Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Самые смешные истории за 2021 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Работал у оф дилера одной японской марки, директор - браток из 90х, выбившийся в олигархи областного масштаба.
Май - июль 2009, в стране подъем, машины разлетаются, с одного автосалона в месяц продавали до 380 машин. Маржа больше 20%, денег - река.
В кузовной цех очередь на полтора месяца вперёд. 2 бригады, работают за 20% от стоимости норма - часа, по графику 2/2.
Мужики умеют и хотят работать, по собственной инициативе приезжают на работу со спальниками, после закрытия цеха работают до 3 - 4 ночи, потом сон прямо в цеху до 8 утра, и снова в бой.
В итоге, невиданное увеличение прибыльности кузовного цеха, и средняя зарплата по бригадам - 140 000. Тогда новая "четырка" в салоне 125к стоила.

Наступает время выплат зп, ведомость несут на подпись генеральному, и тут его порвало.. "Кузовщику?! Такие деньги?!! Хуй им, а не по 140 тысяч!" Попытки донести, что они все работают за 1/5 выработки по нормочасам, и что каждый, заработав 140, принёс фирме 560 - игнорируются. В итоге вердикт: выплатить по 80к, и впредь установить эту сумму, как потолок зарплаты.

Понятно, что сразу после этого "ночные смены" прекратились. Ровно в 20.00 бригада вставала, и уходила в полном составе. А к концу следующего месяца оказалось, что 80к ребята вырабатывают недели за 3. А попробуйте заставить что-то сделать мастера, который точно знает, что за эту работу ему уже не заплатят. В начале месяца средней битости автомобиль чинился 3 дня. После 20 чисел, от недели до двух. И хоть ты уссысь. Все что-то делают, суетят, никто без дела не сидит, но.. Ремонт не движется. Да и я, будучи мастером цеха, их прекрасно понимал, оттого карать не хотелось совершенно.

В итоге, через месяц после мудрого решения генерального, совокупная чистая прибыль цеха упала в 2 раза. Директор рвал и метал, но тут пошла вторая волна: слухи о долгом ремонте разлетелись по не самому большому городу быстрее ветра, и народ начал ехать в другие автосалоны. Очередь в полтора месяца быстро усохла до 3 - 5 дней. А вслед за клиентами пошли и мастера. Тогда хорошо много где платили, а хорошие кузовщики всегда были на вес золота.
В итоге, за 4 месяца чистая прибыль цеха упала с 8,3 млн до 3,1 млн.
Генеральный по понедельникам на планерках рвал волосы из жопы, и метал громы: "Где прибыль?! Где продажи запчастей?! Где выработка, клиенты где?!! Всем штрафов!! И перекур отменить! Обед урезать!! Я вас научу работать!!!"
Так ничего и не понял, долбаеба кусок.

Я уволился в августе, тогда уже сотрудники уходили ежедневно. Автосалон выжил, и до сих пор действует, но по доходам едва ли сильно выше порога окупаемости.
Философская история

Есть у меня товарищ по переписке - помогает с научными изысканиями по книгами, литературе и прочим областям моих интересов. Познакомились чисто случайно, что называется, зацепились языками на профильном форуме и понеслась.
Общение всегда шло на профессиональную тему, с моей стороны было понимание почтенного возраста и огромного опыта, который человек жаждал передать, а я, как юный падаван, усиленно впитывал, испытывая некоторый трепет перед огромными знаниями учителя. На мои многочисленные предложения встретиться человек отвечал уклончиво, от созвонов отказывался под любым предлогом, а наведение справок о нем подтвердило и опыт, и почтенный возраст вместе с замкнутым образом жизни. При последнем разговоре понял, что скорость передачи информации резко выросла, а на мое предложение по посещению выставки в следующем году был получен строго отрицательный ответ. Удивившись, я спросил о причине такого нежелания - и в ответ услышал, что уже больше года со мной общается его внучка, набивающая текст со слов лежачего глухого старика, которому осталось максимум пара месяцев жизни...
Что мне оставалось написать? Только то, что факел просвещения, который он нес все эти годы, не потухнет, а будет бережно передан следующим поколениям. Об этом мы с товарищами позаботимся.
Живу в Торонто. Подруга работает менеджером проектов в небольшой строительной фирме. Звоню поболтать. Слышу довольно задумчивый голос, спрашиваю: “Чем занимаешься?” Она (опять же задумчиво): “Составляю расписание футбольных матчей…” При этом ни она, ни я в интересе к футболу не заподозрены (я вообще, например, была не в курсе, что начался чемпионат Европы). На мой прямо поставленный вопрос “какого лешего?” последовал ответ: “Чтобы планировать работы с субподрядчиками”. Мое недоумение возрастает, так что следует разъяснение: “Чтобы знать, какая бригада когда не выйдет на работу. Например, итальянцы у меня – бетон, так что никаких бетонных работ на дни, когда играет сборная Италии, планировать нельзя, один хрен не выйдут. А крыши у меня кто? Португальцы. Так что никаких крыш на этот день, а если, не дай Бог, проиграют, то и на следующий. И мне еще надо хоть краем глаза голы посмотреть, чтобы быть в теме и поддерживать разговор!”
Все-таки мало я разбираюсь в строительстве…
Юрий Стоянов рассказывал. Ну, который "Городок".
- Со мной на одном курсе в театральном училась одна Вика. Ну, Вика и Вика, и фиг бы с ней. И тут приглашает она нас, полудурков-недоактёров, к себе домой. Ну, мы чё? Вина взяли, закуски какой-то и припёрлись на Тверскую. В нехилую такую квартиру. Мне бы сообразить что "обычные" студенты в таких не живут, но молодость! как говорится. Мы там скетчи всякие, шутки, прибаутки, анекдоты. Как положено студиозам. И тут... Открывается дверь... В дверях стоит Генеральный Секретарь Центрального Комитета Коммунистической Партии СССР Леонид Ильич Брежнев! И эта, которая Вика:
- Ой, дедушка! А это Юра! Он так смешно тебя изображает!
Сказать что я окаменел или ноги там отнялись - это промолчать просто... Перед глазами пронеслась вся недолгая жизнь и мысль, что Магадан от Москвы не так уж и далеко и люди там тоже ведь как-то живут.
И Ильич такой, прищюрившись:
- Ну что, Юрик. Выдай нам что-нибудь.
Я, деревянным языком, какой-то, не вспомню, приличный и не смешной анекдот "выдал". Он помолчал и сказал:
- Не надо тебе Леонида Ильича пародировать. У меня смешнее получается.
Все в мире относительно. Сейчас, конечно, эпоха настала интересная. Однако, люди нашего поколения, поднявшие свой бизнес, могут считать себя почетными ветеранами нечетных пунических войн. Мы, ветераны, всякого повидали.
Объявили у нас локдаун. Дело такое, я приуныла. А потом стала вспоминать девяностые. Знаете, мой чарт ужасов до сих пор возглавляет воспоминание из 97 года.

Работала я тогда в небольшом салоне, который мы отстроили сами на улице Достоевского в городе на Неве. Соседи, как легко догадаться, нас недолюбливали. Было неосмотрительно заливать выбоины в лестнице цементом, красить стены и высаживать цветы под окнами, теперь я это понимаю.

Особенно лютовал одинокий пенсионер из соседней квартиры. Повадился он дополнять свой домашний лук (семейные трусы/майка-алкоголичка/кепи, все собственность модели) резиновыми сапогами и топором и ходить рубить с размаху силовой кабель, чтобы, значит, притормозить нашу трудовую деятельность.

Я уж с участковым на эту тему познакомилась и даже его мотивировала зеленой купюрой для душеспасительной беседы с пожилым человеком. Деньги дядя Степа милиционер взял, беседу провел, отчитался примерно так:
- Извините, он ёбнутый ветеран сами знаете каких органов, ничего не сделаешь.

И вот однажды у меня лежит на кушетке клиентка. Назовем ее... Никак не назовем, еще этого мне не хватало, всего двадцать три года прошло.

Так вот, лежит она, вся обмазанная зелеными французскими водорослями с ног до головы. Благоухает соответственно. Из одежды - одноразовые трусы и полиэтиленовая пленка в форме кокона. И тут выключается свет, музыка и инфракрасная лампа, согревающая ее хорошеющее на глазах тело.

- Это что такое? - спрашивает она меня.
- Так и так, говорю я. Пенсионер из органов топором рубит нам кабель. Не хочет, чтобы женщины сохраняли молодость и красоту.

И вот встает эта дивная женщина с интересной биографией. Скидывает с себя полиэтиленовую пленку. Накидывает на плечи простыню, что твоя вандервумен. Впрыгивает в свои туфли на опасной шпильке. Берет свою дорогую сумочку. Широкими шагами выходит из дверей, подходит к соседской двери в тот момент, когда она как раз захлопывается. Спрашивает меня: "эта"? Я молча киваю.

И тогда она достает из сумочки пистолет, стреляет в замочную скважину и заходит в квартиру.

Ну дальше, помните, как в Мимино на суде сцену описывали? Как-то так, у меня в глазах стемнело слегка от неожиданности, не все детали сохранила память.

И знаете, пенсионер этот с нами потом так приветливо здоровался. И даже следил, чтобы цветочки в палисаднике не вытаптывали.

Это я к тому, что жизнь богаче литературы и мы уже многое пережили, переживем и это.

Ну и некоторые проблемы, которые выглядят неразрешимыми, иногда исчезают благодаря вмешательству Deus Ex Machina. Который может явиться вам в любом обличье, включая одноразовые трусы и маску из водорослей.
https://www.facebook.com/tiina.orasmae/posts/2975860539104062


Расскажу еще одну историю. Про ту самую вооруженную супервуман.

Жизнь у нее была непростая, а у бесценного ее супруга и вовсе сложная. К тому же, у него была дочь от предыдущего брака по имени Наша Падчерица. Противореча стереотипам, Падчерица была весела, легкомысленна и со своей боевой мачехой очень дружила. Тем более, была она ненамного младше.

И вот однажды одна моя клиентка рассердилась на своего благоверного и решила его наказать своим отсутствием. Осерчала она на него из-за того, что он обделил Нашу Падчерицу нужной ей для тепла и красоты шубой, так что наказывать отца и мужа они отправились совместно. Увидели объявление "горящие туры для девушек", остановили мерседес и немедленно купили это счастье на двоих. На сегодня, в Италию, где итальянцы кричат "белиссима" и наливают алкоголь.

За вещами решили не заезжать, чтобы не будить подозрений. Умело оторвались от охраны и уехали в аэропорт Пулково, где немножко выпили и вот он, самолет.

Из самолета подруги вышли своими ногами, но качаясь и с песнями. Встречал группу Горящие Туры Для Девушек человек, говорящий по-русски. Девушек было немного, уселись они в небольшой автобус и поехали к приключениям.
Приключения ждать себя не заставили. Ехали они часа полтора, остановились в неизвестном, хотя и людном месте у многоэтажного здания. Немножко подождали в холле, пока придут их расселять. Чтоб ждать было веселее, сопровождающий собрал у них паспорта для ускорения оформления, отнес их куда-то и вернулся с подносом с бокалами. И все они выпили за будущий отпуск.

Ну, вы уже догадываетесь.

Просыпается одна моя клиентка в неизвестной комнате с небольшим окном. Одежды нет. Воспоминаний о том, как регистрировалась в гостинице, тоже нет. Падчерицы, главное, рядом нет. Посидела голой на кровати, подумала. Прислушалась к звукам по соседству. Подергала дверь. Стала понимать, куда она попала. Огляделась и оценила обстановку - кровать, небольшой столик, биде в углу. Зеркало, окно. Размялась и заняла стратегическую позицию за дверью.

Через какое-то время дверь открылась и в комнату зашла пожилая сеньора. Ну как, зашла. Сделала шаг внутрь и пала в неравной битве, оглушенная зеркалом. Через полчаса на людную улицу из окна вылетел журнальный столик и сбил с ног прохожего, немедленно призвавшего на помощь полицию. Полицейский подоспел к тому моменту, когда следом за столиком из окна третьего этажа по простыне спустилась женщина, выкрикивавшая "Италия Хуйталия! Суки, берегов не знаете!"

Падчерицу и еще пару десятков женщин полиция вскоре освободила и заодно арестовала пожилую голую сеньору, привязанную к кровати собственным бельем. Сеньора презрела омерту, сдала пароли и явки и на одну турфирму в городе на Неве стало меньше.

- Папе не говори! - сказала одна моя клиентка падчерице.
- Ты чо, он тут убьет всех, согласилась падчерица.

В полиции их ждал сочувствующий переводчик.
- Скажи им, чтоб ксивы наши и рыжье отдали, сказали ему дамы. Оделись, пересчитали деньги и спросили:
- Слышь, а где тут отель хороший, чтоб с казино?

Прекрасно провели три дня, а потом решили простить Папу и вернуться. А то он мог начать волноваться и это бы привело к кризису не только в среде международной, но и местной преступности.
https://www.facebook.com/tiina.orasmae/posts/3996878720335567
Эта история произошла много лет назад. Для сохранения анонимности я полностью изменила ее научную часть (поэтому прошу не судить строго, занимаюсь я другим, и Ирка тоже) и имена двух героинь.

Давно когда-то ехали три молодых женщины-коллеги на конференцию в Великобританию. Двум было под тридцать, но выглядели они на двадцать. Ирка - высокая светловолосая красавица с детским лицом и голосом, трогательно-синими глазами цвета вологодского неба и добрым взглядом, я - среднего роста шатенка с длинными волосами и ресницами, блестящими глазами и круглыми румяными щеками, положительного вида записная отличница. Марина была чуток постарше, тонкая, стремительная, с миндалевидным разрезом серьезных глаз и задорной улыбкой. Мы очень радовались поездке - конференция обещала быть интересной, место красивое, и повидаться с друзьями-коллегами хотелось.

Самолет приземлился, очередь на пограничный контроль мы отстояли, и уже собирались отправляться дальше. Всегда мы проходили границы спокойно: французы подшучивали, увидев в пункте "профессия" нашу серьезную науку, и, бросив пару загадочных взглядов и улыбок, ставили штампик, голландцы пропускали быстро, испанцы посмеивались и желали хорошего. Но этот пограничник оказался не лыком шит. Он, узнав, что мы едем вместе, позвал всех трех к себе сразу. Сделал выражение приемщицы советской прачечной и стал задавать прокурорским тоном разнообразные вопросы:

- Где Вы родились?
- В Ленинграде.
- Сейчас этот город называется Санкт-Петербург! - обвиняющим тоном сообщил он.
- Да, но тогда он назывался Ленинградом, поэтому так записано в документах.
- В какой стране?
- СССР, сейчас проживаю в России.
- Хм... Дата рождения?
- Такого-то числа, месяца и года.
- ВЫ УВЕРЕНЫ?
У меня возникло ощущение, что это не погранконтроль, а желтый дом. Да, говорю, уверена.
- Ну хорошо. А Вы где родились? - обратился он к Ирке, которая глядела на него широко раскрытыми синими глазами. Ирка сообщила и что-то защебетала о конференции, куда мы направляемся.
- А работаете Вы где? Что это за институт такой? - подозрительно спросил он, держа в руках наши справки с работы.
Еще после пары раундов, в течение которых он некоторые вопросы задавал по два раза, он решил подробнее узнать о цели нашей поездки. Изучил приглашения от организаторов, документы о финансовой поддержке, бронь гостиницы, тезисы докладов. Мы рассказали о конференции. Мурыжил он нас уже минут двадцать. Ощущение идиотизма происходящего возрастало. Взяв в руки мои тезисы, он решил расспросить меня о теме моей работы.

В этот момент я была уже сыта беседой по горло. Но свою работу я люблю и готова о ней рассказывать подробно. Спросил - теперь послушай...

- Вы, конечно, знаете, что Ваши великие соотечественники Томсон и Тэйт сформулировали в свое время теорему об устойчивости систем с гироскопическими силами. Позднее эта тема была развита Раусом и Ляпуновым. Теорема Рауса с дополнением Ляпунова, я считаю, носит философский характер. Она гласит, что если в системе есть "скрытые" движения циклических координат, например, вращения осесимметричных тел, которые не влияют на потенциальную энергию системы, но дают добавку в кинетическую, то эта добавка служит как дополнительная эффективная потенциальная энергия редуцированной системы, в которой "скрытые" движения отсутствуют. Это означает, что быстрое вращение осесимметричных тел может служить словно пружинкой, которая придает дополнительную устойчивость системе.

У пограничника на лице возникло сложное выражение, он хотел что-то сказать, но я, не давая ему вставить слова, не переводя дыхания, радостно продолжала:

- У меня возникла идея, что, управляя скоростью этих скрытых движений, мы можем получить различные интересные эффекты. Особенно если подключить подходящую обратную связь к объекту, скажем, если он начинает терять устойчивость, то увеличить скорость вращения, при выходе в нужный режим уменьшить ее, чтоб не терять энергию. К тому же встает вопрос, что будет, если эти координаты не являются по-настоящему циклическими, а являются ими в неком осредненном смысле. Что происходит тогда с устойчивостью осредненного движения? Можно ли применить к его анализу метод многих масштабов?

- Спасибо... эээ... - сказал несколько оторопевший пограничник.

Нет, думаю, получи, фашист, гранату! За пуговицу я тебя брать не буду, конечно...

- Извините, я не до конца еще объяснила, - решительно сказала я и с энтузиазмом подалась поближе к окошку. - Мы рассматриваем конкретную задачу для системы тел с волчками, и один из вопросов, который мы решаем - это о выборе представления тензоров поворота соответствующих тел. Он диктуется, оказывается, не только геометрией задачи, но и ее начальными условиями!

Ирка с Маринкой стояли с непроницаемыми внимательными лицами, демонстрируя искреннюю заинтересованность в моей речи и готовность к диалогу, и глядели своими большими глазами то на меня, то на пограничника.

- Я понял! - твердо произнес пограничник. - Достаточно, спасибо!

- ВЫ УВЕРЕНЫ? - захотелось сказать мне, но я решила, что алаверды здесь не послужит никому во благо.

Он спросил названия докладов девчонок, и, только Ирка собралась его посвятить в тайны парадоксов Пенлеве, мрачно сказал:
- Объяснять содержание не нужно! - и, сжав зубы, хмуро пропустил нас.

Мы отошли немного, и девчонки стали хохотать. Я же еще злилась.
- Что это за осел-то был, чего ему надо было от нас? - спросила я их.

Они с жалостью посмотрели на меня и сказали то, что мне просто не могло прийти в голову:
- Ленка, он думал, что мы едем заниматься проституцией. Он не мог поверить, что три молодые девицы собираются делать доклады на известной математической конференции.
Есть у меня сосед, Саша. Знал про него, что бывший сиделец, но общаться нам это не мешало. С праздниками друг друга поздравляли, в гости иногда заходили. Но года два назад он попросил у меня в долг двести тысяч - не хватало на новую машину. Это заставило задуматься: чувак сидел, то да сё. По общению-то норм, но фиг их знает, жуликов этих. Сказал, что подумаю, но заранее решил, что рисковать не буду.
Но на следующей неделе встретил его в торговом центре. Пообщались, пожали друг другу руки... И вдруг произошло неожиданное: мимо шли двое взрослых со стайкой детей, видимо, воспитатели вывели контингент в кафе-мороженое какое-то. Заметив нас, строй разбился: дети стали смеяться, показывать руками на Сашу и кричать: "Петух, петух! Дядя петух!"
- Я в костюмированном утреннике у сына участвовал, - добродушно пояснил мне он.
Этим же вечером зашёл к нему и дал эти двести тысяч. Логика простая - был бы жуликом, разделял бы ценности того мира, в которых петух - понятие, известно по какой причине презираемое. А если отнёсся спокойно, как "гражданский" нормальный человек, значит, порвал с уголовным прошлым. И не ошибся же я - через пару месяцев зашёл ко мне с деньгами и бутылкой коньяка. После и разговорился - мол, сел из-за ошибочно подписанной бумажки в бухгалтерии, и к воровскому миру никогда отношения не имел, даже презирал его всегда. Мне кажется, это мерило - самое правильное. Куда больше напрягают люди, никогда не сидевшие, но старающиеся следовать уголовным нормам и законам (в том же избегании "петушиной" темы). Значит, близкое у них что-то есть с ней внутренне.
"Эй, моряк, ты слишком долго плавал!"

Когда муж Светы ушел в дальнее плавание, она съездила навестить маму и нашла ее в добром здравии, но нетвердой памяти. Старушке было хорошо за 80, стала забывать, куда положила ключи, очки, выключила ли печку и какой сегодня год. При этом давние события помнила лучше самой Светы. Она уговорила маму переехать к ней, а свою квартиру сдать. Так и зажили снова вместе мама с дочкой, как много лет назад. И все шло мирно, пока из плавания не вернулся муж. Света его жарко обняла на пороге, мама тоже вышла поприветствовать, но когда зять стал разуваться, утащила дочку за рукав в ближайшую комнату и спросила громким шепотом:
- Слышь, а кто это?
- Как кто? Сережа.
- Какой из твоих Сереж? У тебя их вон сколько ночевало.
Очевидно, в памяти старушки активировались воспоминания бурной светиной молодости. В проеме двери нарисовался зять, и лицо его стало вытягиваться.
- Как какой? Это муж мой!
- Какой еще муж? Ты мне не говорила, что вышла замуж. И всем парням своим говорила, что свободна. Что скажет Игорек? Он же тебя любит.
- Какой еще Игорек?!
- Вот и мне интересно! - мрачно ввернул муж.
- Сережа, я с ним тридцать лет назад рассталась! Мама, у меня от Сережи дочка!
- Не помню никакой дочки.
- И внук!
- Тоже не помню.
Света задумалась.
- Мама, это Сережа, который привез тебе из Греции шубу!
Порылась в кладовке, с торжеством предъявила маме шубу.
- А, так это тот самый?! Ну здравствуй, Сереженька, тебя я помню!
Что ни говорите, а Фейсбук - это помойка. И только одно мешает мне окончательно покинуть это вечно восторженное стадо - это дюжина действительно творческих людей, которые зачем-то постят там свои работы.

И вот что случилось на днях. Просматриваю одну околовоенную группу (где в основном - американцы, и чуток канадцев с англичанами). И там вижу фото транспортного самолета, вокруг которого из облака ракет (тепловых ловушек) сделаны как бы крылья, как их рисуют на иконах.

А подпись гласит, что на фото мы видим красивую американскую традицию. Каждый раз, когда C-130 "Геркулес" возвращается в Штаты с останками павших, он перед посадкой выбрасывает вот такие "крылья ангела", салютуя героям.
И бесконечные лайки. Патриотические девизы. Восхищения доблестью, стандартные ангелочки, незабудемнепростим...

Вроде ничего особенного.
Но я помню, что уже видел это фото. И зачем-то трачу полчаса на поиски первоисточника. Нахожу это фото. Снято на российском авиашоу.

После чего пишу им: ребята, здесь изображен российский самолет Ил-76. Я уважаю традицию, вашу армию с авиацией и флотом, скорблю и печалюсь, но все же истины ради надо сменить фото на настоящее. Ведь ерунда получается: если эта традиция реально существует, то следует признать, что американские гробы свозят на воздушный парад в подмосковный Тушино...

На меня моментально обрушивается минометный залп возмущенного англоязычного говна.
Неожиданно приходит помощь. Кто-то пишет, что, как бывший пилот, он видит, что это хвост именно русского самолета (горизонтальный стабилизатор наверху).

Пауза. Затем бан мне. Потом - тому, кто поддержал.
А лента продолжается: ой, слава-слава-слава.....
В предверии великого (без преувеличения, особенно, для жителей постсоветского пространства) праздника, стукнула в голову одна мысль. Если вернуться, хотя бы в начало 90-х, когда меня, будучи ребенком, дед-ветеран вел в сквер Победы, то отчетливо помню, как видя маленького меня (и не только меня, но остальных внучков, которых привели с собой деды), ветераны, как наказ, говорили одну фразу, смысл которой: «Мы воевали, чтобы вы жили в мире, и лучше вам не знать, что мы пережили и никогда не повторять». Но, по мере взросления, видел, что ветеранов становиться все меньше и меньше, но посыл оставшихся был неизменным. И вот теперь, когда я вижу граждан, которые «можем повторить», то у меня ёкает такая мысль: жалко, что нельзя этих «повторюшек» закинуть туда, в 90-е, когда ветеранов было много и многим еще не было семидесяти. Ох, посмотрел бы я на них! Думаю, что профилактическая беседа с суровыми участниками, мигом вернула мысли в нужное направление. Без рукоприкладства, эти люди умели подобрать суровые слова, чтобы хватило испугать и вызвать стыд у «повторюнов» одновременно.
Вспомнил случай. Летал у нас один пилот, который в молодости пилотировал Як-40. Самолётик, кто в курсе, чрезвычайно маленький, фиг развернёшься, если ты 180 см и выше! И, как по иронии, поставили к ним в стюардессы (а экипажи тогда ещё были закреплённые) девицу, весьма так сказать, крупненькую, размерчика size+. Дело было в Белоруссии, и говор у девушки был очень характерный, сельский. С обильным вкраплением украинских и белорусских словечек. Но самое главное - непосредственную и прямую, до смеха! Типа Фроси Бурлаковой. Как она прошла медкомиссию, и как её взяли в УТО на первоначальное переучивание, никто вопроса не задавал. Ибо всем было очевидно. Папа у неё был председателем колхоза в той области, о которой идёт речь. Он всех нужных начальников на выходные пригласил к себе в деревню "в баню", попарились, попили качественного самогончика, да ещё в дорогу каждый получил в подарок "продуктовый набор", сальце, мясце и т.д. И вопрос был решен.
И вот она прошла теоретическую подготовку, стажёрские полёты, контрольный. Получила допуск.
И начала чудить!

1. Для начала скрутила солдатика-дембеля. Тот ехал домой, весь разукрашенный, как клоун! Самодельные погоны, на груди "иконостас" из всех возможных военных значков, аксельбанты неуставные, отглаженные сапоги и т.д. Что ей сразу не понравилось. К тому же он был сильно подшофе, развалился в кресле, начал хамить соседям. Ну, она, недолго думая, хватает его в охапку, приподнимает так, что он только ножками задрыгал, подносит к трапу-двери в задней части (помните?!) и спускает его на пятой точке вниз.
Командир ей говорит:
- Валя! Надо же было милицию вызвать или военный патруль!
= Вот ишшо! Буду я с ним валандацца!

2. Подъезжает машина с почтой. А тогда почту принимали тоже бортпроводники. И, не доезжая метров 10 до самолёта, заглохла. И наглухо встала. Валя подходит к кабине:
- Шшо расселися? Грузчику - марш на кузов подавать пошту! Водителю - а ты бяги за тягачом, я тя ташшить отсюда буду, што-ле!
Потом быстренько перенесла эти мешки с почтой, побросала их в багажник, расписалась в ведомости и заходит в кабину.
- Валя, ты хоть попросила бы помочь!
- Та там всяго десять мехов! (Мех - это мешок по-белорусски.) После этого она получила подпольную кличку "Валя-мех".

3. Инструктаж по технике безопасности в Як-40 проводился голосом! Без микрофонов и СГУ. И надо сказать, что при этом выглядела наша Валя весьма убедительно, уперевшись головой в потолок и заслонив собой весь проход! И вот проводит она очередной инструктаж. А время по расписанию уже подходит, и экипаж начинает запуск двигателей. Она в кабину и громко кричит:
- Падаждитя!
И уходит обратно в салон.
Командир в замешательстве, что такое?! Ну ... мало ли что... на всякий случай:
- Прекратить запуск!
Бортмеханик выбегает к ней, спрашивает в чём дело?!
- Та я им ешшо не усё рассказала! А вы шумитя!
Механик, согнувшись от смеха, возвращается в кабину, рассказывает. Начинается дикий ржач!

Рассказал Николай Скрыпников.
КЕФИР

Год, примерно, двухтысячный.
На улице минус тридцать и я со своей замёрзшей съёмочной группой с утра носился по глубоким снегам Ивановской области. Наступила ночь, нас привезли обратно в город и выгрузили на пороге маленькой ивановской гостиницы.
В холле, в тусклом, красном свете трёх обогревателей, дремала пожилая женщина в пуховом платке и валенках. Она собрала наши паспорта и выдала ключ с большой деревянной грушей. Из последних сил мы поднялись в номер, бросили на пол свои кофры и только тогда, в относительном тепле, синхронно осознали, что с самого утра совсем ничего не ели.
Спустились на первый этаж к женщине — королеве калориферов:
- Простите, что разбудили, а скажите пожалуйста, у вас ведь в гостинице есть ресторан? Или кафе, может быть?
- Ресторан есть, конечно, но он работает до одиннадцати, а сейчас уж полпервого. Какой вам ресторан среди ночи? Идите спать, нечего бродить.
- Жаль, просто мы уже часов двадцать ничего не ели. А может тут поблизости есть какое-то кафе, которое работает?
- В половину первого? Вы чего?
- Ладно, а где у вас ближайший продуктовый магазин, хоть какой? Молока, хлеба, колбасы купить. Всё равно чего, мы не гордые.
- Ребята, какой вы продуктовый магазин хотите среди ночи?
- Да, нам вообще любой. Обычный, круглосуточный супермаркет. Пусть не рядом, мы дойдём.
- В смысле круглосуточный?
- Ну, который работает 24 часа.
- А вы у нас откуда? Из Москвы же?
- Да.
- И что, в Москве есть магазины, где всю ночь сидят продавцы и с вечера, до самого утра, продают продукты?
- Как бы, да.
- Постойте, постойте, то-есть, вы хотите сказать, что любой москвич, может проснуться в три часа ночи, почесать жопу, вдруг захотеть бутылочку кефира и пойти в супермаркет его покупать не дожидаясь утра? Так, что ли выходит?
- Ну, в принципе, да.
- Ни-хе-ра же се-бе! Вот вы Москвичи уже в конец охерели! За это вас и не любят нигде. А завтра что ещё придумаете, гавнюки? Чтобы вам этот кефир среди ночи прямо домой приносили…?
Про фокусы.
Самые крутые фокусы в мире - это новости по ТВ и интернету.
Ты такой включаешь телек или комп или смартфон - а там, допустим, про трусы Навального, ну или про войну в Сирии или ещё какая нибудь хуйня. Ну ты такой переключил канал или на сайт другой перешёл, а там другая хуйня: папа римский однополые браки признал. Ты такой про себя - это ж надо, и туда добрались пидорасы.
Потом через час/два/три с трудом оторвался от экрана - пожрать и спать.
А в чём крутой фокус вы спросите?
Как в любом профессионально выполненном фокусе, главное - отвлечь внимание зрителя. А сам фокус состоит в том, что ещё один день вашей жизни вы думали не о своей жизни, здоровье, близких, а о чужой, к тому же выдуманной на 99% хуйне. А потом ещё и обсуждали это на работе и/или дома.
Пошли они все нахуй со своими новостями. Это иллюзия, имитация, наваждение, попытка заставить вас быть примитивной нервной клеткой с набором заранее известных реакцией на раздражители. Ни одна новость из тв/интернета в мире не сделает вашу жизнь лучше. Живите сегодня, цените мгновение, любите, общайтесь с детьми, читайте книги и слушайте музыку, смотрите хороший кинематограф. Общайтесь вживую, шутите, смейтесь. Это и есть жизнь. А новости - пошли они нахуй..
Есть у меня чувак с непередаваемым оптимизмом.
Уж какая в жизни жропа у него не произошла, все время юморист и шутит.
Притом он нифига не оголтелый оптимист.
Просто чувство юмора такое, не позволяющее когда окружающим минорно.
Вообщем он попал в аварию. Серьёзно так.
Пока его вырезали и реаниматологи в скрюченом состоянии пытались его не потерять, успели приехать жена и куча друзей.
Вырезали. Посмотрели переломы. На каталку можно. Уложили бездыханное тело, скатывают в салон скорой, включают люстру.
Кругом друзья и коллеги бегают, обещая деняг на спасение.
И тут чувак приходит в себя. Хвала специалистам реаниматологии.
Любящая жена держит его за руку на пороге авто медиков.
Он на секунду осматривается, понимает обстановку, фокусирует взгляд на ней и выдает:
- Помнишь я обещал тебя покатать с мигалками по городу?
Она размазывая сопли, слюни и косметику
- Помню....
Он:
- Ну так чего ждёшь? Залазь!!!!

Пысы: выкарабкался и стал звездой госпиталя.
1
38 лет назад на Международном кинофестивале в Дании первое место занял советский мультфильм «Жил-был пес». А в 2012 г. на Суздальском фестивале анимационного кино этот мультфильм признали лучшим за последние 100 лет. На нем выросло не одно поколение детей, а фразы Пса и Волка давно стали крылатыми. Много интересных моментов осталось за кадром: зрители вряд ли знают о том, что в первой версии мультфильма волк выглядел совсем по-другому, а название не пропустила цензура.
Сказку «Сирко» будущий мультипликатор Эдуард Назаров прочитал еще в детстве, а спустя 30 лет она снова попала ему в руки. Тогда он был художником-постановщиком на всесоюзной анимационной студии «Союзмультфильм». Позже он рассказывал:
«На первый взгляд, сказка совсем непримечательная. Она вообще коротенькая, всего 15 строк. Но там всего одно выражение было: «Щас спою!» И вот как-то меня зацепило это. Стал размышлять, какая жизнь была у волка, какая у пса, когда они были молоды… Ну и так постепенно-постепенно развернулись события».
Процесс подготовки был очень серьезным и длительным. В 1970-х гг. Назаров часто гостил у своего армейского друга в маленьком украинском городке Цюрупинске, который тогда напоминал большое село. По словам режиссера, «настроение и запах», создавшие неповторимую атмосферу в мультфильме, пришли именно оттуда. А чтобы создать зарисовки одежды, домашней утвари, посуды и других важных мелочей, Назаров отправился в этнографические музеи, в том числе бывал и в знаменитом Пирогово.
Завершающим штрихом в создании атмосферы и колорита украинского села стала музыка, которую режиссер раздобыл в Институте фольклора и этнографии Академии наук УССР. Сотрудники подарили Назарову магнитофонную катушку с записями украинских песен, собранных этнографами в селах. Песню «Ой там, на горі», прозвучавшую в мультфильме, наверное, помнят все. Но немногие знают о том, что она звучит в исполнении фольклорного коллектива «Древо». При этом его участники даже не подозревали о том, что эту песню выбрали для мультфильма, и что вскоре их голоса услышит весь Союз.
Одна из участниц коллектива «Древо» Надежда Роздабара рассказывала: «Еще в 1958 году к нам из Киевской консерватории приехал собиратель фольклора Владимир Матвиенко. Мы собрались в местном клубе молодыми семьями: я с мужем Федором, Загорульки, Малышенки. Под руководством Галины Попко спели несколько песен. Матвиенко заслушался, а через два года снова к нам прикатил. Вот с того момента мы официально начали выступать коллективом».
В 1982 г. они записали 24 песни на студии звукозаписи «Мелодия», и в том же году вышел мультфильм «Жил-был пес», в котором прозвучала эта композиция, что стало для участников музыкального коллектива полной неожиданностью.
Первоначально хронометраж мультфильма был 15 минут. Однако материал пришлось сокращать – из-за разногласий с руководителем студии «Союзмультфильм» режиссеру пришлось вырезать несколько сцен: «Я хотел, чтобы была внятно рассказана история, но в итоге некоторые вещи получились скороговоркой. Например, сцену, где волк с псом сидят на горе и воют на луну, хотелось бы сделать длиннее. В общем, чисто психологически многие вещи можно было удлинить». Изменить пришлось и первоначальное название мультфильма – «Собачья жизнь». Руководству оно показалось слишком подозрительным – на что это автор намекает?
Изменять пришлось и внешний облик Волка. Изначально планировалось, что его будет озвучивать известный актер Михаил Ульянов, однако он на тот момент был занят на съемках и отказался. Тогда пригласили Армена Джигарханяна, но тут оказалось, что внешний облик персонажа дисгармонирует с его голосом. И Волка пришлось срочно перерисовывать. В итоге Волк получился настолько похожим на Джигарханяна, что Назаров даже начал переживать:
«Когда Джигарханян впервые вошел в тон-ателье, на рояле были разложены эскизы главных персонажей. Я вижу сутулого Армена Борисовича – ну настоящий Горбатый из «Место встречи изменить нельзя»! Он приблизился к роялю и посмотрел на того же, нарисованного мной, волка. Я подумал, что Джигарханян сейчас обидится и убьет меня. Но он посмотрел и прохрипел: «А что, ничего. Хороший волк! Будем работать!».
Пса озвучивал Георгий Бурков, который после этого снова работал вместе с Джигарханяном на озвучивании мультфильма «Приключения поросенка Фунтика».
Премьера мультфильма в 1982 г. произвела настоящий фурор. А спустя год его оценили в Дании, Польше, Югославии и Австралии. «Жил-был пес» до сих пор не теряет своей популярности ни у детей, ни у взрослых. Когда режиссеру задали вопрос о том, в чем он видит секрет такой популярности мультфильма, он ответил:
«Кино для себя – это безумие. Для себя лучше пишите картины или общайтесь с помощью компьютера. А, делая кино, вы должны думать о том, чтобы зритель не заснул на вашем фильме».
Мы играли на похоронах и свадьбах.

Гитарист был алкоголиком. Басист курил запрещённые растения. Я увлекался грустными женщинами, а это хуже, чем пить и курить. Самой непорочной была вокалистка, единственная в мире латышка-негр Моника. Дочь олимпийского негодяя из Кении. Единственным, невольным её грехом был зад-искуситель. Сильно оттопыренный, в форме сердца, невероятной красоты. Он ломал судьбы и калечил психику. Мало что чёрный, он танцевал отдельно от хозяйки. Из-за него басист не спал ночей, раз в месяц предлагал Монике создать семью, хотя бы на вечер. Моника фыркала, уходила сама и всю красоту уносила с собой.

Монике были нужны деньги, её выселяли из квартиры. Ради неё, нашего черножопого друга (ласк.), мы согласились играть на окраине, в рабочем районе, где семечки дороже кислорода и круглые сутки кому-то бьют морду. А что, подумалось нам, хулиганы тоже люди. И многое из прекрасного им не чуждо, может быть, даже мы.

Один мой приятель играет рок-н-ролл. У них фронт-мен чемпион области по рукопашному бою. Поэтому они выступают даже в сельских клубах для злых механизаторов. Им всегда платят и они ни разу не пели Вальс-бостон.

Хоть Моника при нас ни разу не убивала львов дубиной и не отрывала хоботы слонам, мы решили тоже съездить. Играли за выручку с билетов. Народу пришло прямо скажем, мало. Два человека. Лысые, с цепями, с крестами, крестоносцы. Расселись в центре зала. Элегантные как рояли.

Мы пересчитали выручку, выходило два доллара на всех. Басист сказал, сдаваться нельзя. Дурная примета. Опять же, Монике нужны деньги.
И грянул бал.

Расстроенная неявкой публики, обильно утешаемая гитаристом, Моника вдруг напилась. Ко второму отделению она не просто забыла слова. Она перестала узнавать песни. Мы играли вступление три раза, сами пели куплет. Она смотрела, говорила – «чёрт, какая знакомая мелодия». И опять впадала в анабиоз. Лишь танцующий зад в форме чёрного сердца выдавал в ней профессионала и артистку.

Зрители почему-то смотрели на контрабас. Очень внимательно. Не подпевали, не хлопали. А Игорь, басист, вдруг встал боком, наклонился и так играл. Потом сказал:
– Боже! Какая длинная, длинная, длинная песня!
И посмотрел на нас зрачками, взятыми напрокат у филина.

Люди с крестами оказались торговцами шмалью. В антракте они узнали в Игоре инкарнацию Боба Марли и предложили пыхнуть. И подсунули какой-то адский отвар, почти ракетное топливо. И всё третье отделение ждали, когда же Гоша рухнет в клумбу с цветами и будет смешно. А он не падал. Наш Игорёк стоял, как не знаю что, как сукин сын. Несколько боком, но стоял.

Мы кое-как доиграли боком и дотанцевали задом отделение. Посетители, оба, подошли к Игорю, пожали руку, сказали что он зверь. Он первый, кто смог, кто не упал в салат. Да ещё контрабас в руках, и играл, не сбивался. Зверь. (А всё было наоборот, он повис на контрабасе и поэтому победил)
И вот эти двое достают лопатник и отсчитывают 500 (пятьсот!!!) баксов. Настоящих, с президентами посередине. По нашим тогда представлениям, примерно столько же стоил самолёт. И ещё, они предложили отвезти нас на Мерседесе.

Контрабас не влез в багажник, гриф торчал, пришлось ехать по встречной. Это был самый продолжительный таран со времён покорения человеком Мерседеса. Я до сих пор горжусь участием и что не изгадил памперс. Пролёт протекал на низкой высоте сорок минут без пауз. Крестоносцы сидели впереди, лушпали семки. Мы сзади старались не открывать глаз, обнимались на прощанье и говорили что передать родным, если кто случайно выживет.

Всю дорогу Моника сидела у Игоря на коленях. Вот прямо попой. Но ни она, ни он этого не помнят. Поэтому принято считать, между ними так ничего и не случилось.

(с) Слава Сэ
Сила искусства.

Когда мы были студентами 2-го курса нас послали в совхоз Красная Звезда, в ближнем пригороде Ленинграда. Многие там не жили. а каждый день ездили домой на 8-ом автобусе. Частенько мы брали с собой выпивку и заходили в распивочную Огонёк, в Веселом Посёлке. Так как с собой приносить было нельзя, то разливали водку под столом. На это работники кафе смотрели сквозь пальцы. Видок у нас был соответственный: мы ехали прямо с работы и были в ватниках и сапогах, с налипшими комьями грязи. Впрочем, мы не особо выделялись среди остальных посетителей.

В холле распивочной стояло старое пианино. Мой друг, Сеня, окончивший мызыкальную школу, как и подобает хорошему еврейскому мальчику, прилично набравшись, сел за инструмент и начал играть Бетховена, Für Elise. Воцарилась тишина, местные алкаши отставили на время выпивку и закуску, и зачарованно слушали. По окончанию исполнения, Сеня удостоился аплодисментов, которым позавидовал бы и Ван Клайберн.

Когда он вернулся на место, к нам подошла уборщица и расстрогано произнесла:
"Сынки! Что ж это вы под столом расспиваете? Вот, возьмите стаканчики!"
Киев.
Несколько дней назад, а точнее 28 мая, Юля Л. ехала домой, но почему-то решила выйти из общественного транспорта на одну остановку раньше. Она до сих пор не может понять, что её к этому побудило. Мало того, она ещё немного вернулась назад, чтобы пройти по новой части парка, которую ещё доделывают.
Погода чудесная, весна, тепло, около пяти вечера.
Диссонанс в окружающую радостную картину мира внёс какой-то мужик среднего возраста, который грубо, жёстко тянул мальчика лет десяти.
Юля, подходя ближе, услышала "Дядя, отпустите меня, я вас не знаю" и грубое "Замолчи и иди за мной".
Девушка оглянулась — людей вокруг нет, да и времени на поиск телефона в сумке и звонки в полицию тоже нет — "пикнул" стоявший в нескольких метрах оливковый Ланос, к которому, похоже, и тянул мужик мальчика. Похищение ребёнка среди белого дня?!
Юля подбежала к ним, нервно и сильно дернула малого за рукав и начала кричать на него:
— Ну сколько можно убегать?! Вот что мне с тобой делать?! Дома с тобой поговорим!
Остолбеневший ненадолго мужик смотрит на Юлю, потом бежит к машине и удирает.
Увы, ни фото машины она сделать не успела, ни номер не запомнила...
Девушка расспросила мальчика и выяснила, что он ходил на дополнительные занятия, которые были отменены в последний момент. Телефон у него разрядился и он не смог маму предупредить, поэтому решил пойти домой сам — похоже, решил, что он достаточно взрослый.
Наверное, из-за кажущейся собственной "взрослости" он и учительницу не попросил сообщить об отмене урока родителям.
Юлиным пауэрбанком они с мальчиком подзарядили телефон и дозвонились к перепуганной маме, которая прибежала через 10 минут.

История закончилась счастливо лишь потому, что уставшую после работы Юлю что-то подтолкнуло прогуляться...
Люди, слушайте, что вам подсказывает ваше сердце. Иногда это может спасти даже жизнь.

/по материалам ТСН Киев/
Как я был присяжным заседателем в американском суде

С тех пор, как я впервые убил целый день на судебном журеньи в 1996 году, меня туда больше калачом не заманишь. Я стал относиться к ним, как к выборам в Совке - это официальное мероприятие для обмана трудящейся массы. Но тогда, свежеиспечёный Гражданин США, я был горд как петух тем, что моя новая страна доверила мне такое ответственное поручение.

Я гордо показал строгую ("за неявку без уважительной причины, суд может Вас оштрафовать на сумму до 10,000 уев или подвергнуть заключению на срок до 3 месяцев или применить оба наказания") повестку на работе и узнал, что моя контора заплатит мне среднюю зарплату, а суд ещё сверх того сам должен заплатить аж целых 15 уев (думаю, сумма эта не изменилась со времён самого Вашингтона. 15 уев - сущие пустяки по сравнению с тем, что дерут сами адвокаты, а ведь решать-то будет именно жюри. Во мне зародились первые подозрения в разумности судебной системы США.

Мои коллеги находили забавным, что вчерашний иностранец говорящий с акцентом и полный предрассудков моей Родины - нелюбви к гомикам, нетерпимости к комунякам, неверия сопливым левакам, предпочтения крутых мер и тому подобных крайностей, вдруг получил право судить природных американцев. Во время ланча, босс, зная о моих радикальных взглядах, пошутил, что теперь в нашем графстве нельзя превышать пределы скорости - за все преступления будет одно наказание - смертная казнь.

В окружной суд я явился к 8 утра. В те годы там ещё не было металлодетекторов и никого не обыскивали при входе, как в аэропортах. Как всегда беспричинно веселые, жирные негры, с волосами, густо намазаными для их выпрямления гуталином, увешаные сверкающей на солнце полицейской медяшкой и нашивками, удивленно переглянулись, услышав мой акцент и завидев мою журильную бумажку в руках, но радостно показали мне своими лакироваными боевыми дубинками на застеклённое окошко, куда я её и сунул. Строгая белая старушка из этого окошка, сверив эту бумажку с пластиковой карточкой моей водительской лицензии, выдала мне круглый зелёный значок "Член Жюри" и брошюрку, в которой объяснялись мои обязанности, потребовала нацепить значок немедленно и приказала идти в журильню судьи Смита на второй этаж. Когда я туда вошел, оказалось, что маленькая, как докторская приёмная, жаркая, душная комнатушка уже набита битком, все 12 дешевых, синего пластика стульев заняты и ещё столько же людей стоят, подпирая стенки. Я знал из кино, что для жюри надо 12 человек, а там уже было человек 25 - перебор, но подумал, что наверное, тут поместили 2 разных жюри. Хотя, зачем одному судье два разных жюри на один день? В комнате, кроме стульев на стене висел плохо работающий цветной телевизор, показывавший мыльную оперу и была машина для кофе, но воды и еды не было.

Я решил сходить в туалет, но стоило мне выйти из комнатушки, как сидевший у двери снаружи негр-шериф вдруг схватил меня за руку и потребовал вернуться. Я ещё не прочел той брошюрки и не знал, что членам жюри не положено покидать журильни без разрешения судьи (чтобы на них не могли дурно повлиять в кулуаре пособники урок - запугать или дать взятку), что судья имеет право их "секвестровать" (не разрешать уезжать домой, и поселить в отеле без доступа к газетам, радио и телевизору, если решение затягивается), и что вопросы туалета, еды и питья для членов жюри решаются, как в армии, по приказу свыше. Поэтому я резко вырвал свою руку из руки негра и сказал ему, что я не арестант, а свободный, чёрт побери, гражданин. Он белозубо рассмеялся, наверно, все новые, неопытные журята ведут себя подобным образом, и спросил: "Вам уже объяснили ваши обязанности?". "Пока нет". "Ну, тогда идите в туалет, но только быстро, а то может прийти (тут я не разобрал слова, кажется "сержант") и Вам не подпишут повестку, а могут и оштрафовать". Я понял, что журенье - не сахар, поссал по-армейски, быстро, но руки все-же помыл, нефига, тут свободная страна.
Когда я возвращался в журильню, негр-привратник махал мне руками и делал испуганое лицо, видать его сержант таки явился. Но я не побежал, а прошел шагом, делая важное государственное лицо при исполнении.

В журильне шла перекличка. Её проводила огромная, серьезная негра с грубым мужским голосом и выдающимся задом. Увидев меня, негра прервала сама себя, выдержала драматическую паузу, пока я пробирался к стоячему месту возле моего портфеля, и спросила, глядя на меня, нарочито громко: "Вы знаете, что опоздали?" Я сделал вид, что ко мне этот вопрос не относится. Но негра не отставала: "Назовите мне Ваше имя!" Я назвал. Она остолбенела, открыв широкий рот, услышав мой акцент и, как это всегда бывает с неграми, не поняла, что я произнёс, и попросила повторить. Я медленно повторил. Она опять не поняла и приняла мудрое решение - продолжить перекличку.
Природа дала неграм много здравого смысла, поэтому они преследуют конкретные, разумные цели, и не страдают от расточительной мстительности.
Когда дошла очередь до моего имени, я откликнулся, негра мельком оглядела меня с ног до головы, и проскочила к следующему. Закончив перекличку, она сказала, что до 12 часов решится вопрос, нужно ли вообще будет наше жюри. Есть шанс, что обвиняемый согласится на суд одним только судьёй, без жюри, и тогда нас распустят, отметив ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ журенья. Народ радостно заулыбался, а я удивился, впервые лично присутствуя при случае пусть мелкой, но коррупции американской системы.

Негра потребовала, чтобы мы использовали свободное время, не выходя из журейной комнаты, милостиво разрешив выходить лишь в туалет. На её дежурный вопрос: "Есть ли вопросы?", я спросил:
- "А дополнительных стульев вы нам не собираетесь дать? И почему тут у вас так жарко?"
Негра, сделав тупо-удивленное лицо, будто впервые заметив стоящих белых людей, сказала:
- "А куда же мы их поставим?"
- "В коридор, например".
- "Туда не положено"
- "А стоять нам 4 часа положено? Мы же тут не преступники!"
Мои товарищи-журилы одобрительно заулыбались, загудели и закивали.
- "Мы что-нибудь придумаем" - наврала негра и умотала, как оказалось, с концами.
Не ожидая от негров по-опыту ничего позитивного, я сразу вышел в коридор, кивнул охраннику, который уже не пытался хватать меня руками и лишь закатил свои глазки, сел прямо напротив него на широкий мраморный подоконник и начал читать брошюру о журеньи. Время от времени двери журейной открывались, высовывались головы дисциплинированных аборигенов, хватали глоток кислорода и исчезали в своей Сахаре. Американцы на диво законопослушны. Через полчаса температура в журейной перевалила за 120 по Фаренгейту и не выдержали дамы. Одна за другой они покинули этот газенваген и, обмахиваясь журильными брошюрами, стали рассаживаться как птички на подоконниках, за дамами потянулись старики, а потом и самые тупые реднеки. Журильня опустела...

Я углубился в чтение, как вдруг на меня пахнуло женскими духами, подняв голову, я увидел перед собою приветливо улыбающуюся, элегантную, сорокалетнюю, одетую со вкусом, начинающую седеть брюнетку, в сером шерстяном платье, жемчужных маленьких серьгах с маленькой сумочкой из серой замши. Я подвинулся и предложил ей сесть рядом, она протянула руку и представилась, мы разговорились. Мэри оказалась женой владельца маленькой, но известной в наших краях сети аптек. Заметив, что я с интересом читал журейную брошюру, она предложила рассказать мне о журенье, ибо уже имела такой опыт.

Я обожаю слушать красивых женщин, о чём бы они не вещали, раздражение некоторых мужчин на женские благоглупости я объясняю просто мужской невоспитанностью и нетерпеливостью. Те же самые мужчины могут молча трахать красавицу, как бы глупо это ни выглядело со стороны, значит дело тут не в её глупости, а в недостатке его культуры. Совсем не обязательно даже слушать всё то, что болтает дама, можно просто наслаждаться самим её присутствием, как японец наслаждается своей сакурой. Наблюдать за тем, как движутся её руки, как она поправляет прическу, закуривает, глотает, как движется вино в её горле, слушать тембр её голоса, обонять...
Можно получать огромное удовольствие от всего этого явления, подобное удовольствию от оперы, если угодно, только не надо вычленять из этого спектакля какой-то одной мелкой пусть и неприятной черты, типа аляповатой брошки или смысла её речей. Так было задумано Творцом - в этом мире нет совершенства и надо уметь наслаждаться тем, что имеешь. В конце концов, либретто большинства опер - тоже чудовищная чушь, а костюм валькирии просто комичен.

Итак, вот что я узнал - обычно в жюри вызывают раз в 5 лет. И даже если гражданину не довелось журить, но он просто явился, его лет 5 трогать не будут. Строгости в журильне заведены потому, что журилы могут разбежаться, сорвав всё это дорогое шоу, и в старину оно так частенько и случалось. Ведь суд присяжных был изобретен пунктуальными аристократами для самих себя, и лишь позднее стал достоянием недисциплинированного охлоса. Тут аналогия между профессиональными воинами - хорошо оплачиваемой княжеской дружиной, в которую ещё и не всякого вояку возьмут, и насильственным призывом, куда загоняют палками всякого годного к строевой и откуда дезертируют при первой возможности. Вот почему в жюри невозможно встретить бизнесменов, врачей, адвокатов, зато полно люмпенов, домохозяек и безработных.

Открутиться от журенья можно элементарно: достаточно сказаться больным, занятым, плохо понимающим английский, принципиальным противником тюремного заключения, или просто заявить, что религиозные убеждения мешают вам судить других людей.
А зазвали нас вдвое больше, чтобы прокурор и адвокат могли сделать выбор из званых. Вот главное, остальное детали, как себя вести, если тебя отберут журить. Нельзя вести записи (почему?!), нельзя фотографировать (это понятно), нельзя болтать, дремать, читать, вязать, задавать вопросы можно только судье в письменном виде и т.п.
Я спросил Мэри: "А зачем Вы сами сюда явились, раз так об этом думаете?" Оказалось, что она не работает и от скуки изучает мастерство писательницы, посещает литературные классы в местном колледже и, получив очередную повестку, решила пойти пожурить и набраться свежих впечатлений для своего курсового проекта - новеллы.

После рассказа Мэри моё отношение к журению резко переменилось. Я вдруг почувствовал себя лохом, явившимся по повестке в военкомат, чтобы "отдать патриотический долг". Вмиг мне стали понятны и смехуёчки коллег, которым я сообщил про своё журенье, и подозрительно мало-интеллектуальные лица большинства явившихся по повесткам. Стало как-то скучно, тесно и потянуло на свободу.

Опять появилась негра-сержантка, загнала всех журил обратно в журильню, ставшую жаровней, и объявила, что у них поломался кондиционер в этом крыле здания и поэтому будет очень жарко. Однако, добрый судья разрешил журилам посидеть в холле, в виде исключения. Эта дура не заметила, что мы и так все уже там сидели. Кого они туда только ни нанимают работать!

Наконец наступил полдень и нам разрешили пойти поесть. Мэри и я поехали в соседний арабский ресторанчик и хорошо там провели часок. Опять поболтали о жюри. Я высказал предположение, что изучение правительством (а судья - член судебной ветви Правительства США) реакции жюри на преступление аналогично испытанию нового лекарства на живых людях. При этом жюри для чистоты эксперимента содержат в клетках, как крыс или морских свинок, чтобы они не разбежались и не испортили статистику. Мэри рассмеялась и согласилась, сказав, что включит эту идею в свою новеллу. Она рассказала о случаях, когда в старину, судья мог держать жюри в холодной и даже лишать пищи с целью ускорить принятие ими решений в нужном ему направлении.
Когда мы вернулись, было объявлено, что журить нам придётся дело о вооруженном ограблении - 2 негритенка 14 и 16 лет (наглые, но притворяющиеся тут испугаными, мордовороты в крахмальных рубашках и свитерках, чтобы выглядеть помоложе, хотя и выглядели они на все 20) вломились ночью в дом к одинокой, немолодой белой учительнице и так запугали бедняжку ножем, что у той произошла психическая травма, она не могла несколько месяцев работать и лечилась.

Под наблюдением седого, спокойного судьи Смита в старомодных роговых очках, женщина-прокурор нашего городка в строгом деловом костюме и пара мужчин-адвокатов негритят (у каждого свой) поочерёдно задавали кандидатам в члены жюри вопросы, стараясь угадать, как мы будем реагировать на некие стереотипы. Адвокаты старались отобрать в жюри самых тупых либералов, которыми легко манипулировать, произнося готовые либеральные штампы, типа:
- "Мы же не хотим лишить эту пацанву децтва?",
- "Как же их теперь судить, когда их в децтве били по головам?",
- "В данном преступлении виноваты не эти негритятки, а вся Система, во главе с Пентагоном."
Прокурорша поступала наоборот и старалась отобрать верующих и женщин, которые могли бы отождествить себя с жертвой. Каждая сторона могла отвести любого кандидата, если находилась тому объективная причина (типа - прошлая судимость, или факт, что кандидат был сам жертвой подобного преступления, или работником полиции и т.п. то есть не мог быть объективным). Без причины они могли тоже отвести любого, но так, чтобы в результате осталось 12 человек.

Дошла очередь и до меня. Прокурорше я понравился тем, что работал на правительство и был членом того же профсоюза, что и полиция. Однако, именно это не понравилось адвокатам. Их было двое - Желчный еврей и Спокойный негр. Желчный откровенно провоцировал и травил кандидатов в жюри, был нагл, развязен, хохотал собственным шуточкам, а Спокойный наблюдал за этим со стороны и делал записи.

Желчный быстро выяснил, что я был математиком, после чего с саркастической улыбкой повернулся к судье и заявил:
- "Из математиков никогда не выходит хороших членов жюри, поскольку они всё видят контрастно - как белое или чёрное, без полутонов", затем он повернулся ко мне и нагло попросил подтвердить эту херь: "Не так ли?"

Я спросил: "Что именно не так?"
- "Математики видят только контрасты - чёрное и белое! Без полутонов!", утвердительно сказал Желчный, с ухмылкой большого умника, и кивнул вдобавок головой, давая мне визуальную подсказку, как ему надо было отвечать. Многие в ответ на такой кивок, совершенно автоматически немедленно кивнут в ответ, я был в классе "Язык Жестов", где учитель упоминал о такой инстинктивной реакции, и о том, как лица некоторых профессий - учителя, политики, гадалки и, разумеется, адвокаты обучаются технике провоцирования своих жертв на подобные жесты. Поэтому я остался невозмутим.
- "Неверно. В математике есть разделы, занимающиеся и полутонами."
- "Какие же именно?", все ещё нагло ухмыляясь, спросил Желчный.
- "Например, Теория Вероятностей, когда не зная точного исхода события, можно подсчитать его вероятность."
- "Это не подходит для юриспруденции!", победительно закатив глазки и закинув назад свою чёрно-кудрявую голову так, что длинный его нос оказался выше узкого лба, заявил Желчный, - "Вам придется выносить своё суждение за пределами разумного сомнения." Он резко, по-куриному клюнул головой в моём направлении, и распахнув глазёнки весело оглядел всех, как младенец, после сна.
- "Как это не подходит, когда на ней построена вся судебная статистика?"
- "Судебная статистика не применяется в зале суда!", отрезал Желчный. Прокурорше и судье наш диалог явно доставлял удовольствие, они переглядывались и усмехались.
- "Странно, а я читал, что именно криминальная статистика применяется судьями, когда те выносят решения о длительности срока заключения, чтобы не забивать переполненные тюрьмы мелкими нарушителями".
- "Это другое, я имел в виду, статистика не используется адвокатами и членами жюри!", стал юлить Желчный.
- "А как же быть со статистикой жертв курения, которую активно используют адвокаты, тягающиеся с табачными корпорациями?", спросил я.
- "Ладно, оставим статистику, я говорил о логике!", как ни в чем не бывало, опытный сутяга метнулся к другой теме.
- "ОК, в математике есть раздел 'Нечеткая Логика', предназначеный именно для таких ситуаций."
- "Что это такое? Мы об этом никогда не слышали", с возродившейся из пепла иронией заявил Желчный от лица "всех".

Я с детства не люблю, когда какая-нибудь фря говорит со мною "от лица всего народа". Надо сказать, что в Америке такое встречается намного реже, чем в Совке, и присуще в основном политически долбанутым левакам. На меня такие заявы действуют, как красная тряпка на быка. И я решил дать ему пример Нечёткой Логики, заимствованный из старой суфийской притчи.
- "Я вам объясню на примере. Представим, что мы (я намеренно употребил это ненавистное местоимение) взяли два паунда навоза (я воспользовался словом 'manure', a нe 'shit') - один паунд Вы, а другой - я", сделав паузу, я заметил, как судья с трудом подавил смешок. Посмотрев на Желчного, я дождался, чтобы он утвердительно кивнул, соглашаясь довести данный мысленный эксперимент до конца. Лыбиться он опять перестал.
- "Теперь если мы смешаем наши субстанции, то что мы получим?", задал я ему вопрос. В зале раздались смешки. Желчный возмущенно развел руками и беспомощно взглянул на судью. Судья старался держать каменное лицо, давясь от смеха. Даже негритята до сих пор со скукой глазевшие в потолок, вдруг проявили интерес к происходящему, реагируя на слово 'навоз'. Тогда Желчный вперился в меня, но я молчал, как рыба.
- "Ну, мы получим 2 паунда навоза в одном горшке, я думаю?", как-то неуверенно произнес адвокат.
- "Верно! А теперь изменим условия. Предположим, Вы попрежнему взяли паунд чистого навоза, а я взял паунд чистого меда. И мы их смешали. Что у нас получится?"
- "Ну, как бы Вы это не называли, я бы этого есть не стал", пытаясь острить, сказал Желчный.
- "Правильно! Потому что у нас как и в первом случае будет 2 паунда навоза. Вот так и работает Нечеткая Логика."
Тут судья не выдержал и рассмеялся, а вместе с ним засмеялся шериф, стенографистка, прокурор, и все остальные.
- "Но именно это я и говорил, у вас всё - черное или белое - или навоз или мёд", вдруг ляпнул Желчный дрогнувшим голосом.
- "Не совсем, цель данного исследования - попытка установить путем тщательного анализа мнений членов жюри, при какой именно пропорции навоза с мёдом, смесь уже можно будет считать съедобной", сказал я с серьёзным лицом.
Тут раздался повальный хохот в зале и судья, хохоча, постучал своим молотком по столу, призывая к тишине.

А теперь угадайте с трёх раз, выбрали ли меня в члены жюри?

...

Адвокаты дали мне немотивированый отвод и я ушел домой.
На другой день мне на работу позвонила Мэри, вошедшая в жюри, и рассказала, чем кончился тот суд - негритятам дали по году детской тюрьмы с зачётом уже отсиженного ими там же срока следствия. На волю они вышли наверняка спустя пару месяцев, при хорошем поведении.
Я опускаю рассказ Мэри о том, как забавно её жюри обсуждало виновность этих негритят.
Вчера ехал в такси. Таксист предложил на выбор радиостанции "Радио шансон" или "Радио классик".
Спросил кого ему по дороге ругать: Путина или Америку.
Клиентоориентированный, сцуко...
Однажды, в конце 90-х ещё дело было, у секретарши нашего генерального (не помню уже, как её звали, вроде Ира, пусть будет Ира, какая разница) раздался звонок, и мужчина на том конце провода, представившись сотрудником Бабушкинского РОВД, спросил, числится ли в штате нашего предприятия гражданин такой-то. И назвал ФИО гражданина.
Ира работала в компании без году неделя, и не всех сотрудников знала не то что по фамилии, а даже и в лицо. Но фамилия, которую назвал сотрудник правоохранительных органов, была ей хорошо известна. Это была фамилия генерального.
- Работает. – подтвердила Ира, и уточнила: - А что, простите, случилось?
В ответ полицейский усталым голосом сообщил, что указанный гражданин задержан сотрудниками их отделения в абсолютно невменяемом состоянии, что дебоширил, что при задержании оказал сопротивление, что нанёс материальный ущерб служебному имуществу, и сейчас решается вопрос о возбуждении в отношении него уголовного дела.
- Простите, а почему вы сюда звоните?
А потому, пояснил сотрудник, что у указанного гражданина при себе не оказалось ни денег, ни документов, вообще ничего, кроме пачки визиток с вот этим вот телефоном.
Тут у Иры в трубке раздался какой-то шум, и голос где-то на заднем фоне стал выкрикивать нечленораздельные ругательства и угрозы. Понять, что выкрикивал говоривший было сложно, но голос безусловно принадлежал её начальнику.
Собеседник отвлёкся, и прокричал куда-то мимо трубки:
- Да угомоните вы уже его! Отведите и заприте в обезьянник!
- Слышали? - спросил он уже у Иры, и сообщил, что если до конца рабочего дня кто-то из родственников, или сослуживцев, неважно кто, подъедет в отделение, подтвердит личность гражданина, оплатит штраф, возместит материальный ущерб в виде двух оторванных пуговиц на мундире старшего сержанта патрульно-постовой службы, то можно будет всё уладить и оформить как административное правонарушение. Если же нет, то вечером гражданин поедет на сизо, и как там сложится дальше никто сказать не может.
- Простите, - сказала Ира, - не могли бы вы представиться ещё раз, к кому мне обращаться, если что?
- Бабушкинское РОВД, - ответил собеседник чётко и членораздельно, чтобы Ира успела записать, - старший следователь майор Пронин. Если меня вдруг не окажется на месте, просто обратитесь к дежурному. До конца дня решение этого вопроса будет в его компетенции.
Первое, что сделала Ира, после того как майор на том конце повесил трубку, - набрала номер шефа. Абонент, как и следовало ожидать, был недоступен. Впрочем, он был бы недоступен в любом случае. Потому что именно в это время генеральный должен был быть в Сокольниках на переговорах с японцами. И Ира об этом отлично знала. Да все знали.
Затем она взяла справочник, и нашла там телефон Бабушкинского РОВД.
- Бу-бу-бу-бу-бу! – представился на том конце дежурный.
- Здравствуйте! – сказала Ира. – Простите, могу я услышать майора Пронина?
- Кого-кого? – переспросил дежурный.
- Старшего следователя майора Пронина! – уточнила Ира.
Секунду помешкав, дежурный сказал кому-то мимо трубки: «Майора Пронина спрашивают. Где у нас майор Пронин?» «Скажи – на задание уехал. Банду брать»
- Майор Пронин на выезде. Я могу вам чем-то помочь?
- Нет, спасибо! – сказала Ира и положила трубку. Последние сомнения в том, что шеф реально попал в беду, у неё рассеялись.
Таким образом Ира оказалась в весьма затруднительной ситуации. Ни с кем посоветоваться она не могла, ведь на кону была репутация шефа. Действовать нужно было быстро и самостоятельно.
Так что она пошла в бухгалтерию, взяла денег под отчёт, вызвала водителя разгонной офисной машины, и поехала на другой конец Москвы вызволять шефа из цепких лап блюстителей порядка.
Надо ли говорить, что по приезду быстро выяснилось, - никакого гражданина с фамилией шефа, как и никакого майора Пронина, в Бабушкинском РОВД отродясь не было.
- Ну как же?! – растерянно напирала Ира. – Как же нету? Я же вам час назад звонила! Вы же мне сами сказали, что майор Пронин на выезде!
- Вы бы у меня ещё про комиссара Мегре спросили. Вы что, не знаете кто такой майор Пронин?
Ира отрицательно покачала головой.
- Господи! – сказал кому-то у себя за спиной дежурный. – Поколение тамагочи и чупа-чупсов.
Потом снова повернулся к Ире и спросил.
- А какое сегодня число вы хоть знаете?
Ира кивнула, посмотрела в потолок, и сказала.
- Конечно! Первое апреля.
- Первое апреля, майор Пронин! – передразнил дежурный. – Девушка, идите домой, вас просто разыграли!

Всю обратную дорогу Ира задумчиво молчала, и только когда подъезжали к офису вдруг спросила водителя.
- Володя, простите, а вы не знаете случайно, кто такой комиссар Мегре?

К моменту возвращения Иры шеф был уже на месте. Выслушав её рассказ, он тут же распорядился найти Лёву. Никаких сомнений в том, чьих рук это дело, у шефа даже не возникло.
Однако Лёва ушёл в глухую несознанку. Он клялся и божился, что всё утро просидел в кресле у стоматолога. Он широко открывал рот и предлагал шефу посмотреть на дырку в зубе, которая якобы ещё дымилась от сверла. В конце концов, за отсутствием прямых улик, шеф махнул рукой, и Лёва отделался лёгким испугом. В авторстве этого розыгрыша он признался только спустя почти год, на новогоднем корпоративе, будучи не совсем трезвым, когда опасность возмездия миновала.

Пару слов про Лёву. Если присказка «сам дурак, и шутки у тебя дурацкие» была придумана и не про Лёву, то он прилагал неимоверные усилия, чтобы ей в полной мере соответствовать. Весь офис знал о его патологической страсти ко всяким розыгрышам и сюрпризам.
Впрочем, на самом деле никаким дураком Лёва не был, да и шутки у него были разные, от самых безобидных, до таких, за которые запросто могли снести башку.

К примеру, когда он однажды ночью поменял в хаотичном порядке номера на служебных газелях из нашего автопарка, ему пришлось взять недельный отпуск за свой счёт, пока озверевшие водилы не перестали интересоваться состоянием его здоровья.

Или безобидный в других обстоятельствах фейерверк в виде бутылки шампанского, который он принёс в бухгалтерию, со словами «это вам наши клиенты просили передать». А когда бутылка вместо золотистого напитка стала извергать из себя столб огня, дыма, и вони, вся бухгалтерия залегла под столы. После чего главбух объявила Лёву офисным террористом и личным врагом.

Или когда однажды Лёве не досталось в офисной столовой его любимых котлет, и он со словами «Да подавитесь вы вашими котлетами!», вышел в окно прямо с четвёртого этажа. А когда все ахнули и кинулись с криками к окнам, он как ни в чём ни бывало вошел обратно и сказал: «Ну ладно, так и быть, уговорили, сосиски так сосиски».
И главное, абсолютно все знали, что именно под этим окном висит строительная люлька, но эффект неожиданности сработал безотказно. В результате Лёва отделался парой подзатыльников, а одну из поварих пришлось отпаивать нитроглицерином.

Однако шутки шутками, но даже у самого отмороженного тролля имеются табу, или как нынче принято говорить, красные линии. Такой красной линией для Лёвы была Маргарита Николаевна, начальник нашего отдела. Маргарита Николаевна была не просто начальник, она была авторитет. Даже генеральный разговаривал с ней снизу-вверх.
Наш небольшой отдел состоял всего из четырёх человек, и занимал довольно просторное помещение на втором этаже, в дальнем углу которого был отгорожен кабинет начальника.
В тот день, где-то после обеда, Маргарита Николаевна вышла из кабинета, и сказала:
- Ребята, я уехала на переговоры. Меня сегодня уже не будет, всем до завтра.
Убытие начальства, каким бы демократичным оно ни было, вносит в рабочую атмосферу нотку расслабленности. Поэтому, как только дверь за Маргаритой Николаевной закрылась, Лёва развалился в кресле, закинул руки за голову, положил ноги на стол, и сказал:
- Так! А вы в курсе, что завтра первое апреля? Как думаете, не устроить ли нам для Маргариты Николаевны какой-нибудь маленький сюрприз?
- Лёва, - сказала Юля, наш операционист, - а иди-ка ты в задницу со своими сюрпризами!
- Нет, ну я же в хорошем смысле! – сказал Лёва.
И поделился своей идеей.
- А давайте, - сказал он, - надуем много-много воздушных шаров, и набьём ими кабинет Маргариты Николаевны. Представляете? Она утром приходит такая, открывает кабинет, а оттуда шары, шары, шары!..
Идея была неплохая. Главное необидная, и не глупая.
- Нормально. А сколько шариков надо? – спросила Юля.
Лёва что-то прикинул на листе бумаги, и через минуту выдал.
- Ну, где-то, наверное, шаров шестьсот-семьсот.
- Ого! – присвистнула Юля. – Это где мы столько шариков возьмём?
- Ну как где? – удивился Лёва. – В АХО конечно! Я с Николай Ивановичем уже договорился!
В хозяйственном отделе шариков действительно было хоть попой ешь, их закупали оптом для декорирования стендов на выставках. Там же нашелся и компрессор. Мы закрылись в отделе, и работа закипела. На всё про всё у нас ушло часа три или четыре. Когда мы закончили, дверь кабинета закрывалась с большим трудом и приятным скрипом.

Утром, ни свет ни заря, мы уже сидели на своих местах, в предвкушении появления Маргариты Николаевны. Впрочем, раньше девяти она никогда не приходила.
Но и в пятнадцать минут десятого её не было. Лёва уже начал волноваться и ёрзать, когда в половине десятого у него на столе зазвонил телефон.
- Лёва, здравствуй! – сказала Маргарита Николаевна на том конце провода. – У вас всё нормально? Слушай, я задерживаюсь, и у меня к тебе просьба. Будь другом, у меня в кабинете, на столе, лежит красная кожаная папка. Возьми её пожалуйста, я подожду у телефона.
- Твою мать!!! – выругался сквозь зубы Лёва.
И пока мы с Юлей придерживали норовившую распахнуться дверь, он на четвереньках, пыхтя и матерясь, пополз сквозь шары вглубь кабинета. Пару раз внутри кабинета раздавались громкие хлопки и мат, и наконец с красной папкой в зубах Лёва выполз обратно.
- Нашел, Маргарита Николаевна!
- Открой пожалуйста – сказала та.
Лёва открыл папку.
В папке ничего не было.
- Маргарита Николаевна, тут нет ничего! – удивлённо сказал Лёва.
- Не может быть! – сказала Маргарита Николаевна. – Посмотри внимательнее, должно быть!
Лёва стоял с трубкой в руке перед пустой папкой.
- Да нет ничего, Маргарита Николаевна! Только булавка какая-то!
- Вот! – воскликнула Маргарита Николаевна. – Именно булавка-то нам и нужна! С первым апреля тебя, дорогой! Надеюсь, что дальше делать сам сообразишь?
Маргарита Николаевна рассмеялась, и положила трубку.

Грохот стоял – мама дорогая! Весь офис сбежался, чтобы вволю поржать, и посмотреть, как Лёва, с двумя булавками наперевес, с криком «Да в гробу я видал такие розыгрыши!», идёт в атаку на воздушные шары.
Есть ситуации которые могут произойти только в Израиле.
Диалог на центральной автостанции между мамой и сыном. Видимо она его подвезла. Сын - солдат в форме. Судя по всему, служит не больше полу года. Разговор был на иврите. Попробую перевести.
Мама:
- Ты всё сложил в сумку?
- Да, мама.
- Носки, трусы?
- Да, мама
- Дополнительную зарядку от телефона взял?
- Да, мама, взял.
- Где второй "рожок" от автомата?
- В сумке.
- Почему он в сумке? Вытащи и прикрепи к автомату. И перевесь автомат через голову, а не, так, как ты его носишь на плече. Это М-16, а не "Узи". Перевесь. Удобнее будет снимать....если что.
- Ну, мам.
- Не "нумамкай" мне. Вытащи "рожок" и перевесь автомат, как положено. - Отчеканила мама командирским голосом, так, что даже, я "подобрался" и встал ровно. - Поверь мама знает, как - правильно!!!
И, я не на секунду не сомневаюсь, что эта мама, ТАКИ ЗНАЕТ, КАК ПРАВИЛЬНО!!!
Стас Вольский
МАУГЛИ

Мы тогда арболитовый завод запускали из долгого небытия, это тот что из щепы изготавливает плиты для домостроения. Голые стены огромного цеха под крышей. Наша бригада монтажников получила в распоряжение небольшое помещение для своих нужд.
Оборудовали его всем необходимым навесили стальную дверь, но замок вставить не успели.
Очередным утром придя на работу обнаружили в нашей кандейке пару котят-подростков, месяцев по шесть отроду. Один убежал, а второй был схвачен за хвост, и с удовольствием остался жить у нас. Он стал пятым в нашей маленькой бригаде.
Черный, без единого пятнышка, красавец был нами наречен именем Маугли, и коллективной волей избавлен от необходимости отзываться на бабское кис-кис. Только по имени или на свист.
В своей кандейке мы переодевались, бывало обедали и хранили орудия труда. Дверь всегда закрывали на ключ, чтобы значит местные трудоголики эти самые орудия труда не стырили, а внизу стальной двери вырезали окошко для Маугли.

Маугли встречал нас каждое утро на входе в цех, провожал до кандейки, коромыслом выгибая спину терся о ноги, и урча заглатывал домашние ништяки. Был еще один ритуал, которому он неукоснительно следовал. Когда мы переодевшись и загрузившись инструментом, кабелями, шлангами и газовыми баллонами выдвигались к очередной дислокации, Маугли нас провожал до места, но не так как сопровождают собаки, семеня рядом или впереди, а как коты.
Цех только начинал заполнятся звуками запускаемых механизмов, голосами, металлическим лязганьем, а Маугли короткими перебежками, прячась между рельсами под многотонными стальными формами, то и дело замирая и прижимаясь к бетонному полу провожал нас до места, и уже потом уходил по своим делам. Если это была зима он возвращался в теплую кандейку, и в ожидании обеда досматривал сны, а летом целыми днями бродил по солнечным, окрестным лугам и перелескам, простиравшимся на Юг, до куда хватало глаз от самых заводских стен.

В эти же заливные луга выходили две щелевые камеры, которыми заканчивался наш цех, и которые участвовали в технологическом процессе. Представляли они из себя длинные, метров по 70-100, коридоры оборудованные широкой железнодорожной колеей. Они начинались в конце цеха и дальше шли ниже его фундамента уже под землей.
Залитые раствором формы попадали в правую камеру, и плавно протягивались до самого ее конца, где подвергались температурной обработке. В расположенном в самом конце строении, они перебрасывались в параллельный этому коридор, в котором остывали, медленно возвращались назад, и вползали в цех из левой щели. Но так стало уже после запуска цеха, а тогда просто два параллельных темных и страшных черных тоннеля, уходящих под землю.

Тогда осень была, дождливая выдалась. Дождь не прекращаясь лил все выходные, и в понедельник выскочив утром из вахтовки мы обнаружили что почти все низменности вокруг завода были подтоплены. Зашли в цех, Маугли нас не встретил.
На наш оклик: - Маугли! Мы услышали надрывное: - Мяу! – Доносящееся с противоположной стороны цеха. Предположив, что он где-то застрял, или его чем-то привалило – поспешили на помощь.

Он прекратил мяукать, только когда увидел нас а мы его, метров за двадцать. Маугли ходил кругами по наклонному пандусу ведущему к щелевым камерам, распушив вертикально торчащий хвост. Он явно хотел нам что-то сообщить.
Подойдя ближе, мы поняли что именно. Напротив входа в правую камеру, прямо посредине, аккуратно сложенной, лежала кучка мышей. Около десятка. Мы смотрели сверху. Я было подумал что это крысы, такие они были здоровые, каждая размером с трех-четырех воробьев, но морды у них были закругленные, не крысиные. Маугли спрыгнул вниз к трофейной кучке, сделал вокруг нее ритуальный круг, снова запрыгнул к нам, и получив заслуженные похвалы от каждого, повел нас к левой камере. Вы уже наверно догадались, и правильно. Точно такая же, аккуратно сложенная куча, и так же посередине ждала нас и там.

Ну казалось бы, чего тут удивительного? Коты всегда ловили мышей - чистые инстинкты. Но когда подумаешь, и накинешь на себя масштабы происходившего. Это как будто бы ты всю ночь держал оборону от двух десятков огромных зубастых и обезумевших от внезапного наводнения волков, не забывая при этом аккуратно складывать трупы в кучи, чтобы достойно отчитаться потом, осознавая при этом, какую ты выполнил нужную и важную работу.
Маугли прожил с нами лет пять, летом не появляясь по несколько дней, потом недель и однажды не вернулся совсем. Наверно женился.
Всем конечно известно что Питер - культурная столица - не чета нашей Рязани. Ну и ничего страшного, за то где бы я наблюдал такое в маршрутке:
Пятница, вечер. В маршрутках как всегда народу битком, лишний раз не вздохнёшь. На одной из остановок влетает ну очень активная дама лет под 50, кило так за 80. Диагноз "хабалка".
За 3 остановки умудрилась поругаться с водителем, с половиной маршрутки и довести до белого каления дедулю на переднем кресле (тот просто не выдержал, плюнул и вышел).
Дама с радостью заняла его место впечатав в окно щупленького длинного паренька на соседнем сиденье. Паренёк читает бумажную книгу периодически переворачивая страницы. И при переворачивании страниц, когда он шевелится, получает от дамы недовольное ворчание. На 5-6 листе дама сорвалась и на него: "в маршрутке надо ехать а не всякой фигнёй заниматься!"
Паренёк закрывает книгу и собирается выходить. Иными словами пытается перелезть через это... За что соответственно получил ещё порцию высказываний.
Уже у двери парень (п) оборачивается к этой даме (д) и звучит просто изумительный диалог:
п: Может хватит на всех кричать, вы слишком раздражены. Наверное от усталости. Подумайте - не пора ли Вам в отпуск.
д: Тебя не спросили когда мне в отпуск. Сопли утри, а потом мне советуй! Я покрепче тебя буду, когда надо, тогда и устану!
п: Ну раз вы не устали - то если судить по вашему эмоциональному состоянию - скорее всего у Вас критические дни, вам бы успокоительного попить и возможно обезболивающего.
д: Да тебя молокососа не спросили! (Цензура), (Цензура), (ого, это надо запомнить, но всё равно цензура). Всё нормально у меня, и не твоего ума дело (дальше опять цензура)...
п: (наиграно тяжело вздохнул и уже чуть громче что бы уж точно все слышали) Ну, раз у вас не критические дни и Вы не устали - диагноз только один - сильнейший недотрах - рецепт только один - идите на хуй!
И через пару секунд вышел из маршрутки.
Аплодировал даже водитель.
Несколько лет назад посещал бассейн одного фитнес-клуба.
Как-то в раздевалке стал свидетелем довольно забавной сцены.
Два молодых человека, лет этак 7-8 от роду, после тренировки собирались домой.
У одного из них был повод для радости в виде перешедшего от старшего родственника iPhone, то ли 4, то ли 5 модели.
Его радости и гордости не было предела, и он в очередной раз демонстрировал другу возможности обретённого гаджета.
Лёгкая зависть едва читалась на лице второго пацана. Однако он мужественно продолжал слушать своего хваставшегося друга. Но в какой-то момент его это достало...

Он достал из ранца какую-то старенькую Nokia.
- Гляди...
- Да что там глядеть, старьё! Ты сюда посмотри - какие цвета, какие игры!

Nokia в руке поднимается над головой, кисть разжимается и телефон падает на кафельный пол.
Корпус, крышка батареи и сама батарея разлетаются от удара в разные стороны.
Пара секунд, части собраны, батарея вставлена и крышка защёлкнута. Ещё мгновение и проигрывается знаменитая мелодия...

- А ты так можешь?

Дальше они собирались в полной тишине.
1
Рассказал писатель Андрей Рубанов, сидевший во второй половине 90-х.

"А вот ещё помню был случай.
Сидим мы как-то в следственной тюрьме «Матросская тишина». Лето, очень жарко. На 32 места - около 150 человек. К забортной температуре прибавляем 15 градусов, то есть если на улице +30, то в камере +45, и абсолютная влажность, от телесных испарений и дыхания. И вдобавок все курят, хотя от сырости сигареты с трудом горят. Все - в трусах. Пожилые, кто со слабым сердцем, падали в обморок, их за руки, за ноги выносили в коридор, с разрешения надзирателей, и там на прохладный кафельный пол клали, чтоб оклемались. Вентиляция не работала, но было разрешено принимать от родственников вентиляторы. Скинулись мы, у кого в семьях были деньги, затянули в камеру четыре больших офисных напольных вентилятора. Включили - ещё хуже стало. Но нашлись среди арестантов инженеры, и даже один авиастроитель с дипломом МАИ, они сказали: а вы неправильно делаете. Не надо поток воздуха себе в морду направлять. Наоборот, надо всю технику поднять на окна, и установить строго на вытяжку, чтобы плохой воздух выгонять, а хороший, свежий - сам заползёт. Потому что убивает не жара, а сырость и недостаток кислорода. Так мы и сделали. В то лето надзиратели корпусные, если к нам заходили, с уважением говорили, что на нашем этаже у нас самая прохладная камера.
С тех пор я инженеров ещё больше зауважал.
Не болейте, берегите себя."
Здесь много обсуждается, что Горбачёв развалил страну. Для меня всегда было загадкой, как один человек может такое сделать.

Ответ на этот вопрос я получил на Милуим, военных сборах в Израильской Армии.

Наш командир части Рав Серен, по-русски майор, проводил занятия:
"Если военнослужющий исполнит незаконный приказ, то он подлежит уголовному преследованию! При этом если приказ окажется законным, то за его неисполнение тоже можно сесть в тюрьму."

Поскольку большинство из нас были репатрианты из бывшего Союза, сказать, что мы офигели было бы understatement, как говорят на моей третьей Родине:
"То есть как? Мне приказывает командир, а я должен решать выполнять или нет?!"
"Именно!" - подтвердил Рав Серен, "Мы маленькая страна, противоистоящая противнику многократно превосходящему в живой силе. И у нас каждый солдат - это думающая боевая единица."
"А как же командная вертикаль?" - неунимались мы.
"А вертикаль - вообще вещь ненадежная." - пустился в философию офицер. "Достаточно врагам поставить на её вершину своего человека, и всё рухнет. Никакие геройские подвиги не спасут!"
Бремя любви тяжело, если даже несут его двое.
Нашу с тобою любовь нынче несу я один.
Долю мою и твою берегу я ревниво и свято,
Но для кого и зачем — сам я сказать не могу.
(С. Маршак)

Некто Леша вот тут https://www.anekdot.ru/id/1225754/ подтвердил старую истину: одни заключают брак бегом на коленке и потом счастливо живут до бриллиантовой свадьбы, а другие женятся со всем пафосом, в платье от лучших задрищенских кутюрье, с сотнями гостей, похищением невесты и тысячей дурацких конкурсов, призванных хоть как-то отбить расходы, и потом их любовная лодка, перегруженная всей этой хренью, тонет, едва отплыв от берега. Я повидал и подтверждений этого правила, и исключений, ничего принципиально нового не добавлю, но две истории расскажу.

Первая – о моих родителях. Это 1960 год. Отцу было уже 30, на вид еще больше: он рано поседел, плюс добавляли солидности очки и должность директора сельской школы. Он строго придерживался правила не крутить любовь там, где работаешь. На выходные уезжал на колхозной полуторке в райцентр, где жили родители, и вот там покоренными им девушками можно было мостить улицы. Сохранился фотоальбом, в котором целый разворот занимают фотографии кудрявых красоток с надписями на обороте: «Дорогому ... на вечную память». Мама эти карточки всегда с неодобрением пролистывала, но не выкинула даже после папиной смерти.

Маму прислали в эту школу после института учительницей физики. Ее родители жили в том же райцентре. Стали ездить в город на полуторке вдвоем, так и сдружились. Пару месяцев жили двойной жизнью: по выходным в городе встречались, а в деревне всю рабочую неделю соблюдали конспирацию, чтобы не говорили, что директор развел аморалку на рабочем месте. Когда ехали в город на зимние каникулы, отец вдруг сказал:
– Заедем тут в одно место.

«Одним местом» оказался загс. Паспорта у невесты с собой не было, пришлось взять бланки и зайти к ней домой. Родители невесты знали жениха только как дочкиного начальника, сильно удивились. Родители жениха удивились еще больше, они невесту до того вообще ни разу не видели. Регистраторша в загсе попыталась дать им время на раздумье, но отец сказал:
– Девушка, посмотрите на меня. У меня голова вся седая, о чем мне еще думать?

Пошли вдвоем в ресторан, отец заказал бутылку шампанского и новомодный деликатес – салат оливье. Вот и всё торжество. После каникул вернулись в село, перевезли мамины платья, подушку и две простыни на отцовскую квартиру и стали жить вместе. Не дотянули, к сожалению, ни до бриллиантовой свадьбы, ни даже до золотой, но 45 лет счастливой семейной жизни у них было. Отец умер 16 лет назад. Мама жива, живет за них двоих, дай ей бог еще долгих лет.

Я по части нелюбви к пафосу пошел в отца, может даже его превзошел. Мы с Ленкой подали заявление в августе 1984-го. Тогда, если один из будущих супругов был москвич, а другой нет, полагалось три месяца на раздумье, чтобы не женились ради московской прописки. Запланировали свадьбу на начало ноября, чтобы мои родители могли приехать на осенних каникулах. Заказали столик в ресторане на десяток ближайших родственников, и я уехал дорабатывать по распределению.

В середине октября, накопив пару отгулов, я приехал к Ленке в Москву. Ее родители были в санатории, дома только 86-летний дедушка. Мы предвкушали три дня вдвоем, но получилось иначе. Дедушке стало плохо. Ленка позвонила в скорую и двум дальним родственницам-врачихам, которые приехали даже раньше. Оказалось, микроинсульт, ничего страшного, но за дедушкой надо было следить, дежурить у его постели. Мы решили родителям не сообщать, все равно они раньше приехать не смогут, только переволнуются, подежурим сами. Тетушки обрадовались такому решению и отпустили нас за покупками и пару часов погулять.

Вот во время этой прогулки, на пути из аптеки в булочную, нам попалась на глаза вывеска загса, в котором лежало заявление. И мы поняли, что не можем ждать еще три недели. Ничего не было готово, ее платье еще лежало в ателье, мой костюм висел в магазине, фотографа и тамады не было и не планировалось. Обручальное кольцо (перелитое из прабабушкиного) Ленка вопреки всем правилам носила уже месяц, а я свое так никогда и не стал носить. Казалось бы, три недели ничего не решали, штамп в паспорте ничего не менял в нашем положении, мы даже съехаться не могли, пока меня не отпустят с работы. Но почему-то это стало вдруг очень важным.

Зашли, рассказали регистраторше, сильно сгустив краски, что дедушка при смерти, и если она не распишет нас прямо сейчас, то свадьбы не будет, и на ее совести останется наше несостоявшееся семейное счастье. Она поддалась и нас расписала (паспорта с собой были, мы, видимо, подсознательно что-то такое предвидели). Купили бутылку шампанского и салат оливье в кулинарии (вот она, наследственность!), дома выставили на стол и сказали тетушкам:
– Поздравьте нас, сегодня мы стали мужем и женой.

Тут я по реакции тетушек догадался, что они поняли нас как-то не так, и поспешил уточнить:
– Мы расписались в загсе.
– А то, о чем вы подумали, – добавила Ленка, – случилось еще в прошлом году.

Конечно, этим шампанским празднование не ограничилось. В ноябре мы отметили наше бракосочетание с родителями. Потом пригласили в гости парочку общих друзей, потом Ленкиных одноклассниц, моих однокурсников, еще кого-то... В середине декабря Ленкин трехлетний племянник спросил:
– А что, свадьба у нас уже кончилась? Ленка перестала жениться?

Дедушка вскоре оклемался и прожил еще три года, успел понянчить нашу старшую дочь. Младшую уже не увидел. Брак наш продлился недолго, через восемь лет Ленку сбила машина. Я, можно сказать, тоже с тех пор живу за двоих. Сейчас думаю: если бы не эта трагедия, протянули бы мы до серебряной свадьбы? Не факт. Она была девушка с характером, я тоже не подарок. Мы периодически ссорились, пару раз даже дрались. Но всё равно восемь лет брака, начавшиеся по пути из аптеки в булочную – это были самые счастливые восемь лет.
Если какая организация стабильно и жирно финансируется, вне зависимости от результатов работы, то скорее всего, это государственная служба.
Которая не эффективна по определению. Причем в любой стране. И сегодня - история на эту тему.

В тихом центре Торонто, на невысоком холме, стоит комплекс зданий. Оплачивается из бюджета. Спокойненькая такая образовательная госкомпания. И руководство там - совершенно не случайное. Чьи-то родственники или партнеры по гольфу. Меняется оно частенько, пересиживая время до лучших назначений. Ну, и ведет себя соответствующе. Главное для всех этих моложавых и энергичных пиздоболов - это наглядная агитация. Стены похвально увешаны уверениями о борьбе с расизмом и пользе толерантности. И раз в неделю совещаются. На тему еще большего прогиба перед любыми сердитыми школярами. Ну, и зеленая энергетика, как компас земной. Как завещала великая Грета.

И все было бы хорошо, но лет шесть назад в этой конторе стали получать огромные счета за воду. Нет, с оплатой проблем не возникало (бабло ведь общественное), но где-то через год их стали журить сверху. Вроде как не по чину этой конторе выкладывать за водопровод по 20 тысяч, вместо прежних 3х. Тогдашний начальник отреагировал, как мог. Заказал в типографии красивые ламинированные плакаты про экономию воды и приколотил возле каждого умывальника Затем привычно свалил на повышение. Вода утекать не перестала.

Следующий подошел по-государственному. Сначала обвинил во всем посетителей. Дескать, краны не закрывают. И, нацепив державную морду, выбил нехилые фонды на замену всех водопроводных кранов (а их сотни три) на сенсорные. Которые сами закрываются. . Странно, но счета за воду даже слегка увеличились. А виновник также вскоре слинял.

Третий борец за экономию обвинил во всем плавательный бассейн. Мол, часто меняют жидкую среду. И выбил фонды на новую станцию химической очистки, позволяющую воду вообще не менять. Добавив цену реновации и затраты на еженедельные химикаты к счетам за воду. Которые не изменились. Но босс отрапортовал, как надо, за что был тут же перекинут к другой кормушке.

Пришедший ему на смену новый чубайс обнаружил, что много средств уходит на батарейки к сенсорным кранам. Да и на сами краны ломались раз в квартал (странно, вроде не с помойки брали, а из Китая. По цене швейцарских)
И поэтому были снова выгрызли средства, и все краны (да и унитазные сливы - чего мелочиться!) заменили на сенсорные. Не с батарейками, теперь - с аккумуляторами! Которые подпитывались от световых батарей, стоявших там же. Казалось бы - победа!
Ан нет.
Краны перестали работать сразу после ухода контракторов. Потому что забыли, что один из предыдущих начальников установил в туалетах и душевых сенсоры, гасившие свет после посещения. Солнечные батареи почему-то не работали в темноте. А вода? А вода продолжала куда-то журчать.

Проблема передалась очередному варягу. Который, не задумываясь, подключил связи, и нашел финансы на зеленейший из проектов. Чтобы подпитывать аккумуляторы, заменили все выключатели на сетевые, а все светильники - на светодиоды. И все это стало управляться через интернет...

Вполне возможно, все развивалось бы и дальше. Но вдруг произошло эпохальное событие. Случайные подрядчики, копавшие что-то рядом, обнаружили течь воды из трубы, обслуживающей нашу контору. После ее ремонта расход вернулся в норму.

Ирония в том, что эта течь выходила не поверхность. И все шесть лет текла струйкой через дорогу. Прямо на асфальт перед главным офисом. По которому ежедневно, дважды в день, ездили мудрые руководители и исполнительные подчиненные этой самой шарашки. Озабоченные расходами на воду...
Бабушке моего мужа 85 лет. Живет одна. Любит, чтоб к ней приходили раз в 2-3 недели на 20 минут. Ей этого хватает, иначе устаёт от шума. 1-2 раза в неделю возим ее за продуктами. Живет только на свои деньги. Сама за собой ухаживает. Шьёт, убирает, стирает. Пользуется планшетом. Скайп, видео, мессенджер. Пережила 4 инсульта. Вчера сказала, что так хорошо, как сейчас, она не жила никогда. Ей все нравится. Она от всего получает удовольствие. Ей всего достаточно. Вдохновила меня на счастливую старость.
Однажды, когда я была подростком, мы с отцом стояли в очереди, чтобы купить билеты в цирк. Между нами и билетной кассой была только одна семья. Эта семья произвела на меня большое впечатление.
Было восемь детей, всем, вероятно, младше 12 лет. По тому, как они были одеты, можно было сказать, что у них не было много денег, но их одежда была опрятной и чистой.
Дети вели себя хорошо, все стояли в очереди по два на два позади родителей, держась за руки. Они возбужденно болтали о клоунах, животных и обо всем, что им предстояло увидеть той ночью. По их волнению можно было понять, что они никогда раньше не были в цирке. Это было бы изюминкой их жизни.
Отец и мать гордо стояли во главе стаи. Мать держала мужа за руку, глядя на него, как бы говоря: «Ты мой рыцарь в сияющих доспехах». Он улыбался и наслаждался счастьем своей семьи. Продавщица по билетам спросила мужчину, сколько билетов он хочет? Он с гордостью ответил: «Я хотел бы купить восемь билетов для детей и два билета для взрослых». Продавщица по билетам сообщила цену.
Жена мужчины выпустила его руку, ее голова опустилась, губы мужчины задрожали. Затем он наклонился немного ближе и спросил: «Сколько Вы сказали?» Продавщица билетов снова назвала цену. У человека не хватило денег. Как он должен был повернуться и сказать своим восьми детям, что у него недостаточно денег, чтобы водить их в цирк?
Увидев, что происходит, мой отец полез в карман, вытащил 20-долларовую купюру и бросил ее на землю. (Мы не были богаты ни в каком смысле этого слова!) Мой отец наклонился, взял 20-долларовую купюру, похлопал человека по плечу и сказал: «Простите, сэр, это выпало из вашего кармана».
Мужчина понял, что происходит. Он не просил подачки, но определенно ценил помощь в отчаянной, душераздирающей и неловкой ситуации.
Он посмотрел прямо в глаза моему отцу, взял его обеими руками за руку, крепко сжал 20-долларовую купюру и, дрожа губами и слезы текли по его щеке, ответил; «Спасибо, спасибо, сэр. Это действительно много значит для меня и моей семьи».
Мы с отцом вернулись к машине и поехали домой. На 20 долларов, которые дал мой отец, мы собирались купить себе билеты. Хотя в ту ночь нам не удалось увидеть цирк, мы оба почувствовали внутри себя радость, которая была намного больше, чем когда-либо мог дать цирк.
В тот день я узнала ценность «Давать». Дающий больше Принимающего. Если вы хотите быть большим, большим, чем жизнь, научитесь Давать. Любовь не имеет ничего общего с тем, что вы ожидаете получить – только с тем, что вы ожидаете дать,– а это все.
Невозможно переоценить важность даяния и благословения других, потому что в даянии всегда есть радость. Научитесь делать кого-то счастливым, отдавая.
Одри Хепберн
Про моего друга-одноклассника. Коля был высокий, очень крепкий парень. Несмотря на свой типаж, учился хорошо. Мечтал стать ученым-ориенталистом, т.е. изучать восточные страны. Свою мечту осуществил, поступив на факультет востоковедения. Специализировался по Японии, с углубленным изучением японского языка. Большинства деталей не знаю, но после конфликта с одним из завкафедрой, был отчислен. Военкомат, разумеется, не оставил его бездельничать. Коля попал в тогдашние внутренние войска, в милицейский батальон. Солдаты там ходят в милицейской форме, и вместе с районными ОВД патрулируют территорию. Ему эта служба нравилась. Через очень короткий срок он выбился в отличники боевой и служебной подготовки. Неоднократно задерживал злостных хулиганов и сбежавших преступников. Как-то проходя через дворы в составе наряда, они увидели двух невысоких мужичков, причем с дорогими фотоаппаратами. Один в куртке с капюшоном, похоже изображал нищеброда, ковыряющегося в мусорном баке. Второй его фотографировал с разных ракурсов. Подошедшие бойцы увидели, что фотографы азиатской внешности, не часто встречающейся в этом провинциальном русском городе. При попытке уточнить цель проходящей фотосессии, они отвечали по-английски и на своем языке. Бойцы поняли, что это журналисты. Коля сразу узнал свой любимый японский. Когда он используя свои оставшиеся знания, сказал этой парочке по-японски, что их поведение недостойно высокого звания японского журналиста, эти граждане, скажем так, обалдели. Когда вам говорят по-японски такое в глухом дворе, причем молодой милиционер, мордоворотного типа, это очень сильно. Журналисты с извинениями и поклонами удалились. А Коля с легкой руки батальонных остряков получил прозвище Зорге. После дембеля Коля восстановился на своем факультете и окончил его.
3
Росла в доме рядом с троллейбусным депо. Шумят они знатно, всех раздражало. Но я родилась когда они уже были и не знала как это без них. По ним я сверяла время и погоду, если первый раз поехали, то час ночи, на обкатку, и спать ещё долго-долго. Если второй раз, то четыре, это на маршрут и спать осталось всего ничего. Когда шёл дождь, то рога по особому шуршали, а когда мороз, то трещали и искрились. Сейчас живу, где троллейбусов нет, вокруг лес. Но иногда снится сон, где я слышу их шум. Просыпаюсь, а на часах час... или четыре.
«История одного человека, пусть даже и заурядного, не менее интересна, чем история целого народа». (с).

В педагогическом институте имени Крупской мама училась с 1955 по 1960 год.

Каждый месяц, в дополнение к стипендии, она получала денежный перевод. В извещении всегда было написано: «Материальная помощь выпускнице детского дома ВХК».

ВХК – это Воскресенский химический комбинат.

С началом Великой Отечественной войны появилось множество сирот, или, по современной терминологии, - детей, оставшихся без попечения родителей.
Детские дома создавались государственными органами, а также – их создание поручалось крупным предприятиям.

Детский дом ВХК был организован в центре Воскресенска в парковом ансамбле усадьбы Лажечникова (Кривякино).
Директор химкомбината Николай Иванович Докторов знал лично каждого детдомовца, был частым их гостем, и детдомовцы примерно раз в месяц приходили в его кабинет в заводоуправлении, рассказывали о своей жизни, а случалось, и о своих нуждах.

Мама рассказывает, как однажды она в числе такой группы отправилась на химкомбинат к Докторову. Воспитатели их принарядили, повязали девочкам ленты-бантики, но не сопровождали. Напутственно только сказали: «Не забудьте про тюль».
Тогда в продаже в каком-то из городских магазинов появился тюль для занавесок.

Дети пришли в заводоуправление.
Секретарь сразу пропустила их к директору.
Было лето. Николай Иванович расспросил их, - чем занимаются в каникулы, какое питание, и в чем нуждаются.
Кто-то из детей сказал про тюль.
Докторов позвонил главному бухгалтеру: «Федот Петрович! Зайди! Пришли наши дети».
Вошедшему бухгалтеру Николай Иванович сказал: «Дети просят тюлевые занавески в пионерскую комнату».

В ходу тогда был гужевой транспорт. Всякие грузы со складов химкомбината в детдом привозила на телеге тетя Настя. И рулон тюля, а заодно и рулоны белой ткани для простынь и скатертей, тоже вскоре привезла она.

Мама сейчас вспомнила их слоган того времени: «В пионерскую войдешь – тюль висит с узором. «Спасибо комбинату»- скажем мы все хором».

Это были первые тюлевые занавески в Воскресенске.

Первый телевизор в городе тоже был в детдоме: «В пионерскую войдешь, в левый угол бросишь взор, - от радости запоешь – телевизор узнаешь».

Но я отвлекся…

Докторов был директором градообразующего предприятия, - в какой-то мере хозяином города. Но над ним было министерство. Детские дома, подведомственные предприятиям химической промышленности, курировала замминистра Софья Соломоновна Белоус.
Мама помнит один из первых её приездов в детский дом.
Всё обошла, осмотрела помещения, площадки, хозяйство, перезнакомилась с сотрудниками и воспитанниками. Потом уединилась с детьми, порасспросила о разном, и сказала: «Считайте, что я – ваша мама. Какие трудности – пишите мне. Приеду – помогу».

Случилось так, что детдомовцы однажды ей написали. Пожаловались на одну воспитательницу.
Сотрудников они делили, не мудрствуя лукаво, на «злых» и «добрых».
Одна воспитательница прочно утвердилась в первой категории.

Была зима.
Дети катались с горки. Усадьба расположена на крутом откосе над поймой Москвы-реки – вот с этого откоса они и катались. Санок не было – съезжали по снегу и льду в чем гуляли, не задумываясь о необходимости беречь одежду. Эта воспитательница докладывала директору детдома о нарушении дисциплины. Он строил воспитанников после прогулки, командовал «Кругом!», и проходил вдоль строя, оглядывая мокрые, а, случалось и протертые пальто, штаны и юбки.

Уличенных в нерадивом отношении к одежде наказывали – заменяли их одежду на заношенную «подменку».

Но это ещё ладно. А однажды эта воспитательница, проверяя, как дети сделали домашнее задание по математике, подергала девочку за волосы, в наказание за неверное решение задачи.

Вечером в пионерской комнате старшие девочки, под руководством Милки Григорьян (О ней - здесь: https://www.anekdot.ru/id/926524/) написали письмо Софье Соломоновне. Адрес-то простой – Москва, министерство химической промышленности.

Софья Соломоновна вскоре приехала. Снова обошла весь детдом, со всеми пообщалась, уехала. А эта воспитательница потом уволилась.

И так в жизни все закручено…
После института мама отработала по распределению в школе в Щербинке, там она познакомилась с моим папой, поженились, родился я, и они приехали в Воскресенск.
В детсадах мест не было. Чтобы меня приняли в садик, она устроилась воспитательницей. Ясли-сад № 20 «Березка» на улице Победы.
Но по тогдашним порядкам, нельзя было, чтобы ребенок воспитательницы был в её группе. Поэтому, хотя в маминой группе были дети моего возраста, меня определили в группу другую, и моей воспитательницей была та самая уволенная из маминого детдома.
Это потом именно она закрыла меня одного в спальне, за то, что я не спал в «тихий час», и увела остальных детей на прогулку. (Этот случай здесь - https://www.anekdot.ru/id/952534/)
Но я опять отвлекся…

Про Докторова ещё…

Общежитие первокурсников пединститута имени Крупской было в Малаховке. Оттуда очень неудобно было добираться на улицу Радио 10а на лекции в институт.
А детский дом уже закрывался – дети войны выросли.
Мама приехала в детдом за какими-то своими вещами, пообщалась с воспитателями, обмолвилась, что общежитие далеко от института. Сказала, что есть ещё общежитие в Первом Переведеновском переулке возле метро Бауманская, но оно только для пятикурсников и аспирантов. Воспитатели ей ответили: «А ты сходи к Докторову».

Докторов сразу и безо всякого её принял, слету вник в проблему. У него был зам по быту и социальным вопросам Илья Иванович Волков. Ему-то Докторов и поручил решить проблему с институтским общежитием для выпускницы детдома Гали Шкапы.

Волков несколько раз ездил в институт, встречался с разными должностными лицами и даже с ректором – безрезультатно, о чем и доложил Николаю Ивановичу.

Докторов потому и обрел легендарную славу в Воскресенске, потому и руководил долгие годы крупнейшим предприятием, что все проблемы решал эффективно и радикально.

На заводской «Победе» он привез Галю в министерство просвещения СССР, которое тогда возглавлял Иван Андреевич Каиров. Министр их принял – для Докторова это был обычный уровень общения. В итоге, с первого курса до окончания института Галя Шкапа жила в общежитии у Бауманской, и, кстати, всё это время была строгим старостой общежития. Пятикурсники и аспиранты льстиво заглядывали ей в глаза, чтобы не ставила двойки за беспорядок в комнатах.

Каиров, во время той беседы с Докторовом, сказал: «А Галя не Ваша дочка? Глаза похожи…»
Докторов ответил: «У меня таких дочек и сыновей – 200!»

Замминистра химической промышленности Софья Соломоновна Белоус тоже не забывала выпускников подведомственных детдомов.
Мама, уже студенткой, приезжала и к ней в министерство, и домой. И также к Белоус приезжали бывшие детдомовцы из Орехово-Зуево и Лисичанска. Мама их помнит.
В министерстве на проходной мама говорила - к кому идет. Вахтер звонил Софье Соломоновне. Та сразу отвечала: «Ведите ко мне!». Вахтер провожал.
В кабинете Белоус предлагала чаю со сладостями, потом вела Галю по всем кабинетам: «Это наша дочка к нам приехала! Студентка! Отличница! Будет выступать с танцами на Фестивале молодежи и студентов!» Министерство тогда возглавлял Сергей Михайлович Тихомиров – заходили и к нему.
Все хозяева кабинетов, и министр тоже, обязательно вручали детдомовке какие-то гостинцы-сладости – её возвращение в общежитие превращалось в пир, чуть не для всего этажа.
И мама сейчас вспоминает, что все общались с добротой и вниманием, не формально, уважительно и добро.

В детдоме им внушали, что они – дети страны. Общие дети. Так было.

Многие семейные дети в Воскресенске завидовали детдомовцам. Считали, что в детдоме жизнь интереснее, лучше… Может так и было…

Я должен это записывать за мамой и выкладывать. Мне интересно наше прошлое. Может и другим тоже.
Если не я – то кто?
Случилось так, что однажды Карузо, уже прославленный певец, явился в банк, чтобы получить по чеку значительную сумму, оказалось, что у него нет при себе никаких документов, удостоверяющих его личность.
- А я откуда знаю, кто вы! Этак каждый придет и скажет, что он - великий Карузо! - заявил кассир и наотрез отказался выплатить деньги.
Певец лишь мгновенье думал, как ему доказать, кто он такой, и вдруг служащие банка услышали арию из оперы "Тоска"... Исполнение было столь великолепным,что этого оказалось совершенно достаточно: никто больше не сомневался, что перед ними Карузо, и кассир выплатил деньги!
Выходя из банка, Карузо заметил: - Никогда в жизни я так не старался петь, как сейчас.
4
А знаете ли вы, что...

У фильма «Улика» (Clue, 1985) было три разных концовки. Фильм с разными финалами был случайным образом распределен между кинотеатрами. А потом зрители до хрипоты спорили о нём: да я же своими глазами видел, чем все закончилось! Да вы что, с ума все сошли что ли?

Результат? Многие пошли смотреть ВТОРОЙ РАЗ. Потому что в жизни главное - доказать свою правоту.
Охотник, уперев ружье в бок, гордо ставит ногу на поверженную зверюгу:
- Снимай!
Лесник делает фото:
- Готово!
- Ну что, сто, как договаривались ?
- Да
Охотник протягивает леснику сотенную купюру: - Спасибо!
- Да не за что Приезжайте еще
- Обязательно!
Лесник, пряча купюру в карман:
- Ну что, вставай, Вася, цирк окончен
Лось бодро вскакивает на ноги
Лесник, протягивая морковку:
- Ешь, заработал!
Анюта - сотрудник отдела претензий крупной транспортной компании. Рассказывает, хохочет:
- Ну какие к нам могут быть претензии? Скукотища одна - что-то помялось, поцарапалось, погнулось. Рассмотрели, акт составили, ущерб возместили, ну или послали в письменном виде.
А тут! Приходит претензия: вашим водителем таким-то при доставке груза был разрушен Портал Главного Грузового Терминала нашей компании!
Мы прифигели, вызываем водителя. Входит шибздик какой-то, Сережей зовут. Росточек метр с кепкой, тощий, лысый. Глядит злобно, исподлобья, с ноги на ногу переминается - привет, девки! опаздываю, давайте быстрее - чё надо?

Открываю его профиль в базе - ого! Да это просто звезда компании! 12 лет стажа, ни одной претензии, сплошные премии и благодарности. Лучший водитель такого-то года, самая быстрая доставка зимой по маршруту Питер - Якутск и так далее. Тонно-километры за год такие намотал, что в 90-е для этого целая колонна большегрузов бы потребовалась. А он в одиночку работает, должность - экспедитор. Сам себе и руководитель экспедиции, и штурман, и сменщик, и грузчик, а в фуре 20 тонн груза, между прочим. Когда спит, как носит - непонятно. Раньше бы сказали - передовик-стахановец. Гремел бы в газетах, всенародная слава, встречи с восхищенными пионэрами. А сейчас - всем похрен. Нет претензий - и ладно. А поскольку претензий к нему не было, только сейчас о нем и узнала. Поглядела на него внимательней - шибздик-то он шибздик, но плечи широкие для такого роста, и жилистый как черт. Запястья широченные, руки ваще клешни и до колен свисают, типа боксер в весе пера. Подвижный такой, на месте устоять не может, топчется, зыркает. Могучий дух!
- Сергей, на вас поступила претензия. Вы действительно разрушили главный грузовой портал такой-то компании?

Облегченно вздыхает.
- А, это! Да там вообще фигня была. Какой там портал - обычная дверь на складе. Туда газели и курьеры на великах в основном заезжают, а фурой еле втиснешься. На нормальные ворота и проём пожмотились. На косяке двери у них рекламный щит - название, телефон компании, лозунг какой-то дурацкий - типа "Мы - ваш портал в новый мир возможностей!" Здоровенный, чтоб издалека было видно. Вот и весь портал этот картонный.

- Эээ, так что именно вы разрушили? Дверь или портал?
- Да всё вместе. Чё там было разрушать. Обычно эта дверь открыта, у них прием круглосуточный. А тут приезжаю - закрыта! Звоню, стучу - не открывают. За дверью гомон слышен, музыка, люди значит, просто не слышат ни хрена. Ну я и подумал, чё им закрываться, просто дверь наверно тугая. Взял и поддернул за ручку хорошенько. А она давай на меня заваливаться! С косяком вместе. Придержал, отскочил, только рекламный щит на голову свалился, холст порвался. Торчу башкой наружу с щитом на плечах, смотрю в проем - а там столы накрыты и сдвинуты, компания рыл в двадцать, бухло, закуски, чего-то празднуют. Многие с мест повскакивали, типа я Терминатор какой. Ну, я и заржал аццки:
- Миссия выполнена, портал уничтожен, сэр! - ору. Не, ну прикол конечно, но это ж надо было такую дверь на склад поставить - чтобы запертую! одной рукой! за ручку! открыть нефиг делать, с косяком вместе. Да идут они лесом с такими претензиями!
История, рассказанная в баре американского штата Алабама одним местным фермером.

"Вчера вечером выхожу я из этого-самого бара и иду к своему траку на парковке. Вдруг, прямо передо мной, выскакивает какой-то незнакомый черный парень и орёт мне во весь голос: «Гони сюда свой кэш! Живо!»
Я, от неожиданности, расстрелял в него всю обойму из своего FN Five-seveN! Все 20 патронов!"

Фермер отхлебнул ледяной "Будвайзер" из высокого пивного бокала и, помолчав, грустно продолжил: "Каждый пистолетный патрон "Speer Gold Dot 5.7x28mm 40gr HP" стоил по 2 доллара. Итого, двадцать патронов мне обошлись аж в целых сорок долларов! Наличных же, после посещения бара, в моём кошельке оставалось всего-то баксов пять!"

Он еще раз приложился к своему бокалу и задумчиво произнес: "Мда... Похоже, я вчера что-то не то сделал..."
Когда я рассказываю, что при испытаниях магистральных трубопроводов на прочность и плотность кто-то очень внимательный должен постоянно, круглосуточно, и неотрывно следить за манометром, меня все время спрашивают - зачем?

- Как зачем? - удивляюсь я. - Это же в нормативных документах написано! Технических регламентах, СНиПах и ВСНах. Все документы оправдывают постоянную слежку за прибором безопасностью, а так же всякими закономерностями поведения газо-жидкостных сред в виде PV=RT.

- Что, правда? - скептически смотрят на меня не верующие в уравнение Менделеева-Клапейрона.

- Да, - отвечаю я, - правда! Но это не главная причина. Главная - это то, что стоит вам на трассе магистралки отвернуться от того, что плохо прикручено ли, приварено ли, так это самое тут же свистнут местные жители.

- А зачем им манометр? Его же в хозяйстве очень трудно применить, у него шкала на слишком высокое давление рассчитана.

- Зачем им манометры – наука пока не открыла. Это для науки белое пятно. Но факт остаётся фактом. Свистнут всенепременно.

- А если вокруг нет местных жителей? Если это пустыня Гоби, Кара-Кум, тундра, или не дай бог непроходимая тайга?

- Местные жители есть везде. Ты их не видишь, а они есть! Как-то в лесу, где до ближайшего жилья в виде нашего строительного городка двадцать километров, а оттуда до ближайшей деревни еще два раза по столько, я сутки протаскивал роспуск с пятью одиннадцатиметровыми хлыстами трубы-пятисотки к крановому узлу по разбитому весной и техникой вдольтрассовому проезду.

Мы там КАМАЗ-вахтовку пополам порвали, когда из грязи тащили экскаватором. Сутки. С несчастного Урала, волочившего трубу, два водителя уволились от такой работы. Вокруг лес на много километров. Другой дороги нет.

Трубу выгрузили, народ на экскаваторе верхом ночевать отвезли, потому что ГТТ тоже увяз.

Утром приходим, а пятисотки как не было. Думали, что чудо явилось. А потом нашли порезанную трубу в ближайшем пункте приёма металла за шестьдесят километров от кранового узла. И двух мужиков нашли, которые ее за ночь автогеном порезали и кусками вывезли.

Мы на тех мужиков заявление писать не стали. Я их просто на работу взял, за организаторские способности, работоспособность, и во избежание дальнейших эксцессов.

Так что если у вас нет вакансий – следите за манометром.
Как приучить детей к чтению

Когда-то давно пришлось моей семье некоторое время делить жилье с семьёй сестры, и ее двумя потомками.
И меня задолбали зависания юных отпрысков в сортире по часу, со смартфонами (это непозволительно, ибо ещё пять человек танцуют чечётку под дверью сортира/душа.

И тогда я авторитарно постановила - вход в сортир онли без смартфона. А чтоб не было скучно, и куража ради, распечатала лист А4 с 10 интересными фактами о человеческом теле, и скотчем приклеила его напротив унитаза. К вечеру все жильцы, включая моего пятилетнего ребенка, живо обсуждали длину кишечника, площадь кожи и скорость обновления клеток.
Потом пришлось обновить инфу. Распечатала лист с рекордами мира животных. К вечеру результат самообразования налицо. И понеслась.
А через неделю мне пришла в голову гениальная идея - повесить в сортире таблицу умножения. Нужно ли говорить, что племянники ее выучили ненароком.

Навеяно феноменом освежителя воздуха. Проверено, работает.
Как-то однажды на пресс-конференции одна из журналисток задала Квентину Тарантино следующий вопрос.
- Скажите, Квентин, бытует мнение, что после своего гениальнейшего "Криминального чтива" вы больше не сняли ничего столь же знаменательного. Вам не обидно?
На что гений дал просто гениальнейший ответ.
- А что, кто-то снял?
Много лeт нaзaд мнe знaкомыe paccкaзaли иcтоpию. Пpиexaл в иx ceмью в гоcти швeд. Поcлe оcмотpa вcex доcтопpимeчaтeльноcтeй, пpиexaли они вce вмecтe нa дaчy и пошли гyлять в лec. B кaкой-то момeнт швeд нaгибaeтcя, поднимaeт c зeмли бyтылкy и зaдaёт cлeдyющий вопpоc: "Гдe здecь контeйнep?". Eмy отвeчaют, что никaкиx контeйнepов в лecy нeт. Тогдa он зaдaёт вопpоc, котоpый, мнe лично, мощно покaзaл, кaк нaши цивилизaции дaлeки дpyг от дpyгa. Он cпpоcил: "A зaчeм нecти это в лec, ecли нeт контeйнepa?"
5
Не успел я разгрузить на новой ферме партию поросят, как в дверях появилась супруга.
-Ой, какие хорошенькие, какие лапочки! Я себе тоже хочу! - осмотрев похрюкивающее и повизгивающее общество, активно осваивающее новый дом, произнесла она. Женщины бывают сентиментальны, поэтому таким словам я не был удивлен.
-Куда себе? - только не понял я.
-В поселок возьму, пусть там живет, - пресекая мои возражения заявила она, - вместе с коровами. Вон того розовенького хочу! Какой симпатюля!
-Розовенького? А остальные зеленые что ли? - не понял я как она так сделала выбор, - я ловить не буду. Хочешь бери, если коровы там его не затопчут.
Коровник еще не достроился, поэтому все дойные были еще в поселке. Жена, каким то своим неведомым мне взглядом не теряла из вида своего избранника, почти среди сотни таких же. Присела на корточки и позвала — Кеша, Кеша, протянув руку и причмокивая. Это было немыслимо, но из всего стада отделился именно тот, на ком она остановила свой выбор. Немножко настороженно он приблизился к ней, она почесала его за ушком и подхватила на руки. Поросенок даже не взвизгнул, что привело меня в некоторый шок. Судя по полу, это действительно был Кеша. А супруга, держа его на руках проследовала к своей машине.
-Нда... - тяжело вздохнул я, - походу этот поросенок стал членом нашей семьи. - Посмотрев как она усадила его на переднее сиденье, еще раз чертыхнулся, - походу сотни килограмм мяса мы в будущем лишились, он и нас переживет. Ну ладно, мужики, давайте разгоняйте оставшихся по клеткам.
Вечером я приехал как всегда к вечерней дойке. Поросенок весело бегал по импровизированному коровнику, видимо уже перезнакомившись со всеми. Деловито похрюкивал, шебуршал под их кормушками, внимательно осмотрел меня. Видимо поняв, что ничего плохого я против него не имею, продолжил свои дела. Все коровы уже перешли на аппаратную дойку, в привилегиях осталась только первая корова, Венера. Жена всегда доила ее сама и только вручную. Большая часть Венеркиного молока оставалась для семейных нужд. В тот день она пришла не только с ведром, но и с небольшой мисочкой. Отдоив, плеснула в нее из ведра немного молока.
-Кеша, иди я тебя угощу, - просто произнесла она и поросенок как котенок или щенок, подскочил к ней. Она затащила его к себе на колени и подсунула миску с парным молоком. Кеше оно видимо пришлось по вкусу. Ну так ясен перец, член семьи все таки.
Через пару месяцев коровник достроили и все дойные коровы потихоньку перебрались туда. Кеша тоже. На парном молочке, краюшках хлеба и что останется у коров в кормушках, он почти в два раза перегнал по росту своих сестер и братьев. Мы попробовали сначала его определить к ним, но он устроил там дебош и погром. В нервной истерии. Пришлось вновь отправить его к коровам, где он радостно и захрюкал, тыкаясь пятаком в их морды. А еще он сильно скучал по хозяйке. Не увидев ее около Венерки к вечерней дойке, заметался по ферме, начал повизгивать и проявлять активное беспокойство. Но все перекрылось радостью с ее приездом. Она уже не кормила его с мисочки, да и на коленки не затаскивала, вес уже у него был не тот. Но приноровилась остатки молока из вымени Венерки сдаивать ему прямо в рот. Он подходил, открывал его как можно шире, а она направляла туда струйки. Если у свиньи на роже может отражаться блаженство, оно у Кеши было. Он им прямо просто светился.
Пасся он тоже вместе с коровами, не обращая никакого внимания на своих сородичей. Те периодически менялись, а Кеша был неприкосновенен, как я и предполагал. На второй год он наверное уже достиг килограмм двухсот, издали был похож на небольшого теленка, но правда розовенького. Передние зубы превращались в клыки. Но он все так же ходил с коровьим стадом, занимая место предводителя. Все менялось только тогда, когда он слышал звук автомобиля моей супруги. А он его слышал, даже если стадо находилось от фермы за километр и больше. Вот тогда он бросал все и несся к ней. Как двухсоткилограммовая торпеда. И не дай бог кому то было преградить ему путь. Огромная махина подлетала к хозяйке и превращалась в ласкового послушного щенка, только не умеющего подпрыгивать выражая восторг и счастье. Она чесала его за ушком, он падал с ней рядом и его рыло было полно счастья и блаженства.
А однажды я поссорился с супругой. Она подъехала к ферме где я находился и наш разговор с ней по какой-то причине перешел на повышенные тона. В какой-то момент я увидел в ее глазах страх. Нет, она испугалась не меня, потому что смотрела куда то за мою спину. Я инстинктивно оглянулся и вовремя. За моей спиной стоял Кеша. И он был свиреп. Огромная пасть с торчащими клыками похожими на бивни, была открыта явно не в улыбке. Вставшая дыбом щетина на загривке, делала его похожим на льва. А передней ногой он рыл землю. Я понял все сразу и сменил интонацию, а жена чтобы отвлечь позвала его.
-Ну что вырастила защитничка? - как можно ласковей произнес я, когда он от почесывания рухнул у ее ног. - Ну-ну, приходи к трактиру, без Кеши, там и договорим. - И стараясь не нарушать их идиллию, бочком-бочком, а потом все быстрей и быстрей я постарался удалиться. Пока бежал и злость куда то прошла.
Эффективная борьба с опозданиями сотрудников

Решило на моей работе руководство эффективно бороться с опозданиями, хотя не скажу, чтоб всё было критично, в моем отделе суммарно 2-3 опоздания в месяц на всех. И ввели у нас штрафы:
- Опоздание от 1 до 10 минут 500 рублей
- Опоздание на 11-30 минут 1000 рублей
- Опоздание более, чем на 30 минут 5000 рублей.

При этом неважно проспал ты или же попал под действие непреодолимых сил, штраф все равно влепят. Руководство считает, что ты обязан предусмотреть все ситуации.
Я живу в спальном районе и в случае какой-нибудь нештатной ситуации район встает в пробки намертво. Выбраться можно, но долго.

Так и случилось у меня как-то вскоре после введения штрафной системы - ДТП на одном из перекрестков окрасило в багрово-красный улицы на экране навигатора. Стою в пробке и с тоской смотрю на все увеличивающееся время прибытия на работу. Через 10 минут начнется рабочий день, а я проехала только малую толику пути. И навигатор показывает, что время моего пути уже накапало не просто на штраф, а на самый максимальный. Пока не наступил рабочий день звоню начальнице и говорю, мол, у меня ЧП, слёзно прошу за свой счёт сегодняшний день. В этом плане начальство у нас всегда идёт навстречу, можно задним числом написать заявление. Получила добро, развернулась и поехала домой.

Дневная зарплата моя меньше грозящего штрафа. Эффективность штрафной системы просто зашкаливает - работнику дешевле взять отгул и отдохнуть денёк, чем "приплачивать" за возможность поработать и принести компании прибыль. Зато руководство довольно - опоздания прекратились. Но, видимо, мою схему и другие сотрудники прочухали, т.к. увеличилось количество отгулов. А я вот последние деньки дорабатываю и валю из этого царства "эффективности и профессионализма".
Телефонные мошенники наткнулись на непреодолимую преграду и стали жертвами простой пенсионерки из Челябинска. Об этом сообщает местное агентство "Доступ 1".

По его данным, злоумышленники под видом банковских служащих позвонили 70-летней преподавательнице иностранных языков. Они сообщили женщине, что неизвестные якобы хотят похитить деньги с её счёта, и уточнили при этом, какая сумма лежит на нём. На счёте хранилось всего 50 рублей, однако пенсионерка внезапно назвала сумму в 160 тысяч раз больше — 8 миллионов.

Далее аферисты начали торопить женщину с переводом денег на якобы безопасный счёт, а также попросили всегда оставаться на связи. В ответ челябинка заявила, что входящие вызовы на её телефон платные, тогда мошенники предложили пополнить её баланс.

"Почти сразу они перевели мне 500 рублей. Видно, собирались держать меня на крючке долго. Затем тот же "сотрудник" перезвонил и бодро сообщил, что доверие и безопасность клиентов для него превыше всего, снова настоятельно предложив пойти к банкомату. Но я не собиралась никуда идти и переспросила, какой банк он представляет. Когда он назвал, я прикинулась склеротичкой и заявила, что 8 млн лежат в другой организации, а у них — только 50 рублей", — поделилась пенсионерка.

Далее она "услышала отборную ругань" в трубке, после чего обманутый злоумышленник завершил разговор.
Это был 2000 год и историчка вела у нас урок на тему христианства...
И в один из моментов она говорит: кто знает, когда умер Христос?
Я будучи немного образованным в этом деле тяну руку: 1967 лет назад. (Считается от рождества Христова)
Она: неверно, ровно 2000 лет назад!
Я: нет потому что...
Она: *перебивает* посмотрите на этого идиота, не знает а лезет доказывать.
Я: сами Вы идиотка, посчитайте...
Она: вон из класса, хамло.

Потом был вызов матери в школу, и отстранение от уроков на четверть...

Спасибо Елена Михайловна что вы тогда научили меня, что среди учителей тоже довольно много идиотов :)
11
Меняю светильник на работе, и, поскольку коллектив женский, начинается стандартное:
- Ой, молодой человек, а вы женаты?
- Нет.
- Тогда смотрите, если что-то уроните на нашу Юлю, то, как истинный джентльмен, должны будете взять её замуж!
Я взглянул на Юлю. Никогда ещё в жизни я не был настолько осторожен.
Нетривиальная метóда

Моя давняя знакомая — очень красивая женщина, с великолепной осанкой, в народе называемой "царственной".
А приобрела она такую стать довольно необычно.
Далее от её имени.
***
"В детстве я была очень худая, быстро росла, начала сильно сутулиться, ходила вопросительным знаком.
Иду как-то утром в школу (лет 12 было), нос повесила, задумалась, под ноги смотрю. Перешла перекрёсток и вдруг рядом слышу резкий мужской окрик "Девочка, стой!"
Испугавшись, остановилась.
Подходит незнакомый мужчина и говорит приказным тоном:
— А ну, быстренько плечи вверх подняла, сколько сможешь!
Я от страха послушалась, аж голову в плечи по уши спрятала.
— Теперь плечи назад отведи, сколько можешь.
Отвела.
— Теперь вниз опусти!
Опустила. Спина у меня выпрямилась, грудная клетка вперёд.
Даже интересно стало.
— Вот так теперь ходить будешь всегда! — рассмеялся мужчина. — Да не бойся, я врач-травматолог. Поняла, как спинку выпрямлять?
Я кивнула.
И доктор пошел себе дальше.
Точно, в двух кварталах от этого перекрёстка 1-я горбольница с травмпунктом.
Я успокоилась и потопала в школу.
Но с тех пор так и хожу, ровненько, задравши нос, не сутулюсь, уже более тридцати лет.
Такой вот чудодейственный испуг."
За отвагу

Дед мой воевал, но не любил вспоминать об этом. На расспросы отвечал: «Ну что, они стреляли, мы стреляли».
А сосед наш, Николай Сергеич, однополчанин деда, часто и много рассказывал про войну. Приходил в мою школу каждый год, на День Победы, всё говорил о руководящей и направляющей роли.
«Что с него взять, – сокрушался дед, – политработник…»
Ругались они часто.
Когда хоронили Николая Сергеича, дед плакал.
– Знаешь, хоть и политработник, но мужик был отважный. Он ведь Лёху от тюрьмы спас. Не знаю, чего ему это стоило…
– Кто это Лёха?
– Друг наш. Коля отказался подписать тогда бумагу. И ещё по верхам ходил, доказывал. Вот Лёху и не посадили, после плена.
Потом тихо добавил:
– Я Кольке в гроб свою медаль «За отвагу» положил.

© Алекс Ершов

Самый смешной анекдот за 02.09:
- Папа, а что такое безопасный секс?
- Это когда женщина не знает ни твоей фамилии, ни твоего адреса…
Рейтинг@Mail.ru