Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
6 ноября

Лучшие истории прошлых лет в этот день
Новые истории - основной выпуск

06.11.2019

Пришёл, месяц назад, ко мне на работу приятель. Улыбается. Под глазом синяк. Поздоровались.Я похвалил его макияж - сказал, что фингал ему очень идёт. Он поржал и рассказал историю.

Он увлекался пейнтболом и частенько заказывал всякую мелочь, в Китае. Забрав очередную посылку с почты, он шёл домой и был весь в своих мыслях . За два дома до своего, он проходил под окнами многоэтажки и почувствовал как на голову ему что то упало. Поднял голову и в окне четвёртого этажа узрел мужика в майке закрывавшего окно. А через пару секунд почувствовал жжение. Окурок упал ему за шиворот и обжёг шею. Пока его вытряхивал из куртки - устроил настоящую пляску папуаса. Проверил куртку, а в ней дырка - окурком прожгло. Пытался материться, решил сначала вычислить хозяина, но дверь на домофоне. Пока найдёшь - пока чего.А душа то гневалась и требовала мщения. Поэтому он решил, что хозяин сам выйдет, когда он ему из ружья для пейнтбола окно расстреляет. А если не выйдет, будет иметь красивое окно. Сбегал домой, зарядил ружьё от души и приступил к мести. Вечерело. Хозяин не появлялся. Приятель увлёкся расстрелом окна, и не заметил как сзади кто то подошёл, дёрнул за плечо и приложил с правой. Друг пришёл в себя и с увлечением кинулся в драку. Мужик который его ударил возмущался и утверждал, что это его окно - "евойной квартиры". Друг сразу предъявил ему все претензии за подлый окурок. Помяли друг друга - потом немного поуспокоились, выясняя отношения. Мужик сказал, что он только приехал, а дома была только жена. И он вообще не курит.

- А что же тогда за мужик в майке был на лоджии. Родственник? - поинтересовался приятель.

Хозяин квартиры, после этих слов, сразу насторожился и попросил его пройти с ним проверить. Они подошли к двери и хозяин открыл дверь своим ключом. Приятель прошёл следом. Жена хозяина квартиры весело плескалась в ванной с посторонним дяденькой. Вид появившегося в ванной законного хозяина с разбитой рожей, приятель тоже ему попал пару раз, привёл их в ужас. Но после драки кулаками не машут. У хозяина уже не было настроения надавать люлей весёлым любовникам. Он извинился перед приятелем, вынес ему 5000 рублей. А по поводу окна просил не переживать - жена мол потом языком вымоет.

- Хозяин квартиры и так бы застал любовников на месте преступления, - пожал плечами я выслушав историю приятеля.

- Неа, - ответил друг - он просто был неподалёку и домой собирался только через час. Ему бдительный сосед позвонил и сообщил, что под окнами я пристреливаюсь.
1

06.11.2018

Однажды ректору Ленинградского государственного университета, известному геометру, профессору Александру Даниловичу Александрову на стол легло заявление: "Прошу принять меня в оспирантуру...".
В ответ он наложил резолюцию: "Атказать".
8

06.11.2017

Мистер Эндорфин.
Однажды во время дальнего автопутешествия мы с приятелем остановились перекусить в придорожном кафе. Приятель заказал хот–дог. Я воздержался, хотя страшно проголодался. В рейтинге Мишлена это кафе получило бы минус три звезды, и я опасался, что хот–доги тут понимают буквально и подают разогретых собак.
"Как ты можешь это есть, — пошутил я, — зоозащитников не боишься?”
«Мистера Эндорфина на тебя нет», — ответил приятель.
«Кого — кого?» — переспросил я.
Так я узнал про Мистера Эндорфина.
Приятелю готовили его хот–дог, а он рассказывал. Хот–дог готовили довольно долго, видимо, сначала им все–таки пришлось ловить собаку.
"У меня на первой работе был мужичок. Бухгалтер. Ну, такой, как сказать, в розыск его не объявишь — без особых примет. Моль средних лет. Когда я его впервые увидел, подумал, фу, какой плоский, неинтересный дядька. Пока однажды не услышал его тихий комариный смех. Он сидел перед своим монитором и хихикал. Я проходил мимо и из любопытства заглянул в экран. А там какой–то бухгалтерский отчёт в экселе. И он над ним ржёт. А ты не прост, чувак, сказал я себе тогда. И ещё прикинул, а может, уже пора из той конторы валить, раз бухгалтер хохочет над финансовыми документами.
Короче, персонаж оказался, что надо. У него всегда все было превосходно. Это его фишка. Понимаешь? Всегда. И все. Даже осенью. Когда любому порядочному человеку хочется, чтобы дворник закопал его поглубже в листву. «Превосходно». Не «нормально». Не «хорошо». И даже не «отлично». Именно — «превосходно».
Погода у него — только прекрасная. Иду как–то раз на работу, дождь как из ведра, ветер, зонтик надо мной сложился, отбиваюсь спицами от капель, настроение паршивое. Вижу, перед входом в контору стоит этот перец по колено в воде, смотрит себе под ноги. Сливные стоки забились, вода хлещет по мостовой ручьями по его ботинкам. Гляди, кричит он мне, как будто горная река, и лыбится.
Машина у него — самая лучшая. Однажды он меня подвозил. Едем на его перпетум мобиле. С виду вроде «копейка», но зад подозрительно напоминает Москвич–412. Франкенштейн какой–то. Послушай, как двигатель работает, говорит он мне. Песня, да? Я послушал. Если и песня, то этакий Стас Михайлов в старости — кашель и спорадические попукиванья. А он не унимается: и ведь не скажешь, что девочке тридцать лет. Узнав про возраст девочки, я попросил остановить, так как мне отсюда до дома рукой подать. Вышел на каком–то пустыре и потом час брёл пешком до ближайшего метро.
Курорты у него — все как на подбор невероятные. Я как–то поехал по его наводке в Турцию. Он мне полдня ворковал про лучший отдых в жизни, про космический отель, про вкуснейший шведский стол. У него даже слюна из уголка рта стекала. Я и купился. Из самолета нас выкинули чуть ли не с парашютом над какой–то долиной смерти. Посреди лунного пейзажа — три колючки и один отель (так что про космический — не обманул). До моря можно добраться только в мечтах, отель в кукуево.
Шведский стол — для рабочих и крестьян: сосиски, макароны и таз кетчупа. Я взял у них книгу отзывов. Там после десятка надписей на русском про «горите в аду» и «по возвращении на Родину передам ваши координаты ракетным войскам», выделялась одна, размашистая, на пол–страницы: «ВОСТОРГ!!!» Не с одним, не с двумя, а именно с тремя восклицательными знаками, и всеми большими буквами. И знакомое имя в подписи.
У нас в то время вокруг офиса приличных заведений не было. Приходилось испытывать судьбу в общепите. Я всегда брал его с собой на обед. Какой потрясающий суп, как крупно порезали морковь, сколько отборной картошки, а приправа, приправа, причитал он в гастрономическом полуобмороке, над тарелкой с пойлом из половой тряпки. Ну, что же это за беляш, это же чудо, а не беляш, нежнейшая телятина (каждый раз в ответ на это нежнейшая телятина внутри удивленно мяукала), тесто воздушное, сок, сок ручьями, и так далее. Послушаешь его, послушаешь, и глядь — и суп вроде уже мылом не отдаёт, и беляш провалился и не расцарапал когтями пищевод. А, главное, после обедов с ним я ни разу не отравился — видимо, организм в его присутствии выделял какие–то защитные вещества.
И это была не маска, вот что интересно. Сто процентов — не маска. Все естественно и органично. Его вштыривало от жизни, как годовалого ребёнка. Возможно, в детстве он упал в чан со слезами восторга, наплаканный поклонницами Валерия Ободзинского, как Астерикс — в котёл с волшебным зельем.
Мы в конторе прозвали его «Мистер Эндорфин». В курилке часто можно было услышать: чего–то сегодня хреново, пойду с Эндорфином поговорю. Мистер Эндорфин сверкал лысиной, как маяк.
Знаешь, что самое забавное? У него и семейка такая же, под вечным феназепамом. Он как–то раз пригласил меня в гости. Я впопыхах купил какой–то неприлично дешевый торт, вафельный, ну, с таким ещё первоклашки на свидание к девочкам ходят. Мы сели за стол, с ним, его женой и сыном, разрезали этот деревянный торт, затупив два ножа и погнув один, разложили по тарелкам и понеслась. Какое потрясающее чудо, застонал ребёнок. Какое чудесное потрясение, подхватила жена. Вот суки, издеваются, подумал я. А потом пригляделся: нет, у людей натуральный экстаз. При прощании чуть ли руки мне не целовали, все трое".
В этом месте приятелю принесли хот–дог, и он закончил рассказ.
«Вот ты спросил, как я это буду есть, — сказал он, — очень просто: включу Мистера Эндорфина».
Приятель взял хот–дог, поднёс его ко рту и зашептал:
«Какая румяная сосиска, с пылу с жару, с пряностями. О, да тут не только кетчуп, из отборнейших томатов, да ещё и горчица, пикантная, сладковатая. Пышная, свежайшая булочка…»
«Девушка! — крикнул я через все кафе хозяйке заведения, — можно мне тоже хот–дог!» (C)
9

06.11.2016

Стою на парковке у супермаркета. Краем глаза замечаю бабулю с 10-килограммовым мешком сахара, быстро двигающуюся в мою сторону. Стучит в окно - молодой человек, подвезите, я тут недалеко живу. Ну что делать, отвез, еще подумал - вот хорошее дело сделал. На утро захожу за сигаретами в этот же самый супермаркет, меня подзывает охранник и показывает короткое видео: бабушка у входа в торговый зал хватает мешок сахара и устремляется к входу. Вторая запись - мы с ней отъезжаем от супермаркета.
2

06.11.2015

Сегодня в магазине детских игрушек видел деда с внуком.
Дед просил продавца подобрать барабан побольше, а то, говорит, ему внука сдали с дудкой, хочет вернуть ребёнка родителям с барабаном.

06.11.2014

О моей машине.
Любовь к "американцам" у меня с детства. Лет в 6 увидел на улице посольский "Линкольн"-и родня смогла оторвать меня от него только вместе с зеркалом.
Ревел я при этом громче сигнализации.
Годы прошли-ничего не поменялось. Разве что подвел под эту страсть оправдательную базу. С бабами,кстати,та же история.
Этот Крайслер 5й авеню мне отдали скорбящие родственники владельца. По цене металлолома.И то,похоже,что бы не мешал им устраивать драки в гараже за остальное имущество.
Заполняя гендоверенность (в 90е годы так машины покупали) я перепутал номер своего паспорта с номером техпаспорта машины. Грязно выругался. Начал переписывать. Вгляделся. И охуел: номера совпадали. 620 956.
Продавцы (15 человек на сундук мертвеца) отвлеклись от потной братоубийственной грызни и заглянули в бумагу. Разделили мои чувства.
-Хуясе,пацан! Точно твоя тачка! Владей!
После чего усопший рукой родственников-медиумов удостоверил,что всецело мне доверяет.
В гроб сойдя,тэк сказать,благословил сделку.
Притащив рыдван к себе,я убедился,что покойный был буйнопомешанным. Количество денег,что он вломил в аппарат исчислению не поддавалось. Новая кожа,красное дерево в салоне и те пе..
Например,я случайно обнаружил под слоем пыли хромированный блок двигателя.
Впал в ступор. Это где он такую ванну-то нашел? И как? За сколько? И,главное,-НА ХЕ РА?
Похоже,он сделал все,кроме корпуса. Кожа на крыше была изрезана,краска с луженого железа свисала лохмотьями. Покраска ,обтяжка-и Москва сворачивала бошки,когда я пролетал мимо на этой лайбе.
Одно донимало-что то я все на ней езжу-а она не ломается? Непорядок. Надо бы что-то поменять. Амортизаторы,например. Приезжаю на сервис.
-Вась,глянь-там стойки не текут?
-Макс. Для того что бы тут потекли стойки-их сюда надо поставить.
-В смысле?
-Их тут ВООБЩЕ нет.
-Аааа. Эээээ. А как я ездил?
-С удовольствием. Тут торсионная подвеска.
-Это что?
-Гнутый лом,проще говоря. Кстати,тут можно дорожный просвет менять.
-Как?!
-Каком кверху. Вооон тот винт видишь? Влево крутишь-внедорожник получится лифтованный. Вправо-заниженный гоночный аппарат.
-Хуясе. И что-подвеску менять не надо?
-А за каким? Ты сначала лом сломай-а потом меняй.
-Аааа...почему больше так не делают?
-А потому что нам,мастерам,кушать хочется. Ну и заводу запчасти продавать охота.

В паре аварий выяснилось,что и кузовные мастера мне ни к чему.
Пример: стою на светофоре. Вдруг : дикий грохот сзади,машина рвет вперед,башка влипает в подголовник. Что за...
Вылезаю,пошатываясь. В ушах гул,в устах-мат. Оппаньки.
Два обкуренных чебурека прилетели мне сзади на девятине. За сотню шли явно.
Оба живописно валяются на асфальте (вылетели через стекло) и приветливо улыбаются мне разбитыми рожами. Похоже,их долго еще не отпустит.
Девятина в труху. Лонжероны воткнулись в грунт,двигло сорвало...полный ахтунг.
Пытаюсь найти повреждения на своей-и не нахожу. Мистика. Хотя...Крышка багажника слегка помята...Но как? Там же полметра бампера...Неожиданно доходит. Это след от соприкосновения с лобной костью зверька. М-дааа...

Рассекал я на 5ой аве года полтора. Дорассекался.
...
Еду,никого,не трогаю. Вдруг за спиной что то полыхнуло мигалкой и закрякало.
-Э?
Спереди машину тормозил один черный Крузер-сзади второй. Оба бронированные. "Персей",спутник на крыше,все дела. Что то наезд такой мне не по чину ,вроде. Чуткая третья ноздря призвала умерить гордыню и не рыпаться.
А то прихлопнут как муху и забудут об этом малозначительном факте на следующем светофоре.
Все пространство вокруг заполняется славянскими шкафами в клифтах и при галстуках.
Мееедленно,аккуратно,выхожу,держа руки на виду.
Расталкивая охрану к машине подбегает босс. Эдакий колобок с усами. Лет пятидесяти. Ростом с сидячую собаку. Дагестанец,судя по всему. Скачет вокруг тачки цокает и вай-вай-вайкает. Общий стиль поведения-как у меня в 6 лет. Возле посольского "Линкольна". Только сопутствующая деточке родня скорее мне чего оторвет,а не его от автомобиля.
Усы стоят торчком-родня его внешностью с Вилли Токаревым.
-Вай,какой машин! Продай,да?
-Не продается.
Повисает недобрая тишина. Даг весело разглядывает меня сверху-вниз со своих 150 см росту.
Вдруг у него акцент пропадает.
-Эта машина будет моей. Хочешь-за деньги. Хочешь-без денег. Выбирай. Какой будет твой положительный ответ?
-50000$
-Ты,случайно,не еврей?
-А евреем можно случайно стать? Не знал. Я закономерно еврей. С той поры как в еврейской семье народился.
Даг хохочет. Хороший знак.
-Ладно ,аид. Повезло тебе. Я сам еврей...
-ЧТО? МЫ И ТАКИЕ БЫВАЕМ?
-Тат я. Горный еврей ,считай.Ладно. Развеселил ты меня. Дайте ему денег(охране).
После чего прыгает за руль.
-Аааа...документы?
-Себе оставь.
...И уносится. С ним вместе отваливают машины охраны.
Я грустно понимаю,что горный еврей,похоже,таки кинул равнинного.
Ничего подобного.
Из его "Мерседеса" появляется охранник с холщовым мешком. Выдает в мои помертвевшие руки 5 заветных пачек . Мерс сваливает вслед за кавалькадой.
В голове полный сумбур. Стою с деньгами в руках и думаю какую-то чушь:
-Насос надо было забрать...И биту...Блять,кретин,какая бита? Стоит посереди дороги в классической позе - "Кекс тире пирог медовый" !!!
Кусок мудака с полтинником в руках и полным ахуем в голове. Розовая мечта криминала.
Судорожно рассовываю бабки по карманам и ноги. Пил неделю.
До сих пор вспоминаю.
Техпаспорт сохранился. Паспорт сменил в 45 лет. Жаль. Больше не получится смущать народ невероятным. Пытался,кстати, посчитать вероятность совпадения 6-ти значных чисел и плюнул.
Там что то так близко к нолю,что разницы почти совсем не видно. Аминь.

06.11.2013

Дояр из ящика

История совсем не смешная, а скорее познавательная, особенно для городских жителей, которые знакомы с коровами только в виде говядины или молока. После той осени я понял насколько умны и сообразительны коровы, уж во всяком случае, они не глупее собак.

В те времена, когда я был молод и задорен, работал я в одном из многочисленных НИИ. Чем мы там конкретно занимались неважно, но как и все советские люди в то время, мы шли прямой дорогой к коммунизму. Путь этот освещал великий Ленин, а вот направляли по этому пути райкомы. В ту осень райком решил направить молодых строителей коммунизма на помощь колхозникам. Райком спустил разнарядку, начальство пообещало отгулы и мы поехали. Набралось народу прилично, кроме нашего ящика был еще народ из какого-то юридического НИИ, который числился на территории района, подвластному райкому.

Расселили нас в одном большом деревянном здании, рядом с которым был построен большой открытый навес столовой с примыкающей к нему кухней. Под навесом располагались с длинные столы и скамьи из толстых досок. И два или три ряда умывальников по типу солдатских стояли чуть в отдалении. Колхозники к нашему приезду подготовились основательно и, видимо, такую помощь от городских принимали регулярно.

Готовить себе еду мы должны были самостоятельно, поварихи для нас не нашлось. Поэтому нам завезли макароны, картошку, лук и прочие припасы. Еще привезли немного мяса и пообещали молока, выдав алюминиевую флягу на 40 литров. Вот с этого молока всё и началось. За молоком нужно было съездить на подводе на ферму к вечерней дойке. Я оказался дежурным в тот день и поехал на ферму за молоком.

Ферма оказалась довольно большой. Пока мне наливали во флягу молоко, а это была специальная пристройка к ферме, где в больших ваннах собиралось всё молоко, потом оно быстро охлаждалось, процеживалось, измерялся процент жирности, ну, в общем, проверялись нужные лабораторные показатели и заполнялись сопроводительные бумаги, я решил полюбопытствовать и заглянул в ферму. Она вся была заполнена коровами, в тот момент, когда я шагнул вовнутрь, мне показалось что воздух в коровнике, действительно обладает реальной плотностью и вязкостью, чему приходилось верить на слово доцентам, которые читали лекции в институте по газовой динамике. Это была восхитительная плотная смесь тёплого и влажного, как в южный тёплый вечер, воздуха, но пахло не рододендронами и каштанами, а навозом, сеном, парным молоком и много ещё чем. Запах был восхитителен тем, что он не вызывал отвращения, а лишь напоминал деревню с её незабываемой атмосферой. Это как на железнодорожном переходе пахнут шпалы, а если еще проходящий дальний поезд пахнёт дымком вагонного титана, то сразу вспоминаются вокзалы, поезда и проводницы с чаем в тонких стаканах в подстаканниках.

В городе же, если ненароком наступишь на собачью кучку, вонять начинает так, что аж выворачивает, и долго еще идешь, принюхиваешься и шаркаешь подошвой, чтобы побыстрее избавиться от этого ужасного запаха.

Шла вечерняя дойка. Среди коров сновали доярки, скотники по длинному проходу вдоль коровника катали тачки с сеном, по периметру коровника были устроены ясли, в которых стояли маленькие телята с влажными носами. Вся эта картина была дополнена ровным деловитым шумом со звяканьем вёдер, стуками, короткими окриками, гудением механизмов, большинство коров лежало в своих стойлах мерно пережевывая жвачку. И только из правого дальнего угла коровника раздавалось постоянное мычание, присмотревшись, я увидел, что там стоит на ногах и мычит большая группа коров.

- А чего коровки-то мычат? - спросил я доярку возившуюся неподалёку.

- Сутки не доены, вот и мычат, - ответила она, не отрываясь от своего занятия.

- А чего ж не подоите-то?

- Да, некому доить, хозяйка уехала в город сессию сдавать.

- И что ж, их никто не доит совсем?

- Доим, если время остается, со своими бы до ночи управиться, – я уже успел заметить, что некоторым дояркам помогают, судя по одежде и возрасту, сыновья или мужья.

- Да… А, давайте, я попробую подоить, если научите… Жалко коровок-то, - предложил я.

- Дело нехитрое, научу, ты только коров подои, а телятам я сама дам. Погоди-ка, - сказала она и убежала в другой конец коровника.

Вернулась с каким-то ведром и с мужиком. Мужик говорит мне:

- Давай, парень, и, правда, пособи нам, недельку всего, а я скажу, чтобы вашей бригаде из заработка молоко не высчитывали.

Я сообразил, что мужик этот есть заведующий коровником, и не глядя согласился. Все равно лучше, чем в поле корнеплоды собирать. Договорились, что утреннюю и обеденные дойки я пропускаю, потерпят еще немного коровки, а вечером я дою всю группу, и не забываю добиваться норматива жирности молока.

Доярка тоже заметно обрадовалась, видимо, и забот ей меньше, да и надоенное мной молоко тоже надо на кого-то записать? И мы пошли в тот угол, из которого обеспокоенно мычали теперь уже мои коровки.

Было их голов шестнадцать. Они стояли на площадке, перед каждой из коров располагалась автоматическая поилка и небольшая кормушка, да повыше был приделан кусок жести, на котором мелом была написана кличка коровы. Все это было укреплено на металлической перегородке, по другую сторону которой был проход, по которому, наверное, возили и раздавали зимой корм для коров. Настил секции был деревянный, на нём коровы должны были лежать, и с него надо было сдвигать навоз в специальную канаву. Вот и вся конструкция. Ах, да, еще сверху проходили трубы с «вакуумом» для работы доильных аппаратов. Вся ферма была набрана из таких секций, два ряда вдоль прохода, который заканчивался с каждой стороны большими воротами коровника. Насколько помню, таких секций было шесть.

Технология машинного доения и впрямь была не сильно хитрой, перед дойкой надо обтереть вымя коровы асептическим раствором, если есть загрубевшие участки, то после доения смазать умягчающим кремом. Потом надеть доильный аппарат, определить по звуку, что дойка подходит к концу и завершать дойку аппаратом, одновременно массируя вымя – этим достигается сбор самого жирного молока, которое всегда выдаивается последним. Если этого не делать, то показатели жирности сдаваемого молока будут низкими.

Мне выдали два доильных аппарата, рассказали как они работают, как надевать, как присоединять к «вакууму» и как удобнее организовать доение. Надо начинать с краю и дальше переставлять аппараты. Пока работает один, то готовится дойка следующей коровки. По мере наполнения аппарата, молоко относится на приёмный пункт. Если всё делать споро, то всё пойдет гладко и без задержки.

Это была увертюра.

Дальше я расскажу как я не уставал удивляться этим умным животным, внешний вид которых не даёт повода заподозрить их в особом уме. Не то, что они с легкостью берут интегралы от любых функций, а то, что их особо ничему не учат и нет на фермах коровьего Куклачёва. Тем не менее, они легко и быстро усваивают правила жизни на ферме.

Судите сами, в этом коровнике всего было не менее 100 коров, и каждая корова знала своё место. Ни одна из коров, приходя с пастбища, ни разу не спутала своё место в коровнике, несмотря на то, что не умела читать таблички в стойлах. Эти таблички были скорее для людей.

Когда я приходил на дойку, я заходил в коровник сначала взглянуть на своих коровок, они все стояли и подавали голос. Увидев меня, они слегка успокаивались. Это было уже со второго дня моей работы, то есть, они меня запомнили.

Когда я чуть позже, переодевшись в халат, подходил к ним с двумя аппаратами в руках, они уже успокаивались совсем, самая крайняя, повернув голову, внимательно смотрела на меня своими крупными, тёмными, чуть опалесцирующими в глубине глазами. Я ставил один аппарат рядом с ней, брал специальное ведро, набирал в него из ларя неподалёку какую-то вкусную, наверное, витаминную прикормку. Стоило мне с этим ведром приблизиться к ней вплотную, она заканчивала гляделки и моментально утыкала морду в кормушку, в которую я следом насыпал эту прикормку. Ни разу, и ни одной из моих коров мне не удалось насыпать корм раньше, чем они сунут морду в кормушку, каждый раз я сыпал прикормку обсыпая им нос. Они заранее знали сценарий! Остальные коровы стояли и терпеливо ждали своей очереди.

Потом я брал ведро с раствором асептика, обтирал вымя, подключал аппарат к «вакууму» и пристраивал его на вымя. Дойка начиналась. Следующая корова терпеливо ждала, но уже повернув ко мне голову и внимательно отслеживая мои действия.

Через какое-то время, когда было пора приступать ко второй корове, стоило мне протянуть руку к ведру с прикормкой, вторая бурёнка прекращала гляделки и прятала морду в кормушку. Они даже различали вёдра с раствором и с прикормкой! Если я нарочно переставлял ведро с раствором, коровка продолжала за мной наблюдать. Ну, и всё повторялось до последней коровы в группе.

После того, как я снимал аппарат, выдоив самое жирное молоко, корова понимала что дойка закончена и ложилась на настил. Но не раньше. Ни одна корова не лежала до дойки. Когда я заканчивал доить последнюю бурёнку, все первые уже лежали и молча жевали жвачку.

Через неделю всё закончилось, приехала прикреплённая к моим коровкам доярка, сказала мне спасибо, и мне не надо было приходить на ферму.

Работа была непривычно-тяжелая, но когда еще выпадет такая удача горожанину пообщаться с животными. Кроме того, вместо ужина я брал с собой большую горбушку хлеба и ужинал в коровнике парным молоком. Конечно, это мне была романтика на неделю, а дояркам тяжелый повседневный труд.

Это всё. Надеюсь, я не утомил тех, кто это дочитал. Но всё, что я написал – чистая правда! И коровы и коровник самые обычные, могу даже сказать, что это был Лотошинский район Московской области. Вот почти копия того коровника: http://bezymyanka.ru/_graphics/cowhouse.jpg

06.11.2012

У меня когда офис на Дзержинце был, я каждый день на работу и обратно ходил мимо супермаркета. Ну, такой, знаете, типа торговый центр, на первом этаже гастроном, на втором павильончики всякие. А под лестницей на второй этаж притулился малюсенький киоск, корма для животных. Ничем совершенно не примечательный, кроме одного. Там, возле окошка, стояла обувная коробка, на которой от руки было написано - "На обед Василию". Или "Васе на еду", по разному. Коробки потому что ветшали и менялись, менялась и надпись. Не менялся только сам хозяин коробки. Который сидел тут же, внизу.

Это был такой большой черный угрюмый кот. Целый день он сидел под своей коробкой. Но не просто сидел, нет. У Васи была забинтована передняя правая лапа, с когтей по локоть, и когда кто-то шел мимо на второй этаж, он эту лапу вытягивал перед собой, наклонял голову набок, и жалобно глядел в глаза прохожему. Вид его при этом менялся разительно! Как у опытного рецедивиста на суде. Из мрачного мерзавца он моментально превращался в такую жалкую пусичку.

Надо ли говорить, что при таких раскладах Васина выручка за день значительно превышала оборот самого киоска? Я однажды ради любопытства заглянул в коробку. Знаете, мелочи там не было. Васе подавали щедро.

Сперва, наблюдая за Васей, я решил, что это кот продавца киоска. Оказалось нет. Киоск закрывался, продавец шла своей дорогой, а Вася своей. Скорей всего это был просто дворовый блудный кот. Всё свободное от работы время, пока торговый центр был закрыт, он блондился по окрестностям. Однако каждый день, ровно в половине девятого утра, он садился у дверей магазина и ждал открытия. И повязка на его лапе сияла белизной.

Я наблюдал эту бестию практически каждый день в течение двух лет. Лапа конечно у него была абсолютно здоровая, и в свободное от сердобольных взглядов время он пользовался ею как все прочие сородичи. За исключением одной особенности. Где бы Вася ни находился, что бы ни делал, ковырялся ли в помойке, драл ли зазевавшуюся муську, но стоило ему заметить на себе человеческий взгляд, как он тут же бросал всё, садился, вытягивал перед собой забинтованную лапу, смотрел прохожему в глаза, и вид его становился жалким и няшечным.

Но! Если вы один раз прошли мимо и ничего не положили в коробку, вы становились для него пустым местом. При виде вас он уже не тянул лапу и не делал жалкий вид. Он вас просто не замечал. Он помнил всех. Я не встречал в жизни другого живого существа, умевшего так наглядно продемонстрировать, что вас не существует. Неприятное, знаете ли, ощущение. Когда вы вроде есть, а вас нет.

Ну вот. А потом помещения на втором этаже выкупил банк, и торговлю оттуда убрали. Киоск с едой для животных перекочевал на два квартала к центру. А Вася пропал. Не сразу пропал, нет. Ещё какое-то время он каждый день, с половины девятого, стабильно занимал своё место у двери. И ждал открытия. Но дверь не открывалась. Васю конечно подкармливали продавцы из гастронома. Но идти туда он категорически не желал.

Не желал он и перебираться на новое место. Продавщица из киоска жаловалась.
- Я его три раза забирала! И коробку ставила! Не сидит, зараза! Хоть привязывай!
Конечно ей было печально. Такой кусок дневной выручки ушел мимо кассы.

А потом Вася совсем пропал, и я про него забыл.
Пока где-то спустя наверное уже год не заехал случайно на заправку на Старой Ярославке.
На пустой заправке прямо под окошком кассы сидел большой черный угрюмый кот. С забинтованной лапой. Правой передней.

- Вааааася! - радостно сказал я. - Так вот ты где, каналья! На работу устроился?

Вася продемонстрировал полное отсутствие меня в окружающем его пространстве.

- Ааааа! Помнишь меня, сукин кот! - засмеялся я Васиному злопамятству, но нисколько не расстроился.

Получив в кассе сдачу, отделил пятидесятирублёвую купюру, сунул её Васе под нос, и со словами

- Вот! Смотри!

демонстративно положил в стоящую возле окошка кассы пластиковую коробку с солидной надписью - "ДЛЯ КОТА"

Вася и ухом не повёл.

- Ну и ладно! - сказал я, развернулся, и пошел своей дорогой.

- Мрряяяуу! - внезапно раздалось сзади.

Я удивленно обернулся.

Вася сидел, протягивая ко мне свою забинтованную лапу, и вид у него был такой жалкий и несчастный, что хоть плачь.

* * *
P.S.
После того, как я опубликовал эту историю в жэжэ, пришел вот такой комментарий.

"Здравствуйте! Я случайно прочла Ваш рассказ, и решила написать про Васю.
Знаете, я работала кассиром на АЗС, про который Вы пишете. Сейчас правда сижу в декрете.
Вася умер примерно год назад, мы все так переживали. Мы привыкли к нему, он жил у нас на АЗС, его все любили, и сотрудники, и водители, кто постоянно у нас заправляется.
А из тез денег, которые он "зарабатывал", мы не брали себе ни копеечки, что бы кто чего не подумал. Мы на них покупали кошачью еду, и отдавали женщине, которая кормит неподалеку бродячих кошек и собак. Мы не давали ей денег, а сами покупали корм. А "зарабатывал он немало. Так что Вася кормил не только себя, но и многих своих собратьев.
Земля ему пухом. Спасибо Вам за Ваш рассказ."

Такие дела.

06.11.2011

Встретились недавно с приятелем, которого не видал года 2, как минимум.
Посидели, потрещали, "Текилки" под лимончик замочили, обсудили ситуацию
в "незалежной" Украине и т. д. и т. п. И чего-то нас понесло ГАИ
обсудить - за рулем давно и часто оба - видать накипело. И такую историю
он мне поведал (далее от его лица).
По командировкам, по Украине катаюсь часто и в основном на авто (опять
же независимость от паровозов и авиа). Еду значит из Днепропетровска в
Киев, дорога дальняя, стараюсь не нарушать (в основном скоростной
режим). И тут, как-то в Кировоградской области обхожу автобус и чуть
таки притопил. А здеся и гайцы тут, как тут на "фен" поймали и тормозят.
Останавливаюсь, выхожу, банальное "Сержант Гадюкин. Нарушили,
полюбуйтесь на прибор". Не отказываюсь, мол тороплюсь, командир, давай
быстренько составляй протокол и я далее еду. И здесь Гадюкин говорит:
- Ну зачем сразу протокол, давайте поговорим, мы, что не люди?
(в кошельке 500 грн. одной купюрой).
- Командир, такое нарушение на сотню тянет. У меня 500. Сдача есть?
- 500? (аж усами зашевелил и глаза закатил, типа уже озолочен). А давай
так сделаем - я типа свистнул, а ты типа не остановился. Через 5 км.
другой пост, я им передам и они тебя остановят - а это как раз на 500
грн. и тянет.
(Херасе, вот это кино).
- Ну так я остановился!!!!
- Ах, да. Ну щаз у напарника сдачу спрошу. Петро! Беры гроши и йды суда.
Петро пришел, но сдачи в 400 грн. не оказалось, потому, как парни только
минут 20, как заняли данное местоположение и ещё не наколядовали.
- Ребята, я тороплюсь, может все-таки протокол?
- Не, 2 секунды подожди (достает мобильный, кому-то звонит). Через 5
минут приезжает ещё одна машина с мигалками и надписью на борту "02" и
выдает сдачу.
- Счастливой дороги! Не нарушайте.

Сука!!!!! Ну не гомосексуалисты????

06.11.2010

В магазине стройматериалов довелось, на днях, увидеть картинку.
Возле громадного рулона линолеума стоят два работника в зелёных халатах
и совершенно ничего не делают, что совершенно недопустимо в недоразвитом
капиталистическом обществе. Это заметил молодой человек очень
внушительных размеров, в рубашке фирменного цвета магазина. Видимо
менеджер. Налетел. Показательно громко поинтересовался причиной простоя.
Те ответили, что ждут погрузчик, чтобы перевезти линолеум.
Давно сами бы подняли и перетащили - учит их грозный менеджер - может
погрузчик этот сломался и никогда не придёт.
Больно тяжёлый - отвечают те.
Грозный менеджер, явно привыкший демонстрировать силушку и срывать
аплодисменты, поплевал на громадные ладони, сказал то ли подчинённым, то
ли всем присутствующим в зале, простите в магазине:
- Учитесь, как надо.
Присел на корточки, обхватил с одного края рулон, и стал выпрямляться.
Его ноги подняли задницу, насколько позволила длина рук. Рулон не
шелохнулся. Руки как забетонированные. Подёргав задом в разных
плоскостях, богатырь выпрямился и назидательно сказал:
- Вот так! Только надо человек шесть.

06.11.2009

Вот, вчера прислали, может Задорнову сгодится, в продолжение с историей
про "хатуль-мадан"...

Место: Израиль, "оккупированные территории", перекрёсток Тапуах.
Время: 1973 год, сразу после войны Судного дня.
Главный герой: Хаим, молодой репатриант из Польши, солдат ЦАХАЛя.
Армейский махсом (КПП) перекрывает дорогу номер 60 на север -
левым демонстрантам. Весь махсом - пара солдат и офицер.
Шуламит Алони (активистка ультралевых сил в Израиле), глава
демонстрантов, пытается пройти.
Хаим: "Гверти (госпожа), это оккупированные территории?"
Ш. А., с воодушевлением: "Да!!!"
Хаим: "Тогда, согласно международным законам, здесь правит оккупационная
армия. Поэтому вам прохода нет. И ваша депутатская неприкосновенность
здесь не действует - вы можете быть арестованы".

Алони, потрясённая речью молодого солдата отходит. На помощь ей приходит
молодой араб.

Хаим, на иврите: "Адони (господин), прохода нет, согласно распоряжению
Армии."
Араб, преисполненный национальной гордости: "I don't speak Hebrew!"
Хаим: "O, yes! You speak English!?"
Араб, гордо: " No!"
Хаим, несколько растерянно: "What language do you speak?"
Араб (видимо, выпускник университета им. Патриса Лумумбы), ещё
более гордо и победоносно, типа вставил оккупантам: "Russian!!"
Хаим, чеканя слова с тяжёлым польским акцентом:
... " Ах ты ёб***я собака, не понимаешь, да?! Пошёл отсюда на х**,
быстро!!!"
Потрясённый араб окаменел на несколько минут. Больше у него вопросов не
было...

Вечером, Хаим Явин в новостях Первого Канала: "маса-у-матан бейн
а-мафгиним и ЦАХАЛь итнаэль бе-сафа а-русит" (переговоры демонстрантов
с Армией велись на русском языке).
Вот так это было раньше...

06.11.2008

Знаите, а когда мне, сейчас, говорят про всякую мистику - я только
смеюсь. С детства больше в это не верю. Вот почему: Когда я был
маленьким и глупым, был у меня ночной кошмар, от которого я постоянно
просыпался и плакал: кто-то, во сне, дергал меня за ноги. Представьте
себя на моем месте! Вам восемь - девять лет, кто-то с завидной
регулярностью по нескольку раз за ночь тянет вас за ноги. Просыпаешься,
а никого нет. СТРАШНО - АШ ЖУТЬ! ! !
Разумеется моих родителей это здорово напрягало. Ими была проведена
проверка - что это могло быть. Причастность сестры отклонили сразу.
Слишком маленькая - не сообразит такое выкинуть. Проверили шторы, но я
уверил, что это не они "не так задевают". Подозреваю, что между собой
они уже обсуждали тему "показать кому-нибудь".
Но все решил его величество случай. Как-то раз приехал к нам в свой
отпуск мой дядька - мамин брат. Днем всем семейством мы показывали ему
город, а вечером он квасил с отцом. А ночевал он, по причине обильного
собственого веса, на моей кровати. Я соответственно переехал на мою же
старую раскладушку - в зало (противоположный конец квартиры!). Не знаю,
рассказывали ли ему родители про мой ночной кошмар, но в одну из ночей
все были (даже я!! а сон у меня крепкий)разбужены жутким воплем, но не
человеческим, а кошачьим. Любопытство сильнее страха я пошел
посмотреть, что это такое.
Сколько я успел передумать, пока шел по этому бесконечкому коридору! Но
как я сказал, вопил кот, а это успокаивало. Да. был у нас кот. наглая
такая жвотина - весь черный, только галстук на шее и пятно на лбу
белые.
Красавец. А в комнате дядька мирно храпел перегаром на моей кравати.
Тишь, идилия. Кота нашли, осмотрели. Дядьку растолкали, точнее
попытались растолкать, но кроме невнятного мычания ничего не добились.
И отложили расспросы до утра.
А утром вот что он нам поведал (далее от его лица) Лежу, сплю. Чуствую,
что-то стукнулось об мои ноги (Вот оно! я знал, что не псих!) Снова
заснул. Снова ЭТО. Такое чуство что что-то падает на ноги. Лежу. Уже не
засыпается. Какой-то шум и снова БУМ! Замечаю, перед "БУМ!" тень со
стороны штор. Лежу, не шевелюсь. И тут оно! Вижу как котяра, С@@А,
забирается по шторине вверх, до самого потолка и прыгает на кровать!
(ВОТ ЧТО ЭТО ТАКОЕ БЫЛО!) И не долго думая, пока кот летит, замахиваюсь
и пинаю эту сволочь в полете. Кот с воплем меняет траэкторию и улетает
в другой конец комнаты. (и с чуством выполненого долга дядька снова
отрубается) Вот так то граждане. Хороший урок мне на всю жизнь. За
любой мистикой обязательно стоИт какая нибудь сволочь с фотошопом.

06.11.2007

В субботу 03 ноября в Киеве проходила выставка зарубежной недвижимости.
Как вы уже наверное знаете, квартира в Европе стоит столько же, сколько
в Киеве-при несравнимых преимуществах для жизни последнего. В поисках
места для лучшей жизни я собирала простекты разных Кипров, Панам и
Эмиратов. И тут-хлоп! вижу: немецкий стенд. В немалом удивлении от того,
что тут делают немцы, подхожу. Стены стенда увешаны большими (примерно
1м*0,5м) цветными фотографиями больших зданий. Дабы завязать беседу,
спрашиваю:
- Здравствуйте. Скажите пожалуйста, а что вы тут делаете? А вот это
здание (показываю на первую попавшуюся фотографию) продается, да? Его
купить можно?
Немец медленно, как только это умеют они, поворачивается ко мне и
спокойно, взвешенно, медленно, внушающе, так, как обращаются к
малолетним детям, с чувством гордости за свою страну говорит:
- Это здание купить нельзя, потому что это-Рейхстаг. Если хотите, Вы
можете попытаться его взять, приведя пару батальонов танков.

Контакт был налажен :)

06.11.2006

История отчасти напоминает "Понедельник начинается в субботу" (любимая
книжка!), ночевку Привалова в избе на курногах. На случай, если кто-то
вдруг не читал, коротко изложу. Старуха почему-то постелила ему на полу,
хотя в комнате стоял вполне приличный на вид диван. А когда он нахально
перелег на диван и заснул, тут-то и началась вся эта фантасмагория с
русалками на ветвях и говорящими котами. Оказалось, что диван не
простой, а волшебный и транслирует обычную реальность в сказочную.

Мне, после нескольких лет жизни за границей, потребовалось посетить
Санкт-Петербург. Деньги на гостиницу, прямо скажем, были, но мама
некстати вспомнила, что вдова моего троюродного дяди живет совсем одна в
двухкомнатной квартире практически на Невском. Из того, что дядя
когда-то носил меня, двухлетнего, на руках, а тетушка обожала мужа, мама
сделала логически небезупречный вывод, что Эмма Марковна будет мне очень
рада.

Тетушка оказалась величественной, несмотря на очевидную бедность, дамой
лет семидесяти, наполовину глухой, но в остальном прекрасно
сохранившейся. Она долго потчевала меня на кухне чаем с сухариками и
рассказами о покойном муже.

Мой дядя, как выяснилось, был не просто так дядей, а светилом оборонной
науки, автором нескольких книг и лауреатом разнообразных премий. Он умер
около двадцати лет назад, внезапно и загадочно: во время домашней
вечеринки, посвященной присуждению очередной премии, прилег на диван, а
когда гости разошлись и тетушка решила его разбудить, тело уже остыло.
Причина смерти осталась невыясненной: дядя регулярно проходил
диспансеризацию, ежедневно делал зарядку с пудовой гирей и по всем
параметрам был здоров как бык.

Эмма Марковна так и не оправилась от его смерти, в чем я убедился
непосредственно после ужина. Тетушка торжественно провозгласила: "А
сейчас я покажу тебе Его комнату" - и огромным ключом отперла дверь в
одну из комнат своей квартиры. Большой, тридцатиметровый, наверное, зал
был превращен в музей-квартиру. Со всех стен на меня смотрели дядины
фотографии в разные периоды его жизни, между ними располагались
авторские свидетельства и медали ВДНХ. Письменный стол у балконной двери
был завален бумагами и выглядел так, словно человек только что из-за
него встал, вот только все газеты и журналы на нем датировались 85-м
годом. Еще один стол, обеденный, изображал роковую вечеринку: на нем
стояли чашки и блюдца, слава богу, пустые и чистые, и несколько початых
бутылок, среди которых я с легким уколом ностальгии узнал токайское вино
и "андроповку" с зеленой наклейкой. У одной стены стоял широкий кожаный
диван – последнее пристанище покойного дяди, у противоположной –
супружеская кровать с подушками в вышитых наволочках.

Тетушка провела меня по комнате, останавливаясь у каждого экспоната и
хорошо поставленным голосом экскурсовода рассказывая, за что Георгий
Львович получил очередную премию и с кем он изображен на очередном фото.
Окончив экскурсию, она с глубокой задумчивостью спросила:
- Куда же мне тебя положить?
Сама она обитала во второй комнате, девятиметровой, сплошь заставленной
и заваленной стариковской рухлядью.
- Может, на диван? – нерешительно предложил я.
- Что ты, - возмутилась тетушка, - как можно! Ведь это же Его диван!
Иногда Он сюда приходит. Я замечаю, что сдвинут стул или подушка. А
один раз оставил кровавое пятно.

Откровенно говоря, в этот момент мне следовало подхватить чемодан и
исчезнуть в направлении ближайшей гостиницы. Но сил после
двенадцатичасового перелета не осталось, и я обреченно наблюдал, как
Эмма Марковна приволокла откуда-то едва живую раскладушку, поставила ее
в комнате-музее у самой двери и застелила сомнительной свежести бельем.
Засыпая, я услышал щелчок замка: тетушка перед сном по привычке заперла
комнату снаружи. Стучать и кричать ввиду ее глухоты было бесполезно,
оставалось надеяться, что тетушка не совсем еще выжила из ума и не
забудет отпереть меня утром, а в крайнем случае можно позвонить ей с
сотового.

Как и следовало ожидать, раскладушка развалилась после того, как я в
третий раз повернулся на другой бок. Восстановлению она не подлежала,
спать на полу оказалось невозможно, и я решительно перетащил постель на
диван, искренне надеясь, что покойник простит мне вторжение на его
территорию. Тут в голове всплыла вышеописанная сцена из "Понедельника".
Посмеявшись над сходством моего положения с положением Привалова, я стал
засыпать. Но мысли уже двинулись в определенном направлении: покойники,
русалки, говорящие коты...

Мне снился покойный Георгий Львович. Сойдя сразу со всех своих
портретов, он ходил вокруг меня, шаркал ногами, чем-то скрипел и завывал
замогильным голосом:
- Отдай диван, ублюдок!
- Это не диван, - заученно отвечал я. – Или, в доступной для вас форме,
это есть не совсем диван.
- Вы это прекратите! - орал покойник и тянулся скрюченными пальцами к
моему горлу.
Я содрал закрутившуюся вокруг шеи простыню и наконец проснулся. В
комнате было темно. У противоположной стены, судя по всему, происходил
шабаш ведьм: что-то там выло, стонало, стучало и ухало на тысячу
голосов.

Должен сказать, что я сугубый материалист и в нечистую силу никогда не
верил. Если бы не двенадцать часов в самолете, комната покойника, диван
и русалки, я наверняка реагировал бы более адекватно. Но учитывая все
перечисленные факторы... Я набрал полную грудь воздуха и заорал изо всех
сил:
- Сгинь, нечистая!
И дальше почему-то по-английски:
- Стоять, так твою перетак! Оружие на пол, руки за голову!

Ответом мне был полный запредельного ужаса, переходящий местами в
ультразвук женский визг.

Через минуту, все еще вздрагивая и вытряхивая из ушей остатки визга, я
наконец сподобился включить свет. В кровати, натянув до подбородков
одеяло и глядя на меня квадратными от ужаса глазами, лежала парочка.
Девушка была совсем зеленого цвета, и ее участие в разговоре
ограничилось громкой икотой. А мужик, слегка заикаясь, спросил:
- Т-ты кто?
- П-племянник, - я тоже слегка заикался.
- Врешь, это я п-племянник.

Эмма Марковна оказалась не так одинока, как мы с мамой думали. У нее
нашелся еще один троюродный племянник, работяга с Путиловкого (кстати,
по имени Витька – еще один привет от братьев Стругацких). Тетушка
отношений с ним не поддерживала, но несколько лет назад попросила за
небольшую мзду сварить железную решетку для балкона. Сложив в один
пасьянс тетушкину глухоту, ее образ жизни и пустующую шикарную комнату в
центре Питера, Витька задумал и осуществил дерзкий план по превращению
дома-музея в дом свиданий. Для этого потребовалось только слегка
изменить конструкцию решетки, чтобы ее можно было открыть с наружной
стороны. Код подъезда он знал, а перелезть на балкон из окна лестничной
площадки было проще простого. С тех пор Витька регулярно приходовал в
дядиной комнате разнообразных дам, удачно скрывая свои похождения от
жены. Пока наконец не нарвался на меня.

С Витькой мы почти подружились. Икающую девицу с горем пополам отпоили
бывшим токайским (во что оно превратилось после двадцати лет выдержки,
сказать не могу, не решился попробовать). Неразрешимую проблему
представляло мокрое пятно, оставленное ею с перепуга на тетиной
простыне. Попытки ликвидировать пятно путем размахивания простыней перед
вентилятором ни к чему не привели. Пришлось заправить кровать как есть и
надеяться, что тетушка ничего не заметит.

Под утро я проводил гостей через балкон и перетащил свою постель обратно
на пол. Как только тетушка меня отперла, даже не попив чаю, удрал в
гостиницу, где наконец выспался. Телефонами мы с Витькой не обменялись,
так что ни о дальнейшей судьбе девицы, ни о том, как пережила испытание
Витькина потенция, ничего сообщить не могу. Когда моя мама позвонила
Эмме Марковне поздравить ее с днем рождения, та разговаривала с мамой
подчеркнуто сухо и в конце концов открыто заявила, что мамин сын, то
бишь я, - невоспитанный дикарь, в грош не ставящий чувства других людей,
не знающий элементарных приличий и вдобавок страдающий энурезом.

06.11.2005

Прекрасная страна Беларусь. Хоббитания - край счастливый и радостный.
Здесь есть дома в холмах, а огороды - часть национального пейзажа. И,
соответственно, люди здесь любопытные. Они любят хорошо поесть, выпить,
покурить. Их умы занимают мысли о том, как бы что-нибудь незаметно
спереть. Они не жалуют чужаков и любят посмеяться над всем новаторским.
Это вступление. А вот история. Примечание: такое могло призойти только в
Беларуси. Минск. Набережная. Вечер субботы. На скамейке под фонарем
пьют пиво представители радикального движения, в народе более известные
как просто скины. На самом деле обычные гопники, которым хочется
походить на серьезных "сподвижников". Вдоль набережной неторопливо
колеблются несколько субтильных молодых людей в черных пиджаках, жилетах
и шляпах. Профили их лиц не оставляют и толики сомнения об их
национальности и вере, а так же о том, что нет такой страны Палестина.
Со скамейки их заметили, отмечается заметное оживление. Вечер потихоньку
перестает быть томным. От "скамейки" отделяются несколько человек и
бросаются к группе в шляпах. Вот-вот случится страшное. Но... Один из
субтильных юношей кричит куда-то в темноту: "Миша!" И... из темноты
вылетает огромное человекоподобное существо в ботинках армейского
образца, короткой кожаной куртке и с наголо бритой головой. Пудовые
кулаки обрушиваются на несчастных "сподвижников". Со стороны скамейки
тишина. Миша скрывается в темноте. Субтильные юноши продолжают свое
движение. Когда они поравнялись со скамейкой, оттуда произнеслось:
- Вам же нельзя ничего делать в субботу. Даже драться.
- Пгавильно. Нам нельзя. Но Мише можно. Он шабес-гой (не чистокровный).
И пошли дальше. Вечер снова становился томным.

06.11.2004

Мой шеф - яркий пример успеха русского человека в Америке. В России
работал в каком-то закрытом НИИ. Сюда приехал почти в 40, без денег, без
статуса, без связей. Начинал с того, что в каком-то подвале ремонтировал
приемники, украденные неграми с машин. Шаг за шагом, струпенька за
ступенькой - через 14 лет главный инженер (СТО по-здешнему) немаленькой
фирмы, владелец энного количества акций, кирпичного дома, десятка
галстуков каждый стоимостью в мою машину и прочего. Как-то при мне его
потянуло на воспоминания о начале трудового пути. Рассказывает:

- "Встретили нас в аэропорту родственники жены, век бы их не видел.
Привезли в какую-то конуру в Бруклине, говорят: мы заплатили за первую
неделю, привыкайте жить самостоятельно, здесь вам не Союз, никто за
ручку водить не будет. И уехали. Тараканы, мебели нет, замки не
закрываются, за окном помойка, ходят черные толпами, что-то лопочут,
ни слова непонятно.

Назавтра жена осталась сторожить конуру, а я поехал по объявлению в
какую-то контору в Манхеттене. Сижу в метро, уставился в карту, ни черта
в ней не понимаю. В голове полный месс: как жить, что делать, что есть,
чем за квартиру платить - ничего не понятно. По вагону идет здоровый
негр, одет лучше меня, но видно, что нищий: в руках коробка из-под
ботинок, тычет ее пассажирам, ему туда деньги кладут. Подошел ко мне, я
ему на своей сотне английских слов говорю: извини, мол, братишка, ничего
у меня нет, только вчера в Америку приехал.

У негра глаза по квотеру. Риалли? - спрашивает. Риалли, говорю, куда уж
реальнее. И тут он молча кладет свою коробку с деньгами мне на колени и
выходит на остановке.

И вот тогда я понял, что в Америке не пропаду."

06.11.2003

Показвыают по ящику (немецкому) передачу типа "В мире животных". Сюжет:
австралийские егеря загоняют в клетку страуса-эму, чтобы вывезти его из
города в лес. То есть страуса им нужно поймать, скрутить и запихать в
эту самую клетку. Участвуют несмколько егерей, так как страус - птичка
не маленькая и ногой может так звездануть, что мало не покажется.
И вот кульминация. Несколько здоровых мужиков навалилось на бедного
страуса и вяжут ему ноги. Немецкий диктор за кадром переводит и
комментирует происходящее: "Джон держит голову страуса и старается
замотать ее платком, чтобы страус ничего не видел. Крис держит левую
ногу. Осторожно, Крис, правой ногой страус может распороть тебе руку.
Егерям приходится быть очень осторожными...." И дальше в том же духе.

Но немецкий текст не заглушает английский оригинал. А в оригинале
разговоры егерей выгдядели примерно так:
"Держи его!... Бл.!.. аная птица! Крис, м..ак, твою мать, хватай ноги!
Да не мои, идиот, его ноги! .б твою мать! ..аный страус, где у него
его ...ная голова! ... Джон, заткни ему пасть, наконец! Бл., лягается
сука! Крис, смотри за второй ногой, он тебе по яйцам .бнет! Да не
дергайся ты, бл.! Пит, да вяжи ты его .баные ноги пока он кому-нибудь
не врезал..."
Перевод приблизительный, так как по телевизору разговорый на 90
процентов состояли из писка, заглушающего английский мат.

Люблю я этих австралийских парней. Наши люди!

06.11.2002

Зима. Легкий снежок. Температура градусов 10. Ночь.
Андрей Иванович вышел от своих друзей в веселом настроении.
Ну а как еще?! Были и разговоры душевные, и подруги интересные.
Вообщем вечер прошел не зря. Одно лишь только смущало его.
Было выпито несколько бутылочек пива и несколько рюмочек водочки.
Все бы ничего если бы Андрей Иванович был не за рулем. А он как человек
честный и практичный понимал что поздно ночью машин мало, и остановят
его гаишники как пить дать, тем более что путь его пролегал через пост
гаи. Что же делать?! Бросить машину здесь на улице, на другом конце
города? Что за бред, сопрут или разобьют конечно. Ехать? Так ведь
прицепятся гайцы, денег потребуют немеряных, нервы попортят, а может
быть и права отберут. Покурив и немного освежившись на морозном ночном
воздухе Андрей Иванович придумал гениальную как ему показалось идею.
Надо не доехав метров 200 до пикета Гаи, выйти из машины, поставить ее
на первую передачу и протолкать мимо продавцов полосатых палочек до
ближайшего поворота. А там смело за руль и домой!
Недоехав до пикета гаи положенных метров, Андрей Иванович вышел из
машины, поставил первую, и упершись руками в багажник начал свой
нелегкий путь.
- Что случилось?! - поинтересовался гаец, когда Андрей Иванович толкал
машину мимо него.
- Да вот не заводиться, решил до дома дотолкать тут не далеко.
- Да ты же пьяный, - пронюхал гаец. Андрей Иванович в забывчивости
дыхнул ему в лицо.
- Ну и что?! Я же не водитель, а пешеход, я не еду а толкаю машину. Так
что мне и выпить для сугреву нельзя?!
Гаец зло посмотрев на "пешехода" ничего не ответил.
Андрей Иванович поднапрягся и продолжил начатое. Вот он заветный
поворот. Все гаец пропал из виду, можно покурить и ехать спокойно домой.
"Да на каждого мудреца найдется простота!" - подумал Андрей Иванович и
улыбнувшись закурил. Внезапно раздался шум двигателя и из-за поворота
выехал на мотоцикле доблестный служитель Гаи.
- Что остановился?! - спросил он Андрея Ивановича.
- Да так... ммм. отдыхаю...
- А ну давай отдыхай. Дорога дальнея. Я вот решил проводить тебя, а то
вдруг что то случится.
- Бллл... с-п-а-с-и-б-о, выдавил из себя охреневший Андрей ИВанович.

Ночью человек обычно спит. Но некоторые ночи он не спит и они
запоминаются ему надолго. Помнятся новогодние ночи, ночи первой любви,
первая брачная ночь. Андрею Ивановичу на всю жизнь запомнится вот эта
ночь - ночь когда он в 10 градусный мороз 12 километров толкал машину до
дома под неусыпным взором гаишника.

На часах было начало седьмого утра. Наконец показался родной дом и
коробка гаража. Еле стоя на ногах, Андрей Иванович, пошатываясь от
усталости поставил машину в гараж. Гаишник улыбнулся и сказал:

- Да мужик ты силен. А не проще ли было заплатить?!

Историю поведал Капитан ( www.infoflot.ru )

06.11.2001

Случилось это не так уж и давно. Когда Родина была еще широка и могуча.
Вызвали меня в военкомат (надо сказать, что в то время только-только
назревали межэтнические конфликты и повально мели всех кто под руку
попадался) и обрадовали сообщением, что Родина-Мать зовет под ружье
сроком на два года, хорошо хоть офицером (после военки институтской).
Дали сроку три дня, предписание и денег на проезд. Да еще запугали
всякими ужасами вроде расстрела без суда и следствия за дезертирство.
Прибыл я в один южный город для дальнейшего получения направления либо в
часть на охрану рубежей страны от супостатов, либо в горячую точку на
создание живой демаркационной линии между этнически разошедшимися во
взглядах бывшими братьями по разуму (младшими)- тут уже по усмотрению
начальства. Собралось нас таких двухгодичников со всего Союза человек
50. Разместили нас в довольно модерново обустроенной части - казарма и
не казарма, скорее общага с комнатами по 3 человека, но плац, развод все
причиндалы - все как у "людей". Кормить нас в связи с "тяжелым положением
на фронтах" нормально не кормили, в городе все по бешенным ценам. Зато
по причине того, что город южный - вина всякого залейся, и по таким
ценам, которые советскому человеку показывать просто противопоказано.
И был среди нас парень по имени Слава, компанейский до невозможности,
весельчак, балагур и пр., про которых говорят - душа коллектива. Была у
него только одна слабость - если брал в рот спиртное, то останавливался
только когда засыпал. Получили мы на этом пересылочном пункте первую
зарплату и решили наконец-то сорваться в город и наесться от души. А
надо сказать, с утра все руководство части носилось с высунутыми языками
и выпученными глазами, но ввиду своего более чем непонятного положения,
причину мы узнали только когда она случилась - приезжала московская
высочайшая комиссия вставлять всем.... Вот в это самое удобное время мы
и слиняли из части. Гульнули, надо сказать, с офицерским размахом -
опустошением винных запасов небольшого подвальчика, оранием песен и
катанием на одном трамвае по всем городским маршрутам. Слава, как ему и
положено, набрался и отключился на руках у товарищей по оружию. По
окончании попойки мы все аккуратно премахнули через забор части (Славу
просто перевалили) и благополучно расположились в казарме. И тут аврал -
к нам ревизоры, всем построение. Славу грузим в самой дальней каптерке
(что нам показалось с пьяных глаз, на самом деле ее внешняя дверь
выходила прямо на плац) и бегом строиться. Построились. Прибыла комиссия
и давай нас спрягать во всех позициях (настроение у них было как раз
подходящее). И вот в самый разгоряченный момент, когда московский
генерал уже был фиолетового цвета и слюной не брызгал по причине
отсутствия оной, с грохотом распахивается внешняя дверь каптерки и
оттуда ГОЛЫЙ и в фуражке с воплем "Эх, *б твою мать! плыли три дощечки!"
вываливается Слава. Его совершенно необезображенное интеллектом лицо
выдает сложную гамму чувств при виде происходящего, наконец мгновенная
концентрация, ориентация в пространстве и на полном серьезе Слава шагом
очень отдаленно напоминающий строевой подходит к генералу и рапортует:
"Тоаришшш лииант, серхант Ивауонов, ик, из уволения прииыл! Зешиите
стать строй!" (Товарищ лейтенант, сержант Иванов из увольнения прибыл,
разрешите стать в строй.) Полный абзац. Генерала с тихой улыбкой на
устах уносят. Командир части идет стреляться.
P.S. Славе повезло больше всех - как полностью несоответствующего
высокому званию советского офицера его отправили домой.

06.11.2000

Рассказал коллега:

В давние советские времена, работая в почтовом ящике, приходилось
часто кататься в командировки в разные ближние и дальние города.
История эта произошла с моим товарищем как раз когда он возвращался
из такой дальней командировки.

Стоит он, значит, в авиакассу за билетом. Касса еще закрыта, но вот-вот
откроется. А товарищ стоит самым первым, у самого окошечка. И тут
подходит гражданин в кепке (как теперь принято говорить -- "лицо
кавказской национальности") и, оттерев товарища от кассы, нагло кладет
на полочку перед кассовым окошком свой паспорт, после чего громко
заявляет:

-- Пэрвий буду!

Товарищ, ни слова не говоря, берет этот самый паспорт и, размахнувшись,
закидывает его в самый конец очереди. Гражданин в кепке, несколько
переменившись в лице кавказской национальности, молча уходит за своим
паспортом. Поднимает его, отряхивает, возвращается к кассе...

Очередь замирает -- всем интересно, как товарища сейчас будут рвать
зубами на куски (кинжала при гражданине в кепке обнаружено не было).
Однако из под кепки сверкает ослепительная улыбка, и кавказец
втискивается в очередь за спиной товарища, перед следующим за ним,
со словами:

-- Тогда второй буду!

Общее офигение. Hемая сцена. Занавес.

06.11.1999

Сцена в магазине. Продуктовом. Длиннющая очередь. Подходит бабулька --
божий одуванчик, дрожащая, с палочкой. Настолько дряхлая, что вся
очередь проникается сочувствием и пропускает ее вперед. Бабулька
берет хлебушек, кефирчик, дрожащими руками вытаскивает мелочь, губами
шевелит...
И тут одна сердобольная тетенька не выдерживает:
- Бабушка, неужели некому за Вас в магазин сходить? Если одна живете,
соседей бы попросили!
- Да как же одна! С дочкой живу! -- отвечает божий одуванчик.
- Ну и что же она? -- очередь, хором.
- Да разве современной молодежи что-нибудь доверишь? На них совсем
положиться нельзя! -- с явным негодованием.
- И сколько вашей дочке лет?
- Семьдесят через месяц будет...
Без комментариев.

06.11.1998

Застойные годы. Страна активно торгует нефтью, газом и оружием. Для
доставки этого (оружия) добра активно используется военно-транспортная
авиация (кто видел "Антей", поймет о чем речь - в трюме спокойно можно
играть в футбол). Там же находятся ящики со швартовочными цепями.
Итак, возвращается экипаж после полета в жаркую африканскую страну,
где для сувениров накупили сушеных крокодильчиков, но зная, что наша
таможня не пропускает такой груз, прячет их в вышеописанные ящики.
До этого еще ни разу таможня в них не смотрела.
Аэропорт К.. Досмотр. Молодой инспектор таможни, проявляя инициативу,
лезет во все дырки и находит этот контрабандный груз. Зовет начальство
и командира экипажа. Командир делает деревянное лицо. Вскрытие ящиков
и вопрос: "Что это у вас?" Командир, видя крокодильчиков, восклицает:
"Гоните их на хуй, поналазили в этой Африке!"
Смех, шум, но 7 крокодильчиков долетают до семей военнослужащих.
Лучшая история за 09.10:
Сломался у меня прошлой зимой на куртке замок. Ну, думаю, дело-то копеечное, поехал в ателье. Не, в Ателье! Самое что ни на есть в нашем городе. Захожу. Всё в шубах ручной работы, потолки высокие, все "здрасте" тебе, улыбаются. Я грю: цена вопроса? Ну-у-у... Тут надо замок выпарывать, новый вшивать. Где-то дня два. Стоить будет полторы. Я думаю чё судьбу испытывать, хрен с вами. Давай! Она: Только замок надо купить отдельно, во-о-он там. Ах тыж... Ещё и замок не входит в цену. Ну ладно. Покупаю замок за 150 и думаю. Я его и подешевле вошью! Еду в полуподвальчик, который на Ателье не претендует. Мне заряжают 700 за всё про всё. И тут я вспоминаю как мой корифан расхваливал одного старого китайца, который делает ВСЁ! Снимает в ТЦ какой-то читать дальше
Истории: • основныеслучайные
Рейтинг@Mail.ru