Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про студентов

Анекдоты и истории про студентов и преподавателей.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
История эта случилась в те давние-давние времена, когда планы партии были планами народа, комсомол, в свою очередь, был помощником и резервом партии, а на Харьковском Ракетном Училище почти два месяца провисел лозунг: «Наша цель- Коммунизм».
Закончив школу и получив свой аттестат, я поступил в один из технических вузов.
Волчок жизни закрутился: пьянки, карты, учёба и девчонки. И замер этот волчок на слове «Сессия».
Опаньки, приплыли.
Сашка, наш староста, собрал группу. Человек он был рассудительный, решения принимал взвешенные, так что нам имело смысл его послушать.
- Значит так,- он повернулся ко мне. – Ты идешь первый на все экзамены. Берёшь билет, по-быстрому готовишься и идёшь отвечать.
- Это с какой такой радости? – возмутился я. Честно говоря, геройская смерть как-то в мои планы не входила.
- Ты создашь им хорошее настроение и позитивный фон для сдачи экзамена всей группы.
«Позитивный фон»- это вообще не из его лексикона, но на эти мелочи никто внимания решил не обращать. Все радосто закивали, сказали, что классная идея. Ну и кто они после этого?
Хотя в его словах был здравый смысл. Меня хорошо знали на кафедрах, где я частенько пропадал после лекций. Мне было интересно всё. Тогда я больше походил на щенка, которого впервые выпустили во двор.
- Ладно, первый – так первый. Но результат я не гарантирую.
- Всё нормально. Прокатит.
Прокатило на первых трёх. Перед четвёртым я подошёл к Сашке.
- Саня, давай менять схему. У меня нехорошее предчувствие.
Но тут Саша решил вспомнить своё сержантское прошлое.
- Расскажешь мне о предчувствиях после экзамена. Давай.
Экзамен был по начертательной геометрии. По начерталке. Если кто не знает, что это такое, то я этому человеку искренне завидую. Самой белой завистью.
Взял билет. Мельком глянул на вопросы. Вроде никаких проблем. Через 15 минут пошёл отвечать.
Профессор взял мои бумажки, посмотрел и сказал:
- Первый вопрос- неправильно, второй вопрос- неправильно, третий вопрос – неправильно. Вам удобно прийти на пересдачу через два дня?
- А..а..а
Через два дня. Большая аудитория, полностью забитая такими же как я студиозами. У каждого листок бумаги с изометрией пересекающихся многоповерхностных фигур. Нирвана.
Профессор спокойно прохаживался между рядами, периодически заглядывая кому-нибудь в задачу, и чтобы скрасить наше безрадостное существование, вещал.
Вначале он поведал об уровне нашего интеллектуального развития. Он был краток и точен в определениях и, на мой взгляд, тему раскрыл полностью. Потом он пожалел наших родителей, которые, конечно же, приложили огромные усилия, чтобы из нас выросло что-то путное, но не случилось.
Следом за этим шли воспоминания о тех временах, когда он был студентом, как он трепетно относился к учёбе, как он помогал маме по хозяйству, тёр коровке свеклу, а потом, уже ночью, при свете то ли лучины, то ли лампады, он чертил. Когда воспоминания заканчивались, он начинал всё заново.
К концу второго часа мы должны были в полной мере осознать свою никчемность и ничтожность, написать прощальное письмо родным на полях задачи и тихо пойти повеситься в коридоре.
В какой-то момент его шаги замерли чуть сбоку за моей спиной. Обличительная речь прервалась и его рука легла на моё плечо.
- Молодой человек,- голос звучал по-отечески тепло. – Молодой человек, Вы танцуете?
В аудитории стало тихо. То есть, совсем тихо. Я поднял голову. Нижняя челюсть следовать этому движению категорически отказалась. Мозг, работающий вхолостую вот уже два часа, на радостях, что уж теперь-то он сможет себя проявить, выдал: - «Нет» и затаился.
-Молодой человек, а, может, вы поёте?
Это был голос обречённого, у которого отнимают последнюю надежду. И я не смог сказть : -«Нет».
-Да.
-Молодой человек,- на этот раз голос звенел. -Идите отсюда в Театральный!
И Д И Т Е О Т С Ю Д А!
Пересдавал через два дня его ассистенту. Видеть мою физиономию ещё раз было выше его сил.
Мы поняли, что нашего сына ждёт головокружительная военная карьера после того, как он сказал, сколько стоит одна сессия в университете.
8
В 90-ых старший брат еще учился в ЛКИ и экзамен по расчету судовых конструкций сдавал у известного доцента Волкова. Студентов было очень много, процедура растянулась. Было уже ближе к вечеру, когда к доценту подошла последняя в очереди девченка и бодро открыла зачетку. Экзаменатор прочитал имя - Волкодавова Юлия А. и уставшим голосом спросил:
- Четверка "автоматом", пока не загрызли друг друга?
Уважаемые первокурсницы! Помните! Мамы отправляют вас учиться! Указ президента о повышении рождаемости вас не касается!
5
В стационаре я имел большой успех - всем студентам меня показывали!
11
- А преподаватель со студентом - это инцест?
- Это зачет.
3
У нас в ВУЗе был доцент с фамилией Шпахзерхермантрейфрайбаум. Он обладал уникальной способностью: вписывать в зачетку свою фамилию целиком.
1
Жена сегодня спросила: "А ты покупал курсовые работы, когда учился?".
- Да, ты что! конечно же нет! что я дурной!?

В этот момент вспомнил как отсыпался в перерывах между профессиональным спортом и учёбой.
Учился ради знаний, поэтому всегда всё делал сам.
А ещё хотелось на собственном опыте показать, что спортсмены не тупые.

Моя жена тоже сама училась) Повезло то как! Где ещё такую умницу найдешь?

Решил ещё раз убедится, что мы - идеальная пара и спрашиваю: "Так ты тоже не покупала?"
- И я не покупала) Всё сама, всё сама СКАЧИВАЛА.
- Аааа)
Навеяло к вчерашней истории про парня который выспался в электричке.
В институте я училась на вечернем отделении, днём работала. На сессию меня ни кто не отпускал, просто была договорённость, утром еду сдаю зачёт, потом на работу. Часов до трёх-четырёх утра готовлюсь к следующей сдаче (студенту же как всегда одной ночи не хватает) и опять по тому же сценарию. Через неделю такого графика стала в автобусе засыпать стоя. Засыпаю и падаю на рядом стоящего парня. Он так громко возмущался -"Девушка, ну сколько можно!" Вижу место освободилось, я запрыгнула, дальше не помню, вырубилась сразу. Просыпаюсь от того, что будят на конечной остановке. А мне так удобно. Глаза открываю, а рубашка та же. Не знаю почему мне было стыдно, я даже не взглянула в лицо своей "подушке", но розовую рубашку запомнила на всю жизнь.
Отличник военной подготовки.

Автор заранее приносит извинения специалистам за грубые ошибки в описании поправок при стрельбе. Ну, не помню я…

Во втором семестре второго курса университета мы начали военную подготовку. Один раз в неделю с утра до трех часов дня мы занимались на военной кафедре, чтобы по окончании университета получить звания лейтенантов запаса.

Меня сразу назначили командиром учебного взвода, состоявшего из студентов нашей учебной группы, поскольку я был старостой группы. Офицером, ответственным за наш взвод, был капитан К.К. Через год после начала наших занятий он стал майором. К.К. меня быстро полюбил за мой хорошо поставленный командирский голос; я мог своей глоткой переорать два взвода: «Сми-и-и-рна, мать вашу так!»

Для успешного продвижения по службе каждый офицер пытался пропихнуть кого-нибудь из своих студентов в отличники военной подготовки. К.К. остановил свой выбор на мне. Мне это было только на руку. Помню, выехали мы взводом «в поля». Капитан приказывает: «Отрабатываем газовую атаку. Взводу рассредоточиться цепью и окопаться. Командир (это ко мне), останься со мной». Мои сокурсники рассредоточились и окопались, т.е. в беспорядке плюхнулись в глубокий снег. Капитан мне командует: «Доставай дымовую шашку, поджигай». Исполняю приказ, ору: «Газы!» Студенты натягивают противогазы (то еще удовольствие натягивать резиновую маску на физиономию на сибирском морозе), а мне капитан говорит: «Пошли в сторонку, покурим, что ли. Она, зараза, долго дымить будет».

Прошло два года военной подготовки, приближался выпускной государственный экзамен. Я в полной степени осознал, что военного дела не знаю полностью и с трудом отличаю строевой устав от устава караульной службы. Надеялся немного позубрить уставы за те три-четыре дня, что были даны на подготовку к экзамену. Да вот незадача, моя подружка, которой я уже к тому времени сделал официальное предложение, сдавала последний экзамен на два дня раньше меня и собиралась уезжать на каникулы к маме. Жалко было с ней расставаться хотя бы на эти три недели, поэтому почти все дни, отведенные на подготовку, я провел со своей будущей женой.

В ночь перед экзаменом я спал, максимум, часа три. Пришли на военную кафедру – у меня в голове туман, ясность только в одном: вся надежда на К.К., не может он дать пропасть своему командиру. Перед экзаменом нам объявляют: «Командиры взводов заходят на сдачу экзамена последними». Я с тоской пытаюсь хоть что-то вспомнить из военного дела. Напрасно. Приходит моя очередь. Захожу в аудиторию, четко докладываю: «Товарищ майор, студент М. для сдачи выпускного экзамена прибыл!» Майор смотрит на меня с любовью и надеждой: «Тяни билет и садись вон там на первой парте». Сажусь, оглядываюсь. В аудитории три офицера. Наш майор сидит впереди на центральном ряду, по углам на последних партах еще два подполковника принимают экзамен у таких же бедолаг, как я, и пристально наблюдают, чтобы никто не списывал.

Да-а, ситуация... Что у меня в билете? Вопрос первый: «Действия командира взвода по управлению огнем в обороне». Что-то слышал, кажется этот параграф устава содержит 10 пунктов. Попробуем пофантазировать. Я написал ровно 10 пунктов (позже я из интереса сверился с уставом – у меня не совпало ни одного пункта; я же говорил, что с трудом отличал уставы...). Вопрос второй: «Структура роты связи мотопехотного полка армии США». Так, у меня в кармане лежит рабочая тетрадь с записями, попробуем списать, не смотря на бдительный офицерский контроль. Вопрос третий: «Устройство выстрела гранатомета РПГ-7». Это я, конечно, знаю, но только на уровне: «Вот эта загогулина бьет по этой хреновине, отчего вот эта штучка загорается и т.д.» Для сдачи этого явно недостаточно, нужно знать термины, как все эти штучки-хреновины называются на языке устава, что мне с недосыпу явно не по силам. Вопрос последний: «На расстоянии 300 метров слева направо бежит фигура. Отдать приказ на уничтожение». Какую же поправку надо давать при стрельбе, если она бежит? Я же физик, попробуем оценить. Начинаю списывать из шпаргалки второй вопрос. В этот момент в комнату заходит начальник кафедры: «Так, готов кто-нибудь? Ко мне для сдачи!» Смотрю, мой майор занервничал: если я попаду к начальнику кафедры, отличника подготовки ему не видать как своих ушей, об уровне моих знаний он, по-видимому, догадывается. К.К. быстро отпускает студента, сдающего ему, и обращается ко мне: «Командир, ты готов? Как нет? Командир должен отвечать без подготовки!» Ну, откуда ему знать, что я, из-за бдительного контроля его коллег, еще не до конца списал структуру этой самой роты связи? Ладно, приходится ему брать очередного студента, который вылетает из аудитории быстрее всех. Майор спешит, чтобы кто-нибудь из других офицеров не перехватил его любимого командира. «Готов?! – и уже с облегчением, – ну, давай».

– Товарищ майор, разрешите приступить к сдаче экзамена!

– Так, что тут у тебя? Действия командира взвода по управлению огнем в обороне? Ну, ты сам командир, этот вопрос, конечно, знаешь.

– Так точно, товарищ майор!

– Ага, рота связи? Как у тебя с этим?

Поскольку у меня при списывании не было времени разбираться что к чему, я просто скопировал всю страницу из своей тетради. Протягиваю ему:

– Я, товарищ майор, решил не мелочиться и нарисовал структуру всего полка сразу, включая роту связи.

Майор просматривает мой рисунок:

– Командир отделения сейчас вооружен не «Кольтом», а винтовкой М-16.

– Товарищ майор, нам на лекции так давали.

– Знаю, я тебе сообщаю новейшие разведданные. Запомни.

– Есть запомнить, товарищ майор! (И ведь запомнил же!)

– Так, третий вопрос. Ну, ты, брат, сам физик, как такая техника работает, понимаешь?

– Так точно, товарищ майор!

– Переходим к последнему вопросу. Отдай приказ на уничтожение.

Я, слегка приглушая свой командирский голос, ору:

– Прицел три, вправо четыре, короткими в пояс! Огонь!!!

Майор кривится и тихо спрашивает:

– А почему вправо четыре?

Я так же тихо отвечаю:

– Прицел плюс единица.

– Ну, что же ты так?

– Не может быть прицел пополам, товарищ майор. Я здесь сам вычислял...

– Конечно, правильно. Это не прицел пополам, что есть поправка на ... (сейчас уже не вспомню что). Но я же на лекции говорил: поправка на ветер – прицел плю-ю-юс единица, а на бегущего прицел ми-и-и...

– Минус единица?

– Правильно! Отдай приказ на уничтожение!

– Прицел три, вправо два! Короткими в пояс!!! Огонь!!!!!

Майор жмурится от удовольствия, наслаждаясь ревом моей командирской глотки:

– Молодец, командир! Отлично!

Я выхожу из аудитории в полном тумане и мы с друзьями сразу идем в ресторан отметить удачную сдачу. До выдачи зачетных книжек больше часа, мы еще успеем напиться, как и полагается настоящим офицерам...
В далекие 90 проходили мы практику на заводе. И так уже срослось что на нем был дефицитный припой который нужен был нашей лаборатории и лаборатории завода нужен был любой осциллограф, а нам студентам зачет по практике - БАРТЕР двигатель того времени.
Внос на завод любой вещи отличающейся от бутылки прост и легок, а как вытащить моточек припоя...Мастер был в теме,(вон там созмете скока надо) а вот с охраной договориться было никак...И через начальника цеха пробовали фиг тока директор...
Лето август. В спортивную сумку с надписью СССР как щас помню запихали моток припоя выделенный мастером. ВЧЕТВЕРОМ тащим сумку под днище...А выходить надо по одному. КОроче вешают на меня эту сумку на плечо я гиревик, и перед самой проходной друзья как мачты на байконуре отваливают и я бодро и с красным лицом от натуги иду ровно (ну как мне показалось) через проходную. Вахтер уже начал подниматься из за будочки как в голове у товарищей пронеслась идея. они бросают на пол за мной пакет - а в нем 2 бутылки пива из буфета. Бутылки делают прощальный звон аромат пива мягко уводит лицо вахтера от меня я проникаю за периметр и падаю в ближайшие кусты.
Доперли сумку взвесили припой 180 кг...Как не порвались ручки как не развалилось дно...как я тащил ? ..До сих пор не понятно такая вот была мотивация на учебу.
У профессора филфака ЛГУ лучшая студентка Покойникова вышла замуж.
Профессор радуется:
- Счастье, что избавилась от такой фамилии!
Студентка плачет:
- Да. а теперь я по мужу... Мертвецова.
На зачете по криминалистике студент подбросил преподавателю наркотики.
6
Университетские идеалы красоты:
90-60-90 - филфак ЛГУ
120 на 80 - медфак СПбГУ
3 по 100 - физфак ЛГУ
Я уверен, что все голодные и невыспавшиеся студенты в следующей жизни становятся домашними котами!
12
Современные южные корейцы (оба слова здесь имеют значение) действительно поражают своей дисциплиной, высокой склонностью с самоорганизации и низкой склонностью к реальному, а не символически-театрализованному, мордобою. До сих пор не забуду, как в начале 1990-х годов в университете, где я работал, шла подготовка к демонстрации, и представители революционных студентов торговались с полицией на тему того, сколько бутылок с горючей смесью в ходе намеченной на ближайшие дни демонстрации им предстоит бросить в сторону полицейского кордона (сатрапы и бунтари сторговались в итоге на какой-то забавно не-круглой цифре, что-то типа 24 бутылок)...
7
Ректор МИФИ связал успехи вуза с православием... Розги, что ли, ввели для студентов?
Профессор с группой студентов стоят у препарированного трупа.
Профессор спрашивает:
- Хохлов, от чего умер этот мужчина?
- Совершенно ясный случай - инфаркт!
- Неверно!.. Голиков! От чего умер этот человек?
- Опухоль мозга, поздно диагностировали, летальный исход.
- Совсем далеко от истины. Сидоров, а вы что скажете?
- Печень алкоголика, цирроз, исход ясен.
- Как вам удалось поставить такой точный диагноз?
- Что же я, по-вашему, не узнаю моего соседа дядю Колю?!
22
Было самое начало девяностых, когда мы, с моим товарищем Эдиком, решили открыть свою фирму. Я тогда ещё учился в институте, но уже пару лет «крутился» в коммерции, перепродавая в институте кроссовки, джинсы, диски, кассеты и прочую мелочёвку. Эта деятельность приносила мне довольно приличные деньги, и я уже начал понемногу откладывать на покупку своей машины.
Эдик учился на год старше, подрабатывая на товарной бирже брокером. Время было такое, что срастались самые невероятные сделки, и он тоже неплохо там зарабатывал. И вот когда у нас появились более-менее серьёзные средства, мы решили скинуться и заняться оптовой торговлей. Зарегистрировали ТОО, заказали печать и арендовали у Олега, знакомого Эдика замдиректора базы, половину пустого склада. Чем торговать мы ещё точно не решили, начав потихоньку продавать всё то, что пользовалось тогда спросом: пепси-колу, баночное пиво, сигареты, цветные презервативы, растворимые соки, жевательную резинку, сушеные бананы, шоколадки, конфеты и прочие тогдашние деликатесы, некоторые из которых уже и не вспомнишь. Товар мы подвозили на «восьмёрке» Эдика, закупая его по появившимся повсюду «оптовкам», день через день пропускали учёбу, но дело мало-помалу двигалось.

В тот день Эдик приехал на склад в радостном настроении, сообщив, что познакомился на бирже с одним солидным бизнесменом, предложившим ему прибыльное дело. Есть товар, который можно перепродать с большой выгодой, но нужны немалые деньги. Толком они ещё ничего не обсуждали, но до обеда он должен к нам подъехать на разговор.
Примерно через полчаса к нашему складу подъехал новенький блестящий «ягуар» бежевого цвета с белыми кожаными сиденьями. Открылась дверь и из машины выбрался плотненький, небольшого роста, смуглый мужчина в дорогом костюме, лет пятидесяти, бодрый, улыбчивый, с весёлыми, живыми глазами.
- Петрович, - по-простому представился он, пожав нам руки, и доброжелательно окинув нас взглядом.
Мы хотели поговорить с ним на складе, но Петрович отказался.
- Прошу, - он жестом пригласил нас садиться, - серьёзные разговоры надо вести в хорошем месте…
По дороге он нам рассказал, что автомобиль ему привезли из США, где он специально заказывал салон в белой коже. В Москве тогда подобных авто было немного и мы с удовольствием обсудили все её «фишки».
Поехали мы тогда в центр и, припарковавшись, пошли в ресторан при гостинице «Метрополь».
- Покушать, ребята? - Навстречу к нам, улыбаясь как стюардесса, выплыла корпулентная женщина с высокой, похожей на огнетушитель причёской, - у нас очень дорого, - быстро обведя нас глазами, сделала она ударение на слове очень.
- Ничего страшного! - бодро ответил ей сзади Петрович, увидев которого она тут же переменилась и, ещё шире расплывшись в улыбке, повела нас к столу, в углу зала.
Я впервые был в таком заведении и с интересом оглядывался по сторонам. На небольшой эстраде музыканты играли тихую приятную музыку. Зал был почти полон, за столиками сидели хорошо одетые люди, многие из которых наверняка были иностранцами. Рядом, за соседним столом, пили вино две эффектных молодых блондинки, что, едва скользнув по нам с Эдиком глазами, начали внимательно рассматривать Петровича, доброжелательно ему улыбаясь.

Заказав себе еду и выпивку, мы начали обсуждать «дело». Суть сделки была такова - у его знакомого полковника на военных складах хранилось около пятидесяти тонн сахара, это почти две фуры. Сахар этот достался ему после вывода наших войск из ГДР, где он служил интендантом. Можно брать понемногу, цена на него и так ниже рыночной, но если купить всё сразу и за наличные, то Петровичу, под его слово, отдадут его почти вдвое дешевле. Сам он предоплату не просит, мы выгружаем сахар к себе и только после этого полный расчёт. Можно рубли, можно валюту, без разницы. Никакого обмана и всем выгодно, думайте...
- Ну, что? – спросил меня Эдик, когда Петрович отошёл позвонить, - как тебе?
- Да, чёрт его знает, - я помедлил, - вроде деловой мужик… он то, что с этого имеет?
- Говорит, у них там свои расчёты, нам что? Товар-то вперёд…
Честно говоря, Петрович мне понравился. Все его манеры и поведение выдавало в нём человека искушённого. На левой руке у него было два толстых золотых кольца, а самое главное, у него с собою был радиотелефон, который тогда могли себе позволить только немногие. Всё это вызывало невольное почтение, но всё же сумма сделки была для нас просто астрономическая…
Вернувшийся Петрович заметил наши колебания:
- Всё нормально будет, ребята. Я ведь тоже когда-то начинал по-крупному работать, теперь вот сами видите. Риска-то для вас никакого. Сахар провернёте, там уже серьёзные деньги будут, я вам ещё пару дел подкину.
Музыканты в углу заиграли песню Синатры, и мы выпили за знакомство. Алкоголь начал действовать быстро, и я непроизвольно стал посматривать на соседний столик.
Заметив мой взгляд, Петрович усмехнулся и продолжил:
- Понравились? Эти недешёвые…. валютные, их недавно товарищ мой с собой в Дагомыс брал. За три дня ни разу из номера не вышли - он ухмыльнулся, но сразу посерьезнел:
- Всё, будет, парни, всё будет, вы, главное, меня держитесь. И тачки будут и хаты и девки. Девки, ведь, они что любят - чтоб зелень в карманах шуршала. А там с ними хоть куда, хоть в Сочи, хоть в Париж! С деньгами вы на народных артистках спать будете! Дольче вита! Как у Феллини!

Я всё это хотел. Мне было двадцать три года, я оканчивал институт, что называется, выходил во взрослую жизнь. Возможно, кто-то в таком возрасте мечтает о чём-то другом, более масштабном и благородном, не спорю. Встретить настоящую любовь, создать крепкую семью, помогать людям, ловить малышей у ржаного поля. Да что угодно!
Но я прекрасно помню, что у меня тогда других мыслей тупо не было. Я хотел себе такой же «ягуар», хотел поехать с двумя шлюхами в Дагомыс, хотел путешествовать по миру, хотел так же уверенно заходить в рестораны, чтоб передо мной стелились все официанты. Я словно очутился в какой-то чудесной стране, где всё было по-другому и, открыв для себя этот волшебный мир, мне захотелось в нём остаться. Мне казалось, вот она - настоящая жизнь. А почему нет? Чем я хуже других? Заработал же я за два года почти двадцать тысяч долларов, когда у моих родителей зарплата была не больше ста.

После ресторана, где Петрович расплатился за счет, оставив щедрые чаевые, мы снова сели в его «ягуар» и поехали на окраину города, на «военрезерв», как он сказал, окончательно договариваться о товаре. Там нас уже ждал полковник в форме, которого Петрович увёл в сторону и какое-то время тихо с ним шептался, кивая на нас головой. Вернувшись, он весело нам подмигнул и сказал с довольным видом:
- Хороший мужик, мы с ним столько уже провернули. Короче, всё нормально, парни. Не вредные вы, видимо...
Ещё раз обговорив, что машины с товаром, придут с утра, и только после этого мы отдадим деньги, мы ударили по рукам и Петрович довёз нас до нашего склада.
Остаток дня мы считали наши финансы и обзванивали знакомых, одалживая под проценты марки и доллары. Часть денег мы заняли, под остальные Эдик запродал свою «восьмёрку», и требуемая сумма набралась. Весь вечер мы просидели на телефоне, предлагая сахар ОРСам и просто различным фирмам. В то время все посредничали, хватаясь всем подряд, и уже к вечеру Эдик нашёл какого-то знакомого коммерсанта, что сходу пообещал забрать по нашей цене пять тонн сахара уже завтра. Петрович не обманул, деньги и в самом деле потекли к нам в руки.

Сахар, на следующий день, мы выгрузили быстро. Олег дал своих грузчиков с автокаром и вскоре весь наш склад был заставлен поддонами с ровно наваленными на них мешками. Пересчитав их количество, мы проверили все имеющиеся на сахар документы и сертификаты и сели с Петровичем за стол считать деньги. Это не заняло много времени. Петрович просто пролистнул одну из пачек, сложил деньги в свой портфель, закрыл его и окинул нас взглядом.
- А вообще, вы подумайте, - он поднялся из-за стола, - мне просто деньги нужны, а по уму я бы и не продавал пока. Вчера в министерстве был, знающие люди шепнули, вот-вот на водку цена прыгнет. Начнёт тогда народишко самогон гнать, вы свой сахар вдвое дороже двинете.
Я посмотрел на Эдика, и он махнул рукой, мол, разберёмся.
- Ладно, парни, - Петрович улыбнулся и, снова открыв портфель, вытащил из него стопочку банкнот, положив их на стол перед нами, - это вам скидка, на имидж. Оденьтесь, обуйтесь, сами ж знаете, по одёжке встречают…

Где-то час подъехали первые покупатели, толстенький мужичок с бегающим взглядом и с ним здоровяк в кожаной куртке, которого тот называл Серым. С мужичком мы договорились, что половину товара он заберёт сразу, остальное завтра, и он быстро с нами рассчитался. Серый всё это время молчал, глядя на нас холодно и равнодушно, лишь пару раз процедив что-то тому на ухо, когда он достал деньги. И хоть брать с собою охрану из бандитов на сделки тогда считалось абсолютно нормальным, но всё равно было как-то не по себе. К счастью, прошло всё нормально, и вскоре их машина уже встала на погрузку.

После обеда мы с Эдиком поехали на Ленинский, в магазин «М1», что только тогда открылся в Москве и считался в то время весьма элитным местом. Всю «скидку» Эдик, по совету Петровича, предложил потратить на наш имидж. Я не возражал и, спустя примерно два часа, из магазина мы вышли совсем другими людьми, облачившись в костюмы от «Диора», модные рубашки с запонками и лакированные итальянские туфли.
- Как у Феллини, - довольно прокомментировал наш новый вид Эдик и в приподнятом настроении мы отправились на работу.
Там нас уже ждали всё тот же утренний покупатель. Только теперь с ним, помимо Серого, было ещё несколько типов в спортивных костюмах. Мужичок так и остался стоять снаружи, а нас с Эдиком быстро затолкнули на склад.

- Где бабки, твари? Где? - Серый схватил Эдика за ворот его новой рубашки и дёрнул так, что посыпались пуговицы. На попытку вырваться Эдик тут же получил сильный удар в грудь и, охнув, согнулся от боли пополам.
Нас усадили на стулья и, приказав не шевелиться, быстро обшарили. Вытащив у меня пакет с деньгами, Серый заглянул в него и засунул себе за пазуху.
- Это же беспредел, - прохрипел Эдик, - мы же договорились, так не делается…
- А так делается? - Серый быстрым движением достал из кармана нож и, подойдя к лежащей на поддоне груде сахара, с размаху полоснул по ближайшему мешку. Сахар щедро хлынул вниз белым водопадом и он, подставив под него руку, набрал с пол-ладони и сунул Эдику под нос.
- Это что? Вы кого кинуть хотели?
Сахар и вправду выглядел немного странно, крупинки были разной величины и грязно-сероватого оттенка.
Эдик взял, понюхал, потом лизнул и, вытаращив на меня глаза, удивлённо произнёс:
- Соль вроде… - он бросил себе в рот уже целую щепотку, пожевал и ошарашено повторил. - Соль!
- Лохи тупые! - Серый обернулся к своим, - их, по ходу, самих кинули!
Те весело хохотнули. Серый отряхнул руки:
- Ладно, сами встряли, сами гребите, он кивнул остальным браткам на выход. - А будем нужны - найдёте, мы вам за половинку с любого бабло вытащим.

После того, как они ушли Эдик вскочил и с размаху пнул по стулу:
- Ну, мрази конченые, хана им теперь! Они ещё не знают, с кем связались! - Он бросился к телефону и принялся звонить Петровичу, яростно накручивая диск.
- Алло, алло! Странно... – озадаченно проговорил он через минуту, – гудков нет…
Я тем временем выборочно проверил несколько поддонов с сахаром. Точнее с тем, что мы считали сахаром. Все мешки были абсолютно одинаковые, на каждом стояла печать Карачаево-Черкесского сахарного завода, номер ГОСТа и вес - 50кг. Всё было правильно, но только в каждом из них была эта соль. Почти две фуры соли. Сахара же не было совсем. Ни одного атома.
Подошедший Олег осмотрел соль и уверенно прокомментировал:
- Это техническая, мы в котельную себе такую берём иногда. Только у вас она старая уже, видать, списанная. Её кроме дорожников никто не купит, да и то зимой.
Мы с Эдиком обречённо посмотрели друг на друга.
- Ладно, - махнул рукой Олег - пусть лежит у нас пока, может, и скинете кому.

Что самое интересное: мы и тогда ни хрена не поняли. Думали - просто случайность! Вот, сейчас найдём Петровича, и он всё быстро прояснит, позвонит на военрезерв и вся эта дурацкая ситуация наконец-то разрешится.
Почему-то полное осознание случившегося пришло ко мне ещё позже, уже после того, как мы снова съездили на военные склады, где вышедший к нам полковник лишь удивлённо качал головой. Петрович, по его словам, вообще ничего у них не покупал, а просто интересовался, можно ли поставлять продукты для столовой.
Несолоно хлебавши, мы отправились назад и вот тогда, продираясь сквозь людские джунгли метро, я вдруг отчётливо понял, что мы действительно потеряли все свои деньги. И ещё чужие, которые тоже придётся отдавать.
Эдик шёл рядом и всё продолжал рассказывать, как жестоко он расправится с Петровичем, когда найдёт. Про то, что убежать от него невозможно и Петрович просто подписал себе смертный приговор. Про то, что он, Эдик, знает каких-то людей, которые могут убить любого человека, ткнув ему в сердце вязальной спицей.

И когда, мы остановились у мраморной колонны в ожидании поезда, я вдруг не выдержал и расплакался как ребёнок. Контролировать это я не мог, хотя мимо шло множество людей, которые всё это видели.
- Ты чего? – Эдик даже замолчал и сочувственно обнял меня одной рукой за плечи, - ты чего, расстроился что ли? Да плюнь ты на эти деньги! Да мы с тобою ещё столько заработаем! Вот увидишь! Мне, вот, вчера баксы возить с Узбекистана предложили. Дело верняк, а доходность как у наркобаронов!
Он говорил что-то ещё, но я уже не слышал. Слёзы катились по моим щекам, чётко одна за другой, словно срабатывал какой-то беззвучный таймер. Мечты об автомобиле с белой кожей, о дорогих ресторанах, о поездках за границу с прекрасными обольстительными женщинами, с которыми можно по три дня не выходить из номера, в одночасье рухнули, превратив нас в тех, кем мы были на самом деле. Мелкими неудачниками, потратившими два года жизни на то, чтобы заработать деньги, украденные каким-то проходимцем. Прохожие вокруг косились на нас с удивлением. Наверное, мы выглядели нелепо посередине станции в своих модных костюмах, но мне было уже всё равно.

Соль мы продали с наступлением холодов, продали за копейки, чтобы начать отдавать занятое и рассчитаться за аренду склада, которую Олег нам и так снизил вдвое. Петровича мы так и не нашли. Ни через знакомых в милиции, ни через каких-то влиятельных тогда людей. Автомобиль был взят в прокате на поддельный паспорт, телефона зарегистрирован на какого-то бомжа, документы на сахар оказались фальшивкой. А обратиться за помощью к бандитам мы просто не рискнули, да и правильно, скорее всего, сделали. Полностью со всеми долгами разобрались только через полтора года. Ещё повезло, что курс тогда сильно не рос, так потихоньку и закрыли.

С тех пор прошло уже больше двадцати лет. Я доучился в институте, потом женился, получил второе высшее, теперь, вот, директорствую в небольшой фирме и всё у меня хорошо. О чём сейчас мечтаю, даже сложно сказать, вектор как-то больше на дочку сместился, дай Бог, чтоб у неё всё ровно было. Из тех юношеских мечтаний осталась только тяга к путешествиям, езжу часто и с удовольствием.
Недавно, вот, был на Мальте, днём бродил по средневековому городу, ездил по экскурсиям, а вечерами сидел с планшетом в самом углу тихой набережной, на зелёной скамейке с ножками в виде веток. После Москвы там неплохо, тишина, море и покой, лишь изредка нарушаемый шустрыми ящерками, снующими по парапету из золотистого известняка. Пару раз приходил старик лет за семьдесят, бывший наш соотечественник, вздыхал, жаловался на болезни, на одиночество. Вспоминал детей, что к нему не ездят, вытирая навернувшиеся слёзы рукой с двумя толстыми золотыми кольцами. Расспрашивал о Москве, где он давно уже не был, всё повторяя, что мечтает поехать туда осенью, которой здесь, на Мальте, просто никогда нет.
Что ж, не дай, Господь, того, к чему мы сможем притерпеться - гласит старая поговорка. Иногда я с ней согласен, иногда нет.

© robertyumen
- У вас в универе пары во сколько начинаются?
- По-разному. Говорят, что есть такие, что в 8:30 начинаются, но я на таких никогда не был.
27

Рейтинг@Mail.ru