Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
18 июня 2022

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
АРХИМЕД

Меня всегда поражали и вдохновляли люди типа Архимеда. Ведь только благодаря их уму, гомо сапиенс до сих пор как-то выживает на нашей сказочно-опасной планете.
Сидел старичок Архимед у себя во дворе и может быть подсчитывал площадь поверхности своего тела, или массу Луны без Амстронга. Да мало ли? Как вдруг к нему во двор вломились до безумия испуганные люди и перебивая друг друга, принялись визгливо объяснять, что приближается большой вражеский флот. Через час, или раньше, он уже подойдет к берегу. Защищать город нам нечем, так что вся надежда только на тебя, Архимед. Ты ведь самый умный человек на свете, если нам не врал. Придумай что-нибудь. Спаси нас!

- Да, как же я вас спасу? Они на кораблях, их там много, а я один и мне под семьдесят.
- Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Если ты нас не спасешь, то мы все умрем. Вся надежда только на тебя, Архимедушка. Осталось меньше часа, надевай сандалии и начинай уже что-нибудь делать.
- А как вы себе это представляете? Что я должен делать? Ну, прекращайте реветь, я этого не люблю. Ладно, сейчас что-нибудь сообразим. Ну, вот, хотя бы притащите из дома все зеркала, которые у вас есть, а там посмотрим. Все, давайте выходите, а то корову мою испугали, из-за вас у нее молоко может пропасть. Да, вы не ослышались, обычные зеркала. Бегом, если хотите жить! Встретимся на берегу.

Неизвестно, спалил ли Архимед вражеские корабли, или не спалил. История это умалчивает. Но, в любом случае, от тысяч зеркал, враги на кораблях поймали таких «зайчиков» которых не видел даже самый придурковатый помощник сварщика.
Так что вражескому флоту пришлось срочно разворачивать оглобли от Сиракуз.

Из ныне живущих людей, подобных Архимеду, лично я знаком с одним — это конечно же мой старинный друг, бывший КГБ-эшник, Юрий Тарасович. Каждый раз он меня поражает своим системным подходом, быстротой и силой мысли. Он никогда в жизни не попадал в тупиковые ситуации, просто потому, что был не в курсе, что ситуация тупиковая. Для Юрия Тарасыча нет никакой изюминки и никакого подвоха в задаче про волка, козу и капусту. Обычная логистическая операция, не более того.

Несколько лет тому назад, Юрий Тарасович поехал отдыхать куда-то к друзьям на Кавказ, а заодно прихватил с собой внука Юру и его молодую жену Олю. И Тарасычу веселее и для молодых это было что-то типа свадебного путешествия.

Природа потрясающая, но от дома до берега реки топать километра три по серпантину, да и вода в реке на ощупь примерно минус тридцать градусов, особо не поплаваешь, тем более в жару. Но, куда-то ходить надо, вот Юра с женой и спускались к реке по два раза в день: утром и после обеда. А дед вообще к реке не ходил, загорал наверху, недалеко от дома. Да и чего туда ходить , силы тратить? Все же не мальчик уже, за восемьдесят. К тому же речку сверху и так отлично видно.

А, надо сказать, что жена у Юры очень спортивная барышня, она с детства занимается альпинизмом и даже что-то там такое покорила. Вот, в один прекрасный день, когда молодожены должны были отправляться на обед, Оля решила разыграть мужа. Сказала чтобы Юра пошел вперед, а она еще раз окунется и очень скоро догонит его.
Юра кивнул, без задних мыслей собрал в рюкзак покрывало, полотенца, телефоны, бутылки с водой и пошел по серпантину наверх.

А в это время Оля принялась покорять практически отвесную стену метров двадцать высотой. По подсчетам Оли, минут через восемь она должна была уже оказаться наверху. Наверху, где, ничего не подозревая, читал книгу Юрий тарасович и куда только через полчаса должен подойти уставший и удивленный Юрка.
В принципе, отличный план для девятнадцати лет.

Тарасович, сидя на кресле-качалке, действительно читал книгу, но вдруг, сквозь шум ветра и бурление реки внизу, услышал какое-то странное мычание. Прислушался. Вроде показалось. А, нет, вот сейчас не показалось. Отложил книгу, хорошенько потянулся, надел шлепанцы, неспеша подошел к краю обрыва, с интересом заглянул вниз и увидел. Оля всеми двадцатью пальцами рук и ног, впилась в отвесную скалу и не могла пошевелиться, только тяжело дышала и дрожала от страха и усталости. Из одежды на ней всего лишь купальник и все тело исцарапано до крови. Видимо она уже давно прошла точку возврата и вот, почти на самом верху остановилась. До конца оставался какой-то метр, может даже сантиметров семьдесят, но их никак уже не преодолеть, абсолютно не за что цепляться, да и спуститься вниз тем более невозможно.
Оставалось только ждать, когда силы покинут глупенькую альпинистку, руки разожмуться и она погибнет в страшных, но недолгих муках. Ждать нужно было, скорее всего, не больше минуты. Юрий тарасович оценил обстановку, присел на краю пропасти, улыбнулся, подмигнул Оле и спокойно сказал:

- Все нормально, я тебя сейчас вытащу, не переживай…

Кстати говоря, я, много раз прокручивая эту историю в голове, долго думал — а что вообще можно сделать в такой патовой ситуации?
Так ничего толкового и не придумал. За веревкой бежать некогда, спасателям звонить тоже не будешь. Да, даже за потную руку ее не схватишь, просто не дотянешься, а если и дотянешься, то все равно не удержишь . Только и остается попрощаться с человеком, или прыгнуть вслед за ним. Просто тупиковая ситуация, или в лучшем случае сцена из кошмарного сна.

Но как же поступил наш мудрый дед Юрий Тарасыч? А вот как: он, без всякой паузы снял с себя футболку и сказал:

- Оля, я сейчас спущу тебе футболку, но ты не хватай ее руками, не дергайся, просто держись за стенку как держишься. Укуси футболку покрепче, старайся коренными зубами. Не бойся, твои зубы выдержат три твоих веса. Как закусишь и будешь готова, помычи и я тебя вытащу, а ты просто помогай мне руками и ногами.
Оля прикусила футболку, замычала и уже через десять секунд оказалась наверху. Дед тянул не особо сильно, килограммов пятнадцать не больше, но этого хватило, все остальное Оля сделала сама.
Юрий Тарасович отвел ее подальше от края пропасти, а потом уже со всей дури отвесил Оле хорошего пендаля, сел на землю и завалился на бок.
У него случился сердечный приступ. Неделю в Баксанской больнице провалялся, весь отдых молодым испортил...
В конце 80-х в Бруклине был сервис, задаёшь вопрос, платишь 100 долларов и приходишь за ответом ровно через неделю.

Вопросы можно задавать разные и не гарантирован ответ, который вам понравился.

Клиентов хватало, хотя в то время многие получали зарплату всего в 5 долларов в час и с сотней мало кто решался легко расстаться.

Многие выслушав совет, остались благодарны на всю жизнь.

Решил и я попробовать, заплатил сотню, а вопрос был коротким:
- почему я, таксист со стажем, уже 5 раз не могу сдать на права в штатах?
Задав несколько разьясняющих вопросов, старичок неопределенного возраста попросил прийти ровно через неделю.
Его двое помощников тоже задав пару вопросов, внимательно что-то записывали.
После его совета, я сразу сдал на долгожданное водительское удостоверение.

Его совет был: притвориться надо новичком, вцепиться в руль двумя руками (а не одним пальцем, по привычке), крутить постоянно головой проверяя зеркала заднего вида, ехать чуток медленнее чем все едут и не показывать, что вы опытный водитель со стажем (что я до этого усиленно делал, стараясь произвести на экзаменаторов впечатление удалого и опытного лихача).
10
В темы вчерашней истории про халяву.
Я учился ровно в то же время, что и автор оной истории, но на противоположном конце страны в маленьком местном педагогической институте. И был у нас такой странный предмет, как "школоведение". Преподавала его К. - молоденькая девочка, сама недавно закончившая институт, и, видимо, с красным дипломом. Слушать её лекции, а, тем более, что-то делать на семинарах было решительно невозможно, да и сам предмет был редким бредом.
Так получилось, что две наших группы математиков разделились почти поровну по принципу отношения к учёбе. Наша половина не то, чтобы забивала на все, но училась довольно легко, в основном стараясь понять, а не заучить. И были такие "девочки-отличницы", зубрилки, которые ходили на все лекции, семинары, сидели на первых рядах аудиторий, отвечали на все вопросы строго по учебнику и т.д. Не знаю уж, по какой причине, нас они тихо ненавидели.
И вот, конец семестра, близится зачёт по тому самому школоведению, а в нашей половине курса у большинства посещена только одна лекция - первая.
Консультация за день до даты зачёта, в аудиторию набивается куча народу, которого преподаватель тупо не помнит в лицо. К. смотрит на нас, звереет, и обещает, что никто из нас, раздолбаев, зачёт не получит.
Следующее утро, зачёт. Приходим в аудиторию, ждём. Девочки-отличницы злорадно потирают лапки и издевательки интересуются, а чего мы, собственно, приперлись. Но нас "невозможно сбить с пути, нам пофигу, куда идти".
Преподавателя нет, ждём.
Минут через 20 от условленного времени заходит Ч. - завкаф педагогики, единственный мужик в этом царстве.
- 5 курс?
- 5-й
- К. ждёте?
- Да.
- Она заболела. Все зачетки мне на стол, мне некогда...

О, эти лица...
Есть у меня знакомая семья. Женаты - скоро полвека как. Познакомились и женились, когда учились в МГУ. На разных факультетах. Будущий супруг в свое время выбирал, куда поступать - в МГУ или МФТИ. Живут благополучно и очень дружно, но ссоры все же случаются. Для тонуса. Происходит это так. Супруга высказывает недовольство чем-то. Реакции - ноль. Градус недовольства растет. Муж - в молчаливой обороне. Супруга, заряжаясь от угрюмого молчания, выражающего, по ее мнению, вызывающее несогласие, заводится все сильнее и сильнее. И наступает момент, когда молчание обвиняемой стороны прерывается еле слышным: "Лучше бы я тогда на физтех поступал..." После этого ссора сама собой сходит на нет.
1
Всех приветствую! Являюсь читателем сайта более 10 лет, и только сейчас захотелось разместить здесь свою историю, вернее историю моей семьи, написанную моим младшим братом в 2008 году для конкурса сочинений.

НЕИСПОВЕДИМЫ ПУТИ ГОСПОДНИ…

Bсю историю страны 20-го века можно изучить по хронике событий только моей семьи, моих дедов, как со стороны отца, так и матери.

Мои прадеды - Астахов Данила и Лямзин Архип родились в 19 веке и жили - один на границе с Белоруссией, хлебопашец, а другой - на Урале, в деревне Пильва, разводил пчел. Волей судьбы оба они оказались в Сибири.

Где, на каких перекрестках жизненных дорог пересеклись их пути, как повлияли на их жизни исторические события, происходившие в нашей стране, мне помогли узнать и понять рассказы моих близких, а также документы и фотографии из нашего семейного архива.

Год 1912
Идут по Восточно-Сибирской железной дороге поезда, груженные скотом, домашним скарбом. И едут в них люди по призыву Столыпина осваивать сибирские земли.

Станция Щеберта в Иркутской области. Выгрузились новопоселенцы и среди них три брата Астаховых - Гордей, и Тимофей, Данила (мой прадед) Корчевали дебри, копали землянки, рубили избы. Так появилось село Корсаковское -малая родина моего деда Николая, а потом и отца - Евгения Николаевича,

Жили там работящие люди, около ста семей. Сеяли хлеб, тайга щедро делилась своими богатством: кедровыми орехами, ягодами, грибами - для охотников приволье.

Гражданская война обошла стороной Корсаковское, по большим дорогам да селам, собирая свою кровавую жатву.

Через много лет в Хрущевские времена по всей стране прокатится волна укрепления сел и деревень. Как корова языком слизнет тысячи «неперспективных» сел и деревень. Исчезнет и село Корсаковское. А тогда люди обживались на новом месте, строили дома, осваивали земли, рожали детей.

Год 1914
Другой мой прадед Никифоров Влас Арсентьевич женился на Анне Булатовой.
Она так рассказывала об этом:

-Как-то зимним вечерком девушки гадали. Собрались у вдовушки на посиделки. Кто-то произнес: «Оракул». Девчата задают вопросы- книга «отвечает». Визг, хохот в избе. Дошла очередь до моей прабабушки Анны. Она и спрашивает у мудрой книги:

- Сколько будет у меня женихов?

- Хватит тебе одного филина большеголового,- отвечает ей «Оракул.»

Посмеялись девчонки, но ответ не смогли разгадать.

«Разгадка» вскоре появилась на пороге :

К Аннушке из соседней деревни приехал свататься Влас Никифоров, коренастый парень-старовер с большой «шапкой» кудрявых рыжих волос (отчего голова и казалась большой.)

Так в деревне Брагино Курагинского района появилась новая семья. Год спустя, в 1914году, появился первенец, вернее, появилась - дочка Аришка, моя бабушка. Богатством семья не блистала. После смерти отца Арсентия Влас с братом получили одну телегу в наследство, которую поделили так: одному - задки, другому - передки.

Влас с Анной работали от зари до зари. В хозяйстве появились лошадь и корова. Пахали землю, сеяли хлеб, растили дочку - так налаживалась жизнь. Когда Аришке было 7 месяцев, Власа забрали на фронт. Первая мировая война требовала все больше и больше солдат.

Подняли их однажды чуть свет, хотя на передовой затишье. Командиры приказали навести порядок во всем немудреном хозяйстве. Устроили что-то типа бани. К обеду выстроили, и только тогда сказали, что сам царь Николай 2 приезжает.

Приехал государь с небольшой свитой. Человек обыкновенный - и ничего в нем не было особенного. А вот слова его прадеду Власу запали в душу. Просил царь солдат дотерпеть и обязательно победить, а после войны обещал землю у помещиков забрать и крестьянам отдать.

Потом он частенько с сожалением говорил: «Эх, рано царь-батюшка про землю - то слово молвил. Вот за это его и скинули».

А может, и прав был малограмотный крестьянин - отец моей бабушки Ирины Власовны?

Провоевав около года, Влас Арсентьевич попал в плен к австриякам. Оттуда он бежал и, пробираясь лесами, оказался в Венгрии. Вышел он на покос, где косили сено 4 женщины. Подошел к их стану, они как раз собирались обедать, пригласили и его. Прежде чем принять пищу, он отбил им косы, поправил их и только после этого согласился поесть. Женщины поняли, что перед ними порядочный человек, не привыкший есть хлеб даром.

Вечером привели к себе в село, где он и остался в работниках. Муж хозяйки был на фронте, хозяйство приходило в упадок без мужских рук, и поэтому работы Власу хватало. Когда хозяин приехал домой и увидел, что в доме и на подворье руками Власа наведен порядок, он приказал жене кормить его за одним столом со всей семьей.

Однажды хозяин привязал двух жеребцов у изгороди под окном. Сели обедать, и в это время жеребцы стали драться, да так, что всем страшно стало. Пока хозяин бежал к ним через двор, прадед мой в окно выскочил и разнял их.

- О, козак! Козак!- послышалось отовсюду.- Русский козак!

- Я не казак, я сибиряк, - начал объяснять Влас.

-Нет! Нет! То не можна! Сибиряки все с рогами,- настаивали венгры.

Домой Влас Арсентьев вернулся в 1920 году. Дочь его Аришка уже верхом на лошади боронила и пахала, как взрослая.

Однажды кобыла потянулась за травой, и Аришка вместе с потником скатилась по шее прямо под ноги лошади. Подскочила к ней мать и спрашивает: «Что, Аринушка, упала?» А она, поднявшись, говорит: «Не упала я, а, видишь, на кобыле посклизнулась.»

А Влас налюбоваться не мог на свою дочурку: все на лету схватывала, даже ругаться по-венгерски научилась от отца, за что ей попало в первый раз в жизни.

Расширялось хозяйство, рождались дети - Захар, Фёдор, Зина. Двух девочек маленьких на погост унесла чёрная оспа.

А в стране Советов каждый год новые законы, и самый нелюбимый у крестьян - продразверстка.

Первый раз арестовали прадеда в 1930 году за то, что зерно не полностью сдал государству – был неурожай. Дали один год принудительных работ.

Плавал на пароходе по Енисею, таскал грузы на своих плечах. Домой вернулся худой, изможденный.

Весна1934 года была поздняя - хлеб посеяли позднее положенного. Пока осенью ждали созревания урожая, срок сдачи продразверстки пришел.

Сдали хлеб позже, чем предписывалось. Снова арест, на этот раз два года «принудки».

Влас Арсентьевич пошел к начальнику с просьбой:

- Можно, я буду работать на своем коне, а за это мне срок вдвое уменьшите?
Разрешили прадеду взять своего коня и отправили в Минусинскую больницу воду возить.

Однажды попался он со своим Гнедком (так звали его коня) на глаза начальнику милиции. Понравился тому «кулацкий» конь, и забрал он его себе, а Власу Арсентьевичу старую клячу дали.

Только не долго тот начальник на Гнедке погарцевал – сбил некованый конь себе все копыта об городские мостовые и обезножил. Отправили его в Енсовхоз на откорм. Написал тогда прадед жене своей Анне Михайловне письмо, чтоб спасала она коня. И та нашла своего любимца, привела домой, выходила его, и от раскулачивания его Арина спасла , увела на старую мельницу.

Пока прадед отбывал срок, хозяйство его пошло прахом - раскулачили. Все забрали, даже стол обеденный утащили.

Пришел домой – все разорено, дочка любимая замуж вышла и уехала с мужем в Усть-Каспу.

И снова, уже в который раз, все сначала начинать пришлось. Не сломался – выдюжил. Детей-то растить надо. Захар выучился на подрывника, работал в Артемовске на золотом прииске. Федя к технике потянулся, на механизатора выучился. Сейчас на пенсии уже давно, живет в Курагинском районе. Приезжал к нам в Большую Ничку погостить и про отца своего рассказывал.

Прабабушка Анна Михайловна рано умерла – пятьдесят три года всего прожила, надорвалась за те годы, когда мужа дома не было. Дочери младшей – Зине, было всего восемь лет, когда матери лишилась. Сейчас она живет в селе Берёзовка Курагинсокго района. Всю жизнь проработала дояркой. Больше всех из детей она походит на своего отца – невысокая, рыжеволосая, и кудрявая. И характер у нее, как у деда веселый, несмотря ни на что. Я люблю, когда баба Зина к нам в гости приезжает.

Овдовев, дед женился во второй раз, и еще двое детей родились – Ирина и Мирон. Умер Влас Арсентьевич в 1961 году, прожив 73 года, и оставив после себя троих сыновей, трех дочек 19 внуков и 35 правнуков – это и есть его главное нажитое богатство

1927 год
Лямзины в Сибирь с Урала ехали шесть месяцев по зимней дороге на лошадях. Уходили от советской власти, забрались в самую глушь, чтобы не мешали Богу молиться, так как были они староверами.

Прадед Архип с особым старанием учил Божьему слову младшего сына Якова, моего деда, готовил его в наставники. А всего детей у него было шестеро.
Поселились они на речке Каспе в Курагинском районе Енисейского уезда. Раскорчевали поля для посева, завел дед пасеку, и только стали обживаться на новом месте – раскулачивание!

Пришли добры молодцы: и говорят: «Дедка, говорят у тебя золотишко есть, отдай по - хорошему». Дед говорит: «Нет у меня золота, ребятки». А они смеются и говорят; «Скажи «воистину нет», и мы уйдем». Дед не говорит: «Воистину», так как это означает побожиться, что нет, а он человек глубоко верующий, и «ребятки» знают об этом. Забрали прадеда Архипа в кутузку, а сопровождать заставили сына Якова да еще нескольких мужиков, чья очередь подошла на общественных работах отбывать повинность. Дали им ружья, и ведут они кучку стариков по тайге.

Вот отец сына и спрашивает:

- А что, Яшутка, если я побегу, ты стрелять- то будешь?

На что ему сын отвечает:

- Тятя, ты же сам меня учил: Богу веруй, а власти повинуйся.

- А, постреленок, все знаешь, - сказал дед Архип Евсеич и пошел дальше.

Отправили его в Минусинскую тюрьму. Был это, примерно, 1936 год. Золотишко нашли, забрали, а он сгинул неизвестно где.

Когда не стало на Каспе прадеда, разъехались его дети - кто куда. А его жена, бабка Агафья, приехала перед самой войной в деревню Кагунек Ширинского района к Якову с Аришей внуков нянчить.

Год 1941
Ушли три брата Астаховых - Николай, Алексей и Роман на войну. Под Сталинградом погиб Алексей, а Роман и мой дед Николай прошли всю войну с первого до последнего дня. Только один раз деду ногу царапнуло осколком, перевязал куском рубахи и дальше: дошел почти до Берлина, Победу праздновал на острове Рюген. Хотели его даже на парад Победы отправить, да подвели кривые ноги.

Бабушку Ирину Власовну и деда Якова Архиповича Лямзиных война застала в деревне Когунек Ширинского района. В то время у них было трое детей: Петя, Гриша и Наташа.

В мае 41-го года моего деда забрали на сборы в Ачинск, а оттуда - на фронт. А 15-го августа этого же года у них родился еще один сын — Саша. В октябре бабушка вышла на работу дояркой. Дали ей группу коров. Для того, чтобы различать их, она им на рога повязала цветные тряпочки. А через несколько дней пришла «похоронка». Пришло их сразу три на деревню. Вызвали их троих вечером в контору и говорить боятся. Потом сказали: «Лямзин Яков Архипович убит в Смоленской области, похоронен в деревне Борисово». В глазах потемнело от такой вести, и наступило какое-то небытие. Ничего не помнит, как жила первое время после этого известия, только помнит, что не могла от слез свои повязанные на коров тряпочки рассмотреть.

Но горе горем, а жизнь брала свое. Четверо детей да старуха-: свекровь. Где бы ни работала, что бы ни делала — везде была впереди всех, так как вполсилы ничего делать не умела. Зато когда подходило время на трудодни получать, то опять ее же первую перед собранием председатель просил подписать свой хлеб фронту да на облигации:

- Лямзиха, выступи, скажи, что ты весь свой хлеб отдаешь для Победы. У тебя муж погиб, четверо детей, старуха немощная — все на одни руки. Ты подпишешь, тогда и другим будет совестно не подписать. И вставала, и призывала, и подписывала, а у самой к весне доченька Наташка от голоду опухла. До сих пор помнит, что больше всего девочку удивляло — почему, когда сквозь пухлые ручонки она на солнце смотрела, то каждая косточка просвечивалась, как на рентгене.

После этого фельдшер пригрозил председателю судом, если девочка умрет с голоду. Тогда правление совхоза выделило вдове немного муки да еще кое-какие продукты.

Очень помогала по весне крапива, да корова кормилица спасала.

А вот еще один пример того, что весь тыл на женских плечах держался.

Часто приходилось метать зароды сена, а у бабушки это очень хорошо получалось. Сколько ей пришлось за свою жизнь зародов завершить - никто не считал. Ее зарод от других можно было за версту отличить.

Однажды бабушка с двумя подружками поставила за день три зарода такой величины, что председатель усомнился, сел на коня и в поле. Перемерил зароды, приехал и тут же дал указание: увеличить паек метчицам.

Работать приходилось много, но и вниманием она не была обделена. Даже в депутаты Верховного Совета СССР ее выдвигали. Только просили подписать в райкоме партии бумагу, если муж вдруг жив окажется да в плену был, чтобы отказалась она от него.

Не отказалась!

И поехали в Москву депутаты без нее.

Наконец, война закончилась. Известие об этом застало колхозников в поле. Сели отдыхать, смотрят - на лошадях с флагом люди мчатся и кричат что-то. Подъехали — Победа!!! Кто заплакал, кто засмеялся, а моя бабушка сидит, как каменная, и говорит: «А мне ждать некого...»

Но она все-таки кончилась и для нее, эта проклятая война. И дед мой жив остался. В плену был. Рассказывал потом, как перед отправкой на фронт их вооружили и погрузили в эшелоны, подвезли к линии фронта. Останавливается поезд, заходит в теплушку наш советский офицер, все встали, а он дает команду: «Сложить в угол оружие!» Выполнили приказ, выходят из вагона, а их встречают эсэсовцы с овчарками, построили и повели в лагерь. Вот так, без единого выстрела, Власов сдал их немцам. Сколько мучений он пережил у фашистов в плену - на десять жизней хватило бы!

Дед не любил рассказывать про войну, не любил жаркую баню, не любил щи с капустой - в лагерную баланду добавлялись очистки от капусты.

В лагере их водили в «баню» - бетонное помещение с дырками в потолке, через которые подавалась вода. Заведут туда человек двадцать, стоят они там, а с потолка льется то почти кипяток, то ледяная вода, и так несколько раз. После каждой «бани» с десяток пленных оставалось лежать возле помещения, где мылись.

Однажды и дед мой Яков упал. Бросили его в кучу, а он зашевелился. Тогда товарищи, соседи по нарам, притащили его в барак и на пол под нары затолкали на свой страх и риск. К утру обсох, очухался и жив остался. А один из тех, кто его тащил, умер. И тогда их поменяли местами.

А бабушке тогда сон приснился. Лежит ее Яша на кровати, к нему подходит высокая пожилая женщина в синем халате, укрыла одеялом, поправила подушку. Дед потом рассказал, что было такое. Его, больного и ослабевшего, повел на расстрел к оврагу пожилой немец, а по дороге спросил: «Сколько детей ты имеешь?» (на немецком). «Четверо», — ответил мой дед. Хорошим человеком оказался тот немец: отвел его на кухню, накормил и устроил в госпиталь. Вот бабушке и приснился эпизод в госпитале. Была там одна немка пожилая.

Освобождали пленных американцы. Подогнали крытые машины, поставили их по двум сторонам плаца и скомандовали: « Все, кто в Россию будет возвращаться - направо, кто не хочет возвращаться - налево, И помните, что у Сталина нет пленных, а есть только предатели».

К машинам шли почти поровну. Сколько налево - столько же и направо...

В союзе их подлечили, подкормили и отправили восстанавливать ДнепроГЭС в Запорожье.
Голод там был и разруха, а у деда с бабой в то время было четверо детей. Стал он проситься домой в Сибирь - не пускают. И тогда бабушка Ирина Власовна с председателем колхоза сделали справку от медиков, что сама она больная, и баба Агафья чуть живая. Отпустили.

Пришел дед домой в феврале 46-го года. Его мать, бабка Агафья, не дождалась его всего три месяца. Деда еще долго таскали на допросы. Только летом 58-го года выдали на руки военный билет и сняли все подозрения. Когда он вернулся, сказал жене, что там, в плену, они дали друг другу клятву, если кто жив останется, то обязательно должны родить сына. А у них первая послевоенная — Надя, потом — моя мама, потом — Нина. И каждый раз, когда рождалась девочка, дед говорил: «Нет, это не все, надо сына». Потом в 55-м родилась двойня - Толя и Женя, после чего дед сказал: «Вот теперь все!» Но еще в 57-м родился Володя, а в 59-м - Ольга, которая умерла в четыре года (это был одиннадцатый ребенок в семье).

Вырастили дед Яков с бабой Аришей десять детей. Все сумели получить образование. Кто техникум закончил, а кто институт.

После случая с дедом Архипом дед Яков стал отчаянным атеистом. Сколько раз из-за этого бабушка Арина слезы лила. Но только перед самой смертью, когда почувствовал, что близок конец, разрешил позвать старика, чтобы покаяться, и оказалось, что он всю жизнь помнил многое из того, чему учил его отец, хоть и было ему уже 84 года. Схоронили его по всем правилам старообрядчества, которые дошли до нас из глубины веков.

Мама говорит, что это Бог пожалел его за муки и не допустил смерти без покаяния.

Мои дед и бабушка надеялись, что та страшная война будет последней, детей своих рожали для мирного труда и не подозревали, что война будет бушевать, когда подрастут их внуки и правнуки. И хотя масштабы Чеченской войны не сравнить с Великой Отечественной, от этого она не менее ужасна, так как идет внутри страны. Что может быть страшнее войны между людьми одного государства?

Год 1994
Моя семья: живет на «Тринадцатой». Это название ненадолго появилось и исчезло по договору ОСВ-1 в 1975 г, В Советском Союзе уничтожили часть ракет. В семидесяти километрах от Красноярска, в густой тайге, на тринадцатой ракетной площадке взрывают и затапливают водой шахту для пуска ракет. Военные уходят, а площадку покупает завод телевизоров для подсобного хозяйства и цеха по изготовлению кабелей для военной техники. В ангарах поселяются хрюшки, в солдатской столовой - детский сад, в казарме - цех и контора и т.д.

Постепенно идет строительство поселка, К 1989 году стоит уже восемнадцать двухквартирных со всеми удобствами коттеджей, в одном из которых поселяется наша семья. Отец с матерью работают в филиале завода. Отец- начальник котельной, мать - инженер по технике безопасности. Одно неудобство – моим братьям в школу приходится ездить каждый день на автобусе за пятнадцать километров в военный городок.

И снова крах!

Перестройка!

Разруха начинается по всей стране. Заказов на заводе все меньше и меньше, В 1994 г завод бросает филиал на произвол судьбы.

Нас у родителей четверо сыновей. Нужно все бросить и ехать туда, где есть работа, школа, жилье.

Сначала уезжаем в Минусинск; а через десять месяцев - в Большую Ничку. Спасибо родственникам, если бы не их помощь, нам бы пришлось очень трудно пережить это. А теперь я могу сказать, что в селе Большая Ничка мои корни. Здесь похоронен мой дед и бабушка, а что ждет нас впереди - одному Богу известно.
По поводу "демографической ямы" и женщин, которым мешают рожать "трудности жизни".

Ласкари́на Бубули́на родилась 11 мая 1771г в Констатинопольской тюрьме, звали героиню этой истории в те времена Марией, и вскоре после смерти её отца в тюрьме от ранений, полученных в бою (не знаю той самой тюрьме или другой) недавно рождённую Марию с мамой отпустили на волю. Современной "заботы о детях" тогда не было и никто и вздумал отбирать ребёнка у мамы. Хотя у мамы не было ни холодильника (не успели изобрести) ни положенного там набора продуктов. Девочка работала с юных лет, и, как пишут, работа заключалась и в том, что сейчас называют мореходством.
Мама девочки вскоре вышла замуж за друга покойного мужа, пишут, что в новом браке родила восемь детей (а родильных домов ещё не было). Юная героиня моей истории вышла замуж в семнадцать лет за обеспеченного человека, как пишут уважаемого морского разбойника, который спустя некоторое время погиб в бою. Не зря вышла замуж, по письменным источникам успела родить мужу четверых детей. А ведь была занята не только детьми (тут уж ей помогали женщины - няни), но и сбытом добычи своего мужа. Делала она это хорошо: полученного наследства хватило на создание хоть и небольшого, но весьма боеспособного флота. Опять вышла замуж, опять за уважаемого широко известного в морских кругах богатого покорителя морей. Ему успела родить двоих детей. И опять мужу (уже этому) не повезло - погиб в бою. Флот Бубулины уже приобрёл стратегическое значение - принял участие в национально освободительном движении и заодно в отстаивании интересов России на Средиземном море. Забот с этим флотом было достаточно, Бубулина командовала и корветом и флотом одновременно. Всё время занята. Поэтому родила очередного ребенка прямо в каюте своего корвета.
Работать приходилось много. Флот требует забот. Советских военно-учебных заведений она не заканчивала (где в тридцатые годы прошлого столетия помимо всего прочего учили воевать и побеждать холодным оружием). Героиня моего рассказа предпочитала (если верить мемуарам) вооружать своих героев оружием огнестрельным. Имела флагманом корвет, до линейных кораблей у неё дело не дошло.

Император Александр первый присвоил Бубулине звание адмирала русского флота, а ведь у неё не было военного образования, экономического тоже не было. А торговала успешно, воевала успешно, адмиралом стала успешно, кучу детей родила не менее успешно.
Зашёл тут в одну пекарню. После входных дверей ещё нужно подняться по ступеням. 3 или 4 ступени, соответственно перепад около 45 см. А слева от этой небольшой лестницы сразу зал, т.е. ограждения между залом и лестницей никакого нет. В общем купил пирог и иду на выход. В одной руке пирог, в другой очки тёмные, в третьей телефон, который как назло начал звонить. А я опаздываю, одновременно отвечаю на звонок, очки ещё мать их выпадывают. И тут понимаю, что лечу... но не вверх, а по параболе вниз. В полете сообразил, что я к лестнице подошёл со стороны перепада. Ебанулся я знатно, смачно, правая нога при этом в лодыжке подвернулась вовнутрь и ещё как-то с поворотом . Лежу, очки улетели в одну сторону, телефон в зал, пирог из виду потерял. Лёжа, громко матерюсь от боли и испуга. Испуг связан с тем, что я ярко представил картину маслом, что две недели буду лежать с ногой, а нужные дела/деньги пройдут мимо помахав ручкой.

На мой крик сбежались продавцы, пекари, бабушка-поломойка и работяги обедавшие в зале.

Нашли мне телефон, который повторным звонком мне напомнил, что я опаздываю на оооочень важную встречу.

Короче, ушёл я от них. Прихрамывая, шипя от боли, вспоминая снипы-санпины и еще что-то, где прописано про допустимый перепад высот на путях эвакуации...

Да, может дурак, надо было фиксировать или ещё как-то, вдруг нога сломана и т.п. Но не стал. Долобене, массаж и крепкие связки (спасибо тренировкам) за три дня поставили на ноги, или на ногу. А может и не так сильно подвернул.

Недели через две зашёл в эту же пекарню. Да, опять за пирогом! Вкусные они там. На перепаде высот стоит табличка "Осторожно, можно упасть!" или что-то в этом роде. На кассе спрашиваю, - " Это после того как я упал табличку поставили? Она ведь не спасёт от падения, сделайте ограждение". Продавщица смотрит на меня, узнаёт, выдаёт гениальную фразу.

- Нет, после Вас потом ещё женщина упала. Голову разбила. Тогда табличку и поставили.

Рука-лицо 🤦‍♂️
9
Спички.
Верьте иль не верьте, но жил на белом свете Иосиф Виссарионович.
Как-то стуканули ему, что некоторые спички плохо зажигаются, ну или сразу гаснут.
А фабрик по производству спичек в СССР было великое множество.
Не стал тиран и деспот выяснять, на когодонос. Собрал директоров заводов и объявил:
- Все ви уважяемые и дастойные. Паэтому нэ буду уточнять, чьи плохо зажигаются. Но скоро сам провэерю. Чья нэ загорится - отвэтит.
В кинофильме "Пятый элемент" качество спички спасло Человечество :)).
Когда в 1995-96 г. налетела тотальная компьютеризация, мы с коллегами стали тоннами набирать соответствующие знания. Каждый получил по "персоналке"! Самый молодой лихо управлялся с "железом", т.к. был неженатым, все свои деньги вбухивал в свою домашнюю бытовую технику и комп приобрёл значительно раньше, чем нам дали на работе. Но и мы были не лыком шиты, посещали компьютерные курсы, читали всё о компах. Решили подшутить над тем парнем (кстати, мы все были друзьями). За 20 мин. до окончания работы, мой зам отвлёк жертву разными вопросами по работе, вынудил встать и отойти от компа. Пока его отвлекали, я быстро подсел, забежал на "скрин сейва" и включил защиту экрана в виде бегущей строки и написал на ней огромными буквами: "Артур, просыпайся, до конца работы 5 минут!" и установил включение защиты через 10 минут (за 5 минут до конца рабочего дня). Мы из кожи вон лезли, что-бы парень разговаривал с нами, не начал двигать "мышь" и вуаля - когда мы замолкли и парень уставился в экран, тут включилась защита и пошла строка... Его глаза стали круглыми и огромными, как блюдца... Мы, еле-еле сдерживая хохот (ну, мы-же все - взрослые, женатые мущщщщины, с ворохом детей!): что случилось??!! Он: не понимаю, откуда это появилось, какая-то чертовщина... Ой, это, наверно, нам поставили специальную программу, что-б больше работали. Вот видишь, как нехорошо спать на работе, даже комп это заметил, но, как примерный, разбудил тебя... Всё, иди домой! Женщины, работавшие с парнем в одном кабинете и видевшие всё, что мы делали, развеселились и тогда пришлось всё хлопчику рассказать...
Кстати, мы того паренька называли "спорт, это - здоровье", т.к он очень активно занимался баскетболом и после каждой тренировки на работу приходил с разными травмами: то руку подвернул, то ногу подбили, то синяки разные, то опять рука, опять фингал...
РЕЦЕПТЫ УТРЕННИХ БУДИЛОК - 2

Продолжу дарить испытанные на себе идеи летнего отдыха на озерах, прудах и реках в широтах от московских до питерских, в долготах от калининградских до владивостокских, в общем в полосе смешанных и хвойных лесов, а также преимущественного расселения россиян.

Хотя это довольно большая территория, следует учитывать, что она порядочно изгажена, а вековые леса в основном вырублены. Буду признателен за советы, где они еще стоят. Особенно мне интересны дубравы, строевые сосняки и лиственницы, могучие березы, стоящие у самого берега и склонившиеся над чистой водою. С удовольствием туда съезжу по возможности, прихвачу свою мобильную баню, продемонстрирую желающим и лично поколочу их вениками с двух рук. В комментариях и я перечислю такие места, какие знаю. Там же выложу свой полный список рекомендаций по выбору оптимального места, они обширны и нечего им захламлять выпуск.

Об устройстве этой бани я написал тут:
https://www.anekdot.ru/id/1328453/

Выбор дерев обусловлен не только тем, что я люблю дубовые, березовые и лиственничные банные веники. Если вековое высокое дерево склонилось над водою, это означает, что оно в эту воду за целый век не рухнуло. То есть грунт под ним достаточно прочен, а корни тянутся на десятки метров вширь и вглубь. Если там были химические выбросы или сама вода скверна, дерево бы давно рухнуло или вид имеет жалкий. Таких лесов я избегаю. Хорошие деревья стоят над водой кучно и тянутся далеко, сражаясь за место под солнцем. Для парилки оптимальна пара стволов на расстоянии докуда хватает моей пленки, 3-5 метров, на высоте около 2 метров над водой и на небольшом расстоянии до берега, чтобы предбанник оставался на суше.

Вокруг желательно наличие сухостоя, чтобы внести свою лепту в борьбу с лесными пожарами, но легко прихватить с собой и древесный уголь. Очень важно отсутствие запрета разжигать костры, или это должно быть место, откуда егеря давно разбежались. Если такой лес не сгорел ни в 90-х, ни в наши дни, вряд ли он сгорит от моего костра, тщательно устроенного без малейшего риска возгорания окружающей местности.

Таким надводным деревьям с раскидистой листвой нужно много воды, поэтому корни их повсюду вокруг, густы и не дают вырасти сорному кустарнику. Обыкновенно это означает, что у берега под стволами имеет лужайка, а сход в воду представляет собой гладкий и прочный ил, или твердую ровную глину. Это хорошо для плотного прилегания подводной части полога пленочной палатки. Уплотненный пластик HDPE имеет плотность где-то 0.95, почти равную плотности воды. Поэтому он свисает до самого дна с высоты двух метров под действием собственной гравитации. Но, конечно, можно положить на донную часть полога несколько камушков в случае ветра или сильного течения.

Много глубины не нужно, через 2-3 часа после восхода солнца оптимальна 10-20 см, к концу жаркого дня можно прихватить и полметра вглубь - именно такой слой воды успевает основательно прогреться в солнечный день из-за парникового эффекта самой воды без всякой пленки. Как только мы устанавливаем его над такой водой и бросаем раскаленные валуны на край берега, теплый воздух над ней попадает в ловушку и взымается красивым таким пузырем типа воздушного шара. Туго натягивается и кажется, что вот-вот взлетит, когда поддаешь пару прямо из озерной воды на камни. Вот именно из этого пузыря и следует гнать пар вниз широким дубовым веником, а крепящую шпагатную арматуру наматывать на стволы свободно, с учетом этого эффекта.

За время приготовления шашлыков на том же костре или мангале такая баня и слой воды в ней успевают хорошо прогреться и от парникового эффекта, и от валунов, вносимых по мере надобности. Теплой водой приятно обливаться после выныривания из холодной. Но все-таки следует учитывать, что это хоть и жаропрочный пластик с температурой размягчения +120С, прямого контакта с валунами, раскаленными до +200, он не выдержит. Камни следует вносить в парилку осторожно, щипцами, широко откидывая полог этой палатки ближе к ее дну на берегу - особой потери тепла при этом не происходит, поскольку весь горячий воздух сосредотачивается под потолком.

И разумеется, это все-таки походная баня для легкого согревания между купаниями, разгонять ее до +100 не стоит. При сильном паре +60 вполне достаточно, так что это скорее хамам, чем финская сауна.

Перечтите с учетом конструкции этой бани легенду о граде Китеже, который то появлялся из вод озера Светлояр, то исчезал, становился невидимым. Пленки 3 мкм у наших предков конечно не было, а вот привычка ходить в баню, окунаться в холодную воду, забивать домашний скот и активно охотиться с наступлением холодов, когда дичь жир нагуляла и можно заморозить лишнее мясо - эти обычаи были. От этих занятий оставалась уйма желудочных пузырей и кишок, с толщиной стенок именно в эти несколько мкм, и девать эти отходы было особо некуда.

Наверняка какие-то кулибины заметили с детства, как хорошо барахтаться в теплой воде на мелководье в солнечное утро. Думаю, кто-то сооружал такие пузыри на мелководье и подбрасывал туда валуны из горящих костров, чтобы согреться перед купанием.

Монголо-татары пришли на Русь в декабре и добирались до Светлояра неторопливо, месяца за два, штурмуя города по очереди стенобитными машинами китайской конструкции, с неизменно успешным результатом. Жителям какой-то рыбацкой деревни за это время вполне могло прийти в голову найти какой-нибудь укромный овраг у берега с высоким деревом над ним, затопить все свои ладьи и лодки рядом на мелком пологом дне, забросав их валунами, на них набросать сухое сено для теплоизоляции, сверху натянуть на борта лодок кишки в несколько слоев, раскалять на берегу валуны на костре и подбрасывать их в эти лодки по мере надобности, но в основном согреваясь теплом человеческих тел и домашнего скота. Кишки при этом вздымались типа куполов просто по законам физики.

На верхушке дерева достаточно было постоянно держать сторожевого, при появлении неприятеля костры затушить, пузыри сдуть вровень со льдом, продеть соломины для дыхания, изображая заросли камыша, спустившемуся с дерева часовому присыпать всё это сверху снегом, а потом бегать по окрестным лесам, отвлекая вражескую конницу.

Съестные припасы на всю зиму у деревни безусловно были, рыбы в озере достаточно, так что пару недель вполне можно было пересидеть в таких лодках-парниках. План этот выглядит безумным, но вполне реализуем при технологиях той эпохи - умели же эти люди строить ладьи на полсотни человек к герметичным дном, как-нибудь смогли бы законопатить и крышу укрытия из кишок. Климат был суровый, континентальный, солнечных дней достаточно, чтобы частично нагревать такое укрытие обычным светом. Ну и удобнее открывать кишечный полог, чем разбирать дровяную крышу, чтобы время от времени проветривать помещение.

В наши дни эту гипотезу вполне могут проверить реконструкторы, заменив кишки пластиковой покрывочной пленкой. И даже точное местоположение града Китеж можно найти, вооружившись именно этой логикой банно-подводного укрытия с высоким деревом на берегу, которое возможно и до сих пор там растет, если это дуб. Прекрасное развлечение вместо утренней физзарядки - потаскать валуны, затопить несколько лодок, по завершении эксперимента вернуть их обратно на поверхность невредимыми. Снятый об этом ролик будет способствовать туристической популярности этого места, особенно если нормальную деревянную баню с мостками соорудить неподалеку.

Всем хорошего летнего отдыха!
Середина 80-х. Я тогда был молодым «специалистом». Закончил МАИ и поступил на работу в один известный «ящик», находившийся неподалеку от дома. Распорядок прихода-ухода в таких конторах – не забалуешь. Опоздание на 1 минуту грозит разборками с руководством не только сектора, но и отдела, и лишением премии.
Так вот, из-за того, что мой дом был недалеко от работы, я пристрастился ходить на обед к маме. Летом это вообще не проблема. Мама была уже на пенсии, а домашняя еда – нечета столовской. К тому же не надо тратиться за обед.
Моей задачей было максимально быстро добраться до дома, поесть, а уже потом не торопясь вернуться обратно, не расплескав содержимое. На все про все – 45 минут.
Надо отметить, что давиться, запихивая в себя еду, и потом бежать прискоком с инерционным булькающим грузом - удовольствие не из приятных. Поэтому вопрос скорейшего попадания домой становился главным в этой триаде. Для меня было жизненно необходимо, выскочив из проходной, пробежать 150 метров по направлению к пешеходному переходу через Ленинградку, озираясь по пути на конечную остановку 105 автобуса, в надежде увидеть, что автобус там. И если удача на моей стороне - тогда разворот на 90 градусов и стрелой к автобусу, маша руками водителю, чтобы не думал отъезжать. На автобусе можно было проехать 2 остановки, а дальше активным шагом или трусцой 500 метров до дома. Выигрывалось время и силы, обеспечивающее комфортное возвращение.
Если же автобуса нет – тогда рысью 1.5 километра, стараясь не сбить дыхание. Вдох – и на раз, два, три, четыре – выдох. Вдох,…выдох.
В тот день мне повезло с автобусом. Проехал до улицы Левитана, выпрыгнул в едва раскрывшиеся двери и побежал: сначала через дорогу, потом вдоль забора волейбольной школы Олимпийского резерва, тренер которой однажды чуть не открутил мне уши и сдал в милицию, куда меня под взглядами кучи школьных приятелей и зевак отвезли на шикарном и столь редком в те годы огромном милицейском Форде.
Дальше, в продолжение первого, начинается забор детского сада, куда в детстве ходила моя жена. Надо сказать, что хоть детсад не был особо старым, деревья посаженные за этим забором уже выросли настолько, что их ветви образовали арку над асфальтовой дорожкой, по которой мне предстояло миновать часть пути.
И вот я вбегаю в тенистую арку, образованную ветвями и листвой деревьев, и слышу, как изменился звук, издаваемый моими ботинками на мягкой подошве. Он стал сочным и очень четким. Впереди, метрах в 60, я вижу фигуры двух немолодых женщин, уже выходящих из дальнего выхода этого импровизированного тоннеля. И в это время, чуть не задев мою голову крылом, меня обгоняет голубь и летит по направлению к удаляющимся теткам.
Голубь машет крыльями в унисон с моими шагами, а звук его крыльев – точь в точь, как от моих ботинок: шух,...шух,…шух. Одна из женщин, слыша нарастающий шум, поворачивает голову, стараясь определиться с его источником. При этом они обе инстинктивно прижимаются к забору, в надежде избежать контакта с нежданной проблемой. Голубь пулей пролетает мимо них, резко забирая вверх.
А через несколько мгновений, с тем же характерным шух,…шух,…шух, их догоняю я. И слышу обеспокоенный голос одной из них: «Еще один летит…».
Меня скрутило от хохота так, что я едва удержался на ногах.
Лучшая история за 21.11:
Kлиентка пришла в офис, держа в руках два листа формата А4. На листах были изображены черно-белые рисунки.
- Можете отсканировать эти рисунки? В цвете?
- Нет.
- Почему же?
- Ну, потому что они же черно-белые.
- Ну и что?
- Мы физически не можем отсканировать документ в цвете, если он сам по себе черно-белый.
- Но они ведь были цветными на компьютере, так что, получается, в них есть цвет.
- Да, на компьютере они, вероятно, были цветными, но вы распечатали их черно-белыми.
Мы же не имеем возможности через сканер добавить в документ цвет, если цвета там не было изначально.
- Но мне нужно сделать их цветными, почему вы не можете настроить сканер на нужный режим цвета?
- Смотрите, я могу перенастроить сканер, но ваша страница — та, которую я читать дальше
Рейтинг@Mail.ru