Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про детей

Анекдоты и истории про детей и их родителей.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
Было мне года три, хоть и много лет прошло, но помню это приключение отчетливо. Мама с папой прилегли на камне уходящем в море, загорают значиться. Папа лицо газетой прикрыл. Мама тоже что-то там свое делает. А я как отважный первопроходец двинул к самому краю камня. Вода в нашей части Каспия летом холодная, зато очень чистая и прозрачная.
И вот на дне притаился бычок.
Что делают отважные герои в три года? Правильно — смело шагают с камня в море. Ну и что с того что там метр глубины, ну и что, что плавать не умеем. Рыба то там! Есть предложения? Нет предложений!
Мама только услышала бултых. Сына на камне уже не было.
Она рванулась к краю камня и ухватила сына за волосы, приподняла голову сына над водой и услышала сердитый выговор
— Ты что делаешь? Не видишь, я бычка ловлю?!!!
- Эх, сына, как бы тебя бычок не поймал...
К счастью для меня рядом плавал парень в акваланге. Почти космонавт по тем временам -1977 г.
Он сразу понял мои мужские заботы и выловил мне бычка, который был помещен в литровую банку...
Довольный и гордый своей добычей я протопал до дома, где не замедлил похвастаться своим бычком домашнему коту Ваське.
-Вот! -сказал я-смотри что у меня есть!!! И показал ему банку
Васька бычка заценил совсем не так,как я хотел. Резко сунул лапку в банку и секунду спустя мчался с рыбой в зубах от ревущего ребенка...
Мама обняла меня и решила успокоить
— это кот, они едят рыбок.
-Я сам! Я сам хотел ее съесть!!! Услышала она в ответ...
- Машенька, деточка, нельзя ругаться в нашем садике!
- Так нервы сдают, сука!
Пригрело. На площадке возле супермаркета из огромной кучи снега натаяла таких же огромных размеров лужа. На берегу лужи стоял стильно одетый мужчина лет трёх-четырёх, в красных резиновых сапожках, капитанской фуражке, и зачарованно жмурился от солнечных бликов на воде. За мужчиной в красных сапожках внимательно наблюдала молодая женщина. Она стояла неподалёку и разговаривала по телефону. У цветочной палатки курила продавщица. Возле служебного входа в супермаркет грузчик неправославной наружности занимался пустой тарой. За цветочной палаткой приткнулся экипаж ГАИ, высматривая нарушителей. Так же на месте присутствовали: старушка с собачкой на поводке, две школьницы, мамаша с коляской, и гражданин неопределённого рода занятий в кепке и с пакетом. Больше ничего примечательного в пределах видимости не наблюдалось.

Лужа искрилась в лучах апрельского солнца, притягивала, и манила. Мужчина в красных сапогах ещё какое-то время зачарованно постоял, потом оглянулся на маму, поднял левую ногу, и сделал шаг. Лужа расступилась и одобрительно хлюпнула.
- Саша, не смей! - крикнула мама, и добавила в трубку, - Извините, это я не вам!
Мужчина по имени Саша какое-то время задумчиво постоял одной ногой в луже, снова внимательно посмотрел через плечо на маму, и сделал второй шаг.
- Саша, я кому сказала! - в голосе мамы появились стальные нотки. - Выйди немедленно!
Саша сосредоточенно смотрел вперёд. Теперь они с лужей составляли единое целое, берег остался далеко позади, впереди простиралась бесконечная водная гладь.
- Я тебе сейчас по попе надаю!!! - крикнула мама, убрала телефон, и решительно направилась в сторону лужи.
Мальчик принял единственно верное в этой ситуации решение. Он сделал шаг, ещё шаг, ещё, и наконец оказался строго посредине лужи. То есть в полной безопасности и недосягаемости для мамы в белых кроссовках. Та споткнулась о край лужи, и с берега крикнула:
- Саша, я последний раз повторяю - выходи немедленно!
Голос её уже не предвещал ничего хорошего. Саша меж тем что-то внимательно рассматривал на дне водоёма у своих ног, и на голос никак не реагировал.
- Ты слышишь меня?! Я всё отцу расскажу!!! - озвучила мама первую угрозу.
Саша в ответ достал из кармана оранжевое яйцо от киндер-сюрприза, и пустил его в плавание. Яйцо покачивалось на волнах и плыть никуда не хотело. Ему было и так хорошо.
К этому времени за аттракционом "как достать Сашу из лужи" наблюдали с той или иной долей интереса все присутствующие. Два гаишника, грузчик из магазина, гражданин в кепке, продавщица из цветочной палатки, мамаша с коляской, и старушка с собачкой. Мама тем временем ходила по берегу и громко озвучивала предполагаемые санкции.
- Ты у меня мороженое не получишь!
- Гулять больше не пойдешь!
- К бабушке на выходные не поедешь!
Было ещё что-то про хомяка, лего, мультики, день рожденья, всего и не упомнишь.
Неизвестно, сколько бы продолжался этот санкционный монолог, если б его внезапно не прервал гражданин в кепке.
- Помедленнее пожалуйста! - вдруг крикнул он. - Я записываю!
На что продавщица цветочной палатки неприлично громко хрюкнула, грузчик уронил картонную коробку и засмеялся, а мама повернулась к гражданину в кепке и строго сказала:
- Не стыдно?! Взрослый человек! Лучше бы ребёнка из лужи достали!
- Да как же я его достану? - ответил гражданин. - Я плавать не умею!
Мама махнула на него рукой, и принялась ходить по берегу, раздумывая что бы ещё предпринять. Меж тем Саша всё это время внимательно изучал навигационные качества оранжевого яйца, не обращая никакого внимания на происходящее за пределами лужи. И тут маме на глаза на свою беду попался капитан ГАИ, который стоял оперевшись на капот служебной машины, тоже с улыбкой за всем этим наблюдая.
- Саша! - крикнула мама, - Если ты сейчас же не выйдешь, я попрошу дядю милиционера, и он тебя арестует!
После этого она обернулась к капитану, и громким официальным тоном заявила:
- Товарищ милиционер! - сказала она. - Арестуйте пожалуйста вон того непослушного мальчика!
Все присутствующие посмотрели на капитана.
- Девушка! - ответил капитан, слегка смутившись таким вниманием. - Вы меня извините, но мы же не морской патруль. Мы обычная дорожная полиция. Сухопутная. А вам нужен патрульный катер.
Судя по реакции окружающих, слова капитана получили однозначную поддержку. Это совсем вывело маму из себя. Она топнула ногой, и решила прибегнуть к последнему, радикальному средству.
- Ну всё! - крикнула она. - Я ухожу! Саша, ты слышишь?! Я пошла домой!!!
После чего развернулась, и демонстративно зашагала прочь от лужи.
Внезапно мальчик оторвал свой взгляд от оранжевого яйца, посмотрел ей вслед, и крикнул:
- Мама!
- Что? - обернулась та.
- Купишь мороженое? - крикнул мальчик.
Все с надеждой посмотрели на маму. Было видно, как ей трудно побороть себя, но она всё таки справилась, и крикнула в ответ:
- Хорошо!
Мальчик поднял из воды яйцо, и сделал шаг навстречу.
- Обещаешь? - крикнул он.
- Обещаю!!!
Мальчик сделал ещё шаг.
- И папе ничего не расскажешь?
- Не расскажу. - обреченно ответила мама.
Каждый следующий шаг приносил маленькому вымогателю очередную победу. Расстояния как раз хватило на то, чтобы отыграть обратно все санкции. Публика, поняв что представление окончено, потеряла к нему всякий интерес. Гаишники занялись очередным нарушителем, цветочница вернулась в свою палатку, собачка утащила старушку, и только мужчина в кепке, сложив руки за спиной, продолжал наблюдать за происходящим.
До суши оставалось каких-то пара шагов, когда мальчик остановился, посмотрел на маму, которая ждала его присев на корточки, на берегу, и спросил:
- Ты меня любишь?
- Конечно люблю! - сказала мама.
Мальчик сделал ещё шаг, и задал последний вопрос.
- А женишься на мне, когда я вырасту?
- Нет! - сказала мама.
Потом громко и весело рассмеялась, протянула руки, и выдернула мальчика из лужи.
- Нет! - повторила она, поправляя на нём курточку. - Потому что я уже замужем за твоим папой!
Мальчик философски вздохнул, и сказал:
- Ну хорошо. Тогда мороженое!
- С ума сошел?! - сказала мама. - Какое мороженое? Побежали скорей домой, у тебя же наверняка ноги все мокрые!
Не обращая никакого внимания на возражения ребёнка она крепко взяла его за руку, и потащила с площадки. Внезапно сирена на полицейской машине ожила, и рявкнула так, что все вздрогнули. А потом из её динамиков на всю площадь раздался строгий и властный голос:
- ДЕВУШКА, ВЫ ОБЕЩАЛИ!!! МЫ ТУТ ВСЕ СВИДЕТЕЛИ!!!
Что я знаю о Маклае? Помню классе в четвертом, учительница на уроке дала нам задание написать сочинение про великого путешественника Миклухо-маклая. На тот момент я совершенно искренне считал что его имя Миклуха, а фамилия Маклай. Поэтому в моем сочинении присутствовало множество "перлов" типа"Миклуха очень любил папуасов" и "Маклаю дали задание их изучать". Сейчас вспоминая это, я представляю как смеялась учительница, читая мое сочинение. А возможно, они даже хохотали всей семьей. Кстати, за сочинение я получил четверку.
Когда учишь внуков счету и буквам, разжигаешь им первый в их жизни костер, показываешь, как выстругивать лодочки и пускать потом их в ручье, учишь кататься на самокате и на первом двухколесном велосипеде, разрешаешь им шлёпать по лужам, запускаешь с ними воздушного змея... тогда понимаешь, что дети - это, всего лишь, промежуточное звено.
- Слушайте, вы же братья, а абсолютно не похожи друг на друга!
- Понимаете, просто наши родители купили нас у разных цыган!
5
- Доченька, ты будешь пить чай или кофе?
- Кофе.
- Но я уже сделала чай! Боже, с тобой все не так! У всех других дети как дети, а ты просто наказание какое-то!!!
4
Ехал на работу в маршрутке, услышал диалог маленькой девочки с мамой:
- Мам, а сколько еще ехать?
- Долго
- Две остановки?
- Нет, я не могу даже посчитать, сколько остановок
- Килограмм? Оо
- Ну да, примерно килограмм
11
"Умники и умницы"©

Несколько лет назад. Напомнили.
В класс к моей внучке-второклашке пришёл новый мальчик, Назар.
Это была его уже третья или четвёртая смена школы. Ребёнок способный, прилежный, но какой-то нервный, дерганый.
Почему - вскоре прояснилось, когда через неделю Назар пришёл в школу в очках.
[Надо сказать, что никого в очках в коллективе ещё не было]
Дети, заходя в класс, громко удивлялись, замечая перемену в облике мальчика. Не исключение и моя Женька, тоже что-то пискнула и растянула улыбку до ушей.
А возле Назара стояла его мама, которая не замедлила разразиться гневной тирадой что она, де, не позволит смеяться над больным ребёнком. Почему-то решила, что сына будут дразнить. А моя первая начала.
Причём орала она в тональности дурноватой циркулярки.
Некоторых детей начало передёгивать уже через несколько секунд.
Хотя никто над Назаром не собирался смеяться, поплакать уже задумка появилась.
Женька, всхлипывая, шепнула, что ей "страшенно" понравился Назар в очках, ему так красиво...
Учительница всё же решила провести воспитательный час. На котором рассказала все прелести ношения очков. И умнее, и красивее, и стильнее. И Назар, как профессор выглядит.
"На упреждение" поработала, так сказать...
Результат?
На послезавтра утром более половины класса потребовало от родителей купить очки. Кто просто ныл "купи-очки-ну-купи", кто с истерикой о бессмысленности бытия, кто-то резко почти ослеп, и надо утром, а лучше вчера, бежать маме в оптику.
Моя актриса, жмурясь, наощупь одевалась в школу и доказывала, что без очков даже дышать не видно. Во время завтрака мультик смотрела одним глазом - не видать ни-чи-во!
На послепослезавтра только двум футболистам не очень хотелось выглядеть стильными учёными.
Начался домашний террор с подвываними, просто вытягивающий мозг через давно заживший родничок. Доказать, что и без очков есть жизнь, было дорого нервам.
Пришлось покупать, с обычными стёклами.
Представьте - весь класс в очках и все довольны и сияют по-профессорски - стёклами и умным взором.
Хотя бедного Назара его чокнутая мамаша давно перевела в очередную школу, очки в нашем, уже 7-ом, классе до сих пор в большом почёте.
Хотя и не носят.
Да-а, слово - это силища!
Как объяснить жене, что, несмотря на то, что сыну всего три месяца, он хочет, чтобы его папа играл в LEGO уже сейчас?
8
Плохая экология замедляет рост генеалогических деревьев.
ША, ДЕТИ! (старая еврейская притча)
Жила-была бедная еврейская семья. Детей было много, а денег мало. Бедная мать работала на износ - готовила, стирала, орала, раздавала подзатыльники и громко сетовала на жизнь. Наконец, окончательно выбившись из сил, она отправилась за советом к раввину: "Как стать хорошей матерью?". Вышла от него в задумчивости. С тех пор мамашу как подменили. Нет, денег в семье не прибавилось. И дети послушнее не стали. Но теперь мама не ругала их, а с лица её не сходила приветливая улыбка. Раз в неделю она ходила на базар, а вернувшись, на весь вечер запиралась в комнате. Детей мучило любопытство. Однажды они нарушили запрет и заглянули к маме. Она сидела за столом и... пила чай со сладкой булочкой!
- Мама, что ты делаешь? А как же мы?! - возмущённо закричали дети.
- Ша, дети! - важно ответила та. - Я делаю вам счастливую маму!
18
Сидим с сыном 5 лет, завтракаем. Он нехотя ковыряет творог.
- Мам, а зачем творог нужен?
- Для детей творог очень полезен, он укрепляет кости, чтобы дети лучше росли.
- А для взрослых он не полезен? Взрослые уже не растут? Они уменьшаются?
- Ну да...
- А почему?
- Даже не знаю...
- А я знаю! Чтобы их легче закапывать было!
2
Свисток

Мы с мамой тогда поехали в дом отдыха Румянцево где-то в Подмосковье.
Мне семь лет было.
Добирались долго и нудно. На электричке до Москвы, потом на метро, снова на электричке. Потом на автобусе, и что-то долго пешком.
Жара была.
Я изводил маму вопросом - будет ли там речка? Она не знала, но пообещала, что будет.
Речка там оказалась, что называется "воробью по колено". Лежишь спиной на дне, вода пупок не покрывает. Я даже обиделся, но выбирать не приходилось, купался в ней. Плохо, что и к этой речке надо было километра два идти.
Я почему-то мало что помню из этих двух недель, что мы там были.
Вот раз какой-то конкурс был, и мне, в качестве приза, свисток дали. Он мне не очень понравился. Плоский такой, с двумя узкими воздуховодами. Белый. Может помните такие?
А мне больше нравились свистки переливчатые, такие объемные, с шариком внутри. Но, какой дали, такой дали.
Хожу, свищу себе, слышу – рядом на волейбольной площадке спор какой-то разгорается. Подошел поближе – послушать. Судья кричит: «Переход подачи!» Игроки оспаривают: «Ты же свистнул, мы и остановили игру!» Он на своем: «Я не свистел!»
Я их слушал, рот разинул, - интересно так! Потом про приз свой вспомнил, еще посвистел.
Судья сначала на свой свисток посмотрел недоуменно, - у него такой же, как у меня висел на шнурке, а тут все игроки заорали: «Вот он! Вот он!» И на меня ему показывают. А я стою, посвистываю. Хорошо мне! И интересно. Сейчас, думаю, они играть будут, а я еще посмотрю.
А они все на меня, и так агрессивно еще, был бы постарше, наверное, побили бы!
Говорят:
- Ты зачем здесь свистишь?!
Я отвечаю:
-Так мне же приз дали!
Они говорят:
- А… Понятно! Тогда иди отсюда подальше. Иди к маме.
Я говорю:
- А вот же она – с вами играет.
Они сначала растерялись, а потом мама подошла и объяснила, что здесь только судья свистеть должен, и никто больше. А то они играть не смогут.
Мне это чудно было. Потому что мы-то с пацанами, когда в футбол играем, то и свистим, и орем, и все нормально. И я ответил:
- Мама, мне же свисток подарили, как же я могу не свистеть?
Он попросила свистеть подальше от них.
Я отходил и свистел, а они кричали мне:
- Дальше! Еще дальше!
- Я ору в ответ:
- А мне отсюда игру не видно!

Но они меня уже не слышали. Шлепали по мячу, а судья им свистел.

Потерял я свисток в тот же день.
Не жалел.
Он же не переливчатый был.
Одна из главных задач родителя - стать ненужным для своего ребёнка.
2
Если вы переживаете, что ваш ребёнок не знает номер вашего телефона, просто установите свой номер на пароль домашнего компьютера.
28
Мой младший в детсадовском возрасте очень был увлечен супер-героями.
Отдыхали под Евпаторией - он там держал в банках пауков, и кормил их мухами - хотел вырастить Человека-паука.
Когда пошел в школу, поостыл как-то к этим супер-героям. Но перед Новым Годом я увидел в магазине костюм Человека-паука. Приношу вечером домой… Глаза у него загорелись. Надел. Крутится перед зеркалом, и его оживление на глазах гаснет... Снимает этот костюм, аккуратно складывает в пакет. Отдает мне, и говорит со вздохом: "Жаль, что у меня в детстве такого не было..."
***
Всё хорошо вовремя...
Знакомый как-то дарил 10-летней дочке енота на день. Есть такая услуга, вам приносят енота, он разрушает всё ваше жилище, полоскает сотовый телефон, прогрызает лаз в кроссовках и разбирает ноутбук. Попутно всех царапает. Вообще, енот думает, что это его праздник, и его привели играть к новым людям. Детям нравится. Детям вообще нравится, когда кто-то безумнее их. Вечером довольного енота увозят, вы выдыхаете и понимаете, что такое настоящее счастье.
3
Есть два способа накормить ребёнка.
Первый - бегать за ним с ложкой.
Второй - бегать от него с едой.
И последнее намного эффективнее...
38
Мы с четырехлетней сестрой с удовольствием дома одни оставались, да и дел было непочатый край. Проверить все шкафы и сундуки, перемерить мамины вещи, походить в маминых туфлях и сапогах и накрасить губы и ресницы. Кстати тушь в те времена фиговая была. Мама почти никогда не красилась, и поэтому тушь засыхала. Мы немножко туда плевали и размешивали, чтобы хоть чуть-чуть накраситься. Мама никогда не ругалась, с бабушкой такое не прокатывало. Один раз сестра вылила на себя весь флакон "Красной Москвы", бабушка потом её наругала. А сестра целый день ходила и думала, - как же бабушка про духи узнала?
6
Как то проснулся утром, а родителей нет.
Долго понять не мог - куда делись... Кушать нечего, решил поиграть, вечером мама звонит и говорит что уехали в деревню на две недели. Вот так я беспомощный один на две недели остался. Сначала было страшно, но потом вспомнил что в моём универе есть столовая и успокоился.
7
Один дома

Девушка рассказала.
Шла на работу - мальчик лет шести высунулся из окна третьего этажа, плачет, криком зовет маму. Остановилась, заговорила. Велела ему надеть куртку и шапку, и выйти на балкон. Пацан объяснил, что проснулся - никого дома нет. Потом успокоился, рассказал про родителей, про садик... Эта моя знакомая говорит: "Минут двадцать общались. Я уже конкретно замерзла - не рассчитывала же стоять на улице, - когда его мама выбежала на балкон и забрала его. Наверное в магазин бегала".
Сидим с женой в кафе на фудкорте ТРЦ. Говорит, что после обеда нужно зайти в "Акулу"(магазин детской одежды) посмотреть одежду для наших дочек двойняшек, т.к. они из всего выросли. Потом подумала и добавила: старший тоже вырос...но он мальчик и ему пофиг, а девочки должны быть красивые!
Антонимы "сухое" и "полусладкое" напомнили...
Горбачевские времена, с особо циничным отношением к алкоголю. Мама работает в вино-водочном магазине.
А мне 6 лет. Жаркий август, мы приезжаем в Одессу. Уж не помню, как получилось, но не "дикарем", как обычно, а на самую настоящую базу отдыха. Вот сейчас начала вспоминать, и в голове задребезжал рупор старенького громкоговорителя: "База отдыха Рассвет приглашает на обед!" Вот там я и прославила свою любимую родительницу...
В первый же вечер, перед танцами, местные массовики-затейники от дирекции развели игры для отдыхающих. Сценарий прост. "Я знаю 5 названий цветов!", "Я знаю 5 названий деревьев!" - и добровольцы, кто не справился с заданием, возвращаются в ряды зрителей. Мама еще прихорашивается в домике, а я на центральной площадке базы уже вовсю изображаю "вундеркиндера".
Вопросы становятся все более взрослыми, ряды играющих стремительно редеют. А я держусь, умничка такая. (Когда смотрю на свое фото с того лета - растрепка в платьице в горошек и круглых очечках - становится особенно весело.) И вот остались мы втроем. Высокий, красивый офицер в летней форме, раскрасневшаяся дама бальзаковского возраста (это сейчас все знаю про бальзаковский, тогда не могла понять, зачем бабушке такое красивое белое платье) ну и я, мамина радость. Вопрос, еще вопрос, мы идем ноздря в ноздрю. Между молодым офицером и дамой в платье возникает взаимопонимание. Я это хорошо чувствую, мне кажется, они сговорились, чтобы не дать мне победить!
"Я знаю 5 сортов сыра!", "Я знаю 5 сортов колбасы!" - ха, ребята, моя мама, прямо сейчас, во времена жуткого дефицита, работает в вино-водочном магазине, а я ребенок любознательный, ну, вы понимаете...
Ведущая всего шоу видно решает, что с малявкой пора завязать, и обеспечить истории бравого офицера и прекрасной дамы красивый конец.
"Я знаю 5 названий алкогольных напитков!" Дама отвечает первой - и на четвертом названии сбивается. Ура! А я думала, сильней покраснеть уже не получится! Моя очередь: "Древнекиевская" - раз, "Карат" - два... Каюсь, я не помню, что назвала третим и четвертым номером. Но последним был "Бейлиз"!
Я победила.
Мужчина в форме почему-то не стал отвечать. Он странно согнулся вдвое, вытирал лицо рукавом белого кителя и плакал. Наверное, не знает никаких водок, - решила я. Вдруг, мне стало жаль красивого офицера, и я, все еще сжимая в руках микрофон, начала ему подсказывать: "Дядя, есть еще "Стрелецкая", "Посольская", "Арарат"!" С каждым названием зрители все больше радовались моей победе...
Ведущая сказала, что я настоящий победитель, и что родители мной могут гордиться. И чтобы я бежала к себе в домик, потому что мама за мной, наверное, на танцы не прийдет.
В детстве меня часто оставляли с дедушкой. Дед — профессор, в университете преподает, всеми уважаемый человек. Но есть у него хобби — коллекционирует вина. Сам он себя гордо именует энофилом. Шестилетнюю меня перед поступлением в школу привели на «экзамен» в малышкину школу. Одним из заданий было назвать антонимы. Я на слово «сухой» назвала антоним «полусладкий». Родители потом с учительницей долго беседовали.
2
«Отвали!» или три змеелова и ужиха

В уже далекие времена, когда я был очень любознательным и очень ушастым пацаном, мои летние каникулы иногда начинались с поездки в пионерский лагерь от строительного треста.

Эх, детство золотое. Массовки (на современном языке – дискотеки), ночные походы к соседям, чтобы измазать их пастой (предварительно нагретой в трусах), ловля раков в позе рака, и побеги в военный госпиталь, где можно было отхватить то эмблему, то шеврон, то грандиозные люли (если нарывался на офицера).

Классно было, но иногда скучно. Пионерский огонь в филейной части у меня тогда полыхал, как мартеновская печь. Всегда хотелось чего-то эдакого. Вот и летом 1983 года с мечтами о героическом времяпрепровождении я, насвистывая, вошел в свою десятиместную комнату, где уже неспешно распаковывались еще двое парней.

Только глянув друг на друга, мы сразу поняли – нашлись. Единомышленники, мгновенно ставшие друзьями: ваш покорный слуга, Игорь и Виталя. Всем по одиннадцать лет, примерно одинакового роста, телосложения и с таким задором в глазах, что вожатый по кличке ВС (от Валерий Сергеевич) лишь прошептал сквозь зубы:
- С этими мушкетерами покой нам будет только сниться.
- Не волнуйтесь, - хором вякнули мы, - обещаем вести себя хорошо в пределах разумного.
- Разве что, пробегая через мосточек, - добавил Игорь.
- Ухватим кленовый листочек, - продолжил Виталя.
- Или два, - несмело предположил я.
- Вот этого и боюсь, - всхлипнул вожатый, - и сдался мне этот пед, лучше бы в армию пошёл. Ой, дурак, ой дурак!

Но, против ожидания, за четыре дня мы только измазали пастой девчонок, нарисовали кукиш на двери корпуса и ночью привязали к кровати командира отряда из активистов. То есть вели себя практически идеально. Поэтому на пятый день ВС, бдевший за нами, аки прапорщик за мылом, расслабился.

А зря. Как раз к этому моменту наша компания затосковала. Точнее, загоревала, ибо утром проснулась, густо измазанная пастой. Девчонки из отряда все-таки сумели взять реванш. И теперь, сидя за клубом, мы с самым мрачным настроением жевали чернику, собранную, естественно, за территорией лагеря.

- Надо отомстить, - выплюнув кислую ягоду, хмыкнул Игорь.
- Как? С пастой не получится, будут готовы, - возразил Виталя.
- А еще воспиталка хочет засунуть нас в спектакль, чтобы дурью не маялись, - грустно сообщил я и добавил, - вот змея.
- Где? – встрепенулись Игорь с Виталей.
- Кто? - не понял я.
- Змея!
- А кстати, - и мы, переглянувшись, улыбнулись.

Родившаяся идея была, как минимум, безумной, а как максимум…
- Лучше доедайте чернику, она полезна для зрения и, теоретически, для мозгов, слышите? – громко верещал на сосне поползень.

Но, проигнорировав мудрую птицу, мы бросились в корпус за необходимым реквизитом. Звезды сложились так, что в тумбочке Игоря стояла пустая трехлитровая банка от сока, капроновую крышку подогнал Виталя, карманный ножик был у меня.
- Куда собрались, мушкетеры? – подозрительно воззрился Валерий Сергеевич.
- За шишками и желудями, - преданно глядя вожатому в глаза, ответил я.
- А банка?
- Складывать.
- А крышка?
- Чтобы не высыпались.
- Зачем они вам? – сощурился ВС.
- Для поделок, скоро конкурс, забыли? – с лицом праведника ответил Игорь.
- И правда, - улыбнулся вожатый, - только не долго, и за территорию не выходить, ясно?

- Ничего им не ясно! Остановите, пока не поздно! – это вездесущий поползень чуть ли не в ухо орал беспечному вожатому.
Но тот, улыбнувшись проходившей мимо воспитательнице, не обратил внимания на вещую птицу, созерцая пышные девичьи формы. Да и что могут сотворить трое мелких за час до обеда? Ничего! Забегая вперед, скажу, что вскоре ВС кардинально изменил мнение по поводу наших способностей. Ну, когда отдышался.

- И где их искать? – Виталя задумчиво рассматривал три невысокие елочки и старый пенек.
- Точно не здесь, - согласился я.
- Айда за клуб, там солнца много, можжевельник растет, - предложил Игорь.
- Да ты гений, - восхитились мы с Виталей.
- Вы придурки! – уже шептал осипший от крика и заранее поседевший поползень.
Но кто будет слушать птицу, тем более что за клубом нас сразу постигла удача.
- Тсс! – Игорь приложил палец к губам, - смотрите.

Впереди, прямо на разогретой хвое одинокий уж, зажмурившись от наслаждения, принимал солнечные ванны.
- Решено, вечером ползу свататься, в конце концов, сколько можно, - не замечая нас, размышляла рептилия, - подумаешь, маме её не нравлюсь. Гадюка старая, никак не угодить. То цветы не те, то слишком поздно в гости пришел, то…
- Есть, - взвизгнул Игорь, - крепко схватив ужа за шею, давай банку.
- Мляшшш, отпустите меняшшш, - возмущался уж.
- Отпустите его, - сипел поползень.
- Отпустил? - спросил я.
- Отпустил, - кивнул Игорь.
- Закрываю, - с этими словами Виталя плотно насадил крышку.

Несколько минут мы любовались бесновавшимся ужом, заодно пополнив словарный запас десятком интересных выражений, самым мягким из которых было «ерканутые рододендроны». Первый успех так раззадорил, что дальше началась самая настоящая зачистка всех близлежащих кустов.
- Уходит!
- Палкой, палкой прижми!
- Шшшшотвалите!
- Заталкивай, что значит, не хочет!
- Не хочушшшшшшшш!
- Тебя не спрашивают!
- Ух.

Вскоре мы с гордостью рассматривали банку, в которой нас материли целых три ужа. Поэтому к рододендронам добавились «ерпыль ушастый» (это персонально мне, кстати, было обидно), «устрица в шортах» (Игорю), «выпороток дятла» (Витале) и «растатуй вас свербигузом по самые пионерские галстуки» (безлично всей компании).
- Класс, - хлопнув по крышке, потянулся Виталя, - я вон того, самого большого поймал.
- Я остальных, - гордо хмыкнул Игорь.

И друзья посмотрели на меня:
- А ты?
- Помогал, загонял, держал банку, вот, - промямлил я.
- Трус, - авторитетно заявил Виталя, - боялся, сознайся.
- Нет, не боялся, да я, да мне, да…
- Если не поймаешь, - Игорь решительно щелкнул пальцами, - девчонкам отомстим без тебя. Понял? Ждем десять минут.

В тот момент я побил не один рекорд по спортивному ориентированию и бегу с препятствиями. Но под кустами можжевельников не было даже самого завалящего ужика. В радиусе десяти метров – тоже. Оставались только елочки внизу, там тепло, влажно.
- Хе-хе-хе, - злорадствовал поползень, - вот тебе, бабушка, и Юрьев… Мля! Стой!

Зачем так орать? Я и сам замер, любуясь открывшейся картиной: на крохотной полянке блаженствовал огромный, полуметровый уж.
- Вот это красавец, - а перед глазами стояли удивленные лица друзей, которые, увидев это чудо, захлебнутся от зависти.

- Жених недоделанный, сколько раз ему говорила, ты – не пара. Ни хвоста не понимает, все ползает, - не обращая внимания на сопящего пионера, предавалась мыслям рептилия, - еще цветы надумал таскать. А у меня аллергия и вообще…
- Попался! От меня не убежишь!
- Утекай, тебе скоро придет писец! – заверещал перепуганный поползень.
- И не один, - пыталась вывернуться змея, но детская ладошка держала крепко.
- Врешь, не уйдёшь!

- Мужики! Позырьте, кого поймал, - с этими словами я выбежал к заждавшимся друзьям.
- Ого, - удивился Виталя, - а этот точно уж?
- На голове желтых пятен нет, - поддержал Игорь.
- Это ужиха, - авторитетно заявил я.
- Отвали, ненормальный! - яростно извивалась змея, - я вообще-то гадюка, слышишь? Га-дю-ка. Отпусти шею, мне больно. И повторяю: я змея, причем ядовитая, слышишь, апостроф ушастый? Я-до-ви-та-я. Открой учебник зоологии, на семнадцатой странице все написаноооооооооооо!

Последний возглас заглушила плотно севшая капроновая крышка: вот и четвертая рептилия заключена под стражу.
- Горгона Злорадовна? – удивился первый пойманный уж.
- И он здесь, - фыркнула та, - повторяю, вы не пара, ясно?

Но мы, не обращая внимания на внутрисемейные разборки, быстро продвигались к корпусу. Задача была сложной: доставить ценный груз и при этом не спалиться. Наверное, наши ангелы-хранители в тот момент или отвлеклись, или вышли покурить, или, наоборот, не вмешивались, ожидая дальнейшего развития событий. В общем, банка с ужами незаметно передислоцировалась в комнату, в тумбочку Витали. Диверсию было решено провести после обеда, перед тихим часом.

- Стойте, они же задохнутся! – неожиданно вспомнил Игорь.
Вот и ножик пригодился. Мы быстро вырезали в крышке дыру и, захлопнув тумбочку, выбежали строиться на обед.

А через двадцать минут наша сытая и довольная компания возвращалась в корпус, представляя себе в лицах, как будут визжать девчонки. На всякий случай, чтобы раньше времени заговор не был раскрыт, мы ускорились и первыми забежали в комнату…
- Мужики, - прошептал Виталя, - банка пустая. Ой, мамочка!
- Ой, мамочка, - согласился Игорь.
- Коловпатий Еврат, - резко охрипшим голосом соригинальничал я.

И было от чего перепугаться: на кроватях уютно разместились взбешенные ужи, безумно ждавшие реванша. Теоретически, конечно, мы знали, что они не ядовиты, но практически....
- Раз, два, три, - не шевелясь, пискнул Виталя, - а где четвертый?
- Андрюха, обернись, - выдохнул Игорь.

Прямо у двери, заблокировав пути отхода, дружелюбно улыбалась «ужиха»:
- Добрый день, скотина, шшшшшшшшшш.
- Пук, - тихо ответил я.
- Молился ли ты на ночь, Дездемоний? - продолжала изгаляться змея.
- Куп.
- Чего? - не поняла рептилия.
- Простите, - извинился я, - пук.
- Горгона Злорадовна, разрешите мне, да я за будущую тещу…- вмешался «Виталин» уж.
- Сколько раз тебе говорить, вы не пара, - змея буквально на секунду отвлеклась в сторону неугомонного жениха, но мы успели.

Громкий треск сразу из трех пусковых установок ознаменовал групповой старт космических аппаратов. Озадаченная рептилия не успела даже ничего сообразить, как над ней, благоухая всеми ароматами испуга, пролетели три белых, как смерть тела.
Дальше был громкий хлопок дверью и невероятный прыжок на улицу. Где-то позади взбешенная змея обещала самые страшные кары, но мы уже были вне досягаемости: окна и дверь закрыты, все подходы густо запуканы так, что и мышь не проскочит, помрет на вдохе.

- Что будем делать? - отстрелив последний заряд, шепнул Игорь.
- Сдаваться, - предложил я, - а вот, кстати, и ВС идёт с воспиталкой.
- Эй, мушкетеры, почему такие бледные? - весело спросил вожатый.
- Все хорошо, - через силу улыбнулся Виталя, - только в комнату не надо заходить.
- Там змеи, - понуро опустил голову Игорь.
- Какие? – сразу похудела воспиталка.
- Три ужа, - вздохнул я, - и ужиха.
- Откуда знаешь? – удивился ВС.
- Она без желтых пятен.

Глядя на побелевшее лицо вожатого, мы поняли, что…
- А я предупреждала, - донеслось из-за двери, - но вам, долбодятлам, все пофигу! Особенно тому ушастому ерпылю! Двоечник, кто тебя только в пионеры принял! И вообще, то, что меня, приличную женщину, засунули к троим неженатым мужикам, я еще прощу. Но то, что будущий зять увидел не накрашенной…
- Горгона Злорадовна, так вы змеешипляете наш брак?
- Не придирайся к словам!

Дальше мы не слышали, потому что минутный ступор вожатых сменила бурная активность. ВС за секунду успел подпереть дверь комнаты и вывести всех из корпуса. А стремительно худеющая воспиталка метнулась в санчасть, дирекцию лагеря и еще куда-то.

Через час гадюка и ужи были пойманы и выброшены за забор в самом дальнем углу лагеря. А мы…
- … изгоняетесь из обители сей на веки вечные, - громыхал директор, глотая успокоительное и запивая горячительным, - завтра приедут родители, собирайтесь.

Но спасло заступничество директора стройтреста. Наверное, он просто пожалел троих охламонов, как и родителей, оплативших путевку. А, может, и сам в пору лихого дества чудил так, что вороны крестились. Кто знает.

Так что в лагере мы остались, но в разных отрядах, в разных корпусах и под неусыпным надзором. Любая, даже случайная встреча всех троих была сродни пожару: тут же, как из-под земли, появлялись вожатые, воспитатели, а иногда и сам директор с успокоительным наготове. В общем, больше даже черники не поели. И до конца смены нас величали не иначе, как «змееловы».

Эпилог.

Я часто думал о том, почему гадюка не укусила никого, особенно меня. Наверное, Бог на самом деле бережет дураков и пьяниц. А умными нас обозвать, согласитесь, было очень, очень сложно.

Но гадюки все же отомстили, двадцать лет спустя. Но это совсем другая история.

Автор: Андрей Авдей
Чуть помедленнее, Фрося

НЕБОЛЬШОЕ ВСТУПЛЕНИЕ.

Сколько себя помню – каждое лето проводил в деревне, по мере сил помогая бабуле управляться с хозяйством. Интернета в те далёкие времена еще не придумали, поэтому свободное время проводил или на рыбалке, или в лесу, или в компании сверстников.

Наша диверсионно – разведывательная группа занималась… Проще сказать, чем мы только не занимались, за что периодически отгребали свежей березовой каши. Но даже наказания не могли затушить пионерские огни, полыхавшие в детских задницах.Классное было время. Весёлое и беззаботное.

В 1983 году, после окончания четвертого класса, когда я стоял на пороге одиннадцатилетия, друзья предложили немного подзаработать в совхозе на полевых работах. Называлось это «выходить на наряд».

С утра бригадир (Виктор) занимался распределением фронта работ среди взрослых, а затем подходил к нам. Если что-то было, то в сопровождении старшего наша команда отправлялась выполнять посильные задания.Первые два дня прорывали горох, выдергивая кормовой, выделявшийся среди белого ковра пищевого фиолетовыми лепестками, затем заготавливали черенки для лопат и вил.

ВОДИТЕЛЬ КОБЫЛЫ

На пятый день, убедившись, что ваш покорный слуга к делу относится серьёзно, бригадир торжественно объявил о повышении: мне было доверено перевозить мешки с комбикормом от склада до фермы.
- Ты с конём умеешь обращаться? – уточнил Виктор.
- Конечно, - преданно глядя в глаза, соврал я.

О том, что мой опыт ограничивался детской лошадью-каталкой, решил особо не распространяться. Да ладно, все будет хорошо, справлюсь.
С этими мыслями я и дотопал до фермы. Там уже томилась в ожидании задумчивая рыжая кобыла Фрося, которая со вселенским пофигизмом наблюдала за парой мух, совокуплявшихся на оглобле в позе растерянного астронавта.
- Она спокойная, не бойся, - подбодрил зоотехник (Сергей), - только не гони.

Спасибо за напутствие, а я-то думал сразу с места в карьер, чтобы пролететь до склада с гиканьем и свистом. Наверное, об этом очень красноречиво свидетельствовали мои выпученные от страха глаза и трясущиеся руки.
- Понятно, - вздохнул Сергей, - ладно, малой, смотри.

Следующие двадцать минут были посвящены основам: как управлять лошадью, как надеть узду и замечаниям по поводу того, что «если облажаешься, расскажу бригадиру».
- А теперь езжай, - добродушно кивнул зоотехник и закурил.
- Но, - пискнул я.

Вот это да, кобыла оторвалась от медитации и неторопливо двинулась в сторону склада! Чтобы понять обуревавшие меня в тот момент чувства, надо быть пацанёнком, который впервые в жизни управлял настоящей живой лошадью.
Километр до склада и обратно мы осилили примерно за полчаса.

- Да не бойся, - подбодрил Сергей, - ускорь её немного, а то бабы уже плешь проели, где комбикорм.
- Если чуть побыстрее, не устанешь? – обратился я к кобыле.
- Пофигу, - задумчиво фыркнула Фрося, глядя, как те же мухи спариваются уже в позе богомола – затейника.
- Тогда но.

Кобыла флегматично перешла на некоторое подобие медленной рыси.
- Но, - уже весело крикнул я после пятого рейса
- Но так но, - Фрося согласно припустила еще быстрее.
- Молодец, - через четыре часа улыбался зоотехник, - на обед домой пойдешь?
- Ага, - кивнул я.
- Пока доберешься, возвращаться придется, езжай, напоить только не забудь, - и, подмигнув, Сергей ушёл по своим делам.

Вот это да! Проехать через всю деревню! Для все-таки городского пацана это был не просто повод для гордости, это был миг наивысшего блаженства. Мне разрешили! Еще не веря своему счастью, я быстро прикинул маршрут следования. Их было два.

Первый – по так называемой Старой улице, второй – по Новой, появившейся уже в послевоенные годы. Она была хороша тем, что заканчивалась горкой метров шестьдесят высотой. Также вдоль неё располагались сельсовет, школа, место выдачи нарядов на работы, баня и магазин. То есть число зрителей будет максимальным.

Решено, едем по Новой. Маршрут был таким – километра два по улице, доезжаем до горки, далее, приняв левее, спускаемся, проезжаем перекресток деревенских улиц. Затем, через двести метров, выехав на довольно оживленную дорогу Барановичи – Молчадь, поворачиваем направо, и мы дома.

- Но пошла, - зычно крикнув, я шлепнул вожжами.
Тот день запомнился на всю жизнь. Меня просто распирало от гордости, ещё бы! Сам! Один! Казалось, что каждый встречный, думал:
- Вот этот да, молодец, такой маленький, а уже управляет лошадью.
- Кстати, Фрося, не быстро едем?
- Пофигу, - фыркнула кобыла, не прекращая медитации.
- Интересно, - подумалось мне, - её вообще что-нибудь может вывести из этого состояния?

Бойтесь мыслей своих, ибо они материальны! Не помню, кто из древних это ляпнул, да и времени на воспоминания не было, потому что лошадь неожиданно собралась взлетать.
Как? Просто. Метров за тридцать до горки нас с громким треском обогнал мотоцикл. И случилось чудо: Фрося вздрогнув, задрала хвост...
- Хана, - яркой молнией сверкнула мысль.
- Поехали! - громко отстрелив первую ступень, кобыла рванула в галоп.

Оказавшись в облаке едкого газового выхлопа, я на несколько секунд ослабил вожжи, пытаясь вытереть слезившиеся глаза. Этого было достаточно, чтобы Фрося, закусив удила, понеслась навстречу светлому будущему, которое заканчивалось обрывом, если вовремя не повернуть.
- Тпруууууу!
- Их-ха. Пофигу.
И как назло, вокруг ни человека! Обед же, куда все подевались? Свидетелями были только три собаки, смотревшие на меня с явным уважением.
- Тпруууууу!

Мы неслись так, что теплый воздух выдул некстати появившиеся сопли из носа . В другой ситуации мне было бы стыдно, но только не сейчас: до обрыва оставалось чуть больше двадцати метров.
- Тпруууууу!
Поняв, что остановить, кобылу не удастся, я из всех сил потянул на себя левую вожжу:
- Поворачивай!
- Их-ха! Пофигу!
- Отстреливай вторую ступень, разобьемся!
- Есть. И третью заодно!

Как я не задохнулся, не понимаю. Чем кормили Фросю, навсегда осталось тайной, но по силе и мощности выхлопа можно было предположить.…
- Ой, мама!
Знаете, что такое деревенское родео? Это когда газовавшая, как ракета-носитель, лошадь сделала резкий поворот. Телега в соответствии с законами физики стала заваливаться набок, я же изо всех сил держался за борта и ждал, когда ё.., простите, грохнусь уже чистым (спасибо галопу) носом об асфальт. Но пронесло.

Еще как пронесло! Выстрелив с таким звуком, что на секунду заглушил даже громыхавшую телегу, я сумел, не отпуская вожжи, перекреститься ресницами.
Кстати, описанную процедуру можно смело рекомендовать в качестве дополнительного стимулятора больным с ЖКТ. Гарантирую, продует насквозь!
- Повернули, чуть помедленнее, Фрося, чуть помедленнеее!
- Их-ха. Пофигу!

С какой скоростью несся с горы наш экипаж в составе двух отчаянно газовавших субъектов, не берусь судить. И если честно, было не до того.
- Тпруууууу!
Не знаю, что себе навоображала эта скотина, но она понеслась так, что в ушах засвистел ветер. Первого перекрестка мы даже не заметили. Зато удивили ехавшего на велике соседа. Его отвисшую челюсть я помню до сих пор.
- Тпруууууу!
До следующего перекрестка оставалось метров сто. Если эта сволочь не остановится, быть нам сбитыми, как сливки.
Семьдесят метров. Вожжи натянуты до предела, но Фросе, традиционно, пофигу.
- Тпруууууу!
Пятьдесят метров.
- Тпруууууу!

В критические моменты у человека просыпаются такие способности, о которых в обычной жизни он даже не догадывается. Вот и я никогда не думал, что смогу крикнуть:
- Тпруууууу, бл….!!!!!!
Да так, что где-то в деревне испуганно взлетела стая ворон, с окрестных яблонь посыпались груши, а у самого перекрестка остановились сразу два грузовика. Но самое главное: Фрося резко ударила по тормозам. Еще бы метров десять…
Просипев:
- Падла, - я в изнеможении рухнул на спину.
- Пофигу, - невозмутимо фыркнула кобыла и с интересом стала рассматривать мух, которые на оглобле (опять!) слились в позе скачущего давления.

Руки, натертые вожжами, горели, в ушах звенело, в носу щекотало, а в животе, простите, громко бурлили многообещающие процессы.
- Малой, ты в порядке? – водители обеих машин уже были рядом.
Один что-то поправлял в сбруе, другой встревожено смотрел мне в лицо:
- Что случилось?
- Понесла, - с трудом выдохнул я, - мотоцикл напугал.

В общем, к дому я привёл Фросю под уздцы и в сопровождении двух грузовиков.
- Смотри, малой, больше так не летай, - выйдя из кабин, водители осторожно пожали мою опухшую руку и, посигналив на прощание, быстро скрылись за перекрестком.
Спасибо вам, мужики, за помощь.

Навеселившейся и остывшей кобыле нужно было напиться, а мне - срочно уединиться в будке для медитаций. Поэтому следующие полчаса лошадь мелкими глотками утоляла жажду , а я познавал высший дзен и просветление.
О скачках решил никому не рассказывать, зачем будоражить народ. Ведь все хорошо, что хорошо заканчивается, правда?

Как оказалось, Фрося очень боялась машин и резких звуков. Но теперь, обладая бесценным опытом, я был спокоен. Главное – не пропустить подготовку к запуску.
Поэтому стоило только задраться хвосту, как через секунду перед лошадиной мордой красовался кусок хлеба:
- Угощайся, спокойно, спокойно. О, смотри, опять мухи, в новой позе закалённого сверла.

Так что и на второй день мы с Фросей неспешной рысью ехали на обед домой. Правда, уже по Старой улице, от греха подальше. А потом началась компания по заготовке сена, и стало не до совхоза.

За эти шесть дней я заработал десять рублей сорок копеек. Моя первая зарплата, по тем временам – вообще неслыханное богатство для одиннадцатилетнего пацана. Жалею только об одном – не сохранил тот расчётный листок, малой был, глупый.

Автор: Андрей Авдей
Поздравление от мамы:
"Поздравляю тебя, доченька, с 19-летием и желаю всего хорошего, чтоб у тебя всё было хорошо! Я тебя люблю!". (куча сердечек и смайликов)
Поздравление от папы:
- Ну, с 20-летием, дочь.
- Мне 19, пап!
- А, ну да, точно...
14
***
В свое оправдание - про котика я ещё не писала.

В начале декабря, в субботу мужа срочно вызвали на работу - в литейке произошёл пожар.
А я решила потратить хмурый день на бесцельное, бездельное спанье-валянье на диване.
Женька ушла на хореографию и вернулась с котенком, пятнистым дворнягой залихватского вида: одно ухо торчащее, а другое - с признаками британской вислоухости - в папашку.
Мы его искупали, посушили и я опять завалилась спать. Наше новое обретение устроилось у меня на голове и мы сладко задрыхли на пару.
Разбудил звонок мужа, но сонная лень парализовала, я махнула Женьке - ответь.
- Чем там маманька занимается? - слышу из трубки.
- Спит со своим новым другом! - ответила простодушно внучка.
В воздухе зависла дурацкая, двусмысленная пауза. Пришлось орать, что "с котом я сплю, с котом!"
Назвали Ромбиком.
А недавно этот чудик сказал мне: "Маама"...
Призна-ал!!!
Мои детские наказания превратились во взрослые радости: рано ложиться спать, не выходить на улицу, обеденный сон.
Это было лет 15 назад. Мы с мужем жили в маленькой квартирке уютного университетского городка, прямо на кампусе, в одном доме с аспирантами- деньги копили чтобы купить квартиру. Нам было около 50, но мы считали, что выглядим на 35. :-)
Однажды на холлувин пошли гулять по местному бульварчику, и нарочно «против течения», чтобы как обычно любоваться костюмами, молодыми веселыми лицами студентов, причудливой смесью рас и наречий... вспоминали себя в этом возрасте... короче, наслаждались.
И тут вдруг к нам подскакивает паренёк и и с преувеличенно удивленным видом громко орет нам в уши: «Ну вы ребята круто нарядились! Ну самые лучшие у вас костюмы! Вы выглядите ну точно как родители! Ну класс!»
У нас родился сын. Пришли друзья, Сережа и Ира. Ира хвать малыша, и давай его кормить из бутылочки, играть, болтать с ним... А Сережа залёг с пивасом. Ира говорит:
- Сереж, давай тоже ребёночка заведём!
А Сережа, потягивая пивас, лениво так отвечает:
- Ир, давай без радикализма. Давай ты просто будешь по выходным сюда приходить, и их ребёнка кормить!
Мама, я посуду помыла, уроки сделала, школу и универ закончила, замуж вышла, детей родила, можно я пойду погуляю?
4
Хрю-хрю!

У моего отца было три брата, и у всех вместе - семеро детей. На лето этих детей свозили в посёлок Елань Волгоградской области, к бабушке. Разный набор, разное количество, но летом несколько внуков толклись в доме постоянно.
Самый младший, трехлетний Максим, был оставлен на бабушку впервые. Крупный и крепкий ребятенок не доставлял бабушке хлопот: спокойный, не вредный, а главное - с хорошим и постоянным аппетитом! Мечта любых родителей.
Гуляет во дворе, играет в песке да с машинками, особо не надо за каждым движением следить. Разве что вымазаться умеет, как поросёнок, но бабушку это не раздражало. Идеальное дитё, что и говорить.
И вот этот ребёнок отказался есть. Без видимых причин.
Нет, с утра он немного ел, потом шёл гулять - на большой деревенский двор, но в обед, полдник и ужин мотал головой, не открывая рта и не притрагиваясь к еде.
Так как Максим был достаточно упитанный, сразу не паниковали, у детей такое бывает, тем более что признаков истощения и голодного обморока не наблюдалось, а даже наоборот - было впечатление, что ребёнок растет, как на дрожжах.
Так продолжалось несколько дней, пока старшая сестричка не проследила более внимательно за Максимкой.
Он постоянно бегал смотреть на маленьких забавных поросят. Проиграет немного, потом: "Поосята!" и топает к ним. Кто ж мог подумать, что он не только любовался, но и регулярно объедал хрюшек! Комбикорм неделю лопал.
С горькими слезами переходил обратно на человеческую еду. О вкусах не спорят, говорят... Ничего, вырос.
Ну, с годом свинки, что ли!
Юный экспериментатор

Врачи детской больницы святого Владимира оказали помощь одиннадцатилетнему школьнику, который проглотил 27 магнитных шариков. Об этом в среду, 30 января, агентству «Москва» рассказали в пресс-службе департамента здравоохранения столицы.

По словам самого ребёнка, он глотал шарики по одному и запивал их водой. «Ему очень повезло, что магниты не "разбрелись" по кишечнику, а собрались в одну целую цепочку», - пояснили в пресс-службе департамента здравоохранения столицы.

Уточняется, что четыре элемента попали в кишечник и вышли естественным путем, не причинив пациенту вреда. Остальные 23 шарика врачи «выуживали» из его желудка эндоскопическим магнитным экстрактором в отделении эндоскопической хирургии. После успешного извлечения ребёнок был выписан из больницы.

Примечательно, что в августе прошлого года этот же паренёк, когда ему только исполнилось десять лет, устроил пожар во дворе дома на севере Москвы, пытаясь поджечь колеса своего самоката. По словам школьника, приём с поджогом колёс он увидел в фильме «Призрачный гонщик». Однако повторить его в реальной жизни ребёнку не удалось: огонь охватил не только самокат, но и стоявший рядом автомобиль «Волга», а также пластиковую бутылку с бензином, которую мальчик использовал. В результате часть машины сгорела, а юного поджигателя госпитализировали в одну из столичных больниц с ожогами.
30
Расскажу-ка я вам печальную историю об одном мальчике.

История, сия грустна и, возможно, длинна, да еще и не формат, но в конце все будет хорошо, так что можно сильно не переживать. Но подумать все-же стоит. Или в каментах хотя-бы отметиться.

Макаренкам и из детям посвящается. Поехали.

Жил был мальчик, как говорится в анекдоте – сам дурак.
В нормальной семье жил, порядочной. Ни так чтобы богатой, но и не бедствовали. Когда всем было тяжело, им было тяжело. Когда все на подъем шли, они на подъем шли. Обычная семья, каких много-много сотен тысяч на просторах СССР тогда проживало. И продолжало проживать, когда СССР не стало.

И были у мальчика родители – мама и папа. Папа работал, как работают другие сотни тысяч пап, мама сидела с мальчиком и его старшей сестрой дома. Заботилась и опекала их. Покушать приготовит, белье постирает, расцарапанное колено зеленкой помажет. Такая вот заботливая мама. Еще мама любила порядок и чистоту. Очень сильно любила. Каждая вещь жила только на своем месте и место это было определено с момента появления этой вещи в доме и не менялось никогда.

Мама, как и любой ответственный родитель считала, что дети должны хорошо учиться и приносить домой только хорошие оценки.
Будучи ответственным родителем мама прививала эти немаловажные качества своим детям. Именно о этих способах и о том, что из этого вышло спустя 25-30 лет и будет эта история.

В первый раз мальчика избили в пять лет ремнем от дамской сумочки за испачканный гуашью халатик. Это был такой бежевый халатик с темно-песочного цвета волнистыми узорами. Мальчик любил рисовать, но не очень задумывался о правильной одежде. Мама сорвала с него халатик и начала хлестать тем, что было под рукой – сумочкой. Мальчик забился в шкаф, и его хлестали по рукам и спине, крича, что он испортил вещь. Когда мама решила, что мальчик достаточно осознал, что вещи нужно беречь – раны обработали зеленкой.

Мама всегда заботилась о здоровье своих детей. Например, если у них сильно замерзли ручки от того, что они играли в снежки и варежки промокли, она отворачивала вентиль горячей воды и отогревала им ручки, к сожалению, мальчик не мог сказать, почему она не добавляла холодной воды. Мама очень заботилась о том, чтобы дети ходили чистыми и опрятными. Поэтому, мальчик вскоре узнал, что отцовский ремень мягче.

В шесть лет мальчик в первый раз попал в больницу – он упал. По крайней мере так сказала врачам мама. А она знает лучше. Мама была уверена, что столовым манерам следует приучать с самого детства, поэтому нежно гладила по головке и говорила: «сынок, ешь аккуратнее». Мальчик наверняка соврет, если скажет, что он кушал куриный бульон и он был горячим, поэтому мальчик хлюпал, а мама ударила его по голове со словами: «не хлюпай как свинья» и он от этого ударился виском о стенку. Мальчик и вправду часто падал и много бегал.

Вы спросите, а где-же тут папа? Папа работал. Были тяжелые времена и папа часто работал допоздна. А может он просто работал допоздна, потому как понимал немного больше, чем мальчик. Зато папа научил мальчика читать очень рано и постоянно приносил с собой новые книги. Разные. Одни были скучны и непонятны, а поначалу в них было много непонятных слов, которые мальчик просил папу ему разъяснить, но были и просто сказки. Сказки мальчик очень любил, хоть ему и было страшно от того, что Василиса пре-какая-то отрезала у себя ляху и скормила птице, которая с Иваном царевичем поднимала их из пропасти, в конце-то все-все было хорошо. Папа заступался за мальчика с сестрой, но потом он уходил на работу и они оставались с мамой.

В шесть лет мальчику подарили на день рождения рюкзачок для себя, а не школы. Он хотел машинку, как и многие мальчики, но рюкзачок был замечательным и, спустя неделю, мальчик сложил в него свою одежку и решил поехать на вокзал – в городе Сигулда жила бабушка, а бабушку мальчик любил. Мама посмеялась и отобрала рюкзачок, а также стала забирать запасные ключи из дома.

В семь лет мальчик пошел в школу и очень старался хорошо учиться – это было несложно, ведь читать, писать, считать он уже умел. Что мальчик не умел – не умел ровно писать. «Ты же знаешь, как это важно – писать аккуратным каллиграфическим почерком» - говорила мама и показывала ему как надо. У мамы действительно очень хорошо получалось – каждая буковка была идеальной. Но почерк мальчика кардинально не улучшался, не смотря на регулярные занятия по паре часов дома. Мама была очень терпеливой, поэтому сломала ему безымянный и средний пальцы на правой руке только в третьем классе. Зажала ручку между его пальчиков и очень крепко сжала. Возможно она хотела показать, как следует держать ручку, и перестаралась ведь ручку нужно держать между большим, средним и указательными пальцами. Так мальчик понял, что читать книгу, когда одна рука в гипсе очень неудобно и что он очень некрасиво пишет.

В восемь лет мальчик бегал на перемене и получил замечание в дневник. Как он потом узнал от мамы – это очень плохо. Еще он узнал, что когда бьют ладонями по щекам – это больно и что может выпасть зубик.
В девять лет мальчик понял, что нужно очень хорошо учиться, если он не хочет, чтобы его били по щекам и тонким ремнем. И он очень старался – приносил только хорошие оценки и очень переживал за четверку по математике за четверть.

Когда мальчику исполнилось десять лет, он попросил учительницу по литературе не ставить ему 3 за диктант потому как его опять побьют дома. Учительница попросила прийти маму на беседу. На следующий день мальчик заболел на две недели – на дворе была зима и дети болели часто. Заботливая мама позвонила классной руководительнице и предупредила ее об этом. Когда мальчик вернулся в школу, его подозвала учительница по литературе и сказала, что врать – нехорошо и что она поговорила с моей мамой и что она – очень заботливый и добрый человек, а впредь к моим словам она будет относиться внимательнее. Так мальчик понял, что он лгун и ему нельзя доверять.

Когда мальчику исполнилось одиннадцать лет, он поехал с ребятами со двора на речку на велосипедах. Они и раньше ездили, но в этот раз заигрались, поэтому вернулись, когда мама уже была дома. В руках у мамы был пластиковый веник для выбивания ковров, который разломался через пару ударов. После этого мама взяла в руки папин ремень с тяжелой бляшкой и начала хлестать им. Остановилась, когда мальчик перестал вопить от боли, на спине стали проступать кровавые полосы от острых краев сломанного веника, а на ногах и руках стала проявляться эмблема со звездой. Так мальчик понял, что на улице плохо и лучше не кричать, если тебя бьют.

Мальчик еще многое узнал о жизни, пока не дорос до семнадцати лет и не сказал однажды маме: «не опустишь руку, я тебе ее прямо тут сломаю», для убедительности прописал маме пощечину и пробил фанерную комнатную дверь пинком ноги. И мама перестала учить мальчика. Папа пришел с работы и ничего не сказал. Он и так все понимал после того, как из дома ушла сестра, которая, по последним сведениям, на тот момент проживала в Голландии пытаясь как-то закрепиться.

В восемнадцать лет мальчик закончил школу с тройками по всем предметам кроме тех, которые ему были нужны для поступления в университет Хельсинки, получил свой взрослый паспорт с визой, сложил свой теперь уже взрослый рюкзак, обнял отца со словами благодарности за заботу и за то, что отложил в заначке денег на его учебу, попросил у него прощения и ушел из дома.

Впереди его будут ждать два развода, три свадьбы, рождение дочери от второго брака, а спустя четыре года – сына от третьего, переезды еще в три страны, измены и скандалы, банкротство и терки с конкурентами, у него будет часто болеть голова и будут приступы ярости, если ему кто-то причинит боль, он будет замыкаться в себе и обрывать отношения без попыток их восстановления при первом намеке на осложнения. А при быстром наборе текста на клавиатуре у него будут путаться средний и указательный пальцы напоминая о том, что он так и не освоил чистописание, а последний раз больше страницы он писал многие годы назад – своей первой любимой девушке, которую оставил в Лиепае.

«Макаренки», за вас!
Да не возненавидят вас ваши – же дети!
Детская логика.

Маленький Алёшенька очень любил играть с дедушкой. Дедушке тоже нравилось играть с Алёшей, но ещё одним любимым его занятием было внимательно следить за всеми новостями, происходящими в стране и мире. И четырёхлетний Алёшенька так искренне радовался, когда по телевизору или радио говорили, что новости последние, и так сильно удивлялся, и расстраивался, когда через час они повторялись снова...

© Дмитрий Свиридов
9
Бить или не бить? Вот в чём вопрос...
(вместо комментария к ИСТОРИЯ №993181)

Начнём с того, что дети - это маленькие сволочи. Не верите? Ну, слушайте...
Я уже писал, что жил с родителями по разным военным городкам. Обычно там отцы заняты службой, а матери работой. Дети получают контроль постольку поскольку. Мне родители доверяли, со мной разговаривали, я читал с трёх лет и пошёл в школу в пять. У меня всегда были в кармане деньги и я знал где дома лежат значительно большие суммы и отцовское охотничье ружьё с боеприпасами. Старшая сестра была мне второй мамой и учила правилам жизни, как отличница. Я также смотрел за младшей сестрой. И я знал что такое хорошо, а что такое плохо. Идиллия? А вот и нет.

Мы всегда ходили на стрельбища. Или ездили на велосипедах. Потом бросали патроны в костёр. Меняли также у солдат на папиросы или пиво. Бросали в костёр ещё и шифер, если патронов не хватало.
Я собирал бычки на автобусных остановках. Мы из них делали сигареты и ребята курили. Я не курил, но собирал.
Я воровал книги из магазинов. Зачем? Это самое необъяснимое что мы делали. Потому что книги были типа «Расчёт несущих конструкций сталеплавильных цехов для условий интенсивного производства».
Но это не всё. Я воровал булочки в «нашем» магазинчике. Начинали мы с конфет, потом что-то типа печенья и булочек. А попался лично я на торте. «Головокружение от успехов», как говорил великий вождь и учитель товарищ Сталин. Продавщица заметила. А кто бы, бля, не заметил. Маленький дебил со сметаной, молоком и хлебом решил неуплаченный торт вынести. Только видать сама себе не поверила, что своровал. Деньги то у меня были. Да и покупал каждый день. Да и сын врачей. Которых не густо в этих захолустьях. Даже никому и не сказала.
Но мы уже переходили в первую лигу. В школе трясли деньги с малышей. Ага! Я самый младший в школе... Это такой разводняк. Подходишь. Просишь пару рублей. Тебя посылают или ещё лучше дают щелбана. Ну и тут выходят защитники из твоего военного городка и снимают навар. В высшей лиге 3-5 класс я уже играл по крупному. Подходил к компаниям по 2-3 человека 12-15 лет и просил денег по бырому. А мне было 7-9 и я играл на скрипочке и с нею подходил. Временами мне их бывало даже жалко. Когда они меня не то что не били, а старались словом в реальность вернуть. Но реальность была другая. И мне исправно платили мою долю. Временами больше чем другим. Но! Нахера это мне было? У меня в кармане всегда было больше чем у жертв и я мог купить всё что хотел. Родители не контролировали (явно) мои расходы. Я сам покупал погремушки малой, босоножки старшей и футболки себе. Также куклы, машинки и игры попозже. Тогда зачем я это делал? А хрен его знает! До сих пор не пойму. При том что меняя школу я начинал искать таких же придурков снова.
А стройки!! В небольших городках всё осталось как при Союзе. Только карбид под ногами не валялся. А прыгать со второго этажа на стекловату пробовали. А ходить между неограждённых балконов по доскам? Я также не пробовал. Потому что бздел, как говорит Пир. Я ведь временами у отца на работе ошивался. А там таких придурков было!.. Только постарше. А многие ходили. И нафига?! Ещё я не нюхал БФ и ацетон. Ну это потому что нариков у матери в госпитале живьём видел. И косящих под придурков. А мои друзья нюхали. И пили пиво. И я! В девять лет.

Теперь о воспитателях. Мне понравилось как вы разными цитатами великих педагогов разбрасываетесь. Только нахера? Вы в курсе как было на самом деле?

Начнём с Макаренко. Вы же хотите чтобы дети были послушны, морально чисты, авторитетны в своей среде, с чистыми помыслами и светлыми целями. А воспитывать ведь надо на примере. Поехали.
Великий педагог был тряпкой в школе и человеком вне коллектива. Настолько, что издевательства одноклассников привели его к пробе суицида. Ухаживавшая за ним жена священника бросила своего мужа, уйдя к Антошке. А сам писатель действовал на подопечных и кулаком, при надобности. Система воспитания Макаренко мало чем отличалась от военной казармы с дедовщиной. Только вроде бы в хорошем смысле. Били вновь прибывших активисты, а не педагоги. Или вы полагали, что перешёл он с колонии имени Горького в коммуну имени Дзержинского с сотней воспитанников просто так? Вот вам часто приходилось видеть нового директора школы с которым приходит его сто учеников с предыдущей? Его давно бы скушали Луначарский с Крупской и мы никогда не узнали о таком педагоге, если бы не заступничество Горького. Он ведь также проходил свои университеты. Всё ещё хотите чтобы ваш ребёнок походил на этого педагога?

Но есть и противоположные примеры. Промолчу о Толстом. И так ему при жизни досталось! Хотя бы от жены. Зато есть что сказать за Монтессори. Ребёнка нельзя ограничивать. С ним нужно разговаривать, объяснять. Очень действенная методика воспитания. Если не помнить о том, что своего ребёнка Машка отдала на воспитание чужим людям. Потому что её метод не работал в её семье. Тоесть для всех подходит, а создателю метода не катит. У себя дома. А вы уверены что у вас дома покатит? Может всё таки дело не в доме, а в методе и ребёнка не только можно, но и надо ограничивать и наказывать?

Ну и родители. Приходят домой такие затраханные, еле на ногах держатся. А тут такой гамнюк начинает со спинки дивана на диван прыгать. И только ведь ему вчера говорили, чтобы так не делал. И как теперь поступить? Врезать по заднице как Макаренко или поцеловать в дупу, как Монтессори?
И вот тут барабанный бой! Потому что нету правильного ответа. Извините дорогие яжемати и отцы с ремнями. Правильно ли вы поступили вы узнаете лет через 10 а то и позже. И это я говорю о нормальной семье. А не о Хрена Анонимиуса. Потому что его мать хреначила головой о стенку, а он всё равно продолжал гулять до 10 вечера, вместо того, чтобы учить уроки. И собак он давил не потому, что мать лупила, а потому что и он и его мать психически больные люди. Его не лупить, скотину такую, надо было, а галоперидолом обколоть. А мамашу на 2-3 месяца в стационар.
Я же говорю о психически нормальных, любящих родителях.
Ребёнка нельзя бить. На него нельзя кричать. И не потому, что его жёппа обладает иммунитетом, а потому что он к этому привыкает и не реагирует. Кроме того, ребёнок не взрослый. Он себя не контролирует и у него маленький жизненный опыт. Он не боится высоты, темноты, собаки. А ваши запреты и разрешения служат ему ориентирами. Но он всегда будет пробовать провоцировать на расширение зоны разрешённого. Ваша задача расставить акценты так, чтобы дитё понимало разницу между «нельзя» и «нельзя, но если очень хочется, то можно». Я один раз получил от отца, но твёрдо понял, что если в результате своей глупости я покалечусь или погибну, это не будет конец моих страданий. Я от него так получу, что придётся воскреснуть. А от матери я получал несколько раз. А за что не помню, кроме первого. Вы никогда не сможете быть уверены как поступить правильно. Нужно ли ударить, хватит ли поорать или тяжело вздохнуть. Действуйте так как считаете нужным сейчас и не обращайте внимания на то о чём ребёнок будет вспоминать через 20 лет. Вы никогда этого не предугадаете.
Так что думайте сами, решайте сами лупить или не лупить...

А это из рассказов клиентов.
Дочь не простит что отец её мать блядью назвал? А то что дядя Петя её на дачу к себе с мамой возил она вроде помнит, но это даже по 15 прошедших годах ей ни о чём не говорит. Или уверена что отец её в детстве избивал, так как она точно помнит как он за ней двухлетней бегал по всему дому чтобы ударить. И очень обижается когда ты спрашиваешь, а почему трезвый 30-ти летний мужик не мог догнать двухлетнюю сцыкуху чтобы ударить?
Или жена жалуется на жестокость мужа к приёмному сыну. Потому что дал ремня, когда внезапно пришёл домой, а малый уже расплавил свинец на кухне в сковородке на 6-м этаже и хотел выливать солдатиков в пластилиновых формах на полу из линолеума. Я так и сказал. Изверг, сука! Девятиэтажку ведь всегда можно отстроить, а ребёнка и так лучше другого сделать, если этот в 13 лет простых вещей не понимает. Обиделась. Видать также не поняла.

Не, чужая душа потёмки! Хрен предугадаешь как лучше. Вот у меня сосед в Москве на пару лет старше. И я хорошо помню, как один раз его мамаша на лестничной клетке херачила затылком о стену за то что он голубые сапожки резиновые в грязи извазюкал. А сейчас она после инсульта. И он лично её на прогулку на кресле-каталке каждый день после работы вывозит. А я такой правильный и почти не битый своим даже аспирина не покупаю. И нахера им моя идеальность?
Тысячи бельгийских школьников пропустили занятия в четверг, а вышли на улицы Брюсселя протестовать против глобального потепления и загрязнения окружающей среды. Они объявили, что будут пропускать школу раз в неделю, пока правительство не примет меры, сообщает Reuters.
Every week, thousands of Belgian school kids march through Brussels to demand climate action. Here they are outside my office.#YouthForClimate pic.twitter.com/aTcyaejQGl – Eleanor Mears (@Eleanor_Mears) 24 января 2019 г.

А ЧТО ? ТАК МОЖНО БЫЛО..задумались наши школьники....
На детскую шалость не хмурю я взгляд,
Я знаю, что внуки за нас отомстят.
До двух лет был дико популярен у женщин. Сами подкатывали, улыбались, буквально на руках носили.
Отец приносит домой детектор лжи и сразу решает опробовать его. И задаёт сыну вопрос:
- Сынок, ты был сегодня в школе?
- Да, папа.
Детектор: "Би-и-ип!".
Сын: - Ну ладно, я был в кино.
Детектор: "Би-и-ип!".
Сын: - Ладно, ладно, я пил пиво с друзьями.
Отец возмущается:
- Что?! Я в твоём возрасте вообще не знал, что такое алкоголь!
Детектор: "Би-и-ип!".
Мама смеётся:
- Ха-ха! Яблоко от яблони недалеко падает! Он твой настоящий сын!
Детектор: "Би-и-ип!".
44
В 9-10 классах средней школы ко всем обязательным предметам добавлялся ещё один - начальная военная подготовка.
Вел НВП полковник в отставке, Владимир Николаевич.
Лет пятидесяти пяти, удивительно похожий на сильно повзрослевшего Буратино - широкая белозубая улыбка, светлые волосы, немного лукавый взгляд, длинноватый для его худого лица нос.
Никогда не повышал голоса, добродушный и мягкий, мы думали, что даже слабохарактерный. Но его любили, поэтому на уроках не наглели.
А у меня, как у пацифистки с пеленок, душа не лежала к военному делу, поэтому мало что было усвоено за два года.
А строевая подготовка... Это был кошмар. До сих пор, хоть убейте, не понимаю, почему мне и однокласснице Гале М. совершенно не давалось это вроде бы немудрёное марширование.
Будучи спортивными, танцующими, легко и грациозно двигающимися, быстро бегающими, высоко прыгающими - на плацу (эту роль исполнял школьный двор) мы становились двумя прикалеченными лошадьми на чужих подковах.
Причём смеяться начинали свои, а потом из окон выглядывали все, кто мог, и хохотали. 2-3 этажа. Галя обижалась, иногда плакала. Я не очень. Потому что я просто не могла сильно топать - (ноги, что ли, легкие?) и шлёпала, как ластами. Галя же хрома... маршировала ещё чуднее меня, на каблучках, с полусогнутыми ногами и какими-то дурацкими полуприседаниями.
В общем, я улыбалась, глядя на неё, она, как отличница, старалась, а получалось ещё страннее. А все остальные - ухахатывались с нас двоих.
Маршировать я так и не научилась, стрелять - только первый выстрел в 10, помня, что "первой фалангой", остальное - в молоко, почти зажмурив глаза. Я опасалась оружия.
На всю жизнь уяснила - направлять его на людей нельзя - или вверх, или в землю.
И ещё один урок хорошо запомнила. Ориентирование на местности.

- Сегодня тема - рекогносцировка... Предположим, вы заблудились во время военных действий.
Нужно определить местоположение всех сторон.
- 1. ГДЕ СВОИ.
Все склонили носы к тетрадям, записывают.
- 2. ГДЕ ЧУЖИЕ.
Все представляют ночь, поле, звезды, опасность, одиночество; тишина в классе.
- 3. ГДЕ Я.
И что меня дёрнуло, но я трагическим голосом на весь класс:
- 4. А ГДЕ ЛОШАДЬ МОЯ?!
Хохот грохнул, как залп салюта. У военрука даже слёзы от смеха выступили. Забежали учителя из соседних кабинетов, посмотреть, что происходит. Пересмеявшись, продолжили. Но в процессе занятий, лишь только почувствовав на себе чей-то взгляд, я поднимала голову и смотрела в глаза кому-то из одноклассников, кто-то хмыкал, другой фыркал, и снова класс взрывался смехом. Урок практически не был проведён. Но преподаватель меня простил.
Вот и всё, что я усвоила из курса НВП - дивное слово
РЕКОГНОСЦИРОВКА.
Интересно, если бы не сорвала тогда урок - запомнила бы?
Пришли в кино, недалеко сидела семья: мама, папа и ребёнок. Где-то на середине сеанса ребёнок, громко, на весь зал захныкал:
- Хватит, хочу домой, пойдём! Когда мы отсюда уйдём?
Мама отвечает:
- Сынок, сейчас реклама начнётся, и тогда мы пойдём.
И ребёнок успокоился и стал ждать рекламу)))
14
ИЗ ДЕТСКИХ ВОПРОСОВ.

Вопрос решил недавно непростой,
А где ж меня родители добыли,
Всё дело в том, что я рождён зимой,
Ответили: - Снеговики слепили.
ЧЕМУ УЧИТ ОКЕАН?

Моё знакомство с океаном произошло, когда я был ребёнком. На побережье Гвинейского залива. В портовом африканском городе Лагосе, куда я приехал с родителями и где прожил около четырёх лет.

Океан – это совсем не море... А что-то непостижимое – в нём огромная мощь и страсть...

У берега волны беспощадны. Они соперничают с тобой, и в этом противоборстве, входя в воду или выбираясь на берег, невозможно не ощутить лёгкой дрожи.

Преодолевая течение, весь в ракушках и окружённый плавающими щепками, вероятно, разбитых кораблей, ты веришь, что и на этот раз удастся договориться со стихией... Не победить, а договориться. Такую силу победить нельзя, можно лишь постараться услышать дыхание океана и, не нарушая его, насладиться этим необъятным волшебством, своенравным и дерзким, но настолько притягательным.

Переведя дух, стоя у кромки воды, в песке от пяточек до волос, завороженно смотря на лопающиеся пузырьки пены и шустро бегающих прям у твоих ног красными огоньками маленьких смешных крабиков – не сомневаешься, что и назавтра придёшь к океану, чтобы нырнуть в его манящую глубину...

Но едва отплываешь от берега – открывается совсем иная картина. Волны перестают бороться с тобой, становясь союзниками. Надо только это знать. Иначе тебя охватывает панический страх... Ведь ты один на один в открытом океане, с ужасающей накатывающей волной! Она всё ближе и ближе... Ты видишь её перед глазами, буквально осязаешь каждой своей клеточкой, ещё мгновение – и ты растворишься в ней... Душа замирает, по телу пробегают колкие как льдинки мурашки...

И лишь в момент, когда она касается тебя – понимаешь, что волна твой друг, а не враг. Наставник и покровитель. Она осторожно, мягко поднимает тебя «на ручки» и бережно, плавно разрешает прокатиться на своей «спинке»... Успокаивая и подсказывая, как ласков могучий океан, когда умеешь чувствовать и доверять ему.
То, что вначале леденит душу, может подарить наслаждение и радость, если преодолев страх, совершить решительный шаг. Урок мудрого величественного Океана, полученный ещё в детстве, я запомнил навсегда!

{...Мне было пятнадцать лет. Мы с друзьями шли по летней улице... Играл магнитофон... Солнце плавно садилось в облаках... Мы понимали, что детство заканчивается... Что нас ждёт разлука... И скоро все разъедемся, окончив школу...

Но пока – мы были вместе. Полностью доверявшие друг другу... Знавшие все сильные и слабые стороны каждого ещё с детского сада... И принимавшие друг друга такими какие есть...

Мы шли по вечерней улице и улыбались... Каждый из нас чувствовал, в какую бы часть света не занесла его судьба, мы навсегда останемся душой друг с другом... И обязательно встретимся. Пусть и спустя годы.}

Так и покидая Африку, я не сомневался, что рано или поздно приеду снова. Увижу океан, улыбнусь ему, и он будет для меня таким же притягательным, как в детстве. Если человек немного остаётся в душе ребёнком, не теряет способности удивляться, радоваться мелочам, то и ему самому, и его близким живётся намного проще и веселее.

Частичка жаркого африканского солнышка, которая сохранилась в моём сердце с нежного возраста, помогает не унывать в самых запутанных и сложных ситуациях. И у каждого человека должен присутствовать свой лучик солнышка в душе, который будет согревать, дарить надежду и радость, что бы ни случалось в жизни. И какие бы кризисы внезапно ни обрушивались.

© Дмитрий Свиридов
17
Я в школьные годы тоже занимался с кофаундерами в коворкинге инновационными стартапами в рамках коллаборции, инициированной локальным IT-хабом муниципального хайтек-кластера. В смысле, ходил в кружок юных техников при местном Дворце пионеров.
30
"Мороз и солнце, день чудесный..."©

Во втором классе придумалось продлить себе зимние каникулы. Идею почерпнула из прошлогодних зимних. Тогда я впервые услышала таинственное слово "карантин", которое продлило отпуск младшеклассникам на целых две недели.
И девятого января я приняла решение срочно заболеть. А как зимой заболеть? Легко! Простудиться. Замерзнуть.
Во дворе мы залили небольшой каток. Или большую лужу. Ну, как залили... Заклинили колонку и вода разлилась метров на 25 квадратных. На нас накричали, конечно. Но мороз помог в каток эту лужу оформить.
И чтобы не просто стоять и мерзнуть в мечтах захворать, я начала по ней кататься.
С нашим двором граничил детсад и за сеткой начали собираться зрители. Я им заявила: "Щас!" и убежала домой.
Эти зрители и недавний просмотр фигурного катания сподвигли меня нарядиться повеселее: достала любимое платье, сшитое бабушкой, желтое со вставками (как у принцессы!) вкусного шоколадного цвета, пышное и короткое. Ну, как надо!
На ноги отыскала жёлтые гольфы и сандалеты коричневой кожи, в тон вставкам на платье. У меня уже был вкус!
Распустила косы, тряхнула головой и вышла на улицу. Минуты через три. Зрители меня ждали. Мороз -12-15°С, снег скрипел, светило солнце, ярко синело небо.
И я продолжила свои пируэты на льду. Даже не так. Я вошла в раж!!! Разбегалась - и крутилась, прыгала, летала стрелой, делала ласточку в движении, падала голыми коленками на лёд, заламывала страстно руки, пела что-то, создавая музыкальное сопровождение. Гладкая кожаная подошва скользила отлично.
Спектакль был, наверное, нескучный, потому что все метров двадцать сетки были уже плотно заставлены детсадовской малышней из нескольких групп. Они хлопали, пищали, орали, а я гордо делала вид, что их не замечаю - я же выступаю, как по телевизору! Только по телеку чёрно-белые все, а я ведь РАЗНОЦВЕТНАЯ!
В 12:00 воспитательницы растащили детей на обед и крикнули мне, чтоб домой шла, а то заболею. Тю, так для этого и старалась!
Не помню, чтобы я хоть замерзла.
И даже не чихнула!
11 января пришлось идти в школу.

Р.S. Потом воспитательницы жаловались маме, потому что им жаловались родители. Некоторые девочки с истерикой потребовали нарядить их в платья и гольфы и так топать в детсад. Потому что они видели, что и зимой "так можно".
Girlande

Году эдак в 197...забытом кто-то из маминых сотрудников отдал нам новогоднюю гирлянду. Нельзя сказать "подарил", потому что она была старая. О-очень старая. А подарки бывают только новыми - ну я тогда так думала.
Так вот - эта гирлянда была немецкая, трофейная, времён Второй Мировой. Кто и как её привез - может и рассказывали, но я не запомнила.
Лампочки в ней своим тусклым обликом точно повторяли обычные парафиновые или восковые свечи, сантиметров 12-13 в высоту и около двух толщиной. Краска внутри немного потрескалась и была цвета слоновой грязноватой кости.
Коробка-трансформатор, к которой были присоединены эти невзрачные свечки, была тоже облезлая, серо-чёрно-зеленая. Похожая на взрывное устройство, как в кино. Только ручки, чтоб крутить, не хватало. В общем, впечатления - ноль.
Но когда эти свечи зажгли на ёлке - у меня почти остановилось дыхание. Горели они вроде бы обычным цветом лампы накаливания, но производили впечатление самых настоящих тающих свечей. С реальным, тёплым, уютным пламенем.
Возможно, мне только так кажется, но более изящной, роскошной в своей простоте, аристократичной гирлянды я никогда не видела. Наверное, это была та самая гармония - цвета и света.
Конечно же, всем заглядывающим в гости друзьям, знакомым, соседям я с детской непосредственностью демонстрировала чудо.
Хотя не меньше удивления вызывали эти свечи выключенными - своей печальной скромностью, но от электричества происходило чудесное превращение двенадцати лампочных дурнушек в блистающих на балу принцесс.
- Заходите! Красивая елка?! Закройте глаза! Открывайте!!!
"Ах!" и восторг в глазах созерцающих радовал меня не меньше самой гирлянды.
И вот в новогоднюю ночь, ближе к утру, к нам пришли гости. Пока они раздевались в прихожей, обменивались поздравлениями и так далее, я побежала включить ёлку, чтобы сразить пришедших прямо в сердце ослепительной елочной красой. Почему-то я решила, что они пришли только любоваться на наши свечи. Поэтому срочно надо!
Выключила свет, захватила штепсель и на ощупь (в стопервый-то раз!) пихнула его в розетку за елкой. Но то ли пальцы тоненькие, то ли рожки у вилки длиннее обычных (в розетке болталась немного), то ли сильно спешила, но себя я тоже в эту цепь включила, вместе с пальцами.
И стою в бурном ожидании, во мне мелкими волнами пробегает дрожь, ёлка сияет, ждём-с фурора, а гости не идут!!!
Слышу, что все на кухню потопали, даже брат младший, болтают там, а мне эта тряска уже перестает нравиться. Пробую позвать кого или штепсель вытянуть - не могу, оказывается. Но попыток не оставила и кое-как всё же выдернула. Ф-фу!
Заглянула на кухню. Поняла, что еще долго мне пришлось бы ждать своего триумфа. Они салат какой-то дорезали, колбасу-буженину.
Родителям ничего не сказала. Вообще ничего тут страшного, ну, подумаешь... Я нечаянно!
Но диво-гирлянда из прошлого, конечно же, произвела на гостей должное впечатление. Папа её позже включил.
А это было главное!
Дынц-дынц-дынц

С таким звуком переключались телепрограммы на телевизоре «Старт-3».
Ручку поворачиваешь – два щелчка – следующий канал.
Ручка эта скоро отвалилась, и возле телевизора всегда лежали плоскогубцы.
Мне лет пять было, и силенок не хватало зажать плоскогубцами штырек переключателя. А отец подойдет – дынц-дынц!
Среди жильцов нашего подъезда поначалу телевизор был только у нас. Соседи приходили к нам с табуретками. Не часто. Но когда фигурное катание транслировали, то приходили. Тогда на всех крупных соревнованиях по фигурному катанию выступали и побеждали Белоусова с Протоповым. А они были наши! Воскресенские! Потому что подолгу жили у нас и тренировались.
Тогда на весь Союз было всего четыре, или пять ледовых дворцов спорта. И они Воскресенск выбрали.
Мужики и пацанва приходили к Дворцу Спорта или к гостинице посмотреть на форд, который по слухам подарил этой звездной паре сам Генри Форд, восхищенный их выступлением. Ну, если не сам, то кто там вместо него… Да это было и понятно, - ведь не может простой спортсмен заработать в капиталистической стране столько денег, чтоб купить машину. Это им сам Форд подарил, точно!
Они – Людмила Белоусова и Олег Протопопов – жили в единственной тогда в нашем городе гостинице, питались в единственном у нас ресторане, - на первом этаже этой же гостиницы. Спортсменам давали талоны на питание, вот на эти талоны их в ресторане и кормили. Там – в ресторане – мы с ними и познакомились.

Не знаю, по какой причине отец решил маленький праздник устроить. Может годовщина их с мамой знакомства была, может еще что-то… Он взял с собой фотоаппарат и кинокамеру. Кинокамера «Кварц», кажется, называлась. Такой металлической ручкой сбоку заводишь – вжик-вжик-вжик – полминуты снимаешь. Потом снова заводишь. Вот фотоаппарат и кинокамера в чехлах у него на плечах висели. Без фотоаппарата он вообще из дома не выходил – любил фотографировать.
Когда мы зашли в ресторан, во всем зале были только Белоусова и Протопопов. Мы с ними поздоровались. С ними все в городе здоровались. Их же все знали! Они тоже с нами поздоровались, и пригласили за свой столик.
Я мало что запомнил из их взрослых разговоров. Олега я называл Портопопов. Людмила смеялась и расспрашивала меня о разном. А над моими ответами смеялась снова.
Я спросил: «А у вас есть мальчик, или девочка?» Я подразумевал «сын», или «дочка».
Они меня поняли. Людмила ответила: «Нет». Олег сказал: «И у меня нет».
Я удивился, что они порознь ответили! Ведь их только вместе называли и на афишах, и по телевизору, и в разговорах – "Людмила Белоусова и Олег Протопопов!" Спросил:
- А вы разве не муж и жена?
Они, смеясь, ответили – нет! – но, кажется, Людмила смутилась.

Мама расспрашивала её о спортивном режиме, о диете. Тут Олег отошел к буфету, и Белоусова быстро пожаловалась, что он очень строг с нею. Не дай Бог, если её вес превысит сорок девять килограммов! Это очень важно для поддержек, которые он выполняет на тренировках и выступлениях.
Отец поинтересовался, какие у них ближайшие планы, к каким соревнованиям они сейчас готовятся.
Олег ответил, что они скоро поедут в Японию. А Людмила спросила у меня, что мне из Японии привезти?
Я сказал, что мне очень нужны коньки! И если в Японии в магазине есть коньки, то пусть она мне привезет.
Людмила ответила, что постарается. И еще, что она после выступления обязательно помашет мне ладошкой в телекамеру. Вот я буду смотреть их выступление, и увижу, как она мне машет.

Из ресторана мы вышли вместе.
Они проводили нас до площади.
Отец не фотографировал их. Счел это нескромным.
Потом они повернули к Дворцу Спорта, а мы – к своему дому.

Я оглянулся, и они мне помахали. Оба.

Почему я про это рассказал?
Просто вспомнилось…

Я маленький, наивный и непосредственный.
Со мной родители – самые лучшие в мире!
И нам всем очень повезло, что мы живем в самой прекрасной стране!
...
Дынц-дынц-дынц…

Рейтинг@Mail.ru