Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
с 01.05.2020 по 31.05.2020

Самые смешные истории за месяц!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Иван Иваныч обладал ярко выраженными экстрасенсорными способностями. Бывало, взглянет на девушку, и тут же понимает: "шлюха". Или вот сосед мимо пройдет, а Иван Иваныч видит: "наркоман, а то и гей".
Делиться этими наблюдениями Ивану Иванычу было не с кем: он был абсолютно одинок. Женщины опасались обнажить перед ним свою шлюшью сущность, поэтому во встречах отказывали, мужчины не хотели дружить, стесняясь своей наркомании и гейства.
Но однажды в мире случились неприятности, был объявлен КАРАНТИН. Иван Иваныч, как и все остальные, оказался в самоизоляции.

Через две недели экстрасенсорные способности Ивана Иваныча увеличились многократно. Буквально открылся третий глаз. Не в силах выдерживать напор своего великолепного дара, Иван Иваныч зарегистрировался на фейсбуке и понес истину в массы, ставя совершенно незнакомым людям диагнозы по аватаркам.

- Не мужик вы, слабак и тряпка, - писал Иван Иваныч мужчине, который выложил фото, где завязывал беременной жене шнурки на ботинках. - Она из вас веревки вьет. И бросит вас в итоге. А вы, может, даже гей.

- Вижу, нагуляли вы ребеночка-то, - пенял он женщине, которая говорила, что у нее отличные отношения с тридцатилетним сыном. - Об отце мало пишете, значит, безотцовщина ваш бедный мальчик. Гей, небось.

- Вам бы в свое время рожать надо было, - упрекал Иван Иваныч молодую мать троих детей, которую угораздило похвастаться фотографией щенка. - Теперь, в преклонных годах, с собачками возитесь. Возможно, они у вас даже геи.

Люди очень удивлялись, откуда у Ивана Иваныча такие точные сведения. И спрашивали, на каком основании он лезет в их личную жизнь.
- Вы о себе написали? Написали! - гордо отвечал Иван Иваныч. - Теперь, значит, принимайте мое мнение. Кто ж вам еще правду-то скажет?
- Иди на х...й, козел, - чаще всего говорили люди.
- Это потому что у вас словарный запас маленький, - находчиво замечал Иван Иваныч. - Вот вы и материтесь.

В итоге Ивана Иваныча забанили все юзеры фейсбука, даже зарубежные принцы, торговцы "Орифлеймом" и боты. Иван Иваныч было загрустил, но тут наступило тепло, и карантин отменили.
Иван Иваныч, победительно сияя третьим глазом, выбрался на улицу. Рядом с подъездом стоял высокий, мускулистый мужчина в бороде и татуировках.
- Сиделец ты, сразу видно, - простодушно обратился к нему Иван Иваныч. - Где срок-то мотал, уголовник? Ты бы хоть не светил партаками своими всему миру.

Мужчина охуело смотрел на Ивана Иваныча и молчал. Из подъезда выпорхнула молодая красивая женщина в короткой юбке, следом выбежал мальчик лет пяти.
- Жена твоя, что ли? - усмехнулся Иван Иваныч. - Вон как ляжки-то выставила. Ясно, социальная ответственность у нее понижена. И сын в такой семье наркоманом вырастет.

Иван Иваныч хотел добавить еще про геев, но тут свет внезапно померк.
Очнулся он на асфальте, с головной болью и сломанным носом. Но ужаснее всего было другое: его экстрасенсорный дар вдруг исчез. Видимо, уголовник с татуировками выбил Ивану Иванычу третий глаз.

С тех пор Иван Иваныч помалкивает, и диагнозов никому не ставит. Ни в реальности, ни в виртуальности.
Потому что понял: виртуальность может плавно перетечь в реальность, а реальность сурова.
© Диана Удовиченко
1992 год. В воздухе пахнет свободой, ножками Буша и малиновыми пиджаками, которые зачастую хранят тушку неприкосновенной ещё меньшее количество времени, чем упаковка ножек Буша. Во многих областях, городах и даже сёлах уже не шестой, но всё ещё девятой части суши появляются необычные общественные организации, партии и сообщества – монархисты, ортодокс-коммунисты, любители пива (конформисты-рекреационисты), любители женщин от 30 до 45, любители танцев и Байкала и многие другие. В некоторых областях вышли из КПСС и любители дореволюционных российских традиций, причём иногда одним днём, не сдавая партбилет. В одной области Юга России такой кружок по интересам набрал почти сотню действительных членов и взял громкое название – «Общество ревнителей российской старины».
Обычно активность таких обществ ограничивалась периметром дачи учредителя – там члены собирались раз в неделю, пили чай с самогоном и обсуждали местные новости. Но основателю «Ревнителей» было мало самогона, и в перспективе хотелось дойти до коньяка с икрой. Члены общества мало-помалу начали преобразовывать свой город «под старину» - под покровом ночи вешали на здания вывески с ятями, напечатали и распространили среди школьников краеведческую брошюру, превращали стены в картины «а-ля древнерюс» (Ильи Муромцы, румяные девки с коромыслами, берёзы в обнимку с медведями).
Пока общество занималось украшательством, мэр города старался их не замечать. Вроде никому не вредят, да и ладно. Однако, однажды утром секретарша обрадовала мэра новостью благоустройства – ночью на главном фонтане города и области появилась вывеска «Губернскій водометъ».

Этого мэр, учитель истории по образованию, не вынес.
- Что это такое?! – закричал он на секретаршу.
- Ревнители российской старины, - подняла глаза та.
- Я сам российская старина! Живу тут шестьдесят лет, из которых пятнадцать руководил горкомом. Никаких водомётов при мне не было!
- Иван Сергеевич, не кипятитесь вы так. По-моему, звучит красиво: водомёт, губерния. Как в Российской империи.
- Какая Российская империя, какая российская старина? Их начальник шесть лет возглавлял ВЛКСМ. Я даже не знаю, как его теперь звать – руководитель, лидер, директор? Юрлицо они создали?
- Вроде нет.
- Глава секты, значит. Сектант! Позвони ему, пусть придёт ко мне на приём. Сегодня же! А вывеску срамную оторвите.

После обеда лидер «Ревнителей российской старины» вошёл в кабинет мэра. Это был молодой, лысеющий мужчина лет тридцати пяти с маленькими, часто мигающими глазками.
- Зачем оторвали вывеску? Её три дня рисовали, - сказал он мэру без приветствия.
- Хотите, чтоб вернул?
- Очень хочу.
- Хорошо. Верну обратно и больше не буду трогать ничего из ваших художеств. С одним условием – если докажете сейчас, что действительно знаете российскую старину.
Гость сглотнул слюну и вопросительно посмотрел на мэра.
- Вот тест по истории Российской империи. От Петра до Николая Второго. Шестьдесят вопросов, для учеников 10-х классов школ. Я сам только что прошёл. Наберёте больше баллов, чем я – даю вам полную свободу.
- А вы сколько набрали? – осторожно спросил гость.
Мэр едва улыбнулся:
- Пятьдесят девять из шестидесяти.
Гость подумал минуту, потом достал носовой платок, высморкался и ушёл.
Сразу после в кабинет заглянула секретарша:
- Иван Сергеевич, как вам удалось? Я думала, будет скандал.
- Ну не зря же я столько лет преподавал историю. Пригодилось!
В партизаны старик Велас попал случайно – отлучился куда-то из своего села, а когда вернулся, оно было сожжено полностью. И его хата сожжена и все дворовые постройки. В его дворе лежали застреленные две дочери и невестка, а его старуха сидела мертвая в обнимку с мертвыми семью внуками в недогоревшем сарае.

Через несколько дней его, бесцельно бродившего с песнями по лесу, встретили в лесу партизаны Ковпака и привели в санчасть отряда.

В боевых операциях он, по своей стариковской тщедушности, практически не участвовал. В периоды рейдов безупречно исполнял обязанности повозочного, а во время стоянок осуществлял хозяйственное обслуживание госпиталя.

В ходе разбора трофеев после разгрома одного из гарнизонов противника было обнаружено громадное неуклюжей формы блестящее устройство. Это был стационарный автоклав – предназначенный для обеззараживания инструментов в госпиталях и больницах, но крайне неудобный для перевозки. Автоклав тут же был передан госпиталю, а его главврач поручил этот прибор заботам Веласа. Старику врач объяснил – насколько этот прибор важен для излечения всех раненых, и даже для существования всего партизанского соединения, в составе которого тогда было больше тысячи бойцов.

Велас был чудаковатый и в силу возраста, и в силу пережитого, но чрезвычайно ответственный. Соединение Ковпака было рейдовым – за годы оккупации Украины оно прошло по тылам врага более 18 тысячи километров. И после каждого перехода Велас снимал с воза бесценный, как он считал, автоклав, готовил его к использованию, а потом приступал к исполнению остальных обязанностей. Если бы не Велас, давно бы с Большой Земли запросили бы и получили с самолетом более подходящий для рейдовой хирургии прибор. Но Верас возил его самоотверженно два года. И случалось, - прикрывал его от шальных пуль своим щуплым телом. Над его отношением к автоклаву сначала добродушно посмеивались, потом бросили – упорство в исполнении долга не может не вызывать уважения. Все знали – расположение отряда могут бомбить, обстреливать из пушек и минометов… Но пока будет жив Велас, - автоклав будет цел. И к началу работы хирурга он будет шипеть, выпуская пар, и отражая выпуклыми боками старика-Веласа.

В очень сложную переделку попали ковпаковцы в Карпатах.

Зажатые в горах превосходящими силами противника, они были вынуждены бросить все обозы. Боеприпасы и минимум продовольствия были погружены на вьюки, и розданы личному составу на руки. В этот момент главврач госпиталя прибежал в штаб с жалобой на Веласа. Упрямый старик отказывался выбросить автоклав, и даже хватался за карабин.

Ну, ладно… командир соединения генерал-майор Ковпак решил эту проблему. Автоклав полетел с обрыва. Веласа прикомандировали к взводу связи. Там ему вручили динамо-машину, называемую в обиходе «солдат-мотор», килограммов до десяти весом. Он нес её на переходах и крутил на стоянках, обеспечивая питание рации на сеансах связи.

Боевая обстановка ухудшалась день ото дня и час от часу. Было принято решение разделиться на шесть отрядов, каждому прорываться из окружения по отдельному маршруту, имея конечной целью воссоединиться в Полесье, примерно в трехстах километрах от места рассредоточения.

В горах Велас потерял отряд. Он заблудился и попал в Венгрию, а оттуда в Румынию; затем через Бессарабию, Подолию, Винничину и Житомирщину он пришел в Полесье, нашел свой отряд, явился в штаб и молча положил перед Ковпаком "солдат-мотор".

Ковпак вызвал старшего радиста, чтобы он забрал "солдат-мотор". Радист сказал, что эта динамо-машина им уже не нужна, поскольку им самолетом с Большой Земли сбросили новую, более удобную . Ковпак оглянулся на Веласа, убедился, что старик не слышал слов радиста, и приказал ежедневно по часу работать на веласовском «солдат-моторе».
***
Историю старика Веласа вычленил из мемуаров Петра Петровича Вершигоры «Люди с чистой совестью», поскольку считаю её достойной отдельного изложения. А там, раскиданную по толстой книге, её мало кто заметит.
Интересную вещь увидел, хочу поделиться. В дублинском Таймон-парке зашёл в лесной массив, немного в стороне от стриженых газонов и прудиков с утками-гусями-лебедями. И там увидел детскую соску-пустышку. Правильнее написать СОСКУ. Размером больше двух метров, она была выдолблена из цельного ствола дерева, покрашена и стояла, прислонёная к огромному буку. Рядом на ветках висели десятки обычных сосок. В силу тупости и удалённости от темы, я не понял, что и зачем. Умные люди объяснили: это место, где малыш прощается со своей соской. Заблаговременно его готовят, что вот, он уже взрослый, может обойтись без соски, а ей уже пора вернуться к Большой Соске, Соске-маме. И вот они приходят, торжественно прощаются с соской, вешают её на дерево, и уходят. Всё - ты стал большим. Подумалось: хорошо бы так и нам, взрослым, хочешь от какой-то неполезной привычки избавиться, пришёл, повесил упаковку пива, ноутбук и ушёл не оглядываясь... Поможет ли?
Прочитал вчера историю "профилактика", и вспомнил свою бурную молодость.

В моей жизни это было намного раньше. Годы? Да и годы, и мой возраст.

Начало восьмидесятых, в то время почти тихий город Новосибирск, с его многочисленными окраинами.
Одна из окраин - "Инюшка", а точнее "Пед", так назывался Новосибирский Государственный Педагогический Институт, в то время. Сокращенно "Пед". Одна девяти этажная "панелька", в окружении садов ранетки, оврагов, ельников, соснового бора. Уникально тихое и замечательное место.
Было только одно "НО", это частный отделённый теми самыми садами и сосновым бором.

В этом частном секторе жили обычные люди, со своими семьями, детьми, но в большинстве своём корни этих семей "поселенцы", как в давнем так и недавнем прошлом.

Конечно, нам детям "педагогов", а именно сотрудники института в большинстве своём жили в этом доме, хотелось расширить свою кампанию, и мы часто пересекались с этим самым "посёлком"

Детство выло весёлым. Я наверное и представить себе не могу, что детство может быть более весёлым и увлекательным.

Сказать что мы не чудили? Да упаси Господь! Мы так чудили, что "малолетка" плакала по нам неотрывно, ожидая этой радостной встречи.

Но было одно НО, про которое и хотелось бы рассказать.

УЧАСТКОВЫЙ. Именно так УЧАСТКОВЫЙ ЮРА ЛЫСЕНКО.

Я не помню его отчества. Просто Лысенко. Просто Юра. С детских соплей и до 30 лет, когда я видел его последний раз.

Когда наша головенка сильно уходила в разнос и было понятно что "малолетка" вот вот примет нас в свои объятья, Юра приходил к нам в дом, объяснял родителям ситуацию и приглашал "на воспитательную экскурсию".

Родителям экскурсия описывалась однобоко, но мы видели её НАСТОЯЩЕЙ (я в частности бывал на ней два раза).

Утреннее построение обеспечивалось родителями и происходило в семь утра, у калитки дома Юры, всё там же, в том самом частном секторе.

Выходил Юра, надевал свою фуражку, здоровался и родители удалялись.

А мы... В смысле Юра, и взбаламутившийся шкет типа, весь день выполняли работу участкового.

Что мы видели? Да вроде не сложно, он нам ПОКАЗЫВАЛ жизнь бывших ЗК изнутри.
Местную "алкашню", из бывших "сидельцев", разборки краж, поножовщины, расследование этого процесса.

"Да нормально", говорил Юра, "пока эти на "бобике" катаются, мы ножками, ножкамси пройдем и всё раньше них узнаем"

"Ага, как я и думал Жита сдали, пойдём к его золовке, там поспрашаем"

Потом "Райотдел, Опера, посетители "обезъянника", допросы, короче весь фарш.

Там мы узнавали что нет этой "ауры блатного мира", всё грязно в крови и ВСЕ, практически все стучат друг на друга.
Незабываемые впечатления.

Так мы возвращались к реальности.

Голова возвращалась на место.

Практически весь малолетний контингент прошел через его руки. Чтобы кто-то "сел на малолетку" не помню.

Мозги вставали на место надолго.

Вот такой УЧАСТКОВЫЙ ЮРА ЛЫСЕНКО.

Это потом, когда я подрос, узнал что юра, как тогда говорили "п...ор", но отношения к Юре это не изменило.
Вся "Инюшка" знала, Юра "Педик".

Главное я тогда уже понимал, он сделал так, что мы не "сели", хотя всё шло к тому.

Несколько раз я заходил к нему и после того как уже давно вырос.

Зачем? Похвастать " Кап три" например, и еще раз сказать СПАСИБО ЮРА.
Занимательная История Государства Российского (1)
(в вольном пересказе)

В последний год царствования Екатерины II в Петербург приехал из Германии некий влиятельный князь отличавшейся красивой наружностью. Приехал не просто так, а с надеждой обратить на себя внимание стареющей Императрицы.
Ну, то есть ясно с какими намерениями прикатил.
Ему отвели квартиру во дворце и дали в сопровождение чиновника Министерства Иностранных Дел (sic!), эдакого дружбана в штатском, который таскался за ним везде и всегда, выпoлняя функции, то ли переводчика, то ли шпиона.
Фаворитом Императрицы в то время был князь Платон Зубов и ему этот тевтонский фуфел не сильно нравился, тем более что немцу вроде как начинала симпатизировать Екатерина.
В те времена в Измайловском полку служил поручиком князь Щербатов. По описаниям современников реальный поручик Щербатов вполне мог составить конкуренцию анекдотному поручику Ржевскому, ибо был он молод, нагл и башню ему иногда сносило напрочь.
Ну так вот, как-то раз, сидит Щербатов, в театре, в первом ряду партера, в гражданском кафтане, с тростью в виде суковатой палки и ждет начала представления. Рядом с ним садится немецкий князь с друганом в штатском. Заканчивается первое действие и начинается антракт.
Скучающий Щербатов вежливо спрашивает у немца: нравится ли ему пьеса и русские актеры. Надменный тевтон игнорирует вопрос. Щербатов решив что тот не понял, вежливо повторяет свой вопрос по-немецки.
Немецкий князь разворачивает понты, презрительно смотрит на Щербатова и гнусавя говорит сопровождающему: “Не, ну ты в натуре посмотри на этого жлоба, он осмелился лезть ко мне – немецкому князю!!! со своими тупыми разговорами!”

Ну вы представили, да?

Щербатов от этой наглости охреневает, орёт на дореволюционном русском языке: “Ах ты дранный немецкий швайн, вообще рамсы попутал! За базар ответишь! Я сам русский князь!!!” И с этими словами бьет битой… простите суковатой тростью, зарапортававшегося князя прямо в его швайновое рыло…
Работник российской дипломатии подхватывает немца и тащит его в тогдашний Интурист, ибо с расвашеным рылом во дворец уже не камильфо. И к тому же Зубов, мгновенно узнавший о проишествии, (как всегда, стук распостраняется быстрее чем звук) намекнул государыне, что битому князю при дворе торчать как бы неприлично.
Императрица, конечно, князя пожалела, на следущий день, через Зубова прислала дорогую табакерку со своим портретом и выразила крайнее сожаление случившимся. (Представляю как Зубов ржал про себя, выражая это сожаление).
Немец подарок принял, однако Зубову намекнул, что понимает откуда ноги растут у этой истории и если будет шанс, то с Зубовым он поквитается. На этой горькой ноте он и покинул навсегда Россию.
Князь Щербатов (увы!) был уволен из полка и сослан на жительство к себе в имение, с запретом появляться в столице.

Грустно, да? Но у истории есть продолжение.

После Екатерины, на престол, как известно, взошёл Павел. Он вызвал Щербатова в Петербург, назначил в тот же полк и пожаловал высокий чин.
Некоторое время спустя, князь Платон Зубов, путешествуя по Европам, заехал в Берлин, где и получил вызов на дуэль от злопамятного тевтона. Однако закономерно полагая что он, по дуэльному кодексу, не имеет права драться за Щербатова, переслал вызов последнему.
Император Павел узнал об этом, когда Щербатов попросился в отпуск за границу, и велел выдать князю пять тысяч рублей на дорожные расходы.
Когда же Щербатов вернулся в Петербург, Павел встретив его спросил:
– Что, убил немецкую свинью?
– Убил, Ваше Величество, – скромно ответил Щербатов.

Источник: “Рассказы генерала Кутлубицкаго о временах императора Павла” Русский Архив. 1866 г.
Учителям, в лихие девяностые, как и многим, было нелегко. Татьяна, мать - одиночка, крутилась как могла. Сына утром в детсад, потом вела лекции в институте, подрабатывала репетиторством. А тут еще и садик закрыли. До ближайшего, куда брали, час на транспорте с пересадкой. В институте пошли навстречу и разрешили брать Диму с собой. Он чувствовал себя комфортно, на задней парте что-то рисовал, студентки периодически его тискали и подкармливали сладостями. Если с институтом не получалась его забирала Даша, младшая сестра Тани. Она вела начальные классы и продленку. Дима завел себе тетрадки и «учился» вместе со всеми.
Но рано или поздно пришлось идти в школу и самому Диме. Учился хорошо, на уроках работал активно.
В классе пятом учительница перед началом урока обратила внимание на доску. Там от старшеклассников осталась задача. Ну, она и пошутила:
- Кто решит – пятерку в году ставлю.
Желающих не было. Дима вздохнул и пошел к доске. Закончив решать, положил мел и посмотрел на изумленного педагога. У той даже слов не нашлось.
Через день Татьяну ожидаемо вызвали в школу. Директор опросила учителей и предложила перевести сына в старшие классы.
Татьяна отказалась наотрез.
- Зачем? Так он дружит с ровесниками, равные ему физиологически, общие интересы, свои группы. А что он будет там делать. Девочки и так быстрее мальчиков развиваются, начинают на свиданки бегать, о чем он с ними будет разговаривать?
- Ну, ему же не интересно учиться, он знает всю программу!
- С чего взяли?
- Сами видели!
- Больше этого не повторится!
Дима с отличием закончил школу, затем институт. Работает, все хорошо.
Разговор двух мужиков, лет пятидесяти. Подслушано в очереди, с соблюдением масочного режима и дистанции.

- Вась, блин, эти уроды из ГАИ ни за что у сына права забрали.
- А что случилось?
- Он на парковке возле магазина зацепил зеркало соседней машины и уехал. Представляешь, за какое-то зеркало и прав лишили.
- Так его не за зеркало, а за оставление места ДТП лишили. Вызвал бы комиссаров, заплатил бы тысячу за оформление и уехал бы спокойно.
- Да нельзя ему оставаться было, он выпивши слегка был...
10
Настоящая женщина

(Историю слышал обрывками и из вторых рук, поэтому оригинальных имен героев не сохранилось, все совпадения случайны)

Михаил Петрович был очень сильно влюблен в свою супругу, несмотря на свои 40 с хвостиком. Он часто упоминал её в разговоре с коллегами, хвалил её кулинарные способности, заботу о детях, понимание, с которым она относится к нему. Коротко говоря, он был совершенно счастлив в браке. Его жену Нину я видел пару раз на праздниках нашего предприятия - обычная, я бы сказал неказистая женщина, в скромном платье, если не считать строго целеустремленного взгляда. От мужа она не отходила ни на шаг. Сам Миша был красавцем, рукастым и трудолюбивым, на него заглядывались многие наши барышни, но повода для надежды он им никогда не давал. Одним словом - идеальный семьянин. Прошло 7 лет нашей совместной работы. Однажды, уже в конце рабочего дня, Мишу позвали к телефону. Вернулся он задумчивый и немного грустный. Обвел растеряно глазами коллектив, и подошел ко мне - мы с ним ближе всех общались, хотя назваться друзьями не могли.
- Серега, тут такое дело... в общем, выручай.
- Что случилось?
- Видишь, я в костюме сегодня?
- Да, ты же говорил что сегодня у вас важное мероприятие.
- Верно. У меня жена очень любит театр. А сегодня ей дали 2 билета в Большой. На её любимую "Спящую красавицу".
- И что?
- Только что звонила, говорит, дочери плохо, а оставить не с кем. Мы одни живем.
- Дела... ну давай адрес, поеду посижу с ней, тем более что уже спектакль через полтора часа.
- Да нет... она у меня.. ну как бы тебе объяснить.. с особенностями - в общем, только близкий может ей помочь, рядом посидеть. Да и жена не поймет.
- Так чего же ты хочешь?
- Понимаешь, жена ни в какую не хочет одна идти. Она у меня вообще кроме как на работу одна не ходит. На отрез отказывается. Ты можешь с ней в театр сходить?
- Даже не знаю... у меня и костюма нет, в рабочем же не пойдешь - все таки Большой театр!
- Так я потому тебя и попросить решил - у нас же с тобой один размер, я тебе сейчас свой отдам, а сам в рабочем доеду до дома.
-......Ладно. Давай костюм. Театр я люблю, супругу твою никому в обиду не дам.

Михаил побежал радостный звонить жене. Мы встретились с ней перед театром. На ней был плащ, под которым угадывался строгий костюм. Странно, подумал я тогда, обычно женщины ходят в театр в платьях. Войдя в фойе, мы прошли к гардеробу, в который стояла очередь. К моему удивлению, Нина прошла прямо к стойке гардероба, и явно ждала, когда я помогу ей раздеться. Подлетев к ней, я принял в руки её плащ со спины, сам в спешке снял пальто и тут Нина повернулась....
На её груди, играя золотым блеском, горела звезда Героя СССР. Стоявший первым в очереди мужчина почтительно подвинулся, я же не мог выйти из оторопи. Это Нина? Та самая невзрачная женщина в скромном платье, не отходящая ни на шаг от мужа? Гардеробщица, устав ждать, когда я отдам вещи, сама за ними потянулась, и я очнулся.
Кем я ощущал себя в тот вечер? Наверное, почетным пажом, сопровождавшим монаршую особу. На Нину смотрели все - это был конец 50-х, и максимум, что можно было увидеть на самых почетных гостьях театра- это звезду Героя Соцтруда.
А она держала меня под руку и слегка улыбалась.
После спектакля я усадил её в такси и отправил домой.
А на следующий день, возвращая костюм Михаилу, сказал: Теперь я тебя понимаю - такую жену Дай Бог Каждому.

P.S. Посвящается великим женщинам, которые нас окружают.
Когда вижу лозунг "Спасибо деду за победу", всегда вспоминаю старого поляка, в варшавской квартире которого мой приятель арендовал комнату под склад товара. Дело было в начале девяностых, я только поступил в аспирантуру, денег, как и у большинства не стало, так что вертелся, как Штирлиц в гробу. Ну и поехал в Польшу забрать груз от деда. Тому было под 70, с виду типичный польский алкаш, изрядно потрепанный жизнью, но очень живой и дружелюбмый. Усадил за стоп, дерябнули по пивку, он спросил, чем занимаюсь, узнал, что аспирант, но собираюсь уходить, так как в науке денег нет и не будет - замахал руками, мол, и не думай! Полез в шкаф, достал фотоальбом, на первой странице лежал закатанный в пластик аусвайс со свастикой и фотографией юноши арийского вида. "Это я. С первого курса политеха угнали, работал в Баварии на заводе Мессершмитта. Один раз даже в гестапо забрали, думали, английский шпион, 2 недели продержали, кормили одной селедкой, а пить не давали. После войны я документ выправил, мол, жертва фашизма, теперь пенсию из Германии получаю. Да, а как война закончилась, я в Америку переехал, у Боинга на заводе работал, теперь от них тоже пенсию получаю. Но жалею об одном: что не закончил политех и не стал инженером. В Америке я бы совсем другие деньги имел бы. Так что и не думай уходить, доучивайся".
Деда я тогда послушал, уходить не стал, теперь всегда вспоминаю его с благодарностью.
Был у меня в молодости случай. Был студентом, без денег, без еды, в чужом городе (СПб). Пока был семестр, худо-бедно выживал, делая ленивым однокурсникам типовые расчеты за еду. Но наступила сессия, а затем каникулы. Мертвый сезон. Помыкавшись недельку, принял решение ехать домой, на юга. Но денег хватало только на одну буханку хлеба. И вот рано утром на Витебском вокзале, купив там же буханку дарницкого, я отправился в путь, сев на электричку до Оредежа. В Оредеже пересел на электричку до Дно (Дна?), а там уже – до Невеля. И вот в Невеле меня ждала засада. Это оказался такой дремучий угол, из которого уехать можно было только обратно, причем только раз в сутки, на той же электричке, на которой я туда приехал. Других местных поездов не было. Через станцию проходили поезда дальнего следования, но воспользоваться ими у меня шанса не было. В электричках я бегал от контроллеров, и тем спасался. А в поезд меня просто не пустили бы.

Был уже вечер. Уехать обратно можно было только на следующий день утром. Предстояло провести ночь на станции. Вся обстановка не вызывала энтузиазма и меня, неприкаянно бродившего вдоль и поперек, отловил начальник местного линейного отдела милиции. Отловив, принялся прессовать – куда бежим, где документы, ах вот они, так, сейчас проверим, ага, документы фальшивые, ты не студент, а от армии бежишь, и т.д. Мне много не надо было, как в силу возраста, так и в силу обстоятельств, и через минут пять этой процедуры глаза мои уже были на мокром месте и носом подшмыгивал ощутимо. Майор же, завидев признаки подступающей паники, остановился, подумал, а потом сделал следующее. Достал из стола лист бумаги, дал мне и сказал: "Пиши!" Сам же достал из того же стола какую-то макулатуру авторства Карла Маркса (это был 1995-ый год и подобной макулатуры ещё было полно по городам и весям, особенно у таких старорежимных майоров сильно за пятьдесят) и принялся диктовать. Продиктовав несколько абзацев, остановился, забрал у меня лист и принялся сверять с оригиналом. Сверив и не найдя ошибок, удивлённо признал: "Действительно, студент!" И немедленно проникся ко мне тёплыми чувствами, хотя ещё минуту назад был преисполнен подозрительности. Дошло до того, что он выписал предписание бригадиру проходящего поезда дальнего следования довезти меня до Витебска и, выйдя со мной на перрон, самолично усадил в поезд.

В общем, все закончилось хорошо. Но я ехал, стоя в тамбуре, и думал вот что. А ведь мои однокурсники, в большинстве своем, не прошли бы этот экзамен, и может даже посидели бы в обезьяннике "до выяснения личности". Таким образом, я могу с полным основанием утверждать, что хорошее знание русского языка мне в жизни пригодилось.

© crystax
Сотрудники кафе в новозеландском городе Веллингтон не пустили в заведение премьер-министра страны Джасинду Ардерн и ее жениха Кларка Гейфорда, поскольку в связи с новыми правилами, введенными на фоне коронавируса, оно уже было переполнено, сообщает газета New Zealand Herald.
Никаких понятий у людей, ничего святого....
Мой отец 1923 г.р., пошёл в военкомат 23 июня 1941 года и был отправлен в Чкаловское зенитно-артиллерийское училище. В июне 1942 года, далее после окончания училища, на баржах по Ладоге в Ленинград под Пушкино, где и провоевал практически до конца войны. Войну окончил в Кенигсберге. Про войну ничего не рассказывал, кроме одного случая. На передовой очень мешал пехоте немецкий дот, решили его уничтожить, причём автоматической зенитной пушкой, других под рукой не было. Для рекогносцировки послали отца, он часами наблюдал за дотом и изучил весь его гарнизон, как подвести пушку и т.д, особенно запомнился ему один пулемётчик- молодой парень...Но тут наши перешли в наступление на другом участке фронта и немцы убежали. Отец со своей батареей наступал вслед за пехотой и даже брал в плен эсэсовцев ( причём чехов...…?), ну так он как то обмолвился. Но самое удивительное произошло через 25 лет. Отец работал на монтаже оборудования угольного разреза "Богатырь"- Экибастуз. Монтаж роторных экскаваторов вели немцы из ГДР, один из них, бригадир или мастер кого то напомнил отцу, но вспомнить никак не мог...… Немец был в белой строительной каске и как то начал снимать её, что бы утереть пот, и тут отец узнал его - это был тот самый пулемётчик. Он подошёл к нему и спросил где он воевал - под Ленинградом был ответ, тогда папа рассказал где и кем конкретно - разительная перемена на лице и ужас. Он боялся что его выследила НКВД, за подвиги на ВМВ, но отец его успокоил. Всю ночь пили водку причём молча, хотя отец знал немецкий язык...….
В крупной компании идёт совещание, участники которого лихорадочно штурмуют мозг на предмет того, как выбраться из... э... того места, где мы оказались, и параллельно следят за лентой новостей экономики. В ленте появляется сообщение: "В связи с тяжёлой ситуацией Сечин попросил правительство финансово поддержать "Роснефть".
Один из сотрудников:
- Андрей Иванович, может, и нам..?
Топ-менеджер:
- Да не вопрос. Мы тоже можем попросить правительство финансово поддержать "Роснефть".
Напротив маленькой парикмахерской, каких на окраинах Москвы по три на квартал, стоят две совсем юных девочки, буквально подростки, курят. Подходит старичок с палкой и неожиданно мощным голосом возмущается:
– Ёбаные дети! Что ж вы курите?!
Одна из девочек обиженно отвечает:
– Мы не ёбаные!
Старичок:
– Будете курить – неёбаными и останетесь!
2
Записки психиатра.

Разговорились мы тут как-то с коллегой, командированным в военкомат. И речь зашла, само собой, о призыве.

Вспомнили отвязные девяностые. Сравнили с нынешними. И оба пришли к выводу, что призывник-то совсем другой пошёл. Страшное дело: в армию хочет! Причём поголовно. Причём даже тот, которого и близко к казарме подпускать нельзя. Голоса ему, понимаешь, велят Родину защищать и шепчут, что та в опасности. Нет, спасибо, конечно, что предупредил, но найдётся кому. Нда, бытие не только сознание определяет, но и продуктивную психосимптоматику.

А ведь в те же девяностые, кого ни спроси насчёт долг той самой Родине отдать — так сразу все одесситы: «ой, да откуда такие проценты?», «ой, да я вас умоляю, я столько не занимал!» Косили, соответственно чаще. Даже по нашим статьям, хоть таких и не сильно много находилось. Порой достаточно было объяснить, как проходит обследование и каковы перспективы. Или пообещать определить в нервно-психические войска. Ага, где тельняшки выдают и на зебрах верхом учат ездить. Но находились кадры. Порой настолько умелые и изобретательные, что аж в ступор вгоняли. А то и в развернутый эпилептический припадок, добавил коллега. И поведал историю.

Миша (назовём его так) не мог бы назвать себя классическим ботаном. Нет, учился он хорошо, и даже на физкультуре показывал не последние результаты. Вот только компании сверстников не очень любил. И конфликты предпочитал разруливать не кулаком, а добрым словом. Поэтому — да, скорее ботан, но больше в душе, чем внешне. И этой самой душе было как-то неспокойно: те, кто был постарше и уже вернулись из армии, такого успели рассказать, что Миша понял: не про него уставы писаны. Значит, надо что-то делать. Перебрав перечень статей для негодников, он было приуныл и стал напевать - мол, всегда быть в каске — судьба моя: такому лосю ни язву, ни грыжу, ни плоскостопие изобразить не удастся. Но потом полистал нужную литературу — и просиял. План сформировался.

На призывную комиссию Миша пришёл с лёгкой улыбкой на устах, с плеером и в наушниках. Поболтал с одноклассниками, побродил по коридору — и вдруг рухнул на пол, забившись в эпилептическом припадке. Выбежавший на крики ребят медицинский персонал подтвердил: да, натуральный эпиприпадок, генерализованный, с пеной изо рта и прикушенным языком. Вкатили реланиум, перенесли на кушетку, повернули на бок, дали отлежаться — и выписали направление на обследование в психдиспансер. Да, не удивляйтесь: в те годы эпилептики проходили обследование по психиатрической линии, и эпилепсию подтверждали или опровергали психиатры.

За неделю Миша успел познакомиться и с постоянными обитателями отделения, и с ребятами, которых тоже прислали на обследование. Ничего страшного, только режим надо чётко соблюдать. Вот только доктор не сильно порадовал. Нет, мужик-то нормальный. Вот только въедливый. Всё удивлялся, почему на электроэнцефалограмме никаких признаков болезни. И откуда тогда припадок на ровном месте? Успокоил: мол, ничего, ещё недельку посмотрит, там видно будет. Пришлось корректировать план и озадачивать брата.

Вскоре вместе с сигаретами, чаем и пакетом вкусняшек брат передал Мише наушники и плеер. Санитары пожали плечами: дескать, твое дело, только будь добр, сам следи за своими вещами.

А на следующий день доктора буквально выдернули из кабинета сразу после утренней пятиминутки: у Миши случился припадок. Снова полноценный, развёрнутый. А через пять минут — у его соседа по палате. А следом — у санитара.

— Да что же это за эпидемия с ударением на «эпи»! — врач окинул взглядом троицу, мирно посапывающую после приступа.

— Они музыку слушали, доктор, — сдал болезных парнишка из злосчастной палаты.

— Какую музыку? — не понял врач.

— Классическую, — с радостью пояснил парень, протягивая плеер с наушниками — «Фуги Баха». Мишу унесли, а плеер так на кровати и лежал. Они и полюбопытствовали. Ну и...

— Ну на фугу пока не тянет, — с сомнением пожал плечами доктор, покосившись на троицу и взяв в руки устройство — а с припадками надо разбираться.

Разбираться, впрочем, пришлось недолго. Плеер сразу показался... неправильным, что ли. Нет, кассета с фугами Баха в нём действительно была. Вот только само устройство оказалось с апгрейдом. К задней его стенке синей изолентой был прикручен отдельный блок, крупнее самого плеера, и вот как раз по поводу него у доктора к Мише появились вопросы.

— Конденсаторы, резисторы, дублирующая проводка и контактные пластины на обивке наушников. Что ещё? Ах да, кнопкой воспроизведения цепь замыкается... Миша, да тебе можно давать свидетельство о рацпредложении! Это же надо — своими руками собрать портативный аппарат для электросудорожной терапии! Как сообразил-то ещё?

— Было где литературу найти, — потупился Миша. — А с электрикой разобраться не проблема. Доктор, на меня ребята сильно злые?

— Они ещё не знают, что к чему. Пока думают, что в плеере какой-то дефект.

— Может, не стоит их разубеждать? — с надеждой посмотрел парень.

— Я подумаю, — доктор покрутил в руках устройство. — Бах, говоришь? Надо же, как сильно действует классика на неокрепшие умы. Потрясающе, не побоюсь этого слова. С первых нот плющить начинает. А потом колбасить.

— Ты его списал в итоге? — спросил я.

— Пфф! При такой-то готовности к самоповреждениям, помноженной на изобретательность? — фыркнул коллега, — Конечно, списал. Как ты сам понимаешь, не по эпилепсии. Зато на психопатию накопалось столько, что и придумывать ничего не пришлось. Но каков кадр, а!
Сейчас немало написано историй о воинах, солдатах и командирах Красной Армии, об их боях, победах, невероятных трудностях и лишениях, о самоотверженных подвигах, мужестве и героизме. Да, это они ковали Победу!
Но как жили и работали в тылу обычные граждане – женщины, дети, старики? Ведь без их помощи и поддержки – поддержки фронта тылом, – без их неустанного труда не было бы нашей Победы.
Моя бабушка, Шабалина Фаина Михайловна, родилась 25 октября 1929 года. На момент начала Великой Отечественной Войны ей было 11 лет. Жили вдвоем с мамой в Мурманске. Отец погиб в первые недели войны – рядовой пехотинец.
Вообще, бабушка о жизни в годы войны рассказывала мало, не считала, что это что-то особенное – все тогда так жили, вместе преодолевали все трудности и лишения. О чем рассказывать-то?
Были бомбежки – воздушная тревога, над головой гудят фашистские самолеты, люди бегут в бомбоубежища, матери закрывают собой детей. На окна шили светомаскирующие шторы.
Дети ходили в школу, учились. В школе было холодно, дрова были большой редкостью. Дома тоже зачастую топить было нечем. Иностранный язык учили только немецкий, все дети. Была учительница музыки, они ее не любили, за глаза называли «жабой». Она их петь заставляла, ходила по рядам и слушала кто как поет. Какое пение – война идет, отцов на фронте убивают, а она петь заставляет!
Жили впроголодь, в муку, когда пекли хлеб, всегда добавляли лебеду или толченую кору деревьев, хлеб получался тяжелый и невкусный, от него болел живот. В школе у детей случались голодные обмороки.
Ребята на уроках шили для бойцов кисеты, кто постарше – рукавицы, эти посылки затем отправляли на фронт.
Одежда, как правило, со взрослого плеча, перешитая. Обувь плохая, промокала, подошва отходила, веревочкой перевязывали. Игрушек не было. Да и не надо их было – мечтали не об игрушках, а чтобы война поскорее закончилась.
Послевоенные трудности тоже не пугали, не думали, что тяжело или плохо живут – ведь война закончилась, над головой мирное небо, нет больше ночных воздушных тревог, не бомбят города фашистские самолеты. Что еще надо? Жили все вровень, много работали. Не было деления на «бедных» и «богатых», как сейчас, жили просто и открыто. Не было злости или зависти ни у кого.
После окончания восьмого класса бабушка поступила в медицинское училище и всю жизнь проработала в медицине.
Эти люди не думали ни тогда, ни сейчас, что они ежедневно совершали подвиг, что, работая днями и ночами, что отдавая фронту все, что могли, они приближали Победу! Честь им и хвала!
Дед на самоизоляции

Есть у меня дед, ему 83 года и он живёт один. В ясном уме и с крепким здоровьем. Конечно из-за вируса очень боюсь за него. До так называемого "карантина" навещали его регулярно, а теперь и ещё чаще. Посоветовались с родственниками и решили ему запретить выходить совсем и доставлять продукты вызвался я. Пару недель возил продукты и все было ок, но потом он начал спрашивать про режим работы Сбербанка, снять пенсию (деньги на сберкнижке). Я постарался объяснить ему , что не надо так рисковать. Все таки общественное место и можно подхватить коронавирус, тем более зачем ему наличка? Все что нужно, я ему привожу. Он спорить не стал.
Проходит ещё неделя, он опять заводит разговор про банк, открыли или нет. Тут я начинаю подозревать, что ему что то надо, он просто стесняется попросить купить, а сам сбегать втихую не может, наличных денег нет. Но что? Спиртное он не пьёт вроде, по крайней мере, пьяным и не видел никогда, ну может рюмочку в праздник и всё. Я задаю ему прямой вопрос:

- Дед, ну ты мне прямо можешь сказать, как мужчина мужчине, что тебе нужно купить? Это останется нашим секретом.

Он секунд на десять замолчал, потом поднял глаза на меня и сказал:

- Можешь купить мне бутылочку коньячка? Только никому не говори.
- Да конечно куплю, но ты ведь раньше и не пил почти. С чего вдруг?
- Да понимаешь, скучно мне, капец как скучно. Раньше я по рынкам, магазинам, в гости к бабкам ходил. А пока тут этот вирус, я только телевизором и спасаюсь... коньячка бахну две рюмочки и сериал "Пёс"по НТВ, уже и не такой дебильный кажется.
13
Вспомнив, что я скорняк по первой профессии, заморочился и сшил себе масочку из каракуля в виде бороды с усами.
На требование полиции при входе в метро - демонстрирую, наслаждаясь охуеванием окружающих.
10
МУЛЬТИПАСПОРТ

Мой очень хороший друг Рохер родился в Гаване.
Перед самым путчем, добившим Советский Союз, его отправили учиться на инженера в один из институтов Москвы. Немного освоившись в огромном городе, Рохер сильно удивился богатству русского языка и стал Родриго. Столица постсоветской России ему понравилась больше, чем столица социалистической Кубы и он решил остаться жить в Москве.
В зоопарке Родриго познакомился с девушкой из Витебска. «Россиянка» - подумал он. «Итальянец» - решила девушка. Так Родриго стал белорусом. Семейная жизнь в Витебске не задалась и пришлось вернуться в Москву. «Жениться надо на москвичке» - сообразил белорус Родриго: «москвичка – она точно из Москвы». Так Родриго стал россиянином.
Года шли, постаревший Фидель Кастро дал порулить Кубой своему брату Мигелю, и тот «немного открутил гайки». У нашего Родриго был дедушка, которого ещё в «нежном возрасте» вывезли из Бильбао в Гавану, подальше от ужасов испанской Гражданской войны. Улучив подходящий момент, дедушка, добравшись до родины, восстановил испанское гражданство себе, своим детям и внукам. Так Родриго стал испанцем.
Разумеется, была у Родриго и мама, которая на каком-то корыте перебралась через Флоридский пролив и жила в Майами, постоянно зазывая в гости любимого сына. Тот отнекивался, ссылаясь на муторность получения американской визы. Мама не только скучала, но и действовала: в один прекрасный день любимый сын получил по почте «гринкарту» постоянного жителя США. Пришлось навестить маму, а через пять лет Родриго стал американцем.
Все эти подробности я узнал в аэропорту Гонконга, куда мы с ним прилетели на какую-то выставку. На паспортном контроле его попросили предъявить документы. Мой друг достал стопку разноцветных паспортов и, отдав всю пачку пограничнику, предложил: «выберете, пожалуйста, сами, какой паспорт Вас больше устраивает».
Гвозди б делать из этих людей:
Крепче б не было в мире гвоздей.

Николай Тихонов.

Хочу рассказать историю, давно собирался, как обычно длинную, а как такое коротко расскажешь!? Просто жизнь одного человека, принявшая все события многострадального 20-го века (и это не громкие слова), прочувствовавшую их на себе, и с кем я виделся всего лишь один раз, но запало в душу так, что довольно часто вспоминаю. Все рассказанное, только с ее слов, проверять как-то нужды не было, да и поверил во всё сразу, уж больно много значимых подробностей прозвучало, какие сложно придумать. Понятно, подзабылось многое за давностью лет и многое она кратко только упоминала, но тем не менее, хочу поделиться, попробовал сохранить выражения и интонацию, не судите строго.

После свадьбы, примерно через полгода, мы совершили масштабный тур-вояж по родственникам жены, живших в основном в Казахстане, этакие смотрины меня. Итак, город Атбасар, Акмолинская область, 1993 год.
Жена рассказывала мне историю своей семьи, но это заходило всё немного поверхностно, пока я не встретился с тетей Катей. Получилось, что моя жена в семье была последней, рожденной тещей почти в 40 лет, а та в свою очередь тоже последний ребенок в семье, разница со старшей "сродной" (по матери) сестрой тоже гигантская, почти 30 лет(!).

Идем в гости к тете Кате, которой 90 лет (1903 года рождения). Телефонов тогда не было, то есть являемся без предупреждения, чисто зайти проведать. Я естественно, представлял себе древнючую старуху, этакое клише - беззубая, сгорбленная, с клюкой.... Для моих тогда 23-х, 90 лет представлялось, чем-то совсем запредельным.
Как же я был поражен... Не то слово... Старуха - да, но какая! Безупречная осанка, посадка головы, манеры, пластика, речь, чистый взгляд синих глаз, прическа, но больше всего меня добило платье. Платье господа и дамы!, в повседневности (!), в частном доме, топившемся дровами и углем, понятно водяной котел, но..., старинное платье, темное с белоснежным с отворотами кружевным воротничком, связанным крючком...

Немного смущена: Ой, я ничего не готовила, но в доме при этом идеальный порядок, чувствуется, что всегда взаправдашний. Нет, не так - ИДЕАЛЬНЕЙШИЙ ПОРЯДОК, как и во дворе и в небольшом огороде.
Я проводивший каникулы у бабушки в деревне, такого в деревенском хозяйстве даже представить бы не смог. Ну, там тоже, была "парадная зона" в доме, где поддерживался классический порядок, но на кухне и во дворе тем более, бардак всегда присутствовал, а тут... Чистейший крытый двор с плиткой, где ни единой травинки, глазу даже зацепиться не за что, нигде ни соринки, ни малейшего следа облупившейся краски, ни даже оставленного на виду ведра или лопаты.
Муж ее Василий 93 лет, практический слепой, на одном глазу чуть-чуть зрения осталось, копошится в мастерской, где (кто бы сомневался) инструменты в безупречном порядке, на продуманных местах и не то, что какой-нибудь стружки - пыли нет абсолютно, и сам в пиджаке.

Старшая сестра жены, жившая в том же Атбасаре, нам с собой положила свежий пирог, сунула бутылку самодельной наливочки на черноплодке (тетя Катя очень мою любит), а тетя Катя мгновенно накрыла стол. За считанные минуты при помощи моей жены организовала два салатика, на элегантном блюдце эстетично порезанное сало и сальтисон, холодная вареная говядина тонкими ломтиками с домашней горчицей, зелень с огорода, малосольные огурчики, красивейшие тарелки, к которым достала из "шуфлядки", тщательно завернутые в белоснежное полотенце, серебряные приборы. По моим понятиям, шикарнейший стол для дорогих гостей, и это все за каких-нибудь 15 минут, без всякой предварительной подготовки.

Понятно, разговоры-расспросы. Про меня (тут рассказывать особенно нечего: родился, учился и чем занимаюсь), про мою родню, но это мы опустим, не в канве рассказа, а теперь наконец ее история:

Жили мы тогда в Петрограде, отец по торговой части, а я в женской гимназии училась. И как нас тогда девочек "колебало", от запредельного патриотизма в начале войны, до пламенной революционности в феврале 17-го, даже свои Советы в гимназии и в каждом классе были, а уж какие петиции Временному правительству мы писали...
- А я какая горящая революционерка была в свои 14, не приведи господь, броневика не хватало... - смеется до слез тетя Катя, вытирая глаза кружевным платочком, незаметно добытого из заворота рукава.

А после октября совсем неважно и страшно стало в Петербурге, и папаня сбежал, бросил маму, меня, Зарьку и Ванюшку на произвол судьбы. С дома мы съехали, голодно стало. Снимали одну комнату в полуподвале, мама работала на дому, замечательной портнихой оказалась, но все равно не хватало. А я хотела в бурю революции, представляете, что у меня в голове творилось, на разные марксистские кружки записалась, но купеческое происхождение подводило, к тому же чистокровная немка, ревела тогда, когда кто-то из "товарищей" бросил: Купчиха, куда примазываешься?

По каким-то маминых знакомых рекомендациям устроилась гувернанткой-домработницей в одну очень интересную семью. Слышали, был такой: Мартин Иванович Лацис? Нет? А известнейший человек, соратник Дзержинского по ЧК, латыш, на самом деле у него и имя и фамилия настоящие другие были, уже теперь забыла какие...
Работала практически за еду, домой немного носила и одежда иногда перепадала с "барского плеча", мама перешивала. Такая вот оказалась: Liberte, Egalite, Fraternite (Свобода, Равенство, Братство фр.). Но девка я заводная была, ну, там печку протопить, постирать, по дому убраться, с ребенком занималась еще, у меня же французский и немецкий, легко и быстро все делала. Так больше года и проработала, жила у них в каморке, домой практически не ходила. Холодно там, топить зимой нечем, мама плачет постоянно. Приду - обнимет и ревет, я тоже реветь начинаю, маленькие подключаются... - так и проплачем всем семейством половину вечера.
- Тоска... - смахнула слезу тетя Катя. - Что-то я к старости совсем плаксивая стала, что вспомню - сразу плакать начинаю - простите уж старуху. Мама решила перебраться к родственникам на Донбасс, там немецкая диаспора с давних пор жила, как тогда добраться с двумя маленькими детьми смогла, представить страшно. Я же наотрез ехать с ними отказалась.

А тогда я расцветала, блондинка с синими глазами, грудь-талия, зубки-губки, ух-х какие мужчины клеиться стали. Вот гражданская жена Яниса и давай ревновать, хотя он и дома то почти не появлялся, шипела как змея, шпыняла и из дому выгоняла, как только он на порог. Плюнула и ушла, не по моей натуре унижения терпеть. Работала потом еще в нескольких домах у новых партийных.

Влюбилась и замуж выскочила в 17 лет. Не намного старше Кирюша мой был, на пять лет всего, но и прожили всего ничего, если это можно так назвать, буквально две недели, ушел на Гражданскую, там и погиб. Опять заплакала... А мы молчали, боясь спугнуть такой рассказ...

Продолжила: статус мой теперь изменился, жена героя, Красного командира, павшего за дело революции, его сам Троцкий награждал именным оружием. Удалось, закончив курсы секретаря-машинистки, устроится в гос. контору. Там и паек относительно нормальный и комната Кирюшина осталась. Жить можно, но после гибели мужа в душе словно выжгло, даже легкий флирт в штыки сразу. Так до 26-го года и прохолостяковала.
Хотя, верите-нет - у меня был роман с Маяковским. Почти случился... Контору нашу в Москву перевели, а меня в Петрограде особо ничего не держало, даже старых подруг не осталось. Мы с сослуживицей как-то пошли на творческий вечер Маяковского, я просто влюбилась в его стихи, в его манеру, да и мужчина он видный был. После выступления он всегда общался запросто. Мы тоже подошли, а он меня сразу пригласил прямо сейчас в какой-то дом, где по обыкновению собиралась богема:
- Если вы не придете, я прокляну вас в стихах... - и так серьезно сказал, что мурашки по коже. Я еще наглости набралась и подругу "пригласила", понятно там народу много было и женщин красивых, модно одетых, но после он меня провожать пошел, гуляли еще часа два, ничего такого, много шутил, я много смеялась, словно ожила тогда. Подарил уже возле дома книжку свою и подписал. Наверное, это все-таки быстрый экспромт был, задумался лишь пару раз на несколько секунд. Тетя Катя достала из секретера книгу с мягкой пожелтевшей обложкой и узнаваемой ступенькой, записанной синими чернилами на развороте:

Волшебна!
Подвижной легкостью своей
и синим глазом - меня жжетъ!
Но грубой лапищей связей
рискну ль дополнить я сюжет?
Бутона чистоту замять...
Как знать?

По-детски влюбленный в Катеньку подпись Вл. Маяковский

(моя жена тогда записала, а так бы и не вспомнил).

Вообще его стихи нельзя про себя читать, необходимо обязательно проговаривать, тогда ритм, а в его стихах это главное, если прочувствуешь, то словно барабаны-тамтамы бьют, вгоняя в эстетический экстаз. Тетя Катя начала декламировать, отбивая в такт пальцами по краю стола:

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Из женщин-поэтов неоспоримо Ахматова, а из мужчин для меня Володя бесспорно из лучших, русский талантливейший поэт. Больше не встречались, он куда-то уехал, вроде надолго заграницу, а я так и жила затворницей. Когда застрелился, я уже снова замужем была и беременная, так ревела, что выкидыш случился. Довела его эта потаскуха жидовская со своим "стаканом воды"*... А ему любовь, семья уже нужна была.

*Примечание мое, тогда не особо понял, позже прочитал: Теория "стакана воды" - взгляд на любовь, брак и семью, который заключается в отрицании любви и сведении отношений между мужчиной и женщиной к инстинктивной сексуальной потребности, которая должна находить удовлетворение безо всяких «условностей», так же просто, как утоление жажды (заняться сексом просто, как выпить стакан воды). Была популярна в кругах советской интеллигенции после революции. Толстый намек на Лилю Брик, приверженцем этой теории.

В 26-м у меня бурный, скоротечный роман возник, словно из другой волшебной жизни. Летчик-красавец, как в омут головой, так и утащил меня под венец, совершенно в растрепанных чувствах и в полу памяти, обалдевшую от такого круто спикировавшего на меня счастья.
Дальше с ним по гарнизонам-аэродромам, жизнь полукочевая. Двоих сыновей ему родила, ну ты знаешь (это моей жене). А я его все упрашивала, хочу к маме съездить, возьми длинный отпуск наконец. Если бы я знала...

Небольшая предыстория. Я не оставляла попытки узнать, что все-таки с отцом. Несмотря на все слова матери, я как-то не верила, что он так просто нас бросил, ведь любил меня по-настоящему, может что приключилось? В детстве очень с ним близкие были, бесились-дурели вместе, у нас даже своя заговорщицкая тема, со своим шифром была от мамки.
Родственники за границей - ничего такого в то время, не то что потом, да они у половины были, много людей из СССР заграницу ездило, и богема, и партийцы. Вот и упросила мужа, а он уже достаточно большим командиром был, чтобы попробовал узнать по своим связям. Узнал, на свою голову. Отец мой оказался уже в Канаде, снова женился и дети есть, чуть ли не миллионер, фамилию сменил на английский манер. Я дура-дурында письмо ему написала на немецком, еще и несколько фраз вставила с нашим шифром. Передали через кого-то.
Вот гадина какая-то и стуканула, донос по всей форме, тогда только зачиналось, а он в отпуске, так зам. его рапорт об отпуске уничтожил, доложил, что дезертир, сбежал, когда боевые товарищи подозревать стали. Осуждать его не возьмусь, возможно других офицеров части спасал от подозрений в шпионском заговоре. Короче, один командир вредитель и шпион, прямо на сеновале и взяли в гостях у мамки моей. Повезло мне, неинтересна видать для органов оказалась, и тогда близких еще не трогали. Десять лет без права переписки получил Сашка мой, все уже знали, что это значит. А я так осталась у матери на Донбассе, теперь еще с клеймом жены шпиона.

Сельская жизнь мне поначалу в тягость была, но потом ничего - втянулась, я ж там самая грамотная была, у остальных 2-3 класса, в лучшем случае. Счетоводом неофициально работала, официально такую неблагонадежную никто бы не рискнул бы оформить, но благо деревня была чисто немецкая, никто особо друг на друга не стучал. Через три года еще раз вышла замуж, уже без особой страсти, но жить и детей поднимать то как-то надо. Хороший мужчина мой Петро был, на несколько лет меня младше, работящий, добрый, моих детей как родных принял, так я ему еще двоих дочек родила. Ах, какой у нас хороший дом и красивый сад был... Закрыла глаза и надолго замолчала.

И вдруг война и депортация нас немцев в северный Казахстан.
Везли в теплушках почти месяц, потом на подводы и по разным деревням, выгрузили нас больше 60-ти человек без еды в чистом поле - здесь живите. Недалеко деревня 9 дворов всего, но приютили, как смогли, кого-то в коровниках (мужчин), но в относительном тепле. На дворе ноябрь, заморозки, как жить? Копали землянки, из глины печки мастерили, летом уже саманные дома поставили. Власть не совсем бросила, привозили зерно, картошку мерзлую, но мало, только чтобы сразу не загнуться. Северный Казахстан с его морозами и буранами - это вам не благословенный Донбасс...
В ту зиму я двоих схоронила: младшенькую Зиночку и Петра тоже. Маму увезли в другую деревню, но она давно на Украине снова замужем и еще четверых родила, своя семья, своих тяжких забот - полон рот. Зарька, сестра моя, еще в 30-м замуж выскочила и уехала куда-то с мужем в Туркмению по комсомольской путевке, завод какой-то строили. Искала нас, но где там, всёж засекретили, только после войны встретились. А Ванька брат сбежал с нашего эшелона на фронт, как уж там решил-договорился, но воевал честно и геройски, приехал в 45-м, вся грудь в орденах, по дороге заезжал в нашу старую деревню, сказал, что нечего там делать, сплошное пепелище. Прожил он недолго, от старых, тяжелых ран умер в 49-м.
А жители той Морозовки, нам как родные, если бы не они, не выжили бы... Последним ведь делились. Вот так всегда - власть блядская, а простые люди хорошие.

А потом мы с Васей сошлись, жениться немцам после депортации не разрешали, так и живем во грехе... Заулыбалась. А что нам терять? Перед богом мы чисты. Он вдовец, я трижды вдова и в почти 50 своих отважилась - Ванечку ему родила, 5 марта 53-го, прямо в день смерти усатого, такой вот замечательный подарок Васе сделала. Как узнала, так сразу и родила...
Александра моего посмертно реабилитировали, письмо официальное пришло, но не буду доставать, а то опять плакать начну...

Ну, чего загрустили? Кушайте, наливайте. Это еще не конец истории. Ох, как разболталась я сегодня.

Когда перестройка началась и всяческие послабления, решилась я еще раз письмо в Канаду написать, подробно расписала, что с нами всеми произошло за время с 17 года. Понимала, что отец вряд ли жив, но братья-сестры ведь по отцу есть.
Пришло ответное письмо от новых детей отца, в очень аккуратных выражениях. Типа мы очень рады, что у нас есть близкие родственники, но в завещании отец вас не упомянул. Сожалеем. И копию завещания приложили 24-летней давности. Еще прислали переводом 200 канадских долларов, хотя очень приличное состояние отец им оставил, для нас вообще запредельные деньги. И ведь даже не 300 прислали, чтобы с каждого по 100 (две сестры и брат). Обидно, как-то стало. Я перевод вернула и коротко ответила, что в подачках не нуждаемся и знать вас не хотим. И своим запретила как-то общаться. Но больше на отца обида, как он нас бросил в трудную минуту, ровно отрезал и из памяти вычеркнул... Такому предательству нет прощения. Опять потянула платочек из отделки рукава.

Ну, да ладно, чего уж ворошить. Всего нам хватает, дети замечательные, внуки, правнуки - помогают. Все хорошо. Праправнучка уже есть, сейчас фото достану.

- Екатерина Францевна, а что вы со стихами планируете делать? Вроде как культурное достояние? Неизвестное стихотворение имеет место быть... - это уже я решился спросить.
- Пока я жива - будут стихи со мной, недолго мне уже осталось, а в завещании указала, чтобы книгу ценной бандеролью в Государственный музей Маяковского отправили. Денег она, наверное много стоит для коллекционеров, но я памятью своей не торгую и детям не дам. Не зря я книгу во всех перипетиях сохранила. Да и не долго мне уже осталось, вот Васю похороню и сама соберусь. Он уже совсем плохой стал, глухой как пень и почти слепой, видали - он с нами за стол даже не садится, чтобы тупым истуканом не сидеть. Но и без дела не может, постоянно что-то делает, недавно захожу в мастерскую вечером, а он там в темноте, чего-то строгает. Я ему ору, чего ты без света то, да говорит, все равно при электричестве ничего не вижу, уж лучше на ощупь. Он у меня столяр-краснодеревщик высшего разряда, дерево тонко чувствует.
- Так это он всю мебель сделал? - я еще в начале обратил внимание на все эти богемные, нереального изящества столы-стулья, шкафчики, комоды и горки, мысль даже мелькнула, неужто дореволюционная мебель?
- Конечно! Я ему рисовала, что с Петербурга помнила, а он ваял.

Еще посидели-поболтали о детях, внуках ее и о других родственниках. Но это я слушал уже в пол уха, мысли всё возвращались к ее рассказу о делах минувших. Боже, какая сложная, тяжелая жизнь! Вобравшая в себя все ключевые события России и СССР 20-го века: две мировых войны, революция, гражданская война, репрессии, депортация, подъем целины, развал Союза. Четыре мужа, пять детей... И как мне повезло, что встретился с "ровесницей века". В рассказах современников всегда всё немного по-другому выглядит, чем в учебниках и книгах.

А она словно мои мысли прочитала, когда прощались, сказала просто, без всякого пафоса:
- Я прожила длинную, очень интересную и честную жизнь, и вам того же желаю. Не ленитесь, да детишек рожайте и всё у вас будет хорошо.

Мы от нее шли по темной улице, а голове рефреном, как молотком стучали строки, которые я вынес в эпиграф этой истории (тогда отчего то искренне считал, что это ее любимый Маяковский):
Гвозди бы делать из этих людей:
Крепче бы не было в мире гвоздей!

P.S.
Екатерина Францевна умерла в 1996 году, пережив своего Василия всего на три месяца. Стихов Маяковского ей посвященных я нигде не встречал, книги в музее Маяковского тоже нет, хотя родные говорят, что ценную бандероль отправили сразу после оглашения завещания.
Вот такая судьба.
Как избежать штрафов

Интересна история попытки хакнуть систему с помощью номерного знака. Американский программист Джозеф Тартаро зарегистрировал автомобильный знак NULL. Дело в том, что во многих языках программирования, в том числе SQL, используемом для работы с базами данных, NULL используется в качестве идентификатора отсутствующего или неприсвоенного значения. Идея заключалась в том, что таким образом можно будет избежать штрафов, потому что система не сможет корректно обрабатывать его номерной знак.

К сожалению, произошло прямо противоположное. Когда его номер попал в базу данных, система связала номерной знак NULL с его адресом. А потом она отправила ему ВСЕ остальные штрафные квитанции, у которых не было реального номерного знака. Общая стоимость штрафов составила $12 049.
Сегодняшняя история от Елены Петровой напомнила.
Сразу говорю: со слов друга ( это если возникнут неприятные аллюзии)

Так вот, прораб друга,( и его компании), нашёл выход на систему МВД, и подрядился делать ремонты.
Сделали в нескольких районных, пошло на «ура», вышли на городское МВД.
Из воспоминаний:
- Работаем, выделили нам бытовку, на территории. Первое время ходили на обед, инструмент с собой забирали. А потом подумали- мы же в милиции работаем! Поставили шпателя у стенки, и ушли, обедать.
Возвращаемся- шпателей нет...
Прораб приехал, спрашивает, почему не работаем. Объясняем ситуацию. И тут он аж покраснел от возмущения, кричит:
- Вы что , с ума сошли, инструмент бросать? Да тут одни воры!

Потом поутих, разъяснять ничего не стал, просто купил новый инструмент и попросил бережнее с ним обращаться.
Эту историю рассказал мне пластический хирург. Произошла она примерно год назад в одной замечательной клинике, расположенной – скажем осторожно – довольно глубоко в пределах МКАД. Клиника занимает второй этаж недавно отреставрированного особняка, а на первом этаже в этом же здании находится фитнес-клуб.

Как-то днём на первичный приём приходит вполне симпатичная женщина лет примерно тридцати, которую многие из вас назвали бы достаточно привлекательной для большинства мужчин. Сама женщина, разумеется, так не считала. И сходу попросила врача сделать ей большую грудь, большую попу и откачать лишние запасы жира. Хирург и психолог обстоятельно побеседовали с женщиной, рассказали о противопоказаниях, попросили принести анализы, но по клиентке было видно: решение принято, надо резать.

Когда женщина принесла анализы, всё оказалось неплохо, кроме свёртываемости крови: она была на нижней границе нормы. То есть, ещё не противопоказание к операциям, но повод лишний раз предупредить об осложнениях и попросить клиентку подумать. Хирург, как честный человек, так и сделал: сказал, что потребуется более длительная реабилитация и несколько переливаний крови.
- Думать нечего, я уже за вас подумала. Мне нужно новое тело. Если вам не нужны деньги, я найду врачей, которым они нужнее, - отрезала клиентка.

Итак, врачи принялись за улучшение пациентки: здесь надули, там сдули, тут поработали напильничком. Процесс проходил в несколько заходов, и каждая операция, действительно, сопровождалась массивным переливанием крови. Но, в целом, обошлось без осложнений, и все надутые места надулись симметрично и как полагается. Оценив результат, стороны разошлись, довольные друг другом.

Но довольно скоро в клинике раздался звонок, и знакомый голос истерически верещал в трубку:
- Что вы натворили, коновалы?! У меня начали расти усы!
- Что вы такое говорите? Не может быть!
- Я сегодня же приеду, и мы посмотрим, может или не может! Попробуйте мне в глаза сказать, что я их нарисовала или вру!

После звонка в клинике началась лёгкая паника. Сперва были проверены все шкафчики с лекарствами – не попал ли куда по ошибке не тот препарат. Потом подняли медицинскую карту и анализы пациентки. Всё вроде было в порядке. Наконец, гематолог отозвал хирурга в сторону и шепнул:
- Я вот что думаю, у нас систематически сдают кровь парни с первого этажа. Химики-бодибилдеры. Накануне её операций целая группа заходила, сразу после соревнований. Медсестра ещё радовалась – ой, спасибо ребятам, так много второй группы сдали.
- Ты почему не предупредил?
- А что я сделаю? По стандарту кровь чистая – вирусов нет. А на стероиды мы не проверяем.

Через час приехала взволнованная клиентка. Главврач и хирург принимали её в кабинете вместе. Минут пятнадцать продолжался монолог – точнее, крик и посулы самых страшных кар на головы врачей. Когда пациентка выдохлась, слово взял главврач:
- Каждый организм индивидуален и по-своему реагирует на оперативное вмешательство – тем более, неоднократное. Возможно, случился гормональный всплеск. Мы предлагаем немного подождать и дать вашему телу прийти в норму.
- Но усы?! Что мне делать с усами?!
- Ну что вы заладили – усы, усы! Вы ведь довольны тем, как выглядит грудь?
- К груди не имею претензий.
- И талия тоже уменьшилась в объёме, не правда ли?
- Это всё хорошо, но…
- Ну вот! А усы, в конце концов, и побрить можно, - веско сказал главврач, погладив окладистую бороду.
Знакомая вчера рассказывала, строитель по профессии. Лет ..цать назад работала она в одной тюменской фирме, что строила дом в посёлке Мужи, это на ямальском севере. Комфортный, современный по тем временам дом с евроремонтом и пластиковыми окнами. Тогда это была полная диковинка.
Окна заказывали в Тюмени, где тоже была только пара фирм, кто их производил. И может не хватило опыта, но в проекте допустили ошибку - перепутали в окнах длину с высотою. Сперва как раз моя знакомая и перепутала, а следом эти оконщики недосмотрели и окна получились поперёк проёма. А если ставить их по проёму, то открываться они будут соответственно только налево и вверх.
Заметили это, когда все комплектующие до винтика уже сдали на паром. Последний паром. То есть больше в Мужи до "зимника" уже ничего привезти было нельзя, дороги-то туда нет.
И тут такой цирк с огнями - окна получились наоборот.
А дом-то уже почти достроен, и сроки поджимают, и жильцы новые ждут, причём большей частью местное поселковое начальство.
Короче говоря, воткнули все эти поперечные окна, деваться-то некуда. Приготовились к самому худшему, к скандалам при приёмке, к замене на будущий год, к новым диким затратам и т.п..
Но самое интересное, что, к их удивлению, при сдаче дома никаких чрезвычайных проблем не возникло. Принимающие лишь восхищённо пооткрывали невиданные окна как позволяла их нынешняя геометрия и дружно подписали все необходимые акты.
Заехавшие новосёлы, также вероятно подумав, что эти новые экзотические окна так и должны стоять с горизонтальными рамами, открываясь как-то по-особенному, никаких претензий при заселении тоже не предъявили.
Чем люди проще, тем приятнее.
В начале века Коля переехал в новую квартиру и был счастлив. Удобная планировка, новый микрорайон, толковая логистика. Все замечательно. Немного непривычно видеть ряды одинаковых гаражей, которые можно было отличить только по номеру. Да, на старой квартире гаражи каждый ставил сам, отсюда и разнообразие размеров и цветовой палитры. А здесь? Инкубатор какой-то! Но это можно было бы пережить, ведь основное в гаражах – общение, а его как раз-то и не было. Кивнут, в лучшем случае, при встрече, и то не все и не всегда. Да… Николай реально скучал по друзьям.
В ту пору соцсети были еще не развиты и гаражное братство их с успехом заменяло. Сюда можно было прийти с любыми проблемами. Перехватить денег до зарплаты, попросить о помощи. Сразу решить не получалось – обязательно у кого-то были друзья или знакомые, которые могли помочь. Затеял ремонт – друзья всегда рядом. Собрать, разобрать, поломка любой сложности (ну, почти). Инструмент – в гараже, как в Греции – есть все!
Обычный выходной – это когда приходишь в гараж, поднимаешь капот (впрочем, можно не заморачиваться) и идешь к соседу обсудить новости. Футбол, политика, жены, дети – темы всегда найдутся. Да, мужчины любят потрепаться, ну, что тут сделаешь? А там и другие подтягиваются, по пятьдесят и жизнь веселее пошла. Ну, да, иногда можно расслабиться. «А кто не пьет? Назови! Нет, я жду!» («Покровские ворота»). Но это не обязательно. Большой дружный коллектив, независимо от размеров гаража и марки машины. Да хоть велосипед! И это НАСТОЯЩИЕ друзья, которых ты всех лично знаешь, а не какие-то виртуальные. Ну, не может быть у человека 500 друзей! Знакомых – да, а друзей – нет!
Поэтому Коля и страдал. Услышит новый анекдот- о, вечером ребятам расскажу, а потом вспоминает… Пару раз не выдерживал и ездил в гости, немного успокаивало, но тоска все равно.
И Коля решился. Жена на выходные уезжала к теще, никто не отвлекает от задумки. Если ты не можешь победить проблему – ее надо возглавить. Как-то так. Мангал, шампура, дрова есть. Купить и замочить мясо, холодильник затарить разными жидкостями. «Открытие гаражного сезона» началось в субботу, ближе к обеду. Дрова прогорели, можно готовить шашлык. Мангал Коля расположил возле гаража, не заметить невозможно.
А вот и первая «ласточка».
- Привет, сосед! Праздник какой?
- Ну, да. Выходной. Присоединяйся!
- Я сейчас!
Вернулся через пару минут с бутылкой.
- Гена!
- Коля!
Через пять минут добавились овощи от Алексея. Потом еще и еще… Эмоции перехлестывали через край. Расходились поздно, но все довольные. Социальная сеть «одногаражники» создана.
Некоторое время назад из Краснодара приехала в Москву учиться на диктора милая девушка с исключительными данными. У неё была внешность, которую «любит» камера, у неё был бархатный громкий голос, у неё был редчайший дар в случае оговорки делать такое лицо, что слушателю казалось, будто это у него проблемы со слухом, а не у неё – с речью. Она, разумеется, благополучно поступила в школу телевидения одного из университетов, но декан очень скоро понял, что бриллиант из этого алмазного самородка ещё гранить и гранить.

У красавицы из Краснодара имелись две проблемы: она окала и, при сильном волнении, икала. Первую проблему можно было легко исправить за пару лет жизни в Москве – да и легчайший акцент часто составляет ту самую нотку оригинальности в звуковом букете диктора, благодаря которой люди его запоминают и любят. А вот вторая проблема выглядела серьёзнее. В первый раз она проявилась на вступительных экзаменах как бы случайно – девушка выразительно и внушительно читала сложный текст, не смущаясь, не потея и не краснея – но внезапно, уже ближе к концу речи, неприлично громко икнула. Не так тихонько и благопристойно, как вы икаете после сытного обеда, а как большое грозное млекопитающее. Экзаменаторов это позабавило, но и только – с кем не бывает.

Оказалось, однако, что икота сопровождает девушку всякий раз при интенсивной тревоге. Как у иных людей на шее выступают при волнении красные пятна – так у неё проступала икота. Декан направил её к знакомому психоневрологу, девушка пропила синие таблеточки, но никакого видимого эффекта это не дало. Тогда, по совету психоневролога, декан решил попробовать со студенткой лечение электрошоком – иначе говоря, гальванизацию. Терапию редкую, применяемую лишь в крайних случаях.

Принимал специалист у себя в загородном доме, и запись осуществлялась как к парикмахеру во время коронавируса: после предварительного звонка друга и при соблюдении конспирации.
- В последние годы к этому методу вернулись в Британии, - пояснил врач, разглядывая декана и студентку из-под пугающе толстых очковых линз, - так что не подумайте, будто мы здесь занимаемся алхимией. Нет-нет, метод вполне рабочий. Лет пятьдесят назад от него отказались по соображениям, далёким от медицины, а теперь поняли, что ничего лучшего всё равно не существует. Правда, в Британии используют мышиные токи, поэтому лечебный процесс весьма долгий. У нас и сила и напряжение побольше, так что пациентке придётся потерпеть, зато результат будет достигнут в сжатые сроки.
- Это очень больно? – спросила девушка.
- Видите ли, милая, - врач протёр свои очки, напоминающие две ёлочные игрушки, нанизанные на палочку, - это вопрос неоднозначный. Болевой порог у каждого человека настолько индивидуален…
- Ладно. Всё равно. Я согласна, - твёрдо сказала девушка. – Я хочу работать на телевидении.
- Я посмотрю? – спросил декан у врача.
- Пожалуйста, если пациентка не против, - разрешил врач.

Декан остался понаблюдать за процедурой, но спустя полчаса уехал домой бледный, а потом всю неделю вздрагивал, зажигая в квартире свет.
Через месяц настало время отчётного экзамена. Студенты и студентки по очереди должны были прочесть сложный незнакомый текст, изобилующий Эйяфъядлайёкюдлями, Джомолунгмами и Жугдэрдэмидийнами Гуррагча. Одна ошибка или запинка – четвёрка. Две – тройка. Три – пересдача. Волнение среди студенческого корпуса было ужасным. Дошёл черёд и до нашей красавицы.

Твёрдым шагом она вышла к столу, уверенно улыбнулась в камеру и начала бархатным голосом, с выражением читать текст. Ошибок и запинок она не допускала. Её уверенный, полный силы голос не позволял ошибкам и запинкам даже подумать, что они могут здесь появиться.
И тут в притихшей аудитории кто-то громко икнул.
Вы видели когда-нибудь выпученные глаза лемура? А приходилось ли вам слышать рёв моржа? Соедините эти два образа вместе, и вы получите реакцию девушки на чужой невинный «ик»:
- Ааааааааааа! – завопила она на всю аудиторию, а потом, опомнившись, резко замолчала, будто проглотила язык.

Через несколько мгновений, когда присутствующие пришли в себя, а две слабонервные девушки выбрались из-под скамьи, к студентке бросился декан.
- Я провалилась? – слабым голосом спросила она.
- Наоборот! Ты вылечилась от икоты!
В начале 20 века, после обнаружения в Андах затерянного города инков Мачу-Пикчу, британские и французские искатели приключений не на шутку взволновались. Ведь если существуют считавшиеся легендарными крепости великой индейской цивилизации, правдивы легенды и о золотых озёрах инков – по преданию, после появления нового короля, жреца или военачальника тот купался в священном озере, а воины с плотов и берега бросали в воду золотые украшения. Конечно, стараясь не попасть купальщику по голове.

Крупнейший в мировой истории выкуп, уплаченный Атауальпой конкистадорам золотом и серебром – без малого, 11 миллиардов долларов в ценах 2020 года – столетиями не давал покоя как европейцам, так и местным властям. Индейцы вручили доверчивым испанцам несколько тонн драгметаллов слишком уверенно и легко – очевидно, большую часть сокровищ слуги Великого Инки успели вывезти. Но куда? Тысячи километров Анд и полная тишина. Письменных источников инки не оставили, а живых свидетелей последних дней индейской империи выкосила привезённая испанцами же оспа.

Британские исследователи ухватились за идею поискать потерянное золото на дне священных озёр. Их подстёгивала общность легенды о золотых озёрах у разных культур Южной Америки – не может же одно и то же предание возникнуть у разных народов на ровном месте. Был определён список перспективных водоёмов, достигнуты договорённости с перуанским правительством – и работа закипела. Три озера из четырёх очень быстро оказались негодными для поисков – дно там было мягким и песчаным: если какое золото попало на этот грунт, из-за своей плотности оно за столетия провалилось на такие глубины, куда никаким искателям не добраться. Четвёртое озеро имело, в основном, каменистое дно и приковало к себе всё внимание исследователей. Водолазы работали день и ночь, и почти каждый день приносили со дна озера новые археологические находки и артефакты – но золота среди них не было. Правда, водолазы жаловались на невероятно трудный рельеф дна, изобилующий впадинами, провалами и каменными завалами (в этой части Южной Америки обычны землетрясения).

Тогда искатели сокровищ решились взять в Лондоне огромный кредит и вскоре привезли в Анды самые мощные на тот момент насосы, с помощью которых стали откачивать воду из озера, благо оно было неглубоким. День за днём уровень воды падал, обнажались скалы, галька и каменистые уступы, составлявшие озёрное дно. Наконец, озеро было осушено полностью. Десятки нанятых рабочих перекапывали его дно, вручную разбирали камни, сдвинули с места несколько валунов – и нашли всего несколько золотых фигурок, не стоивших даже многомесячного труда рабочих, не говоря уже о взятом кредите.

Уже много позже, в 1950-е годы, нашлись записи придворного летописца Педро де Вальдивии, первого губернатора испанского Чили – и это была воистину насмешка над всеми искателями сокровищ. Запись о золотых озёрах гласила: «В некоторых особо почитаемых местах они (инки) проводят обряды посвящения своих жрецов и начальников. Новый жрец окунается в воду озера, а с берега воины в боевой раскраске кидают в воду золото и серебряные украшения. Когда же жрец выберется на берег, мальчики ныряют в озеро и собирают всё золото и серебро со дня, следуя указанию Великого Инки: «Никакое золото и серебро, однажды ввезённое в мою столицу и помещённое в мою казну, не должно быть потрачено ни на какие цели, кроме войны и содержания моего величия…».
Внук моих знакомых в прошлом сентябре получил в школе всем известное задание: написать сочинение на тему «Как я провёл лето».
На следующий день он сдал самое интригующее в классе сочинение, в нескольких строчках которого было написано, что мальчик успел летом побывать в трёх заграничных странах. Заинтересованная учительница объявила классу, что «Павлик у нас путешественник и новый Тур Хейердал», после чего попросила его выйти к доске и рассказать, где он был и что видел.
Павлик вышел к доске и начал рассказывать:
- У моего папы дача в Болгарии. Но на даче нам было скучно, поэтому папа решил отвезти нас на Тумбу.
- Что такое Тумба? – спросила озадаченная учительница.
- Тумба – это гора. Мы поднялись на гору, и нас там угостили обедом. Но я там ничего особенного не видел. Там скучно: одни камни и трава.
- Павлик, давай лучше про путешествия. Ты написал, что был в трёх странах.
- Так я и говорю. Тумба стоит на границе Болгарии, Греции и Македонии. Если обойти вокруг обелиска на вершине горы, то окажешься сразу в трёх странах. Вот я и обошёл.
Учительница поправила очки. Потом спросила:
- Ну а на болгарской даче ты что делал?
- Играл в приставку.
- Понятно. Садись, Павлик. Кажется, я провела лето на своём дачном участке интереснее тебя, - вздохнула учительница. - У меня, по крайней мере, созрела вкусная клубника и собака принесла щенят.
Восемь лет назад мы с мужем решили провести отпуск в Словении, это была наша первая зарубежная поездка. При подготовке выяснилось, что в Европе разгар борьбы с курением, а мы оба курящие. Курение на территории отеля запрещено, много других ограничений и большие штрафы(((. Повздыхали и поехали, захватив с собой жестяную баночку с конфетами, конфеты съедим, а баночка пригодится вместо пепельницы.
Прилетели в Любляну, добрались до Порторожа, заселились в отель. В номере большой балкон со сквозным ограждением. И что делать, штраф платить не хочется, а курить совсем наоборот, а в интернетах же пишут, что в Европе сплошные стукачи, как только видят нарушение сразу звонят в полицию. Вынесли полотенца и развесили на ограждении, покурили сидя на полу, поржали над собой, взрослые же люди, а прячемся как подростки.
На следующий день поехали в Триест и уже подъезжая к городу я вспомнила, что не убрала с пола балкона нашу импровизированную пепельницу. «Шеф усе пропало» штраф, арест, депортация, расстрел. На обратном пути мы пытались представить, что нас ждет в отеле, первой версией был строгий администратор с уведомлением о штрафе, затем к нему добавилась группа поддержки в виде горничных с ведрами и швабрами, потом полицейский наряд, затем спецназ на этаже и вертолет на крыше. В общем накрутила себя так, что готова была выходить из автобуса с поднятыми руками и криком «не стреляйте я сдаюсь». Возле отеля было тихо и спокойно, ни тебе машин с мигалками, ни барражирующих вертолетов, оставалось два варианта либо нас ждет засада в номере, либо горничная не обратила внимания на нашу баночку и все обойдется. Поднимаемся на этаж, затаив дыхание заходим в номер, баночки на балконе нет, на столике стоит большая пепельница и открытка с посланием от администрации «Спасибо, что не курите в номере, ведь курение на свежем воздухе гораздо приятнее!»
Президент Танзании Джон Магуфули решил проверить, насколько эффективны тесты на коронавирус.Он отправил в лабораторию образцы, взятые не только у людей, но и у животных и фруктов.
Положительным оказался результат у козы и папайи.
Котовщина.Майор Масяня-Пейн
https://zvooq.pro/collections/ost/из-фильма-майор-пейн-6901
Моей кошке Масяне было около 2 лет и дома она была главной, важной и равноправной хозяйкой. Других женщин котовьей породы в нашей квартире не было. И тут вдруг случилось неожиданное: мне подарили на день рождения из питомника девочку британку - элитную, шикарную, дорогую. В тот год в питомнике имена у кошек были на букву H, поэтому ее назвали Хизер Вероника БриКетик. Девочка элитная, клубная. Я вообще не планировала пополнений в кошачьей семье, но отказаться от "подарка" было нельзя. Когда ее оторвали от мамы-кошки,ей было три месяца. И тут выяснилось, что это красивое, плюшевое чучело даже не в состоянии себя без мамки обслужить - в течение недели шерстка свалялась, глазки слезились, под хвостом грязно, на пузе колтуны. Масяня, которая в начале появления нового существа в нашей квартире, была в легком шоке, глядя на весь этот кошачий бардак, решила взять все в свои лапы. Подождав, пока маленькая, хоть немного освоится, Масяня врубила "майора Пейна". Началась жесткая дрессура. Она учила: мыть морду и уши лапами, вылизывать пузико, вычесывать между коготками и главное - вымывать языком под хвостиком. После того, как это аристократическое, възерошенное после 10 кошачьих оплеух существо, стало вдруг красивым и опрятным животным, Масянька уволилась из армии и улеглась отдыхать на свое домашнее обычное место. А малую кошку таскали на выставки, где она занимала первые места и все благодаря Масе, которая ее научила быть самой красивой.
Глава Саратовской области Валерий Радаев уволил министра, главу аппарата губернатора Олесю Горячеву. Чем же вызвана подобная немилость? Основная причина в том, что директор "Саратовского аптечного склада" Сергей Горячев – муж чиновницы, отстраненный от должности в связи с разбирательством по поводу закупки медицинских масок по 425 руб. за штуку. Десятикратная цена на маски – далеко не единственная шалость «светила от фармакологии». Областное учреждение "Саратовский аптечный склад" во главе с Сергеем Горячевым в середине апреля осуществило закупку у единственного поставщика препарата "Меропенем", который, в том числе, используется для лечения пневмонии. Согласно ранее произведенной закупке, ООО "Сигмафарм" поставило "Саратовскому аптечному складу" 36,6 тыс флаконов "Меропенема" по цене 590 рублей за штуку на общую с сумму 21 млн 594 тысячи рублей. В контракте "хитро" указана страна происхождения товара: Россия/Индия/Китай. К примеру, на сайте аптеки "Ригла" препарат российского производства предлагался в розницу по 273 рубля. Таким образом 36,6 тысяч флаконов "Меропенема" стоили бы уже 9 млн 991 тыс 800 рублей. ООО "Сигмафарм" создано 15 марта 2018 года, является микропредприятием с уставным капиталом 10 тысяч рублей. В штате компании всего два сотрудника: Генеральный директор - Станислав Неверов, а единственный учредитель - Любовь Калинич. Основной вид деятельности — "Оптовая торговля фармацевтической продукцией". За два года существования организация заключила 601 контракт с бюджетными организациями на 1,5 млрд рублей. Что называется: «Кому война, а кому – мать родна».
Петербург. Дом Культуры. Канун Нового года.
В конце детского утренника мальчик подходит к уставшему Деду Морозу и начинает доматываться к нему с вопросами:
- Дедушка Мороз, а правда, что Снегурочка – твоя внучка?
- Правда.
- Дедушка Мороз, а что стало с её родителями?
- Они живут вместе с нами далеко-далеко, на севере Финляндии.
- Получается, у них есть финский ПМЖ?
- Есть.
- А у тебя есть финский ПМЖ?
- Нет, у меня нету.
- А почему у тебя нет финского ПМЖ?
- Этот вопрос я задаю себе уже много лет, - грустно отвечает Дед Мороз.
В тридцатые годы Анну Ахматову не печатали, поскольку она «проявляла мало интереса к подвигу рабочих и крестьян», и великой поэтессе приходилось зарабатывать на жизнь переводами. Переводы ей доверяли охотно, потому что советские издательства, как и все коллективы советской державы, должны были выполнять план. А самым трудным планом, стоявшим перед советским издательством, являлся план по переводу на русский язык рассказов, повестей и стихов писателей союзных республик. Как вы можете догадаться, в советской Киргизии, советской Молдавии и советском Таджикистане своих писателей и поэтов было мало, и не во всякий месяц набиралось достаточно материала, но Минкульт СССР такие мелочи не заботили, поэтому нередко издательства проворачивали следующую штуку: писатель в Москве сочинял повесть (поэму, стихи), народный писатель условной Киргизии переводил её на свой язык, затем творение издавалось в условном городе Фрунзе, а уж потом – в Москве, под видом отличного перевода с киргизского. Такое положение дел всех решительно устраивало, ведь, как говаривал Министр труда СССР, «главное наше отличие от капиталистических стран – такая организация труда, при которой нет безработицы».

Так вот. Однажды Анне Ахматовой поручили перевести на русский язык стихи белорусской поэтессы. Получив текст, великая поэтесса с удивлением поняла, что две трети стихов в сборнике – подражание Ахматовой. Причём стихи были невыносимо плохие. Перевод их на русский сделался мучительным вдвойне из-за родства двух славянских языков и невозможности в ряде случаев изменить первоначальную рифму – редактор бы просто заметил, что Ахматова вместо перевода написала своё. Промучившись три недели, Ахматова не выдержала и написала белорусской поэтессе письмо: «Милочка, меня безмерно тронули ваши стихи – я будто встретила множество старых добрых знакомых. Признаюсь честно – я даже потеряла сон. Прошу вас – не останавливайтесь на достигнутом и попробуйте в следующий раз сочинить подражание Лермонтову. Его сна своими стихами вы точно не нарушите».
БЕЗМОЗГЛЫЕ ПРЕСТУПНИКИ

13 августа 2013 года поздним воскресным вечером, два мексиканских придурка Марио Гарсия 39 лет и Гарсия-Хернандес 28 лет, ввалились в ресторан в West Rogers Park, в Чикаго и потребовали жратвы от пуза.
Хозяин спокойно им сказал: "Ребяты, извиняйте, сейчас слишком много посетителей и мы очень сильно заняты". На это не мудрствуя лукаво, Хернандес заявил: "Чувак, я тебя сейчас грохну, у меня пистолет!"
Чтобы понять угрозу надо себе представить что Хернандес был ростом метр сорок пять и весом 80 кг. - затем грабитель задрал красную футболку на потном пузе и показал торчащий под ней пистолет.
Хозяин ресторана не хотел подвергать опасности посетителей и, понимая кто перед ним стоит, очень вежливо попросил двух идиотов вернуться через часик, когда в ресторане будет поменьше народа. Двое согласились и ушли.
Хозяин, конечно позвонил в полицию. К бескрайнему удивлению и хозяина и ментов, оба "рекитира" вернулись через час, но уже с бейсбольной битой и, естественно, были тут же аррестованы.
Им было предъявлено обвинение в вооруженном грабеже.
Кстати, пистолет завернутый в ту самую красную футболку нашли у Хернандеса во дворе и он оказался игрушечным водяным пистолетом.

=====================================

Воин афганского талибана, который долго был в розыске, Мохаммед Ашан, в 2012 году самолично припёрся в полицию с плакатом, на котором была напечатана его собственная тупая морда и объявлена награда за поимку в размере ста долларов.
Как выяснилось позже, он по глупости и безграмотности неправильно понял содержание плаката и пришел требовать награду за самого себя.
При этом когда его спросили он ли это на плакате - он радостно ответил: "да, я это, я, не сомневайтесь".
Ему повезло - его признали самым тупым террористом в мире.
По геодезии у меня была твердая двойка.
Буссоли, алидады всякие, поверки, юстировка, визирная ось, и так далее и т.п.
Девчонки из нашей группы зубрили. Отвечали на уроке и на экзамене как в книжке написано, ничего не понимая. Я тоже пытался запомнить эту муть, но в то время ночи напролет активно увлекался преферансом.
Ни до этого было.
И вот однажды я крепко проигрался и сидел на мели.
Что такое "сидеть на мели" для студента-очника живущего в общежитии, если кто не побывал в этой шкуре, объяснять бесполезно - тот никогда не поймет.
Даже пустых бутылок, чтобы сдать и купить кефир с хлебом и покушать, нигде не было во всем общежитии.
Вот такая была мель.
Я сидел в печали.
И тут заходит ко мне в комнату один... пусть будет Паша. Паша был староват по моим меркам для очника, крутился постоянно между нами, студентами, но вместе с нами не учился. Чего он делал, к кому он приходил, я никогда не интересовался. Такой себе тихий и непьющий вечный студент.
Да.
И вот заходит он ко мне этот Паша, и говорит, что есть халтура. Надо сделать курсовую по геодезии для одного заочника из техникума, из другого города.

Я понимаю, что в геодезии я дурак, но жрать хочется. Невыносимо хочется.
Сказал, чтобы Паша оставил папку свою мне, а я уже если сам не сделаю, то найду подходящего студента и дам положительный ответ.

Были майские, куча выходных, все студенты разъехались по домам, общежитие опустело, и от нечего делать я развернул то, что принес Паша.
В папке была куча каких-то бумаг. И среди этого непонятного мне вороха, я обнаружил что-то типа брошюрки. При более детальном рассмотрении, это оказалась методичка – как следует правильно выполнять и оформлять курсовую работу по геодезии. И я стал её читать.
Дело продвигалось туго, но двигалось.
Приблизительно так, как я учился читать в детстве.
Короче.
Я прозрел. Неожиданно для самого себя понял принцип. А поняв его, все оказалось достаточно просто и логично.
("И тут Остапа понесло"). Я читал и понимал, что и как нужно делать. Нужно просто следовать указаниям написанным в методичке. Удача за удачей при решении задач меня воодушевляли и подстегивали. Я всё больше ощущал себя "Сукиным сыном!" с геодезическим уклоном, если так можно выразиться..

Решил все задачи.
В пояснительной записке решил использовать символы из высшей математики.
По-моему даже нашел в методичке то ли опечатку, то ли какую-то неточность.
О чем не преминул упомянуть в пояснительной записке к этой курсовой в конце.
Отдал Паше свою работу, и стал с нетерпением ждать результат. Наконец таки, от этого зависел мой заработок. А денег, под этот коммерческий проект, скажем так, я уже назанимал прилично.

Через неделю в комнату общежития заявился Паша и стал плясать какой-то веселый танец, что-то напевая.
- Преподаватель, принимавшая курсовую, была очень удивлена качеством выполненной работы, - радостно сообщил он мне, когда немного успокоился.
- Особенно её поразило использование символов из высшей математики при решении задач. И как следствие краткость и точность изложения в пояснительной записке.
(Если честно, я сам был удивлен реакцией преподавателя. Иначе бы не стал упоминать этот момент)

- Сказала, что подозревала, видела в нем, в том студенте, зачатки знаний основ геодезии, но не столь явные?! Поставила отлично с зачетом.

Что из этой истории следует. Какой сам для себя я сделал тогда вывод.
Во-первых не дурак.
Во-вторых, если тебе плывет что-то в руки, не спеши отказываться. Даже, если ты в этом ничего не понимаешь. Попробуй разобраться. И вполне возможно, ты откроешь себя с новой, с неведомой ранее стороны.
И наконец в-третьих, - если жизнь крепко прижмет, то ещё ни так раскорячишься.
Почище геодезического пункта триангуляции.
Р.S.
Забавно то, что через достаточно много лет я чуть было ни стал преподавателем этого предмета, "Геодезия", в том самом техникуме. Прошел собеседование с ректором, получил добро, но подумав, и все взвесив, отказался.
Но это уже другая история.
Из интервью с мультипликатором Мэттом Грейнингом, создателем «Симпсонов»:

— Вы не боитесь, что после просмотра Симпсонов наши дети будут как Барт Симпсон?
— Для того, чтобы ваши дети не были, как Барт Симпсон, нужно, чтобы их отцы не были как Гомер Симпсон.
6
Автоматчик (продолжение)

Покинув камбуз, я решил вернуться на мостик и в коридоре встретил автоматчика. В сером камуфляже, каске и бронежилете. Почему-то эта встреча меня не удивила, хотя в моём рейтинге «нежданчиков» – этот «нежданчик» претендовал на первое место, даже возможно, на особый приз.
- Ты кто? – агрессивно спросил автоматчик.
- Второй помощник капитана – представился я.
- Мы где? – продолжил автоматчик допрос.
- В коридоре левого борта четвертой палубы, в районе 106 шпангоута – надо отвечать максимально точно, вдруг за неправильный ответ уже положен расстрел.
- А времени сколько? – продолжал допрос автоматчик
«Ого, он потерялся не только в пространстве, но и во времени, интересно, как у него с восприятием действительности» - подумал я и ответил:
- Два часа сорок одна минута ночи – и, указывав на запястье автоматчика, добавил – у вас свои часы на руке.
- Да? – удивился тот непонятно чему.
- Да! – подтвердил я и решительно перехватил инициативу разговора – а вы кто?
- Прапорщик Мухин – представился автоматчик.
- Адмиралтейское РУВД? – меня осенила догадка – с уазика?
Мухин нерешительно кивнул головой.
- На пароходе мы – поделился я нашими совместными географическими данными.
- Куда мы плывём? – прапорщик выглядел озадаченно.
- Никто никуда не плывёт, и даже не идёт, судно в порту стоит.
- И мои сержанты тоже здесь? – прапорщик перестал быть озадаченным и стал тревожным.
- Да, наш доктор их для опытов забрал – пошутил я, забыв, что «с милицией шутки плохи».
- Каких опытов? – теперь прапорщик выглядел и тревожным, и озадаченным
- Медицинских, устанавливает смертельную дозу алкоголя для человека.
- Им всё неймётся – неоднозначно сказал Мухин и спросил – опыты скоро закончатся?
- Это надо у доктора узнать – я подивился легковерности милиционера и показал на АКСУ – Автомат зачем?
- Проснулся – объяснял прапорщик - в машине никого. Ангар, темно, дверь открываю, смотрю: уазик висит в метре над полом. Вот взял автомат и каску, спрыгнул и пошел выяснять.
- Ну пойдём звонить «субнормальному» механику, выяснять, где висит твой уазик.

На мостике телефон судовой АТС трещал не переставая. Кому-то сильно не терпелось. Сняв трубку, я услышал взволнованный голос Каратаева.
- Там что-то есть!
- Где – там? – не понял я.
- Внутри машины, то есть было, но ушло – ответила трубка.
- Так, Алексей, объясни спокойно и с самого начала! – попросил я механика.
- Как уазик начал поднимать погрузчиком, так там завыли! может милицейская собака? ну, я и убежал, то есть ушёл сообщить на мостик.
- Это не собака – успокоил я механика – это прапорщик, я его уже поймал. Сейчас приведу его к тебе на «кардек», а ты пока уазик поставь обратно на палубу.
Вот так рождаются легенды и создаются репутации «великих капитанов»: доложили о проблеме, а, оказывается, «первый после Бога» не только в курсе происходящих событий, но уже и всё решил. Но я не капитан, а мой вахтенный матрос Шурик продолжает помогать доктору ставить опыты над людьми. Так что прапорщика придётся вести самому. Вдруг этот Мухин опять заплутает и попадет туда же куда рано или поздно попадают все на этом пароходе – в «Хабаровск».

Когда мы с прапорщиком шли мимо камбуза, оттуда вышел человек, который никогда не был в «Хабаровске», и, наверное, никогда там и не будет. Это был электрик Стасик, причём в фартуке.
- Ты куда – остановил я его – пельмени уже почистил?
- К себе в каюту за лейкопластырем – сказал электрик и показал порезанную руку – вот палец стеклом порезал, а доктор из судовой аптеки лейкопластыря не дал, жадина, сказал своим заклеить.
- Ну и правильно – поддержал я доктора – у вас у электриков изоленты много.
Стасик неопределенно хмыкнул в ответ.
- А что – поинтересовался я - теперь пельмени, мало того, что будут без шкурки, так ещё и с кровью?! Человеческой?!
Прапорщик Мухин у меня за спиной удивленно ёкнул.
- Нет, без крови, я порезался, когда стекло около котла собирал – и кивнув на автоматчика, Стасик спросил - а почему ходите с вооруженной охраной.
- Совместный приказ министров Минморфлота и МВД – мой голос был торжественен – участились случаи нападения судовых электриков на других членов экипажа, вот и приставили вооружённую охрану для безопасности мореходства и повышения авторитета институту помощников капитана.
- Не может быть – глаза Стасика округлились.
В ранней молодости довелось поработать переводчиком в одном ливийском порту. Грузы на МАЗах вывозили водители, командированные из азербайджанского филиала организации –подрядчика. Это были настоящие трудяги, работалось с ними споро. Подружился с Федей, добродушным толстяком со взглядом наивного ребенка и труднопроизносимым исконным именем. Когда подошел федин отпуск, он по дороге к родному Каспию остановился в Москве у моих родителей. Вернувшись, я нашел их несколько ошарашенными. Нет, Федя им очень понравился, но…
Угостив гостя, как они это умели, на славу, родители приступили к расспросам: откуда родом, сколько лет, женат ли, где учился. «Закончил дядин техникум», - гордо ответствовал Федя. Как так? Небедный дядя однажды обнаружил, что по деревне без дела слоняется куча детей, его собственных и родственников, дай, думает, открою для них техникум. Сказано-сделано. Прошло несколько лет, дядя увидел, что свои учиться закончили, а в техникум лезут все, кому ни лень, осерчал: какого, собственного, лешего? И закрыл техникум.
Дело было в конце 1980-ого года - самый что ни на есть развитой социализм. Целый мир обрушился в сознании моего отца-фронтовика, профессора кафедры марксистско-ленинской философии и научного коммунизма. Зато потом папа уже ничему не удивлялся.
"Будьте осторожны со своими желаниями - они имеют свойство сбываться"  
Думаю, что большинство барышень хотя бы раз в жизни мечтало - вот выхожу я на улицу вся такая из себя красивая, а все мужчины в округе просто столбенеют при виде меня и молча провожают  взглядом. 
 В 2010 г. ФК Москва из-за финансовых проблем покидает высшую лигу и его место занимает Алания. Март месяц, первый тур чемпионата домашняя игра с Сатурном, думаю будет небольшим преувеличением сказать, что на этот матч собралась  большая часть мужского населения.
Во Владикавказ приехала накануне матча, переночевала у знакомых и отправилась на игру. На улице хорошая погода, на шее клубный шарфик ФК Сатурн, подхожу к стадиону. На площади очень много народа и все исключительно мужской национальности, по периметру гарцует конная полиция и тут я... в шарфике. Вот оно, сбылась мечта балбеса - по мере моего приближения стихали голоса, толпа молчала и таращилась на меня. Я чувствовала себя королевой идущей в народ, еще бы понимать что ждет впереди, трон или эшафот. Да уж, ощущения противоречивые, но метаться было поздно, задрав нос и расправив шарфик, величественно прошествовала к кассам. Толпа расступалась передо мной и смыкалась сзади, в голове крутилось "Врагу не сдается наш гордый Варяг", очень хотелось запеть вслух, но я знала только одну строчку. Возле окошка кассы спинами ко мне скучковалось человек двадцать, вежливо ткнув пальчиком ближайшее плечо  спросила могу ли я, как гость получить свой билет без очереди. Ко мне повернулся выдающийся нос с бровями и молча уставился, повторила вопрос и то ли капризно, то ли нервно дернула коленкой.
- Э-э  ты Сатурн, да? Быстренько прокрутив в голове возможные варианты ответов, выбрала самый красивый - Да.- Проходы Получив билет пошла ко входу на стадион. Церемония открытия, танцы, джигитовка, начало матча. На 10 минуте Сатурн забивает гол, мы вопим сначала от восторга, а после того как в нас полетели камни с соседней трибуны, от ужаса. Представила свое возвращение в гордом одиночестве и приуныла. Футболисты Сатурна не желая стать причиной массового убийства собственных болельщиков быстренько пропустили ответный мяч, стало легче. Весь дальнейший ход матча можно описать одной фразой, игра была равна, играли два говна. Минут за пять до окончания игры ко мне подошел милиционер и спросил - ты ведь остановилась отдельно от всех? - Да.
Вот, вот оно кавказское гостеприимство и забота, меня посадят в бронированный автомобиль, дадут машину сопровождения, ура!!! Это будет достойным завершением дня!!! Почесав затылок офицер произнес - ты не жди окончания игры, иди прямо сейчас, только шарфик сними и капюшон надень.
Если речь пошла о волшебных телефонных звонках, то нате вам.

Представьте картину. Междугородний автобус, полудрёма, подъезжаем к Москве. Звонок, беру трубу. Незнакомый голос "Алё %имярек%", тут такая проблема: как вернуть людей с Марса?"

Поперхнулся, проснулся. Ну потом конечно выяснили. Из ЦУПа я к этому моменту уволился лет как пять, забывать уже стал. А до этого писал программулину для оптимизации межпланетных перелётов. На Марс, да. И вот случилось же, что в этот день посетил мою бывшую лабораторию крупный начальник. Ему смоделировали полет на Марс на моей программе. Начальство тогда было относительно умное, посмотрело оно, как корабль с ионным двигателем отлетает от Земли, и спросило - а если авария или прочий форс-мажор, есть возможность экипаж срочно на Землю вернуть? А никто толком не знает, как с этой программой управляться. Нашли мой телефон и послали молодого инженера позвонить.

Междугородный автобус тихо подвозил мое сонное тело к Москве...
Мы всей семьёй уехали из СССР в Израиль в 1990. Как предателей Родины, нас лишили советского гражданства, за что мы заплатили на всех 3500 рублей - огромная, по тем временам, сумма.

Как-то, в начале 90-х, когда отношения Россией и Израилем востановились, мы с женой и детьми гуляли в парке. Около нас остановилась дорогая машина, из неё вышла хорошо одетая дамочка, а за ней солидный мужик, и она задала риторический для Израиля вопрос:
"Вы говорите по-русски?"
"Да."
"Вы не подскажете дорогу к Бейт Шемешу?"

Я объяснил, как проехать, и тут к разговору подключился её муж:
"Ну что, плохо вам в Израиле?"
"Да вроде бы не жалуемся." - ответил я, несколько удивившись.
"Я второй секретарь российского посольства." - представился он и продолжил:
"Мы вас уже простили. Вот Вам моя визитка, позвоните, назначим встречу и восстановим вам и Вашей семье гражданство."

Я думал сразу послать его подальше, но поскольку он дипломат, ответил дипломатически:
"По какому курсу Вы будете возвращать 3.5 тысячи рублей? И да, можете вернуть только деньги, гражданство не обязательно!"

Он резко развернулся, сел в машину и уехал.
13
Жена с пятилетним сыном кололи и ели баранки, я читал (а может смотрел кино). Вдруг жена спрашивает: "А зачем в баранке дырка?". Мне было лень думать и я ответил первое, что пришло в голову - что это не дырка, а технологическое отверстие.
Через неделю пришёл за сыном в детсад. Идём с воспитательницей по аллее, как обычно разговариваем по-приятельски, но она странно на меня посматривает. Потом рассказала, что сегодня играли в группе и она объясняла правила. Надо кидать кольца так, чтобы они попадали дыркой на шест. А мой Вова её при всех поправил, что это не дырка, а технологическое отверстие. Вы знаете, говорит, у меня в группе не каждый ребёнок свою фамилию знает, а тут вдруг "технологическое отверстие".
Так что не воспитывайте своих детей, всё равно они вырастут похожими на вас.
Празднуем день рождения сына. За столом шум, гам, веселье, поздравления. И вдруг сквозь этот шум настойчиво пробивается тоненький голосок девятилетней дочки. Её вопрос с непосредственной детской наивностью вдруг пробил все звуки за столом: "А кто такие проститутки?"
Повисла неловкая пауза. Гости переглядывались и молчали. Ответа не было. "А кто такие проститутки?" - повторила девочка еще настойчивей.
Я не ханжа ни разу и считаю, что детям нужно знать, в каком мире они живут. Врать или отшучиваться не стал, и сказал как есть: "Это, доченька, такие девушки, которые любят мужчин за деньги". "А... короче, шмары", - удовлетворенно ответила дочка и уткнулась обратно в телефон.
Моя тетушка (старшая сестра моего отца) в начале войны, когда немцы дошли до Волги, была отправлена в Германию как "востарбайтер". На сельхозработы. Никогда ничего не рассказывала о том, что там было, единственное, что работала и в Германии, и в Австрии, и во Франции. На мои приставания - что да как? однажды ответила мне: "Лошадь видел? Или ишака? Вот мы такими же животными и были для них". Очень подробно всегда рассказывала как ее освободили. Было это в Германии, именно 9 мая 1945г. совсем рано утром, только светать начало. Жили они в нескольких бараках, обнесенных аккуратным забором, но с охраной. Далее с ее слов. Утром грохот - идет колонна танков, крайний прямо на забор, развалил его, охрана куда-то разбежалась, мы выскочили все из бараков. Были это американцы, когда начали вылазить из танков - одни негры. Мы поначалу думали, что просто чумазые, т.к. танкисты, воду им стали таскать - умыться, а они хохочут. Откуда нам знать, что это негры? Девки все молодые, деревенские, про негров только слышали, никто никогда их не видел.
История произошла лет 15 назад, в деревне магазинчик одной продавщицы.
Приходит она утром, открывает магазин, проходит на кассу, и тут из недр выходит мужичок, кладёт на кассу полбутылки коньяка и обёртку от шоколадки, просит пробить.
Оказывается, продавщица его вечером не заметила и закрыла в магазине. Ругаться не стал, она извинилась, поржали оба.
Ъуъ, ненавижу спам, особенно телефонный. Сидишь занимаешься своими делами, рисуешь план-графики, и тут кто-то бесцеремонно врывается в твоё инфополе с очередным супер-охуительным предложением. И вот ты должен отвлечься, послать их лесом, а потом заново вникать в задачу, над которой работал.

Но этот спамер был особенный и сделал мой день...

- Здравствуйте, я представляю школу %очередная бесячая языковая школа%, и мы хотим предложить Вам пройти обучение английскому по льготной цене. Как я могу к Вам обращаться?
- Кря...
- Не понял?
- Кря!
- ... ну хорошо, Кря. Оцените пожалуйста своё владение английским от одного до пяти "Кря", где один "Кря" - совсем не владею, а пять "Кря" - владею свободно.
- (Немного опешив) КРЯ?!
- Отлично! Теперь давайте подберём для Вас подходящий филиал нашей школы. Один "Кря" - Красносельский район, два "Кря" - Тверской, три "Кря" - Басманный...
- КРЯЯЯЯ!!! (срываюсь на смех) Извините, мне не актуально!
- Точно?
- Да!
- Что ж, спасибо за уделённое время. Всего хорошего!

До вечера работал с улыбкой и друзьям эту историю рассказывал. Жаль что таких звонков - один на миллион.
9
Продолжение историй от 09/05/2020 и 11/05/2020

Моё предложение было принято. Выпив, я немного осмелел, вернее захмелел и поглупел, и продолжил опасную тему про трусы Стасика:
- А почему электрик ходит в исподнем?
- Так Маринка всё забирает – сказал Начальник.
- Кто это? – икнул я.
- Его жена, ревнивая стерва – продолжил радист – она привозит его на пароход и забирает с собой всю верхнюю одежду вместе с обувью. Боится, что тот загуляет в рейсе.
- Она, что дура? – от удивления я снова икнул - любую одежду можно купить в первом же порту.
- Стасик за всю зарплату до последней копейки отчитывается перед женой. Теща его работает в бухгалтерии пароходства.
- Так можно же попросить у кого-нибудь брюки и свитер – продолжал я защищать право электрика ходить в штанах – неужели никто на пароходе не одолжит?
Все заржали, мне стало немного обидно:
- И что смешного сказал?
Док примирительно ответил:
- Посмотри внимательно вокруг. Весь экипаж на пароходе под два метра ростом и только Стасик метр с кепкой. Да ему наша одежда будет сильно велика. В любом порту полиция его тут же загребёт за воровство или бродяжничество.
Я посмотрел вокруг, все включая меня и приболевшего Макса, были действительно выше среднего роста.
- Степаныч, инспектор кадров пароходства – продолжал свое повествование доктор – брат тещи Стасика. Он специально подбирает команду так, чтобы оставить электрика без штанов.
- Охренеть – мое изумление зашкаливало – с этим надо что-то делать!
- Не надо - сказал Хабаров и пояснил – Стасика и так все устраивает.

- Но почему? – мне было совсем не понятно, как электрика может устраивать по полгода ходить без штанов. Прямо дикарь какой-то. "А вдруг электрик только прикидывается, что не знает, что он ходит не с зеленым, а с розовым задом?" Я тут же доложил свои сомнения высокому собранию. Собрание задумалось. Выпило.
 Шеф крякнул и начал колоться, что однажды видел Стасика выходящим из каюты буфетчицы Аньки.
- Может он у неё в каюте лампочку менял? – встал на защиту семейной нравственности Чиф.
- А зачем ей лампочка – не сдавался Шеф-повар – она же не красится, а читать не умеет.
В дверь постучали.
- Первый раз за полгода - прокомментировал Хабаров и крикнул – не заперто!
В каюту вошел очень высокий и очень тощий юноша.
- О, король воды, говна и пара – снова весело хрюкнул док – с чем пожаловали?
Юноша покраснел и, увидев меня, представился:
- Четвертый механик Алексей Каратаев. Павел Николаевич – обратился он к доктору - там Валера засунул себе в нос лампочку и вытащить не может, не могли бы вы посмотреть.
Док хмыкнул и поинтересовался:
- Выпьешь?
- Нет – юноша энергично замотал головой – я же не пью, пойдемте пожалуйста!
Доктор засобирался, вместе с ним из каюты Хабарова решил ретироваться и я. До смертельной дозы в 300 миллилитров мне оставалась совсем немного.
- Алексей – спросил я механика – а зачем моторист Валера лампочку в нос засунул?
В МКО – машинно-котельном отделении - очень шумно и мотористы иногда засовывают маленькие лампочки в уши, чтобы не надевать наушники. Но в нос?
- Я попросил Валеру почистить забившийся унитаз в каюте буфетчицы, и он решил, что если лампочка защищает от шума, то защитит и от запаха - ответил Алексей.
- Какой пытливый, развивающийся ум – прокомментировал рассказ механика док – ставит любительские эксперименты не только над насекомыми, но и над собой.
Док с четвертым механиком ушли в машинное, а я поднялся на мостик освежиться.
Там были Вася и третий помощник, представившийся Толиком.
- «Пятнадцатилетнего капитана» знаешь? – спросил меня Вася.
- Роман Жюля Верна? – не понял вопроса я.
- Нет, капитана-наставника по ВМП.
О! Его я знал. Это была легендарная личность во всех флотах. Много лет он командовал подводными лодками, за что его и прозвали «Пятнадцатилетним капитаном». Прославился же он двумя подвигами: сфотографировал в Нью-Йорке Статую Свободы через перископ своего подводного крейсера и был уволен в запас за пьянку.
Боже, как грандиозно надо было бухать, чтобы тебя уволили за пьянку из российского ВМФ, тем более с Краснознаменного Северного Флота. Не понизили в звании, не отстранили от занимаемой должности – а именно уволили!
Покинув ВМФ, он стал «капитаном-наставником гражданских судов по военно-морской подготовке». В чем заключалась сия подготовка точно никто не понимал, но артельщики заказывали тройную норму алкоголя, когда узнавали, что проверяющим в рейс идет «Пятнадцатилетний капитан».
Узнав, что прибывающего проверяющего я знаю лично, капитан Вася поручил мне его встретить и разместить в каюте №16.

На мостик поднялся старпом.
- Деньги есть? - спросил он у меня деловито.
- Нету. Мы же в рейс, а не из рейса.
- Логично – голосом доктора ответил Чиф – там твоего вахтенного матроса привезли, иди, надо выкупать.
- А почему мне? – удивился я.
- Потому что он из твоей вахты - парировал старпом – и это тоже логично.

"Блин! Просто клуб любителей логики". Я закрыл глаза и представил надпись над входом в кают-компанию: «Клуб любителей абсолютной логики «Абсолют»». А что? Доктора изберём распорядителем – разливающим, а Хабарова – Хабаровым. Сделаем фамилию должностью. Розовозадый Стасик будет дворецким. Очень удобно: летом – розовый, зимой – оранжевый. Прямо пассивный датчик определения забортной сезонности…»
- Проснись – Чиф тряс меня за плечо – не спи на вахте, иди, принимай матроса.
- Я не сплю – я длинно моргнул – отмахнувшись от старпома, я спустился с мостика.

На пирсе у кормовой аппарели судна стоял милицейский уазик и два невысоких, но коренастых сержанта.
- Ваш? – один из сержантов открыл заднюю дверь уазика. В отсеке обнаружилось бесчувственное тело, которое, однако, громко храпело.
- Не знаю - честно ответил я – а почему вы решили, что это наше?
Сержант развернул на свет лоб спящего. На лбу шариковой ручкой было написано: «3 район, 74 причал».
- Адрес правильный – согласился я – а можно его всего показать?
Сержанты хмыкнули и вывалили тело на пирс. Тело, свернувшись в позе эмбриона, продолжало храпеть.
- А какой он длинны, то есть роста? – спросил я.
- Какая тебе разница? – удивился один из сержантов.
- Если рост менее 183 сантиметров, то не приму – я был категоричен.
- Тебе что, на продажу что ли? – пошутил сержант.
- Нет, на разведение – поддержал я милицейский юмор – в Исландии не хватает мужиков, но нужны особи исключительно выше шести футов, или 183 сантиметров. За каждый дополнительно сданный сантиметр исландское правительство платит баррель нефти.
- Сантиметр чего? – уточнили менты.
- Всего – ответил я – всё суммируется, потом переводится из баррелей в британские фунты стерлингов по курсу Лондонской товарно-сырьевой биржи.
- Шутишь? – оба сержанта смотрели на меня с подозрением.
- Нет, мечтаю! Давайте, раскатывайте тело максимально в длину. Будем мерить.
- Джинсы с него снимать? – сержанты смотрели на меня вопросительно.
- Зачем? – не понял я.
- Мерить. А потом складывать, ну чтоб большей баррелей, то есть фунтов – пояснили они.
«С милицией шутки плохи» твердили мне с детства, и теперь я понял - почему.
- Штаны снимать ни с кого не будем. С того, с кого надо, штаны уже сняли, причём давно – ответил я и достал из своего рюкзака курвиметр.
Замеры показывали 186 сантиметров, что укладывалось в стандарты Степаныча. Условия по обеспечению отсутствия штанов на Стасике были соблюдены.
- Беру – решился я – сколько с меня?
- Ничего – ответили сержанты – часы и цепочку мы уже сняли, а кошелек забрал ещё бармен в ресторане. Так что все по-честному.
- Вот – мне протянули паспорт моряка. На месте фотографии в паспорте была наклейка с мультяшным Дональдом Даком.
«М-да» - подумал я: «у погранцов явно будут вопросы, а хватит ли нам водки для наших ответов?» - меня терзали «смутные сомнения»: «Впереди еще длинный рейс. Да и самим что-то надо пить. Ладно, будем надеяться, что до ближайшего порта захода мы дотянем».
- Ну хорошо, заносите его на судно – скомандовал я сержантам.
- Сам заноси – не согласились те.
- Смирно! Молчать! Что здесь происходит?! – за моей спиной, блестя золотом погон, стоял «Пятнадцатилетний капитан» в парадной форме капитана первого ранга.
- Произвожу погрузку личного состава, Радмир Константинович! – доложил я.
- А, это правильно. Товарищи сержанты, грузите моряка – капитан-наставник вдруг стал само обаяние.
 - Куда нести? – казалось, сержанты были готовы исполнить любой его приказ.
- В медицинский изолятор, к доктору – решил я – Радмир Константинович, пройдемте, я покажу вам вашу каюту.
- Хорошо – согласился тот и спросил – а почему я не вижу вахтенного матроса у трапа?
- Так вот он – я указал на сержантов, которые несли тело – его же несут за нами.
- Матрос должен стоять у трапа, а не перемещаться в пространстве на чьих–то руках!
- Радмир Константинович – сочинял я на ходу – у нас шефское усиление, моторизированный милицейский патруль обеспечивает пропускной режим и укладывает матросов спать, давая им возможность восстановить силы перед выходом в море.
«Пятнадцатилетний капитан» хмыкнул и спросил: «Хабаров у себя?» Я молча кивнул. «Тогда мне туда, не провожай» – сказал капитан-наставник и скрылся в коридоре.
«Сука!!! Кто такой Хабаров!!!» - внутренне проорал я.
Если на тебе пчела, не шевелись – и она улетит. Так просто! Но сокурсницы, с которыми в конце 70-х попал за Можай на картошку, запаниковали, забегали. Пришлось дать показательный урок, благо, пчела, вызвавшая такой переполох, приземлилась мне на локоть. Ну не кусает же, говорю. Типа того, подтверждает пчела и перебирается на плечо. Стою спокойно. Молодец, сигналит лапками уже с шеи. Девчонки, как завороженные, следят за ее маршрутом – подбородок, губы, нос, переносица… К черту! Только не в глаз! Чтоб ненароком не откинуть коньки, малодушно дергаюсь в самом конце лекции. Награды: заплывший глаз, кличка пчеловод и репутация клоуна.

Самый смешной анекдот за 19.04:
Дочь, как и все дети, обучается дистанционно. Уроки идут по всем предметам, больше всего меня порадовала учитель труда. Она задала детям постирать, погладить, убраться в комнате, приготовить обед и прислать видеоотчёт.
Рейтинг@Mail.ru