Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про школу

Смешные анекдоты и истории про школу, учителей, школьников и родителей.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Молодая женщина с дочерью обедают в пиццерии. Девочке лет одиннадцать, она пьёт лимонад из очень высокого стакана. Сразу через две трубочки.
― А знаешь, мама, ― сообщает вдруг ребенок, отрываясь от трубочек, ― если вы с папой разведетесь, то за школьные завтраки платить будет не надо.
Женщина давится куском пиццы, машет руками, кашляет. С трудом отдышавшись, предупреждает:
― Ты вот что… Ты папе об этом не рассказывай.
Вопрос ЕГЭ по литературе: какого цвета глаза у лошади Вронского?
Отцу мальчика звонит ребе из хедера:
- Год только начался, а ваш Моня уже трижды подрался, рисует на партах голых женщин и вообще...
- Подождите, ребе. Год только начался, а когда Моня был на каникулах дома, я вам хоть раз позвонил?
Услышал сегодня историю о родственнике, она стоит того, чтобы опубликовать ее здесь.

Ваня был активным и изобретательным ребенком. Поэтому ему очень понравилось ходить в школу. Учителя не разделяли Ваниного энтузиазма, но деваться им было некуда.
Первый класс, открытый урок. Где-то сзади сидит проверяющий. Дети хором считают от одного до десяти, потом от десяти до одного (всё отрепетировано классом заранее). После того, как они произносят "один", Ваня кричит "Пуск" и взрывает хлопушку. Хотел пустить ракету, но не смог раздобыть.

Второй класс, открытый урок. Тот же проверяющий. Учительница перед уроком еще раз повторяет Ване: он должен сидеть и молчать. Ваня послушался, и проявил изобретательность: засунул пальцы руки в рот и сжал там в кулак. В середине урока оказалось, что разжать кулак во рту невозможно. И вытащить, не разжав, тоже невозможно. Учительница пробовала, проверяющий пробовал, даже директор пробовал - не вытаскивается. Остаток дня в больнице пытались добыть кулак изо рта. Хотели уже отрезать пальцы, доставать их изо рта по одному и пытаться пришить, но с миорелаксантами и обезболивающим как-то вытащили, и даже взрослые зубы все оставили, только молочные пришлось удалять.

Третий класс, открытый урок. Учительница заранее предупредила родителей, что в школу ребенок в этот день не идет, остается дома и делает вид, что болеет. И проверяющему (тому же) об этом рассказала. Но родители на работе, дома сидеть скучно... Ваня пошел гулять. Проходя около школы, он встретил спешащего на урок проверяющего и вежливо с ним поздоровался... Беднягу увезли на скорой с сердечным приступом.
Велик Русский Язык!
Вот вроде бы два синонима: труд и работа...
Однако ж: «Труд — облагораживает».
А «От работы кони дохнут!»
Когда я работала программистом в авиационном КБ, в нашем отделе работал инженер-конструктор Валера. Очень приятный и добрый молодой человек, к тому же с чувством юмора. Его жена трудилась в другом отделе. Эту историю она рассказала моей подруге, стол и кульман которой находились по соседству от неё.
Дочка пошла в первый класс. Это сейчас у первоклашек целый год оценки не выставляют, а тогда только в первой четверти звёздочки на обложку лепили, а уже со второй - полновесные оценки. Кому пятёрки, а кому - что останется. Ну вот, началась вторая четверть. Дочка регулярно ходит в школу, в субботу подаёт маме на проверку дневник. Мама глянула и сразу впала в жуткое расстройство. У их единственной девочки, надежды и гордости, самой умной и красивой по крайней мере во дворе - за одну неделю две тройки. И замечание по поведению. Что делают в таких случаях мамы, не способные как следует отчитать свое дитятко? Правильно. Идут к папе. Папа Валера посмотрел на дневник, на жену, подумал и изрёк вечную... Нет, не так. ВЕЧНУЮ ИСТИНУ: "Главное, чтобы фату задом наперёд не надела".
Валера, я тебя люблю. Теперь я свою дочь воспитываю по этому закону.
Когда работал в сельской школе был случай. (Примерно 91 год).

Военрук оборудовал тир в подвале для стрельбы из пневматики.

А я был инструктором производственного обучения - обучал старшеклассников профессии тракторист-машинист.

Два раза в неделю проводил занятия по вождению трактора. Понедельник - 10-й класс, четверг - 9-й класс.

А у военрука в эти дни были занятия с младшими классами в тире.

И раз я подъезжаю на своем тракторе к школе после вождения, а военрук выскакивает из школы и тащит за шиворот пятиклассника с забинтованной рукой. запихивает его в свой "Запорожец" и уезжают.

Оказывается, - это пацан зарядил пистолет пулькой, закрыл дуло пальцем и стрельнул. Хорошо, что закрыл не глазом.
Пулька вошла под кожу.

После этого военрук объявил прекращение всех стрельб.

Но потом директор и завуч уговорили его ослабить санкции. Потому что сельские дети стрелять любят, и прекращение занятий в стрелковом кружке могло вызвать санкции со стороны других детей в адрес самострельщика по пальцу.
Навеяло датой — 22 марта, ну и допинговыми скандалами.
1976 год. После зимней Олимпиады в Инсбруке, где блистала сборная СССР, наши районные школьные руководители, находясь в эйфории, решили провести спартакиаду по лыжным гонкам как раз в этот день. Мне, семикласснику, предстояло бежать 15 км в 10-градусный мороз. В нашей школьной команде было 6 ребят. А у меня было два соседа, два родных брата - Витя и Толя, намного старше меня. Витя работал на "гуталиновой" фабрике в Туле, и привозил пустые алюминиевые тубы из-под крема для обуви, а Толя работал в Липецкой области на заводе, где производящем сгущёнку, коею он тоже привозил в деревню (естественно, всё ворованное). А сгущёнка была и обычная, и с какао, и с кофе, всё дефицитное. А мы эту сгущёнку (с кофе, с какао) наливали в тубы от обувного крема (крем обувной, коричневый) и брали с собой на соревнования, где и поедали её в процессе гонки. Сытно, вкусно, и силы прибавляет. 22 марта 1976 года в гонке мы заняли все первые 6 мест, а стартовало около 200 человек. Был скандал, как сейчас бы сказали, допинговый. Все говорили, что кузовских лыжников победить нельзя, потому что они на трассе "гуталин жрут".
— Какой самый важный урок ты вынес из школы?
— Да разве ж вынесешь, когда охранник у дверей сидит?!
Лингвистический взгляд на школьные уроки: русский язык — спряжение, литература — изложение, математика — умножение, ботаника — размножение, анатомия — телосложение, физкультура — движение, физика — торможение, химия — брожение, история — свержение, начальная военная подготовка — заряжение, информатика — мультимедиаприложение.
Я не знаю, чему учат в современной школе, но на днях открыла прошлогоднюю тетрадку девятилетнего брата. На странице, где нетвёрдой детской рукой было выведено: "Коммерческую тайну можно продать"...
7
Когда моя мама уходила на родительское собрание, то всегда возвращалась в чистую квартиру.
21
Что я узнал! Когда был в 4-ом классе, перед летними каникулами мы дарили цветы учителям, и у меня был огромный дорогой букет. Надо было поздравить учителей, но... Они были жестокие и несправедливые! И я подарил той, кто по-настоящему заслужил, уборщице. Но на следующий год мы её не увидели. И вот спустя 9 лет друг рассказал, что она его соседка, и тогда она от счастья ушла из школы и открыла своё дело. Говорит, что я ей надежду подарил.
18
По бульвару гуляет семья с будущим школьником. Читают вместе вывески:
- А-п-т-е-к-а. М-а-г-а-з-и-н. П-и-в-о. 1+1=3.
Идут дальше:
- А-т-е-л-ь-е. Ц-в-е-т-ы. Пи-во. 1+1=3.
Уже в конце квартала:
- П-а-р-и-к-м-а-х-е-р-с-к-а-я. Пиво. 1+1=3.
Как тяжело теперь будет поверить словам учительницы о том, что на самом деле
1+1=2...
В школу вызывает семейный психолог.
- У вас в семье все нормально? Какие отношения между родителями? Ребенка не наказываете строго? Муж не пьющий случайно?
- В чем дело то собственно?
- Я просматривала детские рисунки, у вашего сына рисунок самый мрачный, на небе грозовые тучи, озеро темно синее, травка грязно-зеленая, собачка вообще черное пятно, даже солнышко не светит.
- Хорошо, мы с ним побеседуем.
Вечером, осторожно пытаемся подвести разговор к уроку рисования.
- Да позавчера на рисовании, у меня непроливайку кто-то случайно раздавил, еще до того, она в портфеле лежала. Когда начали рисовать, соседка по парте разрешила кисточку намочить водой. Вот помыть потом ни в какую...
- Ну не буду же я с кисточкой по всему классу бегать, по этому солнышко коричневое получилось, небо пасмурное, а Белка стала Жучкой.
На следующий день купили две непроливайки сыну, и отношения в семье заиграли новыми красками...
Урок биологии в средней школе. Раннее утро. Полусонный учитель (ваш покорный слуга) бубнит фамилии учеников из журнала. Полусонные ученики вяло откликаются и чуть не падают носами на парты. Внезапно с грохотом распахивается дверь, и на пороге появляется нечто маленькое, с огромными глазами, всклокоченной шевелюрой, и в куртке, надетой не на ту сторону. Учитель поворачивает голову к этому "полтергейсту" и спрашивает:
- Как фамилия?
Явление долго не может перевести дух. Одновременно с этим у него в голове всё перемешивается, он догадывается, что у него что-то спрашивают, но не понимает, что конкретно. Затем он решает, что вопрос был: "Что мы проходили на прошлом занятии?", и тоненьким голоском выпаливает:
— Крокодилов!
Насколько я в курсе, Лёша уже три года не может отделаться от своей новой клички...
10
Учитель:
- На 5 не знает никто, на 4 знаю Я, на 3 можете знать вы!
Ученики:
- А можно нам нормального преподавателя, который знает предмет?
33
Сына моей коллеги принимали в 1-ый класс. Надо сказать, что школа была блатная, и она очень боялась, что его не возьмут. Когда экзамен закончился, и все вышли из класса, экзаменатор отдельно подошёл к Тане (так звали мою коллегу) и сказал: "Думающий мальчик, берём".
По дороге домой она, естественно, стала интересоваться у сына, о чём его спрашивали.
- Да, ничего интересного, мам. Мне показали картинку, на ней ширма, а из-под неё 10 лапок видны. Ну и спросили, сколько за ширмой стоит петухов.
- Ну, а ты чего?
- Я сказал, что скорее всего 5, но если среди них есть увечные, то могут быть разные варианты.
1
О китайском образовании.
У знакомой дочка до пандемии сразу после школы поступила в колледж в Китае. Так получилось, что где-то через полгода прихворнула, большая температура. Диалог с преподавателем:
- Я приболела, и наверное несколько дней пропущу.
- Ты, что ходить не можешь?
- Могу, но плохо себя чувствую. Мне надо несколько дней отлежаться.
- Мы сейчас за тобой пришлем машину. Учебу нельзя пропускать. Потом тяжело будет догонять.
- Я смогу подтянуться, а сейчас у меня голова плохо соображает и я могу заразить в классе.
- Это не твои проблемы.

В результате девушку с температурой под 40 привезли на урок, где она через час потеряла сознание. И ее отправили в лазарет.
В первом классе мама сшила мне на ёлку костюм Снегурочки. Помню, как она снимала мерки, делала выкройки, неделю трудилась, наконец доделала. Кулёк со сладостями в подарок за костюм мне не дали, аргументировав это тем, что костюм якобы куплен готовым в магазине.
Утренник закончился, сижу на скамейке в коридоре школы, реву. Подходит ко мне друг моего брата, борзый разгильдяй из четвёртого класса, интересуется, что случилось. Рассказываю ему причину, он отводит меня под лестницу, просит подождать, уходит. Возвращается бегом с тремя кульками сладостей, отдаёт мне два, сам съедает на месте третий. Оказалось, он залез в учительскую, где переодевался Дед Мороз, и спёр из мешка оставшиеся подарки.
10
В начальной школе в раздевалке на стене было написано слово "хуй". Я тогда была маленькой и не знала, что оно означает. Поэтому, когда уроки заканчивались, и все разбирали куртки, я стояла в стороне и шёпотом произносила это слово, думая, что оно волшебное, и в стене откроется портал...
5
- Марья Ивановна, вот нафига нам эти буквы учить, слова складывать, предложения, читать учиться?
- Чтобы быть грамотным современным человеком, Вовочка!
- Ага! Вот вчера папка пришёл с работы уставший, я с ним рядом, он читает в интернете новости: певица в коме после пожара, балерину нахлобучили мошенники, актёр помер от ковида. Папка сказал "пошли н@хуй", захлопнул ноутбук и пошёл на кухню пить водку! Вот к чему ваша грамотность приводит!
В Японии три года железнодорожная станция работала ради одной пассажирки.
В течение нескольких лет на вокзале Ками-Ширатаки на острове Хоккайдо в Японии поезда ждала одна пассажирка — школьница, которая ездила на учёбу. Поезд останавливался там только два раза в день, чтобы забрать девочку и снова привезти после окончания школьного дня.
В 2013 году японское Железнодорожное управление решило закрыть станцию Ками-Ширатаки, так как пассажиропоток отсутствовал, а также в этом районе стало меньше грузовых перевозок.
Но, когда стало известно, что девочке нужно на этом поезде каждый день добираться в школу, то было решено оставить практически безлюдный полустанок. И каждый год его ремонтировали, а зимой перон очищали от снега.
Расписание транспорта напрямую зависело от школьного расписания девочки.
Станция Ками-Ширатаки работала до марта 2016 года, после чего её закрыли, так как девочка закончила школу.
Наступили времена, когда в школах на уроках информатики учителя совершенно бесплатно учатся у старшеклассников.
Навеяло историей (или анекдотом?) про то, как преподаватель заставлял опоздавших студентов гимны распевать.
Буквально на следующий день наткнулся в youtube на видео про первый год жизни в Канаде "свежих" иммигрантов: Сергея Куприянова (актер из "Особенностей национальной охоты") и его жены.
Так вот, жена рассказывала о том, как она привозила ребенка в канадскую школу и при этом в первые недели учебы они почему-то опаздывали несколько дней подряд на 5-10 минут. Мальчик все больше нервничал после каждого опоздания и маме "выговаривал": "Ну вот, мы опоздали, и я опять песенку не смогу спеть!" Мама особого значения "неспетой песенке" не придавала - не споет сегодня, споет завтра. До тех пор, пока однажды не зашла в школу вместе с сыном, на этот раз - почти без опоздания. Сын побежал со всех ног в свой класс, но тут все двери распахнулись, и из них в коридор начали выходить учителя и ученики. Раздалась музыка, ученики (в том числе сын) встали "по стойке смирно", прижали правую руку к груди и дружно запели:

"O Canada! Our home and native land!
True patriot love in all of us command"

"Песенка" оказалась ежедневно исполняемым гимном Канады, короче.
Кажется, больше они в школу старались не опаздывать...
Учительница в школе на уроке истории несколько раз подряд демонстрировала отрывки их старых фильмов. В конце показа она спросила:
- Вовочка, что ты понял из этих фильмов?
- В прошлом, Марь Иванна, все люди были черно-белыми.
1 сентября.
- Дети, давайте проверим - вы ничего не забыли за лето?
- Тётя, а вы кто?!
По распоряжению правительства, школьные сочинения на тему "Как я провёл лето" с первого сентября этого года будут проверяться сначала в налоговой инспекции, а затем в школе.
- Мам, помоги с сочинением. Нужно не меньше 350 слов.
- А что за тема?
- Некрасов: "Кому на Руси жить хорошо".
- Напиши - "депутатам".
- Но надо 350 слов.
- Пиши поименно!!!
5
Ну, перепутал Путин Северную войну с Семилетней. Хорошо еще, что не с Шестидневной!
В девятом классе нам дали нового физика. До него была Евдокия Максимовна, она, конечно же чему-то нас учила. У нее был пунктик, она западала на всё сверхъестественное. Бывало в начале урока подкинет ей кто-нибудь:
- Евдокия Максимовна, а вы видели в "Комсомолке" что где-то кто-то видел НЛО?!?!
И всё, уже нет ни Ньютона ни Паскаля, а только НЛО и полтергейст на 45 минут. Мы этим переодически пользовались, с оглядкой на то что скоро в институты поступать.
И вот, на один из уроков, вместо неё пришел молодой, высокий, в крупных "роговых" очках и светло-сером костюме ОН.
- Здравствуйте, меня зовут Олег Владимирович Остроухов, я буду вести у вас физику. - негромко и очень спокойно сказал он. По-моему половина девчёнок в него влюбилась сразу. С первого же урока он начал объяснять всё очень спокойно и довольно понятно.
Перед вторым или третьим уроком, мне, вдруг, пришла в колову шкодная мысль: - а что если за доску для настольного проэктора, которая у него над головой, засунуть метроном? Не долго думая, на глазах у всего класса, я так и сделал. Заведя и поставив метроном на самое медленное тиканье, я засунул его за доску так чтобы его не было видно. Пацаны хихикали в предвкушении реакции нового и "очень спокойного" физика, девчёнки тоже слегка улыбались. Пока была перемена ничего слышно не было, но вот прозвенел звонок и в класс вошел Олег Владимирович. Все сразу же угомонились, и тут затикало. Это было как хорошо поставленный театральный шепот откуда-то из-за кулисы - негромко, но отчетливо:
Тик - - - так - - - тик - - - так...
Все уставились на физика. Он же спокойно открыл классный журнал, проверил кто в классе и стал спрашивать домашнее задание.
Тик - - - так - - - тик - - - так.
Прямо у него над головой, а заодно и по ушам всему классу.
Народ начинает поглядывать на меня.
А я чё? Я ничё.
Тик - - - так - - - тик - - - так...
Через пару минут не выдержала Ася:
- Олег Владимирович, выключите метроном!
- Какой метроном? Я ничего не слышу. - и дальше спрашивать домашку.
Тик - - - так - - - тик - - - так!
В мою сторону одноклассники уже мечут глазами молнии.
Еще через минуту:
- Ну Олег Владимирович, ну выключите метроном!
Физик: - ну кто его включил, пусть тот и уберет его.
Класс гневно и почти хором: - Родионов убери метроном!!!
Я встаю и как побитая собака иду к учителю, извлекаю из-за доски  свою пакость, выключаю его и ставлю на место, рядом с другими приборами. Всё.
Олег Владимирович не сказал мне ни слова, даже не усмехнулся. Он просто продолжил урок.
Прошло уже более 35 лет с того урока, но я его помню как вчера. По-моему и сейчас уши горят от стыда.
Спасибо Олег Владимирович огромное Вам за тот утрок.
Не мое (из Интернета)
Конец 1980-х годов. Последние годы существования Советского Союза. Глухая деревня на Дальнем Востоке.
Рассказ учительницы из этой деревни.

" Меня уговорили на год взять классное руководство в восьмом классе. Раньше дети учились десять лет. После восьмого класса из школ уходили те, кого не имело смысла учить дальше. Этот класс состоял из таких почти целиком. Две трети учеников в лучшем случае попадут в ПТУ. В худшем — сразу на грязную работу и в вечерние школы. Мой класс сложный, дети неуправляемы, в сентябре от них отказался очередной классный руководитель. Директриса говорит, что, если за год я их не брошу, в следующем сентябре мне дадут первый класс.

Мне двадцать три. Старшему из моих учеников, Ивану, шестнадцать. Он просидел два года в шестом классе, в перспективе — второй год в восьмом. Когда я первый раз вхожу в их класс, он встречает меня взглядом исподлобья. Парта в дальнем углу класса, широкоплечий большеголовый парень в грязной одежде со сбитыми руками и ледяными глазами. Я его боюсь.

Я боюсь их всех. Они опасаются Ивана. В прошлом году он в кровь избил одноклассника, выматерившего его мать. Они грубы, хамоваты, озлоблены, их не интересуют уроки. Они сожрали четверых классных руководителей, плевать хотели на записи в дневниках и вызовы родителей в школу. У половины класса родители не просыхают от самогона. «Никогда не повышай голос на детей. Если будешь уверена в том, что они тебе подчинятся, они обязательно подчинятся», — я держусь за слова старой учительницы и вхожу в класс как в клетку с тиграми, боясь сомневаться в том, что они подчинятся. Мои тигры грубят и пререкаются. Иван молча сидит на задней парте, опустив глаза в стол. Если ему что-то не нравится, тяжелый волчий взгляд останавливает неосторожного одноклассника.

Районо втемяшилось повысить воспитательную составляющую работы. Мы должны регулярно посещать семьи в воспитательных целях. У меня бездна поводов для визитов к их родителям — половину класса можно оставлять не на второй год, а на пожизненное обучение. Я иду проповедовать важность образования. В первой же семье натыкаюсь на недоумение. Зачем? В леспромхозе работяги получают больше, чем учителя. Я смотрю на пропитое лицо отца семейства, ободранные обои и не знаю, что сказать. Проповеди о высоком с хрустальным звоном рассыпаются в пыль. Действительно, зачем? Они живут так, как привыкли. Им не нужна другая жизнь.
Дома моих учеников раскиданы на двенадцать километров. Общественного транспорта нет. Я таскаюсь по семьям. Визитам никто не рад — учитель в доме к жалобам и порке. Я хожу в один дом за другим. Прогнивший пол. Пьяный отец. Пьяная мать. Сыну стыдно, что мать пьяна. Грязные затхлые комнаты. Немытая посуда. Моим ученикам неловко, они хотели бы, чтобы я не видела их жизни. Я тоже хотела бы их не видеть. Меня накрывает тоска и безысходность. И через пятьдесят лет здесь будут все так же подпирать падающие заборы слегами и жить в грязных, убогих домах. Никому отсюда не вырваться, даже если захотят. И они не хотят. Круг замкнулся.

Иван смотрит на меня исподлобья. Вокруг него на кровати среди грязных одеял и подушек сидят братья и сестры. Постельного белья нет и, судя по одеялам, никогда не было. Дети держатся в стороне от родителей и жмутся к Ивану. Шестеро. Иван старший. Я не могу сказать его родителям ничего хорошего — у него сплошные двойки. Да и зачем что-то говорить? Как только я расскажу, начнется мордобой. Отец пьян и агрессивен. Я говорю, что Иван молодец и очень старается. Все равно ничего не изменить, пусть хотя бы его не будут бить при мне. Мать вспыхивает радостью: «Он же добрый у меня. Никто не верит, а он добрый. Он знаете, как за братьями-сестрами смотрит! Он и по хозяйству, и в тайгу сходить… Все говорят — учится плохо, а когда ему учиться-то? Вы садитесь, садитесь, я вам чаю налью», — она смахивает темной тряпкой крошки с табурета и кидается ставить грязный чайник на огонь.

Этот озлобленный молчаливый переросток может быть добрым? Я ссылаюсь на то, что вечереет, прощаюсь и выхожу на улицу. До моего дома двенадцать километров. Начало зимы. Темнеет рано, нужно дойти до темна.

— Светлана Юрьевна, подождите! — Ванька бежит за мной по улице. — Как же вы одна-то? Темнеет же! Далеко же! — Матерь божья, заговорил. Я не помню, когда последний раз слышала его голос.

— Вань, иди домой, попутку поймаю.

— А если не поймаете? Обидит кто?

Ванька идет рядом со мной километров шесть, пока не случается попутка. Мы говорим всю дорогу. Без него было бы страшно — снег вдоль дороги размечен звериными следами. С ним мне страшно не меньше — перед глазами стоят мутные глаза его отца. Ледяные глаза Ивана не стали теплее. Я говорю, потому что при звуках собственного голоса мне не так страшно идти рядом с ним по сумеркам в тайге.
Наутро на уроке географии кто-то огрызается на мое замечание. «Язык придержи, — негромкий спокойный голос с задней парты. Мы все, замолчав от неожиданности, поворачиваемся в сторону Ивана. Он обводит холодным, угрюмым взглядом всех и говорит в сторону, глядя мне в глаза. — Язык придержи, я сказал, с учителем разговариваешь. Кто не понял, во дворе объясню».

У меня больше нет проблем с дисциплиной. Молчаливый Иван — непререкаемый авторитет в классе. После конфликтов и двусторонних мытарств мы с моими учениками как-то неожиданно умудрились выстроить отношения. Главное быть честной и относиться к ним с уважением. Мне легче, чем другим учителям: я веду у них географию. С одной стороны, предмет никому не нужен, знание географии не проверяет районо, с другой стороны, нет запущенности знаний. Они могут не знать, где находится Китай, но это не мешает им узнавать новое. И я больше не вызываю Ивана к доске. Он делает задания письменно. Я старательно не вижу, как ему передают записки с ответами.

В школе два раза в неделю должна быть политинформация. Они не отличают индийцев от индейцев и Воркуту от Воронежа. От безнадежности я плюю на передовицы и политику партии и два раза в неделю пересказываю им статьи из журнала «Вокруг света». Мы обсуждаем футуристические прогнозы и возможность существования снежного человека, я рассказываю, что русские и славяне не одно и то же, что письменность была до Кирилла и Мефодия.

Я знаю, что им никогда отсюда не вырваться, и вру им о том, что, если они захотят, они изменят свою жизнь. Можно отсюда уехать? Можно. Если очень захотеть. Да, у них ничего не получится, но невозможно смириться с тем, что рождение в неправильном месте, в неправильной семье перекрыло моим открытым, отзывчивым, заброшенным ученикам все дороги. На всю жизнь. Без малейшего шанса что-то изменить. Поэтому я вдохновенно им вру о том, что главное — захотеть изменить.

Весной они набиваются ко мне в гости. Первым приходит Лешка и пристает с вопросами:

— Это что?

— Миксер.

— Зачем?

— Взбивать белок.

— Баловство, можно вилкой сбить. Пылесос-то зачем покупали?

— Пол пылесосить.

— Пустая трата, и веником можно, — он тычет пальцем в фен. — А это зачем?

— Лешка, это фен! Волосы сушить!

Обалдевший Лешка захлебывается возмущением:

— Чего их сушить-то?! Они что, сами не высохнут?!

— Лешка! А прическу сделать?! Чтобы красиво было!

— Баловство это, Светлана Юрьевна! С жиру вы беситесь, деньги тратите! Пододеяльников, вон полный балкон настирали! Порошок переводите!

В доме Лешки, как и в доме Ивана, нет пододеяльников. Баловство это, постельное белье.

Иван не придет. Они будут жалеть, что Иван не пришел, слопают без него домашний торт и прихватят для него безе. Потом найдут еще тысячу поводов, чтобы завалиться в гости, кто по одному, кто компанией. Все, кроме Ивана. Он так и не придет. Они будут без моих просьб ходить в садик за сыном, и я буду спокойна — пока с ним деревенская шпана, ничего не случится, они — лучшая для него защита. Ни до, ни после я не видела такого градуса преданности и взаимности от учеников. Иногда сына приводит из садика Иван. У них молчаливая взаимная симпатия.

На носу выпускные экзамены, я хожу хвостом за учителем английского Еленой — уговариваю не оставлять Ивана на второй год. Затяжной конфликт и взаимная страстная ненависть не оставляют Ваньке шансов выпуститься из школы. Елена колет Ваньку пьющими родителями и брошенными при живых родителях братьями-сестрами. Иван ее люто ненавидит, хамит. Я уговорила всех предметников не оставлять Ваньку на второй год. Елена несгибаема. Уговорить Ваньку извиниться перед Еленой тоже не получается:

— Я перед этой сукой извиняться не буду! Пусть она про моих родителей не говорит, я ей тогда отвечать не буду!

— Вань, нельзя так говорить про учителя, — Иван молча поднимает на меня тяжелые глаза, я замолкаю и снова иду уговаривать Елену:

— Елена Сергеевна, его, конечно же, нужно оставлять на второй год, но английский он все равно не выучит, а вам придется его терпеть еще год. Он будет сидеть с теми, кто на три года моложе, и будет еще злее.
Перспектива терпеть Ваньку еще год оказывается решающим фактором, Елена обвиняет меня в зарабатывании дешевого авторитета у учеников и соглашается нарисовать Ваньке годовую тройку.

Мы принимаем у них экзамены по русскому языку. Всему классу выдали одинаковые ручки. После того как сданы сочинения, мы проверяем работы с двумя ручками в руках. Одна с синей пастой, другая с красной. Чтобы сочинение потянуло на тройку, нужно исправить чертову тучу ошибок, после этого можно браться за красную пасту.

Им объявляют результаты экзамена. Они горды. Все говорили, что мы не сдадим русский, а мы сдали! Вы сдали. Молодцы! Я в вас верю. Я выполнила свое обещание — выдержала год. В сентябре мне дадут первый класс. Те из моих, кто пришел учиться в девятый, во время линейки отдадут мне все свои букеты.

Прошло несколько лет. Начало девяностых. В той же школе линейка на первое сентября.

— Светлана Юрьевна, здравствуйте! — меня окликает ухоженный молодой мужчина. — Вы меня узнали?

Я лихорадочно перебираю в памяти, чей это отец, но не могу вспомнить его ребенка:

— Конечно узнала, — может быть, по ходу разговора отпустит память.

— А я вот сестренку привел. Помните, когда вы к нам приходили, она со мной на кровати сидела?

— Ванька! Это ты?!

— Я, Светлана Юрьевна! Вы меня не узнали, — в голосе обида и укор. Волчонок-переросток, как тебя узнать? Ты совсем другой.

— Я техникум закончил, работаю в Хабаровске, коплю на квартиру. Как куплю, заберу всех своих.

Он легко вошел в девяностые — у него была отличная практика выживания и тяжелый холодный взгляд. Через пару лет он действительно купит большую квартиру, женится, заберет сестер и братьев и разорвет отношения с родителями. Лешка сопьется и сгинет к началу двухтысячных. Несколько человек закончат институты. Кто-то переберется в Москву.

— Вы изменили наши жизни.

— Как?

— Вы много всего рассказывали. У вас были красивые платья. Девчонки всегда ждали, в каком платье вы придете. Нам хотелось жить как вы.

Как я. Когда они хотели жить как я, я жила в одном из трех домов убитого военного городка рядом с поселком леспромхоза. У меня был миксер, фен, пылесос, постельное белье и журналы «Вокруг света». Красивые платья я сама шила вечерами на машинке.

Ключом, открывающим наглухо закрытые двери, могут оказаться фен и красивые платья. Если очень захотеть".
Скоро 1 сентября.
Кто-нибудь подскажет, где есть школа с окнами, шторами, дверьми, лампочками, где стены покрашены, линолеум уложен, и всё это без родительского комитета.
Очень нужна для дочки.
Девятилетней племяннице задали записать свои впечатления и краткое содержание сказки «Конёк-Горбунок». Результат:
Краткое содержание: Иван очень быстро сделал карьеру царя.
Впечатления: уважаю и хочу быть на него похожей.
Вспомнил, как в школе проверяли всем зрение - диспансеризация. Очередь в кабинет. Таблица висела акурат на стене, где входная дверь, кстати, открытая. Доктор вышла, а я заглянул в кабинет, рассмотрел таблицу, прочитал самую нижнюю строчку: "Напечатано в ордена Красной Звезды типографии "Красный Пролетарий". Тираж ........ экз. Ну, и т. д.
Дошла моя очередь.
- Ну, и какую строчку ты отчётливо видишь?
Выдаю весь текст (память у меня тогда была хорошая).
Доктор срывается с места, подлетает к таблице, напяливает очки... Только громкое ржание в коридоре вывело её из оцепенения😀
На уроке истории:
— Кто был отцом Людовика Шестнадцатого?
— Людовик Пятнадцатый.
— Хорошо. А Карла Седьмого?
— Карл Шестой.
— А Франциска Первого? Ну, что ты молчишь?
— Да походу сиротой он был!
Когда брат еще в школе учился, им как-то на уроке ОБЖ рассказывали об экстренной помощи при ожогах, и одним из ингредиентов был пух камыша. Заглянув в тетрадь к соседу, брат увидел запись "пухка-мыша", у соседей сзади то же. Оказалось, весь класс, даже самые заучки с умным видом записывали "пухка-мыша", видимо, подразумевая мохнатого грызуна. И их ни разу не смутило, что эту пухку надо смешивать с топленым маслом и втирать в кожу. Брат знатно поугорал над одноклассничками, а потом и мы с мамой, когда услышали эту историю. А наш кот Маркиз с тех пор получил второе прозвище Пухка.
В школе:

Марьиванна: Дети, сегодня мы поговорим про ЗОЖ. Придумайте стишок с фразой "Кто не курит и не пьёт...".
Анечка:
Кто не курит и не пьёт,
тот счастливо проживёт!
Марьиванна: Молодец, Анечка. Садись, пять.
Петечка:
Кто не курит и не пьёт,
на вершину тот взойдёт!
Марьиванна: Отлично, Петечка, отлично. В ближайшее время сходим в турпоход. Так... Вовочка, а ты, что молчишь? Тебе, разгильдяю, нечего сказать про тех, кто не курит и не пьёт? Или не можешь?!
Вовочка: Могу.
Марьиванна: Ну давай. Мы все тебя внимательно слушаем.
Вовочка:
Кто не курит и не пьёт,
того в бункере убьёт.
Всю страну свою просрёт,
кто не курит и не пьёт.
Марьиванна (вскакивая, багровея): Молчать, Вовочка, молчать! Завтра же в школу с родителями.
Вовочка: Да за что, Марьиванна? Вы чего?
Мартиванна (задыхаясь): А ты чего? Ты - того? Ты про кого? Ты на кого?
Вовочка: Про Гитлера, разумеется. А вы про кого, Марьиванна?
А у нас сегодня в школе уроки отменили, так как света нет и котельная не работает!
Ура!
Саша, 32 годика, учитель.
Сэр Ньютон со вторым законом,
И Гей-Люссак, и Фарадей,
И Менделеев с Клапейроном,
И Резерфорд, и Галилей…

Как много гениев науки
Нам в школе довелось учить,
Чтобы потом во взрослой скуке
Забыть…
Самым коротким школьным сочинением на тему "В гостях у бабушки" было такое:
"Мы приехали к бабушке, а она нам не открыла".
Техасская мама арестована после того, как выдала себя за дочь 7-го класса в школе
Мама выдавая себя за свою 13-летнюю дочь, чтобы показать несостоятельность школьной безопасности.
Мама сделала легкий макияж, прикрыла полностью лицо оставив только глаза и спокойно прошла кордон охраны и спокойно прошла в класс к одноклассникам дочери. После чего выложила в соц. сети свои похождения..
Родительское собрание в школе.
Учительница начинает читая с бумажки:
- Дорогие братья и сёстры! Скоро, очень скоро господству людишек на этой планете придёт конец!
Мы... ой... Хмм... извините, не та бумажка... ага, вот... Уважаемые папы и мамы...
Дочь в четверг сдавала ЕГЭ по русскому языку. Теперь же какие правила? Ровно в десять часов приходят в электронном виде индивидуальные номерные задания, которые сразу же распечатываются на принтере и раздаются испытуемым. Надзирали за молодежью две тётушки. И вот уже наступил срок. Выпускники давно уже заняли свои места в аудитории и ждут начала экзамена. Приходит первый билет, потом второй, затем третий. А принтер молчит! Кураторши побледнели как молоко и даже начали седеть. Одна из них побежала искать помощи. Через пару минут в класс быстрым шагом вошла молодая женщина, за ней семенила тётушка, пытаясь полушёпотом на ходу объяснить проблему. Женщина молча подошла к аппарату, печально посмотрела на тётушек, вздохнула и покачала головой. Затем включила принтер и так же молча вышла. Экзамен был спасён!
Сила привычки или как мы ходим в театр.

Будучи подростком, участвовал я в школьной театральной самодеятельности. Ну как самодеятельности... Сценарий пишет учитель истории, костюмы шьет учитель труда, а за тем, чтоб роли выучили, следит учитель литературы. А самодеятельности-то хочется.
Ставили мы к очередному 23 февраля некий "патриотический" спектакль об Отечественной войне 1812 года. Ну как спектакль... Берется фильм "Гусарская баллада", оттуда надергиваются куски, слегка разбавляются кусками "О бедном гусаре замолвите слово" и совсем немножко оригинального текста для связности.
Играл я там... Ну как играл... Так, строк пять текста. Играл я там графа Нурина. Кто не помнит - это такой картавенький из "Гусарской баллады", который Кутузову рассказывает, что главная героиня - таки действительно героиня, а совсем не герой.
Произношу я на репетиции свои пять строк текста. Четыре в рифму, а пятая - нет. Заканчивать я должен был свое выступление на словах "Она девица!" - а дальше выслушивать слова Кутузова и плавно исчезать со сцены. Но вот как-то коробило меня, что стихотворная форма внезапно строчкой без рифмы портится. И решил я свою роль немнооожко удлинить.

Получилось: "Она девица! Гусарам это очень пригодится."

Пошлятина? Пошлятина. А что вы хотели от подростка?
Произношу я эту пошлятину на репетиции и с интересом жду, что будет.
Сидит учитель истории, сидит учитель литературы, внимания на мое творчество не обращают. Партнер по сцене тоже внимания не обращает.
Ладно, я не гордый. Шутку не услышали - так я повторю. И повторил на следующей репетиции. И еще на одной. И на генеральной.
Эффект тот же.
Ладно же.
Произношу я добавленную строчку и на выступлении. Сидит директор, сидят завучи, сидит полный зал учеников классов этак с 8 по 11. Ни возмущения в первых рядах, ни ржача в последних. То ли так и надо, что со сцены пошлятина идет, то ли никто не слушает, что там на сцене творится, картинка красивая есть - и ок.

Если бы история на этом закончилась...
Но ведь был один человек, которому просто необходимо было слушать, что я говорю. Понимать не обязательно, а слушать - надо.
Прошло 23 февраля, прошел концерт, прошли две недели. Собирают нас в зал и говорят: "Завтра даем спектакль еще раз, к 8 марта, для мам. Роли все помнят? Репетировать не надо? Молодцы."
Не знаю уж, какая связь между 8 марта и 1812 годом, но как-то я постеснялся полному залу мам со сцены пошлятину нести. Произнес свои слова так, как они были задуманы в сценарии.

И мой партнер по сцене, фельдмаршал Кутузов, начал мне тихонько "недостающую фразу" подсказывать.
В догонку к историям об учителях.
------

На днях была встреча выпуска - обычное ВВВ - встретились, выпили, вспомнили. И оказалось, что 50 лет спустя ВСЕ помнят того урока литературы, когда за 40 минут нашему Тимофею Павловичу (земля ему пухом!) удалось передать нам всю СУТЬ романа "Мать" Горкого.

Это был второй урок сразу после каникул и начался он вопросом - читали ли мы роман? С полкласса ушло робкое "да", остальные промолчали, а Дима Щукин поднял руку и спросил напрямую:
- Я начал читать, но не мог осилить весь материал. Была бы у нас какая-то наводка, в пару слов, что именно НУЖНО читать...

Тимофей Павлович (молодой тогда человек - чуть ли не с института) задумался, а потом просиял:
- А вот именно ТАК и сделаем! Надя, подойди к доску, вот тебе книжку. А сейчас запиши на доске заглавия, самого первого и еще - двух последних предложений.

Получилось следующее:
---------------------------------
Мать
----
Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы.
— Несчастные...
Кто-то ответил ей громким рыданием.
----------------------------------

- Спасибо, Наденька! А сейчас, что мы видим в первом предложении романа? Прочитайте про себя. Медленно. Не ищите смысла - просто почувствуйте... что-то. Получилось? Ваня Санин?
- Вроде почувствовал... что-то нудное. В сон чуть не клюнул...
Все засмеялись.
- Отлично, Ваня! Вот именно - нудное. Взглянем еще раз - в данном предложении, запятые - целых девять! И они, деля предложение, убаюкивают читателя, а содержание самых слов наводит тоску и чувство безвыходности.

Мы были поражены! Изучать роман по ОДНОМУ предложению и притом осознать, что чуть ли не самое важное там "дело рук" запятых?!?

А потом оказалось, что еще больще можно найти и в последнем предложении, а если и связать все вместе, да проанализировать, и вообще - "наводка в пару слов" была что надо.

Еще раз - спасибо за урок __мышления__, Тимофей Павлович!
Моими учителями в средней школе были люди примерно моего нынешнего возраста. Пожилые. Пожившие. На их молодость пришлась война. Это я сейчас такая умная и считать года умею. А тогда, в семидесятые, даже и не задумывалась о том, что парторг школы Римма Михайловна с осиной талией, грустными глазами и в туфлях на шпильках и Олимпиада Андреевна, моя учительница литературы с выцветшим шиньоном, похожим на птичье гнездо на голове, могли участвовать в войне так же, как и фронтовик директор школы, историк. На него во время линейки портрет Ленина свалился. Он побагровел постепенно. Начиная с лысины. Но Ленину ничего не сказал. Собственно, больше я про директора ничего и не помню. Да и не про него речь.

Олимпиада Андреевна была моим классным руководителем и учителем русского языка и литературы. Время осветлило ее глаза до стальных, а волосы уложило в смешной реденький шиньон на затылке. Росточку Олимпиада Андреевна была махонького, чуть выше третьеклассника, но каждый ученик моей школы, завидев издалека ее силуэтик с беломором в зубах, притормаживал и маршировал как мимо фельдмаршала Жукова:
- Здравия желаю, Олимпиада Андреевна!

Олимпиада Андреевна создала в моей школе музей "Бухенвальд, о тебе говорят твои герои". На 9 мая он распахивал двери перед первоклассниками. Представьте затянутые черным сатином стены с фотографиями бухенвальдских ужасов, занавешенные окна, тусклый свет настенных ламп. Малышня замирала и прекращала щебетанье на входе. Олимпиада Андреевна включала магнитофон, а мы, девчонки-старшеклассницы, заученно водили указкою по фоткам и рассказывали малышам о Бухенвальде.

После такого вступления уместно будет заметить, что каждый будущий уголовник, прошедший подобную закалку, сызмальства считал Олимпиаду Андреевну авторитетом на нашем неблагополучном во всех отношениях районе и на ее уроках литературы сидел как шелковый, грыз ручку, покрывался испариной и мычал что-то нечленораздельное на вопрос о Чацком, за что (за присутствие!) и получал заслуженный трояк.

В выпускном классе у нас появилась новенькая. Рыжая как огонь Алька из Полтавы. Бесшабашная, острая на язык. И на первом же уроке по "Грозе" Островского протянула руку. - А я не согласна с Добролюбовым! - звонко, колокольчиком разнесся по Бухенвальду Алькин голос. Ну чё за лажа? Катерина сигает с обрыва в реку, и она же - "луч света в темном царстве"?!?

У меня рука потянулась к учебнику. Ринка, соседка по парте, подняла голову, пытаясь увидеть отношение О.А. к происходящему в ее глазах. А Олимпиада Андреевна, широким жестом пригласив Альку к доске, сама отошла к задним партам.

- Обоснуй! - только и сказала.

И больше мы ее в течение урока не слышали, поглощенные диспутом на тему, что важнее, нет, что правильнее - суметь остаться с любимым или утопиться от тоски и безысходности. Даже двоечники что-то говорили! Мы бурлили как весенние потоки. А Олимпиада Андреевна сидела на задней парте, положив голову на руки... и тихим счастьем светились ее поголубевшие глаза.

Когда прозвенел звонок, она сказала:

- Всем спасибо! Такой урок - мечта любого учителя литературы. Але - пять!

- Почему ей пять? Она неправильно думает! Не так как в учебнике! - заныли мы.

- Именно за это ей пять! Подрастете - поймете.

P.s.Спасибо, Олимпиада Андреевна. Я "подросла" и думаю теперь: боже, какие у нас были Учителя!
В конкурсе «Учитель года» в Саратовской области победила Мария Кузякина, учитель начальных классов гимназии №2. Она смогла собрать больше денег на ремонт класса, чем все остальные участники.
2
Однажды я сообщила своим друзьям на первое апреля, что, мол, американцы совсем спятили: каждого на входе в самолет будут заставлять дуть в трубочку, и у кого найдут пары алкоголя - не пустят. Поверили все! Некоторые злились, потому что собирались лететь в США...

Меня, к сожалению, на 1 апреля разыгрывают мало. Я же стараюсь как могу. Вредность и полет фантазии отличали меня еще в детстве. Был у меня одноклассник Игорь. Я им восхищалась и ценила его: он провожал меня, и даже как-то в первом классе отнял у меня капающий пакетик молока, который нам выдавали на продленке, и донес его мне до дома. После этого я решила выйти за него замуж, чем напугала семью. Но все эти планы расстроились, когда нам исполнилось восемь. Зашел как-то Игорь ко мне домой в гости. Как раз первого апреля. Я сначала просто хотела показать ему разные интересные вещи, которые прочитала в "Занимательной физике" Перельмана. Намазала иголку сливочным маслом и осторожно положила в стакан с водой. Иголка плавала.

Игорь удивился и спросил, как это так. Первым движением души было рассказать ему про поверхностное натяжение, пусть даже я сама еще не все хорошо там понимала. Но потом истинная моя суть взяла верх, и я начала вдохновенно врать.
- Знаешь, мой папа работает в секретной лаборатории, им там выдают специальное иголочное масло для испытаний. Им намазывают иголки, они не тонут. Они хотят состав немного поменять, чтоб железный корабль намазать, и он тоже не тонул!

Игорь поверил, рассказал в школе и дома о новейших разработках. Мои оправдания насчет первого апреля во внимание не принял. Обиделся очень. Пришлось потом других мужей искать. А вообще-то хорошая была бы партия!
- Пап, а ты в школу ходил?
- Ходил, сынок, ходил.
- Пап, а вы в школе с друзьями в туалете травку курили?
- Курили, сынок, курили, а где ж ещё.
- И винцо пили?
- Да так, шлифовали.
- А трудовик с физкультурником вас не гоняли?
- Та не, мы ж и их угощали.
- Пап, а пап, а можно тебя попросить в нашу школу больше с друзьями не ходить?

Рейтинг@Mail.ru