Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
27 июня 2015

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Дочери исполняется пять лет. Обсуждаем с ней, что подарить.
Мечтательно - феечку... Или русалочку...
И не меняя тона - или крокодильчика...
Хотите - верьте, хотите - нет.
Соседи слушают музыку, танцуют, а на часах - полночь. Звоню в полицию, отвечают: "ща приедем".
И действительно, через 20 минут наступает тишина.
В 5 утра звонок в дверь. Открываю и вижу полицейских.
- Вы на шум жаловались? Мы прибыли. А чего так тихо? Ложный вызов, что ли?
Отправил их к соседям, сказав, что они через окно патрульную машину увидели и с криками "шухер" затаились. Ну не одному же мне в такую рань не спать.
Пошёл в парикмахерскую, не мог определиться с длиной. И диалог с парикмахером:
- Не могу выбрать длину, может вы посоветуете?
- Так давайте я вам один бок сделаю немного короче, а другой длиннее, а вы потом посмотрите, выберете как лучше, и я вам и другой бок переделаю.
- А что если я выберу более длинные?
Девушка зависла.
3
Физик Лев Ландау был арестован в 1938 году и год просидел в тюрьме, пока стараниями Петра Леонидовича Капицы не был выпущен на свободу под его личное поручительство. Однажды одна из сотрудниц спросила у Ландау, что с ним делали в тюрьме.
– Ничего. Водили по ночам на допросы.
– Не били?
– Нет, ни разу.
– А в чем тебя обвиняли?
– В том, что я немецкий шпион. Я пытался объяснить следователю, что это невозможно: мне нравятся девушки арийского типа, а немцы запрещают евреям любить арийских девушек. На это следователь ответил, что я хитрый, маскирующийся шпион.
4
В конце ноября ездила с подругой по Европе на арендованом авто. И вот пообещала я ей, что обязательно съездим туда, где происходила битва трех императоров (битва при Аустерлице. Болконский, небо над Аустерлицем и т.д.). Загуглила я это дела и выяснила, что бывш. Аустерлиц теперь называется Славков у Брна. Поехали мы туда. Но бытва-то была не там, а где-то рядом. Надо спросить у населения.
Ловлю местного мужичка похожего на почтальона:
- Sorry! Can you help us?
- No, no
- А если по русски?
- А по русски можно (с чешским акцентом).
Помог =) Все нашли
Добрый день всем! Пишу впервые, так что...
По поводу скоростной сдачи экзамена. Моя история. Учился я в Московской ветеринарной академии, и на первом курсе у нас был предмет "История ветеринарии", которую вел довольно специфичный препод. Он знал, что ему нельзя пить, т.к. это имело непредсказуемые последствия. Так вот студенты с параллельной группы узнали, какое вино ему особенно по душе, ну и приобрели соответственно. Дальше дело техники. Они сдавали первые. Когда я зашел в кабинет, увидел нашего дорогого препода за столом, рядом стоял раскрытый пакет с открытым вином. Далее произошло следующее: он попросил у сдающего студента зачетку, открыл ящик в столе, блеванул туда, закрыл ящик (в нем я заметил несколько зачеток), вытер рот рукавом, поставил "хор." , следующий... В общем экзамен сдали все. Когда начали смотреть, что он нам там поставил, оказалось, что часть студентов сдала экзамен по ОВД (сдается на 4-м курсе) который ведет тот же препод. Вот так экзамен получен за 3 года до начала обучения)))
- Самое худшее в беременности, когда плакать хочется. Как будто лука наелась.
- Один раз так арбуз захотелось, что даже разрезать не стали. Ложкой схрумкала.
- А мы пиццу ели каждый день. На завтрак.
- А мы два месяца на сохранении лежали. Такого наслушались, я теперь могу гинекологом подрабатывать.
- Врач сказала, 3300 будет, а выполз 4200. Богатырь!
- А мой от сиськи оторвался, и так в глаза посмотрел, таким умным взглядом... ученым будет.
- А мы уже язычок показываем.
- А мы писаем на два метра... как папа.
- А мы уже пошли.
- А мы плаваем.
- А мы, а мы...
Что, думаете я мамочек на площадке подслушал?
Это три бородатых мужика с автоматами обсуждали. В засаде...

Роман Розенгурт
Прочитал историю, как эффективно можно бороться с карьеристами-комсомольцами. Всё дело в том, что у этого социума (а это все нынешние руководители), существуют железные правила поведения. Их надо знать, чтобы жить с ними в мире и "согласии". Собственно, история. В советские годы была такая организация - ССО (студенческие строительные отряды). Это когда студенты во время каникул ездили куда-то и что-то там строили. При этом получали, кроме неплохой прибавки к стипендии, кучу соответствующих атрибутов: курточки, значки, эмблемы. Я ездил три года, и два из них с атрибутами всё было в порядке. Но на третий год курточки со значками зажали.
А жаль. Но, один мой однокурсник как раз и возглавлял это движение в области. Вообще-то, это довольно известная личность российского масштаба. Все крупные скандалы 90-х без него в РФ не обходились. Одна коробка из-под ксерокса что стоит. Ну, что делать иду к нему на поклон:
- Аркадий, ты же сидишь на мешке со стройотрядовскими значками. Отслюни малость.
- Да без проблем. Считай, что уже всем обеспечен. Только мне программу для ЭВМ надо написать, а я что-то задачу не понял.
- Дай гляну. Да фигня там. Так-то, так-то надо делать.
- А, понял, спасибо.
Прошла неделя, а значка ССО-**** как не было, так и нет. Иду на поклон второй раз:
- Аркадий, так где же значок?
- Да замотался, блин, но считай, что он уже у тебя, только вот у меня проблемы с программой.
Все знают, сколько раз прилично наступать на грабли. Программу я ему написал и на следующий день получил и значок, и курточку, и какой-то стройотрядовский "орден" за замечательный труд. А правило-то у них простое: "если от тебя им лично никакой пользы - ты не существуешь".
Минск. Стою в очереди в какой-то столовке (ныне кафе «Васильки» напротив КГБ, если кому интересно). Поднос - самообслуживание.
Тетка пробивает супчик, котлетки, салатик, компот. Отдаю какие-то тыщи. Получаю сдачу, намереваюсь не пересчитывая, как обычно, засунуть в карман и тут почему-то машинально начинаю пересчитывать.. сам думаю с чего бы. Оказывается, краем глаза прочитал бейджик работницы: Наколи Н.А.
Вчерашняя история про слоненка Патамабара и его друга Илая в Индии навеяла.
Как уже рассказывал ранее, довелось мне лет этак нцать назад, в бытность студентом, поработать в Индии гидом, когда новая волна популярности поездок в сей чудный край только набирала силу.
Так вышло, что был я не только английскому, но и языку хинди обучен.
Итак. Случай в сельпо.
Захожу в махонький магазинчик купить банку газировки.
- эк кола диджие! (будьте любезны баночку газировки)
Что тут началось… помните мультфильм «Каникулы Бонифация»? ну когда лев одной девочке показал фокус и она потом всю деревню привела, и лев так и не дошел до озера.
Продавец привел друга, друг – сестру, сестра – брата, брат – одноклассника, одноклассник – соседа … Когда в магазинчике было уже не протолкнуться и я в пятидесятый раз повторял, что да я из России, да немного говорю по хинди, да край сей мне по нраву, я понял что ОЧЕНЬ ХОЧУ ПИТЬ.
Что вы думаете? Они подарили мне напиток за спектакль? Фиг два.
- хаумачкокаколасдачиненадо, - сказал я, схватил жестянку и сбежал.
Зарекшись демонстрировать свои филологические познания и решив общаться с представителями сферы услуг строго по-английски, я подумал, что моя проблема решена.
Как бы ни так! Каждый последующий раз, когда я просто шел мимо магазинчика (а ходил я мимо него около 2 месяцев), на улицу выбегали все, кто в нем на тот момент находился и … рассказывали мне на хинди, что «я из России, да немного говорю по хинди, да край сей мне по нраву».
И вы знаете… настроение очень поднималось)
Хинди-руси бхаи-бхаи (с)пит
Тогда и я расскажу про экзамен. Дело было давно, в лихие 90-е. Хотя был я достаточно прилежным студентом, практиковал и прогулы. И как то так много прогулял квантовую механику. И настал час расплаты. Пришли на экзамен, ждём препода. Он опоздал на час, весь простуженный, замотанный шарфом. Завёл нас в аудиторию и перечислил счастливчиков, кто автоматом получает пять. Поставил, отпустил. Затем пришла очередь хорошистов. Меня и в этом списке конечно нет. Осталось ещё около половины мучеников, большинству из которых было предложена автоматом тройка. И опять мимо меня. Ну чтож, буду тянуть билет, подумал я, мне ведь все равно нужна четверка. Хуже было то, что нас осталось только трое, не заработавших на автомат, что осложняло работу с литературой и шпорами на экзамене. Взяли билеты, сидим настраиваем откуда списать, и вдруг препод объявляет, что нам тоже поставит тройку. Однокурсники подскочили и вмиг воспользовались уникальным предложением. А я уже был настроен на борьбу, поэтому остался на месте. Под партой открыта на нужной странице литература, шпоры, все ок. Все ушли, остались только мы вдвоём. Через пять минут препод вдруг встаёт и быстро идёт в мою сторону. Ну, думаю, спалил он меня. А он подошёл, вручил зачётку, завернулся в свой шарф и, попрощавшись быстро ушёл. В зачетке стояло "хор". Все таки врут, что чудес не бывает.
Пришлось в свое время поработать механиком, или слесарем – не знаю, как правильно. Одним словом, в частном порядке обслуживал, ремонтировал оборудование в разных магазинах. Частенько бывало, что где-то в районе в каком-нибудь магазине что-то поломается, хозяева не стесняются, тут же звонят, а то и спешат выслать даже машину за мной. И не важно: выходной день у меня или нет. Платят же… И в тот раз также.
Звонок. Сообщают, что машина уже у подъезда. Беру сумку с инструментами и вперед. У подъезда стоит, ну, разве что не броневик. Весь черный, блестит. Тонированные стекла. Красавец! И вот я, в видавших виды джинсах, в выцветшем свитере, старых кроссовках сажусь рядом с водителем и говорю ему: «Все, поехали». Тот, не моргнув глазом, заводит машину, и мы трогаемся. И тут за своей спиной слышу вальяжно-тягучий голос:
- Я не понял… Ты куда поехал?
Вопрос явно предназначался не мне, а водителю. Машина тут же остановилась как вкопанная:
- Так он же сказал, чтоб ехали…
Краешком глаза вижу то, что сидит за моей спиной, и слышу:
- А это кто вообще такой!?
Чтоб не искушать судьбу, коротко и ясно объясняю, кто я есть такой и почему очутился в этой машине. По реакции того я понял, что ситуация его тоже развеселила. И он уже так, несколько снисходительно похрюкивая, почти по-приятельски, выдавливает:
- Слышь, братан… Там за углом дома «пирожок» белый стоит – по ходу за тобой.
У знакомой в магазине близняшки работали, одна помогала выбирать товар, вторая выписывала, в другом здании; пока покупатели переходили, одна звонила другой и вкратце описывала ситуацию кто и с чем придёт, мы сидели на выписке как на шоу любуясь реакцией. :)
13
В свое время при разборе архивов наткнулся на то ли донос, то ли критический отзыв о "Мастере и Маргарите":

"В романе Булгакова более сотни персонажей, все социальные пласты современной Москвы и прошедших эпох. Но среди них нет ни одного убежденного коммуниста. Таким образом, автор показывает нас, членов великой партии Ленина-Сталина, существами еще более мифическими, чем сам дьявол. Он в романе есть, а нас просто нет!"

По-моему, в точку :)
В былые времена Великого Союза, я и моя молодая супруга прибыли в небольшой портовый городок по распределению и, как тогда водилось, получили комнату в коммуне, как помощь молодой семье специалистов. Нашими соседями оказалась шумная семейка, состоящая из мамы, папы, бабушки и восьмилетнего сорванца, и еще одну комнату занимал герой этой истории, старичок, бывший боцман торгового флота, как его все называли - дядя Жора. Дядя Жора был очень колоритной личностью, моряк от Бога, проведший в море всю свою жизнь. Детдомовский сирота, никогда не знавший своих родителей, человек, в речи которого были только морские термины и выражения, но совершенно безобидный человек. Дядя Жора всегда был навеселе, но никогда не был пьяный, с утра до ночи копался во дворе в своем сарае, что-то плел, вязал, точил и мастерил.
Соседский парнишка был местным разбойником, предводителем уличных хулиганов, проблемой школы и грозой всей улицы. Его родители уделяли мало внимания его воспитанию, работали как каторжные в порту разнорабочими, а бабушка просто не могла в силу возраста и мягкотелости. Дядя Жора был постоянным предметом его издевательств, то они обстреливали его сарай из рогаток, то воровали инструменты, то стреляли пластилином. Пару раз закрывали его в сарае и дядя Жора ждал внутри, пока кто-то не освободит. На все эти издевательства дядя Жора никак не реагировал и лишь улыбался, пожимал плечами и говорил, мол, ничего, сам прийдет извиняться.
Однажды дядя Жора прямо посередине двора между ветвями каштана начал плести гамак. Да какой гамак, узелок к узелку, из мягкой бечевки. Местная шантрапа во главе с соседским пареньком сначала было начала мешать, как обычно, потом заинтересовались и молча смотрели, потом попросили показать как это делается. Дядя Жора, ни минуты не сомневаясь, вынес из сарая каждому по бобине веревки и начал объяснять как и что делать. В тот день загнать пацанов домой ни у кого не получилось. Через несколько дней я видел, как дядя Жора учил ребятню вязать узлы и даже проводил какие-то экзамены. Потом напольные маты, гамаки, рыбацкие сети, шкентеля и т.д. Через неделю со дворов пропали все бельевые веревки, а через месяц белье не на что было вешать во всем районе, зато в каждом дворе висели гамаки, на футбольных воротах были сетки и перед каждой квартирой лежали половики - плетеные маты. Каждый вечер паренек рассказывал и показывал уставшим родителям, что новенького дядя Жора показал, какой узел, метод укорачивание троса или новый способ плетения, но те лишь отмахивались в ответ с фразой типа поменьше бегай к этому старому алкашу.
Это все продолжалось довольно долго, пока дядя Жора не умер. Умер так, как умирают чистые душой люди, тихо и спокойно, во сне. Тело его увезли, и через несколько дней работник социальной службы принес справку, что такой-то захоронен на общественном кладбище, на участке номер такой-то. Родственников у дяди Жоры не было и очень скоро шумная соседская семейка уже обживала его комнату, как нуждающаяся в расширении жилплощади. Весь скарб дяди Жоры, а это был саквояж с парой тельняшек, белья и банкой монет, новыми жильцами был выброшен на помойку.
Парнишка соседский вырос достаточно, чтобы его родители могли, выдохнув спокойно, отдавать его в летний лагерь, что они постоянно успешно делали. В один такой период мы пришли домой после работы и увидели, что квартира полна школьников в галстуках, соседи накрывают стол, что-то в спешке готовят. Во главе стола сидит соседский парнишка, рядом девочка лет пяти с перебинтованной рукой и её родители. С другой стороны сидела классный руководитель его класса и без умолку щебетала, что он конечно заноза еще та, и что вымотал ей все нервы, но она никогда не сомневалась, что паренек с чистой душой. Все дружно жевали пирожки, наспех испеченные бабушкой, ахали и охали. Позже, отец девочки рассказал, что произошло.
Пионерский лагерь, в котором находился паренек, был на краю обрыва и время от времени пласты земли сползали вниз на пляж из-за подмыва водой. На это никто не обращал внимание и лишь переносили ограду лагеря дальше от обрыва. В тот злополучный день отряд младшей группы возвращался с моря в лагерь, девчушка по дороге отбежала в сторону к обрыву собрать цветы и в этот момент огромный пласт земли откололся и начал сползать вниз так, что девчонка осталась отрезанной от земли. Еще через мгновение часть пласта рухнула, а вторая остановилась, образовав глубокую трещину глубиной метров пять и шириной в метр-полтора. Девчонка от испуга попыталась перепрыгнуть излом и провалилась в трещину, вывихнув при этом руку. Это был шок для вожатых, поскольку никто не знал что делать, ревущий ребенок, достать нельзя, они в панике увели всех детей и побежали звать помощь, милицию, пожарных. Соседский паренек, игравший недалеко в футбол, подскочил к флагштоку, развязал троса двух флагов, умелыми движениями обвязал себя беседочным узлом, другой конец обвязал вокруг стойки забора и, взяв свободный конец другого троса, спустился медленно в расщелину. Подполз к застрявшей девочке, обвязал её спасательным узлом и подбежавшие взрослые вытащили девчонку наружу.
Я смотрел на малого во время рассказа и видел тоску в его глазах, на мой вопрос, почему он такой печальный, малый подошел ко мне и попросил поехать с ним на кладбище, где был похоронен дядя Жора. Шансов было мало найти участок, за это время ясно, что много людей похоронили там же, но всё равно в субботу я нашел в своих документах справку о смерти дяди Жоры и мы с пацаном поехали на кладбище. Конечно, нужного участка мы не нашли и сторож вообще не мог понять, зачем мы ищем могилу какого-то бомжа, но малый не растерялся, на первой же табличке со стертым номером, написал Дядя Жора, положил заранее приобретенные цветы и сказал спасибо. Дядя Жора был прав, настал тот момент, когда пацан сам к нему пришел.
Парнишка, Филатов Андрей, вырос и стал капитаном дальнего плавания, сейчас бороздит моря и управляет современным контейнеровозом. Дома его ждут жена и сын, Георгий Андреевич.
Сандуны, Дневник Черчилля и ДТП

За походы всей компании в Сандуновские бани отвечал Андрей. Созвониться с банщиком Рифатом, заказать кабинет и веники, купить настойки для пара, всех известить о дате и времени.

За ним же бессменно сохранялась обязанность «культурной программы». Он добывал через многочисленных знакомых новые книги, рассказывал о прочитанном (а когда появились видеокассеты – об увиденном), при случае – давал почитать-посмотреть.
Приятели по еженедельному кабинету, все средней руки начальники из разных министерств, относились к этим его организаторским усилиям как к небольшому хобби: снисходительно и с благодарностью. Беспокоились только, когда среди книг изредка обнаруживались «привозные», не очень одобряемые: «Лолита», «Зияющие высоты», на папиросной бумаге машинописный «В круге первом», и прочий околосамиздат. Книги были дорогие, в основном, их брали почитать на несколько дней, опираясь на доверенных людей.

Как-то зашло обсуждение однотомника Типпельскирха «История Второй мировой войны». Большая часть компании впервые из этой книги узнала о числе взятых в плен советских солдат в первые месяцы войны, никто не хотел верить этим цифрам. Но книга на русском языке была издана Генштабом, для внутреннего пользования, в комментариях не было противоречий, и возражения пришлось бы аргументировать. У одного из компании, Аркадия, отец был генерал, командир дивизии, и он, в общем, знал и подтверждал ужасающее число пленных и вообще потерь советских войск.

Один из случайных слушателей дискуссии, из соседнего кабинета, уже в парилке обронил:
- Да вы, ребята, видно, дневник Черчилля не читали! Вот там столько деталей про Войну можно почерпнуть! Причём, Войну глобальную, с истоков, с причин, с 1939 года, всех театров и до конца.

Андрей встрепенулся: какой-такой дневник Черчилля? На каком языке? Сколько страниц? Где и как раздобыть? Сколько стоит?
Выяснилось, что есть издание на русском, совсем уже «для служебного пользования», тиражом не большим, но известное в узком кругу. Шесть томов, больше двух тысяч страниц мелким шрифтом с приложениями.
И Андрей загорелся: найти, достать, купить (если по карману), или хоть прочесть.
Но не всё так просто и быстро оказалось. Звонки и разговоры с десятками друзей и знакомых результата не дали. Кроме случайного соседа в Сандунах – никто и не слышал об этом издании. Идти в Ленинскую библиотеку было смешно и вряд ли полезно.

Прошли месяцы, и Андрею позвонил Юрий, давний приятель из Госплана СССР. Он там работал на какой-то средней должности, но как и Андрей, интересовался книжными новинками и через это увлечение был вхож в довольно высокие кабинеты.
- Андрей, привет! Ты меня как-то спрашивал про дневник Черчилля?
- Привет, и что? Знаешь, у кого он есть?
- Похоже, знаю. Захожу я тут к одному начальнику отдела, а от него выходит Б., начальник отдела развития городов, и подмышкой у него коричневатая книга с надписью «Черчилль», еле рассмотрел. Вроде ещё том три, цифрой.
- Так, так-так. А ты можешь к нему подкатиться, типа, попросить почитать?
- Ты смеёшься? Он из этих, из бывших к нам спущен. Бывший председатель Мосгорисполкома. Ходит в крахмальной рубашке, в спецпрачечной им стирают.
- Чёрт! А через кого-то?..
- Нет у меня через кого. Самое большее, что я могу – дам тебе его телефон, из справочника Госплана. Найдешь кого-то, кто поможет – пойдешь на контакт.
- Ну, и на этом спасибо, Юра!

И на этом всё остановилось.
До мелкого ДТП.

Тихонько двигаясь по улице Герцена* вверх (знак 40 км), Андрей углядел несущуюся слева из второстепенного проезда «Волгу». Не сбавляя скорости, она поворачивала налево, неумолимо догоняя «Жигуль-универсал» Андрея. Пытаясь уйти от столкновения, Андрей принял правее; выскочив через бордюр на пустой тротуар, ощутил заметный удар в заднее крыло.

Стоявший буквально в 30 метрах впереди гаишник (4-е управление, обслуживавшее Центр Москвы) всё видел и укоризненно покачал головой. Он направился к остановившимся машинам, похлопывая себя по сапогу полосатой палкой.

Выйдя из машины, Андрей буквально столкнулся с высоченным, интеллигентного вида водителем «Волги».
- Ты как ездишь, - заорал тот, - ты мне машину разбил, я тебя … - он задыхался, подбирая слова.
Андрей не торопясь заглянул под правое переднее крыло: было ясно, что подвеске не понравилась высота бордюра, скорее всего, придется менять шаровую, если не рычаг. Он обошёл машину сзади, посмотрел крыло. Удар пришёлся в самое сложное место, около лючка бензобака. Фиг хорошо выправишь.

- Товарищ водитель, - Андрей обратился к горестно присевшему у своего переднего крыла ворчащему виновнику. – Вы нарушили сразу два пункта ПДД: выезжая на главную дорогу, не уступили дорогу движущемуся транспортному средству, а после выезда на свою полосу, перестраиваясь, не пропустили машину, находящуюся справа от вас.

- Да ты что несёшь? Ты ещё скажи, что я тебе машину ремонтировать должен, - разогнувшись вновь заорал «интеллигент», поворачиваясь к подошедшему гаишнику.

Капитан нейтрально козырнул и сухо произнес:
- Документы.
Увидев в правах Андрея талон нарушений, с несколькими пробитыми компостером отверстиями, поверх перечеркнутыми, с удостоверяющими печатями, капитан удивленно выставился на Андрея.
- Да мне Саша Шитов помогает, - вполголоса пояснил Андрей, улыбнувшись углом рта, таясь от подходящего с документами страдальца из «Волги».

*****

За несколько лет до этого, катаясь ещё без прав на машине приятеля, Андрей въехал в зад «Волги» главного дирижера Театра Оперетты. Слипшиеся машины перегородили по диагонали въезд в Пушкинскую улицу**, по которой дирижеру до его спектакля оставалось ехать минуту.

Появившийся гаишник представлял собой образец незыблемости СССР того времени: полтора метра с небольшим в высоту, метр в ширину и в глубину, с улыбчивым перегаром. Как потом оказалось, это и был известнейший в Центре Москвы Саша Шитов из четвертого управления. Услышав от Андрея про «забытые дома права», он удовлетворился остальными многочисленными документами обеих сторон, отпустил возмущенного творческого работника на спектакль, а Андрею приказал ехать за ним на базу, на улицу Татьяны Макаровой***. По дороге машина Шитова остановилась у неприметного подвальчика, на её крыше зажглась «люстра». Из подвальчика выскочил мужичонка, сунул в окно машины свёрток.

В кабинете, вдохновлённый картиной кратковременной остановки у «подвальчика», Андрей быстро нашел с Сашей общий язык, и с тех пор находился под его покровительством по всем гаишным вопросам. Если случалось получить «дырку» в талон, Саша её «отменял», удостоверяя печатью очередное посещение подвальчика. Постепенно он проникся к Андрею, который не только привозил бутылки регулярно, но пару раз ночью заявлялся на «базу» с кастрюлей горячей закуски из круглосуточной пельменной у ЦК ВЛКСМ. Заметив, что Андрей часто мучается со штрафами и дырками в талоне, он провел среди него краткий инструктаж:

- Первое, если остановят, твое Министерство не катит, говори, что работаешь в Управлении Правительственной связи. Сидишь в Кремле, окна выходят в Тайницкий Сад. Дальше, если посмотрят-спросят про причёску – говори, что не аттестован. Теперь так: машина у тебя сейчас копейка белая, это уже хорошо. Дворники никогда не снимай, передний номер слегка перекоси правым краем вниз. Вытащи предохранитель дальнего света правой фары, увидишь внимание к себе гаишника, три раза быстро мигни фарами – получится, одной левой. Так ездит и так делает на задании наружка КГБ. Останавливать тебя будут в десять раз реже. А штрафовать вообще перестанут.

Однажды в случайной компании гости из далекой Грузии с грустной завистью вспомнили анекдот про то, как их богатому соплеменнику, чтобы ему в очереди не стоять, за деньги вынесли Ленина из мавзолея. Андрей прикинул, что сегодня при выезде на Красную площадь дежурит Саша. Спросил, сколько дорогие южане готовы заплатить за минутную ночную поездку по маршруту командующего парадом. Сказал, что это реально уникальная услуга и будет вполне на уровне анекдотичного выноса вождя. Озвученная сумма ему показалась очень привлекательной, и ближе к двум часам ночи они поехали.

Андрей остановил машину при выезде с улицы Куйбышева****, под знаком «только налево». Передав Саше обычный булькающий свёрток, Андрей объявил о желании уважаемых гостей столицы. Саша обошёл машину, посмотрел в лица всех пассажиров.
- Давай, только потихоньку, на второй передаче, скорость не переключай, не прижимайся ни к ГУМу, ни к мавзолею, окна закройте все. У музея разворачивайся совсем медленно. Что бы не увидел – не останавливайся, в случае чего, медленно подъезжай ко мне.

Андрей повернул направо и поплёлся вдоль ГУМа. В машине повисла восторженная тишина. В салонном зеркале вертелись головы, лягались локти.
Кое-где вдоль ГУМа лежали в стопках сварные металлические барьеры, в дни посещений мавзолея формирующие громадную очередь. У музея Революции две стопки были особенно большие, а между ними незаметно затаилась поносного цвета «Волга», видимо, с ГБшниками. Андрей отвернул лицо в сторону от «Волги» (гад Сашка, не мог прямо предупредить!) и аккуратно развернул машину обратно. Одинокая гуляющая ночная парочка заглянула в машину, как в диковинную витрину. Проезжая мимо выезда на площадь, Андрей мигнул левой фарой, и перегородивший пол-улицы Сашин силуэт поднял ладонь к козырьку. Сзади раздался удовлетворенный гортанный шёпот. Это был апофеоз.

В машине зародился будущий хит горных застолий и инструмент охмурения пляжных красавиц. Зашелестели купюры, и на Васильевском спуске в руке Андрея оказалось достаточно денег на два месяца беззаботной жизни.

*****

- Ладно, убирайте машины и попробуйте сами разобраться, - обронил капитан, показав шумному потерпевшему на знак «Уступить дорогу». Андрей пригласил его в свою машину. Тот прижал «Волгу» к тротуару и открыв дверцу «Жигуля», увидел на сиденье книгу. Андрей часто читал, ожидая друзей-подружек, и сегодня захватил Типпельскирха, желая освежить в памяти судьбу линкора «Ямато». Водитель «Волги» стоял и смотрел на томик не двигаясь. Потом наклонился и робко посмотрел через проем на Андрея, который уже перекладывал книгу назад.

- Это Типпельскирх у Вас? – заискивающе мотнул он головой в сторону книги.
- Да нет, это обложка только, я там кирпич прячу, мало ли кто в меня врежется и орать начнет.
- Нет-нет, правда, дайте посмотреть, - бочком протиснулся в тесную для него машину «читатель».
- Ну возьмите, только аккуратно, книга-то ценная.
- Да я давно её ищу, купить хочу, Вы не продаете?
- Послушайте, не продаю, эта книга – моя настольная. И давайте, с ремонтом моей машины разберемся, - Андрей назвал цену, почти её не завышая. Он учел знакомую суету пальцев сидевшего на сиденье человека. Его била дрожь любителя редких знаний.

Через минуту деньги лежали в бардачке Андрея. Но Типпельскирх оставался в чужих ладонях.
- Знаете что, я в Госплане работаю. Мы там часто книгами редкими меняемся. Попросите что-нибудь, я достану, а Вы мне эту хоть почитать дайте.
- В Госплане? Подождите, а Вы знаете такого?... – Андрей порылся в бумажнике, назвал фамилию Б.
- Конечно знаю, он как и я, начальник отдела. А что Вы от него хотите?
- Говорят, у него есть Черчилль, Дневник Второй мировой войны.
- Да, возможно, ему могли на Беговой***** выделить по прошлой его работе. Но ведь там шесть томов, я кстати, сам тоже не читал. Так как мы с Вами сможем договориться?
- А очень просто, два варианта: или Вы с ним договариваетесь о том, что я беру читать эти тома, допустим, на месяц, под любой разумный залог. Дополнительно к залогу получаете на этот же срок Типпельскирха. Или свяжете меня с Б., я сам с ним попробую договориться, и за Вашу рекомендацию – опять же, читаете Типпельскирха.

Однако, и эта комбинация ничего не дала. Б. оказался по-стариковски упёртым, сказал, что книг никому не дает ни на каких условиях. Но Андрей решил, что Типпельскирх и Черчилль не только исторически, но и космически явно связаны друг с другом, и теперь всегда брал его с собой в машину. Перечитывал и надеялся на ещё одно … нет, не на ДТП …

Однажды в пробке на Кузнецком мосту к его машине подбежал взволнованный человек, с умным лицом, но сильно потертый .
- Подвезите, опаздываю, пожалуйста.
Андрей кивнул рассеянно, не спросив куда и сколько.
Пассажир привычно отодвинул сиденье, устраиваясь по-удобнее, оглянулся в салоне, увидел на заднем сиденье Типпельскирха. Посмотрел внимательнее на Андрея. Начал говорить, как будто не завершил вчера мысль при расставании:
- Всё же сухарь ваш Типпельскирх. Одно слово: бюрократ и штабная крыса.

Андрей удивился словам и сдвинул машину вперед на несколько метров.
- Всё же не одно, а целых три слова, - улыбнулся он в сторону незнакомца.
- Ну да, ну да. Всё же в сравнении познаётся, - продолжил знаток мемуаров. – Я тоже, когда в первый раз прочитал, - показал он назад большим пальцем, - был потрясён и восхищен. А вот Черчилль пишет – так пИшет. И вроде факты почти те же, но их больше, и удовольствие получаешь.
- Это Вы случайно, не о Дневнике Черчилля?..
- Книга его называется «Вторая мировая война». В шести томах.
- Да, я слышал. Но вроде редкая вещь. Как Вам удалось её прочесть?

- Да не только прочесть! Читаю и перечитываю. Правда, у меня всего пять первых томов. По случаю купил. У пивного ларька. Племянник покойного министра связи Псурцева продал. Экземпляр №56, на каждом томе написано. С фамилией министра.

Андрей слушал эту бредовую притчу, метр за метром лавируя в пробке, уже у самой Неглинки.
- А … Вы не продадите мне … эти пять томов?
- Неет, продать не продам. Но Вы, я смотрю, любитель истории? Могу дать почитать. Только извините, по одному тому за раз. Двух суток на каждый том хватит?

*****

Сандуновским приятелям Андрей по памяти цитировал из Черчилля:

- Вторую мировую войну Лига Наций могла бы предотвратить парой батальонов в 32м году, дивизией в 34м году, корпусом в 36м году. Потом стало поздно.

- Мне много говорили о том, что никто не мог усидеть в помещении, в которое входил Сталин. И вот я в малом зале приемов Кремля. Входит Сталин. И я чувствую, как какая-то неведомая сила поднимает меня из кресла.

- Во время визита Молотова в Лондон шли непрерывные ночные бомбежки. Я предложил, для уменьшения риска, всей делегации разместиться у меня в поместье. Первым делом ответственный за безопасность потребовал ключи от всех комнат. Кличи нашлись, правда, с некоторым затруднением. Утром, после общего отъезда в город для переговоров, к мажордому подошла смущенная горничная и попросила пройти в спальню главы делегации. Она не знала, что ей делать с найденным под подушкой гостя пистолетом.

- В перерыве совещания в Тегеране, мы, в честь победы под Сталинградом, вручили советской делегации в торжественной обстановке Почетный меч. Сталин внушительно поцеловал меч и передал его Ворошилову, который его благополучно уронил. Вручение пришлось повторить для кинооператоров.

- Когда Сталин предложил без суда расстрелять 50,000 эсэсовцев только за принадлежность к этой организации, я стал категорически возражать, заявив, что Великобритания никогда не согласится с таким беззаконием. Сталин настаивал, и Рузвельт уже готов был его поддержать. Я просто встал и вышел, зайдя через коридор в какую-то тёмную комнату. Через пару минут я услышал мягкую походку Сталина, который подошёл ко мне сзади, слегка приобнял, и стал что-то говорить извиняющимся тоном, причём по-грузински. Я вернулся к столу заседаний, и к вопросу о массовых казнях мы больше не возвращались.

- Мне потребовалось усилить командование в Северной Африке, и я решил выехать на позиции, присмотреться к одному перспективному генералу. Во время объезда войск, кандидат часто выскакивал из машины, взбегал на песчаные барханы, как мне показалось, с целью продемонстрировать мне свою прекрасную физическую форму. В конце дня я высказался в том смысле, что компетентность командующего проявляется иначе. В итоге я назначил Монтгомери.
_____
*Б.Никитская
**Б.Дмитровка
***Болотная
****Ильинка
*****на Беговой улице в советские времена находился книжный спецраспределитель.

2015г.
Лучшая история за 18.10:
Истоки одной профанации.

Общение с читателями моих немудрёных баек — большая радость. А заодно и возможность взглянуть на историю под другим углом, через призму свежего стороннего взгляда.
Особенно полезно общение с внимательными и взыскательными читателями.
Так, например, один из самых уважаемых мною комментаторов назвала ношение служебной одежды вне госпиталя «профанацией»...
Денька два подумав — я вынужден признать её правоту, так оно и есть.
Нет, чтобы это бросалось в глаза — куртка в моём климате нужна почти всегда, особенно утром.
И не так, чтоб я был одинок в этом прегрешении — привычка эта довольно сильно распространена среди моих коллег по нашему небольшому госпиталю: хирургов, ортопедов, акушеров, анестезиологов.

Задумался.. читать дальше
Рейтинг@Mail.ru