Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Самые смешные истории за 2020 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Можно долго обсуждать психологию верующих. Но лучше положиться на мнение тех, кого верующие слушаются.

Сегодня одну из московских церквей посетил патруль полиции с претензиями к настоятелю, что он нарушает условия карантина: запустил в храм людей.
Ответ священника был впечатляющий: я — пастырь, то есть пастух, а народ Божий — это мои овцы, и я их пасу, то есть выгуливаю. В постановлении кабинета министров выгул животных разрешён два раза в день.
После этих слов полицейские пошли ни с чем, так как не смогли возразить священнику. (FB)

Комментарий от дъяка Кураева (полицейским на заметку):

"Хотя они вполне могли бы парировать: здесь вы их не выгуливаете, здесь вы их стрижёте. А оказание парикмахерских услуг временно запрещено."
Когда сыну было года 3, он пришёл среди ночи ко мне и стал меня будить и попросил разрешить спать со мной, потому что ему стало страшно спать одному. Я, конечно, подвинулась и, обняв его, заснула. Через какое-то время он опять меня будит и говорит: "Мама, можно я в свою кровать пойду спать, а то ты так храпишь, что я тебя больше боюсь".
Мне не везёт с транспортом: 4 раза опаздывала на поезд, теряла билет на самолёт, засыпала в метро и в маршрутке, а зимой на трассе 31-го декабря, когда мы опаздывали на НГ, у нас в дороге загорелась машина. А ещё мне в детстве трамваем голову прищемило. Я спешила в школу и пыталась успеть на трамвай, который уже закрывал двери. Больно не было, было обидно. Рассказала подруге, она посмеялась и говорит: "Не страшно. Я видела, как из автобуса в лужу вылетает девушка!" Сопоставили факты. Это тоже была я.
Весна. Майские праздники.
Жена – мама просит помочь с картошкой.
Ок, приезжаем на дачу – копаем.
Едем – сажаем.
Потом ездим полоть сорняки.
Затем окучивать.
С месяц собираем проклятого жука.
После сдаёмся – опрыскиваем.
Наконец-то выкапываем.
Сушим, собираем в мешки.
Везём в гараж, спускаем в ямку.
С полведра везём тёще.
Пара недель проходит, спрашиваю её – вам доставать?
— Нет.
Месяц спустя – снова нет.
Второй – пока не надо...
Спрашиваю, не выдержав:
— Так неужто та не кончилась?
Ответ, прямо скажем, несколько изумляет:
— Да я в "Магните" понемножку покупаю...
Ветеран моря.

Это был очень усталый корабль. Его мачты, грузовые стрелы и сам корпус, казалась, говорили: «Я стар! Зачем меня продолжают мучать и заставляют ползать из одного порта в другой?!»
В самом корабле, несмотря на последствия от многочисленных ремонтов и модернизаций, все ещё можно было угадать изначальный силуэт легендарного «Либерти» - самого массового транспорта времен Второй мировой войны. В свое время американские судоверфи наделали этих пароходов невероятное количество, доведя суммарный выпуск всех типов таких судов до трех единиц в сутки уже к середине войны. Качество поспешно изготовленных кораблей было отвратительным, особенно в ранних сериях. По сути своей, пароход типа «Либерти», официально рассчитанный на пять лет эксплуатации, был одноразовым и окупал свою постройку уже в первый рейс через Атлантику, доставив свой «ленд-лизовский» груз из Америки в Европу.
Тем более удивительно было встретить подобный исторический экземпляр в захолустном карибском порту на самом излёте двадцатого века.

Под стать своему пароходу был и его капитан-механик: дочерна загоревший тощий мужик раннего пенсионного возраста в шортах, сувенирной капитанской фуражке и шлепанцах на «босу ногу». Он представился Виктором и рассказал нам свою историю.
В далеком восемьдесят каком-то году Витя трудился механиком на этом, советском еще судне. Начинавшийся в России капитализм подхватил старый пароход и бросил его вместе с командой в руки новому судовладельцу из Греции. Постепенно экипаж на судне менялся, становясь все более и более интернациональным. Виктора же, как единственного оставшегося специалиста, досконально знавшего устройство раритетного судна, новый хозяин ни за что не хотел отпускать.
Как только последний оставшийся русский моряк порывался списаться на берег, ему тут же увеличивали оклад вдвое и он оставался на пароходе еще на полгода. Судно меняло владельцев, страны регистрации и порты приписки, но не механика. В какой-то момент Витя осознал, что Ленинград уже давно стал Санкт-Петербургом, а дома его никто не ждёт. Жена с ним развелась, дочь выросла и выскочила замуж за итальянца.
Без регулярного докования и капитального ремонта некогда гордый «Либерти» стремительно ветшал и его перестали пускать: сначала в приличные порты, а потом и почти во все остальные.
Каботажные рейсы по Карибскому морю не такие доходные, как трансатлантические, так что очередной судовладелец, осознав незаменимость своего судового механика, решил не платить тому зарплату, а взял в долю, сделав своим партнером.
Получив права собственника, Витя сократил еще одну затратную должность на судне – капитана, и, возложив эти обязанности на себя, переселился в его каюту. "Хорошо ещё" - добавил он к своему рассказу: «что в цивилизованные порты заходить нам уже не придется, а в этих тропических задворках, где мы "каботажим", местные власти не имеют привычки тщательно провеять судовые документы.»

Окончив своё повествование, старый моряк достал из кармана связку ключей и, показав их, сказал: «Это ключи от моей квартиры на Петроградке. Не знаю, что там сейчас.» Потом, тяжело вздохнув, спросил: «Как вы думаете, я когда-нибудь туда вернусь?»
Учусь на клинического психолога. Однажды на лекции по психологии личности наша преподавательница выдала шикарную вещь: "Я люблю смотреть "Давай поженимся". Многие мне говорят, мол, да что ты такое смотришь, кошмар. А мне нравится! Не шоу, а фестиваль патологии".
Пришёл домой как-то из школы, дома никого, ключей – хуй, мамка недоступна. Проторчал на лестничной площадке часа 2, потом решил зайти к соседям, так сказать, погреться, попить чайку. На удивление у них оказался ключ от нашей квартиры. Зашёл домой, пошёл на кухню, а на холодильнике записка: "Сынок, ключ у тёти Оли, как придёшь домой, покушай борщ! Мама!"
Вдогонку истории про эстонца в Москве

Году примерно в 1991  через дворы вдоль Ленинградского проспекта в Москве ехал на служебной машине с дипломатическими номерами не то посол, не то консул Японии в СССР. Точно уже не упомню, но что-то вроде первого лица японского представительства. Может быть искал выезд на шоссе или хотел про киоск с сигаретами спросить, доподлинно уже никто не скажет. В поле зрения господина посла попался местный житель, чинивший во дворе свои старенькие Жигули. Машина с послом остановилась рядом и тот вежливо начал (по-русски разумеется, работа обязывает, хотя и с небольшим акцентом): "Извините, пожалуйста, не подскажете, как...".

Недовольный житель, обычной славянской наружности, я бы даже сказал - чуточку неказистый, вылез из-под своей машины, вытирая испачканные маслом руки. Уже больше часа он не мог завести свой жигуль, хотя как раз сегодня он был позарез как нужен. Сдержав первоначальный порыв послать лощеного иностранца куда подальше, он на чистейшем японском языке, применяя подчеркнуто вежливую форму обращения (их в японском несколько штук имеется, кто не знает), сказал примерно следующее: "К сожаления, я сейчас очень занят, не могли бы вы обратиться к кому-нибудь еще?" и полез обратно под машину. Глаза у японца стали абсолютно круглыми, минуту или две он сидел молча, потом медленно уехал.

Откуда было ему знать, что, по чистой случайности, он обратился с вопросом к человеку из первой тройки ведущих переводчиков-японистов Советского Союза.
Прислали мне сегодня по вайберу видеоролик - видимо, часть ч/б документального фильма производства СССР 1971 года. На пленке - эксперимент, произведенный со школьниками лет 10-12 в специальном тире. Обстановка тира: есть две мишени - левая и правая, есть барьер, от которого ведется стрельба. На этом барьере стоит автомат, который выдаёт монетки в правую и левую корзинки за выстрелы в правую и левую мишень соответственно. Ребенку объясняют, что в левую корзинку деньги падают на его личные нужды, а в правую корзинку - на общие нужды класса. То есть он должен выбрать между личным и общественным. Рубль (1971 год! Это пять мороженых, 20 поездок на троллейбусе) за выстрел. На мишенях горят лампочки, показывающие, сколько человек стреляли в каждую мишень. На самом деле лампочками управляют экспериментаторы, искусственно создавая для каждого ребёнка конфликтную ситуацию: школьник видит, что почти все его однокласники выбрали личные интересы. В тир вводят по одному. И видно, как мечутся дети, переставляя ружьё вправо или влево, как зажмуриваются девчонки, боясь грохота выстрела, как пацаны с отчаяньем на лицах (сколько всего можно купить аж на целый рубль!) всё равно идут к правой мишени. В итоге все выбирают правую мишень. И резюме фильма:"А сейчас эти дети - пенсионеры"
Иду по крайней левой, скорость держу, мне поворачивать.Справа Мерин. Подъезжаем к светофору, Мерин врубает левый поворот. Вот, думаю, пидор! Раньше же никак! По тормозам, ясен пень. И перед моим капотом проходит бабуля, не знаю сколько лет но мы не доживём до неё точно. С тележкой главное и не смотрит по сторонам. Я выдохнул. Если бы не ЭТОТ было бы худо. А он мне габаритами моргнул и улетел. Я помню номер машины, тока "Бюро добрых дел" закрылось. Поэтому пишу сюда.
Добрый день. В связи часто всплывающими последние время новостями, связанными с демографией, льготами и многодетными решил поделиться своим опытом.
Когда то в 2006 году, я 21 летний оболтус, неожиданно для себя узнал, что стану счастливым отцом. Заручившись поддержкой своего своего внутреннего оптимизма, юношеского максимализма и…. и наверное на этом все, я сообщил будущей жене что как только она выйдет за меня за муж о работе ей нужно будет забыть, альфасамец епрс))) Хочу добавить что из всего движимого и недвижимого имущества у нас на двоих на тот момент были только шмотки и пара телефонов.
Ну где то менее чем через год мы стали обладателями чуда по имени Алина) Наслушавшись за 9 месяцев напутственных выражений о том как у нас «все замечательно должно получиться» И исходя из информации что 2007 год - это год ребенка и все государство для меня сделает, меня сподвигнули на попытку урвать у государства кусок земли где бы я смог построить свое гнездышко.
Прописаны на тот момент были я и моя жена в Тверской области. Походив по инстанциям и получив «массу удовольствия», в кулуарах этих инстанций я получил неофициальный ответ - что земли мол нет. Посмотрел на карту. Прикинул масштаб как области так и страны. Соотнес это с полученной информацией. Понял что география - это не мое, как и кусок земли - тоже не мое. Тут можно заметить что в то время мое родное село активно застраивалась коттеджами.
Как только чудо по имени Алина научилась улыбаться и говорить папа - мама и немножко устав от поддержки, а еще сильнее устав от наставлений моих родителей мы решили переехать в съемную однокомнатную квартиру в столице нашей родины, которая еще и находилась в шаговой доступности от моей работы, чему я был несказанно рад. Обрадовались настолько, что вскоре узнали что станем счастливыми обладателями второго чуда)
Посмотрев на небольшую площадь квартиры и на последствия мирового кризиса мы согласились на уговоры пожить в однокомнатной квартире в Твери, дабы поднакопить денег на жилье. Ездить на работу конечно было тяжело, но вера в светлое будущее окрыляет.
Чудо по имени Соня у нас родилась в год семьи! О поддержки семей как и сейчас говорили все СМИ. Получив, снова, «массу удовольствия» от общения все с теми же слугами народа, мы получили материнский капитал, который по первой нельзя было использовать даже на кредит и подали заявку на семейный капитал) Пересчитав «капиталы», я понял что и математика - тоже не мое.
Ну раз я такой необразованный, то и нечего мне своим присутствием страну позорить. Поняв это - мы уехали, не далеко, накопленных денег хватило чтобы прикупить домик не далеко от Минска. Там тоже стали активно радоваться и вскоре ненадолго вернулись, дабы появилось на свет чудо по имени Варвара.Уж больно моей жене понравился провинциальный роддом в Тверской глубинке, по ее словам - архитектура очень уж красивая)
Последнее мое общение с функционерами состоялось когда я случайно узнал что многодетным в России можно бесплатно посещать музеи. Надо же просвещаться! Собравшись с духом я сделал попытку получить удостоверение многодетной семьи. Не смог, просто не хватило терпения носить бумажки из одного ведомства в другое, выслушивая -"хоть бы шоколадку принесли", хотя обращался в «одно окно». Ну не пойдут мои дети бесплатно в музеи России да и ладно.
К чему все это я написал. Чтобы люди решившиеся на появления ребенка расчитывать только на себя. Возможно смогу кого-нибудь научить не надеяться на государство, как меня научили наши чиновники, чему я несказанно рад)
Ну и обрадовавшись этому прозрению, а дети и радость - это синонимы у нас появилось четвертое чудо - Яна. От Алины до Яны, от «А» до «Я» я свой алфавит закрыл, как и закрываю свой рассказ. Всем всего доброго)
Группа китайских туристов во время экскурсии по Красной площади обнаружила на газоне тело Владимира Ильича Ленина и принесла его в Мавзолей.
В действительности на газоне рядом с ГУМом лежал не Ленин, а москвич Александр Карлышев, который зарабатывает, фотографируясь с туристами в образе вождя мирового пролетариата. Внешне он очень похож на Ильича, а его костюм и галстук пошиты по ленинскому образцу, взятому с фотографий. Немного выпив с двойником Сталина, Александр прилёг отдохнуть, но тут его заметили китайцы. Они решили, что злоумышленники похитили и бросили тело Ленина, подняли его и с почтением понесли к Мавзолею.
Сотрудники комендатуры Кремля, которые охраняют Мавзолей, были крайне удивлены, когда в двери усыпальницы начали стучать два десятка китайцев. Ещё больше они удивились, увидев, что туристы пытаются внести в вестибюль Мавзолея.
«Я даже отправил бойца посмотреть, на месте ли наш Владимир Ильич, настолько его двойник был похож. Потом я попытался объяснить китайцам, что этот Ленин не наш, но по-русски они не понимали, а я по-китайски не говорю. Полчаса пытался с ними объясниться, потом махнул рукой и принял «Ленина» под свою ответственность», — рассказал дежурный офицер комендатуры.
Занести Карлышева в траурный зал Мавзолея китайцам не дали. Они положили его на пол вестибюля и, низко поклонившись телу, ушли. Подождав несколько минут, офицеры выставили слегка протрезвевшего Ленина вон.
Возрастные волонтеры

По телевизору и в интернете стараются показывать только молодых волонтеров. Типа – молодежь у нас самая активная и сознательная. Показали, впрочем, бабушку-блокадницу. Но преподнесли это, как уникальный случай.

Я же наблюдаю сплошь и рядом волонтеров 50+ и даже встречал 60+. Работают не хуже молодых, а часто и активнее. Но они не в тренде, и в объективы фото- и видеокамер они не попадают.

Тут, в одну волонтерскую организацию пришел мужик лет 50-ти. Говорит: «Я три недели вас искал. Обращался в местную администрацию, в редакции звонил, спрашивал, - где найти волонтеров, чтобы к ним присоединиться. И никто ничего не мог подсказать. Случайно вас нашел. В магазине с мужиком разговорился – он про вас сказал. А я могу помогать. Ну, хромаю чуть-чуть, но я здоровый, и вполне могу таскать эти коробки. У меня машина. Сыну 28 лет – он тоже будет помогать…»

Взяли его контакты, записали паспортные данные, сказали, что, как напряги будут – сразу же вызовут. Это было утро. А после обеда он уже грузил в свою машину продуктовые наборы. И на следующее утро тоже… И через день…

А ещё через день случайно узнали, что он на протезе скачет с коробками этими. И будет скакать – как его удержишь!
Когда училась в школе, после уроков зашла с подругами в кафе и увидела своего отца с какой-то блондинкой. Она сидела ко мне спиной, а папа был слишком увлечен беседой и не заметил меня. Во мне откуда-то взялось столько гнева, что я подошла и вылила этой крале стакан холодной воды на голову. Она с криками подрывается с места, мы с нею встречаемся взглядами, и я вижу, что это моя мама. Она просто перекрасила волосы.
1
Заказал доставку курьером мелкой посылки. Приехала пухленькая девушка, я на улицу спустился. Зачем квартиру светить? Забрал посылочку, поулыбались, пошел домой.
Через час соседи жене сообщили, что я с девушкой встречаюсь, и она уже БЕРЕМЕННА!
О зайках и лужайках

Недавно на "Дзене" кто-то написал пост про многодетную яжемать, которая жалуется на тяжёлое материальное положение по причине пятерых детей и неспособности работать из-за давления (при этом ещё мечтает о шестом ребёнке, отчего у меня логикометр сразу весь сломался). И сразу же набежала в комменты толпа проституток с восхищением в её адрес (ну как же, "дети - это счастье" и "здесь скоро будет Азия, если никто рожать не станет") и возмущением по поводу отрицательного отношения к этой "героине" (а одна вообще заявила, что обеспечивать детей должно государство, а не родители, после чего у меня таки что-то отпали сомнения по поводу многодетных). И с воплями, что таки женщинами надо чуть ли не памятники ставить, ведь много детей - это каторжный труд (ну, я так понял, их кто-то НАСИЛЬНО заставлял рожать столько и теперь должны мыкаться, бедные). Что ж, у меня есть больше двух примеров того, как именно они "трудятся". С того же "Дзена", хотя бы:

"Оказывается, администрация деревни, в которой она и ее дети жили, старались хоть как-то ей помочь - в частности, ее обеспечивали дровами и даже некоторыми продуктами... она мало того, что никого не поблагодарила за старания и, наоборот, критиковала практически любую помощь... Журналистам мамаша так и сообщила "у меня пятеро детей, и я не могу работать". Дальше она перечислила, что ей и ее детям нужно для жизни прибавив, что не отказалась бы также от смартфона для старшего ребенка, чтобы ему было комфортно учиться в школе".

"У нас на учете стоит семья: шестеро детей, мать (30лет) беременна седьмым. Когда ее в промежутке между беременностями попробовали трудоустроить, ей не понравилось и она уволилась. Папаша (52 года) бывший зек, не работает - он типа инвалид, но статус не оформлен.Папаня тоже не работает: "Я помогаю Надюше с детьми". При этом Надюша - одинокая мать, которой от опеки была в собственность выделена квартира как сироте. Небольшая, всего 32 кв.м., затем, после рождения 6 ребенка - 900 тысяч на приобретение жилья. Они купили дом, в котором в первую же зиму разморозили отопление и вернулись обратно в квартирку. Их цель- родить 8 детей, чтобы получить от соцзащиты автомобиль. Источник доходов - детские пособия".

У нас в школе была семья - папа, мама и трое деток. Материнский капитал потратили, купив избушку-развалюшку, в которой жить практически нельзя. Казалось бы, мужик в доме - сделай ремонт, подшамань избушечку, как умеешь, утепли, стекла битые замени хотя бы (стекла мы им предлагали, когда окна меняли на пластик, но они отказались). "Денег нет!" Не работали оба. Ладно, детей жаль, они ни при чем - старшие ходили к нам в школу, младшего взяли с дошкольные группы при школе же - взяла горе-родителей на работу, маму уборщицей, папу - рабочим по обслуживанию здания. Папу уволили почти сразу - на работу ходил по настроению, потому что "если вы хотите, чтоб ваши работники приходили на работу вовремя, то обеспечьте транспортом хотя бы". Мама дольше продержалась, потом сама ушла. Так вот в момент, пока папа еще работал, у нас старый деревянный забор вокруг школы меняли на новый. Время конец октября, зима ложится (Сибирь), у этих наших многодетных дров нет, отапливаются газовой плитой. А их все в коллективе жалели. И я в том числе. Посовещались с завхозом, решили им отдать остатки забора (а территория школы огромная, дров на ползимы бы хватило), сотрудники скинулись, чтоб машину по доставке отплатить. Потом приходят: Слушайте, Анна Александровна, ну это же ни в какие ворота - почему он хотя бы грузить не выйдет помочь? Спрашиваю у этого орла, а он мне заявляет: "А почему я должен грузить? Вы же сами предложили помочь, вот и помогайте!"

"– Я многодетная мать, знаете как трудно содержать семерых детей, и восьмой скоро родиться! Вам, что трудно? Жалко пару маек отдать.

Примерно с такими словами эта восьмимать подходила к родителям. Большинство были в шоке от манер этой женщины. Но одна мама пожалела многодетную маму и отнесла ей целый огромный пакет вещей, игрушек, обуви, бутылочек и пелёнок.

Так потом эта яжмать "прославила" добрую женщину: говорила, что та отдала ей тряпки, что вещи все плохие, старые и грязные".

"Их в семье 10 человек.Живут за счёт государства,никто нигде не работает.Им должны все и везде, они достали всех от директора школы до род.комитета".

"Я раньше тоже раздавали вещи. У меня внучка одна и вещи у нее дорогие. Сама по себе внучка очень аккуратная, поэтому вещи все в хорошем состоянии. Перестала раздавать, потому что они обнаглели. Стали приходить домой и в наглую просить. Я раздавали вещи по мере необходимости. Но приходить и требовать, потому что им сейчас надо, это верх наглости".

"Ну а работать она не работала и не спешит, на себя у нее остаются детские пособия, да дядечек периодически обслуживает... Ну в общем, с детьми вечная проблема: своих выведешь с игрушкой во двор погулять -раз - игрушка отжата, велосипедики, самокатики и все, что не дашь, все улетало в руки этой прорвы..."

Ну и наконец вершина всех эти примеров наглости, после которого просто рука уже не поднимется защищать многодетную гопоту с алкашнёй:

"... у нас такая же мамань просто вещи забирала из кабинки какие ей понравились и потом детей в них в сад приводила "ачотакова". Прихожу за сыном, а у него комбеза в кабинке нет, я к воспитателю, она говорит, перед сном гуляли,он в комбезе был... все перерыли, не нашли. Позвонила мужу, он заехал домой, куртку сыну привёз. Через два дня картина маслом..... ведёт мамань двух мальчишек, один из нашей группы, а мальчик постарше, из средней группы, в нашем комбезике, и перчатки на резиночке тоже наши болтаются. ???? Я просто в шоке, подхожу, спрашиваю откуда у неё наш комбез, а она..,, у Кирюши курточка порвалась совсем, ему ходить не в чем, а я видела что вы вашего мальчика в другой курточке приводили, зачем вам две вещи на сезон.... Я ПАЦТАЛОМ. Ну да, сын ходил в куртке, а потом ему комбез купили с запасом-на вырост. То есть, как я поведу ребёнка осенью без верхней одежды домой, её не волновало!! В общем сказала ей, что пусть ребёнка раздевает и сдаёт в группу, а комбез я заберу. Эта дура мне говорит,, ойййй, Кирюша сильно расстроится, может я вам комбез завтра принесу? "..... занавес. Поставила в известность администрацию садика о произошедшем, выяснилось, что практически у каждого мальчика пропадали вещи, но вот так крупно она погорела на нашем комбезе. На родительском собрании маманя была не возмутима,в свое оправдание сказала,, а как я должна четверых детей одевать, вы знаете сколько детские вещи стоят?!""

То есть, я так понял, это ВОТ ТАК многодетные мамаши "заработались", дорогие их защитники (правда, я вангую, до тех пор защитники, пока такие вот детишки в подворотне по башке не дадут, ибо в 14 лет уже на бухло не хватает)? Раздвигая ноги, а потом жалуясь всем на своё бедственно положение, требуя от всех помощи и попросту внаглую воруя вещи? И НЕ СТЫДНО вам таких защищать?
Цитата 1:

Статья 14 Конституции РФ

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

=====================================
Цитата 2:

"Настоятель храма святого Феодора Студита, протоиерей Всеволод Чаплин подписал петицию, авторы которой призывают лишить телеведущего Ивана Урганта российского гражданства из-за шуток о христианстве."

=====================================

В соответствии со статьей 14 Конституции, протоиерей Всеволод Чаплин являясь представителем Церкви, которая отделена от государства, вмешивается в государственные дела, не находящиеся в компетенции церкви.
А если господин Чаплин подписал эту петицию как гражданин РФ а не представитель Церкви то ситуация становится еще веселее - он требует лишить гражданства гражданина РФ за шутки над предметом от государства отделеные Конституцией этого государства.
На основании этого вполне можно требовать лишения гражданства господина Чаплина за оскорбление чуств гражданского населения РФ

Вот такой весёлый пердимонокль случился в году 2020 от Р.Х.

=====================================

Цитата 3:

"Великий комбинатор не любил ксендзов. В равной степени он отрицательно относился к раввинам, далайламам, попам, муэдзинам, шаманам и прочим служителям культа.
- Я сам склонен к обману и шантажу, - говорил он, - сейчас, например, я занимаюсь выманиванием крупной суммы у одного упрямого гражданина. Но я не сопровождаю своих сомнительных действий ни песнопениями, ни ревом органа, ни глупыми заклинаниями на латинском или церковнославянском языке. И вообще я предпочитаю работать без ладана и астральных колокольчиков."
Был в стоматологической поликлинике, сидел в очереди к врачу. Рядом девочка сидела лет семи и очень сильно плакала, вырывалась, её бедная мама уже не знала, чем ребёнка отвлечь или успокоить. Тут на помощь пришла бабуля, сидящая рядом. Она просто внимательно посмотрела на девочку, выплюнула вставную челюсть и сказала: "Вот и ты такая же будешь, если зубик не вылечишь". Впечатлила всех.
1
Друзья, мы все с вами долго это терпели, но больше так нельзя. Чаша терпения, скажем так, переполнена. И поэтому сегодня я представляю вашему вниманию один очень важный текст.

Кому-то он покажется совершенно очевидным. Но проблема не в этих людях. Проблема в других, которых с каждым днем становится все больше, и которым я этот текст порекомендовал бы распечатать и повесить на стену. Или набить в виде татуировки на крестце любимого человека. Или иным образом сделать так, чтобы этот текст всегда был перед глазами. Всегда.

Итак, представляю вашему вниманию СВОД БАЗОВЫХ ПРАВИЛ СУЩЕСТВОВАНИЯ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ НАЧАЛА ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО ВЕКА.

Правило первое. Если звоните незнакомому человеку – поздоровайтесь и представьтесь. Пример – «Здравствуйте, я Вася Пупкин из компании «Хрен с горы».

Правило второе. Если звоните на мобильный – уточните, откуда вы его взяли. Пример – «Здравствуйте. Я Вася Пупкин из компании «Хрен с горы». Ваш телефон мне дал Серик Мыркымбаев из компании «Хреновая гора».

Правило третье. Никогда не обращайтесь к незнакомым людям на «ты». Никогда. Нигде. Это не модно, молодежно и современно. Это, сука, хамство.

Правило четвертое. Те, кто пишет в WhatsApp по одному слову в сообщении, попадают в ад. Нет ничего хуже, чем открыть WhatsApp, увидеть там пятнадцать сообщений, вся суть которых заключается во фразе «Здравствуйте, я Вася Пупкин из компании «Хрен с горы».

Правило пятое. Пишете незнакомому человеку в любой мессенджер – сразу переходите к сути. Когда вы пишете «Здравствуйте, можно задать вам вопрос?» — это, сука, уже вопрос! Не надо спрашивать, можно ли его задать. Просто задайте ваш вопрос. Вас за это не убьют, а ад уже занят поклонниками одиноких слов из WhatsApp, и там очередь на триста лет вперед.

Правило шестое. Никаких аудио. Никаких аудио, если вы не уверены точно, что человек будет слушать ваше аудио. И уж точно никогда, ни при каких обстоятельствах никаких аудио незнакомым людям. Открою секрет – незнакомые люди не будут слушать ваши аудио. Потому что вот так устроен мир.

Правило седьмое. Если вам ответили – поблагодарите. Я вам сейчас приведу пример того, как это можно сделать. Совершенно бесплатно. Раз, два, три, вуаля – «Спасибо за ответ». Вот и все. Вот вы и вежливый человек, а не малопонятный чувак, который получил, что ему нужно, и пропал.

Правило восьмое. Не пишите то, что не сказали бы устно. Никаких «я являюсь», «наш выбор пал на вас» или «мы рассматриваем различные опции сотрудничества». Нормальные люди так не говорят. Здравствуйте, говорят нормальные люди, я Серик Мыркымбаев. Я хотел бы с вами работать. Меня интересует это и это, а вас, возможно, заинтересует это. Давайте обсудим. И все понятно. И сразу возникает желание поработать с этим понятным человеком.

Соблюдайте эти правила, и вас ждет одна из самых редких вещей, которые вообще возможны в мире начала двадцать первого века.

Вам будут рады незнакомые люди. Поверьте мне, это многого стоит.
(Стырнета)
Истории, за которые стыдно. Как я был логопедом.

В мае 2018-го мне здорово повезло – уже в полушаге от обширного инсульта попал в нейрохирургическое отделение. Его специалисты меня и спасли.

В палате нас было двое. Второй – тоже Андрей, тридцати трёх лет от роду, совсем не говорил и плохо двигался. В отличие от меня парню очень не повезло.

Смотрела за ним мать. Тамара взяла длительный отпуск, чтобы помочь сыну:
— Давай позанимаемся.
— М, — и машет рукой: нет.
— Надо поесть.
— М.

У парня просто опустились руки. И я его понимал на 100%, поэтому решил поддержать. По-своему.
Стоило Тамаре выйти из палаты, как начиналась «реабилитация»:
— Здоровый мужик, а ведешь себя, как ребенок.
— Ммм.
— Не стыдно? Без мамы никуда.
— Ыыыы!
— Что ыкаешь?
— Ммм, — и показывает: уйди.
— Фигушки, слушай дальше…

От моего бубнежа две залетевшие мухи покончили с собой, «разогнавшись и башкой в стекло».
Так продолжалось два дня. Тамара за дверь – «реабилитация», вернулась – и я образец заботы и сострадания.
— Николаевич, помоги усадить.
— Конечно-конечно.

В такие моменты лицо Андрюхи выражало страстное желание запечь меня в духовке. С красным перцем и гвоздями. На медленном огне.
Устав от постоянных наездов, Андрей решил пожаловаться маме, тыча в меня пальцем и мелодично ыкая.
— Он говорит спасибо, что поправил одеяло и подушку, — с невинным лицом перевел я.
— И от меня спасибо, — улыбнулась Тамара, — присмотри за ним, Николаевич, схожу за обедом.

Дверь не успела закрыться, как я фыркнул:
— Стукач.
— Ыыыы.
— Ыыыы, бе бе бе. Нормально скажи, послать хочешь?
— Ааа, — и машет головой.

Типа, давно мечтаю.
— Ну так пошли, слабо?? Куда? Ну? Ну? Куда? На… На…
— …! — рявкнул Андрей и замер.
Глядя на выпученные глаза, я не удержался и подмигнул:
— Молодец. За это скажи дяде…
— Спасибо, — выдал Андрюха, снова замерев от удивления.
— На здоровье, теперь отдыхай. Схожу поем.

В коридоре, увидев Тамару, я не преминул сообщить:
— Ваш сын только что сказал спасибо (о том, что вначале послал, решил не распространяться).
— Шутите, — не поверила женщина.
— Такими вещами не шутят.

Что потом было в палате, можете себе представить. И слёзы, и … да не важно. В общем, потихоньку, помаленьку Андрей начал оживать. А потом его перевели в неврологическое отделение.
В следующий раз мы встретились уже через полтора месяца, когда я приезжал за рецептом. Андрюха гулял с друзьями в больничном дворике. Кстати, узнал и помахал рукой.

А недавно он нашёл меня в соцсетях. Со здоровьем все хорошо, живет и здравствует. В этом, конечно, заслуга врачей и его мамы, дневавшей и ночевавшей в отделении.
Столько времени прошло, а как вспомню, что вытворял – до сих пор стыдно.

Автор: Андрей Авдей
Китай производит кепки и футболки с надписью "Бойкот Китаю" из-за высокого спроса в Индии.
6
Когда детей видно, но не слышно.

...Я представляла, как начнёт маяться от скуки старшая, как будут виснуть на родителях и капризничать младшие… И все взрослые, забыв о виновниках торжества, примутся их развлекать.

Приглашение к столу

Дети приехали на свадьбу нарядными, в белых одеждах – именно им принадлежала честь первыми войти в церковь и начать церемонию. Они расцеловались с новобрачными – дедушкой и новоявленной бабушкой – и со всей серьёзностью приступили к своей миссии.

А дальше мои французские внуки вели себя так, что их было видно, но не слышно. В ресторане они сидели на противоположном конце длинного стола и общались исключительно друг с другом, время от времени поднимая бокалы с соком за здоровье «молодых».

Нет, они не казались маленькими взрослыми. Мы были одни в ресторане, расположенном в старинном здании с винтовыми лестницами, арками, коридорами, поэтому дети бегали, играли в прятки, снимали друг друга на мобильные телефоны. Время от времени они подходили к своим родителям, те одаривали их коротким поцелуем, и отпрыски отправлялись опять в свою компанию.

На другой день родственники мужа должны были приехать к нам на ужин. Мужу понадобилась какая-то специя для мяса, и он собрался ехать в город. «А что делать, если как раз в это время ребята вернутся?» – спросила я. День выдался холодным, ветреным, и я представляла, какими замёрзшими и голодными гости приедут с экскурсии. «Ничего, – спокойно ответил муж. – Они знают, что ужин начинается между семью и восемью вечера. К этому времени я вернусь».

Всё так и было. Уставшие дети развлекали себя сами, терпеливо ожидая приглашения к столу.

«В чём же секрет воспитанности французских детей?» – я спросила маму двоих моих младших «внуков». «Не знаю, – отмахнулась Изабель. – Так растили меня, мою сестру и брата». И всё-таки кое-что мне удалось выведать.

Маленькая пауза

Воспитание начинается с пелёнок, точнее, с памперсов. С двухнедельного возраста родители, прежде чем подойти к плачущему младенцу, делают небольшую паузу. Может быть, он успокоится сам? И вмешиваются, только когда становится понятно, что малыш один не справится.

Пауза составляет пять минут. Но за это время, считают французы, ребёнок учится мириться со своим одиночеством. Начинает понимать, что окружающие не будут бросаться к нему на помощь по первому зову. Небольшие разочарования не калечат психику ребёнка, наоборот, делают его нервную систему более устойчивой. Эти пять минут учат его терпению.

Никаких перекусов!

Меня удивило и то, что, несмотря на накрытый стол, никто из детей не посягнул на еду – не стянул хотя бы виноградинку или банан. Хотя есть они очень хотели.

У французов существует определённый распорядок дня: в 8 утра – лёгкий завтрак, в 12 – обед, в 4 дня – полдник, для взрослых – это чашечка кофе, и ужин в 8 вечера. Никаких перекусов между едой, никаких печенек или бананов. Французы считают, что ребёнок должен сесть за стол проголодавшимся.

Я заметила, что родители не очень беспокоятся, если ребёнок мало съел. Наверстает в следующий приём пищи.

Как-то я привезла своим тогда ещё будущим «внукам» российских конфет – по кульку каждому. Спросила у их матерей, когда лучше подарить сладости, чтобы не испортить аппетит. «А когда хотите, – был ответ. – Они всё равно не будут их есть до обеда».

Дети поблагодарили меня, стали с интересом рассматривать конфеты, спрашивать, как переводятся названия. Но никому в голову не пришло развернуть их и съесть. Даже тайком. Даже шестилетнему Жонасу. Они знали, что каждая еда имеет своё время, и с удовольствием ели сладости после обеда.

По статистике, только 3% детей во Франции страдают ожирением. В Америке таких 10%, в России от 5 до 8%.

Строгость и терпение

Для французов слова «строгие родители» звучат как комплимент. Они считают, что позволять детям вести себя как вздумается — значит оказывать им медвежью услугу. Если они не научатся быть вежливыми, терпеливыми, не приобретут навыки самоконтроля, способности ждать, занимать себя, им потом будет очень нелегко.

…Гости разъезжались, когда уже стемнело. Дети забрались на заднее сиденье автомобиля. А взрослые всё никак не могли закончить беседу. На месте детей я бы уже двадцать раз спросила: «Ну когда же мы поедем?» Но дети терпеливо ждали, будто мы решали проблемы вселенского масштаба. И нас ни в коем случае нельзя было торопить.

Нина Русакова
Всадник апокалипсиса

Рассказала знакомая... В прошлом году её коллегу позвали работать в Google с релокацией. Она, не долго думая, похватала вещи и отправилась к лучшей жизни.

Вскоре случился ковид и связанное с ним самозатворничество. Потом негробунт.

Недавно она решила, что с неё хватит, и раз уж гугл дал право на удалёнку - можно свалить в какую-нибудь тихую, спокойную страну...

И выбор пал на Беларусь)
6
Сегодня разговаривал с тётей, деда вспоминали. Рассказала мне она такую зарисовочку, из биографии деда, что я никогда не знал. Вот решил поделиться. Будет не длинно, не беспокойтесь.

"Ах эти Сочи..."

Эпиграф:
"Это вроде мы снова в пехоте
Это вроде мы снова - в штыки
Это душу отводят в охоте
Уцелевшие фронтовики" (В.С. Высоцкий)

Дело было в самом начале 1970-х. В те годы, несмотря, что существовали гостиницы и санатории, многие граждане ездили в свой заслуженный отпуск к морю "дикарями". То бишь, приезжали в курортный город, скажем Ялту, Евпаторию, Алупку, Палангу, или Кисловодск, и искали подходящее жильё уже на месте. Процесс не сложный, ибо приезжающих встречали толпы местных жителей готовых приютить туристов за разумную цену. Плюс стены вокзалов и аэропортов были увешаны объявлениями о сдаче. На крайняк можно было спросить за жильё у таксистов или водителей автобусов, уж они то завсегда могли присоветовать приют. Другое дело, соотношение цена-качество работало отнюдь не всегда. Бывало и за рубль в сутки находилась вполне уютная комнатка или веранда недалео от пляжа, но бывало, что и за трёшку условия желали лучшего.

Бабушка моя в отпуск ездить не любила, и практически никогда не ездила, мотивируя это тем, что "Врач, тем более хирург, это не работа, а призвание, а посему должен быть всегда на посту. Вот выйду на пенсию, тогда отдохну." Поэтому, обычно в отпуск дед мой ездил сам с дочерьми. Сначала с обеими, а потом, когда моя мать поступила в институт и уехала, то лишь с младшей (у моей матери с сестрой большая разница в возрасте). В тот год он с дочкой порешили ехать в Сочи.

Дед с бабушкой были люди простые, отнюдь не Крезы, ибо государство Советское школьных учителей и врачей большими зарплатами не баловало, а посему запланированный жилищный бюджет был рубля полтора в сутки. Помыкавшисть-потыкавшись нашли на первый взгляд вполне приличный вариант, правда за два целковых. Комната в двухкомнатной квартире, и совсем недалеко от моря. Условия несколько "спартанские", но тогда и запросы были куда скромнее нынешних. Дед к изыскам не привык, а пятнадцатилетней девчонке много и не надо.

Но очень скоро выявилась и проблема. Валя, хозяйка, была приветливая, миловидная женщина, лет 27-28, а мужу её было лет 30, здоровенный бугай. Когда трезвый - всё ничего, но по пьяни на него накатывала жуткая волна ревности. А так как поддать он любил, то чуть ли не через вечер, в квартирке был скандал, с криками и матюгами. Конечно, дед не вмешивался, милые бранятся, только тешатся, тем более, что хозяева отношения старались выяснять либо в своей спальне, либо на кухне. Но в общем атмосфера была токсична, посему в квартире лишнее старались не задерживаться, с утра позавтракали и ушли, вечером пришли, перекусили и спать. По сути, "здрасте-до свидания".

Однажды вернувшись вечером они застали омерзительнейшую сцену. У Вали на лице лиловел приличный бланш, а бухой муженёк гонялся за ней по гостиной с ножом в руке вокруг стола.
- Хахаля завела? Порешу курву. - орал новоявленный Отелло.
- Костик, миленький, перестань. Никого у меня нет - уговаривала она ревнивца, держась на дистанции.

Это было уже чересчур.
- Нож брось и иди проспись. - сказал дед.
- Ты не на фронте. Раскомандовался тут. - повернулся хозяин и пошёл на деда с ножом. - Я тебе покажу, ... - но закончить фразу не успел.
Неказистый учитель математики на отдыхе изменился в доли секунды. В мгновение ока дочка оказалась сдвинута за спину, а бузотёру в лицо полетела авоська с продуктами. Ещё мгновение, в левой руке оказалось мокрое пляжное полотенце. Дальнейшее слилось в одно движение и не заняло и пары секунд. Нож отлетел звякнув, бугай лежал на полу с вывернутой рукой, а дед его держал за горло.
- На фронте я бы тебя собственное дерьмо жрать заставил бы. Только шевельнись, и я тебе кадык вырву. - убедительно пообещал дед и длинно выругался. Бугай был раза в полтора больше, но шансов у него было никаких. Он обмяк и лишь испуганно хлопал глазами.

Девочка смотрела в шоке. Добродушный недотёпа папа (а какой подросток не смотрит на своих родителей свысока) исчез. Перед ней стоял совершенно другой человек. Тот самый ШИСБровец который давно, когда её даже на свете не было, мог одной фразой поднять взвод мужиков в атаку или в ночь повести их за собой делать проходы на минном поле. До дрожи, до ужаса, другой человек, и в то же время до боли в висках, такой родной.

- Ты успокоился? - спросил дед.
Костик покорно кивнул.
- Пшёл в спальню. Только попробуй ещё раз руку поднять или голос повысить.

Мужик как испарился, спрятавшись в комнате. На кухне тихонько подвывая плакала хозяйка. Дед собирал рассыпавшиеся продукты, развешивал полотенца, и старался не встречаться взглядом с дочкой.
Ночью, спросонья ей показалось, что она слышала как отец шепчет:
- А руки то помнят. Забыть бы всё. Забыть, забыть, забыть...

На следующее утро, как обычно, они пошли на пляж. Она играла в карты со сверстниками, плавала, ела мороженное, а он почти целый день молчал. Иногда девочка чувствовала, что отец пристально смотрит на неё, но если она замечала его взгляд, то он смущённо отворачивался и смотрел на волны, вспоминая что-то.

Остаток отпуска в квартирке было тихо, Кости было практически не слышно. Домой он возвращался попозже и всегда трезвым. Если он и попадался на глаза, то хмуро кивал головой и бочком-бочком исчезал. Перед самым отъездом девочка услыхала разговор хозяйки с дедом:
- Давайте я вам цену скину, хотите за рубль в сутки?
- Что вы, что вы, мы же договорились.
- Тогда возьмите фундук, я сама собирала. Он вкусный. И пирожки в дорогу.
- Вот за это спасибо. Не откажусь.
- Знаете, Костик хороший парень, просто когда выпьет, сам не свой становится. - вдруг неожиданно сказала она, как бы оправдываясь.
- Я понимаю. - вздохнул дед.
- Может в следующем году вернётесь, я не дорого возьму?
- Не знаю... не знаю...

В Сочи они вернулись через несколько лет, но остановились в совсем другом месте.

Прошло больше 45 лет.... Дедушка был болен, он и сам осозновал, что ему недолго осталось. Хотя физически он ослабел, но разум его был ясен. Незадолго до смерти он вдруг сказал моей тёте:
- Ты помнишь тот вечер в Сочи? Я до сих пор не извинился перед тобой. Ты уж прости меня, если сможешь.

Теперь меня вопрос мучает. Как по мне, так он тогда правильно поступил. Почему же он прощения попросил? Почему?
Немного о эффективных менеджерах, и "да за забором очередь таких"

Работаю монтажником. Строим мост, уже на финальном этапе. Наступает период, когда пора приступать к покрасочным работам. Генподрядчик связывается с организацией, которая профессионально занимается покраской мостов и красила все предыдущие наши объекты, и озвучивает ценник 6 млн. (+-, точных сумм не знаю). Маляры, категорически не согласны работать за такую сумму, минимум за 20 млн. Генподрядчик включает функцию "да, таких за забором очередь" и находит подрядчика, готового взяться красить за 6 млн.

На объект заезжает бригада "маляров": набраны элементарно по объявлению, все видят друг друга первый раз, с мостами никогда не сталкивались, и... угадайте сколько среди них проф. маляров... один, который у них типа мастера и то - автомаляр.

Ну а дальше все предсказуемо: три дня они ходят вокруг моста, не понимая откуда и как начать. С горем пополам начинают. Своей техники и инструмента - нуль. Всё берут в аренду у нас.

Глядя на их работу, хотелось смеяться... секунду, а потом ты понимал, что мост то ни хера не покраситься, а сроки не бесконечные, и уже не до смеха было.

Они пескоструили металл, тут же его мыли, он сразу же ржавел, они в шоке начинали пескоструить опять. И так раз за разом. День, два... две недели, они даже не начинали красить...

Отработали они чуть меньше месяца. Работы сделано нуль. Стройконтроль ничего не принимал. А сроки всё - на грани: скоро осень и сдача моста.

Генподряд связывается с первой бригадой, соглашается на 20 млн. Те заезжают на объект и за две недели сделали процентов 70.

Казалось бы всё, выводы сделаны, ошибки исправлены. Хер.

Надо тянуть освещение по мосту, генподряд опять роняет ценник, электрики отказывают естественно... а когда генподрядчик приходит к ним второй раз, они уже хотят не 3, а 5 млн.
Делая добро, не думай о награде.

Представьте, что вы – Билл Гейтс
Вы потратили 30 лет своей жизни и 50 миллиардов своих собственных долларов на поддержку гуманитарных программ.
Вы непосредственным образом спасли сотни тысяч жизней в Юго-Восточной Азии, обеспечив половину континента анти-малярийными сетками. Вы уменьшили уровень смертности младенцев во всех развивающихся странах мира, купив вакцину от полиомиелита для 40 000 000 детей. Еще в списке ваших благотворительных инициатив – финансирование образовательных платформ, таких как Академия Khan, где люди могут бесплатно получить доступ к образованию высочайшего уровня.

Итак, вы отдали половину своих денег на благотворительность. И написали в завещании, что 90% оставшегося также будет направлено на помощь нуждающимся. Нет никаких сомнений, что для улучшения жизни на этой планете вы сделали больше, чем кто угодно другой.

И вот вы заходите в Интернет, и обнаруживаете там миллионы буквальных имбецилов, пользующихся компьютерами, которые вы же для них и изобрели, чтобы называть вас убийцей детей, антихристом и злодеем. А все это только по одной причине – они посмотрели на Youtube видеоролик, сделанный каким-то жлобом с IQ как у картофелины.
У наших родственников дома живёт крыс по имени Вован. А также ребёнок лет четырёх. Так это животное научилось залезать к себе в клетку и закрывать за собой дверку, когда к ребёнку приходит в гости его двоюродный брат-ровесник.
Ну не всё же про котов писать.
В юности устроилась на лето работать на рынок в продуктовый отдел. В конце августа выяснилось, что пропал ящик с консервами. Зарплата за месяц покрыла недостачу и даже какие-то копейки остались. Я, конечно, без споров внесла деньги - это рынок, могла и прозевать.
Прошло года четыре и в магазине случайно встретила свою хозяйку. Она подбежала ко мне с извинениями и дала приличную сумму - оказывается, консервы нашлись, а меня они найти не смогли (сотовых ещё не было). Она переживала все эти годы.
Война в Хуторовке

(Рассказал Александр Васильевич Курилкин 1935 года рождения)

Вы за мной записываете, чтобы люди прочли. Так я прошу – сделайте посвящение всем детям, которые застали войну. Они голодали, сиротствовали, многие погибли, а другие просто прожили эти годы вместе со всей страной. Этот рассказ или статья пусть им посвящается – я вас прошу!

Как мы остались без коровы перед войной, и как война пришла, я вам в прошлый раз рассказал. Теперь – как мы жили. Сразу скажу, что работал в колхозе с 1943 года. Но тружеником тыла не являюсь, потому что доказать, что с 8 лет работал в кузнице, на току, на полях - не представляется возможным. Я не жалуюсь – мне жаловаться не на что – просто рассказываю о пережитом.

Как женщины и дети трудились в колхозе

Деревня наша Хуторовка была одной из девяти бригад колхоза им. Крупской в Муровлянском районе Рязанской области. В деревне было дворов пятьдесят. Мы обрабатывали порядка 150 га посевных площадей, а весь колхоз – примерно 2000 га черноземных земель. Все тягловые функции выполнялись лошадьми. До войны только-только началось обеспечение колхозов техникой. Отец это понял, оценил, как мы теперь скажем, тенденцию, и пошел тогда учиться на шофера. Но началась война, и вся техника пошла на фронт.
За первый месяц войны на фронт ушли все мужчины. Осталось человек 15 - кто старше 60 лет и инвалиды. Работали в колхозе все. Первые два военных года я не работал, а в 1943 уже приступил к работе в колхозе.
Летом мы все мальчишки работали на току. Молотили круглый год, бывало, что и ночами – при фонарях. Мальчишек назначали – вывозить мякину. Возили её на санях – на току всё соломой застелено-засыпано, потому сани и летом отлично идут. Лопатами в сани набиваем мякину, отвозим-разгружаем за пределами тока… Лугов в наших местах нет, нет и сена. Поэтому овсяная и просяная солома шла на корм лошадям. Ржаная солома жесткая – её брали печи топить. Всю тяжелую работу выполняли женщины.
В нашей деревне была одна жатка и одна лобогрейка. Это такие косилки на конной тяге. На лобогрейке стоит или сидит мужчина, а в войну, да и после войны – женщина, и вилами сбрасывает срезанные стебли с лотка. Работа не из легких, только успевай пот смахивать, потому – лобогрейка. Жатка сбрасывает сама, на ней работать легче. Жатка скашивает рожь или пшеницу. Следом женщины идут со свяслами (свясло – жгут из соломы) и вяжут снопы… Старушки в деревне заранее готовят свяслы обычно из зеленой незрелой ржи, которая помягче. Свяслы у вязальщиц заткнуты за пояс слева. Нарукавники у всех, чтобы руки не колоть стерней. В день собирали примерно по 80-90 снопов каждая. Копна – 56 снопов. Скашиваются зерновые культуры в период молочной спелости, а в копнах зерно дозревает до полной спелости. Потом копны перевозят на ток и складывают в скирды. Скирды у нас складывали до четырех метров высотой. Снопы в скирду кладутся колосьями внутрь.
Ток – место оборудованное для молотьбы. Посевных площадей много. И, чтобы не возить далеко снопы, в каждой деревне оборудуются токи.
При молотьбе на полок молотилки надо быстро подавать снопы. Это работа тяжелая, и сюда подбирались четыре женщины физически сильные. Здесь часто работала моя мама. Работали они попарно – двое подают снопы, двое отдыхают. Потом – меняются. Где зерно выходит из молотилки – ставят ящик. Зерно ссыпается в него. С зерном он весит килограмм 60-65. Ящик этот они носили по двое. Двое понесли полный ящик – следующая пара ставит свой. Те отнесли, ссыпали зерно, вернулись, второй ящик уже наполнился, снова ставят свой. Тоже тяжелая работа, и мою маму сюда тоже часто ставили.
После молотьбы зерно провеивали в ригах. Рига – длинный высокий сарай крытый соломой. Со сквозными воротами. В некоторые риги и полуторка могла заезжать. В ригах провеивали зерно и складывали солому. Провеивание – зерно с мусором сыпется в воздушный поток, который отделяет, относит полову, ость, шелуху, частички соломы… Веялку крутили вручную. Это вроде огромного вентилятора.
Зерно потом отвозили за 10 километров на станцию, сдавали в «Заготзерно». Там оно окончательно доводилось до кондиции – просушивалось.
В 10 лет мы уже пахали поля. В нашей бригаде – семь или девять двухлемешных плугов. В каждый впрягали пару лошадей. Бригадир приезжал – показывал, где пахать. Пройдешь поле… 10-летнему мальчишке поднять стрелку плуга, чтобы переехать на другой участок – не по силам. Зовешь кого-нибудь на помощь. Все лето пахали. Жаркая погода была. Пахали часов с шести до десяти, потом уезжали с лошадьми к речушке, там пережидали жару, и часа в три опять ехали пахать. Это время по часам я теперь называю. А тогда – часов не было ни у кого, смотрели на солнышко.

Работа в кузнице

Мой дед до революции был богатый. Мельница, маслобойка… В 1914 году ему, взамен призванных на войну работников, власти дали двух пленных австрийцев. В 17 году дед умер. Один австриец уехал на родину, а другой остался у нас и женился на сестре моего отца. И когда все ушли на фронт, этот Юзефан – фамилия у него уже наша была – был назначен бригадиром.
В 43-м, как мне восемь исполнилось, он пришел к нам. Говорит матери: «Давай парня – есть для него работа!» Мама говорит: «Забирай!»
Он определил меня в кузню – меха качать, чтобы горно разжигать. Уголь горит – надымишь, бывало. Самому-то дышать нечем. Кузнец был мужчина – вернулся с фронта по ранению. Классный был мастер! Ведь тогда не было ни сварки, ни слесарки, токарки… Все делалось в кузне.
Допустим - обручи к тележным колесам. Листовой металл у него был – привозили, значит. Колеса деревянные к телеге нестандартные. Обруч-шина изготавливался на конкретное колесо. Отрубит полосу нужной длины – обтянет колесо. Шатуны к жаткам нередко ломались. Варил их кузнечной сваркой. Я качаю меха - два куска металла разогреваются в горне докрасна, потом он накладывает один на другой, и молотком стучит. Так металл сваривается. Сегменты отлетали от ножей жатки и лобогрейки – клепал их, точил. Уж не знаю – какой там напильник у него был. Уже после войны привезли ему ручной наждак. А тут - привезут плуг - лемеха отвалились – ремонтирует. Тяжи к телегам… И крепеж делал - болты, гайки ковал, метчиками и лерками нарезал резьбы. Пруток какой-то железный был у него для болтов. А нет прутка подходящего – берет потолще, разогревает в горне, и молотком прогоняет через отверстие нужного диаметра – калибрует. Потом нарезает леркой резьбу. Так же и гайки делал – разогреет кусок металла, пробьет отверстие, нарезает в нем резьбу метчиком. Уникальный кузнец был! Насмотрелся я много на его работу. Давал он мне молоточком постучать для забавы, но моя работа была – качать меха.

Беженцы

В 41 году пришли к нам несколько семей беженцев из Смоленска - тоже вклад внесли в работу колхоза. Расселили их по домам – какие побольше. У нас домик маленький – к нам не подселили.
Некоторые из них так у нас и остались. Их и после войны продолжали звать беженцами. Можно было услышать – Анька-эвакуированная, Машка-эвакуированная… Но большая часть уехали, как только Смоленск освободили.

Зима 41-го и гнилая картошка

Все знают, особенно немцы, что эта зима была очень морозная. Даже колодцы замерзали. Кур держали дома в подпечке. А мы – дети, и бабушка фактически на печке жили. Зимой 41-го начался голод. Конечно, не такой голод, как в Ленинграде. Картошка была. Но хлеб пекли – пшеничной или ржаной муки не больше 50%. Добавляли чаще всего картошку. Помню – два ведра мама намоет картошки, и мы на терке трем. А она потом добавляет натертую картошку в тесто. И до 50-го года мы не пекли «чистый» хлеб. Только с наполнителем каким-то. Я в 50-м году поехал в Воскресенск в ремесленное поступать – с собой в дорогу взял такой же хлеб наполовину с картошкой.
Голодное время 42-го перешло с 41-го. И мы, и вся Россия запомнили с этого года лепешки из гнилого мороженого картофеля. Овощехранилищ, как сейчас, не было. Картошку хранили в погребах. А какая в погреб не помещалась - в ямах. Обычная яма в земле, засыпанная, сверху – шалашик. И семенную картошку тоже до весны засыпали в ямы. Но в необычно сильные морозы этой зимы картошка в ямах сверху померзла. По весне – погнила. Это и у нас в деревне, и сколько я поездил потом шофером по всей России – спрашивал иной раз – везде так. Эту гнилую картошку терли в крахмал и пекли лепешки.

Банды дезертиров

Новостей мы почти не знали – радио нет, газеты не доходят. Но в 42-м году народ как-то вдохновился. Притерпелись. Но тут появились дезертиры, стали безобразничать. Воровали у крестьян овец.
И вот через три дома от нас жил один дедушка – у него было ружьё. И с ним его взрослый сын – он на фронте не был, а был, видимо, в милиции. Помню, мы раз с мальчишками пришли к ним. А этот сын – Николай Иванович – сидел за столом, патрончики на столе стояли, баночка – с маслом, наверное. И он вот так крутил барабан нагана – мне запомнилось. И потом однажды дезертиры на них может даже специально пошли. Началась стрельба. Дезертиры снаружи, - эти из избы отстреливались. Отбились они.
Председателем сельсовета был пришедший с войны раненный офицер – Михаил Михайлович Абрамов. Дезертиры зажгли его двор. И в огонь заложили видимо, небольшие снаряды или минометные мины. Начало взрываться. Народ сбежался тушить – он разгонял, чтобы не побило осколками. Двор сгорел полностью.
Приехал начальник милиции. Двоих арестовал – видно знал, кого, и где находятся. Привел в сельсовет. А до района ехать километров 15-20 на лошади, дело к вечеру. Он их связал, посадил в угол. Он сидел за столом, на столе лампа керосиновая засвечена… А друзья тех дезертиров через окно его застрелили.
После этого пришла группа к нам в деревню – два милиционера, и еще несколько мужчин. И мой дядя к ним присоединился – он только-только пришел с фронта демобилизованный, был ранен в локоть, рука не разгибалась. Ручной пулемет у них был. Подошли к одному дому. Кто-то им сказал, что дезертиры там. Вызвали из дома девушку, что там жила, и её стариков. Они сказали, что дома больше никого нет. Прошили из пулемета соломенную крышу. Там действительно никого не оказалось. Но после этого о дезертирах у нас ничего не было слышно, и всё баловство прекратилось.

Новая корова

В 42 году получилась интересная вещь. Коровы-то у нас не было, как весной 41-го продали. И пришел к нам Василий Ильич – очень хороший старичок. Он нам много помогал. Лапти нам, да и всей деревне плел. Вся деревня в лаптях ходила. Мне двое лаптей сплел. Как пахать начали – где-то на месяц пары лаптей хватало. На пахоте – в лаптях лучше, чем в сапогах. Земля на каблуки не набивается.
И вот он пришел к нашей матери, говорит: «У тебя овцы есть? Есть! Давай трех ягнят – обменяем в соседней деревне на телочку. Через два года – с коровой будете!»
Спасибо, царствие теперь ему небесное! Ушел с ягнятами, вернулся с телочкой маленькой. Тарёнка её звали. Как мы на неё радовались! Он для нас была – как светлое будущее. А растили её – бегали к ней, со своего стола корочки и всякие очистки таскали. Любовались ею, холили, гладили – она, как кошка к нам ластилась. В 43-м огулялась, в 44-м отелилась, и мы – с молоком.

1943 год

В 43-м жизнь стала немножко улучшаться. Мы немножко подросли – стали матери помогать. Подросли – это мне восемь, младшим – шесть и четыре. Много работы было на личном огороде. 50 соток у нас было. Мы там сеяли рожь, просо, коноплю, сажали картошку, пололи огород, все делали.
Еще в 43 году мы увидели «студебеккеры». Две машины в наш колхоз прислали на уборочную – картошку возить.

Учеба и игры

У нас был сарай для хранения зерна. Всю войну он был пустой, и мы там с ребятней собирались – человек 15-20. И эвакуированные тоже. Играли там, озоровали. Сейчас дети в хоккей играют, а мы луночку выкопаем, и какую-нибудь банку консервную палками в эту лунку загоняем.
В школу пошел – дали один карандаш. Ни бумаги, ни тетради, ни книжки. Десять палочек для счета сам нарезал. Тяжелая учеба была. Мать раз где-то бумаги достала, помню. А так – на газетах писали. Торф сырой, топится плохо, - в варежках писали. Потом, когда стали чернилами писать – чернила замерзали в чернильнице. Непроливайки у нас были. Берёшь её в руку, зажмешь в кулаке, чтобы не замерзла, и пишешь.
Очень любил читать. К шестому классу прочел все книжки в школьной библиотеке, и во всей деревне – у кого были в доме книги, все прочитал.

Военнопленные и 44-й год

В 44-м году мимо Хуторовки газопровод копали «Саратов-Москва». Он до сих пор функционирует. Трубы клали 400 или 500 миллиметров. Работали там пленные прибалтийцы.
Уже взрослым я ездил-путешествовал, и побывал с экскурсиями в бывших концлагерях… В Кременчуге мы получали машины – КРАЗы. И там был мемориал - концлагерь, в котором погибли сто тысяч. Немцы не кормили. Не менее страшный - Саласпилс. Дети там погублены, взрослые… Двое воскресенских через него прошли – Тимофей Васильевич Кочуров – я с ним потом работал. И, говорят, что там же был Лев Аронович Дондыш. Они вернулись живыми. Но я видел стволы деревьев в Саласпилсе, снизу на уровне человеческого роста тоньше, чем вверху. Люди от голода грызли стволы деревьев.
А у нас недалеко от Хуторовки в 44-м году сделали лагерь военнопленных для строительства газопровода. Пригнали в него прибалтийцев. Они начали рыть траншеи, варить и укладывать трубы… Но их пускали гулять. Они приходили в деревню – меняли селедку из своих пайков на картошку и другие продукты. Просто просили покушать. Одного, помню, мама угостила пшенкой с тыквой. Он ещё спрашивал – с чем эта каша. Мама ему объясняла, что вот такая тыква у нас растет. Но дядя мой, и другие, кто вернулся с войны, ругали нас, что мы их кормим. Считали, что они не заслуживают жалости.
44 год – я уже большой, мне девять лет. Уже начал снопы возить. Поднять-то сноп я еще не могу. Мы запрягали лошадей, подъезжали к копне. Женщины нам снопы покладут – полторы копны, вроде бы, нам клали. Подвозим к скирду, здесь опять женщины вилами перекидывают на скирд.
А еще навоз вывозили с конного двора. Запрягаешь пару лошадей в большую тачку. На ней закреплен ящик-короб на оси. Ось – ниже центра тяжести. Женщины накладывают навоз – вывозим в поле. Там качнул короб, освободил путы фиксирующие. Короб поворачивается – навоз вывалился. Короб и пустой тяжелый – одному мальчишке не поднять. А то и вдвоем не поднимали. Возвращаемся – он по земле скребет. Такая работа была у мальчишек 9-10 лет.

Табак

Табаку очень много тогда сажали – табак нужен был. Отливали его, когда всходил – бочками возили воду. Только посадят – два раза в день надо поливать. Вырастет – собирали потом, сушили под потолком… Мать листву обирала, потом коренюшки резала, в ступе толкла. Через решето высевала пыль, перемешивала с мятой листвой, и мешка два-три этой махорки сдавала государству. И на станцию ходила – продавала стаканами. Махорку носила туда и семечки. А на Куйбышев санитарные поезда шли. Поезд останавливается, выходит медсестра, спрашивает: «Сколько в мешочке?» - «10 стаканов». Берет мешочек, уносит в вагон, там высыпает и возвращает мешочек и деньги – 100 рублей.

Сорок пятый и другие годы

45,46,47 годы – голод страшный. 46 год неурожайный. Картошка не уродилась. Хлеба тоже мало. Картошки нет – мать лебеду в хлеб подмешивала. Я раз наелся этой лебеды. Меня рвало этой зеленью… А отцу… мать снимала с потолка старые овечьи шкуры, опаливала их, резала мелко, как лапшу – там на коже ещё какие-то жирочки остаются – варила долго-долго в русской печке ему суп. И нам это не давала – только ему, потому что ему далеко ходить на работу. Но картошки все-таки немного было. И она нас спасала. В мундирчиках мать сварит – это второе. А воду, в которой эта картошка сварена – не выливает. Пару картофелин разомнет в ней, сметанки добавит – это супчик… Я до сих пор это люблю и иногда себе делаю.

Про одежду

Всю войну и после войны мы ходили в домотканой одежде. Растили коноплю, косили, трепали, сучили из неё нитки. Заносили в дом станок специальный, устанавливали на всю комнату. И ткали холстину - такая полоса ткани сантиметров 60 шириной. Из этого холста шили одежду. В ней и ходили. Купить готовую одежду было негде и не на что.
Осенью 45-го, помню, мать с отцом съездили в Моршанск, привезли мне обнову – резиновые сапоги. Взяли последнюю пару – оба на правую ногу. Такие, почему-то, остались в магазине, других не оказалось. Носил и радовался.

Без нытья и роптания!

И обязательно скажу – на протяжении всей войны, несмотря на голод, тяжелый труд, невероятно трудную жизнь, роптания у населения не было. Говорили только: «Когда этого фашиста убьют! Когда он там подохнет!» А жаловаться или обижаться на Советскую власть, на жизнь – такого не было. И воровства не было. Мать работала на току круглый год – за все время только раз пшеницы в кармане принесла – нам кашу сварить. Ну, тут не только сознательность, но и контроль. За килограмм зерна можно было получить три года. Сосед наш приехал с войны раненый – назначили бригадиром. Они втроем украли по шесть мешков – получили по семь лет.

Как уехал из деревни

А как я оказался в Воскресенске – кто-то из наших разнюхал про Воскресенское ремесленное училище. И с 1947 года наши ребята начали уезжать сюда. У нас в деревне ни надеть, ни обуть ничего нет. А они приезжают на каникулы в суконной форме, сатиновая рубашка голубенькая, в полуботиночках, рассказывают, как в городе в кино ходят!..
В 50-м году и я решил уехать в Воскресенск. Пришел к председателю колхоза за справкой, что отпускает. А он не дает! Но там оказался прежний председатель – Михаил Михайлович. Он этому говорит: «Твой сын уже закончил там ремесленное. Что же ты – своего отпустил, а этого не отпускаешь?»
Так в 1950 году я поступил в Воскресенское ремесленное училище.
А, как мы туда в лаптях приехали, как учился и работал потом в кислоте, как ушел в армию и служил под Ленинградом и что там узнал про бои и про блокаду, как работал всю жизнь шофёром – потом расскажу.
Привет.

...Шёл второй месяц эпидемии...
Мой милый уютный госпиталь ощетинился белыми брезентовыми палатками сортировки пациентов перед двумя входами в госпиталь, кафетерий закрылся, посещения пациентов запрещены, плановые операции отменены, мои медсёстры мобилизованы в отделения больных с вирусом, предоперационная переоборудована под отделение для больных без вируса, интенсивная терапия превратилась в эпицентр боевых действий по спасению наиболее тяжёлых пациентов...
Изменился и персонал, доспехи и тяжёлые маски заглушили приветствия, моя расслабленная манера поведения с шутками-прибаутками, так ободряющая пациентов и их семьи, ушла в прошлое...мы стали использовать обходные коридоры с меньшей опасностью заражения.
Изменилось и расписание, я был переведён на казарменное положение резерва реанимации.
Нельзя, однако, преувеличивать — это были бои местного значения, несравнимые с героическими битвами итальянских или нью-йоркских медиков. Но — паранойя есть паранойя — и приятного в ней мало.
Так что ничего удивительного —сегодня утром я уехал в больницу мрачным, с отвратительным чувством необходимости исполнения своего долга в условиях недовольства собой и своей жизни.
Приехал, кесарево, старое испытанное средство по улучшению настроения — работа, сам воздух операционной — заставляют забыть о проблемах последних двух месяцев.
Кесарево, вообще, самый лучший антидепрессант — новорождённые заставят улыбнуться любого человека, даже самого мрачного...
Всё шло как обычно — спиналка, фотки, слёзы счастья, поздравления.
Всё как обычно — кроме новорождённого.
Точнее — его голоса.
Такого зычного баса услышать от мальчика тридцати секунд от роду я не ожидал. Причём к этому басу прилагалась пара ёмких лёгких и неутомимая диафрагма: раз взяв ноту, он тянул её с энтузиазмом оперного певца, не останавливаясь!!
Да, такому любые арии будут по плечу, решили мы и предрекли ему судьбу великого оперного певца типа Шаляпина или Паваротти...
Расти, малыш, споёшь в «Ла Скале» двадцать второго века ведущую партию в героической опере « Италия, 2020»...
Люди к этому времени будут жить долго и счастливо, для них Великая Пандемия 2020 будет простой и досадной деталью давненько подзабытой истории начала прошлого, немного варварского, века.
Той истории, в которой проживаем все мы.
И выживаем: должен же кто-то научить этого незаурядного крикуна правильно петь... @Michael Ashnin
История от бывшего участкового

Рассказал мне эту историю один бывший милиционер в далеком 1996 г. во время совместной командировки в один винно-водочный завод. Он на тот момент работал со мной в одной юридической фирме юристом по экономическим делам. Уже тогда ему было за 60, поэтому думаю, что ему этот рассказ уже не навредит.

Дядька этот был очень интересный. Импульсивный, за словом в карман не лезет, такой электровеник. Уволился из милиции, не дослужив до пенсии несколько лет, а по какой причине - не говорил.

В командировке вечерами делать было нечего и поэтому рассказывал он мне всякие байки из своей богатой милицейской жизни. Привожу историю, как услышал и запомнил. Думаю, что в терминологии милицейской и юридической я где-то ошибусь, но не обессудьте, не специалист я в этом.

Далее рассказ от первого лица.

Работал я в конце 70-х участковым в большом селе недалеко от районного центра. И был у меня один местный дебошир и пьяница. Жизни не давал ни жене, ни соседям. Я его несколько раз сажал на 15 суток, да и на зоне он несколько раз бывал по всяким мелким делам, типа "залез в сельпо, выпил портвейна и там же и уснул". И ладно бы один так себя вел, так нет, постоянно собирались вокруг него всякие мутные личности и местная алкашня.

Жену по пьяни бил часто. Я его в отдел уведу, запру в кутузку, начну дело писать, а его жена с фингалом приходит, уговаривает меня его простить и отпустить. И так неделя за неделей.

Показатели он мне регулярно портил, то подерется, то что-нибудь сломает, то жалобу на меня напишет. Короче, один геморрой с ним был.

И вот однажды он в очередной раз напился и побил жену очень сильно. Я в тот день был в райцентре по своим делам и приехал в село уже вечером. От местных узнал историю, что жену он побил сильно, соседи еле его успокоили. Жену увели в сельский медпункт. Прихожу в медпункт - а жену уже увезла скорая в райцентр. Оказалось, он ей выбил глаз и сломал руку.

Ну, думаю, сука ты такая, теперь ты у меня за своей сердобольной женой не спрячешься, точно на зону попадешь. И весь такой на нервах пошел к нему в дом.

Подхожу к дому, а дом у него окнами на улицу выходит, палисадника нет и, когда подходишь, то видно, если занавески не задернуты, что дома происходит. Смотрю - а этот гад стоит на табуретке, шея в петле и смотрит, где я. Видать, понял, что теперь ему от зоны не отвертеться и решил совершить попытку самоубийства, чтобы по дурке откосить (а тогда суицидников всегда направляли на лечение в психбольницы).

Увидел он, что я уже под окнами и отопнул табуретку. Я сначала дернулся к двери, но потом мысль одна в голову пришла, присел на лавку, папироску закурил. Посидел, покурил неторопливо. Зашел в дом, осмотрел труп, позвал фельдшера, оформил самоубийство.

Попало мне тогда от начальства немного за суицид на участке, но зато проблем на порядок меньше стало.

Рука у жены его срослась, а глаз, как оказалось, не выбил ей муж, а только сильно повредил. Восстановилось зрение потом.
Первый курс, химия, новая группа все малознакомые.

Пришел пораньше на пару, стою жду. Замечаю красивую девушку возле аудитории, подхожу, познакомился, разговорились. Посетовал что химию не люблю и боюся немного. Она согласилась, да паскудный предмет, тоже боится, но кому сейчас легко.

Началась лекция, я тяну ее за собой на галерку и предлагаю там продолжить наше знакомство, она кивает, толпа студентов меня уносит.

Все расселись, выцепляю взлядом новую подругу, машу рукой я тут она мне тоже мило помахала.

А потом поднялась на кафедру и ... Здравствуйте студенты, я Марта Ивановна буду вести курс Органической химии.

ЗАНАВЕС
5
Разговор с врачом из Ростова-на-Дону:
- Ну как обстановка в больнице?
- У нас нет коронавируса и не будет!
- Почему?
- Потому что мы его не определяем.
как я уже писал, в Израиле принято подвозить попутчиков. Особенно солдат.
Еду как-то ночью по Галилее, голосуют четыре солдатки. Усаживаются в машину, ставят на пол свои автоматы. Трогаемся, я проверяю застегнут ли у сидящей спереди ремень безопасности и случайно до неё дотрагиваюсь. Она пронзительно взвизгнула.
Я замечаю: "Девчонки! На меня смотрят четыре автомата. Кто кого здесь может изнасиловать?"
После этого остальные подкалывали свою подругу всю дорогу.
Друг встречался с девушкой гораздо моложе него.

Любовь до гроба, скоро свадьба, все дела.

Расстались внезапно.

После того, как он набрал номер, чтобы найти её телефон, и увидел, что записан у неё как Любимый Банкомат...
Одинокая Снегурочка,
или как я разлюбила шоколад и шампанское

В далёкие и добрые советские времена я три года подряд была исполняющей обязанности Снегурочки. Поясняю. Тогда профессиональных артистов приглашали редко, видимо из экономии, и новогодних персонажей выбирали из сотрудников предприятий.

На моём предприятии Снегурочкой всегда выбирали стройную, голубоглазую блондинку Свету, а Дедом Морозом самого малопьющего мужика, что, как выяснилось впоследствии, было роковой ошибкой. Так вот Света почему-то имела привычку, к празнику подхватывать грипп, а я была, так сказать, её дублёром, запасной Снегурочкой №2.

Снегурка из меня была будь здоров. Из под белого парика всё время пытались вылезти мои тёмные кудри, а маленькая шубка аж трещала у меня под мышками и на моей ядрёной девичьей груди.

Значит схема праздника была три года одинакова. Малоопытный Дед Мороз очень быстро надирался в хлам, потому как было принято поить его во всех квартирах водкой, а меня угощать шампанским и шоколадом. Отказаться было невозможно. Водитель замещать Деда Мороза наотрез отказывался, и я вынуждена была выполнять миссию одна.

Чего я только не сочиняла бедным детям, чтобы объяснить отсутствие Дедушки Мороза. То он умчался на оленях, спасать заблудившихся в тайге геологов, то помогал в космосе космонавтам, то в Африке спасал слонов от браконьеров.

От избытка шампанского и шоколада в организме, я с таким чувством рассказывала о его героических подвигах, что дети и взрослые слушали меня как заворожённые. Даже забывали читать новогодние стишки про ёлочку и водить вокруг неё хороводы. А меня несло, не остановить. То Дед на пожарах людей из огня выносил, то вора, укравшего у старушки сумочку ловил, то роды принимал. В общем ужас, что может понарассказывать надравшаяся шампанского Снегурочка.

Но людям это почему-то нравилось. Потом я дарила детям новогодние подарки, целовала всех в щёчки от имени Деда Мороза и уходила, вся такая подвыпившая, яркая, поправляя на ходу свои тёмные кудри, выбивающиеся из под белой косы.

С тех самых пор я шампанское почти не пью, шоколад не люблю, но привычка рассказывать всякие завирательные истории у меня всё-таки осталась. С наступающим!
Трогательные кадры успел запечатлеть фотограф-любитель Анил Прабхакар из Индонезии, когда был с друзьями на сафари.
В заповедном лесу на Борнео орангутанг заметил мужчину, стоящего по грудь в воде в какой-то яме, и буквально протянул ему руку помощи.
Представляете.. Орангутанг протянул руку помощи, а хомо сапиенс фоткал и умилялся...
Прошлой зимой катались на лыжах. Не верится, что меньше года прошло.

Стоим небольшой компанией, чуть в стороне - Ванька, очень самостоятельный молодой человек, трех с половиной лет отроду. Проходит пожилая французская пара, что-то у него спрашивают, в ответ Ванька растопыривает три пальца.
- Вань, ты что, по-французски понимаешь?
- Не-а, но что еще они могут спросить?
В прошлом году встал вопрос, какой предмет выбрать для ребенка из курса "Светская этика и разные религии". Можно было выбрать между этикой, и из нескольких религий. Хорошенько подумав, выбрали буддизм. Одни из всей параллели, ну и скорее всего из всей школы. Классная на нас смертельно обиделась, директриса и завуч нас наверное прокляли.
Как результат - учителя по предмету нет, учебника нет, методичек нет, и вообще ничего нет. Есть только пятерка автоматом, за то чтобы мы не писали жалобы в МинОбразования. В общем, делюсь лайфхаком.
У меня в Америке, в Бостоне, есть семья приятелей. Там глава семьи — бабушка, она такая вся из себя филолог, заканчивала филфак в Питерском университете. Дети работают, бабушка-филологиня целиком посвятила себя внуку. Она ему рассказывает о великом культурном городе на Неве, она ему читает, она с ним разговаривает. Мальчик приехал в Америку в возрасте одного года, сейчас ему уже лет девять, наверное. У него прекрасный русский язык, пластичный, большой словарь — все, как вы понимаете, от бабушки, потому что кругом английский.

Как-то они были в гостях, внук долго читал наизусть первую главу «Евгения Онегина». Все хвалили его и бабушку. Выходят, идут к машине. Вторая половина декабря, в Бостоне гололед. Внук вдруг говорит: «Бабушка! Однако, скользко на дворе. Дайте, пожалуйста, руку. По крайней мере, на@бнемся вместе».

Игорь Губерман
Про зверей. Кормовая база конечно ухудшается, но сами по себе они не агрессивны. Если не голодны. По статистике от домашних собак больше людей страдает, чем от медведей и волков. Сижу как-то с удочкой на речке, слышу сопенье, двое медвежат хомякают моих окуней и ко мне играться лезут. Дети, они всегда дети. Думаю, ладно они, мамка где-то близко, тогда точно костей не собрать. Хватаю удочку, быстрым шагом от них, они за мной. Играть, играть. Вышла, рявкнула. Я остановился. Руки развел, что я тут не причем. Вы видели как медведица шлёпает малышей? Я был прощен, это тем, кто на медведей охотится. Они зачастую умнее, чем люди. Которые по своей дурости пытаются во всеоружии доказать, что они цари природы. Хочешь что-то доказать, иди на войну, убивай царей природы. А природу оставь в покое. Оставь немножко нашим детям.
Неравный брак.
Когда я училась в классе шестом, была у нас соседка Елизавета Николаевна, умнейшая женщина, бывший преподаватель русского языка и литературы. Какая она была красивая! Всегда в блузке с брошью и юбке длинной. Я читать очень любила, она мне книги давала, а как говорить с ней интересно было (ну и чай с печеньем я любила). Сидим с ней беседы литературные ведем, тут забегает еще одна соседка, тоже на чай присела. На лице трагедия…
-Ой, Лиза, сердце кровью обливается. Ну вот что делать ??? Что делать??? Ирка то моему Василию не пара, ну не пара!!!! Вот что за девка, да дрянь девка, зачем он на ней женился! Васенька то мой, весельчак да балагур какой, душа компании! Да уж, как мается с ней… Я же мать.. Она же, тьфу.. дрянь девка, ну ни песню спеть, ни басню рассказать!!
Елизавета Николаевна, мне
- Деточка, а ты на балкон выйди, Мурку во дворе посмотри, где она?
- Ага, посмотрю (Мурка на диване в гостиной спит с обеда), вышла я, а сама уши веером.
- Валентина, я тебе сейчас ОДИН раз скажу. Ты дура набитая, какой была, такой же дурой и осталась! Ирка ваша, всю семью на себе тащит, днем в поликлинике медсестрой, вечером полы в школе моет. Васеньке, сволочи твоей, готовит и убирает. Еще по домам, между работами ходит, бесплатно уколы делает пожилым людям! Ты у нее деньги берешь на выпивку «в долг», да не отдаешь никогда! Может ей некогда песни то петь да басни рассказывать!!!!! А Васька твой третий год работу нормальную найти не может! Все балагурит гаденыш. Ирку ударить может, по пивнушкам, да по бабам шляется, все басни им рассказывает! РОТ ЗАКРОЙ! Слушай меня, паскуда! Еще Ирке жизнь портить будешь, хоть одно слово вякнешь, я ментам расскажу кто Петьку то у гаражей порезал! Участковый быстро его на зону балагурить отправит! Пошшшла вон, тварь! А Ирку учиться сама отправлю, от вас подальше! ЧТО!!! РОТ свой поганый ЗАКРОЙ, гнида!!!
Ну я для приличия дверью балкона хлопнула, вернулась.
- Ну вот деточка, а мы тут с Валентиной неравный брак обсуждали… Да, скажу я тебе, что во времена Пушкина, Достоевского и Чехова это было частое явление …
Да уж.. Прямо классика жанра.
Кстати развелись они через полгода. Василий стал ну очень крутым литератором.. правда на местных помойках. А Ирка что, да так себе) Отучилась в медицинском, замуж вышла, двое детишек. Простой главврач в городе она у нас теперь. Ну что сказать, сразу было видно, что неравный брак!
Свидание в режиме пандемии

Знакомый неженатый и без детей (за тридцать) познакомился по инету с девушкой (тоже бездетная, и тоже за тридцать). Договорился о встрече, приходит на свидание к ней на адрес, и там начинается цирк. Открывает дверь, красивая, сексапильная, в боевом раскрасе, вот только… Тут же отправляет его в ванную, дабы помыл руки и харю. Далее – переоделся в халат, аля пижамные штаны и таковая же рубаха. Посиделки на с вином в зале, каждый за своим столиком, дабы не было физического контакта, у нее под руками пульверизатор для обработки от вирусов. Поели, включили киношку. Она – девушка, на диванчике, он – на стульчике в другом конце комнаты – посмотрели. О чем-то поговорили. Подперло знакомого на кашель – сдерживался из последних сил, иначе, как он говорил, по ощущениям его бы пристрелили, а труп бы сожгли. Поговорили о чем-то через комнату. Засобирался он уходить, переоделся снова в ванной, пижамный наряд свой в ванну же и забросил. Девушка тем временем «дезинфецировала» зал, где они сидели – опрыскивала столовые приборы, стол, стул и вообще всю ту часть комнаты, где он находился.

Ушел. Сейчас договариваются о повторном свидании. И… он говорит – девушка хоть и со странностями, но такая милая. Поэтому следующая встреча будет у него дома. С работы забрал костюм химзащиты (ОЗК или как он там называется) – прикола ради попросит в него переодеться. Так же забрал наш здоровый баллон, которым обрабатываем производственные территории на работе (баллон на спину, длинный шланг, распылитель) – хочет поразить ее ответными мерами безопасности. Ну и как «вишенка на торт» - подарок – маска сварщика для работы в замкнутых помещениях с фильтрационным подсумком (через который идет подача воздуха) и комплект регенарционных патронов к нему.
12
Глава Минсредмаша Ефим Павлович Славский отличался отменным здоровьем и продолжал руководить атомной отраслью, когда ему было уже далеко за 80. Однажды, выслушав доклады директоров о перспективных планах деятельности, министр уточнил:
- На сколько лет рассчитаны планы?
- На двадцать, Ефим Павлович.
- Та-а-к, – насторожился Славский. – Да ведь за двадцать лет вы все перемрете. А потом я один за всех отвечай!
Больше всего знаменитостей я встречал в поездах между Питером и Москвой. Не все они вели себя прилично. Помню, сидел через проход от меня паренек с очень телевизионным лицом. Сидел и ныл всю дорогу. Куртка не так висит, еду не ту подают, пейзаж за окном неказистый. При нём была женщина, видимо, администратор, всё это он ставил ей в вину. В другое время громко, на весь вагон, говорил по телефону.
― Упала на ладонь ледышка, ― напевал он в трубку. ― Так будет в первой строчке, а потом я рифму красивую подберу.
― Затихни глупая мартышка, ― хотел подсказать ему я. В какой-то момент мне подумалось, что это Стас Пьеха и я даже мысленно попенял Эдите Станиславовне за невоспитанного внука. Возможно, я бы и вслух чего-нибудь высказал, кабы бы не пожилой мужчина, спокойно сидевший напротив меня и не обращавший внимания на проделки юного дарования. Тот случай, когда не нужно перечислять звания и заслуги, достаточно имени. Напротив меня ехал Олег Павлович Табаков. У него тоже время от времени звонил телефон, он всякий раз извинялся и выходил в тамбур поговорить. Чтобы никому не мешать.
К потолку вагона был прикреплён маленький телевизор, показывали «Человек с бульвара капуцинов». Когда на экране появился бармен Гарри, я машинально посмотрел на Олега Павловича. Он улыбнулся.

Спустя пару месяцев я мысленно извинился перед Эдитой Станиславовной. Выяснилось, что не её внук безобразничал в вагоне. Того дурачка звали Марк Тишман.
Из рассказов подруги - актрисы:

В конце 90-х я только закончила ГИТИС и слыла "приличной девочкой", в том смысле что не прыгала по режиссерским койкам в обмен на роли. А так как желающих был вагон, да и известнейшие таланты не то, что бы жировали - зачастую перебивалась третьестепенными ролями, иногда даже в массовке снималась - просто что бы быть в кадре. Через полгода меня пригласили на съемки известного фильма - уже на вполне приличную второстепенную роль. Сроки сжаты, инвесторы очень крепко настаивают на скорейшей сдаче картины в прокат - в итоге пашем реально сутками, благо "натуры" мало, а павильон круглосуточный. Моя героиня появляется постоянно как раз в многочисленных "вставках", на которые уходило время, и которыми перемежали игру главных актеров - денег нет, режиссер не самый известный и звезды готовы сниматься только за рыночный гонорар, потому их минимум, а свободное время занимают "вставками". Ну, через месяц благополучно досняли (месяц я сутками жила на площадке) - только денег не заплатили - типа инвесторы скоро должны расплатиться и все такое. Время идет, платить не платят - но продюсер помог устроиться в другую картину - тоже на "массовую второстепенную роль" - и то же самое. Только теперь съемки на 2 месяца с тем же безумным графиком. Кормили сносно, но платили в процессе копейки, а как закончили - та же карусель - деньги будут но сейчас денег нет. Инвесторы - из братвы, жаловаться некому, контракт с кучей оговорок- в суд не пойдешь. Тем более всем основным заплатили, а не досталось только нам - "тягловым". Премьера, банкет, заверения пьяного продюсера что "вот- вот уже скоро заплатят", но в душе понимаю, что как и с первой картиной - раз тебя можно кинуть один раз, то можно и второй. На душе тоскливо, поехала домой. Снимала тогда жилье в Подмосковье, пока съемки были часто оставалась на студии или у друзей в соседних домах - все равно только поспать успевали. А рядом с домом клуб был пафосный. Я в него ни разу не ходила - говорили что там всякие опасные люди тусуются. Но в этот вечер что то до того тоскливо и грустно- дай думаю, зайду- выпью минералки, хоть музыку послушаю. На входе охрана не хотела меня пускать, но кто то в этот момент вышел, посмотрел на меня и приказал им впустить. Народу внутри мало, джаз играет. Я села у стойки, взяла минералку, музыку слушаю. Через 10 минут ко мне подходит мужчина- за 50, элегантный до невозможности, и крайне интеллигентно приглашает за столик. Я отказываюсь, он настаивает, и говорит что просто посидеть с ним- дает слово, что не будет никаких вольностей с его стороны. Согласилась, сижу, пью мартини, он мне иногда делает комплименты, слушаем музыку.
И вдруг, в момент как он склонился для очередного комплимента- сильная вспышка. Кто то сфотографировал наш столик. Мужик резко подскакивает, за соседним столиком вскакивают мужчины, но парень- фотограф совершает чудеса гимнастических трюков и скрывается на кухне. Я беру сумочку и иду на выход - мужчина убежал с охраной ловить фотографа. До дома дошла без приключений, плюс завтра выходной. Ровно в 9-30 раздается телефонный звонок.
На проводе- продюсер. Выливает на меня ведро комплиментов, клянет себя разными словами и просит простить его забывчивость. Спрашивает адрес куда привезти гонорар и компенсацию за несвоевременную выплату. Я несколько ошалеваю, называю адрес, он говорит жди и вешает трубку. Не успела положить - звонит продюсер второго фильма - та же история, та де песня. Кладу трубку через 15 минут первый уже звонит в дверь, с огромным букетом. сует конверт, встает на колени, просит прощения - Станиславский просто рыдал бы от такой игры. Я пытаясь въехать прощаю, обещаю сниматься дальше и получаю сразу несколько очень хороших предложений. В разговоре постоянно звучит " ну ты должна понимать, я человек подневольный, ну мне реально денег не давали, а тут вдруг на тебе... В этот момент звонок в дверь - приехал второй, понимающе посмотрел на первого, и повторил сцену с падением на колени и букетом. Только розы у одного красные, у другого- белые. А я вообще лилии люблю, ты же знаешь:) Снова уже совместные обещания лучших ролей второго плана и всего всего всего, ну и разумеется оплат без промедления. Окончательно перестав что то понимать, я постепенно выпроваживаю обоих, прихожу в себя и решаюсь съездить на студию. Приехав, ловлю море удивленных взглядов и шушуканий, вопросов " У вас там все серьезно" и типа того, пока наконец не мой прямой вопрос к подруге что это значит она не дает мне известное деловое издание, на втором развороте которого размещено огромное фото меня вместе с тем мужиком из клуба, и подписано: Уникальный кадр - репортеру впервые удалось заснять легендарного "Иваныча" ( кличка изменена) на отдыхе в компании очаровательной спутницы. Как выяснилось из материала, этот до невозможного авторитетный человек был некой столичной легендой, и его фотографий вблизи и без очков никто не видел, так как охрана тщательно следила за всеми фотографами на периметре.

P.S. С человеком этим мы больше не встречались, но платили мне теперь так же четко, как признанным мэтрам кино.
Рельефный мужчина с такими большим ладонями, что в них не было видно телефона и казалось, что он говорит просто в руку, стоял первым в кассу на заправке. Отчасти это было похоже на тех спартанцев, которые долго сдерживали нападение при Фермопилах. Очередь стояла покорно, и безмолвно, а человек подняв локоть говорил громко и отрывисто:

- Едешь. Проезжаешь Лосево. Дальше еще немного, и смотришь направо. 101 километр….гыгыггы….даааа…..и поворот на Еблонёвку.

Он проговаривает «ЕблонЁвка» с чувством, с хрустом, даже как-то победно, оглядывая замершую сзади очередь – фраера ушастые.

- Чо? Не тупи. Еще раз – поворот на Е Б Л О Н Ё В К У…

Продавщица трогает его за бицепс. Он возмущенно поворачивается:

- Чо? Вы же видите, я жене дорогу объясняю.

- Без проблем. Только не – Еблонёвка, а Яблоневка.

Чувак сжигает ее взглядом. Практически упирается ей в зрачки, и чеканя каждую букву, как будто вбивает сваи, так, что очередь пригибается как от выстрелов:

- Е Б Л О Н Е В К А, от слова – лицо, понятно?- на всякий случай, чтобы ни у кого не возникло разночтений – оглядывает всех присутствующих на заправке.

Все кивают – ну, а что ж здесь не понятно. Лицо как лицо.

Он кивает:

- Вот! Все считайте. Да, и презервативов положите упаковку.

Кассирша извинительно пожимает плечами:

- Прошу простить…

- Чо опять?

- У нас только большие размеры….

Он замирает, бледнеет, губы шевелятся, в попытках построить ответную фразу. Девушка, как хороший уличный боец, которого учили – дал в сплетение, не надо сразу сносить, дай секунду, чтобы вздохнул, а потом добивай:

- Но Вы не переживайте, у меня есть напальчник. Я дам. Бесплатно. Двух хватит?
Как я над папой подшутил

В начале восьмидесятых я жил с отцом на Сретенском бульваре, в коммуналке. Квартира огромная была – одиннадцать комнат, кажется. Соседей уйма, даже не попытаюсь сейчас подсчитать. Грех жаловаться, дружно жили. Не без конфликтов, конечно, но обычно всё мирно решалось.

У меня наступил поздний переходный возраст, стал глупости творить понемногу. И тогда мои родители (уже в разводе были, но контакта не теряли) решили, что если прекратить безобразия невозможно, нужно их возглавить. «Возглавлятелем» конечно папа стал - у матери ещё две дочери младшие со своими «тараканами в голове», и тут ещё я, оболтус.

Мы с парнями тогда на рыбалку повадились ездить, на Десну подмосковную. Отец как-то с нами напросился, у костра вечером стал туристские байки рассказывать про байдарки, реки и пороги. Мы как плюшевые зайцы повелись, пообещали с весны в водный поход пойти, байдарками обзавестись.

Юношеский максимализм – великая штука! Назвался груздем, так уж получай орехом в глаз! Всю зиму к сезону готовились, байдарки купили, снаряжение по знакомым искали. Ну там палатки (брезентовые), спальные мешки (ватные), котелки… Отца, понятно, «адмиралом» называли. Ну как ещё руководителя водной группы назвать?

Теперь-то я понимаю, что мама с папой хорошо продумали эту провокацию и даже вложились в байдарку (бедно мы тогда жили). Мои друзья тоже попались на эту удочку, поддержали.
Перед моим призывом в армию, успел я три раза сходить в поход. Зацепило так, что не оторвёшь.

Это всё преамбула. Рассказываю теперь суть «фенечки».
В 1987 году служил я в Ленинграде, в нашей части было несколько «морских» срочников. Уживались мы с ними легко, даже сочувствовали. Нам-то два года трубить, а им три. Все, как один – хорошие ребята.

Настал май, у отца день рождения, а тут Олегу (не помню фамилии, к сожалению. Кличка «Рыба») отпуск дали. Не могу сказать, что мы сильно дружны были, но хороший парень. Москвич, интеллигент.

Я на складе у прапора выпросил адмиральскую фуражку, тельняшку купил (не во всяком военторге тогда продавалось). Это сейчас полосатых фуфаек на каждом шагу можно купить, а в восемьдесят седьмом – шиш. Ничего, нашёл.

Подхожу к Олегу:
- Слушай, Рыба, не сложно отцу привет передать? Ты же тоже где-то в центре Москвы живёшь, будь другом.
Тот парень не смог мне отказать, согласился, взял свёрток. Я его проинструктировал, как, куда и когда доставить, объяснил суть прикола. Олег хихикнул.
- Ладно, сделаю.

Пятого мая, ближе к вечеру в квартире раздаётся три звонка. (Кодовый вызов Кузнецову). Отец, как предполагалось, дома. Уже яичницу пожарил, стопку налил, выпил и закусил за свою днюху, и тут звенят… Ну пошёл открывать, понятно.
Все ведь в курсе, что такое коммунальная квартира. Двери сразу приоткрылись, уши соседей в коридоре торчат.

На пороге стоит моряк в парадной форме:
- Товарищ адмирал! Здравия желаю. Разрешите обратиться!
Папа обалдел, сумел только выдавить:
- Обращайся…
- Ваш сын поздравляет Вас с днём рождения! Просил передать подарок. Я тоже присоединяюсь к поздравлениям. Разрешите идти?
Отец охренел уже совсем, но говорит:
- Спасибо. Зайди, моряк, хоть стопку налью.
- Благодарю, товарищ адмирал! Вынужден отказаться. Меня девушка у подъезда ждёт. Разрешите идти?
- Иди...

Рыба моментально юркнул в лифт, и был таков, а вот папа даже дверь не смог закрыть, прямо на паркет и сел, развернул свёрток, надел фуражку.
Из комнат повалили соседи:
- Витька! Ты что ли правда адмирал?
- Ага…
- С днём рождения!
- Ага…
- Я тебе, Клавка говорил, что он тот ещё жук, а ведь прятался: «инженер, чертёжник».
- Сын–то в погранвойсках, в подчинении КГБ.
- А, ну тогда понятно.
- Что тебе понятно? Он ведь молчал, потому что на подписке.
- Нет, репрессированный скорее всего.
- Варька, Цыц! Меньше болтаешь – крепче спишь.
- Уснёшь тут теперь!
- Витька, тебе помочь?
- Сам встану.
- А ведь день рождения у него…
- Ну давайте, на кухне накроем.
- Миш, шевели костылями, у тебя стол раскладной, здоровенный.
- Да шевелю. Толь, пойдём, вынесем.
- Клавка! У тебя самогон и банка соленья!
- У меня тоже есть!
- Давайте.

Короче тот день рождения всей квартирой отмечали. Отец мне потом письмо прислал: «Ну ты и отчебучил! Не только наша квартира гудит, полдома со мной здороваются. Я уже даже выходить из подъезда боюсь».
Олег из отпуска приехал, сказал, что удалась шутка. Перед тем, как запрыгнуть лифт, он успел заметить, как отец на задницу сел (дверь-то незакрытая была).
А у нас кот на волне Black Lives Matter пополнил свой лексикон, хоть и не в Америке живем.
Кота два – один белый, жирный и абсолютно инертный, так что в доступе куда-либо ему не отказывают, все равно будет лежать тушкой, где ни положи. Второй – черный как смоль, очень живой и игривый, порою чересчур. Так что бывает, когда хотим вечером спокойно какой-нибудь фильм посмотреть, черного выпроваживаем за дверь, если слишком уж разгуляется, т.е., начинает бегать по потолку, бурить дыры в диване и т.д. Бывает, что он все равно вламывается обратно, так как двери открывать сам прекрасно умеет, но бывает, что уходит, обидевшись, и тогда уж демонстративно не возвращается.
В какой-то момент, на этой самой упомянутой выше волне, появилась у меня привычка: если приходится удалять кота из комнаты, беру наглую тушку и, приговаривая – «Марсик, у нас расизм», выношу за дверь.
И вот, как-то на днях черный вваливается и начинает нагло колбаситься. Ну, думаю – пора вставать, выносить. Приподнимаюсь с кресла со словами - «Марсик, у нас расизм». И тут это чудо оборачивается ко мне, смотрит полными укоризны глазами и гордо выходит из комнаты само! Потом перепроверяли не раз – услышав слово «расизм», кот сам выходит из комнаты. Так что и у нас есть теперь жертва расизма, вполне осознающая сей факт.
Волчьи следы

Восьмидесятые годы. Далёкий таёжный посёлок. Зима. Двое друзей мальчишек сбежали с уроков и пошли кататься на санках с высокого берега реки. Целый час катались, веселились, но раз заехали аж на середину замёрзшей реки, и лёд не выдержал, проломился.

Дети изо всех сил пытались выбраться из полыньи, но у них ничего не получалось. Они громко кричали, звали на помощь. И вдруг видят, что к ним со всех лап бежит большая собака. Она схватила одного мальчишку за воротник шубы и вытащила из воды на лёд. К чести мальчика, он не растерялся и тоже вытащил за руку своего друга из полыньи.

А собака исчезла, и ребята вдруг поняли, что это был волк…

К счастью недалеко была дорога. Замёрзшие и мокрые мальчишки добежали до неё, где их вскоре подобрал дальнобойщик. Отогрел в кабине, завернул в одеяла, напоил горячим чаем и отвёз домой.

Разные были версии по поводу произошедшего. Старики говорили, что это душа какого-то предка вселилась в волка, чтобы спасти детей. Другие говорили, что мальчишки наврали про волка, чтобы придать себе значимости, и чтобы их не так строго наказали за то, что они сбежали с уроков.

Но несколько мужиков не поленились и сходили на место происшествия. Около уже замерзающей полыньи они увидели следы от маленьких валенок, от полозьев санок и... от лап большого волка.

Самый смешной анекдот за 02.10:
Основатель церкви Свидетелей доллара по шесть рублей назвал староверами секту свидетелей доллара по 64 копейки.
Рейтинг@Mail.ru