Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Самые смешные истории по сумме баллов - 5 место

Самые популярные истории всех лет по сумме баллов

29.01.2024, Новые истории - основной выпуск

О пользе математического аппарата.

В СССР была популярна тема «Наука – народному хозяйству». От фундаментальной науки требовали открытий, приносящих немедленную практическую пользу. И в рамках этой темы на кафедре ядерной физики то ли МГУ, то ли МФТИ родили идею повышать яйценоскость кур малыми дозами радиации. По теории вроде должно было работать. Доложили товарищам из ЦК КПСС, те идею одобрили и выделили птицефабрику для практического эксперимента.

Физики завезли туда свои установки (самих несушек, кажется, не облучали, добавляли понемногу изотопов в корм), подсчитали яйца на выходе и сами обалдели: выход яиц увеличился чуть ли не на 20%. Расширили эксперимент на десяток птицефабрик в разных частях страны – работает! Где-то больше, где-то меньше, но количество яиц увеличилось везде. Стали готовить внедрение по всему СССР, подали заявку на Ленинскую премию. Товарищи из ЦК пообещали, что дадут: тема важная, польза для народного хозяйства очевидна, и к тому же полностью отечественная разработка. На Западе ничего подобного не было. Кое-где пробовали, но статистически значимого результата получить не смогли.

Вот на статистике они и погорели. Физики, помимо премий, захотели еще и диссертации защитить на этой теме, а в диссертации вставить красивые графики и таблицы. Привлекли для этого коллег с кафедры математики. Может, и не привлекли, а сами достаточно хорошо владели математическим аппаратом, но мне для дальнейшего изложения удобнее разделять физиков и математиков.

Математики взяли больший массив данных – количество яиц по каждой фабрике по дням, сравнили с такими же данными за прошлый год до эксперимента, нарисовали графики и сказали: что-то у вас дисперсия неправильная. Где-то какая-то лажа в данных. Причем, судя по величине дисперсии, лажа очень существенная.

Кто в школе не прогуливал математику, следующий абзац могут пропустить, а для остальных разжую. Не очень грамотно, но как получится. Я тоже, бывало, математику прогуливал.

Куры не могут нести одинаковое количество яиц каждый день. 100 яиц на 100 кур в среднем – это, например, 92 вчера, 105 сегодня и 103 завтра. Эти колебания состоят из закономерностей (к примеру, летом куры несутся лучше, чем зимой) и случайных отклонений. Случайные отклонения тоже подчиняются своим законам – законам статистики. Грубо говоря, если нарисовать на графике 100 или больше случайных результатов, должна получиться кривая Гаусса, такой колокол с максимумом в центре и плавным снижением по краям. А если получается что-то другое, значит, величина не случайная. Отклонение результата от гауссианы – это и есть дисперсия.

В нашей истории оказалось, что после начала эксперимента стала получаться идеальная гауссиана, а вот до того было черт-те что. Дело в том, что на всех птицефабриках яйца воровали. Где-то больше, где-то меньше, где-то рядовые работники, где-то начальство, но в целом – везде. Брали, разумеется, не по яичку в день, а иногда, но помногу. А оставшиеся расписывали по дням более-менее равномерно, чтобы отчетность не вызывала подозрений. Она и не вызывала, пока математики не попытались построить по этим данным кривую Гаусса. Сымитировать вручную случайное распределение практически невозможно, даже если понимать, что это такое, и специально стараться. А работники птицефабрик не понимали. А после начала эксперимента воровать яйца они перестали, потому что боялись радиации. Или, может быть, потому, что в присутствии физиков, которые каждое яйцо записывали в свои тетрадки, это стало невозможно.

В общем, математики объяснили физикам, что количество яиц увеличилось не оттого, что облученные куры стали лучше нестись, а оттого, что прекратились хищения. Посоветовали по-тихому свернуть разработку и не позориться. А для программы «Наука – народному хозяйству» предложили другую тему. Повсеместно проверять отчетность на соответствие кривой Гаусса. Не только на птицефабриках, но и в других отраслях. Где гауссиана не получается, там наверняка воровство и приписки. Но товарищи из ЦК эту тему попросили не развивать. Не вашего, сказали, ума дело.

06.09.2023, Новые истории - основной выпуск

Его звали Залупа.

Родители тут ни при чем – мы не говорим про имя. Оно мало кому было интересно, тем более, когда есть емкое прозвище.

Начну, пожалуй, с тех времен, когда никакой Залупы не было. Он пришел к нам во втором классе транзитным пассажиром, маленький лысый человек восьми лет. Учительница, Валерия Валерьевна, бегло прошлась по его недлинной биографии и усадила где-то в середине класса. Ботаники грелись на первых партах, распездалы - на Камчатке, так что ему была прямая дорога к неопределившимся.

Анька, влюбленная в меня еще с детского сада, на той неделе болела, и новенького посадили ко мне.

- Валентин! – представился он.

- Круто, чё, – ответил я. Мне он не показался в тот момент Остапом, к которому надо тянуться.

Таким случилось наше знакомство.

Следующий эпизод произошел той же зимой. В классе на стене висел замечательный стенд, скромную половину которого занимал дедушка Ленин, а вторую – его дело. Пестрая коммунистическая агитка в два квадратных метра.

Репутация вождя была безупречной до того непримечательного утра, когда чуть ниже бороды улыбающегося Ильича не появилось слово «ХУЙ». Это стало откровением прежде всего для Валерии Валерьевны. Добрейшей души женщина, к тому времени раздобревшая и телом, представить себе не могла, что второклашки, с трудом справляющиеся с «ма-ма мы-ла ра-му», так уверенно и каллиграфически могут разбрасываться «хуями». Но факт оставался фактом – был Ленин, и был хуй. Не какой-то случайный, походя намалеванный, а преднамеренный, циничный и бросающий вызов партии. Стенд был высоко, и чтоб подписать вождя, злоумышленнику пришлось встать на стул.

В авторстве никто не признался, и после обеда всех заставили прийти, писать всякие слова типа «хомяк», «улица» или «трамвай». Графологическая экспертиза во имя торжества добра.

Были все, кроме новенького. Он рассказывал потом, что совсем забыл об этом, и потому не пришел, но для преподавательского состава это было прямым доказательством вины. Вызвали его мать в школу – с отцом этот трюк не прошел бы ввиду его отсутствия, как такового.

- Такой маленький, а уже себе позволяет такие выходки, - вздыхала Валерия Валерьевна, скрестив руки на лобке, - и я не удивлюсь, если он еще и курит.

Непонятно, как это вязалось между собой. Мать виновника торжества кивала с пониманием и обещала усилить педагогический процесс.

Слухи в школе разносятся быстро, и к тому моменту все знали, что злосчастный «хуй» принадлежал перу (фиолетовому фломастеру, если быть точным) Лехи Дырявого, отъявленного хулигана, прозванного так за отсутствие переднего зуба. В восемьдесят девятом году в начальной школе незазорно было иметь кличку «дырявый».

Не сомневаюсь, что об этом знал и новенький, но не выдал. Просто стоял под осуждающим взглядом Валерии Валерьевны, после подзатыльника матери на виду у всех, гордый восьмилетний пацан с бритой головой. Он не испугался Дырявого – он вообще никого не боялся, просто это бы пошло вразрез с его жизненными правилами. Я так думаю.

***

Прошло несколько лет, и даже страны, в которой мы жили, уже не стало, а в статусе Лысого (тогда его так называли) ничего не изменилось. Никто не брал его в компанию, а тот в ответ не показывал виду, что его это задевает.

Наш военный городок был маленьким – шесть или семь пятиэтажек, плюс школы, начальная и средняя, детский сад, да пара магазинов. Был еще клуб, где проходили торжественные мероприятия и иногда крутили фильмы. Там же проводились дискотеки, и там же Лысый обрел новое прозвище.

Дискотеки устраивались не нами и не для нас, малолеток одиннадцати-двенадцати лет, но нам уже разрешалось присутствовать первые несколько часов.

Светка была хороша уже тогда, и было понятно, что ее ждет большое будущее. Танцевать с ней хотели все, удавалось это немногим. Даже просто подойти решались единицы. Лысый решился.

- Отвянь! – скривила губы она, и, помолчав несколько секунд, добавила, - залупа!

На его беду рядом оказался Славка Комар, и уже наутро никто не обращался к лысому иначе, чем Залупа. Драться было бесполезно, Залупа прижилась мгновенно.

Залупа был примерным семьянином, в отличие от остальных членов ячейки общества. Отца не было – по официальным данным он погиб в Афгане, по неофициальным – мать утопила его в колодце. Ее не посадили – многодетная, а через связи сделала справку, что он погиб, защищая интересы государства, так что теперь семья получала пособие. У Залупы было пять сестер – две старше и три младше. Никто точно не знал, но на семерых детей приходилось не менее четырех отцов. То ли мать их была доверчивой женщиной, и каждому мужику отдавалась, как принцу, то ли просто хотела в своем положении чувствовать себя женщиной, но заканчивалось все роддомом и исчезновением кавалера с горизонта.

Мать наверняка считала парикмахеров героями скандинавских сказок, потому стригла сына сама и только опасной бритвой. Он ходил абсолютно лысый и в порезах, которые потом становились маленькими шрамами.

Залупа часто прибивался к разным компаниям, то на футболе, то зимой в снежки, но был для нас, как Прибалтика Европе.

Он был нерукопожатным элементом школьной структуры, Залупа-одиночка, недоразумение в привычном укладе вещей.

***

Маленький военный городок был окольцован сараями и гаражами, а по внешнему периметру шли огороды.

Я приехал оставить в сарае велосипед, в прекрасном расположении духа, только с озера, пожалуй, лучшего места летом.

Он разгребал завал. Ночью резвился шквалистый ветер, и береза с соседнего участка завалилась на их теплицу. Пиздец пришел и ей, и помидорам внутри. Соседний участок принадлежал главному инженеру. Положить ли хуй или просто ничего не делать – это все к нему. Но попробуй предъявить – сожрет.

Березу надо было распилить, обрубить ветки, растащить все, и потом восстанавливать теплицу. Работы чуть больше, чем очень много, для тринадцатилетнего парня. Но это же Залупа – кто ему помогать будет?

Не знаю, что на меня нашло, но я вернулся в сарай за двуручной пилой – Залупа со своей ножовкой выглядел неубедительно один на один с березой.

Мы хуячили до самого вечера, а потом я перелез через забор и насрал в парнике главного инженера, оборвал все огурцы и сделал им шоколадную панировку. Зло должно быть наказано.

- Я очень хочу вырасти, - сказал он тогда.

- Потом, взрослым, будешь вспоминать детство, и жалеть, что оно промчалось, - ответил я. Пиздел – врагу не пожелаешь такого детства, как у Залупы. Он был единственным мужчиной (пусть и с огромным авансом) в большой семье (тоже не идеальной). Но выбирать не приходилось, ни тем, ни другим.

Мы сидели на теплом рубероиде труб теплотрассы, и я очень хотел, чтоб нас никто не видел вместе. Сейчас мне стыдно за это.

***

- Залупа, пойдем! – в класс заглянула физиономия Дырявого и исчезла.

Тот попытался подняться из-за парты, но я взял его за плечо.

- Сиди.

- Может, там помочь надо? – повернулся он ко мне.

- Сиди, – повторил я.

Залупа оказался нормальным парнем, хоть и не стал для нас своим. Прошло полгода после спецоперации «говняная буря в теплице».

- Не понял!? - Через минуту опять заглянул Дырявый. Теперь уже целиком. – Пошли, говорю.

- Он никуда не пойдет, - сказал я и охуел от своей смелости. Может, дело в том, что в классе были Генка и Боря, мои друзья, а Дырявый выступил соло. Это не мешало ему с корешами сразу после уроков отпиздить меня хоть одного, хоть в компании с Борей и Генкой, но слово уже было произнесено. Зачастую история вершится спонтанно.

- Залупа? – Дырявый проигнорировал меня, но маховик был запущен.

Ему была важна поддержка, и он ее получил. Возможно, впервые в жизни.

- Я никуда не пойду.

Мы подрались после уроков. Скорее, нас отпиздили, хотя их было всего на одного больше. Очень здорово, даже когда тебя бьют, чувствовать рядом плечо, а не пятки за спиной. Плечо Залупы было крепким, а кулаки – тяжелыми. Дырявому потом выправляли носовую перегородку, хотя надо было бы вправить мозги.

Они не перестали доставать Залупу, но это был первый случай, когда получили реальный отпор.

***

В гости к Залупе никто не ходил – занятие бесперспективное и эстетически сомнительное. Сестер полон дом, да и мать к детям относилась с изрядной долей похуизма и небольшой – презрения, хоть к своим, хоть к чужим. Но дело главным образом было в другом. В их подъезде жил Башкир, больной на всю голову человек. Голова его, кстати, была выдающейся, правда, по габаритам, а не начинке. Средних размеров телевизор, посаженный на плечи, такой и сейчас на полках магазинов не затерялся бы диагональю. Его и Башкиром-то из-за башки назвали, а не по национальности. Он вообще татарином был.

Трезвый – отшельник в засаленной майке. Пьяный – Джон Рэмбо во Вьетнаме. Вьетнамцами в такие минуты он считал всех. Даже вьетнамец-участковый старался находить себе дела в другом месте.

Пикантность ситуации крылась в самогоне, который поставила на поток мать Залупы. На этом они и сошлись с Башкиром. Спрос родил предложение.

Башкир был мужчиной видным, хоть и уродливым, мать Залупы тоже эффектная мадам, полностью подтверждавшая тезис о страшной силе красоты. В том смысле, что была страшной и сильной. Страсть появилась не сразу, но окрепла быстро. Мать отправляла детей постарше гулять, маленьких – в другую комнату, и потный Башкир наваливался на нее попыхтеть.

Залупу это страшно злило. Башкиру было похуй.

В один из таких моментов мы и застали его у подъезда. Он, понурив голову, сидел на лавке и вырезал на ней что-то ножом. Нож был прекрасный, швейцарский, его Залупе привез дядька. Реально из Швейцарии - он отсидел в свое время за спекуляцию, а теперь имел бизнес и постоянно мотался по Европе. Раз в год заезжал в гости, всегда с подарками, два года назад привез Залупе нож. «Смотри, чтоб мамка не видела», сказал он тогда. Дядька был словно человеком из другого мира, всегда привозил такие штуки, о существовании которых мы не подозревали, даже если это – обычные шоколадки. Тогда был последний его визит – говорят, убили в Москве.

- Пойдем на водонапорную башню, - предложил я, - голубей постреляем?

Он только покачал головой.

В это время из подъезда вышел Башкир, вытирая руки о сальную майку. Сел на лавку и отвесил Залупе подзатыльник, такой, от которого тот кубарем покинул место для сидения и растянулся в траве.

Башкир ухмыльнулся, и закурил. Он явно только совершил коитус, из-за которого мать выставила сына погулять за дверью. Залупа поднялся на ноги и затравленно посмотрел на обидчика. В его глазах не было обреченности, только голая, пульсирующая ненависть.

- Когда-нибудь я тебя убью.

- Пошел нахуй отсюда, щегол! – отмахнулся тот, но я поверил. При всей своей скромности Залупа умел быть убедительным.

***

Больше дождей, чем в том июле, я не припомню. Но нам это было на руку. Середина девяностых – такое время, когда каждый вертелся в меру сил, и зачастую лопасти винтов воротил легко топили лохов на веслах. Командир части, еврей со стажем длиной в жизнь, нормальным образом прокручивал весь фонд заработной платы через банк, но минимальный срок вклада составлял полгода, и это означало только одно – шесть месяцев всем сосать хуй. Спасались пайком и смекалкой. Мы, четырнадцатилетние, целыми днями пропадали в лесу, потом появлялись где-то в районе трассы Екатеринбург – Пермь с полными корзинами грибов. Торговля шла бойко, тогда мы постигали азы коммерции. Обладателям отечественных машин порой нарочно называли неподъемные цены, чтоб отвадить, и ждали, когда же тормознет мерс, и щедрый новый русский отвалит нам деревянных.

Так было и в тот день. Последнее воскресенье июля. Все близкие грибные места истоптали, и пришлось шагать дальше. Нас было пятеро – четверо парней и Аня. Она в те времена была настоящей пацанкой, и часто шаталась с нами.

К трассе вышли около восьми вечера. От солнца остался подкрашенный край неба, но грибы надо было продать сегодня. У меня корзина больших белых и пятилитровое ведро маленьких, крепких, высшего сорта. Элита блядь. Я вообще, за месяц принес родителям денег почти столько же, сколько они бы заработали за полгода, если б им не забывали платить.

- Завидую я тебе, - сказал он улыбаясь. Мы ссали за автобусной остановкой, пока наши коллеги по бизнесу на трассе рекламировали грибной товар.

Я не понял сначала. Чему завидовать-то, когда ссым? Член у меня больше? Или напор сильнее? Струя более правильной формы? Скорее всего, последнее.

- Если бы меня любила Анька, знаешь, каким бы я был счастливым? – он все так же ссал и улыбался.

Это правда, я говорил уже, что Анька влюбилась в меня еще в детском саду, и вопреки логике, до сих пор сохранила чувства. Я просто принимал это, как данность. Хотя, признаться, она становилась весьма симпатичной девушкой.

- Я не против, если что, - пожал плечами и тоже улыбнулся.

- Да что ты понимаешь, - по-доброму отмахнулся он, но взгляд его был серьезным и каким-то… взрослым, что ли.

Минут через десять тормознула тонированная бэха. Она громко пердела, будто мотоцикл. Серьезная, новая. Нам фартило. Прикинул, что можно просить не меньше сотки, хоть за ведро, хоть за корзину.

Правила джентльменства никто не отменял, потому сначала товар предлагала Анька. Мы встали кучкой следом. Из машины какое-то время никто не выходил – всякое бывает, может, у человека деньги в трусах или ремень никак не отстегивается.

Наконец распахнулись все четыре двери и оттуда вышли мужики – по одному из каждой. Самому старшему из них не было и тридцати, но они всяко были вдвое старше нас. Только тогда мне стало немного не по себе. Заметил, что машина была без номеров, и эта наблюдательность не добавляла оптимизма.

- Так, мелюзга, чё там у вас? Грибы? – водитель сплюнул на землю, небрежно, и достаточно зловеще. Они все были в кожаных куртках, и это в июле.

- Уралмашевские… - шепнул Генка. Это было тихое, неброское слово, бьющее почти в самое основание пирамиды Маслоу. Бравые, и не очень, ребята, по заветам Дубчека строящие бандитизм со славянским лицом, это были те люди, с которыми очень грустно иметь конфликт интересов.

Принадлежали эти четверо к группировке, или вся мишура была частью имиджа – неважно. Мы реально обосрались.

- Эй, щегол! – обратился второй к Аньке. – Почем ведро отдашь? Задаром?

- Полтинник! – небрежно ответила та, - и это только за грибы. Ведро не продается.

- Ты – баба что ли? – хохотнул водитель. – Да еще и резкая. Люблю таких.

Анька сделала шаг назад.

Уралмашевские переглянулись.

- Значит так, хуесосы, - озвучил свой план третий, со шрамом ото рта до уха на левой половине лица, - вы сдристнули отсюда, а с девочкой мы прокатимся.

Коротко, ясно и очень страшно.

Водитель пнул ведро Генки, и грибы полетели в овраг. Невелика потеря, когда ставки серьезно возросли. Шрам глянул на четвертого, тот чуть кивнул, будто давая разрешение. Вся компания с блядскими ухмылочками, которые тем сильнее хочется стереть с лица, чем меньше имеешь на это возможности. Заходили полукругом, шрамоватый раскинул руки.

Анька с мольбой в глазах обернулась ко мне – к кому же еще, я ж, блядь, ее Дон Кихот. Представляю, как ей было страшно тогда, если сам я почти щелкнул тумблером «обосраться».

В фильмах в такие моменты начинается экшн – у нас начинался пиздец.

Из-за моей спины вышел Залупа.

- Я их отвлеку, - шепнул он, - а ты хватай Аньку, и бегите со всех ног. Лучше врассыпную – за всеми не погонятся.

Я не знал, как он будет отвлекать отморозков – не Байрона же читать? Чуть кивнул Генке и Боре, вроде поняли.

Валентин сделал два быстрых шага вперед, отодвинул Аньку за спину и толкнул ко мне.

- Вы чё, хуесосы? – четвертый, который до этого молчал. – Попутали?

Рано, слишком рано. Я взял Аньку за руку и подтянул назад. Этот был главным, и в шоу «Интуиция» на вопросе «Человек, который убивал?» я бы точно показал на него.

Главный сделал шаг к Залупе, вытянул руку, чтоб схватить дерзкого юнца за лицо.

- Бегите!! – громко крикнул тот. Мы с Анькой бросились в отделявший нас от леса овраг. Боря с Генкой через трассу в другую сторону, разводя траектории. Краем глаза я видел, как Валентин ударил главаря куда-то в район печени – до лица было не достать. Хорош отвлекающий маневр, ничего не скажешь. Теперь бы успеть ему удрать. У меня был ценный груз – Анька, так что помочь я не мог. Только взобравшись по ту сторону оврага, позволил себе оглянуться. Охуел.

Валентин не собирался убегать. Он острее нас чувствовал правду жизни – всем вместе никогда не бывает охуенно, и за каждое благо всегда кто-то платит.

- Пидарас! – орал главарь. – Он меня порезал.

Теперь я увидел, что Валя бил не кулаком – тем самым швейцарским ножом, самой дорогой своей вещью. Вогнал по самую рукоять, увесистую, с белым крестом в красном квадрате. Вытащил и попытался снова ударить. В этом и был его план.

Первый же удар по голове сбил его с ног. Нож выпал, благополучно подхваченный кем-то из ублюдков.

- Ань, беги! – Я твердо собирался остаться. – К заправке, оттуда позвони участковому, да хоть кому-нибудь.

Пока перебирался через овраг, двое погрузили главного в машину, а третий, Шрам, бил лежащего Валентина. Злосчастный нож мелькал в его руке. Валя уже не двигался, а этот гондон продолжал втыкать в него лезвие.

- Лыба, уймись! – остановил его водитель. – Он жмур уже, придурок! Поехали.

Лыба, здоровый черт, как тряпку швырнул Валю в багажник. Нет тела – нет дела. Поднял взгляд на меня, на четвереньках выбирающегося из оврага, и я возблагодарил небеса, что у него в тот момент не было либо времени, либо пистолета.

Вряд ли это были уралмашевские, но Вале от этого не легче. Когда говоришь, что всех закроешь спиной, все же ждешь рядом такого же безумного, сумасбродного плеча. Счастье, если дождешься.

Он очень хотел стать таким, как все мы, честно снося ухмылки и равнодушие, не понимая цены своей уникальности и не держась за нее. Больше всего на свете он хотел вырасти, и стал взрослым в четырнадцать. Он жил и ушел Человеком.

И теперь, в последнее воскресенье июля, когда любой уважающий себя моряк уже к обеду ни за что не останется сухим, я всегда вспоминаю своего друга, который оставил этот мир, подарив ему нас.

Я помню.

Его звали - Валентин.

17.04.2022, Новые истории - основной выпуск

Как-то Юрий Никулин шёл с утра пораньше пешком на работу и стал свидетелем страшной трагедии - молодая женщина и её шестилетний сын были сбиты автомобилем на пешеходном переходе. Мать скончалась. Мальчик просто чудом не пострадал. Просто его руку вырвало из ладони матери при наезде. Первое что сделал Юрий Владимирович это снял свой пиджак и накрыл им тело женщины, чтобы мальчишка не видел изувеченную, залитую кровью мать. Очень быстро приехала милиция оцепившая место происшествия, "скорая помощь", зачем-то пожарные, собралась огромная толпа зевак. Все они охали, ахали и обсуждали произошедшее. Как-то так вышло, что без внимание остался только плачущий мальчишка сидевший на обочине дороги. "Ну как так?" - подумал Никулин, вышел из толпы (милиция увидев известного актёра останавливать его не стала только честь отдала) и сел рядом с мальчиком. Утешил как мог, подарил свой красный галстук с изображением пчелы, а потом ещё и на такси домой к бабушке увёз.

В этот день у Никулина была назначена серьёзная встреча с японской делегацией. Юрий Владимирович естественно опоздал. Опоздал почти на полтора часа, да ещё и вошёл в кабинет без пиджака (костюм приобретался специально за границей для протокольных мероприятий), без галстука, в белой рубашке с закатанными до локтя рукавами. Руководитель токийской делегации Ито Кобаяси и его коллеги посчитали внешний вид и опоздание Никулина оскорблением, нарушением протокола, на котором азиаты зациклены, и демонстративно покинули цирк.

Только спустя пять лет Кобаяси узнал истинную причину опоздания директора Цирка на Цветном Бульваре. Никулина пригласили в столицу Японии прислав за ним самолёт принадлежащий компании. В офисе Юрия Владимировича встретило семьдесят восемь низко поклонившихся японцев без пиджаков, без галстуков и в белых рубахах рукава которых были закатаны до локтя.

10.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Лет 15 назад, в моей прошлой прекрасной жизни, полной террариумов, договорились мы с одним молодым человеком породниться пауками-птицеедами. Вида Lasiodora parahybana, если вдруг кому интересно. У меня товар - скучающая пышная дама с размахом лапок 22 см, у него купец - худосочный девственник, состоящий из одних ног и разбухших от желания педипальп.
Жила я на последнем этаже 5-этажки. То есть, ко мне - только пешком. Как сейчас помню, суббота была. И как раз соседская дочка замуж выходила. Ясное дело, все лестничные пролеты, начиная с первого этажа, украшены воздушными шарами, розовыми лентами, цветочками и пустыми бутылками от шампанского. А перед входом на наш этаж - огромная растяжка "Счастья вам, молодые!"
И вот уж сколько воды утекло, а до сих пор картинка перед глазами: открываю дверь - стоит совершенно очумевший парнишка, садочек с птицеедом в руках теребит. И чуть не со слезами в голосе: "Простите ради бога, вы вон как подготовились, а я даже тортика не принес! Просто у нас это первый раз."

(с) Svetlana Kotelkova

06.01.2020, Новые истории - основной выпуск

Сегодня после поликлиники встретил петербуржца 85-го уровня!
Зашёл после врачей по пути в кафешку, сижу, расслабляюсь кофейком и ноутом. Через какое-то время мимо моего столика проходит парень, кладёт мне на стол сложенную бумажку, из блокнота, видимо. И торопливо ретируется из кафе.
На бумажке надпись от руки, но ПЕЧАТНЫМИ буквами, наверное, чтоб не возникло сложности разобрать почерк...
"Возможно, я лезу не в своё дело, так что если вы не приемлете подобное вторжение в свою жизнь, не разворачивайте эту записку и просто выбросьте её."
Разумеется, я развернул записку!) А там такими же печатными буквами:
"У вас на ногах бахилы, которые вы, вероятно, не сняли после посещения медучреждения. Если же это не ошибка, а сознательная часть одежды, прошу прощения за доставленное беспокойство".
8

19.04.2019, Новые истории - основной выпуск

История не моя, но вроде-бы еще не звучала..

Итак, случилась это в советское время.
Обычный санаторий Академии наук, заполненный сотрудниками средней руки — процедуры, прогулки, сплетни, в общем, скука смертная. И тут прошёл слух — должен приехать академик! Событие! В означенный день любопытные действительно увидели, как подъехала машина, из которой вышел солидный седовласый мужчина. Симпатичный. За ним семенила невзрачная пожилая женщина — жена. Стали они в санатории отдыхать и лечиться.
Супруга знаменитости постоянно суетилась вокруг мужа, заботилась. Тот принимал все заботы с усталой благосклонностью. А в столовой посадили их рядом с молодой симпатичной дамой. Дама несколько дней оценивала обстановку. Оценила — и пошла в атаку. Ведь академик, это же такой шанс, да и зачем ему рядом такая серенькая старушка? И постепенно (барышня была грамотна и коварна) начал завязываться роман. Уже и гуляют вместе, и на лавочках сидят, и тд., ..в общем, любовь не на шутку.
И когда уже стало всё ясно, жена не выдержала и пошла выяснять отношения с захватчицей. Просто подошла к ней и спросила, очень вежливо: «Скажите пожалуйста, зачем вам мой муж?»
В ответ — куча трескучих фраз о любви, свободе, судьбе и пр.
Пожилая женщина не унималась: «Но ведь знаете, он очень больной человек. За ним нужен постоянный уход, к тому же он должен соблюдать строгую диету, это всё не каждая женщина выдержит».
Молодая развеселилась — неужели непонятно, что на зарплату академика можно организовать великолепный платный уход, вовсе не обязательно при этом превращаться в такое умученное заботами существо, как её собеседница.
Пожилая дама несколько секунд непонимающе смотрела на нахальную молодку, а потом спокойно сказала: «Понимаю. Но дело в том, что академик — я».

13.05.2018, Новые истории - основной выпуск

Я ненавижу людей, которые кричат, мол, "можем повторить".
Я ненавижу тех, кто сегодня ездит по дорогам с наклейками "На Берлин".
Они - не понимают.
Они - не чувствуют.
Они глупы.

Для них, для тех, у которых "дедывоевали", это какие-то почти абстрактные деды и почти абстрактные какие-то старухи, которые сидят на фото в орденах.
Для них это праздник. Для них это какие-то, когда-то жившие деды сидели в земле по шею, ползли оглохшие от взрывов по крови, а абстрактные старухи собирали в грязи разможженные тела.
Это были какие-то другие, абстрактные люди.
Они абстрактно воевали и их абстрактно убивали. Они не чувствовали ничего.

* * *

Спустя семьдесят с чем-то лет ты стоишь в минуте молчания, считая, что отдаешь какую-то там дань, и даже что-то там может подумаешь про войну (если мысли куда-то не утекут), потом идешь есть свой стейк и запивать своим крафтовым пивом.

Если завтра война, тебя, вот именно тебя забирают из твоего удобного модного офиса. И именно ты уходишь из своего дома. И видишь свою девушку в последний раз.
Это твой, вот именно твой муж завтра становится в строй и куда-то идет, куда-то едет вагонами.
Это ты завтра будешь хоронить своего ребенка.

И это воевал не мудрый, жизнь проживший, какой-то там лубочный дед.
Это был молодой мужчина твоего, вот именно твоего возраста, вот прямо как ты сейчас. Это был ты тогда.
У тебя на выходных была бы рыбалка и шашлыки. Был бы сосед по даче, была бы молодая девчонка, были бы друзья.
Но никто тебя на самом деле не спрашивает, хочешь ты воевать или хочешь жить, хочешь уехать с семьей подальше, не участвовать, сменить страну. Никто не спрашивает. Ты обязан. Да и уйти тебе некуда. И спрятаться от смерти тебе негде.
И происходит это в один момент. Просто в один момент.

Нет, не так. Это ты, ты и ты, вот прямо ты сейчас, в свои сколько там тебе - 23, 26, 40, 45, - закрываешь свой ноутбук, бросаешь свою чашку кофе, оставляешь все свои вещи. Все. И уходишь из дома.
А завтра у тебя и дома нет. И нет ничего из того, что ты нажил за всю жизнь.
Вчера ты обнимал свою жену, а через неделю ты узнаешь, что на твой дом упала бомба. Вот просто - на твой дом.
Война уничтожает все.
И начинается она в один момент. И бежать тебе - некуда.
Вот просто представь. Сейчас, пока ты это читаешь, за твоим окном падает снаряд и у тебя вылетают окна. Что ты будешь делать, ты, тот самый смелый, который орет что "можем повторить". Да ты хотя бы не обосцысь.

Ты думаешь, они хотели какого-то там подвига, за который сейчас их потомки бьют себя в грудь? Они были того же возраста. И они жить хотели.
Подвиг - подвиг это потом. Может быть. Если успеешь. Если не оторвет тебе руку. Если ты через минуту не останешься без ног. Если ты все еще сможешь видеть глазами. Если у тебя останутся глаза.
А ты, сука, клеишь на себя наклейку "на Берлин" и чувствуешь себя героем.

Фронтовые сто грамм - это не романтика, и не попеть под гитарку грустные песни, думая про абстрактного деда, которого ты и не видел никогда. Он был убит примерно в твоём возрасте. Примерно таким, как ты. О чём ты думаешь сейчас?
Фронтовые сто грамм - это просто чтобы не было так жутко страшно встать. Чтобы ты просто мог почувствовать тепло в венах и вставать не думая о том, что у тебя отнимаются ноги.
И ты, наверное, просто выключаешься. Не от ста граммов. От другого.
Подвиг - это потом. Когда у тебя просто выбора нет и страх тебя гонит. Если ты будешь сидеть - тебя убьют. Так тебя убьют тоже. Но хотя бы есть шанс.
Ты себе представляешь вообще, как это страшно?

Это не дедушки несли ружья. И не бабушки ползли среди крови по полям.
Это ты, ты и ты. И ты. И ты тоже. Прямо сейчас закрываешь свой ноутбук, оставляешь свою чашку кофе.
И идешь умирать.

Я, знаете, сижу сейчас и смотрю свою почту. А в ней рассылки к 9 мая.
Купи тряпку со скидкой 30%. Промокод "9 мая".
Черти. Просто ёбаные черти. У которых ни мозгов нет, ни души.
________

© Екатерина Безымянная
3

21.11.2017, Новые истории - основной выпуск

ВАСЯ И РЕТРОГРАДНАЯ АМНЕЗИЯ

Виктор Семёнович – высокий, вполне ещё крепкий, семидесятилетний старик, уже четыре месяца как похоронил жену и учился жить один. Получалось плохо, как будто бы он вообще никогда без неё не жил. Частенько стал разговаривать с самим собой, чтобы получать от себя ценные советы по ведению домашнего хозяйства.

Но, Виктора Семёныча это пока не особо беспокоило, ведь по профессии он психиатр и привык все держать под контролем. От стресса, с людьми ещё не то происходит, так что перекинуться парой слов с умным человеком - вполне ещё в пределах нормы.

Эх, ему бы детей с внуками, но детей не нажили, не получилось.

Как-то воскресным утром, зазвонил телефон и вытащил Виктора Семёныча из тёплой ванны. Виктор Семёныч не ждал от этого ничего хорошего, он уже четыре месяца не ждал от жизни ничего хорошего и в своих прогнозах никогда не ошибался.

Звонил дворник-узбек и на узбекско-русском что-то рассказывал.

Это было очень странно и тревожно, ведь никаким дворникам Виктор Семёныч не раздавал своих номеров, он даже имён их не знал, просто здоровался, проходя мимо.

Старик прислушался к смыслу и с трудом выяснил, что дворник нашёл какую-то потерявшуюся «белий собачка», увидел на ошейнике номер телефона и позвонил.

Одним словом, они ждут внизу у подъезда. Главная странность заключалась в том, что у Виктора Семёновича ничего похожего на «белий собачка» нет, никогда не было и быть не может, он вообще был противником животных в доме.

Но, спорить старик не стал, ведь без жестикуляции, с узбеком особо-то и не поспоришь.
Нехотя накинул пальто поверх пижамы, на всякий случай сунул в карман перьевую ручку для самообороны, и вышел из подъезда.

На пороге курили дворники в оранжевых жилетах, а в ногах у них дрожал малюсенький, мокрый от дождя, белый бультерьерчик и с опаской озирался по сторонам.

Но как только пёсик заметил Виктора Семёновича, он перестал дрожать, громко заскулил и с пробуксовкой кинулся к старику, как утопающий бросается к спасательному кругу. Щенок скакал вокруг поражённого Виктора Семёновича, непременно стараясь запрыгнуть к нему на ручки. В конце концов, пёсику это удалось.
Дворники заулыбались и сказали: «Узнал хозяина, маладес», подхватили свои лопаты с мётлами, попрощались и ушли, а старик с обслюнявленным лицом, остался стоять под моросящим дождём и со странным любвеобильным щенком на руках. На ошейнике действительно была медная пластинка с гравировкой номера телефона и именем: «Виктор Семёнович»

- Что делать? А? Куда его? Вот, сука, запачкал лапами новое пальто.
- Ну, теоретически, собака, хоть и полнейшая антисанитария, но для человека в твоём положении, вещь полезная, тем более, этот пёсик сразу полюбил тебя, как родного сына. Неси его скорей домой, а то простынешь тут после ванны.
- Нет, и думать нечего, нужно срочно его куда-нибудь отнести.
- А куда ты в пижамных штанах и домашних тапочках его понесёшь? К тому же на ошейнике телефон и имя хозяина. Твоё имя.
- Так-то да, но может это чья та злая шутка?
- А юмор в чём?
- Ну, всё равно, его ведь нужно: выгуливать, кастрировать, вязать, развязывать, кормить, лечить, потом ещё эти прививки от бешенства, плюс когти подрезать каждый месяц. Разве ты разберёшься со всем этим?
- У тебя два высших образования, ничего, справишься, зато ежедневные прогулки на свежем воздухе тебе не повредят, тем более, что когти – это, вроде, у котов.
- Нет, глупости, не смешно даже. Тебе же на лекции почти каждый день. Как ты его дома оставишь? В общем, нужно скорее сдать его в собачий питомник, приют, скотобазу, или как это у них называется?
- Скотобазу? Ну, ну. Посмотри правде в глаза. А вдруг это твой пёс, ты завёл его, потерял и от того так разволновался, что аж вычеркнул эти события из памяти? В твоём состоянии такое ведь возможно, не зря же тут табличка. И ты, вот так запросто сможешь его выбросить? Подумай, старый идиот, каково будет этому пёсику, который, кстати, тебя знает и любит, оказаться в непонятном месте, среди совсем чужих людей? Если забыл кличку, зови пока Вася и не выпендривайся, потом вспомнишь. От какого-нибудь синдрома Корсакова ещё никто не умирал. Возьми себя в руки, иди домой, попей витамины и успокойся.

Прошёл год, Профессор посвежел. Время и ежедневные прогулки на пустыре, делали своё дело. Вася превратился в огромного саблезубого коня белой масти, но с очень добрым нравом. Виктор Семёнович ежедневно приходит с ним на работу, а уже в институте освобождает от намордника, величиной с корзину для бумаг. Пёс целый день послушно сидит на кафедре и улыбается тому, кто угостит печенькой…

Однажды в кабинет профессора вошла большая группа студентов, они, понурив головы, помычали, потрепали за ухом Васю, а потом признались, что хотели как лучше и извинились за кепку. Не было никакой амнезии – это они купили Васю в элитном питомнике, заказали табличку на ошейник, подговорили дворников, но, главное, ещё перед рождением щенка, украли на кафедре старую кепку Виктора Семёновича. На этой самой кепке мама родила и вскормила Васю, поэтому он так полюбил своего хозяина, ещё задолго до их первой, исторической встречи у подъезда…

31.01.2016, Новые истории - основной выпуск

Вызыватель дождя

- Значит, так, - мальчик поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. - У моего отца есть другая семья. Там моя сестренка, ей года четыре, как я понимаю. Мама делает вид, что об этом как бы не знает. Но та женщина все ждет, что отец уйдет к ней, потому что он, по всей видимости, обещал. И иногда ставит вопрос ребром. Тогда он срывается из дома и едет ее уговаривать. Иногда даже ночью. У нас в семье это называется "ЧП на объекте". Но вообще-то он не уйдет, я так думаю, просто будет ей и дальше голову морочить. У моего младшего брата ДЦП, они как-то с мамой к вам приходили, но вы, наверное, не помните. С головой у брата все в порядке, он во втором классе учится и в компьютерах уже здорово шарит. А вот с ногами-руками - не очень. А мама все думает, что где-то есть такое лекарство или еще что, чтобы его совсем вылечить. Она его на лошадях возит, потому что это среди дэцэпэшников считается самый писк, и копит деньги, чтобы поехать в Крым к дельфинам. А Ленька лошадей боится и падает с них. А про дельфинов он мне сразу сказал: вот там мне и конец придет - сразу утону. И еще они к колдунье ездили в Псковскую область, она с Леньки порчу снимала. А у бабушки рак, и она все время от него лечится - иногда в больнице, а иногда народными средствами...

- А ты? - спросила я.

- А я чешусь все время, и в школе двойки, - с готовностью сообщил мальчишка. (Нейродермит между пальцами и на шее я разглядела еще прежде). - Что вы мне посоветуете? Как мне все исправить? И вообще, это возможно?

- Не знаю, - честно призналась я. - Наверное, нельзя. Как нельзя до конца вылечить ДЦП у твоего брата.

- И чего, я тогда пошел? - он привстал в кресле.

- Ага, только я тебе сначала расскажу историю про "вызывателя дождя".

- Хорошо. Я люблю истории, - он поскреб шею ногтями и приготовился слушать.

- Случилась она давно, еще когда был СССР. Один мой знакомый китаист был с коллегами в Китае в командировке; изучали местные обычаи. И вот однажды им звонит китайский коллега: "В одной провинции уже четыре месяца не было дождя. Гибнет урожай, людям грозит голод. Три деревни собрали последние деньги и решили привезти из другой провинции "вызывателя" дождя. Вам, наверное, будет интересно посмотреть на него. Только учтите: я вам ничего не говорил, потому что коммунистическая партия Китая колдовство решительно не одобряет".

Ученые, конечно, воодушевились, срочно придумали какой-то этнографический повод и отправились по указанному адресу. Приехали в деревню, и в тот же день туда привезли "вызывателя" дождя - маленького сухонького старичка-китайца. Он запросил себе хижину на отшибе деревни и чашку риса в день. А с нашими учеными разговаривать наотрез отказался. Старшина деревни сказал: сейчас заклинателю нужно сосредоточиться, подождите, пока он выполнит свою работу. Можете пока пожить у меня дома.

На третий день пошел дождь. Старичок взял свои (огромные по местным меркам) деньги и засобирался в обратный (весьма неблизкий) путь. Старшина опять передал ему просьбу ученых. На этот раз заклинатель согласился уделить им немного времени.

- Расскажите, как вы вызвали дождь, - сразу, чтобы не терять времени даром, спросил старичка мой знакомый. - Наверное, существует какой-то специальный обряд? Он передается по наследству?

- Вы с ума сошли?! - изумился старичок. - Я вызвал дождь? Я что, маг? Неужели вы могли подумать, что я, в своем ничтожестве, могу управлять могучими стихиями?!

- Но что же тогда вы сделали? - обескуражено спросили китаисты. - Ведь дождь-то идет...

- Никто не может изменить никого, - назидательно подняв палец, сказал старичок. - Но каждый может управлять собой. Я, скажу без ложной скромности, достиг некоторых вершин в этом искусстве. И вот я приехал сюда, в правильном, гармоничном состоянии, и увидел, что здесь все неправильно. Нарушен порядок вещей, гибнет урожай, люди в отчаянии. Я не могу этого изменить. Единственное, что я могу, - это изменить себя, то есть стать неправильным, присоединиться к тому, что здесь происходит. Именно это я и сделал.

- Ну, а потом? Откуда дождь-то?

- Потом я, естественно, работал с собой, возвращая себя обратно в правильное состояние. Но поскольку я был уже един со всем прочим здесь, то и оно вместе со мной, постепенно, с некоторой инерцией, но вернулось на правильный путь. А правильным для этой земли сейчас является ее орошение. Вот поэтому и пошел дождь. А вовсе не потому, что я его "вызвал"...

- Но если все так просто, почему же вы взяли за это такие большие деньги? - спросил один из ученых. - Крестьянам пришлось буквально продать последнюю рубашку, чтобы заплатить вам...

- Потому что я уже старый и немощный человек, а когда я присоединяюсь к дисгармонии, мне становится так же плохо, как и всему вокруг. Добровольно перейти из правильного состояния в неправильное - стоит очень дорого, - вызыватель дождя знаком показал, что аудиенция окончена.

В тот же день он уехал обратно в свою деревню, а ученые отправились в Пекин.

Мальчишка долго молчал. Потом спросил:

- Но вы ведь не просто так мне это рассказали? Вы думаете, что я...

- Именно. Причем тебе даже не надо, как старому китайцу, присоединяться и загонять себя в общую дисгармонию. Ты со своими двойками и почесушками уже там. При этом это все не твое лично, так как ты умен - так рассказать о семье в твоем возрасте может далеко не каждый - и, судя по медицинской карточке, которую ты мне принес, в общем совершенно здоров.

- И как же мне самому вернуться в "правильное состояние"?

- Упорно и даже фанатично делать все то, что ты сам внутри себя считаешь правильным, но до сих пор не делал.

Мальчик подумал еще.

- То есть учить до посинения уроки, - нерешительно начал он. - По утрам - гимнастику себе и Леньке, потом обливаться холодной водой и Леньку обливать, не есть чипсы, держать ту диету, которую дерматолог советовал, после школы с Ленькой в парке на велосипеде (он на велике ездит лучше, чем ходит), не считать всех в классе придурками и найти в них достоинства, как мама советует... И вы думаете, это поможет?

- Есть такая простая вещь, как эксперимент, - пожала плечами я. - Попробуй на практике, и все станет ясно. Не догонишь, так согреешься...

- А сколько надо пробовать?

- Ну, если считать, что китаец тренировался лет 50-60, и у него ушло три дня, а ты только начинаешь... Думаю, для начала надо взять три месяца, а потом оценить промежуточные результаты и либо уже забить на все это, либо продолжить... Стало быть, получается, что ты придешь ко мне с отчетом сразу после лета, в начале сентября. Хорошо?

- Ага, - сказал он и ушел.

Я о нем помнила и искренне переживала за его успех. В таком возрасте что-то последовательно делать несколько месяцев подряд без всякого контроля со стороны очень трудно. Сможет ли он?

Он записался на второе сентября.

- Ленька! - сказал он мне с порога. - Мама думает, что это лошади помогли и лекарство из Германии. Но мы-то с ним знаем... Я ему про китайца рассказал. Он понял, он у нас умный.

- Отлично! - воскликнула я, подумав, что закалка, тренировки на велосипеде и внимание старшего брата просто обязаны были заметно улучшить состояние маленького брата. - А еще?

- А еще бабушка: врач сказал, что нее хорошая ремиссия, и он ее как минимум на год отпускает.

- А ты?

- Я год всего с двумя тройками закончил, а папа недавно сказал, что он и не заметил, как я вырос, и, может быть, ему есть чему у меня поучиться. Например, на диете сидеть (руки были чистыми, это я заметила прямо с порога, но летом ведь всегда улучшение)... Так что же, получается, эта китайская штука и вправду работает?!

- Конечно, работает, - твердо сказала я. - Разве ты сам не доказал это?

Kатерина Мурашова
12

12.08.2015, Новые истории - основной выпуск

Ходил к нам в клинику мужчина с немецкой длинношерстной овчаркой по кличке Вайс. Неземной красоты собака, исключительного интеллекта. Пес был воспитан как военная машина, беспрекословный, отличный защитник хозяина и очень нежный и ласковый пес. Сказать, что все мы любили Васю - это ничего не сказать. Мы его обожали. Хозяин тщательно следил за его здоровьем и в общем видели мы его достаточно часто. То ушко заболит, то глазки, когти подстричь, прививку поставить. Или просто приходили в гости за вкусняшкой.

И вот интересная привычка у него была: когда ему ставили укол или делали неприятные процедуры - он аккуратно брал зубами штанину врача или хозяина и зажмуривался - терпел. Но вот на 14ом году жизни Вайса был диагностирован рак. Почти 2 года весь наш персонал и хозяин Васи каждый день боролись с настигнувшим недугом, и каждый день он брал в зубы, то штанину, то рукав, то нижнюю часть рубашки и все так же зажмуривался. Но рак есть рак... Рано или поздно он берет верх и побеждает.

6:00 звонок
- Вася уже не встает и воет, закатив глаза...
Слышу в трубке его вой. Отправляю коллегу к ним домой. Капельницы, обезболивающие, анализ крови.
Коллега возвращается бледная и в слезах. Даем анализы в лаб.по цито. Через 2 часа получаем результат... Васе осталось совсем недолго.

18:00 опять звонок и долгий разговор с хозяином.
- Я больше не смогу смотреть как он страдает, воя от боли. Уколов хватило на час, и он поспал, но сейчас он продолжает выть. Я привезу его к вам усыплять...

Говорю хозяину, что жду их, кладу трубку и начинаю плакать, напарница тоже ревет. Приезжает хозяин с супругой, заносят Вайса на руках, я не выдерживаю от вида когда-то огромного, мощного красавца, который превратился в скелет. Хозяева просят разрешения не присутствовать на эвтаназии и уходят на улицу, ожидая нашего приглашения. Все органы Васи отказали, только сильное собачье сердце продолжало упорно качать кровь по организму. Ставим внутривенно наркоз и он засыпает, прекратив выть, уходит и судорога. Еще доза наркоза и сердце покорно сдается. Вайс тяжело вздыхает и этот вздох становится последним.

- все... говорю напарнице. Обе плачем... утираем сопли и опять плачем. Иду звать хозяина и вижу как строгий мужик, который прошел через жизнь длинною в 15 лет бок о бок с другом, который каждую минуту боролся за его жизнь сидит у крыльца и рыдает в голос. Говорю, что Васе не было больно, что он просто уснул и прочие соболезнования и все сквозь слезы и сопли. Хозяин благодарит, что мы были рядом с Васей в этот тяжелый момент. Клял себя за то, что не смог быть с ним до конца и смотреть на его смерть. Забирает Вайса, завернув в плед, и уезжает.

Проходит несколько недель. Приезжает молодая пара с 2х месячным щенком немецкой овчарки на прививку. Мальчуган сильно напуган. Подхожу его подержать и успокоить, пока коллега будет колоть и тут, щенок хватает меня зубами за рукав и сильно зажмуривается, даже не пискнув на укол. Начинаю плакать...
- Привет, Васька... Я скучала...

16.07.2014, Новые истории - основной выпуск

В пятницу подъезжаю к гипермаркету, затариться пивком да креветками. Смотрю - свободное место есть, рядом с офигенным харлеем.
Паркуюсь, выхожу из машины, начинаю рассматривать его, так как люблю мотоциклы такие. Рядом около машины копошится семья, укладывает покупки. Мама, Папа, и мальчуган, лет пяти.
И тут появляется хозяин харлея.
Классика - кожаные штаны, казаки, кожаная жилетка на голое тело, на одном предплече татуха ZZ Top, на другом - AD/DC. И... Огромная белоснежная шевелюра с кудряшками, и такая же белоснежная борода до пупа. Этакая помесь того самого ZZ Top и MC Вспышкина.
Мальчуган как заорёт - "Мама, смотри, Дед Мороз!!!".
А мама ему - "Нет сынок, это дядя-байкер".
У мальчонки начинает надуваться нижняя губа.
А дядя-байкер поворачивается к мальчугану, и говорит хорошо поставленным басом (дальше диалог с мальчиком):
- Да нет, я и есть Дед Мороз.
- А где твоя красная шуба и почему на мотоцикле?
- Так лето, у меня отпуск, катаюсь вот, заодно смотрю на деток, кто хорошо себя ведёт, а кто плохо, чтобы знать, кому дарить подарки на Новый год, а кому - нет. А на мотоцикле, потому что олени отдыхают, травку щиплют, сил набираются, ведь зимой сколько дел у нас будет.
- А Снегурочка где?
- А Снегурочка на юге, в Турции отдыхает.
- А она не растает?
- Да нет, сказки это, не таем мы от жары.
Далее открывает кофр, которые битком набит небольшими плюшевыми зайчиками.
Берёт одного, и дарит мальчонке со словами:
- Веди себя хорошо, слушайся Маму с Папой, и будет тебе на новый год хороший подарок.
У того, аж чуть не слёзы на глазах от счастья.
Потом он (байкер) поворачивается ко мне, подмигивает и шепчет - "Третий за сегодня".
Садится на моцык, и плавно отьезжает.
Мама улыбается, Папа улыбается, мальчонка обнимает зайчика.
Я смотрю на солнышко, и думаю - "Как же жизнь хороша!"

13.02.2013, Новые истории - основной выпуск

Валентинка.

Рассказала на днях бывшая однокурсница, назовем ее Валей в честь предстоящего праздника. Для любителей отыскивать реальные прототипы уточню, что рассказала по скайпу, да и некоторые детали я по возможности поменял.

На Валю и сейчас, после рождения второго внука, оглядываются мужики на улицах. А тридцать лет назад у ее ног лежал весь наш третий курс в полном составе. Но девушка на мелюзгу не разменивалась, а выбрала самый кругой вариант – пятикурсника, секретаря комитета комсомола, красавца с внешностью былинного русского богатыря. И все у них шло отлично, пока Валя, не обнаружив в положенный срок положенного недомогания, не обрадовала своего богатыря перспективой стать вскоре папой. Тут-то и выяснилось, что богатырь ничего такого в виду не имел, жениться не планировал, это у него была не любовь, а свободный секс свободных людей, и вообще сама не убереглась – сама и избавляйся.

Родители дули примерно в ту же дуду: куда тебе рожать, тебе еще учиться и учиться, вот у нас знакомый доктор, сделает с обезболиванием, даже не почувствуешь ничего. Валя к проблеме отнеслась философски, аборт так аборт, не она первая, не она последняя. Села в трамвай и поехала к доктору. Но что-то такое под ложечкой жало и беспокоило.

Я попробую пояснить, почему эта тема всплыла у нас в разговоре именно теперь, в преддверии дня всех влюбленных. Мы тогда про святого Валентина, конечно, не знали. Но, во-первых, дело было как раз в середине февраля. А во-вторых, в деле фигурирует любовное письмо, хотя и очень своеобразное. Вот сейчас про него будет.

Вот Валя едет в трамвае. Пробила талончик, положила его в карман пальто. И с некоторым удивлением обнаружила, что в кармане лежит конфета. Хорошая, шоколадная, марки «Золотая нива». Такие даже в Москве продавались далеко не в каждом гастрономе и стоили чуть ли не десять рублей кило.

Развернув обертку, Валя удивилась уже по-настоящему. Внутри фантика конфета оказалась завернута в записку. На обрывке тетрадного листка кривым почерком только что научившегося писать ребенка было написано:

МАМА МНЕ БОЛЬНА НИСЕРДИСЬ Я ТИБЯ ЛЮБЛЮ РОМА

Валя ни в какой степени не была ни религиозной, ни сентиментальной. Она попыталась объяснить происхождение записки рациональным образом, но ничего не вышло. Сладкое она любила, но именно этот сорт конфет не встречала очень давно. Знакомых по имени Рома у нее не было ни одного. Знакомых детей дошкольного и младшего школьного возраста – ненамного больше. Это пальто она не надевала с осени, до вчерашнего дня ходила в шубке, так что не оставалось даже шанса, что кто-то случайно положил конфету в карман в гардеробе.

В обшем, при всем неверии в мистику, выходило, что игнорировать столь явное указание свыше никак нельзя. Валя дожевала конфету (вкусная!) и пересела во встречный трамвай. Родителей поставила перед выбором: либо они смиряются с ролью бабушки и дедушки, либо с завтрашнего дня у них будет на одну дочь меньше. А она как-нибудь проживет и даже институт кончит, в нашей стране матерей-одиночек поддерживают.

Родители, поразмыслив, выбрали первый вариант. Матерью-одиночкой побыть не довелось: на освободившееся от комсомольского вожака место немедленно нашлось не меньше трех претендентов, которых не смутил Валин растущий живот. Наученная горьким опытом Валя выбрала из них самого скромного, я бы даже сказал – самого завалящего, и к моменту родов была уже счастливо замужем. Где и пребывает до сих пор, в отличие от многих ее товарок, вышедших замуж по ах какой любви и успевших с тех пор развестись, некоторые и не по разу.

Родив (мальчика, кто бы сомневался), Валя уперлась рогом еще раз: ребенка будут звать Ромой и никак иначе. Никто ее не поддержал, а больше всех фыркала младшая сестра-шестиклассница:
- Тьфу, что за имя, будет как мой Ромчик.
- Какой еще твой Ромчик? – насторожилась Валя.

Тут-то все и выяснилось. Оказывается, у шестиклассников был подшефный первый класс, и один из первоклашек зимой внезапно воспылал к Маше любовью. Проявлялась любовь в том, что он больше всех шумел, хулиганил и норовил поставить подножку. Маша в конце концов не выдержала и треснула его пеналом по голове. На следующий день Ромчик принес конфету – мириться. Маша конфету есть не стала, потому что все еще сердилась, а чтобы добро не пропало, сунула ее в карман сестре.

Валя еще раз перечитала записку. Да, конечно, там было написано не «Мама», а «Маша», как это она сразу не прочитала правильно? Но сына все равно назвала Ромой.

06.11.2012, Новые истории - основной выпуск

У меня когда офис на Дзержинце был, я каждый день на работу и обратно ходил мимо супермаркета. Ну, такой, знаете, типа торговый центр, на первом этаже гастроном, на втором павильончики всякие. А под лестницей на второй этаж притулился малюсенький киоск, корма для животных. Ничем совершенно не примечательный, кроме одного. Там, возле окошка, стояла обувная коробка, на которой от руки было написано - "На обед Василию". Или "Васе на еду", по разному. Коробки потому что ветшали и менялись, менялась и надпись. Не менялся только сам хозяин коробки. Который сидел тут же, внизу.

Это был такой большой черный угрюмый кот. Целый день он сидел под своей коробкой. Но не просто сидел, нет. У Васи была забинтована передняя правая лапа, с когтей по локоть, и когда кто-то шел мимо на второй этаж, он эту лапу вытягивал перед собой, наклонял голову набок, и жалобно глядел в глаза прохожему. Вид его при этом менялся разительно! Как у опытного рецедивиста на суде. Из мрачного мерзавца он моментально превращался в такую жалкую пусичку.

Надо ли говорить, что при таких раскладах Васина выручка за день значительно превышала оборот самого киоска? Я однажды ради любопытства заглянул в коробку. Знаете, мелочи там не было. Васе подавали щедро.

Сперва, наблюдая за Васей, я решил, что это кот продавца киоска. Оказалось нет. Киоск закрывался, продавец шла своей дорогой, а Вася своей. Скорей всего это был просто дворовый блудный кот. Всё свободное от работы время, пока торговый центр был закрыт, он блондился по окрестностям. Однако каждый день, ровно в половине девятого утра, он садился у дверей магазина и ждал открытия. И повязка на его лапе сияла белизной.

Я наблюдал эту бестию практически каждый день в течение двух лет. Лапа конечно у него была абсолютно здоровая, и в свободное от сердобольных взглядов время он пользовался ею как все прочие сородичи. За исключением одной особенности. Где бы Вася ни находился, что бы ни делал, ковырялся ли в помойке, драл ли зазевавшуюся муську, но стоило ему заметить на себе человеческий взгляд, как он тут же бросал всё, садился, вытягивал перед собой забинтованную лапу, смотрел прохожему в глаза, и вид его становился жалким и няшечным.

Но! Если вы один раз прошли мимо и ничего не положили в коробку, вы становились для него пустым местом. При виде вас он уже не тянул лапу и не делал жалкий вид. Он вас просто не замечал. Он помнил всех. Я не встречал в жизни другого живого существа, умевшего так наглядно продемонстрировать, что вас не существует. Неприятное, знаете ли, ощущение. Когда вы вроде есть, а вас нет.

Ну вот. А потом помещения на втором этаже выкупил банк, и торговлю оттуда убрали. Киоск с едой для животных перекочевал на два квартала к центру. А Вася пропал. Не сразу пропал, нет. Ещё какое-то время он каждый день, с половины девятого, стабильно занимал своё место у двери. И ждал открытия. Но дверь не открывалась. Васю конечно подкармливали продавцы из гастронома. Но идти туда он категорически не желал.

Не желал он и перебираться на новое место. Продавщица из киоска жаловалась.
- Я его три раза забирала! И коробку ставила! Не сидит, зараза! Хоть привязывай!
Конечно ей было печально. Такой кусок дневной выручки ушел мимо кассы.

А потом Вася совсем пропал, и я про него забыл.
Пока где-то спустя наверное уже год не заехал случайно на заправку на Старой Ярославке.
На пустой заправке прямо под окошком кассы сидел большой черный угрюмый кот. С забинтованной лапой. Правой передней.

- Вааааася! - радостно сказал я. - Так вот ты где, каналья! На работу устроился?

Вася продемонстрировал полное отсутствие меня в окружающем его пространстве.

- Ааааа! Помнишь меня, сукин кот! - засмеялся я Васиному злопамятству, но нисколько не расстроился.

Получив в кассе сдачу, отделил пятидесятирублёвую купюру, сунул её Васе под нос, и со словами

- Вот! Смотри!

демонстративно положил в стоящую возле окошка кассы пластиковую коробку с солидной надписью - "ДЛЯ КОТА"

Вася и ухом не повёл.

- Ну и ладно! - сказал я, развернулся, и пошел своей дорогой.

- Мрряяяуу! - внезапно раздалось сзади.

Я удивленно обернулся.

Вася сидел, протягивая ко мне свою забинтованную лапу, и вид у него был такой жалкий и несчастный, что хоть плачь.

* * *
P.S.
После того, как я опубликовал эту историю в жэжэ, пришел вот такой комментарий.

"Здравствуйте! Я случайно прочла Ваш рассказ, и решила написать про Васю.
Знаете, я работала кассиром на АЗС, про который Вы пишете. Сейчас правда сижу в декрете.
Вася умер примерно год назад, мы все так переживали. Мы привыкли к нему, он жил у нас на АЗС, его все любили, и сотрудники, и водители, кто постоянно у нас заправляется.
А из тез денег, которые он "зарабатывал", мы не брали себе ни копеечки, что бы кто чего не подумал. Мы на них покупали кошачью еду, и отдавали женщине, которая кормит неподалеку бродячих кошек и собак. Мы не давали ей денег, а сами покупали корм. А "зарабатывал он немало. Так что Вася кормил не только себя, но и многих своих собратьев.
Земля ему пухом. Спасибо Вам за Ваш рассказ."

Такие дела.

03.09.2011, Новые истории - основной выпуск

НАСТОЯЩИЙ МУЖИК

С Василием Васильевичем я познакомился в конце 90-х, вскоре после
российского дефолта. Ситуация в стране была известно какая – разгул
бандитизма, всенародное обнищание. Я сидел недалеко от своего дома в
последнем ряду расположенных перед уличной эстрадой скамеек. Здесь на
9 мая играл военный оркестр, а в остальное время народ пил пиво, которое
приносил с собой. Ну, я всегда, вестимо, вместе с народом. Наверно,
можно было бы потягивать пивко и в близлежащем кафе, но его к тому
времени кто-то раздолбал из гранатомета. В рамках честной конкурентной
борьбы.
В пяти шагах от меня, под деревцем, стоял мужичок лет под семьдесят,
щуплый, одетый не по ситуации официально и не по летнему времени плотно
– в темный костюм, белую рубашку и при галстуке. Черные ботинки были до
блеска начищены, но изрядно потрепаны. Да и костюмчик не тянул даже на
секонд-хэнд. Старик вроде бы и не смотрел на меня, но в то же время я
чувствовал на себе его взгляд. Повнимательнее оглядев мужичка, я
обнаружил в его руках большую сумку, которую он как бы прятал за спиной,
во всяком случае не афишировал. Из сумки торчали пустые бутылки. Не
оставалось сомнений, что он ждал, когда я опорожню свою тару.
Моя догадка тут же нашла фактическое подтверждение.
- Простите, вы бутылочку с собой заберете? – спросил мужичок, подойдя
поближе.
Наверно, мой внешний вид внушил ему такое подозрение, и он решился на
этот вопрос, чтобы не терять даром времени. Мой отрицательный ответ его
успокоил, и старик опять тактично отошел в сторонку, чтобы не досаждать
мне своим нарочитым ожиданием.
Впоследствии я видел его здесь не раз, все в том же официальном костюме
при галстуке, в белой выстиранной и выутюженной сорочке, всегда чисто
выбритым и абсолютно трезвым. В конце концов мы познакомились. Он
оказался бывшим учителем истории, кое-какие деньги Василий Васильевич по
жизни скопил, но те оказались заморожены на сберкнижке, пенсия ничтожна.
Обычная, в общем, для того времени ситуация, необычен был только вид
человека, собирающего бутылки при полном параде.
- Это моя работа, - пояснил он мне. – А я привык ходить на работу именно
так.
Жил Василий Васильевич один, в небольшой квартирке. Имелась у него дочь,
но с ней он давно не ладил. Она вроде как теперь подкатывалась к нему
(квартирка-то того и гляди освободится, а деньги немалые стоит), но он
ее отшил. «Она меня предала», - дал Василий Васильевич мне такое
объяснение, но в конкретику не вдавался.
Однажды учителю здорово повезло. Он нашел на свалке самодельную копилку
- бутылку из-под шампанского, набитую рублями, - выкинул кто-то по
недоразумению. Не знаю, сколько в сумме там оказалось - может, рублей
двести, но Василий Васильевич выглядел именинником целую неделю.
Иногда я думал: как бы материально помочь учителю, но, поскольку сам
сидел на мели, дальше предложения пива дело не доходило. Но и его
Василий Васильевич отклонял – не употреблял. Но как-то мне повезло, и я
оказался при деньгах. Я спросил своего нового знакомого, мечтает ли он о
чем-нибудь, и услышал удивительный ответ: оказалось, да - о
металлоискателе. У него институтская специальность – история древнего
мира, а спецсеминар он проходил по скифам, Василий Васильевич все знает
о них. С той поры он мечтает уехать в северное Причерноморье на поиски
скифских сокровищ, да все вот как-то не с руки. Деньги на дорогу он
скопил, продолжил учитель, а жизнь в тех местах недорогая, и летом можно
ночевать под открытым небом, теперь вот только на металлоискатель надо
бутылок насобирать. Я благородно предложил Василию Васильевичу: мол,
могу добавить на его мечту штуку-другую. Тот поджал губы, сухо сказал,
что «подачки не приемлет», и целую неделю отказывался забирать у меня
пустую тару.
Примерно в то же время на нашем этаже объявился новый сосед. Это был
одинокий, лет на сорок, мужик, въехавший в трехкомнатную квартиру. Мне
он представился Евгением, о себе ничего не рассказал, но масштабными
габаритами и суровым видом сильно смахивал на нового русского, который
из «братков». Со всеми нами, соседями, обращался довольно
пренебрежительно, однако местные женщины были от него без ума. «Он
адекватно воплощает в себе мужское начало», - сказала об этом Евгении
одна из них, самая вроде бы интеллектуальная.
Он тоже стал захаживать «на эстраду», где потягивал «хольстен», но ни с
кем не общался. Бывают, знаете ли, такие люди, которые не переносят ни
одиночества, ни общения с себе подобными. И тогда они идут в компанию,
где все время молчат.
И вдруг однажды этот Евгений попросил меня рассказать поподробнее о
Василии Васильевиче – видел, что я с ним веду какие-то разговоры. Я был
озадачен, но подумал, что тут особо скрывать нечего, и все ему
рассказал, даже о металлоискателе. Умолчал только, что предлагал Василию
Васильевичу какие-то деньги.
- Значит, старикан один живет, - повторил этот «бычок» в задумчивости, и
по моей спине прошел холодок: я почуял недоброе.
На следующий день, когда я в очередной раз вел беседу с Василием
Васильевичем, Евгений подошел к нам и, представившись по имени,
обратился к учителю, что называется, с места в карьер.
- Я хочу предложить вам одно дельце, которое поможет осуществить вашу
мечту – приобрести металлоискатель, о чем мне рассказал сосед, - кивок в
мою сторону, - который хорошо меня знает.
В этот момент меня уже стало колотить.
- Мне на один месяц нужен юридический адрес, - продолжил Евгений. - Я
предлагаю оформить его на вашу квартиру. Вы даете мне свой паспорт,
получаете шестьдесят тысяч рублей и покупаете себе металлоискатель.
Идет?
- Но металлоискатель стоит значительно меньше, - только и смог
пролепетать бедный учитель.
- Купите к нему запчасти.
Мне показалось, что при этих словах в глазах Евгения мелькнула зловещая
ухмылка. Я в тот момент проклинал себя на чем свет стоит. О таких
юридических адресах-однодневках было, благодаря прессе и молве, хорошо
известно. Под них проворачивается какая-нибудь крупная незаконная
сделка, а потом хозяин этого адреса исчезает с концами - если только не
находят его труп. В данном случае может исчезнуть и свидетель, то есть
я.
- Понимаете, Василий Васильевич, вы САМИ ЗАРАБАТЫВАЕТЕ, - (Евгений
акцентированно произнес эти два слова), – на металлоискатель.
Учитель сглотнул слюну и произнес с отчаянной решимостью:
- Хорошо, вот мой паспорт. – Документ, к несчастью, у него оказался с
собой.
- Ээ… - попытался было я вмешаться, но Евгений так наступил мне своим
сорок седьмым размером на ногу, что слова застряли у меня в горле.
«Браток» забрал паспорт и предложил:
- Давайте я заплачу вам долларами, а то рубль падает каждый день.
Василий Васильевич забрал баксы и помчался чуть ли не вприпрыжку домой.
Только пустые бутылки в сумке зазвенели.
И тут я решил все-таки вмешаться:
- Послушайте, Евгений…
Но он не стал меня слушать, а протянул мне паспорт Василия Васильевича:
- Отдай старику. Мне его ксива не нужна.
- А тогда зачем?..
- Он бы от меня как милостыню бабки не взял. Настоящий мужик! Я таких
людей раньше знал, но теперь таких нет. – И он с видимым сожалением
вздохнул.

22.11.2010, Новые истории - основной выпуск

БИТВА ОБОРОТНЕЙ
Давняя история, которую мне рассказал знакомый адвокат (срок давности по
ней уже вышел...)

Я люблю защищать людей, за которыми правда, даже если закон не на их
стороне. Так бывает. Еще приятно работать с людьми, которые сделали
сами, всю работу за меня...
В этой истории, сразу два в одном...
Молодой парень Д. из Кировской области, отслужил армию, вернулся,
женился. Родители его умерли, делать дома было нечего. Собрался и с
женой да маленьким братом-пятиклассником поехал покорять столицу.
В Москве сняли квартирку, арендовали на рынке ларек и начали торговать
рыбой. Пацана устроили в школу. Живут.
Но вот на рынке повадился ходить к ним один лейтенант.
Вначале обычные претензии: регистрация, медкнижки, накладные на товар и
даже неласковые выражения лиц...
Откупаться приходилось деньгами и рыбой. Чем дальше, тем больше.
Следующий удар: арендодатели повысили аренду, но почему-то только им.
Закручинились муж с женой: и так еле хватало на квартплату, работали по
очереди сутками, а еще и своего школьника нужно кормить, одевать и
цветную бумагу ему покупать.
Наконец все стало на свои места.
Мент прозрачно намекнул, что если жена парня будет поласковей, то все
невероятно изменится в лучшую сторону...
Ну влюбился наш «оборотень», ну что тут поделать? Какой человек, такие у
него и методы.
Женщина через день жаловалась мужу, что мент щиплет ее за все места и с
каждым днем все больнее.
На семейном совете решили сменить квартиру и место работы. А какие еще
варианты?
И тут наступил переломный момент: Пьяный мент, ворвался к женщине в
ларек и... «пробыл» там минут двадцать... Соседи по торговле, конечно же
«не слышали» никаких диких женских криков.
Она обратилась в больницу, сняла побои, но когда выяснилось, что тут
замешан сотрудник милиции, бумажки сразу потерялись и изменились...
Заявление об изнасиловании в РОВД приняли, но предупредили, что
перспектива только одна: сесть в тюрьму за клевету на сотрудника...
Дело обычное.
Муж как мог утешал жену, а как тут утешишь..? Не морду же менту бить?
Но жизнь, тем и хороша, что в ней нет ничего невозможного...
Женщина с братиком мужа вернулась к себе в Кировскую область.
В один прекрасный день она зашла в районное отделение милиции и с глазу
на глаз переговорила с начальником:

- Товарищ майор, у меня к вам большая просьба: Скоро у мужа день
рождения - 23 года, и мы покупаем машину. У него есть мотоциклетные
права, а я хочу подарить ему автомобильные. Ну, вы понимаете. Сюрприз
так сказать. А машину он водит прекрасно, с самого детства.
Майор:
- Так, у нас что сегодня, четверг? В субботу будет экзаменационный день,
пусть подойдет пораньше, сделаем. Будет стоить 7 000 рублей.
Женщина:
- Товарищ майор, но я же хотела сюрпризом, так сказать за праздничным
столом, вы понимаете?
Майор:
- Ну, вы совсем обнаглели. Если без него, то 10 000 рублей, не меньше.
Подходите ко мне в субботу с его паспортом и фотографиями на красном
фоне.

Через пару дней из Москвы вернулся и сам герой этой истории, а на
следующее утро «за ним пришли». Он обвинялся по статье-318 (УК РФ) - до
десяти лет. И вот только в этот момент в дело вступил я.

А факты были таковы:
«Лейтенант милиции Б. во время исполнения своих должностных
обязанностей, был коварно обманут, и затащен в рыбный ларек, где и
получил множественные телесные повреждения тяжкой и средней степени:
выбитые зубы, поломанные ребра, челюсть и так по мелочи (избиение
офицера происходило при помощи мороженой рыбы). Потерпевший опознал в
нападавшем гражданина Д.- торговца ларька, в котором и было совершено
преступление. Гражданин Д. был объявлен в розыск и арестован в Кировской
области по месту жительства».
Я вытащил парня из СИЗО всего за три дня, потому, что у него было
титановое алиби.
Гражданин Д. в тот день, находился за тысячу километров от места
совершения преступления, он сдавал теоретический и практический экзамены
на получение водительского удостоверения категории «В». Свидетелями
этого явились все семь офицеров милиции данного РОВД. (Ну не хотело РОВД
садиться в полном составе в тюрьму... и их можно понять). Дело было
закрыто.

Сколько, оказывается, полезного можно купить за 10 000 рублей, а на сдачу
еще и права категории «В».

09.07.2009, Новые истории - основной выпуск

Кабелеукладчик

Однажды мне было необходимо срочно проложить четыре десятка проводов
витой пары на расстояние в сто метров. Большая часть дистанции проходила
над навесным потолком на трёхметровой высоте. Поняв, что для моих
единственных в конторе админских плеч решение задачи в приемлемые сроки
является непосильным, я принялся терзать шефа на предмет привлечения
сторонних монтажников, и тот, скрепя сердце, согласился. Я разработал
техзадание, разослал по разным конторам и стал ждать.

Одно из предложений сильно выделялось из общей массы. Ребята утверждали,
что работу они выполнят всего за один день, причём втрое дешевле, чем
любой из конкурентов! На всякий случай перезвонил и уточнил, правильно
ли они поняли задание. Ответили, что поняли прекрасно, а скорость и
дешевизна объясняется тем, что в работе используется кабелеукладчик. Я
был заинтригован — с кабелеукладчиками имел дело в армии и решительно не
представлял, каким образом данный девайс можно приспособить к прокладке
витой пары под фальшпотолком.

В назначенный день прибыли всего два монтажника со стремянками и
инструментами. Наблюдая за процессом разгрузки, я с нетерпением ждал
чудо-агрегата, способного автоматизировать процесс. Агрегата так не
дождался, зато последней из микроавтобуса была выгружена некрупная
такса. Не успел я удивиться по поводу появления животного, как мне
объяснили, что это и есть таинственный кабелеукладчик.

В комплекте к таксе шел специальный костюмчик с ручкой вдоль спины для
переноски, сбруя на голову со светодиодным фонариком и шлейка. Прокладка
кабеля осуществлялась путём прикрепления его к шлейке и запуска таксы в
труднодоступное место. Надрессированное животное шустро мчалось на звук
голоса или свет фонаря, волоча за собой провод. Потолок собаку
выдерживал, мощности же хватало метров на пятьдесят.

Скорость прокладки в длинных и труднодоступных участках была просто
фантастической. Такса резво носилась в одну сторону по верху, а обратно
— по коридору, пугая женскую часть персонала. Даже ЧП в виде выпавшей
панельки потолка не повлияло на её настроение: протягиваемый провод
сыграл роль страховочного троса, и собачка плавно опустилась на пол.
Ребята сказали, что к таким ситуациям кабелеукладчик приучен.

Смех смехом, но такса на полном серьёзе стояла у ребят на балансе фирмы
— мне были продемонстрированы документы. Работу дружный коллектив
действительно выполнил менее, чем за день, причем без предварительного
разматывания кабеля и, соответственно, без обрезков. Правда, работа
нашей конторы полностью встала — всё население сбежалось посмотреть за
работой кабелеукладчика.

Прислали на мыло моему зятю (муж сестры), он работает на АТС в крупной
компании, с пометкой: "Понятно, зачем таксу завел".

Леденец.

10.07.2008, Новые истории - основной выпуск

Нашла мужа на помойке.
Реальная история моих знакомых.
Обычная мамочка-одиночка. Единственный сын, очень болезненный, при родах
была травма, что-то повредили, долго выхаживали, что-то не в порядке с
нервной системой. Врачи предупредили, что ребенка нельзя волновать,
только положительные эмоции. Сын растет, спрашивает про папу. Мама
придумала историю, что папа разведчик, сейчас на задании. Сын требует
подробностей, и мама придумывает, так что получается многосерийный
рассказ. Сын не позволяет выбросить старый костюм бывшего мужа, так что
костюм стал частью легенды. И вот сыну уже 5 лет. Однажды он гуляет
возле дома, мама приглядывает за ним из окна, дело к вечеру. Вдруг сын
ненадолго исчезает из поля зрения, а потом забегает домой и возбужденно
кричит: "Мама, я папу нашел." Мама успокаивает его, но он не слушает,
кричит: "Папа ранен, он там лежит, надо скорее его забрать," - и тянет
маму на улицу. Мама не может его успокоить, идет с ним на улицу. Сын
тянет ее на близлежащую помойку - там обычное дело: лежит пьяный грязный
бомж, физиономия побитая, но живой, шевелится. Мама пытается увести
ребенка, но тот близок к истерике: "Это раненый папа." А ребенка
волновать нельзя. Мама решает завести бомжа домой, может быть покормить,
пока ребенок успокоится да ляжет спать, потом бомжа спровадить, а утром
сыну сказать, что папа снова ушел на задание. Они вдвоем поднимают
бомжа, он смирный, что-то мычит, но потихоньку идет. Завели его домой.
Мама говорит сыну: "Сейчас папа помоется, потом поужинает, но ему мешать
нельзя, так что ложись пока спать." Но сын все еще близок к истерике:
"Нет, я буду только с папой." Вместе заводят его в ванную, мама кое-как
раздевает бомжа, заталкивает его в ванну, включает холодный душ. Бомж
ничего не понимает, но под холодным душем немного приходит в себя,
что-то бормочет. Мама приказывает ему: "Мойся, потом поговоришь." В это
время сынишка тащит в ванную костюм бывшего мужа: "Папа, одевайся." Бомж
слегка приходит в себя, ничего не понимает. Мама жестко говорит бомжу:
"Переодевайся, и ничего не спрашивай." Сынишка тащит бомжа на кухню:
"Мама, папа хочет кушать." Мама вынуждена выставить еду. Сын восторженно
подкладывает бомжу кусочки. Бомж ест, постепенно приходит в себя. Мама
пытается уложить сына спать, но он требует, чтобы папа спал рядом. Мама
вынуждена постелить на полу, сама в полудреме сторожит, как бы чего бомж
не выкинул. Утром та же история: сын ведет гостя в ванную, дает мамину
бритву, потом кормит его завтраком. Но теперь уже гость не выглядит
бомжом: выспавшийся, вымытый, бритый, в хорошем костюме - вид довольно
приличный. Улучив момент гость пытается выяснить, в дело. Мама
объясняет. Потом гость уходит, дав честное слово сыну, что ему надо
выполнить небольшое поручение, и он к вечеру обязательно вернеться. И
действительно вернулься. Но приехал на машине, с цветами для мамы.
История оказалась довольно обычной. Он зам. директора довольно крупного
завода, развелся, стал крепко пить. После очередной пьянки отстал от
собутыльников, не помнит, как оказался на помойке побитым.
Теперь они живут хорошей семьей, родился второй сын. Первый сын окреп,
сейчас ему 8 лет, рассказывает всем, что его папа раньше работал в
разведке, а теперь после ранения работает на заводе.

20.03.2007, Новые истории - основной выпуск

История из жизни аудиторов. Эти странные создания, которых люди
побаиваются, часто поселяются в малознакомой местности, поблизости от
крупных промышленных предприятий, и совершают на них разрушительные
набеги. Внутри групп аудиторов царит жесткая иерархия, где молодые
подчиняются старшим...
Вот и в этой группе, за день до выхода на проверку базы комплектации
(а по-простому – складского комплекса) крупной нефтедобывающей конторы,
старый аудитор долго поучал молодого:
- Чтобы найти, как они воруют, нужен опыт! Много опыта! Завтра ты
получишь первый... Постарайся подойти к делу ответственно!
Молодой слушал и проникался...
А на следующий день началась БОЛЬШАЯ ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ, и многочисленные
комиссии разбежались по базе как муравьи. Старые аудиторы пошли на
нефтебазы, склады цветных металлов, на худой конец - пиломатериалов...
А молодого отправили на склад сыпучих материалов. С рулеткой.
Вы когда-нибудь пробовали посчитать, сколько щебенки в отвале, по форме
и размерам напоминающем спаривающихся динозавров? А сколько цемента в
барабане, который герметично запаян и снизу, и сверху? Парень загрустил...
Но потом его взгляд обратился к месту хранения, вид которого показался
ему измеримым – это была гора керамзита. Работники базы с интересом
наблюдали, как парнишка измеряет диаметр основания, как изменяет длину
какой-то палки, а потом втыкает ее в землю и после этого измеряет тень
от палки и от горы...
А на следующий день началось ШОУ. Вокруг горы керамзита плотным кольцом
собралось начальство, свита начальства, и просто любопытные. Аудиторы,
всею группой, стояли в сторонке и ждали расправы – пацан умудрился,
никому ничего не сказав, записать в отчете: "по данным учета – 1200
кубометров, по данным проверки – 1400 кубометров"... А старшие – не
заметили, и отдали клиенту.
Такого излишка быть просто не могло, и для того, чтобы опустить
аудиторов, начальство распорядилось подогнать экскаватор и перекидать
мерным ковшом всю кучу керамзита. Ну и начали перекидывать. Час... Два... И
вдруг ковш обо что-то ударился. Народ забегал. Принесли лопаты и стали
перекидывать вручную. В итоге откопали ДВЕ ОГРОМНЫЕ ЦИСТЕРНЫ,
наполненные соляркой и бензином. Потом выяснилось, что в них, через
торчащий шланг, сливали всю неучтенку, и примерно раз в неделю вывозили
за территорию. Размер хищений был чудовищным! Шесть человек село,
несколько десятков было уволено...
А заматеревший пацан потом учил молодых аудиторов:
- Помните! Чтобы найти, как они воруют, нужно везение! Много везения!
И знание формулы объема конуса...
© Ленин

24.07.2006, Новые истории - основной выпуск

У знакомых дочка поступила в универ, сидели мы в компании по этому
поводу и вспоминали, как сами поступали...

Товарищ рассказал. Когда он поступал в универ, на экзамене по математике
рядом сидел маленький, худенький очкарик. Сдавал он бородатому, ехидному
экзаменатору, который славился тем, что, в основном, выдавал по два
"шара" абитуре, которая попадала на него.

После устного ответа очкарик получил задачку. Довольно быстро решил.
Получает вторую. Паренек решает и ее. Получает третью. И с ней такая же
история. Тут препод ухмыляется и дает четвертую. ( А я в это время еще
вторую решаю, после которой получил свои пять баллов у другого
экзаменатора). Парень пыхтит, пишет что-то, зачеркивает, снова пишет...

Потом вскакивает, и слегка заикаясь, совершенно ошалевшим голосом
кричит:
- Э-э-эй!
Все обернулись, включая и экзаменаторов, которые сгрудились на кафедре.

- Э-э-эй, ты! Ты, ты, бородатый!! Ты что же мне дал??!? Это же великая
теорема Ферма!!!

P.S. К чести экзаменатора, он на "ты" не обиделся и немедленно поставил
парню пятерку.

Плотогон

26.07.2005, Новые истории - основной выпуск

В рубрику "Неизвестная ВОВ"
Жену одного из моих троюродных дядюшек зовут Анна. Для своих - Нюся.
Национальность у нее - таки да, поэтому заядлых антисемитов просят
дальше не читать: им эта история не понравится. Тем более, что все в ней
- правда.
До войны маленькая Нюся жила в Харькове на ул. Пушкинской. А так уж
исторически сложилось, что Пушкинская и прилегающие к ней улочки стали
тем районом старого города, где в основном жили евреи. Не знаю, кем
работал папа Нюси, но их семья могла себе позволить домработницу.
Домработницей была молодая сельская дивчина довольно объемных размеров.
Именно большая, а не толстая. Имя ее я запамятовала, а спросить сейчас
уже не у кого. Пусть будет Фрося.
Началась война. Довольно быстро докатилась она и до Харькова. И когда
немцы вошли в город, они почти в точности повторили киевскую историю.
Только вместо Бабьего Яра телами заполняли Дробицкий яр, а евреев к
месту расстрела не сгоняли пешим ходом, а свозили грузовиками.
Когда во двор, где жила Нюся, въехал такой грузовик, в домах никого не
осталось: евреев выволакивали из квартир силком, русские и украинцы,
среди которых была и Фрося, вышли на это дело посмотреть. Немцы смотреть
не запрещали, им было по фигу. Так на виду у всей отары чабан режет
приглянувшегося ему сегодня барана.
Даже запланированные отъезды не лишены толкотни. А тут такое! Кто
смотрел "Список Шиндлера", может себе представить. В суматохе Нюся
отбилась от своих, шагнула слегка в сторону... И тут Фрося, оставаясь
внешне совершенно спокойной, быстро схватила за руку щуплую шестилетку и
спрятала ее ЗА себя.
Грузовик уехал, народ стал расходиться.
То ли, несмотря на свою молодость, Фрося была уже этой жизнью бита, то
ли просто Господь ее умом не обидел, но девушка не стала заходить в дом
ни за деньгами, ни за вещами, ни даже за документами. В чем были, в том
и ушли, не задерживаясь во дворе ни одной лишней минуты.
Почти два года, до самого освобождения Харькова, белобрысая Фрося
выдавала чернявую Нюсю за свою дочь. В одном из разбомбленных домов она
нашла фотокарточку какого-то армянина и говорила всем, что это ее муж, и
девочка пошла в отца. Несколько раз она втихаря перебиралась на новое
место жительства, чувствуя, что на старом соседи перестают верить ее лжи
и за лишнюю пайку готовы сдать "жиденка" новой власти.
После войны Фрося списалась с родственниками Нюси и отвезла девочку им.
Нельзя передать, как эти люди были благодарны! Ведь Нюся была
единственным выжившим человеком из всей харьковской родни, живой памятью
о погибших! Фросе предложили жить в семье, а семья бы ее кормила в
память о том, что девушка для них сделала. Фрося мудро отказалась. Ей
предлагали деньги и вещи. Она не взяла ничего.
По ее разумению, она сделала то, что на ее месте сделал бы любой
порядочный человек: не отдала ребенка убийцам. И никакой платы за это не
хотела.

PS Нюся с Фросей поддерживали связи до самой фросиной смерти в 1996
году. Тогда Нюся с мужем прилетели к ней на похороны из Израиля. Как к
матери.

15.01.2004, Новые истории - основной выпуск

Эту незатейливую историю конечно же лучше показывать в лицах, но я
попробую рассказать ее, используя только силу слова. :-)
Средней величины гастроном, предпраздничный вечер. Небольшая очередь в
отдел, где кроме всего прочего продаются еще и дары моря. Икра и всякие
прочие вкусные вещи. За мной занял очередь (и отошел) какой-то оч-ч-чень
большой мужчина, а перед мной продавщица обслуживает такого себе
"хозяина жизни". Хозяин довольно молодой, чтоб не сказать юный, жутко
модный, наглый и элегантный. В этом не было бы почти ничего плохого,
если бы он не вы..бывался перед своей подругой, примерно такой же.
Типа "все окружающие - быдло".

Трогать таких козлов - себя не любить, быстрее не будет, только
развоняется. Не бить же его?
Я демонстративно завернулся в воротник куртки, и стал обреченно дремать,
облокотившись на прилавок, и слушая бесконечный пиздеж "хозяина":
- Так, а теперь мне нужно балычка рыбного у вас купить... Котик, ты же
будешь балычок? Девушка, покажите мне этот кусочек... А он свежий?.. А
можно его понюхать... Хорошо-хорошо... А он не слишком соленый? А что
это это во-о-он там, в углу? А можно это понюхать? Котик, ты это будешь?
А оно не слишком соленое? А его вообще берут? А давно завезли? Нет,
пожалуй не буду брать...

И так до бесконечности. Очередь периодически начинает шипеть, но это
вызывает живейший отклик у покупателя, он сразу, типа, вскипает:
- Ой! Что вы там? Дайте мне рыбный хвостик купить! Сейчас вы свою
селедку возьмете, пока за луком сходите...
Короче - тащится.
Когда вернулся отходивший мужик, "хозяин" все-таки смог купить икру. В
муках, рассматривании и нюханьях, но смог.
Вернувшийся оказался нормальным спокойным бандитом с задумчивым
взглядом, он очень обрадовался, когда увидел, что его очередь еще не
прошла.
- Еще стоишь? - обрадовался он мне. - Классно!
Я туманно ответил в том смысле, что можно знакомиться, потому что стоять
еще долго.
- Он еще шпроты брать будет... - кивнул я на закупающегося. Бандит
хмыкнул не поняв шутку, но его терпение оказалось неважнецким. Через три
минуты он уже потрогал плечо нашего орла:
- Давай, слышь, завязывай.
Орел даже не стал голову поворачивать:
- Еще раз тронешь - искалечу!
И продолжает:
- Так, девочки, теперь шпроты. Какие у вас получше будут?
А вы мне все, что есть покажите, я почитаю, что там пишут... А какие
чаще берут? А какие хвалят? Котик, какие возьмем? Говорят, рижские
хорошие... Девочки, а рижские хорошие? А вы пробовали? А они в самом
деле рижские или только этикетка? Хорошо, хорошо... А-аа-а! Вот эти
хорошие? А они крупные или меленькие?

Я краем глаза отмечаю, что спокойный бандит постепенно отключает в себе
все хорошее (как будто тумблерами щелкает), и взгляд его становится все
более равнодушно-стеклянным.
Услышав фразу "Та-а-ак, а теперь займемся килечкой..." бандит отключает
в себе остатки гуманизма, отклеивается от витрины, обходит меня, молча
возникает перед хояином жизни и хозяйкой. Очередь радостно замирает.
Хозяин жизни, побледнев, нервно и тонко спрашивает, мол, вам чего?
Бандит, "низко голову наклоня" молча берет хозяина за грудки, и
усаживает его на столик с контрольными весами. Потом очень тихо, но
звучно спрашивает, выплевывая каждое слово как пулю:
- У Тебя, Падла, Сегодня Рыбный День?

27.10.2003, Новые истории - основной выпуск

Философическое... (можно не голосовать)
=====
Невероятно, но мы выжили!

Если вы были ребенком в 60-е, 70-е или 80-е, оглядываясь назад, трудно
поверить, что нам удалось дожить до сегодняшнего дня. В детстве мы
ездили на машинах без ремней и подушек безопасности. Поездка на телеге,
запряженной лошадью, в теплый летний день была несказанным
удовольствием. Наши кроватки были раскрашены яркими красками с высоким
содержанием свинца. Не было секретных крышек на пузырьках с лекарствами,
двери часто не запирались, а шкафы не запирались никогда. Мы пили воду
из колонки на углу, а не из пластиковых бутылок. Никому не могло придти
в голову кататься на велике в шлеме. Ужас. Часами мы мастерили тележки и
самокаты из досок и подшипников со свалки, а когда впервые неслись с
горы, вспоминали, что забыли приделать тормоза. После того, как мы
въезжали в колючие кусты несколько раз, мы разбирались с этой проблемой.
Мы уходили из дома утром и играли весь день, возвращаясь тогда, когда
зажигались уличные фонари, там, где они были. Целый день никто не мог
узнать, где мы. Мобильных телефонов не было! Трудно представить. Мы
резали руки и ноги, ломали кости и выбивали зубы, и никто ни на кого не
подавал в суд. Бывало всякое. Виноваты были только мы и никто другой.
Помните? Мы дрались до крови и ходили в синяках, привыкая не обращать на
это внимания. Мы ели пирожные, мороженое, пили лимонад, но никто от
этого не толстел, потому что мы все время носились и играли. Из одной
бутылки пили несколько человек, и никто от этого не умер. У нас не было
игровых приставок, компьютеров, 165 каналов спутникового телевидения,
компакт дисков, сотовых телефонов, интернета, мы неслись смотреть
мультфильм всей толпой в ближайший дом, ведь видиков тоже не было! Зато
у нас были друзья. Мы выходили из дома и находили их. Мы катались на
великах, пускали спички по весенним ручьям, сидели на лавочке, на заборе
или в школьном дворе и болтали о чем хотели. Когда нам был кто-то нужен,
мы стучались в дверь, звонили в звонок или просто заходили и виделись с
ними. Помните? Без спросу! Сами! Одни в этом жестоком и опасном мире!
Без охраны, как мы вообще выжили? Мы придумывали игры с палками и
консервными банками, мы воровали яблоки в садах и ели вишни с
косточками, и косточки не прорастали у нас в животе. Каждый хоть раз
записался на футбол, хоккей или волейбол, но не все попали в команду. Те
кто не попали, научились справляться с разочарованием. Некоторые ученики
не были так сообразительны, как остальные, поэтому они оставались на
второй год. Контрольные и экзамены не подразделялись на 10 уровней, и
оценки включали 5 баллов теоретически, и 3 балла на самом деле. На
переменах мы обливали друг друга водой из старых многоразовых шприцов!
Наши поступки были нашими собственными. Мы были готовы к последствиям.
Прятаться было не за кого. Понятия о том, что можно откупиться от ментов
или откосить от армии, практически не существовало. Родители тех лет
обычно принимали сторону закона, можете себе представить!?
Это поколение породило огромное количество людей, которые могут
рисковать, решать проблемы и создавать нечто, чего до этого не было,
просто не существовало. У нас была свобода выбора, право на риск и
неудачу, ответственность, и мы как-то просто научились пользоваться всем
этим. Если вы один из этого поколения, я вас поздравляю. Нам повезло,
что наше детство и юность закончились до того, как правительство не
купило у молодежи свободу взамен за ролики, мобилы, фабрику звезд и
классные сухарики...
С их общего согласия...
Для их же собственного блага...

15.02.2002, Новые истории - основной выпуск

ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
Иногда мелкие, незначительные события неожиданно влияют на ход истории.
Наполеон Бонапарт заболел насморком и проиграл решающее сражение.
Тракторист колхоза «Хмурое утро» Семен Аркадьевич Приставко при утреннем
опохмеле допустил передозировку, поэтому при выезде из гаража вместо
привычных двух опор линии электропередачи увидел три. Сдержанно
подивившись этому обстоятельству, знатный тракторист выполнил привычный
вираж вправо, в результате чего его «Кировец» снес единственный столб
ЛЭП, идущей в соседний гарнизон. Рядом с тремя пеньками появился
четвертый.
Командир 1 эскадрильи гвардейского истребительного полка подполковник
Владимир Васильевич Чайка собирался бриться, когда в квартире погас
свет. Поскольку, благодаря тарану тракториста Приставко свет погас во
всем гарнизоне, остановились насосы на водокачке. Чертыхаясь, комэск
полез на антресоли за «тревожным» чемоданом, в котором лежала заводная
бритва. Вместо чемодана на него со злобным шипением свалился кот,
расцарапав щеку. Мерзкое животное привычно увернулось от пинка и
спряталось под шкаф. Под раздачу также попали дочь, заступившаяся за
кота и жена, заступившаяся за дочь. Из-за отсутствия воды вопрос с
завтраком решился сам собой, голодный и злой летчик отправился на
службу. День не задался.
В эскадрилье Чайке сообщили, что его вызывает командир.
- Вот что, Владимир Васильевич, - сказал командир, пряча глаза. -
Познакомься с товарищем журналистом.
Из кресла выбрался длинный тощий тип в джинсах и с неопрятной рыжеватой
бородой веником.
- Товарищ заканчивает киносценарий о летчиках и ему необходимо слетать
на истребителе.
Товарищ журналист неуловимо напоминал бородатого хорька.
- Из Главпура уже звонили, так что, надо помочь... Что у вас сегодня по
плану?
- Облет наземной РЛС, а после обеда - пилотаж в зоне.
- Ну, вот и отлично, можете идти.
Чайка молча откозырял и вышел.
По дороге хорек, размахивая руками, шепеляво рассказывал о своих
знакомых генералах, маршалах и авиаконструкторах, забегая вперед и
заглядывая комэску в глаза. Тот молчал.
Кое-как подобрали пассажиру летное обмундирование, для порядка измерили
в медпункте давление и запихнули в заднюю кабину спарки.
- Убедительная просьба, - хмуро сказал комэск, - в кабине ничего не
трогайте.
- А за что можно держаться на виражах? - бодро поинтересовался пассажир.
Чайке очень хотелось сказать, за что, но он с трудом сдержался и
ответил:
- За рычаг катапульты! Он у вас между ног... Впрочем, нет, за него
держаться тоже не нужно. За борт держитесь.
Чайка аккуратно поднял машину, походил по заданному маршруту и плавно,
как на зачете, притер истребитель к бетонке.
После посадки из задней кабины извлекли зеленоватого, но страшно
возбужденного хорька.
- Разве это перегрузки, - орал он, - да я на карусели сильней кручусь!
Не думал! Разочарован!
- Ладно, - мрачно сказал комэск, - подумаем, где вам взять перегрузки.
А сейчас - на обед.
В столовой их пригласили за командирский стол, где журналюга тут же
начал, захлебываясь и заполошно размахивая руками, рассказывать, что он
ждал гораздо, гораздо большего! При этом он ухитрялся стремительно
очищать тарелки.
- Товарищ командир, - продолжал наседать журналист, - а можно, я после
обеда еще слетаю?
Всем было ясно, что отделаться от настырного дурака можно только двумя
способами: пристрелить его прямо здесь, в столовой, или разрешить
лететь. Несмотря на привлекательность первого варианта, командир все же
остановился на втором.
- Товарищ подполковник, самолет к полету готов! - доложил старший техник.
Чайка взглянул на его улыбающуюся физиономию и вспомнил, как на вечере
в доме офицеров этот самый стартех, танцуя с его дочерью, держал свои
поганые лапы у нее на заднице, а эта дурища еще к нему прижималась.
Ему стало совсем тошно.
Взлетели, вышли в пилотажную зону и комэск тут же забыл про пассажира:
бочка, боевой разворот, еще бочка, петля...
После посадки подполковник Чайка подозвал техника и, показывая через
плечо на равномерно забрызганное остекление задней кабины, приказал:
«Достаньте ЭТО и по возможности отмойте».
Впервые за день он улыбнулся.

24.05.2001, Новые истории - основной выпуск

ОБРАЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Как-то перед Днем Победы руководство решило пригласить в нашу контору
ветерана - летчика-истребителя. В назначенное время ветеран прибыл. Им
оказался невысокий сухощавый старичок, пиджак которого был густо увешан
БОЕВЫМИ орденами. Однако перед аудиторией ветеран выступать стеснялся.
Тогда мы зазвали его к себе на кафедру и, грешным делом, налили ему 100
граммов. Старец неожиданно лихо употребил стакан, содрогнулся и заявил,
что к встрече с народом готов.
Для встречи выбрали большую аудиторию амфитеатром человек на 150.
В первом ряду расположился личный состав кафедры политической истории,
в основном, дамы, достигшие пенсионного возраста еще тогда, когда их
кафедра называлась "История КПСС".
Все пошло как по маслу. Ветерану задавали заранее подготовленные
вопросы, он что-то отвечал, завкафедрой политистории в полудреме
привычно вежливо улыбалась, словом, "Дело уверенно шло на
рационализацию" (бр. Стругацкие, "Сказка о тройке"). Вдруг кто-то задал
внеплановый вопрос:
- Скажите, а "Мессершмитт" трудно сбить?
Ветеран на секунду прикрыл глаза, как бы обращаясь в прошлое, затем
оглядел орлиным взором аудиторию и отчеканил:
- Вот что я вам скажу, сынки. "Мессер" завалить - это все равно, что
тигрицу в жопу вы@#ать! А я их три сбил!!

28.04.2000, Новые истории - основной выпуск

БАРОМЕТР И ПРАВИЛЬНЫЕ ОТВЕТЫ

Сэр Эрнест Рутерфорд, президент Королевской Академии и лауреат
Нобелевской премии по физике, рассказывал следующую историю,
служащую великолепным примером того, что не всегда просто дать
единственно правильный ответ на вопрос.

Некоторое время назад коллега обратился ко мне за помощью. Он собирался
поставить самую низкую оценку по физике одному из своих студентов, в то
время как этот студент утверждал, что заслуживает высшего балла. Оба,
преподаватель и студент, согласились положиться на суждение третьего
лица, незаинтересованного арбитра; выбор пал на меня. Экзаменационный
вопрос гласил: "Объясните, каким образом можно измерить высоту здания с
помощью барометра".

Ответ студента был таким: "Нужно подняться с барометром на крышу здания,
спустить барометр вниз на длинной веревке, а затем втянуть его обратно
и измерить длину веревки, которая и покажет точную высоту здания".

Случай был и впрямь сложный, так как ответ был абсолютно полным и
верным! С другой стороны, экзамен был по физике, а ответ имел мало
общего с применением знаний в этой области.

Я предложил студенту попытаться ответить еще раз. Дав ему шесть минут
на подготовку, я предупредил его, что ответ должен демонстрировать
знание физических законов. По истечении пяти минут он так и не написал
ничего в экзаменационном листе. Я спросил его, сдается ли он, но он
заявил, что у него есть несколько решений проблемы, и он просто
выбирает лучшее.

Заинтересовавшись, я попросил молодого человека приступить к ответу,
не дожидаясь истечения отведенного срока. Новый ответ на вопрос гласил:
"Поднимитесь с барометром на крышу и бросьте его вниз, замеряя время
падения. Затем, используя формулу L = (a*t^2)/2, вычислите высоту здания".

Тут я спросил моего коллегу, преподавателя, доволен ли он этим ответом.
Тот, наконец, сдался, признав ответ удовлетворительным. Однако студент
упоминал, что знает несколько ответов, и я попросил его открыть их нам.

"Есть несколько способов измерить высоту здания с помощью барометра",
начал студент. "Например, можно выйти на улицу в солнечный день
и измерить высоту барометра и его тени, а также измерить длину тени
здания. Затем, решив несложную пропорцию, определить высоту самого
здания."

"Неплохо", сказал я. "Есть и другие способы?"

"Да. Есть очень простой способ, который, уверен, вам понравится. Вы
берете барометр в руки и поднимаетесь по лестнице, прикладывая барометр
к стене и делая отметки. Сосчитав количество этих отметок и умножив его
на размер барометра, вы получите высоту здания. Вполне очевидный метод."

"Если вы хотите более сложный способ", продолжал он, "то привяжите
к барометру шнурок и, раскачивая его, как маятник, определите величину
гравитации у основания здания и на его крыше. Из разницы между этими
величинами, в принципе, можно вычислить высоту здания. В этом же случае,
привязав к барометру шнурок, вы можете подняться с вашим маятником на
крышу и, раскачивая его, вычислить высоту здания по периоду прецессии."

"Наконец", заключил он, "среди множества прочих способов решения данной
проблемы лучшим, пожалуй, является такой: возьмите барометр с собой,
найдите управляющего и скажите ему: "Господин управляющий, у меня есть
замечательный барометр. Он ваш, если вы скажете мне высоту этого здания".

Тут я спросил студента - неужели он действительно не знал общепринятого
решения этой задачи. Он признался, что знал, но сказал при этом, что
сыт по горло школой и колледжем, где учителя навязывают ученикам свой
способ мышления.

* * * * * * * * * *

Студента этот был Нильс Бор (1885-1962), датский физик, лауреат
Нобелевской премии 1922 г.

31.08.1999, Новые истории - основной выпуск

Лето 1983 было дождливым. Мы отсиживали военные лагеря (Киевский
Университет) в ...ской области. Промокло все, включая дисциплину.
Один чрезвычайно промокший студент забрел в большую палатку,
называвшуюся "Ленинской комнатой", и пристал к майору ...еву с каким-то
своим ничтожным вопросом. При этом был нарушен плавный ход беседы
вышеназванного майора с подполковником ...ко. Товарищ подполковник
объяснил студенту, что Устав ...ь требует ...ь чтоб ...ь курсант ...ь
спрашивал у присутствующего вышестоящего начальника разрешения
обратиться к нижестоящему ...й! Понял, ...ь? И наряд вне очереди,
конечно.
Лето 1983 было дождливым. Грибы росли как ... грибы. Майор ...ев
собирал их до подъема и сушил на зиму. Он посочувствовал заступавшему
в наряд студенту, и попросил разбудить его часиков в пять.
В пять утра студент вошел в офицерский домик, нашел спящего майора,
но разбудить его не решился, ибо соседом майора по комнате оказался
вышестоящий подполковник ...ко. Он и был разбужен первым для получения
соответствуюшего разрешения. А уж от его криков проснулся майор ...ев
и ряд других офицеров Советской Армии.

30.09.1998, Новые истории - основной выпуск

Старая, но правдивая история, из которой становится ясно, что очевидное
- не всегда очевидно, а даже самые невероятные факты - все равно факты...

В отделение Pontiac корпорации General Motors пришло письмо. "Я понимаю,
- писал автор, - что могу показаться идиотом, но все, что я хочу
рассказать, - святая правда.

В нашей семье все очень любят мороженое. Каждый вечер после ужина мы
решаем, какой сорт будем есть на десерт, и я еду за ним в магазин.
Проблемы начались после того, как я приобрел новый Pontiac. Каждый раз,
когда я покупаю ванильное мороженое и собираюсь вернуться с ним домой,
машина напрочь отказывается заводиться! Если мороженое клубничное,
шоколадное или любого другого сорта - никаких проблем с пуском.
Звучит глупо, но, может быть, в Pontiac есть нечто, что реагирует на
ванильное мороженое?"
Президент отделения, понятное дело, отнесся к письму скептически, но
все-таки послал инженера на проверку. Владелец автомобиля производил
приятное впечатление - вежливый, образованный и явно не псих...
Встретились после ужина, поехали в магазин, купили ванильное мороженое.
Все точно - машина не заводится!
Так продолжалось несколько дней подряд. Шоколадное - заводится.
Клубничное - заводится. Ванильное - не заводится!
Инженер был человеком здравомыслящим и отказался верить тому, что у
автомобиля может быть аллергия на ваниль. Он продолжал ездить с хозяином
в магазин, но теперь отмечал все детали - время поездки, каким бензином
и на какой колонке заправляли машину, даже температуру и облачность...
Довольно быстро выяснилось, что дело не в ванили, а в расположении
товаров в торговом зале магазина. Ванильное мороженое - как самое
ходовое - размещалось в холодильнике самообслуживания у самого входа,
а все остальные сорта - в глубине зала, и продавались через кассира.
Купить ванильное можно было намного быстрее, чем любое другое...
Задача перешла в разряд технических - почему машина не заводится, если
хозяин возвращается к ней быстро? И ответ был найден сразу же -
двигатель не успевал остыть, и в карбюраторе оставались пробки,
вызванные интенсивным испарением бензина!

Мораль: даже совершенно идиотские проблемы имеют порою под собой
совершенно реальную основу.

Лучшая история за 14.07:
Женская солидарность или нюансы психологии
(авторская орфография сохранена)

Недавно развелся товарищ, четыре месяца пытался спасти семью с помощью психологов, но увы....15 лет брака ушло в прошлое. Далее с его слов.

Все началось банально.

Увеличились отказы в сексе, изменилось поведение супруги, стала раздражительнее, отстранение. Проверил телефон супруги, нашел переписку с коллегой. В переписке не было ничего прям такого, что бы доказывало измену, но присутствовал определенно флирт и скользили намеки. Попробовал поговорить, получил претензию в недоверии, да как ты сволочь мог о мне так плохо думать. Супруга ушла в обиду. Короче, диалог не получился

Переписки продолжились.

Спустя неделю опять вызвал на разговор, с темой - Мне читать дальше
Рейтинг@Mail.ru