Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
с 01.05.2020 по 31.05.2020

Самые смешные истории за месяц!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Конец «дружбы народов»

Писала в предыдущем посте про то, как к нам приехали учиться «бедные, несчастные индусы». Приехали они к нам в конце августа, и поэтому  в своих сари, пижамах и в сандалиях смотрелись еще не так дико на фоне нашей северной природы. Но прошел сентябрь, наступил октябрь, ноябрь, а вместе с ним наш родной северный морозец. Как обычно выпал снег, наступили легкие холода -20 и дальше, нашим индусам наступил п….ц  каждый день. Стоя на трамвайной остановке, мы, русские студенты, одетые во что-то теплое (непонятные пуховики и куртки на рыбьем меху) нашими родителями, наблюдали, как рядом с нами топтались, переминались эти несчастные индусы, сине-лиловые от мороза. Наши северные погоды и так усилили их цвет кожи не в лучшую сторону, но нам вообще было страшно смотреть, как они трясутся в своих сари и сандаликах, ожидая трамвая для поездки в общагу. Мы их жалели, сочувствовали им, но помочь, кроме как подойти, обнять и согреть ничем не могли, ибо в 90-х находились в таком нищенском состоянии и мы и родители, что спасать людей из других стран было выше наших возможностей.
Мы ведь не знали тогда, что это дети раджей и индусских начальников, попавших к нам на север в связи с тем , что у нас на северо-западе очень хорошее высшее образование (было на тот момент) и дешевое по сравнению с Европой и США. Поэтому эту пробную партию закинули к нам и не предупредили их о том, что у нас так холодно бывает. Мы им сочувствовали и пытались помочь, чем могли из одежды. 
  А вот после Нового года все изменилось. Наши индусские «крестьяне» съездили в Москву, где пожаловались в своем представительстве о невыносимых условиях в наших северных широтах. Так как их родители отстегивали бабло за их учебу в десятках тысяч долларов и представительствам и  нашей академии, все естественно возмутились, схватили весь этот индусский отряд и потащили  их в ближайшую забегаловку, торгующую мехами и валенками и прикупили им каждому гардеробчик на все северные сезоны: теплая зима (лето и весна), холодная зима (осень и зима). Когда мы встретились с ними на той же остановке после зимнего перерыва, мы были ошарашены. 
Нет, не модным прикидом, не радостью от того, что они согрелись, а тем, как они смотрели на нас, русских нищебродов. Они стояли рядом с нами, на той же самой трамвайной остановке, где мы раньше жалели их, и смотрели на нас, презрительно,кутая лицо в норку, песец и чернобурку. И дальше это презрение к нищим людям, нищей стране, которая их приняла, никуда не делось. За ними пришли арабы, еще хуже. Мы жили, понимая, что мы не только нищие, мы чужие в своей стране. Самое поганое, это ощущение за столько лет никуда не делось, а в 100500 раз усилилось. 
- Как только я женился, в моей семье сразу появился розовощекий горластый карапуз… (здесь надлежало выдержать паузу и обвести всех торжествующим взглядом) мой тесть, дорогие друзья! Выпьем же за его здоровье!
Дежурный тост с бородатым анекдотом уже приелся, но из песни слов не выкинешь: глава радушно принявшей меня семьи, он же Дед, умел своей безудержной энергией заполнять все пространство, совсем как Владислав Стржельчик с миртовым деревцем в «Соломенной пляпке» (зять мой!).
Дед происходил из богатой купеческой семьи и не упускал случая, чтобы показать мне свой дом, который по сей день стоит на Полянке. Революционные швондеры быстро ужали чуждый элемент до комнатки в коммуналке, зато по наследству достались некоторые фамильные ценности, из которых выделялась здоровая чарка размером в полстакана, а то и побольше. Без нее у нас не обходилось ни одно застолье. Гости разглядывали выгравированный вензель Александра III Миротворца, слушали рассказ о том, как эти чарки раздавали на инаугурации императора и не могли не признать: да, раньше пить умели.
Пытался не отставать от славных времен и Дед, как с чаркой, так и с другими емкостями; получалось не очень. На наши просьбы поумерить пыл неизменно отвечал, что водка помогает гадость из организма выводить. Ему, видному ученому-теплофизику, доктору наук, профессору действительно удалось надолго пережить почти всех своих товарищей по Семипалатинскому полигону, как тут поспоришь?
В конце концов, тяга к спиртному оказалась роковой. Не углядели, отправился Дед на майские на дачу один, а для него святее 9 мая дня не было: хоть сам по малолетству не воевал, зато хлебнул тягот в эвакуации, так что праздник ждал загодя и отмечал от души. А тут еще кольца для колодца завезли, он, мужик кряжистый, стал их перекатывать, сверху сказали: хватит! Инсульт, потом еще несколько, все.
«Дед – наш дуб, а мы его веточки», эх… С его уходом жизнь в семье стала разлаживаться: слегла теща, начались проблемы с деньгами. Дай, думаю, узнаю на всякий случай, сколько чудо-чарка стоит (нет, конечно, не продал, ей потом приделала ноги одна из бабушкиных сиделок). Двинул к своему другу, которого детское увлечение марками и монетками в постперестроечные времена неожиданно занесло в антиквары. Тот разложил альбомы и справочники по истории конца 19-го века и вначале принялся изучать дату под вензелем. В реальности она оказалась далековато от восшествия Александра III на престол, очень близко к чудесному спасению императорской семьи в крушении поезда под Харьковом, но совпадать с конкретным событием упорно не хотела. Друг зарывался все глубже и глубже, и, наконец, раздалось радостное: бинго! Чарка была обнаружена среди бритвенных принадлежностей эпохи, в ней надлежало взбалтывать пену, помазок красовался на соседней фотографии.
… Всей семьей сидим за праздничным столом, наши старики еще живы. Во главе – Дед со своей неразлучной чаркой, по правую руку от него, как всегда, я, любимый зять. Под умоляющие взгляды стараюсь налить на донышко, но шансов нет, сейчас раздастся зычное:
- Ты что, краев не видишь?
Мне не хватает тебя, Дед.
Дублин, карантин. Музеи закрыты, к сожалению. Пабы тоже закрыты, к величайшему сожалению. Хорошо, открыты парки. Вот сидим в парке на скамейке, смотрим на пруд, на уток с утятами, на чаек-попрошаек. К скамейке прикреплена табличка небольшая, с ладонь размером: "В память о Джиме Кевини, который работал в этом парке в течение пятидесяти лет". Вот, память. Был бы Джим выдающимся деятелем, воздвигли бы ему монумент метров тридцати в высоту, срали бы на него голуби, туристы бы глазели : "Чё за мужик-то, хоть знаешь?" "Да не... В путеводителе читал: министр чего-то там. Фамилию не помню"
А так мы сидим, думаем: "Удобная какая скамеечка! Хороший, видно, человек был этот Джим Кевини..."
В магазинах Риги появились шпроты российского производства
(калининградского завода БАРС)
Карантин и дистанционное обучение.
Ребёнок лежит в пижаме на диване. В одном ухе наушник, на смартфоне видео с музыкой. Перед носом планшет. И явно учительский голос из планшета, который что-то вопрошает и детские голоса, которые что-то отвечают.
Спрашиваю:
- Что, урок какой-то идёт?
Ответ убил:
- Да. Физкультура.
В детстве моя дочка всегда говорила: "я сама" и всё делела самостоятельно (убрать квартиру, решить дом. задание, сходить в магазин и мн. др.). Думаю, что мы её правильно воспитали и вырастили. Сейчас у неё свои дочки. Старшая (кончает 4 класс) получила домашнее задание и "пыхтела" над ним. Обучение удалённое (пандемия!), потому по компу переслала домашнюю работу учительнице. Через пару часов получает оценку: "кол" (это при десятибальной системе оценок!), после её короткой переписки с учительницей, приносит свою работу мне на проверку, где я не нахожу ни одной ошибки. - Почему ты получила "банан"? - Учительница сказала, что так прекрасно решить все задания я не могла и, получается, за меня это сделали или родители, или бабушка-дедушка...
Начал анализировать: папа - в командировке, мама - на работе в соседнем городке, бабушка - ещё дальше, дедушка (я) - на работе. + ребёнок никогда не просил помогать в домашних заданиях, это у неё в маму - "Я - САМА!". Просто учительнице - хорошо за 70 и она такие "штучки" вытворяла всем ученикам, пока родители не подняли революцию... Довелось 40-50 лет назад учиться в 11 школах (как-то умудрился даже оч. хорошо учиться) разных городов (и республик) видел сотни учителей, но такого уровня "педагогики", не видел нигде...
Работаю я с одной предпринимательницей с Кургана, сама хозяйка бабка уже, но активная, торгашка бывшая. Товар поставляет вроде дешево, но ноет за каждую копейку, на всём жутко экономит, упаковывает вечно в мешки какие-то дранные, даже файлик для документов всегда такой зачуханный, что моя бухгалтерша берёт его двумя пальцами и сразу в ведро выкидывает.
Тут заехал в одну фирму, там тётка одна бывшая курганская кладовщицей, разговорились, она спрашивает берёшь чего у неё?
Да беру, отвечаю, косячит она, конечно, часто, но куда её девать, бестолковую.
А та мне:
— Это она сейчас такая, а раньше была богатая, фирма своя была крупная, два магазина имела. В одном, правда, пожар случился, но отстроиться можно было. Так она любовника завела молодого, содержала его полностью, а он в карты играть любил, да в автоматы. Все своё каким-то уголовникам просадил, потом её всё золото и деньги украл, снова продул, да ещё долгов кучу на неё повесил.
Сам сбежал, а её начали эти бандиты доставать, пришлось даже в милицию обращаться. Те сказали, ты, мол, не бойся, тебе они ничего не сделают, но ходить будут, долг есть долг, не простят ему. Так она за несколько лет потихоньку с ними за него рассчиталась, дачу пришлось продать и второй магазин.
А потом снова его нашла, поганца этого. Он на севере в какой-то артели зэковской работал на лесоповале. Больной, лысый уже, без документов.
Увезла опять его в Курган, одела, обула, зубы вставила, с деньгами разобралась - водилой к себе устроила. Товар стал развозить, и где-то в районе церковь есть, он там всё с попиком одним разговаривал, тот его и охмурил - в монахи подался, опять её оставил...
Слушал я всё это, слушал и даже как-то задумался. С одной стороны, понятно, бытовуха словно Малахову в передачу, но с другой...
С другой стороны, интернет с телевидением давно сделали нас всех капризными. Нам кажется, что все эти роковые любовные увлечения требуют каких-то элегантных мужчин и утончённых пленительных женщин, и чтоб томные взгляды и длинные тонкие сигареты в изящных пальцах как у Лемпицкой, и разные там соблазнительные изгибы, и чулки, конечно, и каблуки, без них никто сейчас просто не верит в сексуальность.
А тут тебе бабка-ипэшница из совторговли, саму хоть ставь, хоть кати, и файлик замызганный, и какой-то крендель непутёвый в полюбовниках.
Но страсти прям шекспировские в курганском уезде.
Ещё, поди, и счастлива с ним была.
"Эту халяву я буду помнить всю оставшуюся жизнь"- из истории Tio Marcos про дегустирование дорогих вин от 11.05.2020.
Когда я была маленькой советской девочкой, мне тоже однажды выпала такая же незабывемая халява, причем - двойная.
В подьезде, в котором я жила, соседями выдались аж две семьи с дочками примерно моего возраста, которые быстро со мной подружились, и доступом к правительственным продовольственным заказам ( если кто-нибудь из советских времен помнит, что это такое.)
В первой семье были папа- директор крупного телевизионного завода, мама- доцент французского языка в мединституте, и хрупкая, рыжеволосая, изящная, как эльф, единственная дочка, которую родители считали слишком худенькой и слабой, и у которой никогда не было аппетита.
Для повышения веса, иммунитета и аппетита родители покупали ей красную и черную икру, которых ей предписывалось сьедать по столовой ложке в день, как лекарство, и импортный вкусный шоколад, который ей разрешали потом сьедать как награду.И няня внимательно следила за принятием всего вышеперечисленного, особенно за убыванием икры в банке.
Она терпеть не могла икру, что черную, что красную, к шоколаду была сравнительно равнодушна. А я отсутствием аппетита не страдала никогда. Встречались мы практически каждый день, почти всегда у нее дома, по настоянию няни.
В результате недолгих переговоров , и это была ее инициатива, она пришла со мной ко взаимовыгодному консенсусу- она честно платила мне один импортный шоколадный батончик в день за то, что я честно сьедала за нее одну ложку красной или черной икры , так, чтобы няня думала, что это она ее сьела. Вкус икры был мне скорее приятен, и я до сих пор не поняла- что это было? Мне вкусным платили за сьедение вкусного.
У второй девочки мама работала в системе обеспечения правительственной столовой , и в доме не переводился советский дефицит- финские и датские колбасы, ветчина, консервированные ананасы , крабы, чешские замороженные овощные смеси, и тому подобное, но вот дома ее мама в силу занятости готовила редко. А ей очень- очень нравились поджаристые оладьи, которые моя мама оставляла мне на обед. И она нередко приходила к мне в гости после школы с каким- нибудь прекрасным куском сочной ветчины или колбасы, которые, в своя очередь, очень любила я, на обед с оладьями. Мы честно менялись, родители не знали ничего. Когда мы немного подросли, я вызнала рецепт, и мы вместе у нее дома учились печь такие же оладьи, и в конце концов у нас получилось! Мы это поняли , когда ее пришедшие с работы усталые родители слопали наши скомканные горячие оладушки на "ура" и заключили:"оно, конечно, колобки, но вкусно!".
Я только потом поняла, как хорошо в советское время питалась.Надо ли говорить, что я была упитанным, полнокровным и розовощеким ребенком.
На старой квартире, жил под нами сосед, что работал по-моему техником.
Такой небольшой мужичок, где-то за полтос, сам лысенький и тихий всегда, словно закодированный. Зато супруга у него наоборот высоченная, здоровенная и громкоголосая, а уж скандальная - сходу от десятерых отгавкается.
С ним мы ещё так, привет-привет, а с ней вообще не общались, тем более сама она была дружелюбная как устрица.
Как-то волей случая заехали с женой в одну загородную кафешку поужинать, смотрим соседи наши через столик сидят. Пьяненькие уже оба и нарядные, аж не узнать. Он прям кавалер кавалером, подливает ей, на ухо чего-то шепчет, за бок щипает, а она довольная, ржёт как русалка на озере, да всё по лысинке его наглаживает.
Ну а чего, думаю, гуляют себе люди, и осуждать их за это никто не смеет, отдыхают культурно, в люстру из нагана не стреляют.
Тут включили музыку и народ со столиков пошёл плясать, а соседи наши первыми. Да как зажгли! Он козликом подпрыгивает, коленца выкидывает, она вокруг него скачет как кобыла Рокоссовского, ну просто танцы со звёздами!
Тут он допрыгал до нашего столика, нас увидел, рот открыл и встал как маму потерял.
Я ему привет, а он поморщился, вас-то какой чёрт сюда принёс и мне – тсс, мол, никому!
Моя спрашивает, чего это он?
Да ладно, говорю, не обращай внимания, выпивший человек.
А потом смотрю и понимаю - Санта Мадонна! Так это он не с женой! То есть и конституция один в один, и причёска как у той, и намазана так же как китайский император, да и черты лица как у его супруги!
Короче, та же Марь Иванна, только в другом чепчике.
И, вот, объясните мне вахтеры.
Понятно, адюльтер, занятие древнее, запретный плод, все дела. Но зачем, зачем он поменял свою роднюльку на её практически полную ксерокопию?
Загадка.

© robertyumen
В факультетской агитбригаде, существовали когда-то такие студенческие мини-театры, привлекающие абитуриентов своими выступлениями, была сценка.

Изобретатель-студент и профессор. Курсовой проект ловушки для мух. Студент отдергивал небольшую занавесочку с доски и зрителям открывался ватманский лист. На листе плакатным пером была нарисована, трехлитровая банка, с краями, смазанными маслом, и помещенной внутрь лестницей. Муха садится, говорил студент, показывая указкой на край банки, поскальзывается и падает на дно. Возникает резонный вопрос «зачем там лестница». Так вот в этом-то все дело, профессор. Две последних ступеньки лестницы подпилены!

Двое актеров на концерте "зависли" в диалоге:

- Муха падает, - говорил изобретатель и замолкал.

- И?

- Поднимается!

- А дальше?

- Падает!

- Ииии?

- Поднимается.

- Поднимается?

- Падает…

- Просто падает?

- Нет, она ломает себе крыло, когда падает. Потом поднимается

- И падает?

- Падает и ломает себе ногу.

Минут за пять они переломали несчастной мухе все кроме глаз и порвали зал напополам, так и не добравшись до подпиленных ступенек. Из зрителей никто дышать не мог.

Почему-то всем понравилось, несмотря на садистский уклон новой репризы. Всем кроме сценариста, ещё и рисовавшего плакат. И он отомстил.

На следующем выступлении после того как с проекта упала голубенькая занавеска, зрители и актеры, кроме банки с лестницей неожиданно увидели очень потрепанную муху. На четырех костылях, с загипсованными конечностями, повязкой на глазу и сообщением: «Делайте что хотите, но я туда больше не полезу!».
Всеми любимый мультфильм Фёдора Хитрука «Фильм! Фильм! Фильм!» большинство читателей Анекдот.ру, конечно, знает наизусть: и маленького гневливого режиссёра с квадратной головой, и тощего сценариста с печатной машинкой, и девочку, собирающую на поле ромашки. Но не всем известно, что сценарий этого мультика собран Хитруком из дюжины забавных ситуаций, произошедших в разное время со знаменитыми деятелями искусства. Так, прототип маленького бегающего режиссёра – Григорий Рошаль, которого во время съёмок «Хождения по мукам» заставляли вместе со сценаристом Борисом Чирсковым 27 раз переписывать сценарий. Прототип тугодумной маленькой девочки – маленькая девочка, которая в 1962 году довела до истерики Элема Климова на съёмочной площадке «Добро пожаловать или Посторонним вход воспрещён». А есть ещё одна чудесная история: как вы помните, в мультике режиссёра заставляют переснимать концовку картины, потому что невидимая рука начальника шлёпает на сценарий печать «Слишком мрачно». И вместо отпевания убитого верзилой боярина его переодевают в гробу в праздничный кафтан, да и пересаживают за свадебный стол. Прототип этой истории вот какой.

В 1920 году в революционном Петрограде задумали организовать художественную выставку для просвещения рабочего класса. Тут же обнаружился серьёзный недостаток этой задумки – революционных картин не было совсем, их надо было рисовать с нуля, а праздничных картин с понятным содержанием имелось мало, всё один кубизм да супрематизм. Председатель Петроградского комитета просвещения принялся бегать по оставшимся в городе художникам с просьбой спасти положение. Разумеется, забежал и к Борису Кустодиеву, который к революции относился прохладно, но в 1918-1919 годах активно помогал в оформлении Петрограда, рисовал плакаты и писал портреты революционных деятелей. Кустодиев согласился помочь и только уточнил: «Сюжет картины произвольный, я полагаю?» Председатель комитета ответил: «Конечно, конечно! Полная свобода творчества!»

Через несколько недель картина «Голубой домик» была готова. (К истории прилагается картинка, можно на неё взглянуть).
«Голубой домик» изображает домик, на крыше которого мальчик гоняет голубей (это 1-й уровень, детство), на втором этаже крестьянин и крестьянка пьют чай (это 2-й уровень, молодость), на первом этаже пожилые полицейский и крестьянин играют в шахматы (это 3-й уровень, зрелость), а ещё ниже лестница в подвал, где старики делают гробы (это 4-й уровень, смерть). На самом деле, это далеко не все смыслы: в тени стоит женщина с прижатым к груди младенцем, во дворе тусуется мужчина, похожий на самого Кустодиева, повсюду видны масонские знаки, но уровни жизни – самый очевидный сюжет.

Как только Председатель комитета просвещения увидел готовую работу, он скривился, как будто надкусил лимон:
- Ну нет, Борис Михайлович! Что это такое? Какие ещё гробы? Рабочие и матросы празднуют, Деникин побеждён, иностранные державы выводят войска, а вы им рисуете гробы! У вас блистательный талант рисовать лёгкие, праздничные вещи! Ваша «Масленица», ваши румяные разбитные мужики и бабы – в них вся Русь. А тут какие-то намёки, какая-то гоголевщина…
Кустодиев терпеливо объяснил Председателю комитета просвещения смысл картины. Тот сказал:
- Я не прошу вас перерисовывать всю картину. Просто уберите гроб. У вас же вечно на картинах купчихи всякие – вот пусть в подвале сидят две толстые купчихи и едят пироги.
- Купчихи едят пироги в подвале?! – изумился Кустодиев.
- Да, – сказал Председатель комитета просвещения. – Получится очень модная и прогрессивная картина о том, как рабочие и крестьяне наверху радуются жизни, рабоче-крестьянский мальчик гоняет голубей, а загнанные в подвал старорежимные элементы доедают последние пироги с рябчиками.
Кустодиев внимательно посмотрел на собеседника. Председатель комитета просвещения смотрел на него с полной серьёзностью.
- Хорошо, - мирно сказал Кустодиев. - Дайте мне немного времени.

Как только Председатель Комитета просвещения ушёл, Кустодиев сел писать письмо Наркому просвещения Луначарскому. Как только письмо было готово, жена Кустодиева снесла его на главпочтамт.
Через некоторое время из Москвы пришёл ответ: «Гроб меня устраивает. Луначарский».
ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ИРЛАНДИИ ЛИЧНО ДЕЖУРИТ В БОЛЬНИЦЕ.
===
В Ирландии смертность от COVID-19 относительно низкая, в сравнении с соседней Великобританией, умерли только 800 человек.
С политической точки зрения, успех в борьбе с эпидемией укрепляет позиции премьер-министра Ирландии Лео Варадкара, представителя христианско-демократической партии «Фине Гэл».
Кризис укрепил позиции премьер-министра, когда 5 апреля стало известно, что раз в неделю он будет дежурить в больнице, чтобы помочь в борьбе с коронавирусом.
До того, как стать премьер-министром, Лео Варадкар работал врачом в течение семи лет.
Месть через 53 года.

В частном доме всегда есть большой или не очень сад, где растут разные фруктовые деревья. Лет 60 назад у родителей было несколько абрикосовых деревьев. Неприхотливые для климата юга Украины, не требующие никакого ухода, но каждый год дающие большой урожай, который использовался процентов на десять: компоты, варенье, курага. Остальное просто падало на землю и превращалось в удобрение для следующего урожая.
Постепенно деревья старели и умирали. И вот осталось последнее из тех деревьев, которые посадили еще родители. Оно было самым молодым и ушло последним.
В этом году я его спилил и начал распиливать на чурки. Дрова в частном доме всегда нужны: камин зимой протопить для уюта. Шашлыки летом etc.
Цепная электропила бодренько справлялась с полутрухлявой древесиной и вдруг … "КРРРРЯК"! И снова "вжжжжжжжжжик".
Что такое! Гвоздь? В середине ствола? Допилил до конца – точно! Сантиметров пятнадцать от центрального кольца гвоздь. Пятидесятка. Откуда?
Ну конечно! 52-53 года назад мелкий босоногий сопляк 5-6 лет осваивал плотницкое ремесло с молотком в руке и горстью гвоздей в кармане. Куда легче всего забить гвоздь? Правильно, в дерево. На высоте, удобной для своего роста, сантиметров 60 от земли. За это время ствол разросся, гвоздь остался внутри дерева, но дерево не забыло и через 53 года отомстило.
Цепь пришлось перетачивать.
В самом начале шестидесятых прошлого века в уездном российском городе жил-был участковый инспектор Егор Иванович Васечкин. Уездных городов у нас множество, такими городами держалась и держаться будет Россия, похожи они друг на друга как родные братья, а если и отличаются чем один от другого, так это местом, которым на них Россия держится. Поэтому название города никакого значения для рассказа не имеет и скрыто из конспиративных соображений.

Участковый Васечкин служил честно и был из той, почти вымершей сегодня породы милиционеров, о которых писали мастера советской прозы и снимали кино мастера советского фильма.

Все бы и сложилось у Васечкина, как у артиста Жарова в роли мудрого участкового Анискина, если бы не одно обстоятельство – вместо Татьяны Пельцер Васечкин женился на Аделаиде Сергеевне, преотличной женщине с лесопильным характером. И пилила жена Васечкина постоянно с перерывами на сон и службу. И не продвигают, и зарплата маленькая, и квартиры не дают, и медалями не награждают потому что подвигов не совершал, и премий не дают.

И был бы Егор Иванович пилим женой до скончания века, если бы не завелась у них в отделении вакансия начальника, а на старом городском кладбище – привидение.

Вакансия - дело обыкновенное, старое кладбище есть в каждом уездном городе и таких кладбищ без завалящего привидения не бывает вовсе.
Но в этом городе завелось привидение преступного толка и антиалкогольной направленности, обиравшее по ночам редкий пьяненький народ без всякого стеснения на православную часовню. Хотя это-то возможно оттого, что в часовне, давно уж был склад кладбищенской утвари и лопатно-грабельного инвентаря.

Ночью на кладбище живому народу делать нечего. Ночью народу надо спать, или еще чем по кроватям заниматься. Но именно через этот погост лежала самая короткая дорога с механического завода в город. Задержавшись после смены и употребив в день зарплаты как положено, редкий заводской путник мог донести домой зарплату, если шел через кладбище. Так и приходили домой пьяные, помятые, измазанные глиной и безденежные. Валили на привидение. Шел, мол, ночью через кладбище, завыло, мелькнуло белым, стукнуло в голову. Очнулся, хвать по карманам, а денег-то и нету. И тишина.

В привидение жены пострадавших верили мало. Не было, дескать, год тому никаких призраков, а все равно не каждая зарплата до дома доносилась. Но в милицию обращались. Милиции у нас делать нечего, пусть она и разбирается: есть на свете преступные призраки, или просто муж зарплату пропил. Милиции делать вроде и нечего, но своих забот тоже полон рот. Милиция по кладбищу сама немного походила, никого лишнего из живых не заметила и успокоилась. Никто на нее не нападает, пистолеты и те целы остались, про деньги уж можно и не спрашивать.

Поговорили в городе, посудачили и перестали внимание обращать на привидение. Ну воет, ну грабит, ну на кладбище, ну так и не ходи туда пьяным ночью. И всë. То есть все. Все, но не совсем. Все кроме Аделаиды Сергеевны, которая сразу поняла, что если это привидение какой-нибудь милиционер изловит, то изловившему сразу повышение выйдет с медалью. А премию-то наверняка дадут. Мысль Аделаиде Сергеевне понравилась, особенно премия. И начала она Егор Иваныча пилить усиленно без всякого разведения зубьев.

Участковый хотя подвигов отродясь не совершал, кроме женитьбы, но мужиком был геройским. Целый день продержался и ночь простоял. Из-за этого ночного стояния и сдался собственно. Чего ж, собственно, - думал участковый, - мне и не поймать этого кладбищенского ирода и не стать начальником, если меня женской ласки на ночь лишили? Из конкурентов ведь у меня только майор Ванечкин, он покойников как огня боится, на кладбище не пойдет, а других правонарушений в городе никак не случается.

Для поимки привидения была избрана технология «на живца» и ночь с пятницы на субботу. Потому что в пятницу на заводе получка и поддавшие в честь такого праздника живцы должны косяком пойти сквозь кладбище по одному.

Егор Иванович человеком был храбрым, но мелким. Несмотря на свое боевое самбо с пистолетом с большим привидением мог не справится и решил вышибить клин клином, - напугать привидение другим привидением, повязать, заковать в наручники и транспортировать в отделение. Для чего был взят следующий набор: стремянка – одна штука, фонарик карманный, трофейный - одна штука, простыни - четыре штуки, наручники – одна штука и пистолет. Из четырех простыней Аделаидой Сергеевной был сшит привиденческий балахон длиной в три раза больше роста Егора Ивановича. В балахоне супруги провертели две дырочки для глаз и одну для фонарика. Немецкий фонарик был хитрый, мог работать светофором и светить разными цветами.

Смеркалось, как написал бы автор детектива, а Егор Иванович Васечкин повесил на плечо стремянку и направился на кладбище. Там участковый выбрал место на центральной аллее, подальше от фонаря, поставил стремянку между деревьев сбоку от дорожки, надел на себя сшитые простыни и, придерживая полы балахона, взгромоздился на верхнюю ступеньку. Опустившись балахон закрыл стремянку и в кладбищенских сумерках возникла гигантская фигура в белом саване. Участковый проверил работоспособность фонарика, отчего саван на мгновение засиял бледным зеленым светом, привычным движением дослал патрон в патронник, поставил пистолет на предохранитель и стал ждать.

Ждал он долго. Уж тяжкая дрема охватывала его, когда в дальнем конце аллеи раздались шаркающие шаги. Нетерпеливо всматривался участковый я в сумрак погоста и наконец из ночной дымки вылепился темный силуэт, похожий на человека в плащ-палатке. Тяжел был шаг призрака. Кованные сапоги шаркали по мощеной дорожке высекая искры. На голове фигуры матово блестела немецкая каска с небольшими рожками. В руках тварь тащила еще одну каску.

- Как Ленин в нашем парке, у того тоже по началу две кепки было, одна в руке, одна на голове, - ни к селу, ни к городу подумал участковый, и холодный озноб пробежался по спине его, пробрал до костей и спустился ниже: он вспомнил, что в самом дальнем углу кладбища сразу после войны закапывали немецких военнопленных без всякого обряда и упокоения.
У участкового заныло под ложечкой, а темная фигура тем временем приближалась, высекая искры подковками и звеня цепями, какими была увешана поверх плащ-палатки.

Наконец призрак немецкого солдата поравнялся с Егором Ивановичем. Надо было что-то делать, участковый вспомнил лицо провожающей его Аделаиды Сергеевны, набрался храбрости, включил зеленый фонарик и заорал почему-то по-немецки:

- Хальт! Хенде хох! Аусвайс, сука.

На появление святящегося великана в бледно-зеленом саване призрак немца отреагировал неожиданно. Он неловко отскочил в сторону, повернулся к участковому, выронил из рук каску и крутя обоими руками кукиши хрипло крикнул:

- Хрен тебе, а не аусвайс, падла фашистская!

Такого оскорбительного обращения участковый стерпеть не мог, выхватил пистолет и рванулся вперед, позабыв на секунду о шатком своем положении. Стремянка покачнулась и рухнула вместе участковым прям в объятья немецкого призрака. Моментально спутавшись в большой клубок из стремянки, немца, участкового, плащ-палатки и белого балахона, они покатились по земле.

- Отдай голову, сволочь, - на чистом русском кричал немец, имея в виду каску, которой участковый пытался лупить его по голове, - отдай голову!

- Аусвайс! – отдувался Егор Иванович, которого заклинило на документах от падения со стремянки, и продолжал дубасить фальшивого немца каской, - аусвайс! Ваши документы! Вы арестованы!

- Васечкин? - Услышав про арест, немецкий призрак прекратил сопротивление и удивленно спросил, - ты чего тут делаешь ночью?

- Ванечкин, ты? – участковый удивился не меньше призрака, - а ты чего тут делаешь, ты ж покойников боишься?

Мужики поднялись. Призрак немца снял плащ палатку вместе с нашитыми на ней цепями и помог участковому освободится от простыней. Милиционеры нашли фонарик и закурили.

- Даааа, - протянул участковый.

- Ну, - коротко ответил майор.

- Засмеют, - продолжил Егор Иваныч

- Если узнают, - затянулся папиросой майор.

- Тогда никому, - подвел черту участковый, - даже женам. Слово.

- Слово. Женам в первую очередь, - согласился Ванечкин.

Слово мужики держали крепко и долго. Особенно трудно им пришлось на следующий день, когда в отделение милиции с повинной в ночных грабежах на кладбище пришел бледный до синевы гастрольный вор. Вор был страшно испуган и рассказывал как ночью на за ним гнался призрак немецкого солдата и догнал бы, если бы его вторую голову не отнял большой зеленый великан в саване. До отделения воришка ходил в церковь исповедоваться, но там батюшка сказал, что такие грехи отпускает только милиция. Грабителю, никто не поверил, хотя проведенная психиатрическая экспертиза показала его полную вменяемость.

Надо сказать, что обоим соискателям повышения не повезло. На свободную должность назначили приезжего подполковника. Несмотря на это Васечкин и Ванечкин благополучно дослужили в этом отделении до почетной пенсии, до сей поры живут в том же городе, занимаются огородами, дружат семьями и изредка консультируют полицейскую молодежь. Сил им пока хватает. А кто из них проболтался уже и не важно.
Самым интеллектуальным развлечением в общаге был преферанс. Играли не на деньги, по крайней мере мы, а на интерес. Сочи, жлобский вист, наказание за перезаклад и все радости жизни молодых студентов технического ВУЗа. В один из вечеров к нам примкнул Паша, он приехал из Москвы на какую то студенческую конференцию, был поселен в общаге, и от скуки зашел на огонек. Наши уступили место, и вот трое начали играть. Да, играли всегда по трое, таков был обычай. Раздача, и Паша объявляет третий пас на гарантированных шести взятках. Раздача, и Паша первый объявляет - "Один", при слабых картах, пас, вист. Стратегия у него была странная, он почти никогда не играл при двух пасах, но никогда не пасовал, и часто играл, при откровенно слабой карте, если eго голос был первым или вторым.
После игры по тихому спрашиваю, дескать чего пасуешь при гарантированных шести взятках? На что Павел посмотрел на меня, протянул пулю, посмотри сколько я беру на распасах? Да, он на распасах всегда выходил с ощутимо большим плюсом, нежели вышел бы при шести или даже семи, а то и восьми. Дальше простит не обижаться, и поясняет - вы, говорит привыкли взять свое на шести, не думая что можно отказаться и получить больше не играя, вы просто не умеете считать.
С Павлом мы в последствии крепко подружились, и общаемся до сих пор, нынче у него несколько направлений бизнеса, и в частности швейное производство. Спросил - шьешь маски? Да ты что, дурак что ли, это крайне не выгодно, я производство приостановил, отпустил людей, кто не нужен, в отпуск за мой счет, перекинул деньги из другого сегмента, и обновляю производство. Нанял крутого дизайнера, переманил из <называет известный бренд турснаряжения>, и теперь будем выпускать яркие псевдоэкстрим костюмчики для детей и взрослых. У меня немой вопрос. Да, говорит, внешний то туризм то летом накрылся, народ ломанется в леса и поля родины, а вот им и будут скупать супер экстрим военнизированные шмотки, качество будет отменным, а цену ломить не буду, пока не буду. У меня, говорит, по первым эскизам и образцам уже заказов столько, что загрузка швейного цеха будет в две смены.
4
В нашем доме появился удивительный сосед

Вот скажите, каким хреном может заниматься чувак, два часа подряд мерно постреливающий перфоратором? Нечеловеческая регулярность - бах! тюк-тюк. Звуки локальные - из прихожей. С какой целью может понадобиться забить несколько сот гвоздей в собственную прихожую?

В принципе, это личное дело соседа, но меня заинтересовало его общее психическое состояние. Он умудрился заселиться в эпицентр пандемии, в разгар карантина, и вроде государственные службы уже не работали, чтобы оформить покупку квартиры. Отсюда еще в марте уехали все, кто мог.

В общем, я решил, что потенциального врага надо знать в лицо, прежде чем им овладеет белка и он примется крушить кувалдой мою дверь. Заранее предупредить чисто на визуальном уровне, что этого делать не стоит. Я за добрососедские отношения. И вообще убежден, что соседи по лестничной площадке должны узнавать друг друга. Когда этот шум меня окончательно достал, я отправился знакомиться и поинтересоваться, когда закончится процесс.

Дверь открыл веселый лысый амбал под полтос со сложной системой шрамов на черепе. Видно было, что перфорация его самого основательно заколебала, и он рад показать результаты своей работы доброму соседу. Объяснил, что решил сделать из своей прихожей Зал Боевой Славы. Работу заканчивает.

При взгляде на этот зал я реально охренел. С роботоподобной аккуратностью, с интервалами в 10 см, по всем стенам квадратно-гнездовым способом в несколько рядов были вбиты гвоздики.

- А нахуя? - деликатно спросил я.

Сосед хитро усмехнулся и вынес объемистую корзину. Там были медали на ленточках, но виднелись и значки. Из них я узнал ВДВ и ГТО.

Брежнев и Брюс Ли позеленели бы от зависти. Я понял замысел - если награды физически невозможно разместить на своем теле, и западло их вешать на спину, то разумеется надо развешать по стенам.

Разговорились. Все оказалось просто - человек с детства увлекается единоборствами, в том числе восточными и боями без правил. Систем этих единоборств оказывается дохрена по всему миру. Так что это коллекционер - овладеть боевым искусством, проникнуть на соревнование, набить морду противнику и получить за это медаль.

Прекрасное хобби, и вообще помогло ему выжить в 90-е, но в целом он бизнесмен. Раньше чего-то зарабатывал на этих мордобоях, а сейчас не жалко и потратить - есть и какие-то лиги для ветеранов. Но, к сожалению, из-за карантина бои сейчас прекращены, вот и мается человек дурью от безделья со своим перфоратором.

Охотно объяснил и мотив Зала Боевой Славы - детей вырастил, с женой поссорился, бабки есть, останется ли жив после короны - хрен его знает. Бизнес замер. Вот и решил начать жизнь заново. Карантин - это не только пц, но и возможно лучшее время жизни. Где наибольшее скопление скучающих гражданок, если не ехать за рубеж? В Москве, разумеется. Вот он и приехал. Намерен перетрахать полстолицы.

- Весна бушует же! Читал - в парки потянулись лоси, зайцы и даже медведи. Дикая природа пробуждается! Вот и я сюда же! Любая телка оуеет, как только войдет в прихожую! - радостно заметил он.

Я в общем понял, что лучше не мешать ему работать с перфоратором, и вежливо попрощался.

Еле удержался от ржаки - если он еще и ебется так, как перфорирует - трепещи, Москва!
На моих глазах дело было, правда давненько. Мой близкий друг внушает своему 14-летнему сыну-оболтусу:
- Димка, начнешь курить ране чем в 16, то у тебя никогда детей не будет.
- Пап, а это почему?
- Да я тебе яйца оторву!
10
После института первое время пошел работать по специальности.

Строило наше ПМК-2 тогда оросительные системы по селам и весям.
Ну и пока добирались на «Урале» на объект, мужики сидели-терли о своем.
А мужики разные, жизнь повидавшие, много где поработавшие по всему тогда СССР, но в основном алиментщики.
Колесные были неплохие, а с них алименты не высчитывали.
Так вот один из них, из этих культурных и образованных людей, как-то рассказывал.

Где-то на севере дело было.
Были там раньше такие закрытые зоны, в которые попасть было трудно. Только по вербовке. Со всеми надбавками люди там хорошо зарабатывали. Северные, льготы всякие, но народ все одно спивался и уходил в бомжи.
Бичи, если не изменяет память, так их называли там
Работали бичи от случая к случаю, и в основном на земляных работах. Там где труд тяжелый, а платят мало.
И вот на новом объекте в той местности, надо было сделать разбивку и вырыть кучу ям, скажу по простому, - для фундаментов.
Ям много, и все разной конфигурации. И по глубине разные, и рельеф с большими перепадами, сложный, и много всяких других заморочек.

Только с теодолитом нужно было работать, чтобы сделать разбивку и далее.
А геодезию, в то время, в строительных институтах преподавали плохо. Я сам через это прошел, и знаю о чем говорю. В основном теория, и практика неделя. О том, чтобы сделать поверку высокоточного прибора, и говорить не приходится.
Вот такой мастеришка после института сидел и ломал голову на таком сложном объекте: как ему сделать разбивку на местности, и приступить к земляным работам. Думал-думал, и решил пойти к бичам. Поспрашивать - может кто шарит в этом деле, геодезии, люди ведь разные туда попадают.

- Есть один такой, - говорят бичи. Но берет шибко дорого за свою работу. Причем в литрах.
- Да ладно - говорит мастер, - ведите, показывайте своего архитектора, договоримся, главное чтобы он дело своё знал, потому что сроки уже поджимают.
Короче.
Столковались они, мастер дал ему теодолит, со стороны посмотрел, как он делает поверку, оставил ему помощника, план с чертежами, и пошел на обед.
Идет по мокрой глине, поскальзывается и подворачивает себе ногу.
Так случилось.
Ой-ой-ой, трещина в надкостнице, сиди на больничном в гипсе дорогой.
Ну, все думает молодой мастер, начальник убьёт - беда одна не ходит.

Через неделю сам начальник приходит проведать этого мастера к нему домой.
Премию вручает, руку жмет, слова хорошие говорит.
Мастер его не понимает.
А начальник ему говорит.
- Хорошего ты себе помощника нашел, Николай Геннадиевич!
(Первый раз по имени и отчеству его назвал!)
- Такого специалиста надо поискать ещё. Работу и людей своих организовал, выполнили всё, как в чертежах и планах указано.
- Из треста геодезист приезжал проверять. Ему работу сдавали. А ты сам знаешь, какой этот Левашов требовательный и зануда.
- Всё выполнено идеально точно, - сказал.

- Кстати, а ты знаешь где он, этот твой подмастерье, по молодости работал?
- Специалист высшей категории, оказывается, АС строил, я сам его трудовую книжку с записями о награждениях листал. Единственный документ у него сохранился. А там, на атомных станциях, допуски в отклонениях от проектных сам знаешь какие - практически нулевые.
Еще раз поблагодарил, руку пожал на прощанье, пожелал скорейшего выздоровления. Сказал, что скоро прорабская должность освободится и он, Николай Геннадиевич, первый претендент на эту вакансию.

Вот такую историю я слыхал в одной из поездок в будке для перевозки рабочих.
Только что поржал от души! Показывают фильм "Одесса", Ярмольник приходит с рынка, включает телевизор и тот сразу начинает говорить и показывать картинку! 1970 год, ламповый телевизор!
Шла подготовка к вступительным экзаменам по географии в Университет. Готовился я так себе. Последнее, что прочитал перед сном, была Новая Зеландия.
На следующий день экзамен. Вытаскиваю билет, что-то ответил. Последовал дополнительный вопрос. Да, забыл сказать, у меня есть проблемы со слухом и, кроме того, я был уже много лет подающим надежды шахматистом. Так вот, преподаватель, кстати сам неплохой шахматист, спрашивает меня о развитии сельского хозяйства в Голландии, но мне послышалось... правильно, в Новой Зеландии! Обрадовавшись, я начал отвечать. Отвечал уверенно, так сказать, со знанием дела: сколько коров, баранов и что-то в этом роде. Вдруг я заметил, что преподаватель как-то странно смотрит на меня. Мне стало не по себе. Чувствую, что зашёл не в ту степь, а отступать некуда. Жму дальше, а сам краем глаза наблюдаю за действиями преподавателя. Он посмотрел в экзаменационный лист, прошептал мою фамилию (я по губам ещё умел читать), останавливает меня и шепотом спрашивает: «Ты играешь в шахматы?». Я так же шепотом: «Да». «А за Университет играть будешь?». «Ещё как!». Тут он обращается к коллегам-экзаменаторам и говорит: «Отлично знает материал. Надо брать». Потом уже, выйдя в коридор, он спросил меня: «Я что-то не понял. Ты вообще о чем мне рассказывал?». Я объяснил в чем дело. Он хитро улыбнулся и сказал: «Самое главное я сформировал шахматную команду Университета. Не подведи!». Я не подвел.
В начале 90-х с жильем у той категории граждан кто не успел ей обзавестись при СССР, и не успел при этом вписаться в новую рыночную экономику, было тяжко. А если говорить про студентов и отдельное жилье - вообще мрак. Разумеется, если нет бабушкиной квартиры, или папа-авторитет не держит район.
Моему герою, Лехе, повезло - в это время бурной приватизации его бабушка, используя хитрые связи, смогла помочь родителям приватизировать комнату на первом этаже их дома - в ней раньше было что то типа дворницкой. "Жилье" имело отдельный вход и душ, но не имело санузла, который находился в конце коридора с другими подсобными помещениями. Комната имела так же массивную решетку на окне и площадь в 8 квадратных метров. Но все это было мелочами для 20-ти летнего студента, у которого была СВОЯ ОТДЕЛЬНАЯ квартира!
Достав хитрым, но вполне себе рыночным способом биотуалет, Леха стал водить в свою комнату друзей и подруг. Главным преимуществом этой комнаты было отсутствие соседей справа и слева - "гудеть" можно было хоть всю ночь напролет, а вот милиция зайти внутрь не могла за неимением ключей ( вход был не через подъезд). В плане шума Леха знал меру и с соседями лишний раз не ругался - все таки свои люди да и семья по соседству живет. Но гулянки у него были регулярные. Более того, друзья- подруги хорошо знали, что в 2-00 ночи к Лехе можно спокойно завалиться втроем- четвером, и хотя будет тесно, зато однозначно весело. В один прекрасный день друзья притащили к Лехе необычную компанию - приехавшего по обмену швейцарского аспиранта( или как там у них это называется) около 30 лет отроду. Аспирант, попав на "пати", удивленно осматривал место и попросил объяснить, почему они тут отдыхают, а не идут, к примеру , в бар. Леха рассказал ему о своем счастье и привалившей квартире, объяснил, насколько ему повезло, что подтвердили другие "безквартирыне" присутствовавшие гости. Аспирант сильно задумался, а после начал что то по немецки говорить приятелю, который его привел. На следующее утро, когда гости удалились, Леха встретил в универе приятеля и спросил, что ему по - немецки говорил швейцарец. Тот перевел:
"Все таки вы, русские, удивительные и совершенно особенные люди. Знаешь, почему я так поздно стал аспирантом? ПО юности я был полным сорви- головой. Грозой района. Очень много делал всего противозаконного, за что мне сейчас очень стыдно. И за это мне дали 4 месяца тюрьмы. Моя камера была светлой, сильно больше и уютнее, чем эта коморка c решетками на окне, и ещё были общие помещения, где я общался с другими заключенными, был настольный теннис и тренажерный зал. Так же меня посещали родственники. Но все равно это были худших 4 месяца в моей жизни, после которых я взялся за ум, поступил в университет, а потом в аспирантуру. А это парень таким сложным путем получил себе эту коморку, в которой даже нет туалета, проводит в ней столько времени и при этом, как я вижу, СОВЕРШЕННО СЧАСТЛИВ! Нет, мне никогда вас не понять...
А ВЫ ЕЩЁ НЕ В МАСКЕ?

(Цена вопроса. По материалам СМИ)

Власти Москвы уверены, что бесплатная раздача медицинских масок может привести к различным спекуляциям. Об этом на днях заявил первый замглавы аппарата мэра и правительства столицы Алексей Немерюк.

В эфире одной из столичных радиостанций он отметил: «Любая бесплатная раздача приводит к тому, что возникают спекуляции. Возникает некий "тёмный рынок". Это не выход из положения».

В марте власти Москвы приобрели крупнейшего производителя медицинских масок в России – ООО «Компания инновационных технологий» («КИТ»). Об этом рассказали газете «Ведомости» заместитель мэра Москвы Владимир Ефимов и один из бывших топ-менеджеров компании.

Отмечается, что компания производит треть медицинских масок в России.

Бывший совладелец «КИТ» Павел Спичаков поведал, что производство масок нарастили более чем в два раза – до 1 миллиона штук в сутки. В течение года ещё планируется увеличить производство – до 4 миллионов в сутки.

10 марта единственным владельцем «КИТ» стало ООО «Центррегионинвест», эту компанию, по сути, контролирует АО «Капиталинвестпроект» (КИП). А «Капиталинвестпроект», в свою очередь, контролируется московским правительством, сообщил газете источник в мэрии.

Заммэра Москвы Ефимов объяснил сделку эпидемией коронавируса. По его словам, в марте стало ясно, что из-за эпидемии начнётся дефицит масок, поэтому и приобрели производство. Сумма сделки не раскрывается.

Президент Ассоциации разработчиков изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты Владимир Котов оценил стоимость компании (по данным издания Lenta.ru) примерно в 1,5 миллиарда рублей.

Нелишне напомнить, что с 12 мая в транспорте столицы, в магазинах и на предприятиях ношение масок и перчаток обязательно.

Теперь становится лучше понятно (но это только догадки, не более) почему штраф за нарушение масочного и перчаточного режима для физических лиц составляет ни много ни мало 4 тыс. рублей. (За исключением штрафов в общественном транспорте.)

Штраф, который взимается с пассажиров общественного транспорта в столице за отсутствие масок и перчаток, ещё выше и составляет 5 тыс. рублей.

Настораживает и та информация, что в течение года производство масок планируется увеличить до 4 миллионов штук в сутки. Сразу возникает мысль, что отмену обязательного ношения масок в ближайшие полгода-год правительство Москвы не особо рассматривает.

Кстати, а какое-нибудь предприятие по производству перчаток правительство Москвы, случаем, в марте – апреле не прикупило?..
Напомнила мне история на днях, из лучших прошлых лет, про курсантов и лабораторную со счетчиком Гейгера.
Учился я в лучшем физическом вузе страны. Называть его не хочу, но если уверены, что знаете лучший физический вуз страны - то это он.
А если не знаете - то и ладно.
Итак. В первом семестре семинаристом и ведущим лабораторных классов по физике у нас был аспирант 3го года. Парень умный, я думаю (другие до аспирантуры у нас не доходили даже в смутные 90е годы), но немного, извините за снобизм, "от сохи" - боксер, грубоватый и вспыльчивый, из маленькой деревни где-то в средней полосе. Если в лабораторных работах померянные значения расходились с предсказуемыми более чем на 30-40%, он делал страшное лицо, таращил глаза и кричал "не верю!". При этом складывалось впечатление, что своими боксерскими кулаками он сейчас прям тут выбьет из вас "все дерьмо". Урок мы усвоили быстро, с первого занятия, и до конца семестра усердно подтачивали результаты измерений, дабы не нарываться на гнев. Как правило это аккуратно делалось прямо по ходу лабораторных, потому что как правило он ставил роспись о намерянном, и хотя потом мы все аккуратно оформляли дома, ничто не мешало ему при желании сверить числа с подписанными в классе.
Во втором семестре преподавателем преподавателем у нас стал пожилой - лет 70 - но жизнерадостный и седой - доцент. К тому времени он уже оставил активную науку и сосредоточился на преподавании. Тем не менее, прибежав с перекура, он любил рассказать как они в 60х в Дубне ловили электроны на фотопленку итп.
Вот на 2м занятии прибежав с перекура он и застал меня с одногруппником за ближайшей ко входу лабораторной установкой, чесавшим голову как условные 19 на экране сделать поближе
к требуемым по расчетам 5 - то ли единичку стереть то ли 9 превратить в 0. Подбежав к нам он радостно прокричал "- ну как, что за цифры получаются?!?"
Застигнутые на месте преступления, мы удрученно пробормотали, вот мол, должно быть 5, а получается 19.
Он непонимающе посмотрел на нас секунду, а потом также жизнерадостно прокричал - ребятки, запомните, в физике любое экспериментальное значение которое расходится не более чем на один порядк (т.е. не более чем в 10-20 раз - прим. меня) - считается подтверждением теории.

С этим знанием я проучился оставшиеся пять с половиной лет.
Начало нулевых.
Почти вся постсоветская наука, кроме геологии полезных ископаемых, сидит на голодном пайке – и белорусская наука не исключение. Белорусские зоологи промышляют кто чем может, вплоть до таких занятий, о которых нельзя писать, потому что читатели скажут: «Ты, конечно, горазд заливать, но уж рамки-то знай, в такую дичь мы никогда не поверим!» Всё может быть с человеком, всё может быть с учёным, если он родился на шестой части суши!

И вот, в это самое время, когда зоологи зарабатывали на жизнь чем угодно, кроме зоологии, японский Фонд сохранения редких и исчезающих животных внезапно бросил сахарную косточку всем биологам и зоологам СНГ, выделив огромный жирный грант на проект по изучению и защите вида, внесённого в Международную Красную книгу. От соискателей требовалось: иметь некоммерческую организацию с соответствующим профилем и названием («Рога и копыта» японцев очень устроили бы), иметь офис организации, иметь людей достаточной компетенции, чтобы освоить деньги с научным подходом, а также солидный научный бэкграунд у самой организации или её учредителей.

Всё это у героев нашей истории было. Была организация, устав которой пылился на чердаке у профессора Дынина, была комната в гараже, который в 90-е стал офисным зданием, а уж научный бэкграунд и компетенции у зоологов были такие, что профессору Дынину, исписавшему пять страниц названиями статей и научных работ при составлении заявки на грант, пришлось сказать коллегам: «Харе! Довольно».

Главный вопрос, который встал перед зоологами в полный рост – как срубить с японцев побольше денег. Для этого надо было сперва выбрать подходящее животное – и постараться угадать, что заинтересует загадочную японскую душу.
- Давайте возьмём дрофу, - предложил один из зоологов. – Гнездовья хорошо известны и легкодоступны, сделать видео- и фотоматериалы не составит труда. Подготовим для них такую конфетку, что нам, кроме гранта, ордена Восходящего солнца вручат. А уж методичку по улучшению охранных мероприятий мы такую сочиним…
- Зачем нам эта курица? - спросил профессор Дынин. – Это несерьёзно. Тут грант космических размеров, им наприсылают заявки про тигров и белых медведей, а мы им – сю-сю-сю, дайте денег на птичку! К тому же – как мы обоснуем такие огромные расходы, если всей работы – выехать три раза в поле и поснимать дроф? Мы что, арендуем авиацию или ледокол, чтобы добраться до местообитания редкого вида?
- Нет.
- А надо, чтобы выделили деньги на аренду ледокола, если потребуется! Мыслить надо глобальнее! Что у нас есть глобального в Беларуси?
Зоологи переглянулись. На лицах было написано, что ничего глобальнее выхухоли, если говорить о редких видах, в лесах Беларуси нет.
- Подождите, - осенило одного из зоологов. – У нас ведь есть в Чернобыльской зоне отчуждения Лошадь Пржевальского.
- Не годится, - отмахнулся Дынин. – Это интродуцированный вид, в норме здесь не водится. Японцы требуют, чтобы изучался вид в пределах естественного ареала.
- Ну так мы и напишем, что планируем двадцать пять коллективных поездок в Монголию или Казахстан, а сами поедем втроём с оператором в Гомельскую область.
- А что, это идея, - хлопнул в ладоши Дынин. – Да, так и сделаем. Укажем в заявке поездку в Среднюю Азию двенадцати человек, аренду джипов, проживание, да ещё логистику, аппаратуру… По сумме выйдет очень похоже. Только как ты снимешь лошадей в Чернобыльской зоне так, что японцы не отличат её от Монголии?
- Диких лошадей можно прикормить так же, как и домашних. Нужен только мешок спелых сахарных арбузов да знание, куда звери ходят на водопой. Набросаем прикорм в песчаных оврагах – да там и будем снимать. Песок везде одинаковый – что в Монголии, что у Чернобыля.
- За работу, - одобрил Дынин.

Через полтора месяца грант белорусским зоологам на изучение Лошади Пржевальского в степях Центральной Азии был предоставлен. История умалчивает о том, сильно ли улучшилось после их работы положение Лошади Пржевальского, но, по крайней мере, жилищные условия белорусских учёных наконец-то заметно поправились.
Как-то утром, нас с меня молодым китайским коллегой, Ричардом, позвал владелец компании, итальянец средних лет:
"К нам завтра приезжает в оффис клиент из Японии. С ним надо вежливо поздороваться, что по их традиции означает ответить поклоном на поклон".
Не успели мы выйти из кабинета, как Ричард мне заявил: "Я японцу кланяться не буду!"
"Почему?" - опешил я.
"Знаешь, что они вовремя войны вытворяли? Вот ты бы стал кланяться немцу?" - возмутился Ричард.
Я, как-то никогда не задумывался над этим вопросом, но на всякий случай сказал:
"Да ты что?! Если бы сюда вошёл немец, я бы сразу выдал ему пиздюлей!"
Ричард удовлетворённо кивнул и задумался. Через некоторое время он ко мне подошёл и предложил:
"Слушай, а ведь ты прав! Давай отпиздим японца!"
Тут я понял, что дело принимает ненужный оборот и стал сдавать на попятную:
"А если он нас отпиздит? Может он знает Тэквандо или эту, как её, Икебану?"
Ричард расстроился и сказал:
"Ну хорошо, но кланяться я ему всё равно не буду! Так и скажи боссу!"
Я пошёл к боссу и изложил ему проблему.
Он удивился: "Вот вы все ебанутые! Какая разница на какой стороне воевать? Вот мы, итальянцы, сначала были на одной, потом перешли на другую. И ничего, живём нормально!"
В фотосалоне:

- Можно фото с телефона напечатать?
- Да, конечно. Вот наш электронный адрес.
- У меня интернета нет.
- Подключитесь к нашему.
- Но у меня и почты электронной нет.
- WhatsApp?
- Нет.
- Viber, Telegram?
- Нет.
- Флешка вытаскивается?
- Нет.
- Шнур от телефона с собой есть?
- Нет.
- Тогда как мы должны распечатать вам фото?
- Я думала, вы умеете.
9
Из-за того, что люди в основном теперь сидят по домам, лесные звери осмелели и заходят в города.

===

Таксист в Ярославле спас мужчину, на которого напал вышедший из леса медведь.
Спаситель отвез пострадавшего в больницу, где врачи оказали ему необходимую
помощь – раны оказались легкими.
В Сети появилось видео произошедшего. Из него становится понятно, что, проходя по улице ночью, молодой человек подвергся нападению медведя, передает РИА «Новости».
«Я остановился, бежать некуда, вокруг никого, он прыгнул на меня, и дальше помню, как сзади на парковке сигналит авто и фарами моргает, водитель крикнул – быстрее садись, я сел, и он меня в 9-ю больницу отвез к приемному покою. Обращаюсь к таксисту: прошу, отзовись, хочу поблагодарить за то, что вы мне жизнь спали», – написал мужчина «ВКонтакте»
(с) Известия
Пафосный новострой в 7 км от Кремля. Тучное скопище 16-этажных свечек. По московским меркам - сонный спальный район, довольно загазованный, но мечты сбылись - до места работы, если она внутри Садового кольца, всего час по пробкам. А если ты встанешь в рань несусветную или большой начальник, можешь позволить себе роскошь явиться к полудню, так и за четверть часа доехать можно. Если повезет.

Эвакуация тут проходила двумя волнами. Сначала в середине марта, когда все что можно перевели на удаленку. Потом в конце марта, когда перевели на карантин и закрыли нахрен весь остальной бизнес. Знаете, есть такой рассказ Брэдбери про мексиканского мальчика в хижине у дороги, мимо которого вечно мчат на южные пляжи все эти люкс-авто из США, но однажды случается ядерная катастрофа, и все они вдруг начинают отчаянно мчать обратно, возвращаясь на свою родину.

Тут произошло примерно то же самое. Свалили все, кто смогли, возвращаясь на свои малые родины, разнося заразу по самым дальним уголкам России на своих подержанных бэхах и мерсах. Это экономичный район, порши и ламборгини я тут не замечал. Кто мог, укрылся в подмосковных коттеджах, но далеко не все успели их построить.

В общем, окна погасли где-то впятеро. Разные люди живут за этими окнами. Несмотря на новострой, довольно много стариков - квартиры купили любящие дети и внуки, феерически раскиданные по планете. Предыдущий исход тут случился в 90-е. А старшее поколение любит свой город настолько, что желает умереть именно здесь. Интернет сейчас и в 80+ не редкость, так что жить можно и на карантине. Сначала это казалось легко - ну, затарил себе багажник продуктами на месяц, доволок до хаты, ну так и сиди себе дома.

Однако же, к середине апреля над верхними квартирами потекла крыша. Тут же обнаружилось, что управляющая компания то ли в полном составе вывезена на Коммунарку, то ли ушла в законный карантин. На звонки и емэйлы не отвечала, дверь закрыта.

Я описываю жизнь только одного подъезда в этом квартале, события в остальных мне неизвестны. Пока надеялись на запоздалый ответ и возвращение хоть кого-нибудь из Коммунарки, к 22 апреля подошел 150-летний юбилей Ильича и остался совершенно незамеченным, потому что остановился лифт. На звонки по аварийке не ответил никто.

Разгневанный дух вождя, вероятно, руководил последующими событиями, потому что уцелевшие жители подъезда решили наконец обстучать друг друга, познакомиться, и обменяться адресом форума подъезда, учрежденного жителем самого верхнего этажа. Он же вызвался держать общую кассу и выставил на форуме номер сотика, привязанный к сберу.

Дальнейшие обсуждения напоминали попытку построения коммунизма - каждый по способности, каждому по потребности. Типа, помогите кто сколько может, а то всех ведь зальет нафиг. Давайте сбросимся. Мастера по ремонту крыши мы найдем сами.

Вскоре на форуме забушевала классовая борьба по поводу этого общака. Кто дал право соседу сверху собирать бабки? У вас крыша течет - вы и чините! А мне, жителю 11-го этажа, это вообще похрен! Я заплатил за свою хату на миллион больше, чтобы крыша надо мной не текла! Готов сброситься на ремонт лифта, у меня собаки.

Жителям с первого этажа по пятый было вообще до лампочки, что не работает лифт. С ними в общем-то были солидарны и жители нескольких этажей выше - досадно конечно, но мы же на карантине, и продуктов закупили достаточно. Кому дома не сидится и хочется маршировать хоть до 16 этажа, чтобы выгулять собачку - ну и шагайте себе, вы же не сироты у нас на опеке. Или платите за ремонт лифта сами. И хрен знает кого вы там загуглите из самодеятельных мастеров - ремонт лифта должны производить авторизованные службы.

На третий день организатор форума взбеленился, заявил, что крыша - это его проблема, употребил аббревиатуру ПНХ, вооружился молотком, сбил замок, взобрался на крышу и убедился, что хрен он ее залатает своими силами. Нашел и вызвал мастеров.

Мастера ехали два дня, к этому времени сломался домофон. Выход из подъезда, равно как и вход в него, стали невозможными. И вот это реально был пц. Подъезд оказался заперт. И мастерам по ремонту крыши оставалось помахать на прощанье.

Безнадежные ситуации приводят иногда к поразительным решениям.

Организатор форума вспомнил, что этажом ниже живет древний дед, явно не охваченный форумом, но у которого руки не из жопы - помнится, починил чего-то на раз. Спустился, объяснил ситуацию. Дед вздохнул, вышел с портфелем инструментов и пошел вниз.

Поковырялся, домофон починил. С этого момента жизнь подъезда стала налаживаться. Прибывшая команда ремонтников крыши радостно запрыгала вверх по ступенькам. Еще через сутки отзвонилась аварийка по лифтам - выезжаем! Но в тот вечер дед возвращался к себе на 15 этаж сам. Ему 90.
Карантинное номер 4 .
Про то, как границы не могу помешать человеческому общению.
Лет так 20 назад случилось мне зайти за чашечкой кофе и сигаретами в бар в славном городе Кейптаун, в районе Ватерфронт.
Барменом была дама (что важно), белая, высокая сероглазая блондинка. Я попросил кофе, сигареты и зажигалку. За зажигалкой, которой не было в баре, был послан помощник бармена, хлопчик лет 10. Я в ожидании взял кофе и присел у стойки. Там уже сидела ещё одна дама, приятная во всех отношениях, лет 35, хороших форм, тоже светлоглазая блондинка. И, вот покуда я жду, эта дама спрашивает меня – “Are you a foreigner or poor local creature , like I am?” “Простите, Вы иностранец, или местный, такое же несчастное создание, как я?”. “Я иностранец.” “Откуда, если не секрет?” “ С Украины” “А, с Украины? Не из Одессы ли?” Тут, следует сказать, я немало удивился. Немного народу, особенно в те годы знало, что есть такая страна Украина, а уж про Одессу и речи идти не могло. “Нет, я не из Одессы.” “А Вы там бываете?” “Да, регулярно.” “Послушайте, а ненароком, Володю Вы не знаете? “ К сожалению, нет. Не знаком.” “Ах,” - вздохнула дама и обратилась к барменше - “Володя…Володя. Он такой же статуры, как джентльмен, но у него ещё есть такие роскооошные пшеничные усы.” И взгляд дамы заволокло лёгкой дымкой. “Будете в Одессе, передайте привет Володе!“
Володя, привет!
Африка тоже борется с чужеземной опасностью. Российской Госдуме есть, чему поучиться.
Президент ⁠Бурунди сказал, что вспышка заболевания не коснется его страны, потому в ней «Бог стоит на первом месте».
Губернатор Найроби заявил, что алкоголь является санитайзером для горла, и включил бутылки коньяка Hennessy в наборы для уязвимых слоев населения.
В сети появилось фейковое обращение к африканцам Джеффа Безоса, в котором говорилось, что произведенные в Европе и Америке защитные маски содержат токсины, поэтому их использование опасно для здоровья.
В одном из регионов Эфиопии правительство на три месяца отключило интернет. Нет информации – нет эпидемии.
В ЮАР вместо того, чтобы потратить деньги на борьбу с эпидемией, решили возвести 40-километровое заграждение на границе с Зимбабве, чтобы помешать нелегальным иммигрантам проникнуть на территорию страны
В Уганде во всем обвинили сексуальные меньшинства и устроили на них облаву.
14
«Как вы судно назовете, так оно и поплывет».
«Капитан Врунгель»

«Я же говорил, что нужно было называть или «Быстрый», или «Решительный»
«День радио»

Утром меня вызвали в кадры пароходства и срочно отправили на подмену заболевшего однокашника Макса, бывшего в ту пору вторым помощником капитана на пароходе, который только что вернулся в родной порт.
Уже вечером я прибыл на судно.
На трапе вахтенного матроса не было. Зато там стоял судовой врач и от него пахло не только спиртным, но и чем-то другим, неуловимым и знакомым. Доктор объявил мне, что он сторонник ЗОЖ и предложил выпить. Я тогда не знал, что такое ЗОЖ и на всякий случай отказался.
- А чем заболел мой предшественник? - спросил я у дока.
- Увезли сегодня утром с белой горячкой – ответил тот – хотел в порту Гамбурга отдраить иллюминатор в моём изоляторе и уплыть в Гондурас. Наивный, барашки на иллюминаторе сам Вася задраивал, причем ломиком. Макс не вел здоровый образ жизни - со значением закончил доктор.
Потом он достал какой-то прутик и начал крутить его в руках.
- А это что? - удивился я.
- Это лоза. Воду ищу – сказал доктор и отправился искать воду, осторожно держа лозу вытянутых руках, а я отправился искать капитана.
В кают-компании висел большой портрет в красивой позолоченной раме. На портрете был изображен какой-то взлохмаченный мужик с красным носом и растрепанной бородой, одетый в домашний халат. Мужик был явно бухой. Латунная табличка под портретом гордо сообщала, что в честь этого алкоголика и был назван данный пароход.
«Это я удачно зашел» почему-то вспомнилась мне фраза из популярного фильма и на душе стало немного тревожно.
Портрет смотрел на доску с заголовком «Приказы и объявления».
В центре доски был прикреплен Приказ капитана №1 категорически запрещающий судовым поварам готовить порционные блюда. «Котлет не будет» - понял я.
Затем шел еще один приказ про моториста Валеру, которому не разрешалось покидать каюту со своим тараканом Стасиком. «А с тараканом Васей можно?» вопрошала надпись, сделанная синим фломастером прямо поверх текста приказа.
Следующим был приказ, воспрещающий судовому врачу спать в ванной медицинского изолятора, поскольку, при сильной качке, через сливное отверстие ванны просачиваются льяльные воды и доктор постоянно воняет.
На листе приказа тем же фломастером, но другим, явно врачебным почерком, было написано: «сам ты воняешь, а я пробку нашел и спуск у ванны заткнул». «Пробка не сильно помогла» - понял я, вспомнив мое недавнее знакомство с доктором.
Фломастер на шнурке висел рядом с доской. Свобода слова или, по меньшей мере, свобода фломастера, на судне присутствовала.
На камбузе уже давно кто-то громко урчал и чавкал. «Ну, если там белый медведь, я не сильно удивлюсь» - подумал я, проходя на камбуз.
И медведь был. Ну почти. Нереально огромный, перемазанный машинным маслом и сажей, звероподобный мужик, такой же лохматый, как алкоголик с портрета, но в старой
и грязной спецовке, он с невероятной скоростью поглощал «макароны по-флотски», ловко зачерпывая их полулитровым половником прямо со здоровенной стационарной сковороды.
- Ты кто? – спросил я, от неожиданности перейдя на «ты».
- Вася – ответил тот, не прерывая процесс поглощения макарон. «Хорошо, что не Валера» подумалось мне.
- А что не так с тараканом Стасиком? Стучит в лоб Валеры изнутри? - решил узнать я.
- Если бы. Этот недоделанный энтомолог поймал в порту Дакара таракана и теперь везде его с собой таскает, назвал насекомое Стасиком. Сказал, что он этого таракана дрессирует. Тот уже может бегать кругами вокруг стакана – поведал историю совместной жизни Стасика и Валеры мой новый знакомый Вася.
- И как Валера его дрессирует? – мне стало интересно.
- Элементарно, Валера немного подрезал лапки таракана с одной стороны, вот того и заносит на поворотах. – Вася доел макароны и перешёл к котлу с пельменями.
- Василий, это санитарная зона, Вам здесь нельзя находиться, тем более в таком виде – строго сказал я, вспомнив, что прибыл на должность второго помощника капитана.
- Мне можно – ответил Вася, опрокидывая ведерко майонеза в котёл – я здесь капитан, пельмени будешь?
- Я лучше с доктором бухну – ответил я после секундной паузы.
- Только аккуратней - согласился капитан Вася – док у нас ведет здоровый образ жизни, а нового второго помощника мне кадры пароходства до отхода судна могут и не прислать.
И я пошел искать доктора, по запаху.
Больше всего в масочном режиме в Москве меня прикалывают патрули Росгвардии! Согласно масочному режиму, я, чтобы не тратиться на маски, купил себе противогаз, и в нём хожу.
Меня останавливают, проверяют паспорт, рабочий пропуск, а вот противогаз я снимать отказываюсь, ссылаясь на режим самоизоляции!
И ничего, не проверяя лица - отпускают!!!
Субнормальность (продолжение)

Когда я спустился вниз, кормовая аппарель была закрыта, а на грузовой палубе стоял одинокий милицейский уазик.
- Алексей – позвал я механика – а зачем ты погрузил вот это?
- Так вы же сами дали добро – спокойно ответил тот – а машина стояла на полосе погрузки у аппарели.
- Ты дебил? – мне хотелось выть – кому в Европе нужен милицейский уазик, с надписью: «Адмиралтейское РУВД»?
- Может миллионеру какому в коллекцию? – неуверенно предположил Алексей.
- Какому миллионеру?! В какую коллекцию?! – орал я - только если продать на Брайтон Бич эмигрантам, пусть устроят такси-аттракцион «вспомни Адмиралтейское РУВД»!
- Но мы же сейчас вроде как в Росток идём – возразил Каратаев – а не в Нью-Йорк.
- Вот и я о том - меня начало отпускать - ну и кто теперь за всё это будет отвечать?
- Вы – спокойно ответил Алексей – вы разрешили погрузку.
- Какой находчивый юноша – съязвил я - а уазик ты как на палубу затащил?
- Судовым погрузчиком, там поднял, тут поставил – ответил механик.
- Каратаев – мне вдруг стало не хорошо - менты с уазика где?
- Так они Шурика к доктору понесли – начал рассказывать Каратаев знакомую мне историю – им наставник по ВМП приказал.
- Ты понимаешь, – перебил я механика - что уже больше часа по судну бродят два милицейских сержанта в поисках изолятора, таская с собой тело матроса Шурика. Хотя, от тела они уже давно избавились и теперь ищут свой уазик на пирсе, а ты его спёр.
- Понимаю – безучастно ответил тот – и что?
- И то – меня опять распирало от возмущения – что ты настоящий дебил!
Каратаев вдруг покраснел и, слегка запинаясь, произнёс:
- Я не знаю, что вам там сказал Павел Николаевич, но знайте - я не дебил! У меня «умственная субнормальность», и то диагноз пока под вопросом!
От его неожиданного признания я на секунду забыл о потерявшихся ментах, матросе Шурике с паспортом Дональда Дака, и даже о каюте «Хабаровск», где был полный полярный «писец».
Итак, в команде есть условно сертифицированный субнормал. Возможно не один.А вдруг Каратаев решит ночью к уазику подгрузить портовый кран, трансформаторную будку или что-то ещё? В порту можно же найти всё, что угодно. А утром доктор снова вызовет машину с Пряжки. Каратаева отвезут в стационарные условия, где торжественно поменяют его условный диагноз на реальный. И я начинаю догадываться, кому отдадут освободившейся.
Мне необходимо срочно выяснить: как Макс смог продержаться на этом пароходе целых два с половиной месяца, и только потом уехать в дурку.
А вот я люблю плохую погоду. Особенно, когда она резко портится.
Вот ты лежишь на диване. На улице жарко, парит, и всё тело липкое. Сгущается ночь, ты лениво смотришь телевизор и потягиваешь холодное пиво. По телевизору, как всегда, ничего хорошего не показывают. А ты вчера сидишь дома, позавчера сидишь дома, и завтра тоже будешь сидеть дома. И вдруг...
Резко хлопает створка окна. С грохотом закрывается дверь. Это подул свежий ветер.
Здесь самое главное – не потерять момент. Нужно сразу одеть какую-нибудь лёгкую одежду, взять в руки зонтик (из тех, которые не жалко) и выйти на улицу. Тебя моментально закрутит, волосы на голове сразу оживут, лицо почувствует долгожданную прохладу. Через несколько секунд на тебя упадут первые крупные капли дождя. И ты идёшь – идёшь дальше, прочь от дома, от телевизора, от пива, от всей жизненной мелкой суеты – туда, во тьму, в неизвестность.
В какой-то момент блеснёт молния и раздастся раскатистый гром. Ты понимаешь, что оно уже близко – счастье. Пора раскрывать зонт – ты поймал этот момент, налетают тугие струи майского ливня. Ветер не унимается, он играет с твоим зонтом и пытается вырвать его из рук, а ты отчаянно сопротивляешься. Блеск молний всё ярче, а гром всё ближе.
И вот она – кульминация! Ветру, наконец, удаётся вырвать зонт из твоих рук, и ты, счастливый, как никогда в жизни, радостно его отпускаешь! Пусть летит, куда ему вздумается, он так же свободен, как и ты! А ты просто поворачиваешься лицом к ветру, раскидываешь руки в стороны, поднимаешь голову к небу и хохочешь! Хохочешь во всю глотку, и со смехом этим из тебя вылетает всё, что тебя доставало, всё, что тебе до посинения надоело, все неприятности, все проблемы, все невзгоды! Ливень – а теперь это уже даже не ливень, а водопад – омывает тебя с ног до головы и смывает с тебя все болезни, всю депрессию, всё, что тебе мешало просто жить.
Здесь опять важно не упустить момент. Вдоволь нахохотавшись, ты, счастливый, одинокий и свободный, поворачиваешь обратно к дому. Добравшись домой, ты скидываешь с себя всю мокрую одежду, надеваешь сухой халат и садишься за уютный письменный стол. Никаких телевизоров, никакого верхнего света! На письменном столе горит только небольшая настольная лампа.
Ливень переходит в успокаивающий дождь, который ласково барабанит по крыше. А ты сидишь и в тусклом свете настольной лампы читаешь любимую книгу. Через какое-то время, не поддающееся никакому исчислению – быть может, через секунду, а быть может, и спустя вечность – ты засыпаешь крепким, здоровым сном.
Как то неприятно читать истории, как люди бухают на 9 мая. Даже грустно. Еще и лозунги, гордишься ли подвигом своих дедов.
Да, горжусь.
Но вот они нынешним поколением вряд ли гордились бы. Они победили в войне, а потом еще подняли страну из руин.
А потом что?
Поколение распи$д@ев, которые только и умеют, что бухать, отмечать 9 мая и гордиться подвигами дедов.
Пока это поколение бухало, Германия и Япония опередила СССР в развитии, а потом далеко позади оставила все постсоветские страны.
Поработать никто не хочет, как бы что спи$дить, потом пойти набухаться.
Нет, встать бы и работать, работать от души.
Грустно в общем.
Страна должна знать своих "героев".
Брянский миллиардер Роман Семиохин, которому было предоставлено гражданство Кипра, пожертвовал один миллион евро Центральной больнице Никосии на Кипре. Меж тем на борьбу с коронавирусом в Брянской области потратили почти миллиард рублей. О пожертвованиях в местную систему здравоохранения от бизнеса не сообщалось.
Вот пусть киприоты и ходят закупаться в его ТЦ «МегаГринна», а сам он если заболеет коронавирусом, пусть пешком пиZдует лечиться в ЦБ Никоссии.
Дисклеймер: этот текст не является попыткой принизить историческую роль России во Второй мировой войне.

В феврале 1997 года на своем техасском ранчо скончался генерал-майор ВВС США в отставке Роберт Престон Тейлор. Он был одним из очень немногих генералов, которые никогда не брали в руки оружие. По военной специальности он был священником, а если воспользоваться давно забытым русским словом, - капелланом.

За 55 лет до этого печального события, весной 1942 года, отец Тейлор был далеко от Техаса. В составе воюющей с японцами группировки генерала Кинга он находился на филиппинском полуострове Батаан. Что входит в обязанности военного священника? Разыскивать раненых (иногда на территории противника); ухаживать за ними; своим примером приносить надежду и веру солдатам, которые потеряли и ту, и другую; учить стойкости и терпению; провожать в последний путь, наконец. Судя по тому, что отец Тейлор был награжден Серебряной Звездой за доблесть в боевых действиях, это у него получалось хорошо.

На рассвете 9 апреля 1942 года генерал Кинг сдал японцам свою группировку страдающих от болезней и истощения солдат, в числе которых были 68 тысяч филиппинцев и 12 тысяч американцев. Это была наиболее многочисленная одновременная военная капитуляция в американской истории. Японцы отправили пленных в 97-километровый путь, который историки впоследствии назвали Батаанским маршем смерти. Согласно Википедии, «марш сопровождался немотивированным применением силы и убийствами со стороны конвоиров, привёл к большим потерям среди военнопленных и гражданских. Падения, неспособность к дальнейшему передвижению, как и любое проявление протеста или выражения недовольства, были фактически равносильны смертному приговору. Упавших добивали или оставляли умирать. Конвоиры обезглавливали упавших, перерезали им горло или просто пристреливали. Также пленных закалывали штыками, насиловали, вспарывали животы, избивали прикладами и не позволяли пленным пить или есть в ходе марша (составившего около недели для сильнейших из выживших) по тропической жаре.

Заключённых атаковали за оказание помощи людям, упавшим из-за слабости или по другим причинам. По упавшим проезжали японские танки. Мотоциклисты выставляли винтовочные штыки на уровне шеи и проезжали вдоль ряда людей, марширующих по дороге, нанося им смертельные порезы. Стороны дороги были усеяны телами погибших и живыми, умолявшими о помощи. Пунктов назначения достигли 54 тысячи человек, число умерших после окончания марша, но в его результате, так и осталось неизвестным».

Отцу Тейлору повезло: он выжил в этой мясорубке физически и остался в здравом рассудке. Японцы определили его в Кабанатуан, крупнейший из лагерей для военнопленных на Филиппинах. Примерно 8000 заключенных были втиснуты в прямоугольник 730 х 550 метров, где располагались бамбуковые бараки, четырехэтажная вышка охраны и госпиталь «Палата номер ноль», получивший такое прозвище в соответствии с вероятностью выйти оттуда живым. Именно в этот госпиталь вызвался работать отец Тейлор. Он сразу понял, что основной причиной смерти пациентов является полное отсутствие лекарств и начал думать, где эти лекарства достать. Судьба часто идет навстречу верящим и целеустремленным. Так случилось и на этот раз. Отец Тейлор установил связи с филиппинскими партизанами, в лагерь пошли лекарства, пациенты начали выздоравливать, что немедленно вызвало подозрения японцев. Группа Тейлора была раскрыта. Некоторые получили смертные приговоры, американка Клара Филипс – пожизненное заключение.

Отец Тейлор подлежал немедленному расстрелу, но вместо этого был посажен в «горячий ящик» - клетку размером 1.2х1.5 метра, помещенную на палящее солнце, - где он должен был умереть. На минимуме еды и воды капеллан выжил в ящике в течение девяти недель. Практически мертвый Тейлор был переведен в больницу. Но несмотря ни на что, выжил. Из больницы он вышел в 4 июля, в День Независимости. Он собрал вокруг себя группу заключенных и сказал: «Если вы вывернете меня наизнанку и посмотрите в мое сердце, вы увидите человека, который несмотря ни на что верит в могущество Божье. Я буду жить, и вы тоже будете жить, потому что Господь даст нам силы. А теперь склоните ваши головы и помолитесь!»

В октябре 1944 года, когда японцы уже были близки к поражению, враг решил переместить всех американских офицеров в Японию. Транспорт собирали в Маниле, где отец Тейлор провел 2 месяца вместе с остальными 1600 офицеров из Кабанатуана.

В начале декабря, самого жаркого и сухого месяца на Филиппинах, конвой повел заключенных к докам. Их упаковали в три душных, невентилируемых трюма Ориоку-Мару, который когда-то был роскошным лайнером. На человека в трюме приходилось около трети квадратного метра. О санитарных удобствах речь даже не шла. В первую ночь в трюме, где находился отец Тейлор, умерли 30 человек. Через день на колонну судов напали американские бомбардировщики, экипажи которых не знали, что на борту находятся пленные. Они потопили все корабли, кроме Ориоку-Мару, зашедшего в Субик-Бей. Его разбомбили на следующее утро. Офицеры пытались добраться до берега вплавь, но там по ним стреляли японцы. Из 1600 человек выжили 400. Отец Тейлор в их числе.

Потом были шахты в Фукуоке, потом Маньчжурия, потом возвращение домой. Все, кто оказывались рядом с отцом Тейлором в те три страшных года, впоследствии вспоминали о нем, как о человеке с исключительным присутствием духа, которого хватало на всех его окружающих. «По вере вашей да будет вам» — это о таких, как Роберт Престон Тейлор. Царствие ему Небесное и вечный покой.
44
"Если у Вас паранойя - это не значит, что за Вами не следят"
Когда-то я уже упоминала, что моя бабушка была учительницей начальных классов (в советское время, само собой). И кроме непосредственно преподавания ей надо было еще нести и "общественную нагрузку". Конкретнее, перед выборами депутатов в Верховный Совет, а также перед любыми политически значимыми мероприятиями учителям приходилось "агитировать" - ходить по квартирам учеников в вечернее время и объяснять их родителям, как себя вести и как голосовать. По воспоминаниям бабушки:"Идёшь вечером, у самой дома дети/муж ждут, а ты по чужим квартирам ходишь. Люди после работы уставшие, голодные, а ты им агит.речи толкаешь - просто потому, что должна".
К чему я это вспомнила сейчас? Учительница моих детей прислала по электронке бланк анкеты - "Сведения о занятости ученика 1 класса СОШ №ХХХ г. Энска в летний период". Нужно указать ФИО, адрес проживания, сведения о местонахождении, оздоровлении и занятости помесячно. Понятное дело, самой учительнице это нужно, как рыбе зонтик. От неё просто требуют сводную таблицу по классу. Уж не знаю, для каких социальных манипуляций и кому это нужно, но мне очень не нравится тенденция. Молчу уж, что с учетом коронавируса кому-то, возможно, придется отменить бронь в санатории, а кому-то отменить поездку на заграничный курорт - всё пока неясно и зыбко и не хочется подвергать детей риску заражения. А анкету предлагается сдать до 30 мая. И как в ней могут оказаться реальные данные? И сколько ресурсов потрачено на сбор заведомо недостоверной информации? И куда и зачем эта информация пойдёт? Не нравится мне это, совсем не нравится...
9 мая...
Опять кто-то будет орать "Можем повторить!" Специально для повторяльщиков я хочу показать эту ОЧЕНЬ НЕСМЕШНУЮ историю. А не смешная она, потому что это не графоманские фантазии, это просто правда. Такая какая она есть, без прикрас... документ...
Чтобы желающие повторить знали КАК ИМЕННО это может повториться.

Ссылка на документ в источнике.
======================================================

С первыми женскими пополнениями Базы Черноморского флота встретились уже в первые дни мая 1942 г. Женские мобилизации проводились в спешке, и как показывает анализ, имелись случаи, когда необученные и «необстрелянные» девчонки оказывались в эпицентре военных действий.

Так, Ольга Акимовна Сердюкова (в девичестве Холодницкая) из станицы Азовской Северского района Краснодарского края свидетельствует о тех драматических событиях:

«Я была мобилизована 3 мая 1942 года в г. Краснодаре в числе 630 девушек-добровольцев. 5 мая мы оказались в Темрюке. Нас погрузили на корабль и сообщили, что повезут в тыл учиться на телефонисток. А 7 мая 1942 г. корабль прибыл в г. Керчь, где шли активные боевые действия. Ночь простояли на рейде, нас никто не пришел встречать, наутро оказалось, что пристань заминирована.
Когда нас перебросили на сушу, мы ужаснулись: кругом изуродованная бомбежками земля и никого. Оказывается, люди укрывались в землянках под скалами. Нас бомбили день и ночь. Кухни не было, доедали то, что взяли из дома.
Ни о каких занятиях не было речи. Мы друг друга плохо знали и командиров почти не видели. Только молодой лейтенант, который прибыл с нами в Керчь, так переживал, что поседел.
Однажды нас, кто прятался в Аджимушкайских каменоломнях, собрали и сообщили, что 80 девчонок погибло. Каждый день кто-нибудь погибал. 16 мая мы впервые услышали, что нас называют девушками 50-го полка связи 47 Армии.
Нам объявили, что за нами пришел катер. Но на него, хоть из 630 человек осталось 115, мы не попали - мужчины нас обошли. Переполненный катер ушел, а мы остались на мостике.
Какой-то офицер сказал, что нужно спасаться, как можем, так как завтра здесь будут немцы.
От отчаянья, когда подошел очередной катер с баржей, мы, восемь девчонок, державшихся вместе, бросились в воду. Пятерым удалось влезть на баржу. От перегрузки баржу начало заливать водой. С баржи открыли стрельбу, чтобы отогнать от нее людей. Мы отплыли, а сколько осталось...
Когда до берега осталось 70 метров, нас начали обстреливать немецкие самолеты. Многие попрыгали в воду, прыгнули и мы. Из пятерых выплыли трое. Шли по берегу трое суток до Темрюка.
Всюду были трупы людей, животных. В Темрюке нам выдали сухой паек и отправили по своим военкоматам. 26 мая я вернулась в ст. Азовскую. Дома думали, что меня уже нет в живых. А 10 июня 1942 года я была повторно мобилизована и направлена в Объединенную школу Черноморского флота»

Сведения О. А. Сердюковой подтверждают документы Центрального архива Министерства Обороны - наряд по линии партийных и советских органов от 28 апреля 1942 г. за подписью
начальника штаба СКВО генерал-майора А. И. Бармина о мобилизации девушек и отправке их в Управление связи Крымского фронта в г. Керчь

========================================================

Специально для тех кто думает, что девушки на фронтах "насосали" свои награды - текст документа:

========================================================
В отчетных документах об анализе прохождения военной службы девушек начальником 2-го отдела УПК ВМФ Дмитриевым и начальником 1-го отделения 2-го отдела Курковым в ЦК ВЛКСМ в 1942 году докладывалось:

«...В изучении специальности девушки имеют большие успехи, давая образцы, которые могут служить примером для краснофлотцев-мужчин. Девушки, исполняющие должности писарей, коков, санитаров и др. проявили себя с наилучшей стороны, благодаря чему многие командиры частей, ранее скептически относившиеся к использованию в частях девушек, сейчас требуют увеличения нарядов. Имевшие место опасения, в смысле неудобства совместной службы в одной и той же части мужчин и женщин по каким-либо аморальным явлениям, не подтвердились, и там, где сколочен крепкий, здоровый коллектив и правильно расставлены силы, девушки сами подают сигналы, предупреждающие возможность аморальных явлений»
Сначала - анекдот:

Идет в институте лекция по ОБЖ. Профессор аудитории: Вы — прораб на стройке. На ваших глазах с лесов падает и разбивается насмерть рабочий. Ваши первые действия? Студенты: Вызвать скорую! Вызвать милицию! Сообщить родственникам! и т.п. Профессор: Наденьте на труп каску и страховочный пояс, иначе полиция приедет за вами!

История из жизни.

Сорвался работяга с лесов зимой. Разбился весьма серьёзно и в кому отправился. Прораб прибежал, заставил на него каску напялить и пояс монтажный.
На следующий день руководство конторы без вазелина жарило всё начальство стройки.
В больничку привезли чувака, сняли пояс, сняли куртку... А под курткой ещё один пояс.
13
На заводе повышенные меры безопасности: маски одевают, чтобы пройти через проходную, градусники, которые показывают 34 градуса, расписываемся за инструктажи каждый день. А на днях видел такую картину: из аппаратов в с водой убрали граненые стаканы, повесили предупреждение о одноразовых стаканчиках и... поставили в аппарат один одноразовый стаканчик из которого пьёт весь завод.
38
Любовь и предательство

Эпиграф: "И если б знамя мне доверил полк…"
М.Цветаева

В студенчестве я сочла, что мне катастрофически не хватает памяти. Дескать, информационный поток не усваиваю в полном объеме, и с учебой из-за этого проблемы. Решила я тренировать и память, и мозги: запоминать и заучивать тексты и стихи. Легких путей не ищем: таблеточки там стимулирующие, укольчики укрепляющие. Нас трудные пути вставляют. Замысловатые.

Сказано – сделано. Читать мне всегда нравилось. Городская библиотека с детства была в шаговой доступности, прямо в нашем доме. Когда нужно было вызвать такси, или сориентировать гостя, мы так и говорили, что живем в библиотеке. Только и нужно, что спуститься с этажа и обойти дом.

Библиотека выручала, когда мы с сестрой теряли ключи и ждали родителей до вечера. Тихо, тепло, чисто. Можно было уроки сделать, книжки почитать. Так что ключи мы теряли часто. В шахматном порядке. То я, то сестра. То опять я. К концу нашего обучения в школе, врезать новые замки в дверь квартиры уже не получалось, пришлось менять всю дверную коробку.

Так и сидели как два воробышка, в библиотеке, ждали родителей.

Со временем, посещение библиотеки стало доброй традицией. Местом встречи. Приходили, располагались, раскладывались.

Тетки там работали понимающие и добрые. Разговаривали с нами, как со взрослыми, принуждали нас мыслить, рассуждать. Тренировали нас на внимательность. Кропотливо формировали вкус, заставляли думать. Воспитывали. Подсовывали интересные книги, не из школьной программы, и рекомендовали к прочтению.

Потом обязательный пересказ, анализ. Уточнение деталей, выводы. Эти навыки потом пригодились в жизни.

Я уже и не помню их имен, но очень благодарна этим невзрачным женщинам. Спокойным и терпеливым. Они сформировали мой характер, образ мыслей, практически проделав большую часть воспитательной работы за наших вечно занятых, замотанных родителей.

В библиотеке прошло наше детство.

Так вот, чтобы память натренировать, я брала томик стихов, Маяковского например, и учила. Там все просто: один раз читаешь, представляешь картинку.

Слог у Маяковского рубленный. Ритмичный. Маршевый. Улавливаешь шаг, ритм. Повтор два, максимум три, раза, и все, ты можешь воспроизводить, в любое время дня и ночи, без подсказок.

Я томами и авторами наизусть учила. Глотала!

Не знаю, как насчет памяти, но шестеренки в голове закрутились. Чужие мысли, изложенные на бумаге, зарифмованные и зашифрованные, заставляли думать и размышлять. Верить или подвергать сомнению.

Эмоции переполняли меня, впечатлениями от прочитанного хотелось делиться. Нужен был собеседник. Вдумчивый. Размышляющий. Понимающий.

В то время меня увлекла поэзия Марины Цветаевой, женская и многослойная, как черная вуаль.

Время ей выдалось странное, зыбкое. Судьба досталась трагичная. Стихи она выплескивала на бумагу, как бокал с болью, с кровью. Напополам. Её поэзия завораживала, в воображении рисовались батальные сцены.

"…если б знамя мне доверил полк,
И вдруг бы ты предстал перед глазами —
С другим в руке — окаменев как столб,
Моя рука бы выпустила знамя…"

И я сразу видела: Поле битвы. Знаменосец с горном и со стягом. Звон стали. Крики поверженных, упавших и затоптанных. Стоны раненых. Ржание лошадей. Кругом все кипит, только руку протяни.

А он стоит над этой схваткой. У него лишь знамя и сигнальная труба. И сила духа. И единственное задание: сберечь знамя полка. Если знамя реет над полем брани, значит наша высота не взята. Наши ряды не смяты противником. Еще есть шанс на победу.

Знаменосец со знаменем был главным ориентиром на поле брани. Юный, безусый, самый последний в шеренге. Но именно на него в пылу боя, нет-нет да и оглядывались бывалые, седые вояки.Стоит ли? Держит? Знамя наше реет?

Отдать знамя, которое тебе доверили, в чужие руки, врагу – высшая степень предательства. Значит обесславить всё. Страшный грех. А Цветаева хотела сказать, что любовь превыше всего. Любовь объяснит предательство. Оправдает.

Вот такую дискуссию я и развернула со своим поклонником. Про Любовь, про предательство. Про Цветаеву. Про поэзию.

Что я вообще могла об этом знать в 18 лет? Судить? Примерять на себя?! Давать оценки? Я рассуждала, недоумевала, горячилась. Пыталась разобрать творчество великой Цветаевой на составляющие.

Поклонник слушал. Молчал. Не дано ему много говорить. Бог задумал его таким, чтобы жизнь людям осложнять. Конкретно мне. Но согласно кивал своей гривой.

Годовщина свадьбы. 25-лет совместной жизни. Серебряная свадьба.

Устроили вечеринку. Все свои, близкие. Теплая атмосфера, душевные разговоры, воспоминания. Сидим торжественно-нарядные.

И тут старшая сестра мужа, с ней у него особенные, доверительные отношения, рассказывает историю из серии «как это было, как все начиналось»:

25 лет назад брательник всерьез влюбился.

"Она такая! Такая! Необыкновенная!" И последним аргументом к женитьбе, этаким козырным тузом из рукава на стол: «Она меня так любит! Так любит! Сказала мне, что ради меня Родину готова предать! И знамя! Все! Решено! Женюсь!»

Чё-о-о-о??! Ты охерел? Ты чего там наплёл про меня?

Так вот, молодежь. Любите друг друга! Разговаривайте! Но не забывайте следить за формулировками и описывать свои чувства корректно и доступно, с поправкой на интеллект собеседника. А то не все способны оценить ваши посылы и мысли правильно!

Здоровья и всех благ!
Продолжение истории №1111159 от 09/05/2020
В кают-компании я столкнулся с невысоким парнишкой, одетым в тельняшку, розовые трусы и резиновые шлёпанцы. Раннюю лысину он пытался компенсировать жидкими усиками и куцей бородкой.
- Я - Стасик - представился мне парень.
- Таракан? – изумился я.
- Нет, электрик - ответил Стасик и захлопал белёсыми ресницами. Он протянул мне моток провода и спросил:
- Какой это цвет?
- Зелёный - недоуменно ответил я.
- Ай, чёрт! - досадливо воскликнул Стасик - а я думал, что синий. Он подпрыгнул на месте, развернулся и куда-то быстро засеменил, держа одной рукой провод известного ему теперь цвета, а другой поддерживая сваливающиеся трусы. «Стасик, наверное, думает, что трусы у него не розовые, а синие или зеленые» - догадался я. Но как ему об этом сказать. Например, так: «Станислав, голубчик, Ваш невинный недуг – дальтонизм, ввёл Вас в невольное заблуждение. Позвольте же мне некоторую бестактность. Вы, наверное, полагаете, что цвет вашего нижнего белья имеет сине-зелёную гамму оттенков. Увы, вынужден Вас разочаровать и сообщить, что у Вас труселя розовые.» А если это он специально? если все так и задумано? «Да оно мне надо так рисковать своей гендерной репутацией гетеросексуала?!» - решил я.

Поднявшись верхнюю палубу, я увидел доктора, который внимательно разглядывал полную Луну. 
- Док - позвал я его - предложение выпить ещё в силе? Тот убрал лозу, которую держал в руке и достал медную проволоку в форме буквы «Г». 
- А это зачем? – доктор продолжал меня удивлять количеством хлама в его карманах.
- Это биолокатор. Выпивку будем искать. По биополю! - пояснил доктор и уставился на конец проволоки. Проволока показывала на мой рюкзак. Док посмотрел на меня вопросительно. Я отрицательно покачал головой. Он вздохнул и решительно пошагал к кормовой надстройке. Мы остановились у двери каюты с надписями: «Хабаровск» и «Войдёшь без стука — вылетишь без звука». 
- Почему Хабаровск? - поинтересовался я.
- Это же логично. Здесь живет Хабаров – доктор посмотрел на меня как на имбецила.
- А он кто? – я решил выяснить штатную должность Хабарова на судне.
- Он полярник, он умеет зимовать. Одиннадцать зимовок! Из которых шесть в Антарктиде – похвастался за полярника док.
- А остальные пять зимовок где? – спросил я, уже предвидя ответ: «что, соответственно, в Арктике». Но не тут-то было.
- Одна на Пряжке, по моей, естественно, рекомендации, и ещё четыре на Васильевском острове - ответил док и открыл дверь. «Без стука» - понял я и задержал дыхание. Из каюты шибанул такой запах, что с легкостью перебил амбре доктора.
За дверью бухали четверо. На столе стояло несколько початых бутылок, большая тарелка с пельменями и тазик с квашенной капустой. Под столом были ящики с уже пустыми и ещё полными бутылками. На нас с доктором внимательно посмотрели, затем нам кивнули и поставили на стол две полные бутылки и два пустых стакана.
-"Абсолют" - прочитал название напитка док, плотоядно хрюкнул и мгновенно разлил полбутылки на шестерых.
- Тост – скомандовал доктору один из четверки, наверное, это и был Хабаров.
- Ну, за здоровый образ жизни – поднял свой стакан док.
И в этот момент на судне вырубился свет. Мы выпили. Свет мигнул и загорелся снова.
Доктор тут же воспользовался появившимся освещением и лихо разлил начатый «Абсолют».
- Тост – Хабаров требовательно смотрел на меня.
- За электрика? – предложил я.
- Не чокаясь? – Хабаров перевел уже вопросительный взгляд на доктора.
Док взглянул на мерцающий плафон каюты и пожал плечами.
- Будем оптимистами – предложил Хабаров, и мы чокнулись.
«Так» - прикинул я в уме: «Абсолют» литровый. Доктор у нас крутой профессионал и имеет «глаз ватерпас». Разливает всем поровну, плюс минус пару капель. Литр водки на шестерых мы выпиваем примерно за пятьдесят пять секунд. 300 миллиграммов спирта – это смертельная доза для здорового человека. Значит жить мне осталось… э… где-то четыре с половиной минуты, плюс агония». Мне стало почему-то очень жалко себя и захотелось напиться.
- Чиф, Начальник, Шеф и Хабаров – представил моих коллег доктор. Выпили за знакомство. Чиф - это старпом, начальник радиостанции и шеф-повар – тут всё понятно. «Но, черт побери, кто такой Хабаров!»
Судовое освещение предательски мигнуло. Доктор не растерялся и снова быстро наполнил стаканы.
- «Зеленые революционные шаровары» опять мудрят с проводкой – предположил Чиф.
- Почему зеленые? – удивился я – они же красные, то есть розовые.
- Он думает, что зеленые – а это важно! – доктор внимательно посмотрел на меня уже как на идиота и продолжил – розовое хорошо видно в море.
- Электрика иногда шибает током – вступил в разговор Шеф - и когда тот сваливается за борт, то его отлично видно на воде.
- Вася подарил электрику резиновую обувь, поэтому потеря сознания от поражения электрическим током обычно не наступает – поддержал разговор доктор – а боцман держит в полной боевой готовности судовой мотобот для подобных случаев.
- в конце ноября Вася подарит ему оранжевые трусы и скажет, что они синие – Шеф попытался перехватить инициативу разговора.
- Зачем синие? – я понимал, что уже ничего не понимал.
- Оранжевый цвет на льду лучше видно, чем розовый – снисходительно пояснил мне Хабаров.
Осознав, что пока мы разговариваем на профессиональные темы о влиянии расцветки трусов судового электрика на «обеспечение безопасности жизнедеятельности экипажа – мы не пьём, я попытался еще чуть-чуть пожить и стал поддерживать данную тему разговора всеми силами своего, уже нетрезвого, интеллекта:
- А что, у электрика только одни трусы?
Док осторожно поставил свой наполненный стакан на стол, внимательно посмотрел на меня и задал вопрос тихим и вкрадчивым голосом:
- А сколько трусов обычно одеваете вы, молодой человек? - голос доктора мне совсем не понравился. Еще пара подобных неосторожных фраз и уже завтра утром я могу отправиться вслед за моим предшественником. Зимовать, как Хабаров, на берегу реки Пряжка мне не хотелось, тем более, что до зимы еще далеко.
Надо было срочно отвести от себя возникшие подозрения доктора о моём возможном девиативном поведении, и я предложил выпить.
B Москве один из самых дорогих спорткаров Мерседес, разогнавшись, вылетел на встречку, где столкнулся с машиной такси, отлетел в сторону и протаранил ещё 2 припаркованных автомобиля. По мнению честных и неподкупных сотрудников ГИБДД в данном дтп однозначно виноват водитель такси. Кто-то ещё сомневается?
Полярник Хабаров.(продолжение)

Я поднялся на мостик. На нем уже никого, кроме третьего помощника Толика, не было.
- А кто такой Хабаров? – голос мой был суров.
- Полярник – ответил Толик удивленно.
- А по судовой роли? – не давал я себя запутать.
- Сам пойди и у него спроси – вдруг огрызнулся «трёшка».
Возвращаться в каюту к Хабарову мне очень не хотелось. У меня же нет такого навыка многократных и разнообразных зимовок, как у этого опытного полярника – так что мне столько не выпить.
- Дай мне судовую роль на приход - потребовал я у третьего помощника.
Тот молча протянул лист бумаги. Фамилии «Хабаров» в списке экипажа не было.
- Толик – начал я угрожающе. И Толик раскололся. Хабаров оказался… бомжом.
Несколько лет назад, когда героический полярник учился зимовать на крайнем юге, жена объявила его без вести пропавшим, заочно с ним развелась и выписала из квартиры. Теперь Хабаров кочует по знакомым пароходам, а когда к какому-нибудь судну прибиться не получается, то побирается у станции метро Василеостровская.
«Маринка, жена электрика, явно лучше» – решил я: «не оставляет своего Стасика без штанов, то есть оставляет, но в прямом, а не переносном смысле».
- А давно Хабаров зимует на пароходе? – продолжал я допрос Толика.
- Не знаю – ответил тот – когда мы в марте менялись, он уже был.
- Супер – возмутился я – то есть этот полярник, хрен знает сколько времени, ничего не делает, ни за что не отвечает, только катается на пароходе без документов по всему миру?! Ест, спит и бухает на халяву?!
- Завидуешь? – спросил Толик
Я удивленно посмотрел на третьего помощника и понял: «а это умно!»
Было над чем задуматься: «почти все тоже самое, что и у нас, только ответственности никакой и делать ничего не надо».
- Так, стоп – сказал я – это же преступление. Контрабанда человека через границу!
- Человек не товар – возразил Толик – его таможить не надо, он беспошлинно.
- Но границы то он пересекает незаконно – не соглашался я – за это кто будет отвечать
- Вот Хабаров сам и ответит – успокаивал меня Толик – экипажи сокращают, свободных кают много, тебе что, жалко?
- Нет – огорошено согласился я
- Всё! – вдруг оживленно объявил Толик – полночь, вахту сдал. Судовой журнал на штурманском столе – и он выскользнул с навигационного мостика.
«Обалдеть!» - я был потрясён: «дела не принял, с экипажем толком не познакомился, даже в каюту не заселился! Какой идиот назвал пароход, в честь великого, но спившегося человека».
Приятель рассказал о недавней беседе с женой.
Он, читая научный сайт:
- Представляешь, если просверлить скважину к центру Земли и бросить в неё кирпич, он будет лететь к центру планеты целых 45 минут.
Она:
- Зачем?
- Что зачем?
- Ты говоришь: если просверлить дырочку к центру Земли. Зачем её сверлить?
- Чтобы бросить кирпич.
- Подожди. Такую дырку придётся сверлить несколько лет?
- Если появятся технологии, которые в принципе позволяют это сделать – да.
- И потом, когда её просверлите, вы бросите в неё кирпич?
- Да.
- А сколько всё это мероприятие будет стоить? Сотни миллионов долларов?
- Ну… наверное.
- Мужики, и вы нам рассказываете про женскую логику? Да я не шевельну пальцем, если не пойму, какую выгоду получу от своей работы, а вы хотите за сто миллионов долларов бросить в дырку кирпич и получить заранее предсказанный результат, который даже не намазать на хлеб!
Алкоголь алкоголиков (продолжение)

Оставшись на мостике один, я принялся за чтение судовых документов. Изучил и наше рейсовое задание. По плану мы шли в Росток в балласте и там вставали под погрузку. Погрузку «чего» - не удалось прочитать, меня отвлёк звонок судовой АТС:
- Мостик – ответил я.
- Это вахтенный механик – произнес уже знакомый голос Алексея в трубке – разрешите закончить погрузку и закрыть кормовую аппарель?
- Разрешаю – автоматически согласился я и повесил трубку.
«Интересно, а что я разрешил? Что он там грузит, если мы должны идти в балласте и почему не сменился с вахты?» - надо было пойти проверить, что же я там такое «накомандовал» и кому.

В коридоре мне встретился дядька с небольшой окладистой бородкой. В каждой руке он нёс по картонной коробке с этикетками «Абсолют».
- Стоять! – зарычал я – Ты кто?
- Алексей-алкоголик – ответил бородач и поставил коробки на палубу.
- Почему алкоголик? – количество разнообразных форм алкоголя в материальном и виртуальном видах начинало для меня зашкаливать.
- Потому что Алексей – непонятно объяснил тот.
- Либо нормально объясняй, либо… - я не знал, какую кару придумать и просто выдохнул.
- В экипаже два Алексея – начал рассказ дядька – один, четвертый механик, он не пьёт – бородач разговаривал со мной, как с дошкольником – если я был бы не Алексеем, а, к примеру, Егором, то я был бы просто Егор, без приставки «алкоголик», другого Егора на пароходе то нет.
Он подумал и продолжил:
- Никаких Егоров нет. Есть два Алексея, один просто Алексей, а я – «Алексей-алкоголик».
- И ты пьёшь! – догадался я.
- Нет - дядька улыбнулся - я не пью.
- Так какого черта ты тогда алкоголик! – мозги у меня закипали, но я не сдавался.
- Я не алкоголик – обиженно засопел бородач: – Я – Алексей-алкоголик! Это другой Алексей может выпить, чуть-чуть, но может. Мне же совсем нельзя, мне вера не дозволяет - и он перекрестился двумя пальцами.
- Старовер? – догадался я
- Нет, старообрядец – объяснил он и добавил – вот доктор наш, он старовер.
- Так он же пьёт? – удивился я.
- Вот я и говорю – старовер.
- Хорошо, допустим – я почти взял себя в руки – зайдем с другой стороны, вы кто по должности?
Больше всего на свете я боялся услышать ответ: «полярник». Развели на судне богадельню. У «Хабаровска» в соседях мог вполне оказаться какой-нибудь «Скит» или «Лавра». Но ответ меня порадовал:
- Старший матрос и артельщик – ответил дядька - Я ношу алкоголь, вот меня и назвали «Алексей-алкоголик». Сейчас эти две коробки ждут в «Хабаровске».
- Ну несите алкоголь алкоголиками – попытался я скаламбурить.
«Затейники они тут с прозвищами» - подумал я: «интересно какой «ник-нейм» дадут мне?»
Знаете на что похоже, когда нам продают новый телефон с предустановленными приложениями, которые к тому же нельзя удалить.

Представьте, что вы покупаете в автосалоне новую машину, а вам говорят: у вас в багажнике всегда будут лежать эти две трехпудовые гири, мешок песка и двадцать кирпичей. Вынимать их нельзя - возите всегда с собой. А в салоне на заднем сиденье с вами всё время будет ездить это грязный мужик с перегаром и будет постоянно нам звонить и рассказывать куда вы поехали и зачем. А еще периодически требовать выпить и обновить его одежду.
Вы скажете: нахрена мне такая машина!

Так вот, с 1 июля нас ожидает сюрприз: баласт в виде "хуяндкс-браузеров" и подобной ереси от которого мы усердно отнекивались - нам наложат полную коробочку.
12
В Воронеже гражданам в аптеках начнут бесплатно выдавать ... нет не маски, а георгиевские ленточки.
Как правильно напомнил мне друг моего отца, легендарный гроссмейстер Александр Белявский, известный русский поэт Тютчев писал стихи в свободное от работы время, потому что работал он до самой смерти цензором, то есть не позволял другим иностранным поэтам и писателям печатать свои произведения в России.

Но одно доброе дело он все же успел сделать. А именно: запретил печатать перевод "Манифеста коммунистической партии" с немецкого на русский.

"Кому надо - прочтут и на немецком" (с)

Самый смешной анекдот за 22.05:
Лайфхак. Положив сахар в чай, не размешивайте его до тех пор, пока не дойдёте до своего компьютера. Та лужа, которую вы сделаете по пути, будет нелипкая и несладкая, и вы сможете спокойно вытереть её своим носком.
Рейтинг@Mail.ru