президиум стоял, овации не смолкали, на лицах
у многих присутствовавших были слезы, которые операторы брали крупным
планом. Все это продолжалось до тех пор, пока Туркменбаши не поднял
руку. Садились тоже в два приема: сначала президент, потом все
остальные. Усевшись, люди достали каждый по блокноту, и начали
сосредоточено что-то записывать. ЕЩЕ НИКТО НИЧЕГО НЕ ГОВОРИЛ, НО УЖЕ ВСЕ
ПИСАЛИ.
- А что это они пишут? - спросили мы у наших друзей.
- О, это они года три назад придумали. Раньше им тяжело было решить, что
с глазами делать. Вроде, на Туркменбаши смотреть - дерзко, а в сторону
или в пол - значит в чем-то виновен. И вот тогда кто-то достал блокнот и
стал что-то писать. С тех пор так и повелось: все сидят и вроде как
что-то пишут.
Между тем заседание началось. Один за другим на трибуну выходили
министры и отчитывались за проделанную работу перед народом и перед
Туркменбаши лично. По окончании доклада наступал черед задавать
докладчику вопросы. Вопросы задавал Сам. Надо отдать ему должное,
вопросы были весьма компетентные, показывающие, что спрашивающий
находится в курсе всех дел, и не только производственных, но и семейных.

- А что там у тебя с родственниками происходит? - вопрошал он
генерального прокурора республики, госпожу Курбанбиби Атаджанову. - Ты
думаешь, мы не знаем, что у тебя зять наркотиками балуется, а дочка шубы
носит в 5 000 долларов? Что родичи твои дворцы по Ашхабаду понастроили?
МЫ ВСЕ ВИДИМ. Ты с ними решай что-нибудь.
Напуганного до полубессознательного состояния министра сельского
хозяйства он вопрошал, почему в некоторых его хозяйствах отдают
предпочтение низкоурожайным сортам пшеницы, министра печати упрекал в
том, что тот слишком часто к месту и не к месту печатает его имя.
- А что я могу сделать, - виновато улыбался тот, - народ требует...
По окончании допроса Сердар ("сердар" - военноначальник, что-то типа
вождя, еще один вид обращения к Туркменбаши: "наш дорогой Сердар")
отпускал министров с трибуны. Один из отчитывавшихся попытался уйти с
нее сам (то ли ослышался, то ли замотался), но был остановлен грозным
окликом:
- СТОЙ! Я тебя еще не отпускал.
Потупив взор, провинившийся вернулся на трибуну, после чего был с нее
милостиво отпущен. Впрочем, сесть ему не разрешили, пришлось во
искупление вины так и простоять остаток заседания с блокнотом в руках.
Стоял не только он. Дело в том, что мало было дождаться отпуска с
трибуны, сесть на место присутствовавшие тоже могли только с личного
согласия Туркменбаши. Та же генпрокурор также отстояла оставшееся время
на своих двоих. Вместе с еще несколькими проштрафившимися.
Однако нельзя сказать, чтобы стоявшие были недовольны ситуацией. Во
всяком случае, я бы на их месте был бы почти счастлив. Потому, что
головы министров на этом совещании летели просто пачками. Причем, если,
скажем председателя комитета по вопросам науки просто перевели на
должность ректора Государственного университета (интересно, а что
случилось с предыдущим ректором?) с шестимесячным испытательным сроком,
то вице-премьера просто отстранили с формулировкой "за серьезные
недостатки в работе". А это "волчий билет" и никакого испытательного
срока.
Впрочем, даже такое изгнание не было вершиной наказания. Это я понял
после того, как Туркменбаши буквально УНИЧТОЖИЛ министра-председателя
Государственного концерна "Туркменские автомобильные дороги".
Тут надо сперва сделать два отступления. Первое. Надо сказать, что
дороги в Туркмении такие, что по сравнению с ними любой московский
автобан - разбитый проселок. Там в дороги можно именно смотреться как в
зеркало, особенно когда жарко.
Второе. По рассказу наших друзей, примерно за полгода до описываемых
событий этот самый министр-председатель по имени Нурмурад Гульмурадов
построил под Ашхабадом одноэтажный дом о шестидесяти четырех комнатах.
Причем, сдуру, записал этот дом не на родственников, а на себя лично. Об
этом узнал Туркменбаши, дом у министра отобрали, отдали его какому-то
не то детскому саду, не то школе, а перед этим его целую неделю
показывали по телевизору, комнату за комнатой, коридор за коридором. На
всех, кто смотрел эту передачу наибольшее впечатление произвел подвал, в
которой "могли спокойно заехать два КАМАЗа и выехать оттуда не задом, а
просто развернувшись там же, в подвале. В той же передаче Нурмурад
каялся перед народом и молил лично Сердара о прощении. И он его, по
милости своей, простил.
И вот теперь министр-председатель дрожащим голосом зачитал свой доклад и
остановился, ожидая вопросов Вождя. Тот же взял истинно мхатовскую паузу
и, наконец, задал первый вопрос. Совершенно не касавшийся сути доклада.

- Скажи, а зачем тебе 64 комнаты? Вот я - Туркменбаши, я не могу понять,
зачем тебе столько? Мне, например, столько не надо. Мне достаточно
кабинета и спальни. А тебе куда столько? В общем, так (далее за точность
слов я не ручаюсь, переводили друзья, да и диктофон я включить не
догадался). Пошел вон отсюда! С сегодняшнего дня ты - чернорабочий на
укладке твоих же дорог. Завтра ты надеваешь желтую куртку и выходишь на
укладку асфальта. И я лично прослежу, чтобы ты никогда выше
чернорабочего не поднялся. Звание простого рабочего сможешь заработать
себе лишь самым изнурительным трудом. И ты никогда не поднимешься выше
рабочего, ты не станешь ни мастером, ни даже бригадиром.
Еще одно отступление. Надо сказать, что в Туркмении, в отличие от
России, впавший в немилость министр не может пойти, пользуясь старыми
связями, работать президентом коммерческой фирмы, или председателем
фонда. В Туркмении человек, которого с поста снял лично Президент - это
не просто политический труп, это прокаженный носитель тифозной
инфекции, к которому прикоснуться может лишь самоубийца. Его не возьмет
никто и никуда, даже дворником. И если Туркменбаши сказал, что этот
человек будет работать чернорабочим до конца жизни, он будет работать
чернорабочим до конца жизни. Если только ему не удастся сбежать за
границу, что для него лично будет весьма проблематично.
Но на этом показательная порка не закончилась.
- А вот этот человек, - указал рукой в дальний конец зала Великий Вождь,
и камера тут же выхватила стоящего у дверей бледного и небритого
субъекта, - я его знаю. Он у тебя работал бригадиром и все время
перевыполнял план. Вот он с завтрашнего дня выйдет на работу министром.

На новоиспеченном министре был одет серый, как минимум, на три размера
больший его, костюм. Было явно видно, что его только что вытащили с
рабочего места, одели во что подвернулось и доставили пред светлы очи.
Даже побриться не дали.
- Иди сюда, - милостиво подозвал нового министра Президент страны. - Не
бойся. Я вижу, ты плохо одет. Это ничего, просто у тебя денег не было.
Завтра ты хорошо оденешься и будешь министром. А мы тебе поможем. И
деньгами поможем, и техникой, и людьми. Если будут какие-то проблемы -
обращайся прямо ко мне. Напрямую.
Между тем, по лицу нового министра, звали которого, как я выяснил уже
позже, Баймухамет Келов, было прекрасно видно, что проблемы у него уже
начались и он это прекрасно понимал. Ему я, пожалуй, сочувствовал даже
больше, чем брошенному на асфальт Нурмураду. Тот уже, по крайней мере,
достиг дна и мог спокойно осознавать, что больше ничего страшного с ним
произойти не может. Баймухамет же, напротив, парил теперь высоко в
облаках, удерживаемый лишь доброй, пока, рукой Владыки. И кто мог точно
сказать, когда ему надоест и он разожмет пальцы?
На следующее утро повеселевшие министры, из тех, кто уцелел, встречали
нас с распростертыми объятиями и радостно рассказывали, как хорошо им
живется тут.
Кстати, простому народу там и правда живется неплохо. До тех пор, пока
он не станет хотя бы бригадиром.

(с)
"Дембельский аккорд на 5+"

Пара отслуживших свое перцев этой весною получила по звездной связи
"компол - прапор - дембель" четкую установку: Пока танк не покрасите -
воли вам не видать.
А танк, сцуко, здоровый, он на постаменте стоит и пушкой в небо
упирается. А домой страсть как охота. А весна потому что.

Ну и покрасили. Как положено по уставу - кистью, из ведра, в три слоя.
Номер да ободья белые, звезды красные, корпус - зеленый.

Работа была принята командованием, перцы получили долгожданную "путевку
в жизнь" и свалили поближе к родным местам.

А потом был дождь. Два слоя гуаши стекли в канаву и полк встречал утро,
выстроившись на плацу возле героической т-34-ки, расписанной в лучших
традициях пацифистов-шестидесятников: желтые цветы по всему многотонному
розовому телу, надписи "LOVE" и куриные лапки на боках башни 8-)
Учим котят пользоваться горшком.
Кошку мою, еще в бытность ее котенком, ее мама-кошка научила ходить на
тряпочку. Так у них почему-то принято было. Нас это естественно не
устраивало, так как эта зараза туалетом считала любую найденную на полу
вещь. Отучали от этого дела долго, но наконец-то кошка стала
пользоваться горшком. Пришла пора и ей мамой становиться. С котятами она
играла мыркала им что-то по-своему, в общем учила по полной программе.
И вот как-то сидим ужинаем. Смотрим, кошка котят собрала и в ванную
направилась. Жена на цыпочках пошла за ней – интересно же. И видит такую
картину – наша седая и волосатая усадила своих котят кружком вокруг себя
и уже устроилась гадить на коврике (не забыла ведь зараза. Жена с криком
"Ах ты тварь! " ка-а-ак залепит кошке по морде.
Котята это увидели и как один тут же направились к горшку...

ЗЫ Пересекались как-то через год с друзьями, которым котят раздали. Все
в один голос говорят – гадят исключительно на горшок. Помогла ведь
наглядная демонстрация )))
Рассказал мне эту истoрию актер нашегo Драмтеатра Андрей Бердникoв. В
театре забoлел актер (на втoрых рoлях), и надo былo егo как-тo заменить.
А спектакль шел прo вoйну, и надo былo сыграть партизана. Рoль в
oбщем-тo на 5 минут. Нашли накoнец местнoгo слесаря:
- Вась, тут всегo-тo делoв прoпoлзти пo сцене и стукнуть вражескoгo
часoвoгo прикладoм пo гoлoве. Бутылку мы ставим.
Ну и дядя Вася естесстнo сoглашается. (Кoгда этo пузырь лишним бывал?)
Начинается спектакль (у всех предчувствие беды...). В самoй середине
представления дядя Вася прoпoлзает пo oкoпу, пoдкрадывается к часoвoму и
сo всей дури лупит егo пo картoннoй каске деревянным прикладoм с крикoм
"Умри падла!" На чтo актер падает и сoвершеннo резoннo ему oтвечает:
- Ты чтo, oх?"%л? Ктo пустил этoгo дoлб*?"%а на сцену?
И теряет сoзнание...
Так их чуть на бис не вызвали.
Было это во времена моей юности, где-то году в 1989. Служил я тогла на
Алтае, г. Барнаул, в Барнаульском высшем военном авиационном училище
летчиков - курсантом 1 курса. Представьте - сибирская зима, месяца точно
не помню, но снега навалило изрядно, подъем в 5:00 утра - шоб до
завтрака асфальт был черным, а снег вдоль дорог и дорожек "квадратным".
Был у нас на курсе курсант Хоменко, звать не помню как - давно было, но
не суть, среди нас своих мы его звали Хома соответственно. После
завтрака - учеба, как в институте, большой учебный корпус с кафедрами и
классами, ну это для тех кто не в курсе, в общем как институт только
военный :-). Первая пара "Радиоэлектронника", теория, проходит на втором
этаже. После несения денно и ночно службы плюс ранние подъемы на уборку
снега, в общем на лекции которая проходит естественно на кафедре
повальный сон под монотонную речь препода. Топят батареи нормально, на
кафедре жара. Препод видит полное беспредельное безразличие к его
любимому предмету и решает встряхнуть сонный курсантский народ.
Окидывает взглядом кафедру и попадает на неспящего по каким-то причинам
Хому. Приказывает: "Товарищ курсант - открыть большое окно!" и
отвернувшись к доске продолжает лекцию... Хома срывается с места и идет
к окну, небольшое шевеление тел и голов по рядам, пятисекундный фокус
на Хому, и народ дальше засыпает. Проходит минут 10, вдруг стук в дверь.
Препод: "Да, войдите!", и тут реально заходит Хома... Препод не помнит
ничего, начинает на него наезжать: "Вы что, товарищ курсант, обалдели,
где были, лекция идет уже минут 40! Кто ваш командир?! Да я вас..." Хома
виновато: "Да я... я окно... вы приказали... я ВЫПАЛ". И тут до препода и
до народа доходит, что это Хома и он 10 минут назад должен был открыть
окно... все в шоке. А ситуация банальна, Хома пошел открывать окно, окна
сами понимаете не стеклопакеты были, чего-то там у окон заело, он
плечиком молодецки подтолкнул, а окна на кафедре в полный рост - и
выпал, этаж второй плюс внизу тоже кафедра - реально этажа с 3-4 летел
(это был его первый самостоятельный вылет), но как я писал в начале -
зима была снежной и на Хоме ни царапины... вот такое везение плюс помощь
матушки-природы.
Сегодня на НТВ в утренней передаче выступал заместитель начальника по
вопросам занятости и безработицы Юлий Грец (кажись)
(сколько же этих чинуш развелось)
говорит: "Ну вы конечно знаете, у нас Россия страна большая, поэтому и
безработица у нас тоже большая, по статистическим данным
зарегистрировано 1,7 миллиона безработных".

Бордовских: "А вот специалисты говорят, что эту цифру надо умножить на
два - чтобы реально отразить ситуацию".

зам: "Ну нет, что вы, статистика конечно имеет погрешности, но не в два
раза, ну можно добавить полтора миллиона".

Мда... сложная наука - статистика, действительно не в два.
В основном читаю ваши истории с телефона – решил и сам вспомнить
парочку:
1. История произошла в совковые времена в эпоху тотального дефицита в
нашей деревне с одним дедком. Зашел он однажды в сельмаг посмотреть
не привезли ли чего нового. Естественно, кроме селедки в бочке масла,
лежавшей здесь уже больше полугода, он не нашел. Что конечно его сильно
раздосадовало и привело к определенному плану мести плановой экономике в
лице двух продавщиц. Недолго думая он попросил взвесить 5 кило этой,
надо сказать, вонючей рыбины. Это привело в восторг продавщиц – селедку
никто не покупал, а продать по плану нужно было все. Засучив рукава, они
с жаром и энтузиазмом принялись вылавливать непопулярный товар из бочки,
да так, что и не заметили как наш дедок потихоньку слинял. Отмывали руки
от вони с неделю, дедок не появлялся в магазине с месяц.
2. Ехали недавно с братом из пункта А в пункт Б на подержанной иномарке.
Как известно, чем меньше машин на дороге, тем злее гаишники и тем больше
вероятность, что вас попросят купить полосатые палочки. Ну, остановили
нас, но придраться не к чему - ничего не нарушали, все документы в
порядке. Решил один ментозавр проверить номера кузова и двигателя нашей
иномарки. Движок в грязи – копаться никому не хочется. Братан говорит,
машина уже два года в России – можно не проверять. На что наш инспектор:
"Два года? Да я за это время три раза могу перебить номера". Я давясь
от смеха спрашиваю: "А что? Действительно можете перебить?" Охреневшие
глаза гаишника, улыбка в 32 зуба брата.
Ergi
D: позор с 1986 года россия не были чемпионами мира по хоккею
S: и все таки она Россия
S: а не россия
D: а что ты сделал для того чтобы эту страну называть с большой буквы?
S: Шифт нажал блин
"Стерва, зараза, зачем она это сделала", - бормотал я, шагая быстрыми
размашистыми шагами вдоль улицы. "Нет, я довольно симпатичный парень,
найду другую, но все-таки какая стерва". Еще в детском садике я
пользовался повышенным вниманием слабого пола, а классу к 3-му стал
встречаться со своей одноклассницей, ходили в кино, сидели за одной
партой. Все в то время что-то коллекционировали, кто – марки, кто
фантики от жвачек, а я фотографии девушек, причем не всяких, а только
тех, которых "покорил". Время бежало, я взрослел. Вместо общих
фотографий класса стали появляться другие, более откровенные, такие
родителям лучше не показывать. Я поступил в Университет и там
познакомился с девушкой из потока, знаете, бывают люди симпатичные, а
бывают красивые. Она относилась к последней, более редкой категории.
Встречались мы чуть меньше года. И вот летом, я с трудом пробил
бесплатную путевку на Юг с группой от Университета. Конечно без своей
девушки, так как известно в Тулу свои самовары не берут. Там закрутил
небольшой курортный роман с местной девушкой из Адлера, и все бы хорошо
и прекрасно, но по приезду домой нашлась та, которая рассказала все это
и моей девушке. После 30-минутной морали на тему "Какой я подонок..."
она дала мне пощечину и удалилась прочь. На следующий день позвонила,
попросила прощения за "вчерашнее" и сказала, что зайдет забрать
некоторые вещи, которые находились у меня дома. Честно говоря, я не
заметил, да и подумать не мог, что вместе с ней исчезнет и тот самый
альбом с фотографиями. И вот уже ровно 7-я по счету девушка за 2 года
уходит от меня, обнаружив у себя в почтовом ящике те самые фотографии с
исправленной в фотошопе датой и надписью "А Мы хорошая пара" на обороте.
Прогуливается папаша с маленьким ребенком возле мэрии. Дите спрашивает
насчет государственного развевающегося флага. Отец авторитетно
объясняет: "это, сынок, флаг иностранного государства, гражданами
которого мы являемся."
Он прав, если подумать.
Работаю в муниципалитете маленького южного городка, скорее даже ПГТ
- поселка городскгото типа - Мицпе Рамоне. Задача руководимого мною
подразделения - оказание помощи новым репатриантам (на иврите) ОЛИМ
ХАДАШИМ. В тот год по требованию международных еврейских организаций
Германия приняла решение выплатить компенсацию семьям, которые бежали от
фашистов в эвакуацию и при этом потеряли свое имущество. Для оформления
документов были подготовлены анкеты, котрые нужно было заполнить на
английском языке. Учитывая, что большинство бывших советских, прошедших
эвакуацию, английским не владело - я заполнял эти анкеты, распрашивая
своих земляков об их жизни с 22 июня 1941 года по победный май 1945.
У меня на приеме пожилая, мягко выражаясь, кавказская женщина. Судя по
ее удостоверению личности эта почтенная дама родилась в 1912 году. А в
результате допроса удается выяснить, что ее батюшка родился в 1905 году.
Проделав нехитрый расчет я получаю, что ему было ПЯТЬ лет, когда у него
родилась дочка. Своим открытием я делюсь с моей посетительницей. И
получаю в ответ истерику - "Ты что мне не веришь?" Я начинаю отпаивать
водой переволновавшуюся старушку и заверяю ее в своей искренней вере в
ее слова. Но есть одна тонкость - "Ведь немцы - они не поверят такому
феномену, несмотря на то что кавказские парни очень горячие, но не с
детского сада же". В последствии оказалась, что ларчик просто открывался
- по каким-то причинам перед выездом в Израиль бабушке сделали новую
метрику и исправили дату рождения, сдвинув ее на 10 лет. Но этот
душещипательный факт бабка напрочь забыла, а год рождения отца помнила
на зубок.
Уж не обвините в богохульстве - но это реально было.
Сегодня утром новости по-моему по НТВ. Идут подряд два сюжета о делах
церковных. В первом рассказывается о крестном ходе посвященном
воссоединению церквей, во втором об отношении священнослужителей к
правилам дорожного движения. В общем безобидные сюжеты, да только
монтажер походу перепутал что-то и в первый сюжет попал кусочек из
второго. Сначала показывают толпу людей с иконами и прочим идущую по
дороге. Голос за кадром говорит о том, что верующим предстоит преодолеть
800 км пути. Сразу следом показывают священника, который говорит, что
священнослужители, так же как и миряне, руководствуются правилом трех
"Д" - дай дорогу дураку.... вот такая причинно следственная связь.
Футбольное-зоологическое.
Как-то недавно было столичное дерби между Спартаком и ЦСКА. Помню, я
сидела дома перед телевизором и уныло смотрела, как 22 мужика слоняются
по искусственному газону "Лужников" под проливным дождем.
Кто смотрел тот матч, тот в курсе, что во втором тайме на поле откуда ни
возьмись выбежала довольно большая мохнатая сцобако. С виду очень,
сцуко, добродушная. Стала псинка к игрокам подбегать. А тут Вагнер Лав -
чернокожий бразильский форвард в составе армейцев - решил с собачкой
поближе познакомиться: она к нему подбежала, а чернож..., пардон,
"афроармеец" стал ее гладить, чесать ей бока. Псинка с выражением
балдежа на своей собачьей рожице повалилась на спину и подставила
форварду брюхо. В общем, игра остановилась. Комментатор откровенно
стебался над воцарившейся на футбольном поле идиллией.
И тут запиликал мобильный телефон: мне пришла СМСка от приятельницы -
болельщицы, которая также смотрела этот матч. Текст СМСки развеселил:
"ВИДЕЛА, КАК ОБЕЗЬЯНКА ПОДРУЖИЛАСЬ С СОБАЧКОЙ?!".
Лучшая история за 15.07:
Я психолог. Время от времени мне жалуются, что не умеют отказывать. Обычно дамы/барышни. Я (если позволяет психологический статус клиента) серьезно киваю и говорю:
– А покажите сиськи.
Дама возмущенно говорит:
– Нет!
Я:
– Ну вот видите, получилось. Стало быть возможности есть, и вопрос только технический, а не психологический.
После этого обычно очень быстро выясняются и корректируются огрехи поведенческих паттернов.
Рейтинг@Mail.ru