Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про армию

Анекдоты и истории про армию и флот, солдат и офицеров.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
Все знают, что на территории бывшего СССР у мужиков есть вечная общая тема - армия. Сколько бы не было лет мужику - количество историй и тем про "службу", про крутость рода войск и характера отцов-командиров, не убывает, а только возрастает с годами. При этом все склонны преувеличивать, приписывать, гиперболизировать до абсурда "бевой опыт" и "подвиги" своей службы. И не важно, что служил с лопатой - дембельский альбом будет украшен фото воина, увешанного оружием, который в одиночку предотвратил как минимум 10 мировых войн, не считая тайных операций во время очередного отпуска.
А теперь к истории. Так уж вышло, что мать моя пять лет назад вышла замуж во второй раз и мы переехали жить "к нему". Благо было куда. И по сравнению с нашим городом, здесь все-таки поживее и потеплее. Отношения с отчимом вроде сложились нормальные. А после окончания школы и поступления в ВУЗ в соседний город, я можно сказать и не путаюсь под ногами у мамкиного счастья. Но вот заметил за ним я странную особенность - когда за столом собираются мужики не из ближнего круга и заводят традиционные разговоры про службу в армии, отчим скромничает. Говорит служил в стройбате, рядовым, и особо про службу рассказывать и нечего... Про службу бывает и говорит. Но только когда собирается "ближний круг". Причем все там в звании не ниже полковника, оказывается. Некоторые еще служат. И армейских фото в "семейном" альбоме у него нет. Попались в отдельном альбомчике всего две, и там он без знаков различия с одним из ближнего круга на фоне коричнево-желтых гор в камуфляже явно не стройбатовском - пустынка какая-то с камушками. И по обрывкам разговоров они там явно не стройкой занимались, потому как среди шуток их мелькали упоминания, что отчим "ночной", "солнца не видел и из командировки белый вернулся" и "что это тебе не по ночам за нулем лазить". Причем несмотря на шутки товарищи его к нему подчеркнуто вежливы и уважительны.
Летом я пошел на рукопашку. Оказалось тренер знаком с отчимом и они иногда вместе в пустом зале тренируются. А с виду отчим - тюфяковатый, расслабленный пенсионер.
И вроде человек он правильный, но похоже не так он прост, как хочет казаться.
А мамка в нем души не чает. Ну и ладненько...
Было это в 90-х и тогда ещё Севастополь был в составе Украины. Я работал телеоператором на местном ТВ и съёмочная группа получила задание снять предпраздничный репортаж в одной из воинских частей в городе. Приехали в часть, нас встретили, отвели на плац, где чуть позже будет торжественное построение по какому-то поводу, начинаем работу с предварительного интервью с отцами-командирами. Звучит команда "Построение!"
Бойцы стоят коробками на плацу по стойке "смирно", командир толкает с трибуны торжественную речь, в общем, всё идёт по плану. Оркестр берёт первые ноты "невмерлыка" (гимн Украины), личный состав правую руку подносит к груди в области сердца и начинает петь гимн. Вдруг откуда не возьмись появляется... дворовая шавка. Садится посреди плаца на задницу и начинает подвывать музыке. По строю проходит смешок и стихи потихонечку пропадают и слышно только музыка и вой шавки... Откуда-то вылетает какой-то старлей и несётся на эту собаку. Та рвёт с места в галоп, но... продолжает выть!
На студии, когда я показал видеозапись, вся телекомпания неделю валялась на земле.
Друг пошёл в армию, чисто чтобы было что надеть, собираясь на рыбалку.
57
Введение в иппологию

Впервые управлять лошадью мне довелось в военном училище (ГВВСКУ).
По фильмам «Неуловимые мстители», «Буян», «Три мушкетера» и т.д. и т.п., каждому было понятно, что в этом деле нет ничего хитрого. И однажды в наряде по столовой нам надо было освободить крыльцо большой мойки от наполненных фляг с пищевыми отходами. Эти фляги гражданский возчик отвозил на телеге в свинарник. Лошадь, запряженная в телегу, стояла тут же – неподалеку от крыльца. А возчик куда-то отошел.
Ожидая его возвращения, мы устроили короткую фото-сессию, а потом я взялся за вожжи.
Телегу надо было продвинуть вперед и влево. Я прищёлкнул языком, и послал вожжи «волной» вперед, чтобы они коснулись крупа кобылы. Она поставила уши торчком и недоуменно оглянулась. Я таким же движением вожжей повторил свою команду. Она тронулась с места, а я вожжами пытался управлять ею, чтобы с хирургической точностью припарковать телегу точненько к крыльцу. Сначала она остановила телегу напротив крыльца, но в метре от него. Я пытался заставить её двигаться то вперед, то назад, чтобы переместить телегу влево. Лошадь явно меня не понимала и нервничала.
За четверть часа наших с ней обоюдных мучений, я осознал, что вовсе не обладаю врожденными способностями кучера. Лошадь оказалась загнана в угол, образованный стеной здания и крыльцом. Мои попытки заставить её двигаться задним ходом ни к чему не привели. Я выпустил вожжи, и стал прикидывать – как буду оправдываться перед возчиком, когда он вернется.
Кобыла оглянулась назад. Убедилась, что я бросил управление, попятилась, выводя телегу из тупика, описала широкий круг по двору, подкатила телегу впритирку к крыльцу, остановилась и снова оглянулась на меня, ехидно усмехнувшись. У неё были большие желтые зубы.
Уже лет в сорок мне вздумалось взять несколько уроков верховой езды. Это уже другая история, но тот первый опыт молодости был нелишним. Лошадь – вишь ты – не машина. У неё своя голова есть.
"Не будешь есть кашу - в армию не возьмут", - говорила воспитательница в детском садике.
И вот теперь стою в военкомате, божусь, что не ел кашу в детстве - бесполезно, не верят.
46
Праматерь бешеных старушек или как меня призывали на сборы
(легкая наркомания, основанная на реальных событиях)

Всегда занимало одно из самых удивительных явлений – превращение милой пожилой женщины в демона с клюкой. Кажется, еще сегодня ты улыбаешься, спрашиваешь, как дела. Но стоит переступить критическую черту…

- Мужчина, вы здесь не стояли! Наркоманка! Проститут! Что? Суффикс не там? И не стыдно под чужие суффиксы заглядывать?

Ну как так? Может, где-то в этом мире булькает источник злопыхательства, так сказать, истерический родник первозданной склочности? Например, в тридевятом царстве, в тридесятом государстве, на море-окияне, на острове Буяне, обдуваемом ветрами, стоит ДУБ!

А на нём восседает САМА - праматерь бешеных старушек. Внешне – вылитая мокрица, размером с гипермаркет. Глаза красные, из ноздрей дым пышет, лицо страшное, как выплата по ипотеке.

Весь год эта тётка копит ярость, а в назначенный день мечет икру, разрешаясь от бремени психопатства. Много икринок, очень много, а ветра сильные, очень сильные. Вот и разносятся истерика и склочность по белому свету.

Дальше просто: бабуля зевнула, в рот залетело, проглотила и вуаля. Имеем неадекватную кунг-фу старушку, по степени доставучести сравнимую с хроническим насморком.

Чуть больше трех лет назад, кстати, над этим вопросом я всерьёз задумался:
- Интересно, где же находится это самое тридевятое царство?
- Могу показать, - хмыкнула Судьба, - только чур – потом не жаловаться.
- Не буду.
- Тогда… Крэкс-пэкс-фэкс!
И так шарахнула меня по голове, что очнулся уже в больнице.
- Повезло, успели вовремя, - улыбнулся заведующий неврологией, - вы не волнуйтесь. Прокапаем, понаблюдаем, а где-то через недельку - на волю.

Кстати, пользуясь случаем, передаю спасибо больничным поварам – все было очень вкусно, особенно хлеб. Но речь не об этом. Через несколько дней после выписки я обнаружил в почтовом ящике привет из военкомата. Повестка, грозно нахмурившись, приказывала явиться для медицинского осмотра.
- Зачем? – удивился я.
- Затем, - рявкнул документ, - родине нужны старшие лейтенанты запаса.
- Во-первых, срочная отслужена, а вот-вторых, у меня бронь!
- А в-треттьих, кадровица прошляпила с её продлением, так что пойдешь служить, бе-бе-бе, - показала язык повестка.
***
- Бе-бе-бе, что ты блеешь, как улитка! – орал директор на сдувшуюся подчинённую, - заместителя на месяц загребут в войска, он там будет кайф ловить и девок тискать, а работать кому? Короче, делай, что хочешь, но бронь роди.
- Как? – пискнула кадровица.
- В позе женатого трюфеля, - рыкнул директор и повернулся ко мне, - Николаич, езжай. Может, сумеешь что-то сделать.

И уже через час я уже взбегал по ступеням районного военкомата. Дежурный офицер, изучив повестку, четко проинструктировал, в какой кабинет обратиться:
- То ли в 32-й, то ли в 23-й.
- В 32-й, - ответили в 23-м.
- В 23-й, - приветливо улыбнулись в 32-м.
- В десятый, - горестно вздохнув, напутствовал оказавшийся в коридоре подполковник.
- А, так вам на медкомиссию, - в указанном кабинете, неторопливо изучив повестку и выписку из больницы, пробормотал мужчина в штатском, - пусть врач решает. Сразу идите к невропатологу.
- Спасибо, вашбродь, что надоумили, а то мечтал вначале к лору заскочить, - с этими словами я поднялся на третий этаж, где восседали армейские эскулапы.

Боже мой! Увиденное повергло в такой шок, что чуть не расплакался! Весь коридор был забит призывниками. В одних трусах будущие воины кучковались у кабинетов, что-то тихо обсуждая.

Кажется, еще и сам недавно то нагибался перед хирургом, то старательно выговаривал «триста тридцать третья артиллерийская бригада», то стоял босиком перед шаркнутой на селезенку неврологиней. Причем она орала так, что за окном дохли голуби и осыпались листья. Эх, было время золотое, призывное да лихое.

Увидев дядьку в костюме и с портфелем, молодежь замерла, будто спрашивая:
- Чего тебе надобно, старче?
- Мужики, где невропатолог?
Вздрогнув, призывники, как один, покрутили у виска, а самый смелый едва заметным поворотом глаз указал на искомый кабинет.
- Тетка-демон? – догадался я.
Парни дружно перекрестились на портрет президента.
- Могу зайти без очереди?

Утвердительно закивали все, даже портрет. Эх, где наша не пропадала, тем более по второму разу срочная не грозит! И я решительно открыл дверь:
- Здравствуйте.
Против ожидания, за столом сидела милейшая бабушка – божий одуванчик. Ей бы еще спицы в руки и котика…
- По вопросу? - старшинским басом рявкнула врач.
- Призывают на сборы!
- Надо идти!
- Не могу, - отчеканил я, - только из больницы! Зело телом слаб, боюсь, не сдюжу.
Ну грешен, грешен, не удержался, кстати, бабуля даже бровью не повела :
- Диагноз?
- Такой-то.
- Звание? – старушка выпустила дым из правой ноздри.
- Старший лейтенант запаса, матушка, - грешен, опять не удержался.
Но невропатолог только выпустила дым из левой ноздри:
- К психиатру.

Решив не спорить, я молча вышел из кабинета и под сочувственными взглядами молодежи направился в конец коридора.
Где, открыв нужную дверь, тут же выпалил:
- Здравствуйте, призывают, только из больницы, старший лейтенант запаса, отправили к вам.
- Вы нормальный? – удивилась, кстати, очень миловидная женщина - психиатр, - покажите выписку. Хм, это к невропатологу, её область.

Наверное, в тот момент у меня как-то по-особенному сверкнули глаза, потому что доктор, неожиданно подмигнув, улыбнулась:
- Только очень прошу, помягче там, хорошо?
- Постараюсь, - и, подарив ответную улыбку, я вышел в коридор.

Не задавая лишних вопросов, призывники снова молча расступились, а глава государства с портрета даже пообещал «при случае жэстачайшэ перетрахнуть всю ваенную медицину».
- И снова здравствуйте, психиатр отправила к вам, сказала, не её область, вот выписка, - и, положив документ на стол, я бесцеремонно уселся.
- Кто разрешил? - зашипела бабка.
- Что именно?
- Садиться! – рявкнула невропатолог.
- Не надо так орать!

Наверное, доктору давно никто не перечил, потому что её глаза стали наливаться кровью, рот открылся и...
- Встать! - плюнула ядом старуха.
- А можно поаккуратнее? - отодвинувшись вместе со стулом на метр, я тщательно вытер лицо носовым платком, - еще и очки забрызгали.
- Ааааааааааааааа!!!!! Не сметь двигать стул без приказа!
- Вас что, простатит замучил?
- Пошёл вон!
- Сдуйтесь, а то сердце посадите.

Мда, времена меняются, а врачи на медкомиссиях нет. Под вопли невропатолога, кстати, хорошо думалось о зря потраченном времени, заложенном от криков правом ухе и…
- Молчать!
- Не стройте рожи, я икаю.
- Стул на место!
- Он не хочет.
- Арррррррррр!

И тут в лицо пахнуло свежим бризом. Черт! Я озадаченно осмотрелся. Куда это меня занесло? Вместо кабинета – остров, омываемый равнодушными волнами бескрайнего синего моря. А впереди, на огромном дубе восседала ОНА. Да, та самая праматерь бешеных старушек. В передних лапах молоточек, красноглазая, пышущая дымом из ноздрей и размером с гипермаркет мокрица.
- Кто мокрица?

Наваждение мгновенно исчезло: передо мной бесновалась все та же врачиха.
- Руки!
- Простите, не понял.
- Руки показал! Быстро!
- Зачем?
- Вдруг наркоман! – рыкнула бабуля.
- Еще скажите – проститутка.

А вообще, сколько можно? Надоело! В конце концов, мы тоже не из лебеды с кудряшками! И, схватив со стола выписку, я рявкнул так, что запотели стекла:
- Цыц! Тут вам не смирно, а там - не равняйсь! Мы не в бане, я не мыло!
Кто пострижен по уставу, завоюет честь и славу! Ноги в локтях не сгибать! А теперь бегом! Пора! Троекратное ура!

Господи, что я несу, неужели заразился?

Однако, не поверите, после такой тирады невропатолог заткнулась. Правда, в наступившей тишине раздалось какое-то слишком зловещее шипение.
Блин, да она сейчас нереститься будет! Пора тикать!
- Куда? – рыкнула бабка.
- Туда!
- Стул на место!
- Он все еще не хочет, - с этими словами я рывком отскочил к двери и, уже приоткрыв, все-таки не удержался, отвесив церемонный поклон, - был счастлив лицезреть, Эстакада Горгоновна!

Старушка взвыла и кинулась грызть подоконник.
- Ну, что? – в коридоре меня тут же заинтересованно окружили призывники.
- Пока не заходить, обедает.
- Или нерестится, - шепнул с портрета президент.
- Вы как всегда правы, Александр Григорьевич, - и, мурлыча под нос «старший лейтенант, уж не молодой, не хотел служить, хотел домой», я пошел искать кабинет военкома.
***
- Вот зачем устроили этот цирк, - через несколько минут, пряча улыбку, с укоризной выговаривал офицер, - пришли бы сразу ко мне.
- Решил вспомнить детство, товарищ полковник. Извините, не удержался.
- А если бы она укусила?
- Что, были прецеденты? - удивился я.
- Говорят, уже троих признали негодными, - вздохнул военком, - ладно, давайте ваши бумаги.

В общем, все решилось тихо, красиво и без эмоций. Зато теперь могу гордиться тем, что реально повидал гнездилище праматери бешеных старушек и выбрался оттуда живым и невредимым.

Кстати, вирус истеричности я все-таки подхватил. Сам был в шоке, но, вернувшись на завод, сначала возмутился на компрессор в цеху разделения, потом на сам цех, потом обругал наполнительную, выматерился на погрузчик, довел до истерики два вагона-цистерны, а еще...
- Николаич, езжай-ка домой, - появившийся директор тихо увел меня уже от весовой, явственно дрожавшей от крыши до фундамента, - эк тебя в военкомате переклинило.

В общем, только дома, проведя в спокойной обстановке тотальную коньячную дезинфекцию организма, я смог облегченно вздохнуть:
- Слава Богу, отпустило.

Автор: Андрей Авдей
Смотрю очередную Бондиану.
Главный герой везде где ни попадя, представляется одним и тем же именем.
- Бонд.
А для особо тупых и не внимательных, повторяет :
- Джеймс Бонд.
При этом он оперативный агент, с лицензией на убийство, одной из самых засекреченных разведок мира и не менее секретного её отделов.
Даже если это не настоящее имя, а рабочий псевдоним, то повторяя один и тот же псевдоним в разных операциях, он все равно себя идентифицирует. А для оперативника идентификация врагом, уже по сути, приравнивается к провалу операции.
И вот, значит, ходит этот красавец и проваливает операции одну за другой, в первую же минуту знакомства.
А ведь в первых книгах серии даже нож у Бонда был заточён на скрытность удара и прятался в ладони.
Лишний раз убедился, что ящик - для идиотов.
11
КЛЯТВА

«Клятва умному страшна, а глупому смешна.»

Было это где-то в середине нулевых.
Я только перешёл работать в новую телекомпанию и мой первый день работы как раз пришёлся на вялый корпоратив по случаю дня Советской армии.
Меня никто не знал, я никого не знал, вот, думаю, во время междусобойчика и познакомимся.
За столом собралась телекомпания почти в полном составе: от ассистентов и администраторов, до режиссёров и операторов.
Начались тосты за армию, за мужчин, за женщин, которые ждут мужчин из армии, ну и всё в таком же духе.
А, поскольку я никогда в жизни не пробовал никакого алкоголя, то всё больше налегал на шашлыки и томатный сок, но люди быстро заметили, что новый режиссёр совсем не пьёт и поинтересовались: - За рулём?
Настроение у меня было игривое, тем более в незнакомой компании я не хотел выдавать истинную причину моей трезвости и я решил подурачиться:

- Да, вы знаете, сам в шоке, так иногда хочется вспомнить молодость, выпить, расслабиться, просто не передать словами.
Тем более в такой день, а тем более за знакомство.
Но тут такое дело, когда я служил в армии и вот-вот уже собирался увольняться в первую партию, мы с друзьями-дембелями раздобыли самогону и конечно же после отбоя, в автопарке закатили прощальную пьянку, отмечали скорый дембель.
Короче, под утро, нас поймал наш капитан - командир роты.
Лютый был мужик, но справедливый. Мы, конечно же понимали, что сегодня же, вместо дембеля, все дружно отправимся на местную гауптвахту и своих матерей увидим только после Нового года, месяца через три.
А капитан вдруг и говорит:

- Жаль мне вас, дураков. Ладно, давайте так – если каждый из вас здесь и сейчас даст мне своё мужское слово, что больше никогда в жизни не выпьет ничего спиртного. Вообще никогда, вообще ни капли. Тогда я забываю о вашей пьянке, а вы идёте в казарму спать и на днях спокойно разъезжаетесь по домам. Решайте.
Конечно же мы все дали своё слово. Все, кроме одного.
И вот, прошло уже больше двадцати лет, как я не могу выпить, даже на свадьбе, или в Новый год. Только пробки нюхаю. Ужасно обидно, но пока держу слово. А куда денешься? За язык ведь меня никто не тянул.

Публика очень удивилась и после паузы вразнобой заговорила:

- Какое на хрен слово? Да пошёл он! Подумаешь. Двадцать лет ведь прошло! Я бы только дембельнулся и сразу бы этому капитану прислал фотку, как я бухаю.
- Старик, ты серьёзно? Забей! Тебе ведь самому двадцать лет всего было. Подумаешь, слово дал, мало ли кто кому какие слова давал, тем более по такому серьёзному поводу. Да капитану этому на твои обещания начхать давно. Он и забыл уже сто раз. Полжизни прошло. Я, как юрист говорю – он воспользовался вашей тупиковой ситуацией и заключил кабальную сделку. Тем более на словах. Так что, давай, выпей и забудь.
Я возразил, что – это был наш осознанный выбор, ведь тот, один, который капитану не стал ничего обещать, на следующий же день сел на губу и действительно застрял ещё месяца на два.

Кто-то сказал:
- Нужно отыскать этого капитана, поговорить с ним по душам, может он пойдёт навстречу и позволит забрать твоё слово. Не зверь же. Двадцать лет ведь тоже не мало. Должен согласиться. А?
- А все остальные как? Тоже бухать бросили?
- Да откуда ж мне знать? Каждый ведь говорил за себя лично.
- Да, беда. Обидно в двадцать лет так отрезать себе пути к отступлению. А теперь даже бокальчик дорогого винца не выпить. Но, делать нечего, обещание – есть обещание. Не дай боже так попасть…

С тех пор прошло много лет. Смех – смехом, но в тот день я сразу понял и сто раз в последствии убеждался, что из всего народа в той телекомпании, я мог доверять только тем, кто советовал найти капитана, или скорбел по поводу дорогого вина, а вот на тех, кто советовал плюнуть и забыть о клятвах, я никогда не мог положиться.
И не только я…
Север

Север, воля, надежда,- страна без границ,
Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.
Воронье нам не выклюет глаз из глазниц,
Потому что не водится здесь воронья.

- Это четверостишие увидел в альбоме кого-то из дембелей, и был поражен его точностью. Тогда ещё не знал, что автор - Высоцкий.

Вместо воронья там были бакланы. С поселковой помойки далеко разносились их противные крики. Это нечто среднее между плачем младенца и кошачьим мяуканьем.

Из диких животных поначалу видел там только песцов и леммингов.
Офицеры ездили куда-то на ГТСке охотиться на оленей. С автоматами. Водитель сказал - километров за сорок. Привезли туш тридцать. Потом один из солдат - якут - выделывал головы, чтобы они могли повесить их на стены.
И полярная ночь, и полярный день, и северное сияние - все, как положено.

Первый мой вечер на Севере.
Роту вывели на вечернюю прогулку. Полярная ночь. Вечер - понятие условное.
Я иду в конце строя, среди низкорослых якутов, потому что еще не распределен в отделение. Замечаю на небе светло-серую полосу. Спрашиваю идущего рядом якута:
- Что это?
Он невнятно отвечает:
- Сьяне.
Я догадываюсь, что это означает "сияние" и жадно разглядываю. Трудно идти в ногу, задрав голову вверх. Я запинаюсь, забитые якуты с удовольствием тычут мне острые кулачки в спину:
- Иди в ногу, кадет!

Опять ночь. Полярная закончилась, потому что уже апрель. Но день длится совсем недолго. После двух месяцев сплошных нарядов по роте, впервые заступил на пост. В двадцать часов по местному времени уже стемнело.
Брожу по территории поста между складами. Мне это очень нравится. Два месяца не оставался один. Все время был в казарме. Но скоро начал мерзнуть. Мороз был обычный - не больше сорока пяти, но, почему-то никогда потом так не замерзал, как в эту первую смену на посту в Тикси.

Сияние уже не в диковинку.
Обычное, в виде светло-серой полосы можно видеть почти всегда.
А иногда бывает цветное!
Почти над головой висит что-то вроде друзы горного хрусталя. Цветные кристаллы расходятся в стороны из одной точки. Один-два обычно длиннее других. Ближе к горизонту они теряют правильную геометрическую форму и переходят в занавес. Разноцветный занавес слегка, еле заметно колышется и немножко мерцает.
Много позже видел по телевизору рекламу, в которой пингвин засовывал голову в снег. Вот в этом ролике сияние было изображено очень похоже…

Начало лета. Днем температура поднимается выше нуля. "Ночью" солнце у горизонта и заметно холодает. Тундра там каменистая, растительности очень мало. Иногда можно увидеть мелкий невзрачный цветочек. Редкие деревья вьются по камням. Стволы не толще пальца. Листочки с ноготь.
Иногда по камням пробегает ласка. Услышав мое движение, останавливается, Поднимает голову. Голова, шея, тело - всё вместе одинаковый ровный цилиндрик. Кажется, что шея длиной в половину тела. Нервно шевелит ноздрями в мою сторону и мгновенно исчезает в камнях.
Неподалеку пасется стайка полярных куропаток. Зимой их не встречал. При моём приближении перепархивают чуть дальше. Не могу понять - что они здесь находят, растительность донельзя скудная.
Лемминг заметил меня, когда я подошел почти вплотную. Принял угрожающую позу - встал на задние лапки, передние развел в стороны, раздулся и зафыркал. Наш ротный кот Базиль, однажды увидев такое, отпрянул и пошел в казарму жрать свою сгущенку, которая не умеет принимать угрожающую позу.

Первого июня 84 года было минус тринадцать. Мы разомлели от этого неожиданного тепла, не стали отворачивать уши шапок и на построении перед нарядом я обморозил левое ухо.

В ночь с пятого на шестое июня восемьдесят четвертого года с распухшим левым ухом в Домодедово выхожу из самолета и вдруг - тепло!
Организм перед выходом из помещения был настроен на мороз.
На уровне подсознания.
Кожные поры и капилляры заранее сжались. А тут вышел и погрузился в духоту летней ночи. Нет, я прогноз погоды смотрел, знал, что в Москве плюс двадцать восемь ночью, но все равно испытал потрясение какое-то.

Это было самое сильное впечатление от дембеля.
Вот, например, пойдёшь в 18 лет в армию, на войну, поубиваешь там всех, а потом в магазин придешь за водкой и тебе скажут: «Мальчик, тебе сколько лет? Водка с 21..»
10
- Милая, ты будешь ждать меня из армии?
- Конечно, ведь ты должен мне семь штук!
19
— Слышал? Адмирала Игоря Мухаметшина теперь на флоте Авенариусом кличут!
— А кто это Авенариус?
— Философ был такой, в Швейцарии. Тоже Канта критиковал.

© t.y.
Отец генерал разговаривает со своей незамужней дочкой.
- Когда ты уже выйдешь замуж? Столько вокруг офицеров, - молодых, красивых, перспективных.
- Не нравлюсь я им, папа. Говорят, характер у меня скверный.
- Плохо, дочка...
- А ты, папа, между прочим, генерал. Мог бы и приказать какому-нибудь достойному жениху.
- Не могу дочка, не имею морального права, вот так, просто, человека на смерть посылать...
19
Мне везло на фамилии военных. В школе военруком был Иван Михайлович Думка. Как вы понимаете любимым развлечением нас обормотов было писать его фамилию на парте, а сверху расставлять цифры последовательности чтения. Военкомом Краснопресненского района был (не вспомню звания и имени) товарищ Замышляк, но речь не о них. В радной Альма-матер Московском авиационном на военой кафедре был майор с изумительной фамилией Стебаков. Как он попал со строевой на технический цикл не понимал никто, но в один прекрасный день он проводил самоподготовку после лекции. Естественно, мы занимаемся своими делами (в основном игре в коробок - вариант очка) и вдруг внимание аудитории приковывается к доске, где один из попавших страдальцев монотонит регламент проверки предпусковых мероприятий МБР. И в соответствии с заложенными знаниями рассказывет - а вот этот блок мы включаем за 10 минут до начала проверок. Естественно, следует вопрос - на хрена? Ну мы то подкованные, и следует резонный ответ - там лампы, которые должны прогреться и выйти на рабочий режим. Майор Стебаков понимает, что фигня - лампы это вчерашний день (притом, что изделие это позавчерашнтй день),такого в родной советской армии быть не может и авторитетно заявляет - товарищ студент, вы ошибаетесь! Тут уже офигевает весь поток, т.к. вот она электрическая схема, вот эти злосчастные лампы. Пауза. Никто не понимает , что делать , и тут кто-то с начальных рядов нашелся. Товарищ майор, перед вами нам читал лекцию полковник Имярек и обратил на этот момент внимание. Дальше в аудитории скрип в мозгах майора - с одной стороны лампы архаизм, а с другой стороны целый полковник. И гениальная фраза - Да, вы правы, лампы есть, но они маленькие маленькие. Поток тлежит под столами. Так что крокодилы летают, но низЭнько. Привет потоку Су-СП-СОН выпуска 1983 года
Gidon задал вопрос, почему готовая история в комментах. Озадачил... и в самом деле, почему. И вот, собственно, история.
Танковый полк человек 400, наверное, не помню. Соответственно, каждый весну/осень приказ, и около сотни дембелей едут домой партиями 10-15 человек. Все знают, как почетно попасть в первые и последние партии :)) В первые - значит служил, как надо и честно отдал долг Родине. Последняя партия - значит такой редкий мудак, аж завидно :)) Вот не помню, Камерер-то поди Новый год встречал уже за забором части, но еще на крыльце КПП :))). Но я отвлекся на Макса... неимоверно круто уехать не просто в первых партиях, а в партии № 1 и состоит она из 3-х человек. Прощание перед строем полка, слезы полковника, марш "Прощание славянки" и все такое. Еще раз отвлекусь - есть еще партия № 0. В ней едут те, за жизнь которых во время пути командиры опасаются - короче, гниды последние. Несправедливо конечно, что они домой попадают первыми, но мало кто жаждет занять их места. Это была преамбула.
Сцены и действующие лица - танковый полк, самоходный артиллерийский дивизион, 2-я САБ, командир батареи, он же комбат, батарейная "шишига", водитель здоровый бурят Тоха в звании ефрейтора.
Не-не, Тоха был отличный парень, в батарее и дивизионе у него было все ровно. Речь не о неуставных отношениях, а об отцах командирах.
Комбат был дерзок, была зима, двигатель на "шишиге" был мертвый (до Тохи еще). И вот комбат заявляет: "Тоха, переберешь двигатель, клянусь партбилетом - уедешь в партии № 1".
Не знаю, поверил ли ему Тоха, но двигатель перебирать надо было, комбата он, вероятно, уважал, точно сказать не могу - не прост был комбат... Короче, Тоха взялся за этот дембельский аккорд. Напоминаю, зима, резко континентальный климат Монголии, мороз за -40 практически ежедневно, насквозь промерзшие боксы. И Тоха. Голыми руками моет в бензине запчасти движка. Движок Тоха, естественно, перебрал.
И вот картина маслом. Весенний приказ, полк построен на плацу. На правом фланге стоит партия дембелей № 1. Гренадеры, красавцы.
Стоит замкомвзвод 1-го танового взвода 1-ой танковой роты в звании старшины, по-моему даже с медалью, но уж со всеми возможными и невозможными значками точно.
Вторым стоит старший сержант, писарь полка, а как же... традиции ломать нельзя... :))
Третьим стоит скромный младший сержант Тоха, не без значков, конечно, но до полковых суперстар ему далеко.
Как комбат это сделал - я не знаю до сих пор. В полку штук 30-40 капитанов, немерянное количество поломанной техники, до хрена всяких блатных...
Но факт остается фактом - в том дембеле места в партии №1 поделили 1-я образцово-показательная танковая рота, штаб полка, и скромная 2-я самоходная артиллерийская батарея артдивизиона полка.
Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит, всё не так уж плохо на сегодняшний день.
Я стою в карауле возле склада ГСМ,
Что, взлетая, оставляет земле лишь тень.
Про одного дагестанца (рассказ офицера запаса)

В 91 служил на окружных складах. Воинская часть в черте Москвы. Был дежурным по части, когда вызывали на КПП сообщением, что привезли к нам двоих новобранцев.
Прихожу на КПП – в сопровождении офицера сидят два солдатика-дагестанца. Направлены к нам на прохождение срочной службы. Предвижу кучу проблем в связи с этими ребятами, забираю документы на них у сопровождающего офицера, иду с бумагами к командиру части.
Тот хватается за голову, и начинает названивать по телефону. От одного дагестанца ему удалось отказаться, а второй остался у нас.
Он был единственным кавказцем в части, и ему пришлось хлебнуть лиха. Синяки не раз мы у него видели, а однажды даже челюсть ему в казарме ночью сломали.
Я ему говорю: «Скажи – кто». Мы его сразу под трибунал, а тебя выведем из части. Надо – в другую переведем. А дагестанец всегда – «Это я сам. С табуретки упал».
Прикидывал я - как его отделить от остального личного состава. Спрашиваю:
- Что умеешь делать? Может строительные какие работы знаешь?
Говорит:
- Знаю строительные. Дома всё, что нужно, сам строил.
- Штукатурить умеешь?
- Умею.
Показываю ему склад. Здание ещё дореволюционной постройки. Метров четыреста длиной.
- Фасад сможешь один заштукатурить?
- Смогу!
Я ему тогда сказал, что, если эту работу сделает, получит отпуск и благодарность от командира части.
И вот каждый день после утреннего развода он брал тачку, инструмент, цемент, и шел к этому складу. Соорудил себе из подручных средств мостки, стремянку и каждый день – туда. Рота на другие работы, а он – приносит себе цемент с другого склада, воду ведрами, замешивает, штукатурит и штукатурит. В столовую без строя ходит. В казарму – после отбоя приходит. Сам по себе – и на виду всё время. Деды и вся борзота перестали его дергать. Зампотылу его работу проверяет. «Качественно», - говорит.
Я про него уже и забыл, - проблем же не создает, - когда однажды приходит: «Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться!»
- Что такое?
- Ваше приказание выполнено! Склад оштукатурен!
- Ну, молодец! А чего пришел-то?
Мнётся…
- Вы про благодарность говорили.
Тут я внутренне охнул. Про обещанный отпуск он молчит, а я вспомнил. Напомню – 91 год. В армии нищета, и война на Кавказе. Отпускать его домой никак нельзя – велики шансы, что не вернется, придется за ним кому-то ехать, а кто поедет – тоже могут не вернуться. Да и бланков «Благодарность» нет. Хорошо – были у меня большие открытки типа к 23 февраля, но без надписей. Там орденская лента, героические лица бойцов, ещё что-то соответствующее. На этой открытке машинистка штаба написала под мою диктовку примерно следующее:
- Уважаемая Хатима Магомедовна (имя-отчество здесь условны)!
Ваш сын … … с (дата)… по настоящее время исполняет почетную обязанность защитника Родины в вверенной мне воинской части №…
За время несения службы рядовой …(фамилия) показал себя … проявил…
Благодарю вас за воспитание…
С искренним уважением – командир войсковой части № …. подполковник …
Дата подпись, печать.
Командир подписал, печать в штабе поставили, отдал эту открытку бойцу. Он, как я потом узнал, отправил эту открытку матери заказным или даже ценным письмом, что подразумевало вручение адресату лично в руки. Что касается отпуска, - ему объявили отпуск по месту дислокации части. То есть, - после утреннего развода он волен покидать территорию части, гулять по Москве, приходить или не приходить на приём пищи в солдатскую столовую, снова покидать территорию части, но в 21-00 возвращаться в казарму. Не будем углубляться – насколько это поощрение соответствовало уставу. Но я пообещал, и моё обещание командир реализовал таким образом.
Отгулял парень свой отпуск. В роте его отношения с сослуживцами давно уже нормализовались, когда в часть пришло заказное письмо из Дагестана.
Мама этого парня на двух страницах каллиграфическим почерком и с безукоризненной грамматикой благодарила командира части за полученное письмо о сыне. Сообщила, что это письмо прочитали все ближние и дальние родственники (это я здесь нам говорю «дальние» а у них нет дальних родственников. Все ближние.), сказала, что гордится своим сыном, и рада, что он попал служить в такую хорошую часть, с такими хорошими командирами и сослуживцами.
Тогда, среди других дел и обязанностей, я выбрал время пообщаться с парнем.
Его отец рано умер, и их троих воспитывала мама – учительница русского языка в маленькой школе. На медкомиссии в военкомате у него нашли что-то в лёгких, и маме пришлось назанимать у родственников денег, подмазать врачей, чтобы парня признали годным к воинской службе.
И это письмо командира части о хорошей службе сына мама отвезла одним родственникам, те отвезли другим… Письмо это прочла половина Дагестана.
Такая вот история.
Чуть не забыл сказать, - за всё время моей офицерской службы, этот дагестанец был единственным из знакомых мне солдат, который писал по-русски с безупречной грамотностью.
Открывает призывник дверь, а там - смерть с косой:
- Не ссы, я пришла тебя от армии откосить!
Российская армия конца 90-х. В/ч посреди степи в Еврейской автономной области. Комбат доводит информацию на утреннем разводе:
- Товарищи офицеры и прапорщики! От нас сбежал солдат. Сбежал два дня назад, значит, он уже далеко. Но так как горючего в части нет, ищем сбежавшего здесь!
1
Армия Израиля настолько экономная, что научилась сбивать самолеты чужими ракетами!
В свете последних новостей: «Я согласен принять от Вас вызов на интеллектуальную дуэль, но вижу Вы придёте без оружия».
- Серёга из армии комиссоваться решил, по давлению.
- На что давить будет?
- На жалость.
Не моё.
"Два дебила - это сила!"

При обходе государственной границы опытный сержант заметил неладное - один из пограничных столбов был заметно меньше остальных - ниже человеческого роста, а не два двадцать, как положено. В непонятках тронул его рукой, а столбик и рассыпался - на красные и зеленые кубики! Кто-то аккуратно его распилил и снова сложил, да так, что никто и не услышал. Стали искать следы пересечения КСП, и нашли! Тут уж дело запахло керосином - если не войной, то серьезным международным инцидентом. Три дня пограничники просидели в быстро вырытых окопах, пока специально обученные люди разбирались - что к чему. И разобрались. Финские пограничные столбики тогда были пластиковые, как автомобильные. С наклеенной пленкой - гербом Финляндии. Как выяснилось, неделю назад два особо одаренных наших вОина перешли на ту сторону, и аккуратно смотали на карандашик эти пленочки с двух столбов. Каждому по одной. Правильно, в дембельский альбом. Шикарно вышло, жаль финны заметили, что два столбика осиротели. Нашлись и там талантливые люди - распилили в отместку наш столбик. Ну это вы уже знаете. Долго пришлось начальству мозг морщить, чтоб эту идиотскую историю замять. Хорошо хоть никого не подстрелили.
Говорить за всю Советскую армию наверное будет не правильно, но в части где я служил срочную, в каждом призыве с завидным постоянством ,обычно в весенний период (думаю связано с учением Фрейда и сезонным гоном) у воинов отслуживших год , то бишь у «черпаков» появлялась жгучая тяга к тематической татуировке и установке в член шариков из оргстекла. Одни рисовали карандашом картинки с самолётами, орлами и надписью ВВС, изготавливали станки для татуировки из электробритв а другие вытачивали овальные кругляши из оргстекла которые потом держали их за щекой неделю пока те не отшлифуются как морские камушки.
Служил у нас персонаж с погонялом – «Боря Тыква», был он сам из Узбекистана, росточка не высокого, худенький, но отличался непропорционально большой головой, за что к родному имени – Борис , сослуживцы прилепили приставку –Тыква. Имел этот человек ещё одну физиологическую особенность – походка. При ходьбе как-то совсем неестественно он выворачивал наружу ступни ног и в движении напоминал толи солиста балета, толи в жопу выебаного пингвина. Вроде, как бы и страшного ничего нет, все люди разные, идеальных красавцев не так и много,а тут такие недостатки что и службе не мешают особенно.
По призыву Боря-Тыква был меня старше,а службу он свою тянул на собачнике, который относился к роте охраны. Я же был в тех взводе и с Борей виделся крайне редко. В нашем взводе зам комвзводом был хохол Валера, родом откудо-то из-под Одессы. До армии Валера закончил ветеринарный техникум в связи с чем, по началу своей службы, тоже был при собачнике и при свинарнике, где они с Борей и раззнакомились. Видя как хохол разбирается в зверушках, а особенно в их болячках и это при том, что с ним советуется, как с равным, сам товарищ майор – зам командира по хоз части, Боря для себя возвёл хохла в ранг невъебенного медицинского эскулапа, что-то между Гипократом и Парацельсом ,считая Валеру непререкаемым авторитетом в области медицины и целительства ,не только того что лает и хрюкает, но и того что матерится и сморкается.
И вот, как-то по весне, когда был самый пик моды на татуировки и шары ,сидели мы с Валерой в курилке , травили всякие байки, он уже был дембелем и жил только тем днём, когда наденет свой дембельский китель обвешанный значками и побрякушками - как мундир Брежнева, с толстым аксельбантом, со вставками в погонах и с паутиной заутюженных складок на спине , сядет в дембельский поезд , который унесёт его в сытую гражданскую жизнь со всеми её вольностями, гарными хохлушками , прохладной горилкой и разваристыми клёцками. Глядя на народ в курилке, который мерился отшлифованными за щекой пластмассовыми шариками, поведал Валера историю как Боря Тыква обзавёлся своей странной, нестроевой походкой. Дело так было –после года службы, когда среди их призыва пошла мода расписываться под хохлому и члены увеличивать, прибежал к хохлу Боря на консультацию по медицинской части, вопрос серьёзный – как грамотно,чтобы там ,без осложнений всяких и косяков ,вогнать под кожу хуя два шарика…Боря к вопросу подошёл ответственно о чём говорили два крупных , до прозрачности отшлифованных яйцеобразной формы предмета размером с хороший боб каждый… ставить он решил сразу оба, так, как все его земляки ставили себе по одному и дабы выглядеть на их сером и однообразном фоне настоящим Д Артаньяном , Боря согласен пройти через все тяжести и невзгоды, но в этой нелёгкой половой гонке кроме первого места больше ни на какое другое он не согласен ,сыграл свою роль ещё и тот фактор , что все земляки тянули службу с автоматами в руках, а Боря с собачьим поводком- это привело к развитию комплекса неполноценности в тонкой и ранимой душевной организации этого,будущего , передовика-хлопкороба…а здесь такой шанс доказать всем насмешникам , что его мужское достоинство не только в переносном , но и в прямом смысле достойно всякого уважения и почтения…хохол не имея ни каких расовых и шовинистских предрассудков, проникся всем своим естеством к смелости и решительности этого тщедушного узбека, который собрав в кулак всю свою волю хочет занять самое достойное место среди самых достойнейших представителей своего социума. И Валера стал убеждать Борю-Тыкву, что шарики в хую это поросший мхом анахронизм и ставят их только последние лохи, а нормальные, продвинутые, пацаны давно перешли на закачку вазелина, что даёт бесспорные преимущества по итоговым размерам аппарата, который на выходе можно будет сравнить по форме со стокиловаттной лампочкой висящей под потолком в караулке, женщин Боря будет приводить в благоговейный трепет перед половым актом и к потере сознания после оного, а если Боре вдруг придётся присунуть ишаку(что очень даже вероятно , согласно их традициям), то тот запоёт голосом Карузо от всех пережитых впечатлений. Свой рассказ Валерик сопровождал не менее красноречивой жестикуляцией- он то складывал два сжатых кулака показывая объём будущей Бориной булавы, то крепко сжав кулак и согнув руку в локте поступательными движениями, будоража воображение, изображал в работе могучий поршень, то открыв рот и выкатив глаза - демонстрировал удивление тех, кому посчастливится увидеть этот исполинский корень жизни. Тыква слушал с восхищением оттопырив нижнюю губу , он был похож на васюкинского шахматиста зачарованного рассказом Остапа Бендера про межгалактическую перспективу шахматного клуба Нью-Васюков.
Твёрдо решив не распыляться на всякие пластмассовые побрякушки, которые будут украшать хуи сослуживцев, как бусы папуасов, Боря достал блокнотик и стал туда заносить все необходимые исходные данные для предстоящей операции , хохол ему подробно рассказывал какой надо шприц, как греть вазелин, куда колоть и прочие медицинские хитрости. Боря всё скурпулёзно записал и счастливый ушуршал восвояси, перед тем похваставшись, что одного его земляка- взял к себе на недельку в помощь ротный фельдшер , то бишь проблем с поиском всего необходимого оборудования возникнуть не должно.
Прошла неделя, Валера давно забыл про шары, про вазелин, да и про самого Борю.В тёплый , солнечный воскресный день, рота охраны с тех взводом играли в футбол на стадионе. Хохол был в ударе, носился по полю как чёрный смерч, выделывая всевозможные финты с мячём. И тут, со стороны собачника, к стадиону начинает приближаться какой-то визжащее-кричаще-матерящийся звук, затем все замечают стремительно движущегося Борю-Тыкву, он бы мог и ещё стремительней перемещаться, но мешал какой-то неестественный развал нижних конечностей, ноги широко расставлены в коленях присогнуты - как у наследника Чингисхана или соратника Будёного, по взрослому не маленькая голова с рвущимися из орбит глазами , цветом напоминала Советское знамя…подбежав к краю футбольного поля , глядя на охуевшего Валеру , Боря очень громко срываясь на визг начал всем сообщать о том, что он ебал хохла рот, ебал хохла жопу, ебал хохла маму, папу , всю его семью, всю его родню и вообще всю его деревню …все участники футбольного турнира поняли, что в самое ближайшее время кто-то должен хорошенько получить в репу, вернее в тыкву, на хохла все смотрели с интересом, в ожидании исполнения Бориной казни за поруганную честь всей валеркиной станицы…..повисшую короткую паузу прервал сам возмутитель спокойствия…Боря завопил, глядя на Валеру : - Ты, кутак сор, сиктым твой рот , гижделак, хуй мой вазэлин сказал ???!!!!... хохол , предчувствуя неладное, выдавил из себя :- Ну и чё ?!....Со словами : - Хуй в ачё, ишак ёбаный!!!!....Боря резким движением сбросил до самой земли форменные галифе……
…В этот самый момент , где-то далеко среди бескрайних хлопковых полей , в небольшом узбекском кишлаке ревел диким голосом ишак, почуявший , звериным нутром, крах своих мечтаний - пропеть голосом Карузо …
Футбольная команда судорожно корчилась на траве, некоторым не хватало воздуха, у других в мышцах живота начались спазмы. И только Боря –Тыква не разделял всеобщего веселья, он с трясущейся нижней губой рассматривал при ярком солнечном свете метамарфозы произошедшие с его хозяйством. Вместо по богатырски - могучего хуя , у него между ног ,оттянувшись почти до колена висела громадная мошонка, напоминающая по форме - солдатский вещьмешок , а по объёму походило на страусиное яйцо, только было неестественно ярко-розовое, волосатое и туго набитое как у купца кошель с монетами…. А вот собственно самого хуя , на фоне такой шикарной мошонки , практически и не просматривалось.
При выполнении данной процедуры надо было член слегка перетянуть резинкой у основания и дать вазелину застыть после закачки, но толи хохол забыл сказать , толи Боря чего-то не успел записать …и всё что закачивалось в хрен, стекло в мошонку и позавидовать Борьке может только племненой бык-производитель.
6
Чинарик

В тундре несколько складов и избушка – это наш дальний караул ВВ.
Склад артвооружений и боеприпасов нашей части, склад взрывчатых веществ «Тиксистроя», и еще какие-то.
Караул состоял из сержанта – начальника караула, и троих рядовых – караульных («штыки» по-нашему).
Паек в дальние караулы завозили на десять дней, а караул – на сутки.
Если начиналась пурга, караул не меняли до её окончания. Потому что во время пурги снег летит стеной. Бывает, что вытянув вперед руку, не видишь рукавицу на ней.
Большую часть суток начкар спал. В остальное время писал письма, болтал по телефону с другими начкарами, «дрючил» штыков.
Штыки готовили еду на встроенной в печь плите, наводили чистоту, кололи дрова, по очереди заступали часовыми, и спали тоже по очереди.
Два часа стоишь на посту, потом два часа в бодрствующей смене, и два часа в отдыхающей смене – спать не раздеваясь, но можно разуться. В «бодряке» - поддерживать огонь в печи, отвечать на телефонные звонки, готовить ужин/завтрак/обед, мыть посуду. В оставшееся время, а его в «дальнике» хватало, - читать, писать, мечтать).
На посту курить нельзя, а в остальное время – смоли, сколько влезет. Если курево есть.
Рассказывали, что в старые времена солдатам было положено табачное довольствие. В казарме на тумбочке дневального всегда стояла коробка с махоркой, и лежала пачка нарезанной бумаги для самокруток.
В начале восьмидесятых, когда я служил, этого уже не было.
А денежное довольствие было – семь рублей в месяц.
Два рубля сразу сдавали старшине на ротные нужды, а на остальные могли шиковать, ни в чем себе не отказывая.
Сигареты без фильтра стоили 14-18 копеек, «Беломор» - 25, «Ява» в мягкой пачке – 30, Болгарские «Аэрофлот», «Стюардесса» и «Opal» - 50.
Хотелось и в «Чайную» сходить. Там продавались пирожные «Полоска» за 22 копейки, пряники, печенье, сгущенка, другие деликатесы.

Дальние караулы мы любили. Там не чувствовалось давления армейской системы.
Просто делаешь свое дело, и как будто сам себе хозяин.
Однажды мы заступили на «ВВ», с одной пачкой «Беломора» на четверых. Ну, так получилось. Может, перед получкой дело было. Что все оказались без денег, и не у кого было занять. Поэтому курили очень экономно, - втроем одну папиросу. Каждый делал две затяжки, и передавал следующему. Втроем, - потому что один же на посту.
Начкар Андрюха Линьков пару раз позволил себе выкурить целую.
В четырнадцать часов сменившийся с поста Савинов сообщил, что начинает «задувать».
Встревоженный Линьков вышел наружу и вернулся помрачневший, - мороз упал, и ветер гнал злую поземку. Именно так пурга всегда начиналась. У нас оставалось две папиросы. А пурга могла задувать и один-два дня, и две недели.

Была еще надежда, что до восемнадцати часов, когда должна была приехать смена, пурга не успеет разгуляться, но уже через час, увидев, что ветер усиливается, а снег все гуще, Линьков вызвал с территории поста Томского, чтобы тот не потерялся в тундре. Во время пурги часовые дальних караулов не выходили на посты, а отстаивали смену в тамбуре караульного помещения.
Позвонил дежурный по части и сообщил, что смены не будет.
Время тянулось медленно и скучно.
Служба шла заведенным порядком. Караульный третьей смены кулинарил, первой – мыл посуду и производил уборку. В свои смены выходили на «пост» в тамбур.
Очень хотелось курить.
Обшарили все углы, заглядывали в щели у плинтусов, в надежде отыскать уроненные кем-нибудь раньше, или заныканные чинарики.
К сожалению, предыдущий караул чем-то прогневал своего начкара, и он их заставил сделать генеральную уборку.
Всё помещение было вылизано, кафель, которым была обложена печь, сиял чистотой, нигде не было ни соринки.
Скрутили «козью ножку», насыпали в неё чай, но он был негодной заменой табаку.
Пурга мела третьи сутки.
Я отсидел свои два часа в «бодряке», разбудил Савинова.
Он надел полушубок, зарядил автомат и сменил в тамбуре Томского.
Линьков спал.
У меня началась отдыхающая смена.
Прежде, чем завалиться на топчан, я обычно отодвигал его на несколько сантиметров от печи, чтобы потом, привалившись к ней боком и с головой укрывшись полушубком, дышать прохладным воздухом из щели между печью и топчаном.
В этот раз я решил, что хватит уже пролеживать правый бок, и развернул топчан изголовьем в другую сторону, чтобы теперь спать на левом.
Лёг, укрылся, и увидел, что чуть ниже изголовья уголок одной кафельной плитки отколот. За плиткой пустота, а из образовавшегося на сколе отверстия выглядывает сигаретный фильтр.
Я сразу восхитился белизной его набивки. При курении ведь фильтр желтеет, а этот был почти девственно белый. Значит, бычок должен быть больше, чем в полсигареты!

Затаив дыхание, протянул к торчащему кончику фильтра руку.
Представил, как мы будем отбивать кафель от печи, и сколько потом будет мусора, если сейчас неловким движением столкну окурок глубже.
Осторожно взялся за фильтр, и потянул его вверх и на себя.
Я все ещё не дышал.
Томский позвякивал кастрюлями на кухне. Савинов громыхнул прикладом о дощатую стену тамбура. Повернувшись во сне, скрипнул топчаном Линьков. В печи гудел огонь, и потрескивали дрова. Снаружи, сотрясая стены и вбивая снежную пыль в мельчайшие щели, завывал ветер. А я все вытягивал эту обыкновенную болгарскую сигарету из-за скверно положенной плитки.
Она – сигарета - казалась мне длинной, как железнодорожный состав.
Вот она вся у меня перед глазами.
Совсем целая.
Только краешек бумаги на кончике опален.
Линь! Линь! – позвал начкара.
Линьков рывком поднялся.
Показал ему сигарету, держа её, как восклицательный знак.
Не сводя с неё глаз, он вытащил из кармана спички.
Я прикурил, и после второй легкой затяжки, чувствуя приятное головокружение, протянул сигарету ему.
Из кухни выглянул Томский.
- Табуретку захвати, - посоветовал ему Линьков. Томский подсел рядом, и воспользовался своей очередью затянуться.
Савинов в тамбуре перестал топотать ногами, и, скрипнув дверью, заглянул в помещение.
Линьков позвал и его.
Мы сидели. Сделав по две лёгкие затяжки, передавали сигарету друг другу, провожали её взглядом, и снова делали две затяжки…


«Курение вредит вашему здоровью». Но вот так было.
Тундра. Пурга. Жарко натопленная печь. Четверо возле одной сигареты…
Россия настолько свирепая страна, что защищается когда на неё нападают.
2
О тленности бытия.
Был я совсем маленьким. Годика два, наверное. И часто отцу или матери приходилось меня с собой на работу забирать.
И вот папа осматривает солдат, а я как-то кручусь под ногами. Ну и свинтил куда-то во двор. Как рассказывали потом родители, отец нашёл меня возле собачьего питомника в тот момент, когда ко мне нёсся случайно незакрытый кавказец Негус. Неизвестно чем бы эта история окончилась, но как будто из-под земли выросла между нами кошка Баська. Как ни странно это заставило затормозить Негуса и покорно подойти ко мне. Такая живая игрушка «шабака» была радостной добычей. Лохматая шерсть! Короткие уши! Высунутый слюнявый язык! Ах как приятно это всё было елозить руками и тянуть в разные стороны! Отец замер, боясь спровоцировать зверя. Дети не всегда понимают опасность. А вот все остальные... Отец чуть не умер от страха. Я чуть не обосцался от радости. Пёс чуть не получил от кинолога. Кинолог чуть не получил от начпогза. А кошка чуть не... А кошка просто посидела возле нас и пошла дальше.
Оказывается она живёт вместе со щенками. И все эти Ирбисы, Байкалы, Негусы, Мухтары регулярно получали от неё в детстве. И считают её если не мамой, так уж училкой точно. А делается это для того, чтобы собаки на службе на кошек не отвлекались, ну и на другое зверьё.
В следующие приезды мы обязательно навещали и Баську и Негуса. Кормили всякими ништяками. Он, как и полагается военному, особой радости не проявлял. Так, принимал как должное. А она любила покушать что-то вкусное, поиграть со мной. Даже на руках посидеть. Отец просил майора отдать её нам, но тот не соглашался, мотивируя тяжестью воспитания такого военного имущества. Но однажды сам перезвонил. Часть попала под расформирование ну и мы можем Баську забрать. Времена были для военных нелёгкие и поселилась наша Баська у дедушки в Москве. Как и я. Квартира, канешно, не погранучебка, но она была самостоятельной. Сама ходила на улицу гулять. Сама возвращалась домой, терпеливо дождавшись, когда кто-то откроет дверь подъезда. Ну и повадки у неё были собачьи. Если я гулял во дворе, она шла рядом. Забегая вправо-влево, но рядом. Дедушкиного колли за собаку не считала. Могла бы его сама выгуливать, если бы люди не мешали. Своими советами. Авторитет его среди собак двора вырос немеряно. Пара расцарапанных морд комнатных «волкодавов» быстро расставила точки над и. Мне кажется, что она даже старалась их не покалечить. Потому что сидя на морде легко когтями покалечить глаза, а кровь летела только с ушей и носа. Долго ли, коротко, но жизнь кошачья коротка. Похоронил я её сам лично. В том же дворе под большущим каштаном. Хоть она и не была человеком, но я плакал. Как за другом. Она мне до сих пор временами снится. Вот так.
Вы думаете, что это уже конец истории? А вот и нет! Каждый раз, навещая дедушку, я вспоминал Баську. Дорога к мусорке проходила мимо её могилки. И вот однажды... Меня там встретили. Нет не хулиганы. Я сам был хулиганом. Собаки. Четверо дворняг тихо порыкивая перекрыли мне дорогу домой. Возле Баськиной могилки. До сих пор не пойму откуда они взялись и какие их законы я нарушил, но даже пакета с мусором в моих руках уже не было. Я невольно попятился к дереву. Ветер шумел в его кроне. Какие-то ночные птички или жучки стрекотали в листьях. В паре сотен метров жил большой город, а тут... А тут случилось непредвиденное. И для меня, и для собак. Лёгкий порыв ветра... Ещё раз. Именно лёгкий порыв ветра сбросил к моим ногам с дерева сухую ветку в виде дубинки. Как подарок судьбы. Который я моментально подхватил. Нет, я не бросился к собакам. Не бежал за ними три квартала, пока не снял с них шкуры. Всё повторилось, как с Негусом. Моментально пропала собачья агрессия. Они опустили головы и тихонько исчезли в темени летней ночи. Я не шевелясь стоял под деревом и снова слёзы катились по моим щекам.
Вы скажете - совпадение! А я скажу, что те кого мы любили и кто любил нас смотрят за нами оттуда и пытаются помочь. Настолько, насколько хотят и насколько им и нам позволяют...
ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА

На даче собралась задорная компания, человек сорок всего. Это мой друг - старый КГБэшник, Юрий Тарасович, устраивал у себя ежегодный праздник жизни под девизом - «Слава Богу дров хватило дожить до лета». Женщины в беседке резали салаты и жарили мясо, а мужчины играли в волейбол и настраивали гитару. Ближе к вечеру похолодало и все пошли в дом петь советские песни.
На улице осталась одна молодёжь, в основном это были внуки Тарасыча – здоровые лбы пятнадцати, шестнадцати лет, но были ребята и помельче, дети гостей. Все они целый день с нетерпением дожидались темноты, потому что запланировали большую войну: каждый сам за себя. Из оружия – пейнбольные ружья, а из защиты только маски.
И война началась. Взрослые боялись выйти из дома, они обступили открытые окна и, вглядываясь в полную темноту, старались подбадривать своих и комментировать происходящее. А толку? Всё равно не видно же ни черта, даже звёзды заволокло тучами, да ещё и противный дождик заморосил. Хотя, война и сама себя комментировала: «Тоу-тоу-тоу! Тоу! А, сука! Больно как! …Кого убили? …Сука, меня! …О, Гриша убит. Остались ещё четверо: Орест, Славик и... Тоу-тоу-тоу!»

После каждой войны, над полем боя включался свет и убитые нинзя, постанывая, разглядывали свои раны, отряхивались от краски и только очередной победитель был счастлив и весел.
Каждый раз быстрее всех «убивали» самого мелкого - паренька лет восьми, он уже стал похож на коня в яблоках. Старшие пацаны даже отговаривали его, но жеребёнок в яблоках не выпускал из объятий личного оружия. Из дома вышел Юрий Тарасович, он приобнял мальчика и сказал:

- Что, больно?

Боец расплакался:

- Очень больно. Они все меня в упор убивают, я даже не успеваю стрельнуть.
- А тебя как зовут?
- Павел.
- А, ну, да. Слушай Паша, хорош хныкать. Хочешь, я тебе помогу и ты всех этих здоровых балбесов перестреляешь? Будут знать, как маленьких обижать.
- Как же я их перестреляю?
- Павлик, скажи-ка, а ты разбираешься в часах со стрелками?
- Да, а что?
- Молодец, пойдём со мной, я расскажу что делать.

И грянул новый бой.
И на этот раз всех выследил и перестрелял восьмилетний Павлик. Всех семерых. Побеждённые решили, что чудеса иногда случаются и не придали этому особого значения.
Но в следующем бою все повторилось. Павлик, как-то пристрелялся и вошёл во вкус.
На третий раз уже все армии мира объединились, чтобы отыскать и проучить выскочку, но результат повторился – Павлик опять перебил всех и в основном в спину.

Для великовозрастных балбесов, убить Павлика, стало делом жизни, никто не хотел уступать.
Я уже засобирался уезжать и пошёл искать хозяина дома, чтобы поблагодарить и попрощаться, но нигде не мог его найти. Наконец нашёл, аж на третьем этаже, куда он со своими больными ногами очень редко добирается. Старик стоял у открытого окна и тихо разговаривал по телефону:

- Замри. Сиди, не вставай, даже не шевелись. Сейчас он пройдёт мимо тебя, жди. Отлично. Он на два с половиной часа, медленно целься, подожди, теперь на три часа. Где-то так. Огонь. Молодец, попал. Теперь срочно отходи на одиннадцать часов, там вообще никого нет, только в дерево не воткнись…

Я спросил:

- Юрий Тарасович, а что вы тут делаете?
Тарасыч, не отрывая от уха телефон, повернулся. В другой руке он держал чёрный монокуляр:

- Я начальник штаба фронтовой разведки Павлика. Года три назад на день рождения, мне для охоты подарили, вот, тепловизор, но какой уже из меня охотник? А вот смотри ж ты, пригодилась игрушка. Извини, у меня война… Павлик, если ты меня слышишь, подними руку. Так, остались двое: один засел в кустах на пять часов, и последний на двенадцать, но он ещё далеко…
Про ВАСЮ.
В 11-м классе нас направили в военкомат, вместе с нами пошла выдающаяся личность - Вася Грязев. Приключения у него начались уже в больнице, где мы сдавали кровь и мочу. Вася припер литровку, по самую пробку полной мочи! Мед сестра спросила:
- Сколько добро собирал-то?
- Неделю! - гордо ответил Вася.
В военкомате к хирургу нужно было заходить в одних трусах и когда Вася разделся до трусов, то всем стала видна громадная ДЫРИЩА у него на жопе, причем от трусов практически ничего не осталось! Вася бодро зашел к хирургу, а там сидела молодая и жутко привлекательная медсестра в немного расстегнутом халатике. При виде такого непотребства Васин боевой конь встал по стойке "смирно" и трусы сами упали к ногам красотки. Хирург, стараясь не дышать, сказал:
- Годен, только ПИСЮ мыть надо!
Вася красно-сине-зеленый пулей вылетел из кабинета, судорожно сжимая остатки трусов. Кое-как отдышавшись, Вася поперся в одних трусах к психиатру:
- Молодой человек, ко мне вообще-то заходят в одежде!
Вася что-то услышал про одежду и начал судорожно стягивать свой единственный клочок одежды. Психиатр послал его на поиски оставшейся одежды. Следующей жертвой стал ухо-горло-нос:
- Молодой человек, повторяйте за мной! Сорок два!
- Шесть!
- Пятьдесят семь!
- Двенадцать!
- Какие нахрен двенадцать! Пятьдесят семь!
- А я думал, складывать надо!
- Годен, иди к военкому!
Бывалый военком спросил:
- Фамилия?
- Грязев!
- Кем хочешь стать?
- Космонавтом!
- Кем-кем?!
- Грязев!
Военком глубоко вздохнул:
- Годен! В десант пойдешь! Там тебя всему научат!
БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК

9-го мая я ехал на дачу. Дороги почти пустые, весь народ сидел по домам и отмечал.
Подмосковье накрыла не майская жара и не проснувшийся от зимней спячки кондиционер изо всех сил спасал меня от забортного пекла.
Внезапно уткнулись в глухую пробку, там где её вообще быть не должно, навигатор показывал, что где-то далеко перекрыта дорога, праздник всё-таки.
Курильщики покинули свои, украшенные красными знамёнами, машины и разбрелись по всей эстакаде подышать горячим асфальтом.
Тогда я увидел его в первый раз.
Это был долговязый, белобрысый сержант, он промчался галопом мимо меня, ловко, как оленёнок, маневрируя между стоячими машинами. Казалось, что где-то рядом, за эстакадой его ждал грузовик с парадными бойцами, вот сержантик и припустил, чтобы своих не задерживать.
Спустя минут двадцать, поток медленно двинулся, дело пошло и вскоре я увидел его опять. Сержант бежал где-то далеко впереди меня, уже не так быстро и не так легко как раньше, но точно изо всех человеческих сил и это было видно. Бежал, как раненый лётчик от немецких овчарок. За десять минут я постепенно догнал и поравнялся с бегущим, открыл окно и крикнул:

- Эй, Боец! Я в сторону Звенигорода, если по пути, садись, подвезу.

Гримаса боли у бегущего сменилась удивлением, а потом и неподдельной детской радостью. Сержант бросился ко мне, и тут силы покинули его, он прямо как марионетка сложился на сидение. В машине ностальгически запахло казармой. Вначале бедолага мог только тяжело дышать, как дышит умирающая собака у ветеринара, потом он уловил паузу между вдохами и выдавил из себя свистящий сип:

- Хасоэ хасиа.
- Да, не за что. Ты помолчи, не разговаривай пока, успокойся и отдышись хорошенько. Вот, водички хлебни.

Через пару минут, пробка совсем рассосалась и мы летели под шестьдесят. Мокрый, как из бани, сержант, смог уже говорить почти не задыхаясь:

- Спасибо вам большое, что подобрали. Нас вчера перевели на другую точку, а ко мне в старую часть Мать приехала, ну, Мама. На полдня всего. Сюрприз хотела сделать. А у неё вечером поезд. Сейчас, ей вот-вот нужно возвращаться на вокзал. Меня командир отпустил, вот я и побежал. Уже никак не успевал и даже ни на что не надеялся. Но бежать-то надо, правильно? Если бы не вы… извините, я должен...

Сержант набрал номер и почти закричал в свой маленький телефончик: "Мама, Мама, я успею, жди! Меня тут подвозят на машине, представляешь!? Так что я точно успею! Стой там! Целую".

Марш бросок этому бойцу я сократил на целых восемь километров, довёз его до самого КПП, и даже маму мельком увидел.

Вроде бы всё закончилось хорошо, но такая меня прибила тоска от этой истории. Ведь этого не может быть, потому что не может быть никогда. Что за инопланетяне собрались вокруг меня? И откуда у инопланетян машины со знамёнами Победы? Ни один из сотен едущих мимо пришельцев, не подобрал земного задыхающегося человека. И только, почему-то, один я выдал себя с потрохами. Особенно грустно от осознания того, что если вдруг, среди улицы прихватит сердце, то мне и любому другому человеку, уже никто не поможет, ведь инопланетяне людям не помощники…
У меня два сына.
Старший закончил военную кафедру в вузе, сейчас диплом пишет, в июне должен вместе корочкой о высшем образовании получить и военный билет с офицерским званием.
Младший, отучившись полтора года в институте, решил сделать перерыв, отслужить срочную и потом уже определяться с дальнейшими планами, причем с началом призыва несколько раз ходил в военкомат, пытался попасть на приём к военкому и написать заявление "добровольцем". Был отправлен домой "ждать повестку".
Это, так скажем, присказка, сказка дальше...
На прошлой неделе рано утром неожиданно звонок в дверь, открываем, стоит наш участковый и спрашивает младшего, дальше выясняется, что была повестка, причем врученная под роспись курьером, и сын её будто бы проигнорировал, поэтому получил статус "уклониста", поэтому за ним прислали полицию с целью обеспечить прибытие на медкомиссию. Ладно, сын оделся, отправился в военкомат. Наличие "конвоя" обеспечило ему прохождение всех врачей вне очереди, так что уже к обеду он имел на руках повестку с датой "призыва". Сейчас уже в части.
Прикол состоит в том, что сегодня утром я открыл почтовый ящик и там лежали две повестки (старшему и младшему) на медкомиссию и дальнейшем призыве на одно и то же число (ближайший понедельник), причём оформлены они были уже после того, как младший помахал нам из автобуса, отъезжающего от военкомата...

P.S. В военкомате не смогли показать нам подпись того, кому вручили первую повестку (если вообще она была).
С сыном готовили салат на мамин день рождения и на фоне передача шла по НТВ, про пулемёт Калашникова. Он так восхитился им и в сердцах сказал: "я тоже такой себе хочу". На что я ответил: "смотри, накаркаешь". Тогда меня он конечно не понял. Но спустя несколько лет, из армии мне написал: "Накаркал я тогда когда мы маме салат готовили, сегодня военрук сказал, что учить меня будут на пулемётчика и дал мне его подержать, какой же он сука, тяжелый..."
Все, слава богу, закончилось хорошо, он отслужил и вернулся, но процитирую классика, как эпилог: "Мысли материальны" и добавлю от себя, и настигают тебя тогда, когда ты к этому совсем не готов.
Навеяло историей (18.04.2018) про сына военкома, который не извлекал профита для своей армейской жизни из батиного положения.

Служить срочную мне довелось в южной части страны в 90-х. Когда солдат кормили не так чтобы хорошо, да и ситуация в стране была не самой радужной. Кто служил, тот понимает значение призыва (карантина) для формирования армейского коллектива. Часть у нас была веселая, что не офицер - то очень колоритная личность. Рядовой состав тоже не отставал.
Вдруг между призывами, в часть нагрянула проверка из штаба округа. Все конечно, по традиции в легком экстазе. Офицеры сами в напряге, и напрягают солдат. Чтобы блестело, матовело, росло в нужную высоту и было нужного цвета. Как обычно.
Но речь пойдет о рядовом, которого привез с собой проверяющий и распорядился определить в штаб. Призванный не своим годом, после универа и родом из городка, до которого из части за ночь пешком дойти можно было. Считай дома. После отъезда комиссии, комбат долго не мог определиться, что делать с "блатным" бойцом и посадил его сторожить пустую казарму, где он проторчал две-три недели пока ему самому это не надоело и он не запросился в роту.
В роте, как вы понимаете, у нас были определенные порядки, но этот отказался не то что по ним жить, но даже признавать право на логику этих порядков. Заявил, что вокруг него на 25 метров - Устав, и что будет пресекать неуставные отношения на корню, не только, если они его лично касаются, но и все, что попадут в его поле зрения. Заявил он это перед всей ротой, в момент неких мероприятий, о которых много в кино, и ничего в Уставе.
С виду он был не Терминатор, хотя и высок ростом, и поэтому сразу появились желающие поставить выскочку на место.
Опытным путем было установлено, что управиться с ним можно только в компактной сушилке, и только, если участвовали трое сильнейших роты одновременно, один из которых боксер-КМС. Два сломанных ребра его ничему не научили и уже месяц спустя двое из этих троих "неожиданно подскользнулись на мокрой взлетке и случайно ударились об угол табурета", от чего у одного случился ушиб печени, а у другого сломались ребра. КМС-боксер просуетился о переводе в другую часть, поближе к дому, но почему-то потом "полевая" почта донесла, что он оказался совсем далеко от своей цели.
Процесс притирания прошел. С загонами этого "блатного" товарища все свыклись. К нему прилепилось ни одно погоняло - ни обидное, ни нейтральное, кроме образованного от фамилии. А фамилия у него была из звучных.
Далее этот тип начал рамсить с офицерами. Открыто заявил, что после отбоя тиранить солдат пьяными фантазиями по отдельности и подразделениями дежурному по части не к лицу. И если что - правильный рапорт может написать и рядовой.
Причем пылил всегда по делу. Ротный с ним вообще на людях не общался, замка этот тип однажды в углу прижал поговорить. Закусившись по одному делу с НШ при всем батальоне, словами "если бы не ваши погоны" вызвал его в итоге биться в пустую казарму (правда в перчатках). Однажды угнал уазик комбата чтобы в госпиталь бойца доставить, которому через 15 минут экстренную операцию сделали. А начмед его в санчасти "отлеживал". Много чего чудил этот тип. А я все не мог понять, как ему это все сходит. Почему комбат его не зажмет.
Пока часть не пошла под расформирование. Половину состава уже дембельнули. Оставшиеся тянули лямку, кто до дембеля, кто до перевода. И тут бухали мы ночью с молодыми офицерами и гутарили за жизнь и вот оно - вскрылось. Заговорили про этого типа. И оказалось, что офицеры завидуют связям этого рядового. Который, оказывается, сын офицера, батяни уже давно не стало, и он где-то там учился в очень специфичной школе, где из детей офицеров делают супермэнов идейных. Но в итоге он отказался служить офицером и пошел на год солдатом. Летёха так и сказал: "Мне бы его покровителей - я бы был в шоколаде и до генерала дослужил".
В оконцовке оказалось, что типчик этот по просьбе "покровителя", начальника одного специфичного отдела из штаба округа завел на каждого офицера досье. Написал характеристики и они были учтены при решении, кто дальше служит, а кому на гражданку пора.
Вот такой вот подсадной с принципами.
Общался с пацанами. Те кто был с ним дружен, до сих пор с ним общаются и пересекаются. Он где-то в Москве и не бедствует.
Как до смерти напугать российских чиновников?
- Объявить, что за коррупционные преступления снова в УК РФ возвращается статья о полной конфискации имущества.
А как до смерти напугать Западную Европу?
- Объявить, что функции судебных приставов за такие преступления передаются Сергею Шойгу и его министерству...
Одной из забав нашего босоногого деревенского детства была игра, которая называлась у нас «На кого бог пошлёт». Смысл этой игры состоял в в следующем: все гурьбой становились вокруг капитана, который держал в руке камень, засохший кусок грязи, старый башмак или что-то подобное. Правила были просты: не смотреть вверх, чтобы не видеть, куда полетел камень, а бежать врассыпную после того, как капитан выкрикивал фразу «на кого бог пошлёт!» и со всей силы бросал камень вверх. Чем выше бросок - тем больше адреналина в крови, тем эффективней игра.

Вспомнилась же мне эта нехитрая забава, после того, как президент страны объявил, что в России создана новейшая крылатая ракета с ядерной энергетической установкой, которая обладает неограниченным радиусом действия и НЕПРЕДСКАЗУЕМОЙ траекторией полёта.
В ВВС ночные тренировочные полёты. Руководитель полётов запрашивает командира бомбардировщика:
- Восьмой, доложите полётную видимость.
- 330000 километров.
- Как определили?!
- Луну вижу.
Мудрость приходит с годами... В армии каждый считает дни до дембеля, отмечая в календарике, сколько осталось до приказа... И только лет через дцать понимаешь: ДВА года без жены, без родительских собраний в школе, без шопинга по магазинам, без поездок "к маме", без "прибей полочку"...
Нет, мужики: в армию нужно призывать после десяти лет семейной жизни - ни одного уклониста не будет!
- Ты армейские аббревиатуры знаешь? Например, ЛПЗК-25 что означает?
- Летательный противозащитный комплект.
- Это хорошая попытка, но неправильно.
- Сдаюсь.
- Лопатка, Покрашенная Зелёной Краской 25 см (прочитал на ящике с сапёрными лопатками).
Сейчас с военным искали книгу, как раскрашивать бронетранспортёр. В итоге он купил детскую раскраску. На которой нарисован бронетранспортёр в раскраске. Причём он сказал, что эта книга ему нужна, чтобы реально раскрасить бронетранспортёры в своём подразделении. Кстати, мы нашли с ним книгу "Воениздата" по военной технике. Но там раскраска ему не понравилась. А вот в детской раскраске оказалось самое оно!
7
Один генерал послал королю Генриху IV письмо короткого содержания: "Ваше величество, три слова: денег или отпуск".
Король ответил: "Генерал, четыре слова: ни того, ни другого".
35
Армия, второй год службы.
Скучно, наряд на кухню. С поварихой хорошие отношения - решил подшутить над ней от безделья.
Были на кухне три здоровенных электрических стационарных котла. Каждый на 150 или 200 литров.
Один для супов, второй для компотов-чаев и третий неисправный.
Чего третьему без дела стоять - решил в него залезть, напугать повариху.
Подкараулил ее, увидел, как выходила из-за угла здания, быстренько забежал на кухню и залез в котел, накрылся крышкой.
Слышу скрип двери, подождал пять секунд, сбрасываю крышку и с дурным ревом и грохотом металлической крышки выскакиваю из котла...
Картина маслом...
Начальник части, подполковник, его заместитель по политработе, подполковник, старшина наш, прапорщик, еще прапорщик по хозчасти и да - повариха...Ну, комиссия пришла провести проверку кухни...
Реакция порадовала.
Командир части вздрогнул, но особо испуга не показал, политрук не шелохнулся, старшина чуть шарахнулся, хозяйственник подпрыгнул и, возможно, чуть слиплись штаны, повариха едва не в обмороке.
На следующий день построение, объявляют мне неделю "губы" перед строем, но строй совсем не ровный. И солдаты и офицеры едва стоят после оглашения "преступлений". На губу я так и не попал, но от клички Бульон несколько месяцев пришлось отделываться...
Если не наказан, значит, поощрён.
© Георгий Ломинский
Историей от yls2 про мехвода, угнавшего танк на почве неразделённой любви, навеяло.

Израиль, 1994 г.
Некто Амит Нехамия, служивший механиком на базе техобслуживания танков Джулис (к юго-востоку от Большого Тель-Авива), и дослужившийся уже до сержанта, был, тем не менее, своей службой неудовлетворён. Да и вообще, как показали дальнейшие события, был несколько не от мира сего.

В общем, в один не вполне прекрасный день (29 октября, чтоб быть до конца точным) тяготы и лишения армейской службы достали нашего персонажа окончательно. К слову сказать, служба, в его случае, может и была тягостной, но особыми лишениями вряд ли была отмечена - служащие по такого рода специальностям обычно распределяются на базы недалеко от дома, куда почти каждый день и возвращаются вечером как с работы.
Так или иначе, Амита достало окончательно, и он решил, что лучше всего ему поднимет настроение визит к любимой тётушке. Живущей... в Америке. Ага. Не спрашивайте.
А как лучше всего попасть в Америку? Что значит, "как"? Да элементарно! Вот же, полная база доступных транспортных средств! Надо просто сесть в танк и поехать. Куда? Повторяю для тугослышащих: в Америку. The United States of. Сначала доехать до ливанской границы (не о чем говорить, там меньше 100 км, фигня делов), ну и оттуда по суше, по суше... Так до Америки и доехать. А там - тётя. Любимая.
Опять же, не спрашивайте. Уроки географии в школе наш герой, видимо, прогулял.

И что вы думаете?
Этот отличник умственного труда (про боевую, а тем более политическую подготовку не скажу, не знаю) садится-таки в танк ("МАГАХ", израильская версия уже на тот момент древнего "Паттона"), и... "газ до отказа".
Собрал ли он с собой какой-нибудь провиант или, боюсь спросить, пару бутылочек минеральной воды - летописи не сохранили. Но что-то мне подсказывает, что вряд ли.

Поначалу его план осуществлялся идеально. Ворота базы были вынесены танком (да, старым, но поддерживавшимся в полной исправности соратниками Амита) к вящему отваливанию челюстей часовых - которые обычно ожидают неприятностей, проистекающих из внешнего мира, но никак не изнутри базы.
Оттуда наш гонщик бодренько встроился в умеренной плотности движение на ближайшем шоссе. Движение, от такого неожиданного разворота событий дня, моментально снизило свою плотность до нуля. Нет, люди в Израиле к танкам привычные, многие и сами внутри немало времени провели, и на шоссе их регулярно можно увидеть - но, всё же, на тягачах. А тут - бодренько так, своим ходом. Без ансамбля.
Надо отдать Амиту должное, где у Израиля север он представлял чуть лучше, чем где у Израиля США. Поэтому общее направление выбрал к Тель-Авиву.
Тут его нагнала большая группа товарищей в машинах с мигалками, но препятствовать дальнейшему продвижению они не спешили. "Пал смертью храбрых, но глупых" - это в Израиле не очень заведено. Храбрых - да. Глупых - это не по адресу.
Поэтому на протяжении нескольких часов одно из центральных шоссе страны представляло из себя картинку, достойную погони из фильма "Blues Brothers", только наоборот: танк в сопровождении полицейских машин. Практически, почётный караул.

В народе гуляет байка, что прослышав об этом цирковом номере, командир противотанковой роты одной из пехотных бригад поднял по тревоге одну из своих групп, опустошил половину ротного склада ракет "Лау" и отправился занимать позиции на подступах к Гуш Дану (так на иврите называется район Большого Тель-Авива), с твёрдым намерением остановить ренегата любой ценой.
Но это - непроверенные слухи, за правдивость которых я ручаться не берусь, тем более, что до этого дело так и не дошло.

Что происходило у сержанта Нехамии в голове в это время - предположить трудно.
Факт, однако, что в районе перекрёстка Бен-Заккай он остановил боевую машину, и обратился к окружающим, приветливо помахивая дулом пушки. В процессе, правда, нечаянно задел окно случившегося рядом автобуса, разбив стекло и легко ранив 8 человек. От этого огорчился ещё больше, попытался поехать дальше, потерял гусеницу, и врезался в столб. Столб оказался сделанным на славу, а гусеница - потерянной окончательно.
На этом динамическая стадия путешествия в Америку закончилась, и плавно переткла в статическую.
Сначала герой начал стрелять во всё вокруг из предусмотрительно захваченного с собой (в отличие от воды и карты) табельного оружия (к счастью, снарядов в танке не было, а то кто его знает). Но потом подумал-подумал и угомонился. Начались длинные и нудные переговоры, в ходе которых ему задавли вопросы, подразумевающие простые ответы "да-нет", а хитрый Амит отвечал на них горизонтальным или, наоборот, вертикальным покачиванием пушки.

Закончилось всё прозаично.
Путешественник сложил оружие (хотя не совсем ясно, применим ли термин "сложить" к танку) и сдался военной полиции и подоспевшему на помощь антитеррористическому спецназу.
Дальше был суд, присудивший злоумышленнику (я с некоторыми колебаниями использую слово, наводящее на ассоциации с "ум" или "мысль", ну да ладно) 4 года армейской тюрьмы, из которых 2 условно (странно, что не в психушке, но я не специалист). Освобождён через 10 месяцев за примерное поведение.

Удалось ли ему повидать американскую тётушку - история благопристойно умалчивает.

Новостной репортаж (на иврите, но с довольно самоочевидным видеорядом) - тут: https://youtu.be/4KF9oqbEJ-A
По статистике, всё большее количество мальчиков в России хотели бы получать среднее образование до 27 лет.
Зарисовка из армейской жмзни (ДМБ 1990)

Полярная лисица подкралась внезапно.
В четыре утра истошным голосом закричал дневальный:
- Шестая рота, подъём! Тревога! "Сирень"!

"Сирень" - это кодовый сигнал, если, cкажем, "Василёк", это зона взбунтовалась, "Ромашка", угон самолёта, то "Сирень" это попадалово как оно есть.

Два БТРа и колонна грузовиков набились на плацу под завязку двумя батальонами, и мы поехали. Один БТР заглох через сто метров от КПП - каптёр из автобата солярку слил. Пересадили на броню второго, и педальку в пол.

Я сидел на вольготном месте "у борта", ящики с патронами под ногами у меня, и меланхолично забивал патронами рожки, которые ребята мне передавали.

Тормозим у железнодорожного переезда. Вдоль колонны к головной машине бежит за приказаниями писарь. Кричим ему:
- Ванька, куда едем? Степанакерт?
- Сумгаит!
Ну вот, на подъезде к Сумгаиту приказ:
Автоматы сдать в оружейку, там казарма была.

- Как? Почему?
- Чтобы не было жертв среди случайных зевак.
- А среди личного состава?
- Выполняйте, сержант.

Потом помню только, как с резиновыми палками прижали к стенке какой-то общаги и начали метать будильниками, как из катапульты. Мне сверху каким-то цветочным горшком, что ли, на каску прилетело, хорошо, что каска пружинит на креплениях, кто не знает.

Подполковник Дз****ов высунулся из БТР-а с ракетницей: стрельнул в воздух.
- Держать строй!

Это мы умеем, мля, сейчас, ефрейтора только за угол отволочём с порванным ухом.

Вобщем юмористический конец надо какой-то приделать, несколько армянских семей, надеюсь, мы всё же уберегли от линчевания. Или наоборот - азербайджанских. Но это уже в Степанакерте.

Полбатальона потом в госпитале валялось, потерь чудом удалось избежать.
Балашихинский ОМСДОН на транспортных самолётах приземлился в Баку, вот это зверьё, лучшая дивизия среди краснопогонных.

Развернулись в шеренги (правда тоже без автоматов), щиты металлические и дивизия целая, и пошли зачищать как надо.
Нас к тому времени разметало уже по площади. Бородин на пожарной машине (в штате была) пытался поливать толпу водой, но хули там вода. Я в УАЗик какой-то прыгнул к офицеру с первого батальона, и нас ещё главное перевернуть пытались, думал не выживу.

В принципе хороший конец - он есть.
Ефрейтор, которому ухо порвали, зато первым на дембель поехал.
Генералу Вооружённых сил Украины задают вопрос:
- Почему вы стреляете по Донбассу?
- Потому что там находится российская армия.
- А почему же вы не стреляете по Крыму?
- Потому что там действительно находится российская армия.
Тех кто в автошколе часто сбивал конусы, сразу берут в танкисты без экзаменов...
Трамп и Ын спорят у кого ядерная кнопка больше.
- Пигмеи... - ухмыльнулся Путин. - Кнопки... Видели бы вы мой рубильник!
Заходит в казарму командир роты.
Дневальный:
- Рота, смирно!
Следом заходит командир полка.
Дневальный:
- Еще смирней!
28

Рейтинг@Mail.ru