Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
23 июня 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Для развозки купили скутер. Неплохой. Я даже сел, посидел, покрутил рулем и вспомнил юность. Конечно тогда я предпочел этой игрушке «Иж Юпитера», но у моего друга был аналогичный этому, правда советский «Вятка Электрон».
Но да суть не в этом.
-Ритка, открывай ворота! Ворота открывай! - страшный крик раздался по улице, вместе с рокотом мотороллера и воем ГАИшного уазика. Ритка, засуетилась, ломанулась ко двору, но почему то открыла не ворота, а калитку, что в принципе не помешало моему другану Пашке, на полном ходу проскочить в нее. Ритка, а это была его младшая сестра, отерла пот и со страхом смотрела на взвизгнувший тормозами уазик затормозивший рядом. Пашка, соскочив с мотороллера, почему то быстро напялил шлем, пристегнутый до этого к ручке его железного коня. Мы замерли в ожидании развязки. Над улицей повисла зловещая тишина. Хлопнула дверка уазика и из нее вывалился Совко — это наш начальник ГАИ. Сейчас я думаю, что у него была паранойя. Хлебом, сука, не корми, дай погоняться за мотовелосипедами и мотоциклами. Он тоже ломанулся во двор. Пашка, втянул голову в шлеме, в плечи, ожидая удара. Но Совко вдруг в калитке притормозил. Огляделся по сторонам, даже искоса посмотрел на нас и подобрал валяющуюся на земле палку. Пашка втянул голову еще глубже, из шлема выглядывал только нос. Мы заняли, позицию с хорошим обзором, походу шоу начиналось. Но Совко вел себя неадекватно, приложив палку не к Пашкиной голове, а к проему калитки. Это интриговало. Мы даже переглянулись. И вздохнули с облегчением, только тогда, когда он направился к Пашке и мотороллеру.
-Руки! - скомандовал Совко и Пашка задрал их почему-то кверху. Став похож со втянутой в плечи головой в каске и поднятыми руками, на фашиста под Сталинградом. - Сюда, руки, ко мне! - мы спешно достали сигареты. Не перекурить такое поведение действующих лиц, было не серьезно. Осмотрев Пашкины руки, Совко приложил палку к рулю мотороллера. Логики не было, явно была какая то хрень и мы сделали по глубокой затяжке. - Значит так! - Совко решил расставить все по своим местам, - если ты сейчас, выедешь на мотороллере в эту калитку обратно, тебе ничего не будет! Это я тебе обещаю, при всех!
Тут-то мы и поняли, что к чему. Этот долбанный руль Пашкиного «коня» оказался шире проема. Не намного, но вместе с зеркалами, сантиметров на десять-пятнадцать. Чтобы проехать в калитку, Пашке пришлось делать какие то замысловатые движения, повернув руль влево, потом вправо, но все равно задел зеркалом заднего вида, свернув его нахрен. Мы отчаянно курили и внутренне напрягались, переживая за другана. Ведь ко всему прочему, он еще и придавил пальцы руки ручкой сцепления, упершийся в столб. Совко цокал языком и произнес, - понятно, будем составлять протокол! Хотя, ладно, тренируйся, посмотрим как ты сделаешь это в следующий раз.
В лифте мама разговаривает с сыном-тинейджером. Тот послушно кивает. В глазах «бесенята». Образ сэра Томаса Сойера. Чувствуется, что ему хочется добавить в мамин монолог: «Да, мэм. Безусловно мэм. Ой - мам!!!!».

Мама, не повышая голоса, понимая, что полк в атаку можно поднять криком, а вот непослушного сына лучше стукнуть заранее:

- Я все приготовила. Пообедаешь и поедешь к бабушке. В электричке лучше не ешь. Бабушка встретит, покормит. Пожалуйста!!!! Не экономь купи им билеты.

- Мама, все будет хорошо. Одна нога здесь, другая уже тоже здесь.

- Если будет, как в прошлый раз папа тебя от бабушки не спасет.

Поворачивается ко мне:

- Представляете! Бабушке на дачу надо было отвезти кошку и йорика. Так он, чтобы не платить, взял переносной холодильник и посадил их туда…
Самые вкусные пельмени

Некоторое время после свадьбы мы жили у родителей мужа и так как я люблю куховарить, то с удовольствием впряглась в это занятие для довольно большой семьи.
В одно из воскресeний свекр с рынка принёс свинины и говядины и мы решили наделать пельменей.
Лепили втроём — я и мужнины шестнадцатилетняя сестра и брат десяти лет отроду, мой маленький помощник Станислав.
Налепили, накормили всю семейку, да ещё килограмма два с хвостиком заморозили в верном трудяге "Snаige".
Через пару дней.
Раньше всех, около трёх, вернулся домой из школы младший и решил себе пельменей сварить.
Поставил кипятить воду. Полез в холодильник, но... Оказалось, что ещё утром в округе пропало электричество из-за аварии на подстанции, морозилка потекла и пельмени из погремушек превратились в унылые и бледные комки в трёх полиэтиленовых пакетах.
Стас почесал затылок, но так как он был дитём весьма сообразительным и голодным впридачу, идея пришла ему быстро.
Достал самую большую сковороду, поставил на огонь, налил немного растительного масла и, отрывая от общей массы по 3-4 слипшиеся пельменя, осторожно скатывал их в колобок, потом расплющивал и на горячую сковороду...
Нажарил пацан таких ляпушек, наелся. Понравилось. И решил ребёнок спасать оставшиеся пельмешки.
Когда мы вернулись с работы, электричества ещё не было. Топали на восьмой этаж пешком, сердитые и голодные.
А дома нас встретил сногсшибательный аромат и ждала целая гора аппетитных слоёных мясных лепёшек.
Честное слово, вкуснее пельменей я в своей жизни не ела.
А уж как сияли Стаськины огромные карие глаза — пацан спас продукт, наш труд и накормил семью новым необычным блюдом.
- Не надо звать меня по имени. Это у нас святой вуду, как у вас Иисус, мне неудобно. Зовите по фамилии, Мабонга-Мабонга (изменено).
- Длинновато как-то ...
- Ну тогда Мабонга в квадрате.
Сократили до просто Квадрат. Единогласно, за одним воздержавшимся.

- Квадрат, какой-то ты сегодня грустный?
- Да понимаешь, жена мне вторую жену ищет, а я не хочу.
- Аааа ... ээээто как? (информация слегка диссонировала с моими представлениям о женщинах)
- Подружку хочет. Дома ей скучно, а так - вместе домом заниматься, вместе за детьми следить. А мне оно надо? Мне и так хорошо.

Помолчали вместе. Он с грустью, я со скрипом мозгов.

- Да ладно. Зато когда жены две, у них весь стресс между собой. А я - j'ai mon tranqille*.
........................................
*меня не будет касаться

P.S.: А не подать ли и мне на гражданство Камеруна, как думаете?
Мне тогда пять лет было. Тогда - когда отец решил кардинально изменить течения наших жизней, забросил моря с океанами, и перевез всю нашу семью из Владивостока в глухую таежную деревню Хабаровского края. С детством пора было кончать. В бесконечном полете на кукурузнике из Хабаровского аэропорта над зеленым морем тайги – в сторону его родного брата, который предложил папе охоту, рыбалку и хороший заработок в тамошнем леспромхозе, я блевал уже не по детски.

Из нашей предыдущей, Владивостокской жизни я помню не много, ненавистный детский садик, с его сонным часом, когда я один из всей роты не спал, и пытался поймать взглядом неуловимую черную точку, транслируемую моей сетчаткой на беленый потолок, японский автомат стреляющий искрами внутри себя, жвачки с огромносинеглазыми японскими девчонками и шоколадные карандаши. Помню еще падение с самоката на асфальт крутой Владивостокской горки и мой палец попавший между цепью и звездочкой детского велосипеда. Но все это фигня по сравнению с воспоминаниями из моей жизни в деревне.

Так однажды мы с моей семилетней сестрой, она на два года меня старше и двоюродным братом Витей, приехавшим к нам в гости и организовавшим это культурное мероприятие, ему лет 16 тогда было, пошли зимой по накатанной, таежной дороге в соседнюю деревню за сорок километров от нас, в гости к другому двоюродному брату Женьке. Помню я взял с собой перочинный ножик, чтобы спасаться от медведей, и вооруженным был абсолютно спокоен. Ленку я взял под свою защиту, и даже показал ей, как буду умертвлять медведя.
Витя же в дороге, оставив нас с Ленкой на километр позади даже не оборачивался. Скоро у меня от усталости подкосились ноги, и меня тащила на загривке моя маленькая, героическая сестра, а я, уже засыпая, продолжал охранять ее от шатунов. Потом нас подобрал попутный бензовоз и довез до места назначения, прямо к немного охуевшему Женьке, а еще потом-потом, когда дядя Вова вернулся с работы, и дозвонился до нашего сельсовета, нас нашли родители и воздали нашему пешему походу должное. Насколько я припоминаю, пиздюлей не получил только провокатор Витя, ну это и понятно – если начать пиздить чужого ребенка, можно уже не остановиться.

Еще помню как за высушенный и надутый, коровий мочевой пузырь я на спор со своим новым деревенским другом Славиком, спрыгнул с сарая, отбил пятки и пару недель не мог ходить.

Там же в деревне, спасаясь от детского садика, я шестилетним пошел в школу.
Там меня убили, а такое забыть невозможно.

Это была «Зарница». Для тех кто помладше, поясню её парадигму. Это что-то вроде школьного военно-спортивного мероприятия. Вначале нам долго втыкали правила игры, якобы нужно было захватить вражеское знамя и сохранить пришитую к рубашке красную бумажную звезду – остаться в живых .
Радостное возбуждение от ожидания начала игры и нашей первой атаки, скончалось неожиданно быстро и до слез обыденно.
Деревянных автоматов на всех не хватало, поэтому я бежал с саблей из палки.

Бежал совсем недолго. Меня догнал синезвездый старшеклассник, сорвал с моей груди мою красную, ебнул подзатыльника, от которого я споткнувшись, рухнул в канаву, умер, немножко всплакнул от обиды за такую нелепую смерть, и стал пацифистом.
Но началом всех моих деревенских приключений стал испытанный мною ужас, чуть ли не в первый день знакомства с местной фауной. Собственно, эту историю я и хотел описать.

Я помнил только ее кошмарное начало, а дальнейшие детали мне рассказали родители.

Было лето, яркий и жаркий день. Мой первый день в деревне. Я шоркал сандалиями по пыльной деревенской улице, осматривая окрестности.
Окрестности были покосившимися и невзрачными. Я уже возвращался.
И тут всего за пару домов от нашего, я увидел ЕГО. Огромного Серого Волка!
Он, лениво навалившись на соседский забор, полулежал в тени, вывалив из страшной пасти свой зловещий язык.
Сомнений в том, что это был именно тот самый волк из Красной Шапочки, благодаря замечательно иллюстрированной книжки, у меня не было. Собаки же мне в голову не приходили, возможно потому, что во Владивостоке они мне и не встречались.
Еле дыша, и не сводя с него глаз, я на ватных ногах медленно проходил мимо, пока он не сделал то, что накрыло меня, леденящим кровь ужасом, заставило выпрыгнуть из сандалий и с паническим ревом убегая от воображаемой погони, устремиться к своей калитке.

А вот что мне гораздо позже рассказали родители.
Они выбежали из дома на мои нечеловеческие вопли, завели в дом и, успокаивая, попросили рассказать что произошло. Я, как на духу, рассказал им про огромного Серого Волка, который лежал у забора.
- Он на тебя рычал? - спросили они. Я им ответил, что не рычал.
- Может гавкал? – веселились родители.
– Нет не гавкал, - овечал я.
- А чего же ты так испугался? – продолжали вникать они в причины моей истерики, от которой ржут до сих пор.
- Он вот так сделал!- Я, сверкая вытаращенными и стеклянными от слез глазами, высунул изо рта насколько мог свой язык и жадно облизнулся.
Покупательница влетела в «Бакалейную лавку» и с налёту:
- Дайте мне сосательные леденцы!
Дядя Коля выложил на прилавок карамельный леденец Холлс.
- Вы что, в руку дать не можете?! Дайте тогда одноразовый гондон!
- Не понял!
- Вы что, русского языка не понимаете? Я одноразовый полиэтиленовый пакет попросила!
Дядя Коля подаёт полиэтиленовый пакет и вежливо улыбаясь:
- А может вам его ещё на Холлс надеть?!
К дню рождения Виктора Цоя

Первый раз услышал Кино в 1986 году, на своём первом курсе. Был такой Вадим-Вадик в 5ой общаге. Многие его наверное помнят по дискотекам которые он организовывал в подвале пятёрки. Ему записи друг из Питера присылал -всё топовое, что там на тот момент было.
Мы хорошо общались и часто у них в комнате собирались послушать,что ему новенького прислали. Однажды - говорит - ерунду какую-то прислали, Алюминевые огурцы какие-то, кнопки-скрепки-клёпки, Восмтклассницу и тп. Поставил Кино, я был в шоке- никогда такого не слышал, попросил ещё раз, потом ещё приходил послушать-у нас в комнате был магнитофон Романтик, но Вадик свои кассеты на нем слушать не давал, что бы записи не портить. Короче, задолбал я их- им тогда Кино не нравилась, отдал он мне эту кассету, я ее к родственникам на квартиру отнёс, у них Sharp был, к ним ходил слушать, пока они на неё случайно Ласковый Май не переписали…

С Группой Крови другая история- уже с Армией связана

Призвали нас весной 1988 ( мой второй курс)по указу Верховного Совета СССР - первый тотальный призыв студентов в армию. Тогда была нехватка призывников из-за демографической ямы ( последствия ВОВ- мало детей тогда во время и после войны родилось, которые потом в шестидесятые-семидесятые родили мало нас), ну и Афган своё добавил. Дядя мой предлагал отцу отмазать, бесплатно, всей семьёй меня уговаривали - да какой там- я же, блин, комсомолец - должен отдать Родине священный долг, короче - пошёл. (Спасибо отцу, всех заткнул тогда , сказал : мужчина сам пусть решает)
Попал в учебку ВВС в Красноярске.
На День ВВС 12 Августа замполит задумал концерт, нашёл и собрал всех музыкантов по части и давай с ними песни патриотические разучивать. А пацаны все нашего призыва (учебка), призвались в июне-июле, ещё мамиными пирожками какали - к военной дисциплине ещё не привыкли.
Короче прошёл торжественный марш, потом митинг и затем концерт, классный был концерт, пацаны все из консерваторий, почти профессиональные музыканты и певцы. Вдруг когда почти закончили - «Тёплое место -на улице ждут отпечатков наших ног....», все аж замерли-к привесу очнулись и вот - 700 с лишним пацанов вскакивают и в 700 молодых глоток начинают орать «Группа крови на рукаве - мой порядковый номер на рукаве....». Стены зала Дома офицеров аж задрожали, офицеры с сержантами забегали между рядами - да куда там, нас было не остановить, все уже так соскучились по гражданке и по свободе и так всем надоела военная муштра,что всем было наплевать что завтра посыпятся наряды вне очереди и лишения увольнений. Потом ещё успели спеть Шар Цвета Хаки, Наутилус Помпилиуса, пока музыкантам не отключили электричество и не увели со сцены.
Не знаю, что с ними потом стало, но респект они до конца службы в учебке заслужили.
Недавно в одном американском форуме наткнулась на обсуждение на тему, как извращенцы клеят малолеток. Вспомнила одну историю из своей жизни, но из-за литературной неспособности на английском (да, на русском тоже не особо блещу :) ), решила написать тут.

Для ясности уточню, что генетически вся моя родня, включая меня, выглядим намного моложе, чем есть на самом деле. Это сейчас мне в кайф, что я выгляжу на 10-15 лет младше, даже в прошлом году был случай, когда меня выгоняли из зала суда, думая, что я студентка юрфака, вошедшая без разрешения (это было в другом городе, где из судебных служащих меня никто не знал). Но до 30-и лет это меня жутко бесило, особенно в школьные годы, когда все мои одноклассницы выросли, носили лифчик и мини юбки, на них оглядывались парни, а меня до окончания школы невозможно было отличить от учениц младших классов. Когда со мной произошла эта история, которую хочу рассказать, мне было 26, хоть и я высокая, но всё же казалось, как будто совсем недавно у меня выросла грудь и втихоря от мамы крашусь. Чё-то длинное получилось предисловие, перехожу к теме.

Как-то летом я должна была встретиться с подругой и с её дочерью, которой в то время было 13 (или 14, точно не помню). Девочка пришла, а подруга как всегда запаздывала. Было жарко, пошли мы, заняли столик в ближайшем открытом кафе и заказали молочные коктейли, хихикая и обсуждая что-то, уже не помню что. Вскоре к нам пересел один мужчина и начал знакомиться. Я, как незамужняя в то время девушка, с интересом стала общаться с ним, улыбалась, флиртовала, тем более, что мужчина был красив, ухожен и интересен. Узнав, что мы ждём маму девочки, он не стал долго задерживаться, взял мой номер, а вечером написал. Уже вечером я узнала, что ему оказывается 37 лет, удивилась и призналась, что никогда не встречалась с человеком настолько старше меня, на что он ответил что-то типа, чем старше, тем опытнее, запомни, детка, то удовольствие, которое со мной получишь, вряд ли получишь с теми сосунками, которые окружают тебя. Мне стало смешно, но особо придираться не решилась.

Общались мы неделю примерно. Открылось всё случайно, когда я как повод, чтоб отказаться ехать к нему, напомнила, что мне завтра утром на работу. На что он мне ответил:
- Ты бы так не парилась бы из-за работы, малыш, у тебя скоро школа, тебе отдохнуть нужно.
- Какая школа? – прифигела я. – Я же не учительница в школе. Ты что, меня с кем-то путаешь? – намекая на то, что может быть он еще с кем-то кроме меня общается.
Он, видимо, воспринял это как шутку, потому что продолжил в том же духе:
- Последние годы школы очень важны. Ты должна сделать правильный выбор, учиться хорошо, чтобы набрать хороший балл для поступления в университет. И факультет нужно выбрать правильный, чтоб потом тебе было интересно учиться. Я понимаю, будет трудно, но я буду рядом, поддерживать тебя. Даже если не сразу получится, ничего, поступишь в следующий год.
- Да какой блин, университет, черт возьми? Ты прикалываешься, что ли? Я давно окончила и универ, и магистратуру, и даже вторую магистратуру месяц назад окончила.
На этот раз прифигел он. Смотрел на меня огромными глазами так, как будто рентгеновый снимок хотел сделать взглядом. Где-то полминуты прошло, пока он смог выговорить:
- А сколько тебе лет?
- Двадцать шесть.
- Бл…
Было очень больно видеть, как его взгляд с живого интереса превращался в безучастный. За какие-то секунды он потерял ко мне интерес и стал холодным, жестким, далёким.
- Ты что, думал, что мне четырнадцать?
Он не ответил.
- Блин, чувак, да ты извращенец! Малолетками увлекаешься? А не боишься, что засадят?
Он встал и ушел.
- Да ты в дерьме! – крикнула я вслед. – Увижу тебя где-то с малолеткой, сразу вызову полицию!
Он сел в машину и уехал. Я осталась сидеть на скамейке, плакала от обиды и удивлялась тому эмоциональному взрыву, который был нехарактерен мне. У меня были виды на этого мужчину, и сейчас, спустя сколько времени, осознаю, что манипулятор он был еще тот, раз я так попалась. А мне ведь не 14 было, вроде и не дурой была, хотя видимо была. Тогда тем более, чтó можно ожидать от четырнадцатилетней, которая вообще жизни не вкусила, видит мир в розовых очках и хочет доказать всем, что она взрослая? На это и рассчитывают извращенцы, заманивая в свои сети неопытных юных девушек.

Кстати, того мужчину я больше нигде не видела.
Коротко писать я не умею. Как всегда длинно( Извините.

Давным-давно, в какой-то другой жизни, купить хорошую книгу было большой проблемой. СССР – самая читающая страна в мире) читали в автобусах, читали в метро, впрочем, были и те, кто не читал, а спал или вязал) чтобы не терять времени даром, живя в Москве где-нибудь на Юго-Западной и работая в каком-нибудь в Медведкове.

Одним из шансов купить и прочитать интересную книгу, в особенности новинку, было подписаться на один из «толстых журналов». Подписка на них была лимитирована, тираж тоже нолями не впечатлял. Более реальной возможностью была подписка на Роман-газету, здесь тираж был массовый, и тоже печатались новинки. Правда, немного другие.

О, это был «иксклюзивный икслюзив»! Широкого формата почти что А3+, блеклый текст в два столбца, а главное – бумага, конкурирующая с туалетной. Собственно, как раз для WC вариант был вполне удачный и утилитарный, если исключить неоднозначно действующие на нежную кожу составляющие типографской краски. Печатались там не особенно интересные произведения, но иногда попадались и стоящие.

Всплесками-заманухами были 2-3 романа, собственно из-за которых и приходилось подписываться. Одной такой брошенной костью голодным читателям среди годовой макулатуры в конце 80-х был роман Бориса Можаева «Мужики и бабы».
Роман оказался странным. С деревней меня никогда ничего не связывало, с описываемыми местами тоже, слова «Антоновский мятеж» ни с чем кроме Тамбовщины не ассоциировались – спасибо учителям истории в моей славной школе. Единственные даты, вбивавшиеся в голову – 1917, 1941-45 и, может, еще 1861, но эта дата у меня давно под большим сомнением.

Меня поразило, как была показана эта история, как показана та деревенская, далекая от меня жизнь. Роман остался в памяти яркими картинами – кто не знает, Можаев писал его 30 лет. И о тех местах, где вырос, о тех событиях, которыми было окутано его детство.

И я совсем не думала, что через много лет буду косвенно и совсем немного причастна к этому произведению.

Теперь сама история. Я не буду писать ни фамилии, ни название местности. При желании все легко гуглится.

В одной из российских деревень еще во времена крепостничества жил юноша-крестьянин. Деревня была «бродягой», странствовала из Рязанской области в Тамбовскую и обратно, иногда забредая и в Московскую. Работником был толковым, тут и год 1861-й нагрянул, работал на барина, затем завел свое хозяйство, чего уж скрывать, удачно женился на купеческой дочке из соседней губернии, богатство преумножал. В родном селе построил несколько домов, школу, теплую церковь – все здания до сих пор используются, - имел магазины, лабазы, мельницу, конезавод, и это далеко не весь перечень. Слыл среди односельчан человеком справедливым и отзывчивым, помогал тем, кто приходил к нему за помощью с целью открыть свое дело.

В семье родилось 4 дочери и 2 сына. 2 дочери и 1 сын стали врачами – сын, кстати, в романе он упоминается под своим именем, - был земским врачом. Одна из дочерей впоследствии в течение многих лет была главврачом Раменского роддома.

Второй сын получил техническое образование.

Звучит кощунственно, но на счастье, наш герой умер незадолго до революции и похоронен у построенной им же церкви.
Настала власть советов. Могилу «эксплуататора трудового народа» раскопали, прах выбросили. В дом героя въехала новая власть, вдова перебралась к одной из дочерей в районный город, никого из семьи в селе не осталось.

Они остались жить в России, неизвестной оставалась только судьба второго сына. Долгое время о нем ничего не было известно, и только не так давно в списках белорусского Мемориала появилась информация, что в 1941 году был арестован, судом в Бресте был вынесен приговор.
На основе этой информации в путеводителях и книгах по истории того края писали о его гибели.

Но это было оказалось неправдой.
Второй сын действительно после революции не остался в России. Каким образом он оказался в Польше, теперь уже выяснить трудно. Сначала я думала, что Александр, так было его звали, был в отряде Булак-Балаховича, после заключения Рижского договора вместе с балаховцами был интернирован на территории Беловежской Пущи там и, как и другие бойцы, пустил корни – покидать место жительства им было запрещено. Советская Россия настаивала на выдаче этого отряда, Польша этого не сделала. Солдатам были отданы в Беловежской Пуще участки, к слову, сложные для возделывания, почти все женились на местных – добавлю, народ там в основном православный, - и занимались сельским хозяйством. Выехать оттуда и жить в столице было дозволено только Булак-Балаховичу. Он тоже не был выдан в Россию, но не сказать, чтобы был особо жалован властями новой Родины. Личность достаточно одиозная и контраверсийная, его методы ведения войны и в Польше не были признаны гуманными, воинского звания он не получил, хотя и носил генеральскую форму. Старика просто оставили в покое, простив ему эту слабость. До сих пор неизвестны обстоятельства его гибели – но это уже другая история.
Литературных опусов с Балаховичем я не встречала, а в кинематографии он отметился. Если не ошибаюсь, в старом фильме о событиях в Эстонии и в фильме втором цикла «Государственная граница. Мирное лето 1921 года» - это как раз об отряде Балаховича. Когда-то читала, что даже актеров в этих двух фильмах подбирали с внешним сходством с Балаховичем.
Заканчивая свое отступление от темы скажу, что перед 2 Мировой войной большинство из бывших балаховцев вместе с семьями оставили насиженные почти за 20 лет места и выехали в Аргентину. Тех, кто по каким-то причинам остался, судьба ожидала незавидная.

Но в случай с Александром это не вписывалось, так как в начале 30-х он женился, жил в Познани, родилась дочка. Как версия, он мог перед I Мировой войной работать на территории Королевства Польского, остаться там во время оккупации и в 1918 году остаться уже в свободной Польше, не вернувшись в Советскую Россию. В этом случае гражданство он мог получить без проблем. Если же был эмигрантом после событий революции и гражданской войны, то шансов на получение польского гражданства у него практически не было – яркий этому пример Вертинского, Мережковского с Гиппиус, да многих других.

Когда дочке было 4 года, жена Александра умерла. Уже не совсем молодой человек (год рождения 1887), в середине 30-х получил место лесничего в Беловежской Пуще. Любил свою работу, любил и знал лес, свою дочку воспитывал как мальчишку, научил любить и понимать природу.

Настал 1939 год. СССР и Германия Польшу между собой поделили, эти территории отошли к Советскому Союзу. Вскоре события не заставили себя ждать. Александр был арестован, вынесен приговор. Вместе с другими приговоренными ожидал своей участи в тюремной камере.
Девочка осталась одна. Приютила ее крестная мать – молодая дворянка из усадьбы.
Через несколько месяцев Брест заняли немцы. Опять на счастье, не всех приговоренных успела расстрелять предыдущая власть, немецкие власти всех заключенных отпустили, среди них был и Александр.
Вернулся к своей любимой работе. Работа предполагала нахождение в лесу, дочка должна была учиться в школе. Чтобы не утратить связь с корнями, отец на полгода посылал ее учиться в польскую школу, полгода – в русскую. Когда училась в польской, жила в польской семье, когда училась в русской, жила в семье у православного священника.
1944 год, и теперь Александра арестовали уже немцы.
Девочка опять осталась одна как перст. Опять ее забрала в свою семью та молодая бывшая хозяйка усадьбы – усадьба к 1941 году была разорена, в ней был колхоз, старшие хозяева в товарном вагоне вывезены на восток. Дворянка, оставшаяся с тремя детьми, проводила в городке небольшую лавку. К своим трем добавила дочку Александра.

Советские войска освобождают те территории, они отходят СССР. «Великое переселение народов» - поляки переселяются на Возвращенные земли – западную часть Польши. Боясь, что новые власти заберут сироту с русской фамилией в детдом и увезут, дворянка записывает ее своим четвертым ребенком, а настоящие документы они закапывают в лесу, надеясь когда-нибудь вернуться.

Они ждали, что Александр жив и вернется. В Познани, где поселилась семья, приемная мать пыталась официально удочерить девочку, но ей отсоветовали это делать, так как в этом случае вернувшийся Александр официально потерял бы семью и не имел никаких прав на ребенка.

Долгое время они его ждали и искали, и только спустя много лет стало известно, что Александр умер на «марше смерти», при переходе из одного концлагеря в другой. Он был заключен в концлагерь в Судетах, в Ризенберге, на работы в каменоломни, туда, где проходили испытания Фау-2. Лагерь освободили, но заключенных отправили в другой, пересыльный лагерь, Александр умер по дороге, не выдержав пути. Поэтому его долго не было ни в списках погибших в концлагере, ни в списках освобожденных.

Приемная мать всегда говорила девочке, чтобы она помнила своего отца, что он был из России. Чтобы помнила свою русскую фамилию и русский язык.
Ее жизнь сложилась, институт, замужество, дети, внуки. Только ничего не знала ни о роде своего отца, ни о роде своей матери.

Узнала только в начале этого года. Что ее дед – почетный гражданин, что о нем и его деятельности проходят конференции, что в школах на его родине о нем рассказывают на уроках краеведения и истории, что сохранились почти все построенные им здания, что о ее семье написано в путеводителях.

Что советский писатель Борис Можаев в романе «Мужики и бабы» описал дом ее деда, с обстановкой, как оно было еще до революции.
И теперь ждет, когда будет можно посмотреть снятый по этому роману сериал, где съемки были в ее «родовом» селе и домах, построенных ее дедом.

Дочке Александра Николаевича, внучке Николая Илларионовича, родившегося в 1850 году, - 90 лет…
Лучшая история за 20.11:
Просто и гениально.

Примерно раз в неделю знакомый набирает команду молодых ребят разгрузить/загрузить машины на складе. Ему выделяют некоторую сумму, он набирает троих из категории 25-30 лет и пятерых 16-17, так как среди них больше желающих (и они готовы работать за меньшую сумму). Также иногда среди них появляется молодая девочка, на вид те же 16 лет. Не сказать, что она крепкого телосложения, но пытается работать наравне со всеми, разве что ей обычно оставляют более легкие предметы. Я как-то после погрузки спросил её, что мотивировало пойти сюда, ведь девочки особо в грузчики не рвутся. Оказалось, что организатор сам ей это предложил, да ещё и доплачивал сверху как старшей возрастной категории. Расспрашивать об этом знакомого я не стал читать дальше
Рейтинг@Mail.ru