Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
01 ноября 2018

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Живу в подъезде с очень симпатичной девушкой. Но вижу её, когда она идёт с прогулки с псом. И всегда псэ желает меня сожрать. И вот, решился с ней заговорить, а она: "Мой пёс очень хорошо разбирается в людях, так что вы - плохой человек".
+1 случай как пёс спас человека от дуры.
1
Турция. Российские туристы:
- Говори тише.
- Б***ь, да это турки, они по-русски не понимают них*я!
Турок рядом без акцента:
- Очень даже х*я!
2
Эта история связана с одним из самых знаменитых автомобилей в нашей стране - чёрным универсалом ГАЗ 22 "Волга", владельцем которого был Юрий Никулин.

Никулин на самом деле изначально даже не горел желанием получать права и водить. Но так уж вышло, что ему предложили роль Юрия Деточкина в классическом шедевре "Берегись автомобиля!". Чтобы исполнять эту роль, актёр должен был сдать на права. Никулин страшно нервничал, сидя за рулём учебной "Волги" - боялся кого-нибудь сбить. Однажды он даже чуть не наехал на дворника. Дворник уцелел, а вот лопату ему Никулин погнул...

Итак, уже где-то во второй половине 60-х артист ездил на собственном универсале, который легко узнавали издалека и по номеру, и по внешнему виду. И вот как-то раз он не заметил, как разогнал автомобиль до 120 км/ч (для скептиков: седан ГАЗ 21 "Волга" мог разгоняться до 130, универсал - чуть меньше, ввиду более грузного кузова). Разумеется, из состояния скоростного транса Никулина вырвал гаишник. Легко узнав машину издали, милиционер не удержался от шутки:

- Как я видел в кино, товарищ Никулин, вы хорошо гоните самогон. Но так гнать машину - это плохо.

Интеллигентный Никулин понял иронию и пообещал больше не нарушать.
Небольшой сумбур вышел на съёмках фильма "Кавказская пленница". Снимали сценку у пивной бочки, где трио жуликов размышляют о преимуществах хорошей жизни над просто жизнью.

Как я уже писал, Вицин вёл здоровый образ жизни всегда и везде. Алкоголь он не переносил на дух и мутился уже при одном запахе спиртного. А тут целое испытание - испить большую кружку пива! Актёр сразу сообщил Гайдаю, что пить пиво не может. Гайдай засуетился, пытаясь придумать замену пенному. Лимонад подходил по цвету, но пены в нём не хватало. Попытались опустить туда ком ваты - "пиво" стало откровенно бутафорским и, пить его из-за ваты было невозможно, а вату, к тому же, нельзя было сдуть, как густую пивную пену...

Гайдай уже совсем хотел отменить эту сцену и начать придумывать нечто новое, но Вицин, сообразив, что из-за него может накрыться довольно яркий эпизод, с трудом дал добро на настоящее пиво. Но с условием, что всё пить он не будет, а только пригубит.

В итоге эпизод состоялся, Вицину удалось через "не могу" сделать глоток пива и с горем пополам выдать гримасу отвращения за кайф.

P.S. Пиво имитировать не так просто, как, например, коньяк (подкрашенный чай) или вино (просто сок подходящего цвета). Но сюжет и реалии требовали именно пива...
Шли съёмки комедии "Иван Васильевич меняет профессию". Все помнят монолог Михаила Этуша в подъезде - когда он жалуется собаке, утраивая объёмы награбленного.

Всё бы ничего, если бы не тот факт, что Этуш боится собак. Поэтому для него эта сцена была одной из самых страшных в жизни: он сидел нос к носу с овчаркой, стараясь сосредоточиться на роли, а внутри у него всё сжалось от страха. А собака ведь инстинктивно чувствовала этот страх и могла в любой момент напасть! Поэтому сцена получилась очень короткой - обоим было тяжело держать в себе чувства...
Говорят, что добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним только добрым словом.

Было это на стыке 90-х и 2000-х. 31 декабря, вечер, дома готовим салаты для праздничного ужина. Вдруг оказалось, что хлеба нет, вообще. Магазины уже закрыты, но в дальней булочной грузчики через окошко чёрного хода продают свежий, только что привезённый хлеб. Собственно, покупали мы его там довольно часто, место было известное, но идти надо было вечером.
Ну что ж, отправляюсь. Подхожу к чёрному ходу, стучусь в окошко. Оно открывается, и оттуда высовывается хмурая небритая рожа с недовольным взглядом. Я говорю, улыбаясь (Новый год же):
- Здравствуйте! С наступающим вас!
Рожа принимает удивлённое выражение, а потом, через пару секунд расплывается в счастливой улыбке, превращаясь в радостное человеческое лицо:
- Спасибо, и вас тоже! Вам какого?
- Две белого и одну чёрного, пожалуйста.
Протягиваю в окошко деньги. Грузчик их берёт, и скрывается в глубине склада. Через несколько секунд оттуда раздаётся недовольный пропитый голос (мат пропущен):
- Ты чё? Мы же договаривались следующего покупателя за водкой послать!
- Да пошёл ты!
Грузчик возвращается, отдаёт хлеб, сдачу:
- Пожалуйста!
- Спасибо, ещё раз с наступающим! - говорю. Окошко закрылось, и я отправился домой, так и не узнав, чем кончилось дело.

Так что одним добрым словом даже без пистолета можно многого добиться!
Как я ввёл ЯК-42 в штопор и разбился или УПК мечты

В последних классах школы, каждый школьник должен был выбрать своё направление в УПК (учебно-производственный комбинат), где и получит основы рабочей специальности. Выбор был "богат": слесарь, токарь и всякие там сантехники и ещё хрен знает что. Билиад....

А у моего отца был друг, лётчик гражданской авиации, поляк по фамилии Шиманский. К сожалению, забыл как его звали по имени-отчеству. И вот однажды, Шиманский мне сказал, что при аэропорту Жуляны открыли особый УПК, в котором школьников учили основам.... авиации. Туда по умолчанию брали детей лётчиков, но он может за меня похлопотать. Вот это да!

И в моей жизни наступил волшебный период. Во-первых, нам выдали форму курсантов, во-вторых, нашими преподавателями были не профессиональные педагоги, хорошо обученные отбивать у школьников любую тягу к учёбе, а действующие лётчики гражданской авиации. Если верно помню, среди них была ротация, т.е. преподавательский состав периодически сменялся, но я хорошо помню, что все они были влюблены в небо, в самолёты. Такую любовь к своей профессии можно было видеть исключительно редко: я видел это только дома (у своих родителей) и на УПК.

Мы изучали углы атаки (угол под которым воздух попадает на крыло во время полёта), закрылки, элероны, полёт по "коробочке", основы ориентации самолётов (навигаторов ещё не было: на дворе 1990-1), приборы. Помню, когда держишь в руках гироскоп - прибор, который сохраняет свою ориентацию в пространстве - т.е. его в руках практически не возможно развернуть вокруг своей оси - такое ощущение, что если его отпустить, то он зависнет в воздухе... Это, конечно не так: законы физики никто не отменял. Нас возили в институт ГВФ, где мы "на сухую" учились разбираться в проборах АН-2, доводя свои знания до автоматизма. Мы часто бывали на кладбище старых самолётов на лётном поле Жулян, где изучали историю советского самолётостроения.

Не хватало только практики.

И вот, где-то через 3-4 месяца после начала учёбы, нас стали брать на авиатренажер. Тренажер был настоящим, на котором тренировались лётчики, переходящие на ЯК-42 с других самолётов. Тренажер занимал весь первый этаж какого-то здания в аэропорту Жуляны и представлял из себя впечатляющее зрелище для эпохи до развития компьютеров. Итак, представьте себе кабину, вырезанную из настоящего ЯК-42, в котором работают ВСЕ приборы, штурвалы, тумблеры. Когда газуешь моторами - слышен настоящий звук моторов из динамиков, а главное: когда двигаешься по рулёжке, летишь или приземляешься - в окна виден самый настоящий пейзаж: дома, дороги, коровы какие-то - короче, всё очень натурально. Кроме того можно было имитировать ночь, плохие погодные условия, боковой ветер под заданным углом и кучу всего другого. Не забываем - тренажёр был предназначен для настоящих лётчиков, которым потом людей возить, так, что всё было сделано очень реалистично и машина вела себя как настоящая машина в воздухе и на земле, включая встряску кабины при посадке.

Это сегодня таким никого не удивишь. В Мюнхене за 80 евро за пол часа можно "полетать" на Боинге 707 со всеми теми-же наворотами, даже круче. Но сейчас на дворе 2018-й, а тогда был 1990-й и компьютерные технологии были, мягко говоря, не развиты.

Как-же они это сделали? Очень "просто": соседнее помещение, размером с небольшой заводской цех было оборудовано под лётное пространство. Там был очень реалистичный макет аэропорта и окрестностей. Макет был площадью около 800 квадратных метров (по моим прикидкам). И вот, когда в кабине ЯК-42 очередной "камикадзе" пытался совершить облёт аэродрома по коробочке, в макетном зале специальное устройство из 3-х или 4-х совмещённых камер ездило над макетом, в точности повторяя движения "лётчика" в кабине. А картинка передавалась на проекторы, установленные над кабиной. Вот так и достигалась реалистичность. Точность исполнения макета поражала. Казалось бы: какая разница будут ли в окрестных домах оконные проёмы или дома будут просто коробками? Ан нет - всё было очень точно выполнено. Видимо и макет делали любящие свою работу люди.

Со временем каждый из нас научился неплохо управлять самолётом. Самое сложное, это посадить самолёт: поначалу или грохаешь его о посадочную полосу или, увлекшись направлением носа самолёта в горизонт при посадке - проскакиваешь полосу и тогда нужно идти на второй круг. Интересно сажать самолёт при сильном боковом ветре: самолёт садится немного боком - ощущение - непередаваемое.

В общем, я за несколько месяцев отлично натренировался.

И вот однажды во время такого тренировочного полёта мне в голову пришла идея... сорваться в штопор и попробовать из него выйти. Во время облёта аэродрома по коробочке, я стал набирать высоту. Препод, всегда сидящий на месте второго пилота во время наших полётов, но не держащий штрувал, ещё не заподозрил неладного и буднично мне указал, что я превышаю высоту. Я выровнялся на пару секунд и продолжил подъём.

- Штурвал плавно от себя!

Я подлетал к повороту "коробочки" и решил перед поворотом сбросить скорость, а на самом повороте попробовать скользнуть на крыле в бок и войти в пике. Мои странные действия не ускользнули от внимания опытного пилота рядом со мной (скорее всего он давно раскусил мой "хитрый" план). Я уже начал скользить по крылу влево, когда препод взял штурвал, начал поддавать газу, и исправил ситуацию.

А тогда я говорю что-то вроде: "Дядь Паш, дай я скользну, а потом попытаюсь вывести" (профессионального сленга я сейчас уже точно не помню). Поворот был пройден, но через минуту был следующий. Надо заметить, что такой фамильярности с преподами мы себе никогда не позволяли - всегда обращались к ним только на Вы и по имени-отчеству. А они при нас никогда себе не позволяли ни матом ругнуться, ни как-то по-другому уронить своё достоинство, хотя и вели себя с нами на равных, без заносчивости.

И тут я услышал от препода то, чего не слышал ни до ни после: "Бл*дь, меня ж вы*бут". Пауза 2-3 секунды. "Ладно, давай по-быстрому."

Как раз подлетаем к повороту. Выравниваю самолёт ("закрылки на ноль", если правильно помню как это называлось). Сбрасываю газ до минимума. Вхожу в поворот. Штурвал влево градусов на 25 и немного вперёд.

Ура! Я заскользил по крылу влево! Даю газ, пытаюсь вывести самолёт из пике. А хрен - не даётся.

Короче, разбился нахрен об какой-то дом на макете.

Заодно узнал, что в таких ситуациях камера в макете не бьётся об "землю" или "дома", а за секунду до этого отключается и уходит на исходную взлётную позицию.

А мои одноклассники в это время учились стругать табуретку, менять резец в токарном станке и прочее говно.
У зятя небольшая ремонтная фирма.
Целый день он мотается по городу - ищет заказы, подписывает договора, выбивает авансы, оформляет разрешительные документы, налаживает деловые и административные связи, решает вопросы с технадзором, регулирующими органами, налоговой, силовыми структурами, подписывает акты выполненных работ, выбивает оплату...

Тёща постоянно задаёт зятю два вопроса:
1. Чем ты занимаешься? Ты же ведь не работаешь.
2. Откуда у тебя деньги?
Представляя меня аудитории, Вы коротко огласили мой послужной список и перечислили немногочисленные регалии. Спасибо. Утонений и дополнений нет. Есть, если позволите, постскриптум...
Числился за нами один арестованный. Залётный из Закавказья. Неприятный человек средних лет. Из таких, что пробу ставить негде. Пока устанавливали личность, добывали переводчиков, иногородние потерпевшие разбежались, дело стало разваливаться на глазах. Через три месяца ребром встал вопрос о его освобождении. Следователь в голос выл от собственного бессилья. Розыск ложился на рельсы. Ко мне для увещевания приехал зам начальника МУРа. Полтора часа крыли друг друга матом. В итоге – освободил.
Примерно через полгода, на каком-то мероприятии подходит ко мне опер из 2-го отдела Петровки и спрашивает:
- Помните злодея, которого в августе освобождали?
- Помню, - говорю, а у самого настроение вниз по синусоиде, - грохнул кого?
Опер отрицательно мотает головой: - Нет, - говорит, - на местном сходняке потребовал из общака 50 тыс. долларов, которые должен прокурору за освобождение.
- И что? - спрашиваю, а у самого настроение камнем на дно.
- Ему башню отбили и на счётчик поставили. Сказали – Бабушкинский не берёт...
Других наград за собой не числю.
САША + МАША

Давным-давно в далекой-далекой галактике ... короче, еще во времена учебы в институте довелось мне поработать в одной дизайнерской компании. Компания ничем особым не выделялась, за исключением одного дизайнера - Саши Петрова (условно). Саша был постоянным предметом наших шуток из-за внешнего сходства с девушкой: длинные волосы, женское лицо, высокий голос. Шутки на моей памяти продолжались все те месяцы, что я работал в этой компании. Пока однажды Саша не ушел на месяц в отпуск...

В день его выхода из отпуска я был на больничном, посему обо всех изменениях первоначально узнал из корпоративной почты. Полученное сообщение гласило: "Уважаемые коллеги, знавшие меня как Сашу Петрова! (далее шло повествование на несколько абзацев о сложных мытарствах одинокой души, запертой в чужом теле) В общем, теперь я Маша Петрова, прошу любить и жаловать". Сказать, что я прихренел - не сказать ничего. Это сейчас некоторые меняют пол, как автомобиль, а тогда это было еще в диковинку. Но мои ощущения от прочтения письма оказались ничем по сравнению с ощущениями охранников бизнес-центра, где был наш офис. Они были первыми, кто столкнулся с новым образом Саши-Маши, и по их словам, выглядело это следующим образом:

- О, Сашка из отпуска идет...
- Точно. Слушайте, какая-то у него походка странная.
- Кхм... у него не только походка странная. Мужики, по-моему он в туфлях на шпильке идет.
- Да не, ты перепил вчера небось.
- Точно говорю, на каблуках шпарит! Бля! У него - сиськи!

Короче, работа охраны была на сутки парализована, враг мог спокойно заходить в здание и брать всех тепленькими. Но человек ко всему привыкает, и уже через пару недель на новый образ Саши - Маши никто внимания не обращал, тем более что хирурги постарались на славу, и Маша получилась довольно симпатичной. А вот вторая часть марлезонского балета случилась чуть позже.

Текучка в компании была довольно большой, и примерно через год после упомянутых выше событий в компании практически не было людей, знавших Машу еще как Саша. Зато у нас появился другой дизайнер, по стечению обстоятельств - тоже Саша Петров. И так случилось, что с ним я продолжал поддерживать дружеские отношения много лет после ухода из компании.

Ну и спустя несколько лет после того, как оба уже ушли с той компании, сидели мы в баре, выпивали и вспоминали старое. Разговор зашел в том числе и про бывших коллег:

- Ну и помнишь твоего тёзку, Сашу Петрова?
- Это кто еще?
- А, блин, ты ж его застал уже как Машу.
- Погоди, поясни!

Вижу, что человек немного напрягся. Тем не менее, пересказываю ему вкратце историю превращения Саши в Машу. При этом краем глаза наблюдаю процесс постепенного трезвления коллеги.

- Я ж её... (спохватившись) В смысле, хотел с ней поближе пообщаться! Но ты не подумай ничего!

Бледный вид трезвого коллеги заставлял очень сильно усомниться в том, что он только хотел пообщаться поближе со своим бывшим тёзкой (тем более, как я уже говорил, хирурги постарались на славу, а коллега в молодости был тем еще бабником). Но что не сделаешь для хорошего человека (особенно за халявный вискарь), пришлось пообещать что в ближайшие 10 лет никто ничего не узнает.

Саша, прости, прошло уже гораздо больше десяти лет :) посему делюсь рассказом с миром.
10
Последние несколько лет тружусь паралигалом в одной американской юридической фирме. Паралигал это помощник юриста. Кручусь, как пчелка в колесе (выражение одного военрука, прелесть), как и все мы здесь, кто работает на дядю. Ведем только гражданские дела, но иногда заказываем копии уголовных дел, по необходимости.
Но это такое длинное вступление. А вот, собственно, и история.

Как-то было у нас дело о пожаре. Насколько я понимаю, пожарные части, наиболее близкие к пожару, обязаны выслать наряд. Т.е. наряд не один, а их несколько. А в нашем районе несколько военных баз, у которых есть пожарные части. И пожарники одной базы участвовали в потушении того возгорания. Мой юрист захотел получить отчеты всех пожарников, в том числе и той военной базы. Для запроса необходимо название учреждения и их адрес. И база и ее название есть на карте гугл, а вот адрес не указан, что меня удивило, т.к. обычно адреса указываются. Но был телефон. А надо сказать, что от акцента я так и не избавилась. То, что я русская, здесь слету секут почти все, от таксистов до госслужащих. И вот звоню я по этому телефону и попадаю на дежурного офицера, из которого с моим русским акцентом стараюсь вытянуть сведения о том, где они все-таки находятся и какой у них физический адрес. Понятно, что я объяснила, кто я и зачем мне это надо, но по телефону ведь не ясно, кто действительно звонит. Название моей фирмы не высвечивается. Офицер позиций не сдал и эти сведения не выдал. Но попросил прислать имейл с этой просьбой. Я к юристу за помощью. Думаю, пусть имейл пишет. От юриста это более солидно. А юристом на том деле был араб. Фамилия, имя 100% арабские, к гадалке не ходи. Он согласился, но смеялся. Говорит: "Хочешь, чтобы я принял удар на себя?" И вот теперь уже араб шлет запрос на базу, мол сообщите ваш физический адрес, нам надо знать, где вы находитесь. Но и здесь офицер не дрогнул, адрес не выдал. В общем после всех пререканий cошлись на том, что шлем повестку по имейлу, указываем только название этой с позволения сказать точки, без адреса. А документы мы все-таки получили, какие-то два листочка с отчетом о том выезде. Просто cама ситуация позабавила.

Вчера<< 1 ноября >>Завтра
Лучшая история за 15.06:
Долг.
В 2007 году переселился я в Восточный Нью Йорк, Бруклин. На моем этаже восемь квартир: в то время только в двух квартирах, включая меня, жили белые, а в остальных шести - чёрные. Так и жили, здороваясь при случайных встречах, ничего не зная друг о друге.
Однажды часов в девять вечера кто-то позвонил в мою дверь. Зная, что у нас в здании установлены телекамеры, я без опаски открыл дверь и увидел высокого незнакомого чернокожего подростка.
Я вопросительно посмотрел на него, а он и говорит:
- Извините, я сын вашего соседа Билла, мой отец пригласил меня сегодня вечером к себе, но я его уже жду два часа, а его всё нет и нет, на телефонные звонки он тоже не отвечает.
Я заколебался: пускать в квартиру совершенно незнакомого читать дальше
Рейтинг@Mail.ru