Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Самые смешные истории за 2020 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Попросила мужа дать объявление, чтобы найти пару нашей морской свинке (самец), и ушла на работу. Позвонила знакомая, ржала так, что сказать ничего не могла. Я никак не могла понять, в чем дело. Скидывает скрин объявления: "Очень дикий морской самец свинка-терьер сейчас очень печален и желает утешиться в объятиях пушистой самки-русалки. Предпочитает рыженьких. Из угощений тебя ждёт свежая морковь, из развлечений – колесо безумной страсти. Вся связь через хозяина, он же Господин".
3
Врач общей практики рассказывает...
- Я, возвращаясь домой после кучи вызовов, на вопрос мужа по домофону: "Кто?" ответила: "Врач".
Дело было зимой, и мне было года три. Зимы тогда в Москве были какие надо: с хорошим морозом и сугробами, которые копились до весны. Пейзаж, значит, был заснеженный. Папа, идя с работы, забрал меня из садика, и мы пошли домой вдоль Серебряного бора: я, как обычно, закутанная в три слоя одёжек везде, кроме глаз, - и папа, в мохнатой шапке и в своём другом пальто, которое называлось просто «хорошее».
Уже было темновато, но хорошо светили фонари, и в их свете народ среди сосен предавался зимним забавам: на санках катались, на лыжах носились, просто так играли в снежки — в общем, жизнь в сугробах кипела, но она была не для меня, потому что мы с папой просто чинно шли домой, без всяких там.
И тут я увидела горку. Это была ледяная горка, хорошо залитая и накатанная, довольно пологая, но широкая и главное - изумительно длинная. Такую длинную ледяную горку я видела в первый раз! С неё с упоением катались кучи ребятни, на картонках и на фанерках. У кого была фанерка, тот вообще летел, как из рогатки. КАК мне хотелось съехать тоже! Но у нас же ничего не было с собой, на чем съехать. Своя попа — не вариант: слишком слабо скользит. И мы просто стояли и смотрели.
А следующее, что я помню — это то, что папа держит меня на руках, и мы летим с горки вниз, быстрее даже мальчика на фанерке, а этот мальчик кричит вслед: «Ну и дя-а-адя! На портфеле едет!!!»
Бабушке приятеля, так глубоко за девяносто, что чуть-чуть недостает до ста. Дважды посетила места отдаленные, успев в перерыве три года отвоевать. Ходит уже неважно, но планшетом и смартфоном пользуется, уверенно шастая по сети.

Так вот как-то вечером ей на сотовый позвонила девушка и повизгивая от удовольствия сообщила, что бабушка зря ждет сегодня своего мужа, потому что этот муж сейчас у девушки в спальне ждет ее выхода из душа.

Бабушка немного растерялась, но языком колымских торфоразработок быстренько объяснила звонившей, чем ей ловчее лущить кедровые шишки, растущие в том месте, куда такие как она должны идти, дала отбой, минут пять поворчала на покойного дедушку: «вот ведь блядун старый, тридцать лет как помер, а все никак не успокоится» и дала подзатыльник внуку. Чтоб не повторял ошибок.
Данила-мастер

Эту историю мне рассказал известный в прошлом столичный реставратор музейного уровня. В советское время он входил в состав "элитных шабашников", делавших ремонты самого высокого класса в квартирах исторической части столицы.
Одним из членов бригады был странноватый мужик, работавший по дереву, Никита Иванович, имевший кличку Данила-Мастер.
Дело в том, что Никита не просто любил свою работу - он ею жил. Его страстью были реставрация крупных деревянных резных изделий, инкрустация и старинная мебель. В рамках бригады он делал эксклюзивную плотницкую работу - например, мог сделать гардеробную или встроенный шкаф с резьбой в экзотическом стиле - то есть предметы интерьера, которые в СССР даже в комиссионке было не купить ни за какие деньги (ну где вы в те годы достанете в квартиру с потолком 3,5 метра книжный шкаф доходящий ровно до потолка, точно подошедший по размеру, да ещё и украшенный замысловатым орнаментом?)
А ещё у Данилы-мастера была одна специфическая особенность - он НИКОГДА не работал в выходные. Даже за большие деньги. Талант его уровня вызывал у Иваныча (заказчика ремонтов) большое уважение, поэтому в отличие от других членов бригады, его всегда отпускали. При этом дачи или садового участка у Данилы-Мастера не было, а жил он с женой и двумя дочерьми в обычной "хрущевской" двушке. Но - творческий человек имеет право на причуды.
Однажды приехавший на работу Иваныч обнаружил нашего Данилу-мастера в состоянии тяжелейшей депрессии. Данила практически не пил, поэтому все горе сидело внутри безо всякого выхода. Подробный расспрос без свидетелей показал безрадостную картину случившегося - у старшей дочери начало резко ухудшаться здоровье. Врачи, которых Данила обошел бесчисленное количество, не смогли дать точный диагноз - а лечение по тем, что ставили, не давало результатов. На днях дочку положили в больницу, и начальник отделения не скрыл от Данилы, что шансов на поправку у неё мало.
Иваныч, занимавшийся обменом квартир с ремонтом на аналогичные в убитом состоянии (его ноу-хау с начала 70-х годов), получил с Данилы подробный список специалистов, к которым тот обращался, а так же контакты больничного отделения, где лежала дочка. Будучи душой своего коллектива, где каждый человек был остро необходим, он поднял все свои формальные и неформальные связи, в итоге найдя талантливейшего диагноста с экстрасенсорными способностями.
Специалист, осмотрев ребенка, вынес не утешающий диагноз - какое-то редкое заболевание, оное в СССР пока что не лечилось. Был некий шанс того, что на западе есть необходимые препараты - но эта отрасль предельно узкая и никакой информации в СССР о них банально нет. Это сейчас можно отправить человека за рубеж или по щелчку пальцев достать любые препараты - в середине 70-х это было невозможно. Данила плакал навзрыд и был готов работать бесплатно - только бы спасли дочь.
Иваныч, бросив все свои дела, двое суток мотался по своим завязкам, и в итоге вышел на одного товарища, которого за глаза называли "свободным советским гражданином". Чем занимался этот человек, не знал никто. Но образ жизни он вел очень походивший на сегодняшних представителей "золотой молодежи" (если убрать понты, разумеется) - а именно, постоянно, буквально каждую неделю летал в самые разные капстраны на 2-3 дня. Иваныч, которого старые знакомые отрекомендовали человеку, обрисовал ему суть проблемы. "Свободный человек" был явно удивлен просьбой - она не шла ни в какое сравнение с желанием подавляющего числа его знакомых, чьи интересы упирались в предметы роскоши и прочую зарубежную ерунду. Мужчина сказал, что за предстоящую неделю побывает в США и Англии, и надеется там что-нибудь узнать по интересующему вопросу. Прошла неделя, и Иваныч встретился с ним снова. "Свободный человек" был задумчив - но прямо сказал, что решение найдено, но есть проблема. Препарат есть а США, он экспериментальный, и его непросто достать. Зато он раздобыл большое количество информации по заболеванию - заодно и товарищей из Минздрава СССР порадует. А проблема - в том, что "я, скажем прямо, человек свободный в плане перемещений за границу, но как вы сами догадываетесь - подневольный, особенно в вопросах финансов. Отчетность крайне жесткая, а суточные - маленькие. В вашем случае я был готов потратиться из своих - но препарат стоит 3 000 долларов. У меня просто нет таких денег. Очень горько Вам это говорить".
Иваныч был ошеломлен услышанным. Достать 3000 долларов через его связи было конечно реально, но с учетом курса (при скажем так быстрой и безопасной сделке) сумма доходила до 15 000 рублей - эти деньги он потратить вот так вот просто не мог, а говоря прямо - у него этой суммы попросту не было в наличии (при всех своих нелегальных доходах Иваныч жил не то что бы богато - для приобретения дачи, на которой он в настоящее время проживал и на получение которой не имел по сути никаких прав, ему пришлось занять денег у теневого столичного ростовщика - и выплата по этому долгу съедала существенную часть его доходов. Другие участники бригады готовы были пожертвовать всеми накоплениями, чтобы помочь коллеге в беде, да и сам Иваныч имел небольшую заначку (много денег ушло на врачей)- но всех собраных денег было от силы тысяч 6, а занимать у ростовщика ещё Иваныч не мог - там были свои принципы.
Между тем врач, изучив с помощью переводчика привезенные материалы по болезни, сообщил, что заболевание, похоже, находится в терминальной стадии и если не применить лечение, шансов спасти дочку уже не будет. Узнав, сколько денег удалось собрать, Данила крепко задумался и вдруг потащил куда-то Иваныча. Выйдя на улицу, он указал на его авто и сказал "поехали ко мне". Долетев до квартиры Данилы, они поднялись в его убогую хрущевскую двушку.
Открыв дверь спальни, Иваныч застыл в глубоком изумлении и шоке - перед ним стоял шкаф.
Нет, это был НЕ ПРОСТО ШКАФ. Это был поистине "каменный цветок в дереве". Лучшие европейские резчики отдавали годы на создание таких произведений искусства, да что там говорить - сам Эрмитаж имел в своей коллекции разве что пару-тройку работ такого уровня. Шкаф был покрыт тончайшей резьбой с множеством фигурок и сценок, при этом ни разу не повторявшихся. Отойдя от изумления, Иваныч ошалело уставился на Данилу и спросил:
- Откуда у тебя ЭТО?
- Этот шкаф я резал 8 лет своей жизни. Каждый выходные и вечера, и в отпуске тоже. В нем вся моя жизнь. Но жизнь дочери для меня дороже.
Иваныч сел на край кровати и смахнул рукой навернувшуюся слезу. Он много видел в жизни талантливых мастеров, но никто из них даже близко не смог приблизиться к тому уровню резьбы, которым обладал Данила-мастер. Это был настоящий ДАР свыше.
Однако реальность требовала решительных действий. В итоге шкаф был реализован за колоссальную по тем временам сумму, которой хватило не только на лекарство, но и на полную реабилитацию дочери Данилы, переезд в кооперативную "трешку", а также множество прочих необходимых в быту и по жизни вещей. Купивший его деятель теневого бизнеса даже не стал торговаться - хотя в антикварных салонах мебели за такую цену просто не было.

P.S. В этой истории все закончили хорошо кроме шкафа - новых хозяин разместил его на даче, которую в начале кооперативного движения 80-х сожгли поднимавшие голову рэкетиры в рамках акции устрашения. Работа великого мастера своего времени канула в Лету.
90-е. Приезжает клиент и сразу начинает с необычной просьбы:
- Дим, набери мой офис и спроси меня.
- Зачем?
- Потом расскажу, уверен удивлю.
Звоню, отвечает секретарша низким и красивым голосом:
- Добрый день, компания «Успешный брокер», чем могу вам помочь?
- Добрый день, соедините меня с Владимиром Владимировичем.
- К сожалению его сейчас нет на месте, представьтесь пожалуйста, я сообщу ему о вашем звонке.
- Дмитрий Анатольевич.
- Спасибо. До свидания.
В недоумении смотрю на клиента:
- Володь, зачем это?
- Понимаешь, 2 месяца назад принял секретаря, по очень крутой рекомендации. Работала секретаршей в ЦК. У нее фишка, она запоминает после первого разговора голос и имя звонящего. За время работы у меня не смогла во время второго звонка идентифицировать всего двух человек.
Перешли к разговору о документах, которые ему нужно подготовить. Все параметры определены. Он просит опять набрать офис. Секретарша меня узнала и назвала по имени отчеству. Прикольно, но прошел всего час, так что не сильно удивил.
Проходит 2 недели. Документы оформлены, звоню Володе.
- Добрый день, компания «Успешный брокер», чем могу вам помочь?
- Добрый день, соедините меня с Владимиром Владимировичем.
- Да, конечно Дмитрий Анатольевич.
Соединяет:
- Прикинь Володь, она меня узнала. Да, документы твои готовы, готов прислать с курьером.
- Крутая тетка, да Дим? Пожалуй прибавлю ей зарплату, пока конкуренты не увели.
Читал внучке сказку о рыбаке и рыбке. Ребёнок спросил:
- А почему он другую бабку у рыбки не попросил?
Случайно подслушала разговор матери и дочери в автобусе.
- Мама, я, наверное, скоро уйду от Павлика.
- Почему?
- Я устала каждое утро ему завтрак готовить.
- А как же я каждое утро готовлю завтрак твоему папе?
- Так ты же папе готовишь, а я какому-то придурку!
"Вези меня, тварь"? ХА! А вот ТАКОЕ вы видели?

Еду на работу в полупустом трамвайчике. Напротив меня сидят две пожилых дамы, в другом конце - молодая девушка.
Одна дама спрашивает: "Трамвай идет в сторону Белорусской?" "Да, туда."
"А как оттуда добраться до улицы Пресненский Вал?"
Ну, как-то добраться можно, но точной дороги не знаю ни я, ни соседка.
"А, вон кто мне скажет, у неё телефон!" - и идёт к девушке, которая действительно тихонько разговаривает по телефону.
Тык-тык её - девушка дёрнула плечом. Тык её снова - девушка кивнула на аппарат и показала ей нахмуренные брови. Тётка снова её потрясла. Девушка сказала "Пётр Семёныч, я перезвоню" и спрашивает (очень вежливо) - что случилось?
"Как доехать от Белорусской до Пресненского Вала?"
"Не знаю точно, но ближайшее метро "Краснопресненская" или "1905 года". Ой, извините, мне выходить!" - схватила рюкзачок и выпрыгнула в двери.
(капс не ошибка)
"СТОЙ! КУДА, ДРЯНЬ? ТЫ МНЕ НЕ ПОСМОТРЕЛА!"

Не, ну я много видела товарищей, которым "все должны" по умолчанию - но этот случай можно разместить в Палате мер и весов как эталон наглости!
В знакомой конторе на серьёзные должности набирают со всего глобуса, поэтому кандидатов встречают в аэропорту, везут в гостиницу, потом на собеседование и т.п. Обычная машина с шофёром от транспортной компании. Нюанс в том, что шофёр на самом деле работает в отделе кадров конторы, что помогает отфильтровывать слишком понтующихся ещё до серьёзного собеседования.

Рассказал iv_an_ru .
Мексико. Один из не особенно туристических городов этой интересной страны. Местный Волмарт (американская сеть огромных и дешевых магазинов). Я иду себе по своим делам, и вдруг вижу её. Высокая, стройная, красивая и молодая девушка, одетая по последней европейской моде. Я никогда не был фанатом мексиканских девушек которые к сожалению слишком часто коротконоги и страдают от ожирения даже в молодом возрасте, и поэтому я не нашел ничего другого как сказать вслух в восхищении, "ну нифига себе мексиканки пошли".
"Сам ты мексиканец" был мне ответ на великом и могучем из ее прекрасных уст.
Папа решил выпустить хомяка на стол побегать. Хомяк от счастья сначала очумел, потом начал прогрызать пакетик с сухим квасом. Папа его отогнал, и тогда хомяк побежал к салфеткам, взял одну, запихнул ее целиком в рот, но она не влезала, и поэтому кусочек торчал. Папа поржал над этим и запустил хомяка обратно в клетку, где хомяк первым делом забрался в свой домик, вынул салфетку из своих щек, расправил ее, накрылся ею и уснул.
Иду на работу, впереди маленькая девочка с портфелем направляется в школу. Идет вприпрыжку, песенку напевает, портфелем машет. Наперерез ей шагают две девчушки такого же возраста, позвали первую по имени. Она махнула в их сторону рукой и такая: "Не мешайте радоваться!" — и дальше песню поет, портфелем машет... Теперь, когда мне портят настроение, про себя говорю: "Не мешайте радоваться". Вроде и жить легче.
Почему компания Кока-Кола назвала свой напиток "7 Up"("Севен ап")

Байку эту поведал американский инвестор в начале 90-х. Слышал её от своего отца.

Свой вклад в Корейскую войну 1950-1953 годов корифеи Голливуда делали в форме короткометражных (до 15 минут) чёрно-белых мультфильмов для солдат по мотивам диснеевских блокбастеров.
Фильмы тиражировались на 16- и даже 8-миллиметровой кинопленке, чтобы их можно было крутить в любом захолустье.
Мультики создавались с присущим Диснею энергией и юмором, и с элементами легкой эротики.

В мультфильме "Золушка", например, принц искал свою избранницу не по туфельке, а по оставленному ею бюстгальтеру.
А когда нашёл, то объявил, что это был полуфинал.
И достал из кармана женские трусики.

В мультфильме "Белосне́жка и семь гно́мов" ключевой сценой было купание Белоснежки в душе.
Гномы-рудокопы, чтобы смывать с себя шахтную пыль, сколотили себе из горбыля дворовой душ.
Пока коротыши добывали в пещере яхонты и бирюзу, Белоснежка решила освежиться, чтобы к приходу работяг предстать причёсанной, умытой и душистой.
Но размечталась о принце и забыла о времени...
Зрители надрывали животы со смеху, глядя на суету гномиков, пытавшихся хоть что-то увидеть в щелях между досками. Крупный план показывал то мыльную пену, то мокрый локон, то обнажённую ножку. Весельчак пытался наблюдать с крыши, но свалился вниз, Умник залез на дерево, Скромник подкрался ближе всех, но от увиденного прикрыл ладонью глаза, Ворчун ходил кругами в поисках лучшего ракурса, Простачок пытался соорудить соорудить бинокль из двух бутылочных стекол...
Шум воды прекратился, и из душа вышла Белосне́жка, завёрнутая в большое полотенце.
Зрители застыли на месте, вытаращив на неё глаза.
Лукаво улыбнувшись, Белосне́жка скомандовала:
"Seven - up! (Семерым - встать!)"
и распахнула полотенце, демонстрируя свое прекрасное тело и игривую интимную причёску.
Держась за причинные места, смущённые гномики с писком юркнули кто-куда...

Война закончилась, и демобилизованные офицеры стали бизнесменами и менеджерами.

В середине 50-х годов компания Кока-Кола подготовила к выходу на рынок новый перспективный продукт.
Осталось только придумать ему эффектное название.
Директор по маркетингу представил совету директоров с десяток замысловатых вариантов, включающих слова "сода", "вода".
Наступило тягостное молчание.
Президент компании задумчиво посмотрел на маркетингового директора и спросил:
- Так вы говорите, что напиток освежает?
- Да, да!
- И возбуждает?
- Да, да!
- А вы "Белосне́жку" помните?

И тут весь совет директоров мечтательно выдохнул:
- "Seven up!"
В партизаны старик Велас попал случайно – отлучился куда-то из своего села, а когда вернулся, оно было сожжено полностью. И его хата сожжена и все дворовые постройки. В его дворе лежали застреленные две дочери и невестка, а его старуха сидела мертвая в обнимку с мертвыми семью внуками в недогоревшем сарае.

Через несколько дней его, бесцельно бродившего с песнями по лесу, встретили в лесу партизаны Ковпака и привели в санчасть отряда.

В боевых операциях он, по своей стариковской тщедушности, практически не участвовал. В периоды рейдов безупречно исполнял обязанности повозочного, а во время стоянок осуществлял хозяйственное обслуживание госпиталя.

В ходе разбора трофеев после разгрома одного из гарнизонов противника было обнаружено громадное неуклюжей формы блестящее устройство. Это был стационарный автоклав – предназначенный для обеззараживания инструментов в госпиталях и больницах, но крайне неудобный для перевозки. Автоклав тут же был передан госпиталю, а его главврач поручил этот прибор заботам Веласа. Старику врач объяснил – насколько этот прибор важен для излечения всех раненых, и даже для существования всего партизанского соединения, в составе которого тогда было больше тысячи бойцов.

Велас был чудаковатый и в силу возраста, и в силу пережитого, но чрезвычайно ответственный. Соединение Ковпака было рейдовым – за годы оккупации Украины оно прошло по тылам врага более 18 тысячи километров. И после каждого перехода Велас снимал с воза бесценный, как он считал, автоклав, готовил его к использованию, а потом приступал к исполнению остальных обязанностей. Если бы не Велас, давно бы с Большой Земли запросили бы и получили с самолетом более подходящий для рейдовой хирургии прибор. Но Верас возил его самоотверженно два года. И случалось, - прикрывал его от шальных пуль своим щуплым телом. Над его отношением к автоклаву сначала добродушно посмеивались, потом бросили – упорство в исполнении долга не может не вызывать уважения. Все знали – расположение отряда могут бомбить, обстреливать из пушек и минометов… Но пока будет жив Велас, - автоклав будет цел. И к началу работы хирурга он будет шипеть, выпуская пар, и отражая выпуклыми боками старика-Веласа.

В очень сложную переделку попали ковпаковцы в Карпатах.

Зажатые в горах превосходящими силами противника, они были вынуждены бросить все обозы. Боеприпасы и минимум продовольствия были погружены на вьюки, и розданы личному составу на руки. В этот момент главврач госпиталя прибежал в штаб с жалобой на Веласа. Упрямый старик отказывался выбросить автоклав, и даже хватался за карабин.

Ну, ладно… командир соединения генерал-майор Ковпак решил эту проблему. Автоклав полетел с обрыва. Веласа прикомандировали к взводу связи. Там ему вручили динамо-машину, называемую в обиходе «солдат-мотор», килограммов до десяти весом. Он нес её на переходах и крутил на стоянках, обеспечивая питание рации на сеансах связи.

Боевая обстановка ухудшалась день ото дня и час от часу. Было принято решение разделиться на шесть отрядов, каждому прорываться из окружения по отдельному маршруту, имея конечной целью воссоединиться в Полесье, примерно в трехстах километрах от места рассредоточения.

В горах Велас потерял отряд. Он заблудился и попал в Венгрию, а оттуда в Румынию; затем через Бессарабию, Подолию, Винничину и Житомирщину он пришел в Полесье, нашел свой отряд, явился в штаб и молча положил перед Ковпаком "солдат-мотор".

Ковпак вызвал старшего радиста, чтобы он забрал "солдат-мотор". Радист сказал, что эта динамо-машина им уже не нужна, поскольку им самолетом с Большой Земли сбросили новую, более удобную . Ковпак оглянулся на Веласа, убедился, что старик не слышал слов радиста, и приказал ежедневно по часу работать на веласовском «солдат-моторе».
***
Историю старика Веласа вычленил из мемуаров Петра Петровича Вершигоры «Люди с чистой совестью», поскольку считаю её достойной отдельного изложения. А там, раскиданную по толстой книге, её мало кто заметит.
Карантин. Москва. В самом дальнем углу столицы стоит инфекционная больница, куда скорыми свозят всех заражённых. Там их сортируют, тяжёлых везут в палаты, а тех, кто болеет в лёгкой форме, отправляют болеть домой. На метро. ... Москва. Карантин.
Со слов друга

Одна маленькая девочка оказалась в деревне у бабушки. Родители захотели рвануть в отпуск "налегке", вот и скинули девочку к бабушке. Это были глубокие брежневские времена "застоя". Когда, как известно, всё и вся было только "за" и только стоя...

В крупных городах РСФСР, типа Москвы и Питера, а также в Союзных Республиках с продуктами питания не было такой проблемы, как в типичных поселках и деревнях средней полосы и нечерноземья. Но девочкина бабушка жила как раз в такой деревне, где был самый что ни на есть Сельпо.

О деревенских Сельпо можно слагать былины. Продавщица в нем была сродни Гаю Юлию Цезарю. Да что там Цезарь! Цезарь сопляк по сравнению с деревенской продавщицей! Судите сами. Тут тебе и продавец. И кассир. И хранитель сердешных тайн, по совместительству главный деревенский сплетник. Ну или аналог современного агрегатора новостей - кому как удобнее. И товаровед. И даже дипломат! Вот попробуй сделать план без дефицитных в то время товаров! А ведь на счет дефицитов еще договориться надо! И план выполнять надо. А в дежурном ассортименте Сельпо только хлеб, соль, сахар. Ну там по мелочи кое-что. Типа связки веников. И венчает всё это трёхлитровая банка какого-то, возможно, что томатного, но уже точно и не определить, какого сока. Со ржавой от прошествия лет крышкой. Ах, да! Чуть не забыл! Ну и, разумеется, половину всех полок занимает чай грузинский второго сорта. Который вырабатывался, судя по всему, перемалыванием не только чайных листьев, но и самого чайного куста...

Итак лето в типичной забытой Богом, а также партией и правительством деревне. Большая часть деревенского рациона - это плоды своего огорода и продукция собственного, частного животноводства...

Бабушка выглядывает на улицу из избы и зовет внучку:
- Ты что кушать хочешь? Будешь оладьи со сметаной?
- Надоели эти оладьи! Хочу супа из красной рыбы, - кривит губки девочка.
- Но ты ж ела такой вчера?
- Всё равно! Хочу суп из красной рыбы...

- Х..ясе! - только и вырвалось у проходившего мимо деревенского тракториста, проглотившего от удивления давно потухший окурок беломорины.

Уже через полчаса вся деревня в полном составе брала штурмом прилавок пустовавшего до этого Сельпо. Деревенская продавщица стойко держала оборону:

- Да я вам Христом-Богом клянусь! Нету у меня никакой красной рыбы!!

Решено было отправить делегацию к бабке "этой городской капризной фифы".

Через полчаса деревенский тракторист, бывший во главе делегации, прошел к прилавку, держа городскую девочку за руку. Следом шла ее бабушка. Склонившись к уху продавщицы тракторист прошептал ей что-то. Ухмыльнувшись, продавщица Сельпо извлекла откуда-то из недр пару старых подржавевших консервных банок:

- Эта?
- Да!! - радостно подтвердила городская девочка, - эта! Красная рыба!!

И продавщица с победным видом продемонстрировала первым рядам надпись на этикетке консервов - "Килька в томатном соусе".
Иван Иваныч обладал ярко выраженными экстрасенсорными способностями. Бывало, взглянет на девушку, и тут же понимает: "шлюха". Или вот сосед мимо пройдет, а Иван Иваныч видит: "наркоман, а то и гей".
Делиться этими наблюдениями Ивану Иванычу было не с кем: он был абсолютно одинок. Женщины опасались обнажить перед ним свою шлюшью сущность, поэтому во встречах отказывали, мужчины не хотели дружить, стесняясь своей наркомании и гейства.
Но однажды в мире случились неприятности, был объявлен КАРАНТИН. Иван Иваныч, как и все остальные, оказался в самоизоляции.

Через две недели экстрасенсорные способности Ивана Иваныча увеличились многократно. Буквально открылся третий глаз. Не в силах выдерживать напор своего великолепного дара, Иван Иваныч зарегистрировался на фейсбуке и понес истину в массы, ставя совершенно незнакомым людям диагнозы по аватаркам.

- Не мужик вы, слабак и тряпка, - писал Иван Иваныч мужчине, который выложил фото, где завязывал беременной жене шнурки на ботинках. - Она из вас веревки вьет. И бросит вас в итоге. А вы, может, даже гей.

- Вижу, нагуляли вы ребеночка-то, - пенял он женщине, которая говорила, что у нее отличные отношения с тридцатилетним сыном. - Об отце мало пишете, значит, безотцовщина ваш бедный мальчик. Гей, небось.

- Вам бы в свое время рожать надо было, - упрекал Иван Иваныч молодую мать троих детей, которую угораздило похвастаться фотографией щенка. - Теперь, в преклонных годах, с собачками возитесь. Возможно, они у вас даже геи.

Люди очень удивлялись, откуда у Ивана Иваныча такие точные сведения. И спрашивали, на каком основании он лезет в их личную жизнь.
- Вы о себе написали? Написали! - гордо отвечал Иван Иваныч. - Теперь, значит, принимайте мое мнение. Кто ж вам еще правду-то скажет?
- Иди на х...й, козел, - чаще всего говорили люди.
- Это потому что у вас словарный запас маленький, - находчиво замечал Иван Иваныч. - Вот вы и материтесь.

В итоге Ивана Иваныча забанили все юзеры фейсбука, даже зарубежные принцы, торговцы "Орифлеймом" и боты. Иван Иваныч было загрустил, но тут наступило тепло, и карантин отменили.
Иван Иваныч, победительно сияя третьим глазом, выбрался на улицу. Рядом с подъездом стоял высокий, мускулистый мужчина в бороде и татуировках.
- Сиделец ты, сразу видно, - простодушно обратился к нему Иван Иваныч. - Где срок-то мотал, уголовник? Ты бы хоть не светил партаками своими всему миру.

Мужчина охуело смотрел на Ивана Иваныча и молчал. Из подъезда выпорхнула молодая красивая женщина в короткой юбке, следом выбежал мальчик лет пяти.
- Жена твоя, что ли? - усмехнулся Иван Иваныч. - Вон как ляжки-то выставила. Ясно, социальная ответственность у нее понижена. И сын в такой семье наркоманом вырастет.

Иван Иваныч хотел добавить еще про геев, но тут свет внезапно померк.
Очнулся он на асфальте, с головной болью и сломанным носом. Но ужаснее всего было другое: его экстрасенсорный дар вдруг исчез. Видимо, уголовник с татуировками выбил Ивану Иванычу третий глаз.

С тех пор Иван Иваныч помалкивает, и диагнозов никому не ставит. Ни в реальности, ни в виртуальности.
Потому что понял: виртуальность может плавно перетечь в реальность, а реальность сурова.
© Диана Удовиченко
Как-то ночью на рыбалке на Иртыше услышал рядом очень сильный всплеск.
Может, осётр крупный это был, или щука.
Но тогда, стремительно взбегая ввысь по почти отвесному берегу, в голове была одна только мысль:
"Сибирских крокодилов никто не видел, потому что они не оставляют свидетелей"
Мотивация

На время изоляции дочка (6 лет), само собой, стало больше времени проводить с телефоном и компьютером. С одной стороны, нужно ограничивать, с другой стороны - канючит целый день, ничем толком не занимается, только выпрашивает гаджеты. Поэтому ввели систему жетонов (кстати пришлись папины фишки от покера). Один жетон - 15 минут игры. Жетон получает за уборку, за какую-то ощутимую помощь. Заснет в тихий час - целых два жетона. А самое удачное - жетон за 3 прочитанных предложения из букваря. Блин, мы год не могли буквы в слоги соединить. А тут за два дня предложения научилась читать. Сидит теперь с букварем, сама что-то там пытается, чтобы жетоны было попроще заработать. Следующим этапом будем арифметику подключать. И не канючит, знает: нет жетона - нет гаджетов.
7
Поколение яжематерей ныне совершенно иное. Особенно в регионах. И тем более в нефтегазовых.
О, как мы налюбовались этим летом на эту публику. Денег много, культуры ноль. Об этом наши истории.

- Лежим на пляже, шезлонг, зонтик, плещется волна. И тут у нас в голове яжемать ставит своего дитеныша на пописать. На вопрос - какого хрена, у тетеньки из Надыма квадратные глаза: деточке шо, пописать нельзя? А почему рядом с нами, да на горячие камни - еще более квадратные глазенки - ну не рядом же с нашими лежаками ему писать!?

- Такая же мадам на шведском столе нагребает с подноса всю колбасу копченую. Под пол-кило минимум. На вопрос - вы тут не ахренели - следует ответ: а нам в поезд в дорогу. Мы типа седня уезжаем. Эй, вы там, в Уренгое, ну накормите же своих работников копченой колбасой. Оголодали бедные.

- Еще одна особа. Нагребает с подноса себе на тарелку масло и уносит с собой совочек. На вопрос - какого хрена - отвечает, а мне надо масло размазать. Высказали ей все. Следующий раз она же разложила пол батона нарезки рядом с подносом масла и намазывает ножом каждый отдельный кусок. Рядом очередь пытается дуре обьяснить, зачем нужны столовые ножи, которых тут же десятка два. Мадам не в курсе.

- Впервые видели людей, которые всю еду, всю!!! едят только ложками. Макароны, супы, тефтели, салаты, рыбу и даже арбузы с персиками. Ложками. Зачем вилки и ножи - не знают. Эй, там, в городе Сургуте, ну вы расскажите коллегам зачем нужны вилки и ножи на столах.

- Бедные повара стараются готовят блинчики, красиво начиняют, скручивают, раскладывают. Деятели же из ХХХХ набирают себе и деточкам кучи еды, блинов, котлет, гарниров. Те понадкусываю пару, остальное на выброс. Никогда подобного свинства нигде не видел. Эй, там, в Новосибирске, вы совсем ахренели? Может научите своих земляков уважать чужой труд?

- Курортный проспект Сочи. Тротуар ограничен в одном месте никелированными трубкамии и сужен. Люди идут потоком, но никто друг друга не толкает и не мешает. Мадам, яжемать в леопардовой майке с люрексом именно в самом узком месте останавливается, встает раком поперек движения с деточкой которой захотелося пописать. Ахреневшие сочинцы начинают высказываться насчет мозга у мадам. Мадам не понимает, видно мозг реально отсутствует. Заканчивается все тем, что какая-то армянская дама с размаху влепливает дуре смачный поджопник. Только тогда яжемать в леоперде догадывается отскочить в сторону от проспекта.

И не надо мне рассказывать, что так было всегда. За свои полвека жизни и отпуска в Сочи подобного зоопарка не видел никогда. Эй, вы, там, в Роснефти и в Газпроме, если уж даете своим работникам путевки на курорт, то сочините какую-нибудь инструкцию им как принято там вести, что говорить, чем кушать и где писать и какать. Реально, назрело.
Мои бывшие одноклассники создали группу в ватсапе, где стали призывать одноклассников “собраться, отметить, все-таки юбилей окончания школы”. Вспомнил первое и последнее подобное сборище, на котором я побывал, и решил не реагировать. Не тут-то было, меня стали заваливать личными сообщениями с приглашениями, и даже с упреками, дескать я один раз приехал, и с тех пор десять лет “отрываюсь от коллектива”. За несколько дней до встречи был объявлен чуть ли не ультиматум, который подсластили рассказом о том, кой классный коттедж, да с баней, они сняли, да какие будут шашлыки под водочку и пиво, по желанию, правда вот соберутся “не все”. Сдался. Сообщил что не готов учувствовать в подготовке, но беру на себя долю расходов, и все что там нужно на коллектив готов купить и привезти. Меня уверили что от меня нужен только я, и, собственно говоря, все.

Пятница, около пяти вечера, выезжаю с работы. Контрольный звонок главному организатору, на предмет уточнить - может докупить что-то надо?

-Да все путем, все есть. - по голосу Женьки я понял, что первые грамм двести зашли отлично.

Женька и Димка, организаторы, уже взрослые дядьки, у них дети школу заканчивают, но вот сами они, по уровню раздолбайства, как были подростками, так и остались, не думаю, что что-то поменялось за прошедшие годы. Имея в виду эту особенность личности организаторов, заезжаю в супермаркет, и конкретно так закупаюсь - купил все, и мясо для шашлыков готовое, и салатики, и картошку, и далее по списку. Ехать до “коттеджа”, именно так, в кавычках, около шестидесяти километров, причем последние километра три — это глушь, отсыпная дорога в рытвинах. Еду по навигатору, он оказывается и такое знает, и вот оно - “ваше место назначение справа”. Есть несколько абсолютно темных домиков, ни одного источника свет, и тишина. Нет, слышна какая-то ругань и мат. Беру фонарик, обхожу один из домов, и вижу мужичонку, который копается в электрощитовой, что установлена около столба линии электропередачи.

-А это ли коттеджи “Лесная сказка”? - спрашиваю.

-Они самые, тебе какой нумер?

-Шестой.

-По дороге, за поворотом справа дом будет. - мужичек махнул рукой в темноту. - Только света нема.

Узнал я что “сгорело” все не так что бы основательно, и что вот, вот, с минуты на минуту, приедет хозяин, и починит. Темный шестой “коттедж”, щитовая халупа, годящаяся только для летнего проживания, нашлась за поворотом. Около нее стояли несколько машин, горел огонь в мангале, и в тишине Женька, Димка, и еще пара мужиков пили водку.

-А, здорово, приехал, молодец! - Женьку шатало, не так что бы конкретно, на поллитра примерно. - Ты это, мясо то для шашлыка привез?

-И я рад тебя видеть. Какое мясо, ты же сам сказал, что не надо.

-Ну забыл, ну бывает. Лять, а у нас только сосиски.

Набежали одноклассницы, это их мужья составляли компанию Женьке и Димке, все перездоровались, перезнакомились, и выяснилось интересное. Во-первых, активисты приехали часа в три дня, без жен и детей. Увидели они эту грусть и печаль без света, и решили, что надо подкрепиться, под огурчик. Моя оценка в поллитра оказалась весьма заниженной, ребятки уже вплотную приближались к нольсемьдесятпять, с перспективой упасть в ближайшие пол часа. Еду они взяли на всех, пяток упаковок сосисок, какие-то маринады, и много, очень много водки. Я высказал предложение - ну его нафиг, по машинам, и по домам. Электричества нет, а значит не будет ни света, ни тепла. Жрать то у меня полный багажник, на всех хватит - не вопрос, но нафига это счастье? Предложил свои услуги такси, у меня в машину шесть пассажиров помещается, если в багажнике кресла откинуть, так что всех вывезу, а машину утром заберете, готов даже с ура всех водил довезти. Просто действительно было как-то стремно “гулять” в темноте, холоде и неустроенности. Вяло обсуждали перспективы, но тут подъехал хозяин этих “коттеджей”, клятвенно пообещал, что электричество будет через десять минут.

Дали электричество, я удостоверился что ночь скоротать можно. С одним из самых трезвых мужей одноклассницы пожарил шашлык, девушки разложили салатики, и вообще организовали уют. Выпил самую малость, поел, послушал рассказы о былом, от тех, кто еще на ногах был. Неплохо, но как-то уж очень сурово. С самого утра уехал.

Банальность в общем то, бытовуха. Если бы не обсуждение в ватсапе, в понедельник. Женька и Димка во всю расписывали как классно они отдохнули, какие вкусные шашлыки были, как они все правильно организовали, и как я, отщепенец, обещал, и не приехал.
Есть у меня друзья семьи - очень обеспеченные люди. Дочь воспитанная в доброте и ласке, не знающая обмана и подвоха пришла в первый класс, в самую обычную школу. Так как у неё всегда есть деньги, вокруг неё сколотилась компания девочек, которые её постоянно зовут в столовую, чтобы Катя купила им в буфете сладостей. Всё это продолжалось до тех пор, пока родители не узнали про всё это и не начали учить Катю «плохому».
Мама с бабушкой объяснили Кате, что девчонки ее используют и нужно дать твёрдый отказ, сказать: «С вами я не пойду и ничего покупать не буду!».
На следующий день, мама подозвала дочь и попросила рассказать, как всё было. На что первоклассница с гордостью ответила: Я с ними жёстко поговорила, вот прям ОЧЕНЬ ЖЁСТКО! Я им сказала: «Всё, никуда я с вами не пойду и покупать ничего не буду! Вот вам деньги - идите и покупайте сами!».
Проф.медосмотр водителей маршруток. В тесном коридоре гарцует стайка невысоких поджарых скакунов, тоскующих по широким родным степям, высокому небу и яркому солнцу.
В кабинете окулиста заминка. Гость "культурной столицы", воспитанный на О.Хайяме и Ибн Сине, которых он с детства читал в оригинале, впитывая их мудрость, и витиеватость строк с молоком матери и кумысом, с напряжением смотрит на врача, тычущего указкой в букву, которой нет у них в алфавите - "Ы". Пасовать нельзя, не затем он сюда приехал. Он уверенно произносит: " 61 ".
Так получилось, что в субботу рано утром – 9 утра субботы – это же – рано утром, правильно? Мне надо было заехать с букетом цветов в один красивый многоэтажный дом. Сонная консьержка (да простят меня активные радетели феминетивов) поклевывая носом (не режет такой оборот слуха и глаза?) открыла мне дверь, и я на цыпочках прокрался к лифту. Тишина была давящая. Как поет наш земляк, врач по образованию и музыкант по призванию «Тихо, как в раю…». Лифт бесшумно появился в стене, и также бесшумно, с легком выдохом, как дети зимой пускают пар изо рта, раззявил двери. Я вздрогнул. В лифте стояла женщина.
Не то чтобы я боялся женщин. Просто представьте – в тишине, в бетонной стене разъезжаются двери, а там женщина. Стоит. Дремлет. В воздухе витает легкий аромат вчерашнего времяпровождения. Одета прилично, аккуратно. Мальчики – помните себя молодыми бойцами, который спали стоя на баночке? Девочки – не вдумывайтесь, это наше, личное)).
Она стояла, как крепкий воин, застегнутая, устойчивая, серьезная.
Лифт тоже стоял. Дама не просыпалась. Тишина, как в хорошем детективе, становилась ломкой и неприятной. Я кашлянул. Дама не вздрогнула, а просто открыла глаза, и внимательно осмотрела меня. Как «Хищник» в одноименном фильме, она поймала в прицел букет. Взгляд стал более осмысленный. Потом настороженный. Она пошарила глазами по сторонам:
- Не восьмое марта?
- Нет.
- Хорошо.
- А сколько время?
- Девять утра.
- Вы на какой этаж?
- На двадцать второй.
Она кивнула, веки стали медленно сходиться, она шепнула:
- На четырнадцатом толкните меня, никак не могу доехать…
Марина - замечательная девушка с любой стороны. Она молода, прекрасна, спортивна, имеет шикарную фигуру формы "песочные часы" и хочет замуж по большой любви, а не за деньги или статус. Вдобавок Марина очень любит детей, и на любой дружеской вечеринке играет с ними к вящей радости родителей.
Очередной день рождения общего друга, Марина в детской играет с детьми, периодически выходя к гостям что бы поднять тост. Сын именинника, 5 лет отроду, обожает играть с Мариной - она ему вообще ну очень нравится. На этот раз Марина придумала что то новое из обилия активных игр, и дети просто в неописуемом восторге, что выливается в отсутствии их в гостиной, где собственно происходит празднование ( квартира большая, круг самый близкий - поэтому дома реально лучше чем в ресторане, не говоря уже о поистине волшебных кулинарных способностях жены именинника, особенно в области дичи).
Праздник подходит к концу, гости начинают собираться. Сын именинника никак не хочет отпускать Марину, виснет у неё на руке и наконец громко произносит:
-Папа, папа, а можно тетя Марина сегодня останется? Ну папа!
( Марина краснеет)
- Сынок, тете Марине пора домой, да и мама будет против...
- Папа, МАМА не будет против, ведь у тебя сегодня день рождения! Пусть она разрешит тете Марине остаться! Скажи ей что ты хочешь такой подарок!
Марина красная как рак, жена начинает краснеть тоже, гости тихо ржут в кулачки, а папа смотрит на сына глазами , полными Боли, Надежды и Благодарности....
Борьба с коронавирусом на местах и ее восприятие

Началось.

Началась "паранойя" на нашем предприятии. Нет, по сути наш директор прав, но... обо всем по порядку.

С сегодняшнего дня мастерам выданы дистанционные термометры и простые градусники. С утра отстрел всего персонала на наличие температуры. Если есть - тогда контрольная проверка градусником. Всем выданы маски и спреи для рук, так же перчатки. В раздевалках повешены кварцевальные лампы, чтобы обеззараживать помещение. Есть указание о раздельном питании. То есть чтобы народ обедал на своих рабочих местах. При первом подозрении на любое заболевание работник отправляется домой с оплатой больничного 2/3 - тоже неплохо кстати.

Итак: директор выполнил все по уму. Проявил заботу о персонале в полном объеме, максимально постарался обезопасить всех, но...

Реакция народа:

- Он что там, с ума сбрендил со своей паранойей.

- А оно мне надо в этом наморднике ходить.

- А оно мне надо пшикать руки этим спреем.

- Раздельное питание, может нам еще каждому отдельный нужник построить (кстати, подстилочки на унитаз одноразовые тоже выданы)

- Да не заболею я - это только узкоглазые болеют.

- Если он перчатки выдает, так пусть и презики тоже в раздачу, вдруг я с коронавирусной пое.усь.

- Да пошел он на йюх!

Блин! Ну реально обидно за человека, потому как... ну потому как все правильно сделано то, и заразу потом и домой же притащат эти уверенные в своем незыблемом иммунитете люди, и будут домашние, в том числе, болеть. А тут - такая вот реакция... странно как-то. Или надо, чтобы как в Ухани - повально началось, чтобы подобные меры воспринимались как-то здраво?
33
Ремонтирую МФУ. Не работает сканер. Снял, разобрал, крышку держат только два болта из шести. Дальше диалог с клиентом:
- Куда болты дели остальные?
- Понимаешь, мы же никогда не узнаем правды о том кто убил Кеннеди.
- С болтами так же?
- Ну да...
5
Заранее скажу, что история нифига не смешная. Просто история из жизни.

Несколько лет назад сидели мы как-то с девочками, болтали, долго обсуждали мужиков и то, какие они все козлы. Вот и Оля говорит:
- Знаете, я уже решила, вот закончу учебу и усыновлю себе ребенка. В мире и так слишком много детей, нуждающихся в любви и ласке, так что незачем мне водится с сомнительными мужиками из-за ребенка, пусть идут они все нах. Усыновлю мальчика, в возрасте до 2 лет и сама буду поднимать, слава богу, зарабатываю прилично.

Идея нам не понравилась, постарались мы её переубедить, не получилось. Тогда Лена, работающая юристом, говорит:
- Знаешь, идея вообще-то неплохая, я тоже одно время интересовалась этим. Процедура очень слишком заебистая, справки, отчеты, проверки, беготня по всяким органам, короче, тебя будут иметь долго и нудно, при чем, разные люди и в разных позах.
- Да, я знаю, ничего, оно стоит того.
- И еще тебе понадобится где-то 20-50 тыщ долларов наличными на вазелин, без этого никак.
- Да нифига! С какого перепугу я должна взятки давать, когда можно всё законно сделать?
- Ну, вообще-то мы не в Финляндии живем, чтобы закон работал, это раз. Во-вторых, не подстластишь, тебе откажут.
- Откажут, я их засужу.
- Смысла нет. У них есть вполне законные основания отказать тебе. Понимаешь, законодательсво старается «уберечь» детей от всяких там мафии, которая занимается органами или рабством, поэтому тебе могут легко отказать, тем более, что у тебя были проблемы с гражданством и в сумме треть года ты проводишь заграницей.

Оля через несколько лет всё равно начала процесс усыновления, а точнее, удочерения, так как в приюте она влюбилась в девочку в возрасте трех лет и позабыла все свои планы на счет младенца. Меня Оля тоже потащила в приют знакомить с девочкой, с аргументом «она же твоя тезка». Мне стал понятен выбор Оли, потому что у девочки был нрав котенка, обожала ластится и прям таяла как мороженое, когда её обнимали и целовали.

Процесс занял полтора года. С родителями моей тезки повезло, мать умерла при родах, отец был жутким пьяницей и был лишен родительских прав. Но всё равно деньги текли как река и в какой-то момент Олечка осталась совсем без копейки. Бросать всё нельзя, там не только деньги не вернут, но и без девочки Оля жизнь себе уже не представляла.

Было еще пару моментов, из-за чего дороги назад уже не было. Девочки начали сильно гнобить в приюте. Оля по доброте своей начала покупать ребенку всякую там няшную одежду, игрушки, куклы. Девочка очень радовалась этим подаркам, из-за чего Оле хотелось покупать всё больше и больше. Но после ухода Оли другие дети силой отбирали эти вещи, а если не могли отобрать, портили как могли. Подруга пыталась поговорить с воспитательницами, с другими детьми, пока наконец не поняла, что подарки лучше оставить до лучших времен. Но даже после этого лучше не стало. Видимо, дети завидовали моей тезке из-за того, что ей повезло больше, скоро у нее будет любящая мама, свой дом, куклы. В принципе их понять можно. Но обижали они девочку сильно. Последнее время Оля приходила из приюта вся заревенная и только и думала о том, как бы девочку побыстрее взять к себе.

Ну а мы что, звери что ли. Собрались друзья, помогли чем могли, кто-то безвозмездно, осознавая цену этого поступка, кто-то в долг, а кто-то под проценты. Бедной Олечке пришлось и из мебели что-то продать.

Но результата достигла. Пропуская все детали, как разные госслужащие старались из пустого места переграды придумать, чтобы не исполнить решение суда, в конце концов отдали девочку Оле.

Банкет мы само с собою, закатили. Отметили такой случай, я лично с восторгом отметила, что завидую упорству своей подруги, так как сама столько не выдержала бы. А Оля обняла девочку и сказала тихо, что она этого стоит.

Хотела бы я на этом закончить историю, да законодательство не разрешает. Приходят раз в 3 месяца, как их называют, социальные работники что ли? Короче, приходят проверять девочку. Ну, естественно получать свою долю. Не дашь, напишут, что с ребенком плохо обращаются и всё, хана, отнимут ребенка. Вот и без вариантов как-то. Первый соцработник хотя бы расспрашивал девочку, как она, что делает, что кушает, бъет ли её мама, проверял комнату ребенка, лекарства, которые она пьет. Потом его перевели в другой район, а на его место прислали какого-то пофигиста. Он ничего не проверяет, девочкой не интересуется, с дверей получает деньги и уходит. Зато у него и такса выше.

Вот так вот. Хотела бы я ещё написать, как мою тезку от вредных привычек отучивали, как она прятала надкушенное яблоко под подушкой и всё остальное, да длинно выходит чересчур. Главное, что Оленька уже забыла, что не сама рожала её. Но как говорится, за всё в мире приходится платить, даже за любовь.
Сейчас тренд на антисептики. На любых торговых точках стоят некие бутылочки-баночки с распылителем для дезинфекции рук. При этом на вопрос о составе данной жидкости владельцы, как правило, впадают в транс и мычат что-то о мирамистине и прочих хлоргексидинах. Прихожу давеча на рынок за овощами. Монументальный продавец кавказской национальности, заполнив товаром пакеты:
- Рюки давай дезынфэкция буду Саша-джан.
Не вопрос. Протянул ладони, тот что-то пшикнул из пластиковой бутылки. На вопрос что это за хрень, продавец выпятив огромное брюхо горделиво молвил:
- Чача, блеать..
Я был очень близок со своим дедом и думал, что я знал о нём почти всё, но оказалось, это не так. После недавнего разговора с матерью и её двоюродным братом я выявил одну страницу его биографии, которой и делюсь с Вами. Мне кажется, что эта история интересна. Предупреждаю, будет очень длинно.

Все описываемые имена, места, и события подлинные.

"Памятник"

Эпиграф 1: "Делай, что должно, и будь, что будет" (Рыцарский девиз)
Эпиграф 2: "Если не я за себя, то кто за меня? А если я только за себя, то кто я? И если не сейчас, то когда?" (Гилель)
Эпиграф 3: "На чём проверяются люди, если Войны уже нет?" (В.С. Высоцкий)

Есть в Гомельщине недалеко от Рогачёва крупное село, Журавичи. Сейчас там проживает человек девятьсот, а когда-то, ещё до Войны там было почти две с половиной тысячи жителей. Из них процентов 60 - белорусы, с четверть - евреи, а остальные - русские, латыши, литовцы, поляки, и чехи. И цыгане - хоть и в селе не жили, но заходили табором нередко.

Место было живое, торговое. Мельницы, круподёрки, сукновальни, лавки, и, конечно, разные мастерские: портняжные, сапожные, кожевенные, стекольные, даже часовщик был. Так уж издревле повелось, белорусы и русские больше крестьянствовали, латыши и литовцы - молочные хозяйства вели, а поляки и евреи ремесленничали. Мой прадед, например, кузню держал. И прапрадед мой кузнецом был, и прапрапра тоже, а далее я не ведаю.

Кузнецы, народ смекалистый, свои кузни ставили на дорогах у самой окраины села, в отличие от других мастеров, что селились в центре, поближе к торговой площади. Смысл в этом был большой - крестьяне с хуторов, деревень, и фольварков в село направляются, так по пути, перед въездом, коней перекуют. Возвращаются, снова мимо проедут, прикупят треноги, кочерги, да ухваты, ведь таскать их по селу смысла нет.

Но главное - серпы, основной хлеб сельского кузнеца. Лишь кажется, что это вещь простая. Ан нет, хороший серп - работа штучная, сложная, больших денег стоит. Он должен быть и хватким, и острым, и заточку долго держать. Хороший крестьянин первый попавшийся серп никогда не возьмёт. Нет уж, он пойдёт к "своему" кузнецу, в качестве чьей работы уверен. И даже там он с десяток-два серпов пересмотрит и перещупает, пока не выберет.

Всю позднюю осень и зиму кузнец в работе, с утра до поздней ночи, к весне готовится. У крестьян весной часто денег не было, подрастратили за долгую зиму, так они серпы на зерно, на льняную ткань, или ещё на что-либо меняли. К примеру, в начале двадцатых, мой прадед раз за серп наган с тремя патронами заполучил. А коли крестьянин знакомый и надёжный, то и в долг товар отдавали, такое тоже бывало.

Прадед мой сына своего (моего деда) тоже в кузнецы прочил, да не срослось. Не захотел тот ремесло в руки брать, уехал в Ленинград в 1939-м, в институт поступать. Летом 40-го вернулся на пару месяцев, а осенью 1940-го был призван в РККА, 18-летним парнишкой. Ушёл он из родного села на долгие годы, к расстройству прадеда, так и не став кузнецом.

Впрочем, время дед мой зря не терял, следующие пяток лет было, чем заняться. Мотало его по всей стране, Ленинград, Кавказ, Крым, и снова Кавказ, Смоленск, Польша, Пруссия, Маньчжурия, Корея, Уссурийск. Больших чинов не нажил, с 41-го по 45-ый - взводный. Тот самый Ванька-взводный, что днюет и ночует с солдатами. Тот самый, что матерясь взвод в атаку поднимает. Тот самый, что на своём пузе на минное поле ползёт, ведь меньше взвода не пошлют. Тот самый, что на своих двоих километры меряет, ведь невелика шишка лейтенант, ему виллис не по ранжиру.

Попал дед в 1-ую ШИСБр (Штурмовая Инженерно-Сапёрная Бригада). Штурмовики - народ лихой, там слабаков не держат. Где жарко, туда их и посылают. И долго штурмовики не живут, средние потери 25-30% за задание. То, что дед там 2.5 года протянул (с перерывом на ранение) - везение, конечно. Не знаю если он в ШИСБр сильно геройствовал, но по наградным листам свои награды заработал честно. Даже на орден Суворова его представляли, что для лейтенанта-взводного случай наиредчайший. "Спины не гнул, прямым ходил. И в ус не дул, и жил как жил. И голове своей руками помогал."

Лишь в самом конце, уже на Японской, фартануло, назначили командиром ОЛПП (Отдельного Легкого Переправочного Парка). Своя печать, своё хозяйство, подчинение комбригу, то бишь по должности это как комбат. А вот звание не дали, как был вечный лейтенант, так и остался, хотя замполит у него старлей, а зампотех капитан. И такое бывало. Да и чёрт с ним, со званием, не звёздочки же на погонах главное. Выжил, хоть и штопаный, уже ладно.

Пролетело 6 лет, уже лето 1946-го. Первый отпуск за много лет. Куда ехать? Вопрос даже не стоит. Велика страна, но места нет милей, чем родные Журавичи. От Уссурийска до Гомельщины хоть не близкий свет, но летел как на крыльях. Только ехал домой уже совсем другой человек. Наивный мальчишка давно исчез, а появился матёрый мужик. Небольшого роста, но быстрый как ртуть и опасный как сжатая пружина. Так внешне вроде ничего особого, но вот взгляд говорил о многом без слов.

Ещё в 44-м, когда освобождали Белоруссию, удалось побывать в родном селе пару часов, так что он видел - отчий дом уцелел. Отписался родителям, что в эвакуации были - "немцев мы прогнали навсегда, хата на месте, можете возвращаться." Знал, что его родители и сёстры ждут, и всё же, что-то на душе было не так, а что - и сам понять не мог.

Вернулся в родной дом в конце августа 1946-го, душа пела. Мать и сёстры от радости сами не свои, отец обнял, долго отпускать не хотел, хоть на сантименты был скуп. Подарки раздал, отобедал, чем Господь благословил и пошёл хозяйство осматривать. Село разорено, голодновато, но ничего, прорвёмся, ведь дома и стены помогают.

А работы невпроворот. Отец помаленьку опять кузню развернул, по договору с колхозом стал работать и чуток частным образом. На селе без кузнеца никак, он всей округе нужен. А молотобойца где взять? Подкосила Война, здоровых мужиков мало осталось, все нарасхват. Отцу далеко за 50, в одиночку в кузне очень тяжело. Да и мелких дел вагон и маленькая тележка: ограду починить, стены подлатать, дров наколоть, деревья окопать, и т.д. Пацаном был, так хозяйственных дел чурался, одно шкодство, да гульки на уме, за что был отцом не раз порот. А тут руки, привыкшие за полдюжину лет к автомату и сапёрной лопатке, сами тянулись к инструментам. Целый день готов был работать без устали.

Всё славно, одно лишь плохо. Домой вернулся, слабину дал, и ночью начали одолевать сны. Редко хорошие, чаще тяжёлые. Снилось рытьё окопов и марш-бросок от Выборга до Ленинграда, дабы вырваться из сжимающегося кольца блокады. Снилась раскалённая Военно-Грузинская дорога и неутолимая жажда. Снился освобождённый лагерь смерти у города Прохладный и кучи обуви. Очень большие кучи. Снилась атака на высоту 244.3 у деревни Матвеевщина и оторванная напрочь голова Хорунженко, что бежал рядом. Снилась проклятая высота 199.0 у села Старая Трухиня, осветительные ракеты, свист мин, мокрая от крови гимнастёрка, и вздутые жилы на висках у ординарца Макарова, что шептал прямо в ухо - "не боись, командир, я тебя не брошу." Снились обмороженные чёрно-лиловые ноги с лопнувшей кожей ординарца Мешалкина. Снился орущий от боли ординарец Космачёв, что стоял рядом, когда его подстрелил снайпер. Снился ординарец Юхт, что грёб рядом на понтоне, срывая кожу с ладоней на коварном озере Ханко. Снился вечно улыбающийся ротный Оккерт, с дыркой во лбу. Снился разорванный в клочья ротный Марков, который оступился, показывая дорогу танку-тральщику. Снился лучший друг Танюшин, командир разведвзвода, что погиб в 45-м, возвращаясь с задания.

Снились горящие лодки у переправы через реку Нарев. Снились расстрелянные власовцы в белорусском лесочке, просящие о пощаде. Снился разбомблённый госпиталь у переправы через реку Муданьцзян. Снились три стакана с водкой до краёв, на донышке которых лежали ордена, и крики друзей-взводных "пей до дна".

Иногда снился он, самый жуткий из всех снов. Горящий пароход "Ейск" у мыса Хрони, усыпанный трупами заснеженный берег, немецкие пулемёты смотрящие в упор, и расстрельная шеренга мимо которой медленно едет эсэсовец на лошади и на хорошем русском орёт "коммунисты, командиры, и евреи - три шага вперёд."

И тогда он просыпался от собственного крика. И каждый раз рядом сидела мама. Она целовала ему шевелюру, на щёку капало что-то тёплое, и слышался шёпот "майн зунеле, майн тайер кинд" (мой сыночек, мой дорогой ребёнок).
- Ну что ты, мама. Я что, маленький? - смущённо отстранял он её. - Иди спать.
- Иду, иду, я так...
Она уходила вглубь дома и слышалось как она шептала те же самые слова субботнего благословения детям, что она говорила ему в той, прошлой, почти забытой довоенной жизни.
- Да осветит Его лицо тебя и помилует тебя. Да обратит Г-сподь лицо Своё к тебе и даст тебе мир.

А он потом ещё долго крутился в кровати. Ныло плохо зажившее плечо, зудел шрам на ноге, и саднила рука. Он шёл на улицу и слушал ночь. Потом шёл обратно, с трудом засыпал, и просыпался с первым лучом солнца, под шум цикад.

Днём он работал без устали, но ближе к вечеру шёл гулять по селу. Хотелось повидать друзей и одноклассников, учителей, и просто знакомых.

Многих увидеть не довелось. Из 20 пацанов-одноклассников, к 1946-му осталось трое. Включая его самого. А вот знакомых повстречал немало. Хоть часть домов была порушена или сожжена, и некоторые до сих пор стояли пустыми, жизнь возрождалась. Возвращались люди из армии, эвакуации, и германского рабства. Это было приятно видеть, и на сердце становилось легче.

Но вот одно тяготило, уж очень мало было слышно разговоров на идиш. До войны, на нём говорило большинство жителей села. Все евреи и многие белорусы, русские, поляки, и литовцы свободно говорили на этом языке, а тут как корова языком слизнула. Из более 600 аидов, что жили в Журавичах до войны, к лету 1946-го осталось не более сотни - те, кто вернулись из эвакуации. То же место, то же название, но вот село стало совсем другим, исчез привычный колорит.

Умом-то он понимал происходящее. Что творили немцы, за 4 года на фронте, повидал немало. А вот душа требовала ответа, хотелось знать, что же творилось в родном селе. Но вот удивительное дело, все знакомые, которых он встречал, бродя по селу, напрочь не хотели ничего говорить.

Они радостно встречали его, здоровались, улыбались, сердечно жали руку, даже обнимали. Многие расспрашивали о здоровье, о местах, куда заносила судьба, о полученных наградах, о службе, но вот о себе делились крайне скупо. Как только заходил разговор о событиях недавно минувших, все замыкались и пытались перевести разговор на другую тему. А ежели он продолжал интересоваться, то вдруг вспоминали про неотложные дела, что надо сделать прямо сейчас, вежливо прощались, и неискренне предлагали зайти в другой раз.

После долгих расспросов лишь одно удалось выяснить точно, сын Коршуновых при немцах служил полицаем. Коршуновы были соседи моих прадеда и прабабушки. Отец, мать и трое сыновей. С младшим, Витькой, что был лишь на год моложе, они дружили. Вместе раков ловили, рыбалили, грибы собирали, бегали аж в Довск поглазеть на самого маршала Ворошилова, да и что греха таить, нередко шкодничали - в колхозный сад лазили яблоки воровать. В 44-м, когда удалось на пару часов заглянуть в родное село, мельком он старого Коршунова видал, но поговорить не удалось. Ныне же дом стоял заколоченный.

Раз вечерком он зашёл в сельский клуб, где нередко бывали танцы под граммофон. Там он и повстречал свою бывшую одноклассницу, что стала моей бабушкой. Она тоже вернулась в село после 7-ми лет разлуки. Окончив мединститут, она работала хирургом во фронтовом госпитале. К 46-му раненых осталось в госпитале немного, и она поехала в отпуск. Её тоже, как и его, тянуло к родному дому.

От встречи до предложения три дня. От предложения до свадьбы шесть. Отпуск - он короткий, надо жить сейчас, ведь завтра может и не быть. Он то об этом хорошо знал. Днём работал и готовился к свадьбе, а вечерами встречались. За пару дней до свадьбы и произошло это.

В ту ночь он спал хорошо, тяжких снов не было. Вдруг неожиданно проснулся, кожей ощутив опасность. Сапёрская чуйка - это не хухры-мухры. Не будь её, давно бы сгинул где-нибудь на Кавказе, под Спас-Деменском, в Польше, или Пруссии. Рука сама нащупала парабеллум (какой же офицер вернётся с фронта без трофейного пистолета), обойма мягко встала в рукоятку, тихо лязгнул передёрнутый затвор, и он бесшумно вскочил с кровати.

Не подвела чуйка, буквально через минуту в дверь раздался тихий стук. Сёстры спали, а вот родители тут же вскочили. Мать зажгла керосиновую лампу. Он отошёл чуть в сторонку и отодвинул щеколоду. Дверь распахнулась, в дом зашёл человек, и дед, взглянув на него, аж отпрянул - это был Коршунов, тот самый.

Тот, увидев смотрящее на него дуло, тут же поднял руки.
- Вот и довелось свидеться. Эка ты товарища встречаешь, - сказал он.
- Ты зачем пришёл? - спросил мой прадед.
- Дядь Юдка, я с миром. Вы же меня всю жизнь, почитай с пелёнок, знаете. Можно я присяду?
- Садись. - разрешил прадед. Дед отошёл в сторону, но пистолет не убрал.
- Здрасте, тётя Бейла. - поприветствовал он мою прабабушку. - Рад, что ты выжил, - обратился он к моему деду, - братки мои, оба в Красной Армии сгинули. Дядь Юдка, просьба к Вам имеется. Продайте нашу хату.
- Что? - удивился прадед.
- Мать померла, братьев больше нету, мы с батькой к родне подались. Он болеет. Сюда возвращаться боязно, а денег нет. Продайте, хучь за сколько. И себе возьмите часть за труды. Вот все документы.
- Ты, говорят, у немцев служил? В полицаи подался? - пристально глянул на него дед
- Было дело. - хмуро признал он. - Только, бабушку твою я не трогал. Я что, Дину-Злату не знаю, сколько раз она нас дерунами со сметаной кормила. Это её соседи убили, хоть кого спроси.
- А сестру мою, Мате-Риве? А мужа её и детей? А Файвеля? Тоже не трогал? - тихо спросла прабабушка.
- Я ни в кого не стрелял, мамой клянусь, лишь отвозил туда, на телеге. Я же человек подневольный, мне приказали. Думаете я один такой? Ванька Шкабера, к примеру, тоже в полиции служил.
- Он? - вскипел дед
- Да не только он, батька его, дядя Коля, тоже. Всех перечислять устанешь.
- Сейчас ты мне всё расскажешь, как на духу, - свирепо приказал дед и поднял пистолет.
- Ты что, ты что. Не надо. - взмолился Коршунов. И поведал вещи страшные и немыслимые.

В начале июля 41-го был занят Рогачёв (это городок километров 40 от Журавичей), потом через пару недель его освободили. Примерно месяц было тревожно, но спокойно, хоть и власти, можно сказать, не было. Но в августе пришли немцы и начался ад. Как будто страшный вирус напал на людей, и слетели носимые десятилетиями маски. Казалось, кто-то повернул невидимый кран и стало МОЖНО.

Начали с цыган. По правде, на селе их никогда не жаловали. Бабы гадали и тряпки меняли, мужики коней лечили.. Если что-то плохо лежало, запросто могли украсть. Теперь же охотились за ними, как за зверьми, по всей округе. Спрятаться особо было негде, на севере Гомельской области больших лесов или болот нету. Многих уничтожали на месте. Кое-кого привозили в Журавичи, держали в амбаре и расстреляли чуть позже.

Дальше настало время евреев. В Журавичах, как и в многих других деревнях и сёлах Гомельщины, сначала гетто было открытым. Можно было сравнительно свободно передвигаться, но бежать было некуда. В лучшем случае, друзья, знакомые, и соседи равнодушно смотрели на происходящее. А в худшем, превратились в монстров. О помощи даже речь не шла.

Коршунов рассказал, что соседи моей прапрабабушки решили поживиться. Те самые соседи, которых она знала почти 60 лет, с тех пор как вышла замуж и зажила своим домом. Люди, с которыми, казалось бы, жили душа в душу, и при трёх царях, и в страшные годы Гражданской войны и позже, при большевиках. Когда она вышла из дома по делам, среди бела дня они начали выносить её нехитрый скарб. Цена ему копейка в базарный день, но вернувшись и увидев непотребство, конечно, она возмутилась. Её и зарубили на собственном дворе. И подобных случаев было немало.

В полицаи подались многие, особенно те, кто помоложе. Им обещали еду, деньги и барахлишко. Они-то, в основном, и ловили людей по окрестным деревням и хуторам. Осенью всех пойманных и местных согнали в один конец села, а чуть позже вывезли за село, в Больничный лес. Метров за двести от дороги, на опушке, был небольшой овражек, там и свершилось кровавое дело. Немцам даже возиться особо не пришлось, местных добровольцев хватало.

Коршунов закончил свой рассказ. Дед был хмур, уж слишком много знакомых имён Коршунов упомянул. И убитых и убийц.
- Так чего ты к нам пришёл? Чего к своим дружкам за помощью не подался? - спросил прадед.
- Дядя Юдка, так они же сволочи, меня Советам сдадут на раз-два. А если не сдадут, за дом все деньги заберут себе, а то я их не знаю. А вы человек честный. Помогите, мне не к кому податься.
Прадед не успел ответить, вмешался мой дед.
- Убирайся. У меня так и играет всё шлёпнуть тебя прямо сейчас. Но в память о братьях твоих, что честно сражались, и о былой дружбе, дам тебе уйти. На глаза мне больше не попадайся, а то будет худо. Пшёл вон.
- Эх. Не мы такие, жизнь такая, - понуро ответил Коршунов и исчез в ночи.

(К рассказу это почти не относится, но, чтобы поставить точку, расскажу. Коршунов пошёл к знакомым с той же просьбой. Они его и выдали. Был суд. За службу в полиции и прочие грехи он получил десятку плюс три по рогам. Дом конфисковали. Весь срок он не отсидел, по амнистии вышел раньше. В конце 50-х он вернулся в село и стал работать трактористом в колхозе.)

- Что мне с этим делать? - спросил мой дед у отца. - Как вспомню бабушку, Галю, Эдика, и всех остальных, сердце горит. Я должен что-то предпринять.
- Ты должен жить. Жить и помнить о них. Это и будет наша победа. С мерзавцами власть посчитается, на то она и власть. А у тебя свадьба на носу.

После женитьбы дед уехал обратно служить в далёкий Уссурийск и в родное село вернулся лишь через несколько лет, всё недосуг было. В 47-м пытался в академию поступить, в 48-м бабушка была беременна, в 49-м моя мать только родилась, так что попал он обратно в Журавичи лишь в 50-м.

Ожило село, людьми пополнилось. Почти все отстроились. Послевоенной голодухи уже не было (впрочем, в Белоруссии всегда бульба с огорода спасала). Жизнь пошла своим чередом. Как и прежде пацаны купались в реке, девчонки вязали венки из одуванчиков, ходил по утрам пастух, собирая коров на выпас, и по субботам в клубе крутили кино. Только вот когда собирали ландыши, грибы, и землянику, на окраину Больничного леса старались не заходить.

"Вроде всё как всегда, снова небо, опять голубое. Тот же лес, тот же воздух, и та же вода...", но вот на душе у деда было как то муторно. Нет, конечное дело, навестить село, сестёр, которые к тому времени уже повыходили замуж, посмотреть на племяшей и внучку родителям показать было очень приятно и радостно. Только казалось, про страшные дела, что творились совсем недавно, все или позабыли или упорно делают вид, что не хотят вспоминать.

А так отпуск проходил очень хорошо. Отдыхал, помогал по хозяйству родителям, и с удовольствием нянчился с племянниками и моей мамой, ведь служба в Советской Армии далеко не сахар, времени на игры с ребёнком бывало не хватало. Всё замечательно, если бы не сны. Теперь, помимо всего прочего, ночами снилась бабушка, двое дядьёв, двое тётушек, и 5 двоюродных. Казалось, они старались ему что-то сказать, что-то важное, а он всё силился понять их слова.

В один день осенила мысль, и он отправился в сельсовет. Там работало немало знакомых, в том числе бывший квартирант родителей, Цулыгин, который когда-то, в 1941-м, и убедил моих прадеда и прабабушку эвакуироваться. Сам он, во время Войны был в партизанском отряде.
- Я тут подумал, - смущаясь сказал дед. - Ты же знаешь, сколько в нашем селе аидов и цыган убили. Давай памятник поставим. Чтобы помнили.
- Идея неплохая, - ответил ему Цулыгин. - Сейчас, правда, самая горячая пора. Осенью, когда всё подутихнет, обмозгуем, сделаем всё по-людски.

В 51-м семейство снова поехало в отпуск в Журавичи. Отпуск, можно сказать, проходил так же как и в прошлый раз. И снова дед пришёл в сельсовет.
- Как там насчёт памятника? - поинтересовался он.
- Видишь ли, - убедившись что их никто не слышит, пряча взгляд, ответил Цулыгин, - Момент сейчас не совсем правильный. Вся страна ведёт борьбу с агентами Джойнта. Ты пойми, памятник сейчас как бы ни к месту.
- А когда будет к месту?
- Посмотрим. - уклонился от прямого ответа он. - Ты это. Как его. С такими разговорами, особо ни к кому не подходи. Я то всё понимаю, но с другими будь поосторожнее. Сейчас время такое, сложное.

Время и впрямь стало сложное. В пылу борьбы с безродными космополитами, в армии начали копать личные дела, в итоге дедова пятая графа оказалась не совсем та, и его турнули из СА, так и не дав дослужить всего два года до пенсии. В 1953-м семья вернулась в Белоруссию, правда поехали не в Журавичи, а в другое место.

Надо было строить новую жизнь, погоны остались в прошлом. Работа, садик, магазин, школа, вторая дочка. Обыкновенная жизнь обыкновенного человека, с самыми обыкновенными заботами. Но вот сны, они продолжали беспокоить, когда чаще, когда реже, но вот уходить не желали.

В родное село стали ездить почти каждое лето. И каждый раз терзала мысль о том, что сотни людей погибли страшной смертью, а о них не то что не говорят, даже таблички нету. У деда крепко засела мысль, надо чтобы всё-таки памятник поставили, ведь времена, кажется, поменялись.

И он начал ходить с просьбами и писать письма. В райком, в обком, в сельсовет, в местную газету, и т.д. Регулярно и постоянно. Нет, он, конечно, не был подвижником. Естественно, он не посвящал всю жизнь и силы одной цели. Работа школьного учителя, далеко не легка, и если подходить к делу с душой, то требует немало времени. Да и повседневные семейные заботы никто не отменял. И всё же, когда была возможность и время, писал письмо за письмом в разные инстанции и изредка ходил на приёмы к важным и не важным чинушам.

Возможно, будь он крупным учёным, артистом, музыкантом, певцом, или ещё кем-либо, то его бы услышали. Но он был скромный учитель математики, а голоса простых людей редко доходит то ушей власть имущих. Проходил год за годом, письма не находили ответа, приёмы не давали пользы, и даже в тех же Журавичах о событиях 1941-го почти забыли. Кто постарше, многие умерли, разъехались, или просто, не желали прошлое ворошить. А для многих кто помладше, дела лет давно минувших особого интереса не представляли.

Хотя, безусловно, о Войне помнили, не смотря на то, что День Победы был обыкновенный рабочий день. Иногда проводились митинги, говорились правильные речи, но о никаких парадах с бряцаньем оружия и разгоном облаков даже речи не шло. Бывали и съезды ветеранов, дед и сам несколько раз ездил в Смоленск на такие.

На государственном уровне слагались поэмы о героизме советских солдат, ставились монументы, и снимались кино. Чем больше проходило времени, тем больше становилось героев, а вот о погибших за то что у них была неправильная национальность, практически никто и не вспоминал. Фильмы дед смотрел, книги читал, на встречи ездил и... продолжал просить о памятнике в родном селе. Когда он навещал Журавичи летом, некоторые даже хихикали ему вслед (в глаза опасались - задевать напрямую ШИСБровца, хотя и бывшего, было небезопасно). Наверное, его последний бой - бой за памятник - уже нужен был ему самому, ведь в его глазах это было правильно.

Правду говорят, чудеса редко, но случаются. В 1965-м памятник всё-таки поставили. Может к юбилею Победы, может просто время пришло, может кто-то важный разнарядку сверху дал, кто теперь скажет. Ясное дело, это не было нечто огромное и величественное. Унылый серый бетонный обелиск метра 2.5 высотой и несколько уклончивой надписью "Советским Гражданам, расстрелянным немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной Войны" Это было не совсем то, о чём мечтал дед, без имён, без описания событий, без речей, но главное всё же сбылось. Теперь было нечто, что будет стоять как память для живых о тех, кого нет, и вечный укор тем, кто творил зло. Будет место, куда можно принести букет цветов или положить камешек.

Конечно, я не могу утверждать, что памятник появился именно благодаря его усилиям, но мне хочется верить, что и его толика трудов в этом была. Я видел этот мемориал лет 30 назад, когда был младшеклассником. Не знаю почему, но он мне ярко запомнился. С тех пор, во время разных поездок я побывал в нескольких белорусских деревнях, и нигде подобных памятников не видел. Надеюсь, что они есть. Может, я просто в неправильные деревни заезжал.

Удивительное дело, но после того как обелиск поставили, плохие сны стали сниться деду намного реже, а вскоре почти ушли. В 2015-м в Журавичах поставили новый памятник. Красивый, из красного мрамора, с белыми буквами, со всеми грамотными словами. Хороший памятник. Наверное совпадение, но в том же году деда снова начали одолевать сны, которые он не видел почти 50 лет. Сны, это штука сложная, как их понять???

Вот собственно и всё. Закончу рассказ знаменитым изречением, автора которого я не знаю. Дед никогда не говорил эту фразу, но мне кажется, он ею жил.

"Не бойся врагов - в худшем случае они лишь могут тебя убить. Не бойся друзей - в худшем случае они лишь могут тебя предать. Но бойся равнодушных - они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательства и убийства."
Американский художник Хью Трой (1906-1964), известный иллюстратор книг и большой любитель розыгрышей, в годы Второй мировой войны служил канцеляристом в одном из армейских учебных лагерей. Его мучила необходимость заполнять огромное количество бланков, ведомостей и отчетов. В качестве протеста он изобрел специальный отчет о количестве мух, пойманных на липучку в офицерской столовой. Он стал ежедневно посылать такой отчет в Пентагон. День за днем эти отчеты поступали в министерство обороны, пока не случилось неизбежное: кто-то в Пентагоне задался вопросом, почему только одна учебная рота присылает такой отчет? А где же остальные? Неужели некоторые офицеры пренебрегают своими обязанностями?
Однажды к Трою подошли два офицера из другого подразделения с вопросом, не знает ли он, что это за отчет о пойманных мухах, который с них стали требовать.
Конечно, знаю, - ответил Трой. - Я свой отчет посылаю каждый день.
Выслушав его рассказ, офицеры сообщили, что им не прислали соответствующих бланков и они не знают, по какой форме отчитываться за мух. Тогда художник предложил им бланки, самостоятельно отпечатанные на ротаторе, и показал, как их заполнять. Так что количество бумаг, поступавших в Пентагон, сразу выросло. Насколько известно, генералы стали требовать и от других частей такие отчеты. Впрочем, чем закончилась эта история, неизвестно: относящиеся к этому времени архивы Пентагона все еще засекречены.
Чарльз Кол в своей книге "In Russian Wonderland: An American's Odyssey in Soviet Russia" приводит анекдотический случай (естественно достоверность остается на совести автора)
Он описывает встречу в Москве с африканцами и их ответ на вопрос, много ли студентов из их страны учится в Москве:
«О, да», ответил один, «мы отправляем их всех сюда, в Советский Союз». Он объяснил почему: «Раньше мы отправляли довольно много наших студентов в Принстон, Колумбийский университет и Беркли, но они все возвращались марксистами. Теперь мы отправляем их сюда, и через три или четыре года в СССР все они возвращаются убежденными антикоммунистами».
(с) USSResearch
Бригада раздолбаев
Какой была ваша самая крупная оплошлость? Такая, чтобы и спустя двадцать лет о ней помнить и удивляться: как же удачно все сложилось, что отделался легким испугом?

Дело было давным-давно, в дотрамповой и дотеррактовой Америке. Той, что land of the free\home of the brave. Иными словами – домом смелых раздолбаев. Дот-комы только-только долбанули, поэтому, моя будущая специальность сетевого инженера, да еще без сертификатов оказалась чрезвычайно востребованной на рынке труда доставщиков пиццы и прочих работников фастфуда. С одной стороны - это позволяло меньше думать о еде, с другой - финансовому благополучию способствовало слабо. Сидя на крылечке с Майклом, за ящичком лимонада Бад-Лайт, мы искали варианты раздобыть тысячу – другую. Близился ежегодный праздник беспробудного пьянства и свального греха на пляже, зовущийся «весенние каникулы», а наше финансовое положение было как в том анекдоте про двух парней с десяткой у дверей борделя.
Раздумья и предложение повторить легендарный вояж «на север» прервал Форд F250 выпуска времен гражданской войны укомплектованный каноничным рэднеком и гремящей подвеской.

Знакомьтесь, это - Чарльз. Дядька 50ти лет от роду, присматривающий в меру возможностей за нами - своими черно-белыми раздолбаями. Добрый, душевный мужик с неплохой деловой хваткой. Чарльз учился вместе с нами, и, пока мы с Майклом в свободное время пугали негров в гетто моим страшным видом и скупали беспонтовую траву, Чарльз скупал барахло. Не путайте его с барахольщиком, толкающим какой-то 50-ти летний ржавый хлам на блошином рынке. Чарльз покупал с размахом, он покупал «набивку» зданий.

- Что значит, купил внутренности здания?
- Эээх, деревня!
- Будешь обзываться, опять за твою двоюродную сестру начну спрашивать.
- Еще одно слово, и я тебя упакую и отвезу к ней, раз она тебя так интересует. В кузове пикапа. Ей как раз белые поджарые мальчики, говорящие со странным акцентом, нравятся. Скажи-ка лучше еще раз свой коронный “A’ll be bAck”.

Идея такова: наш универ строил новые корпуса взамен старых. Чтобы не заморачиваться с вывозом, они продавали все, что есть в старом здании на аукционе, а у покупателя был месяц. Вывезти, продать на месте или забить на это гиблое дело. Через месяц приезжал бульдозер и ровнял все с землей. Универ - получает деньги, покупатель – нечто, что можно продать. Все довольны.

Чарльз занимался тем, что покупал и продавал. А мы – приложением своей грубой силой с некоторым наличием мозга. В этот раз Чарльз купил корпус, где обучались автомеханики. Сделка была успешной, поскольку инструмент в Штатах стоит сумасшедших денег и передается чуть-ли не от отца к сыну. Но я отвлекся.

Первую неделю мы демонтировали прессы, токарные станки и прочий крупногабаритный металлолом, загружая его в пикапы таких-же бородатых рэднеков, как и Чарльз. Оплата – 160 баксов в день + еда. Мы были довольны как два слона: и тренажерка, и денежка нормальная и еще кормят неплохо. Вторая неделя ушла на обдирку здания. Мы были пираньями, выгрызающими все медное и блестящее до штукатурки, а к концу недели добрались до коммутационного помещения.

ИТшники обычно не оставляют свое барахло просто так. Пачпанели для оптики и меди, пара свичей и рутеров от «еще той» Циски, хороший шкаф. Все это стоит денег. А денег ИТшникам никогда не дают столько, сколько они просят. Особенно в это тяжелое время. Тем не менее, все это богатство стояло на полу и ждало нас.

- Чарльз, тут ИТ барахло. Можно брать?
- Здание под снос через две недели. Бери все, что берется! Только смотрите, чтобы током не убило никого.
- Майкл, видишь этот толстый черный кабель? Херачь по нему воооон тем топором! Не сцы, это витая пара. Что такая толстая? Меньше девок тискать нужно было на лекциях и больше препода слушать – это многожильный кабель на 50 пар. Очки не забудь надеть! Молодец! А ты боялся. А теперь по этому оранжевому. Да-да, цветом, как одежда в тюрьме… Ха-ха…

Спустя три часа, когда все было загружено в пикап и отвезено на склад, пригромыхал Чарльз. Густота и забористость мата была такой, что на него можно было вешать топор, которым Майкл рубил кабель. И уже на этот топор повесить обе наши тушки! Вопли пересыпались словами «полиция», «тюрьма», «вандализм», «нет связи», «кража». «Вот тебе и кабель веселой тюремной раскраски» - подумалось мне. Вслед за Чарльзом подтянулась пара машин с полицией. Копы не вмешивались и просто наслаждались зрелищем. Никто никого не убил (пока), никто ничего не украл, пятница, вечер. Почему-бы и не насладиться свежим выпуском шоу: «Бригада Раздолбаев»?

Суть свелась к следующему: коммутационная часть была рабочей и через нее проходила связь еще как минимум трех корпусов. ИТшники, будучи ленивыми жопами, оттягивали свой конец и собирались все переключить «завтра». А мы – вандалы, которые нарушили учебный процесс, нанесли огромные убытки в человеко-часах, украли оборудование и плачет по нам одежда цвета оптического мультимод кабеля.

Тот факт, что через две недели здание из двухэтажного станет 0-этажным и его потроха уже проданы их мало смущал. Но, именно этот факт спас наши черно-белые задницы от расправы со стороны ректора, местного шерифа и начальника ИТ, превратив нас в «честных ребят, которые просто делали свою работу», попутно наградив прозвищем: «Russian Demolition Team».
Из одного прибалта и негра.
Муж только что зашел, сказал псу, какой же он клевый и как он его обожает. Подержал его морду в руках, глядя в глаза, поцеловал его в лоб и вышел из комнаты. Я сижу рядом с псом.
15
В метро здоровенный гей избил двух дагестанцев, которым не понравился его внешний вид.
Дети гор написали заявление, и сейчас его разыскивает полиция.
Собака

Сразу скажу - не люблю я ни кошек ни собак.

И почти все истории про них - пропускаю не читая.

Я не ненавистник.

Просто не одобряю излишнюю увлечённость.

Тем не менее я доброжелательно к животным отношусь, и никогда без причины их не обижаю.
Я к ним отношусь как к любой живой жизни - по принципу - живи и дай жить другим.
Животные это чувствуют - и ко мне как-то тянутся.

Это была преамбула.

У нас в подъезде прибилась бездомная собака. По виду - обычная дворняга. Очень неприятная на вид. Глаз один вылуплен, другой - вроде как и не смотрит на тебя, облезлая, несуразная какая-то, обычная дворняга безпородная - нельзя сказать чья смесь.

Поночевала дня три - не гадит, на улицу ходит, значит умная или бывшая домашняя.

Ну я и не гонял её, хоть и не привечал.

А соседи, наверно сердобольные, немного подкармливали её.

Через неделю - она уже и выглядеть приличней стала, и взгляд нормальный стал - у неё наверно травма была со вторым глазом и он просто не открывался полностью, потому - так неприятно и выглядела.
Ещё я увидел - хромает на одну лапу.
Видно - собака от безысходности прибилась - отлежаться.

Я просто - всегда мимо проходил - она глаза откроет, и лежит. Сперва с побитым видом, потом как по-обвыклась, просто смотрела.

Тут как-то выхожу из подъезда днём (обычно я её по вечерам видел, как домой приходил).
А она у подъезда лежит - май месяц, тепло.
На меня посмотрела, улыбнулась (а вы сомневаетесь что собаки могут улыбаться) - но я как обычно не проявляю эмоций (боюсь её к себе привязать) прошёл мимо.
На углу у дома остановился (по своим делам стою, жду), - тут две какие-то девушки мимо прошли, и собака за ними увязалась. Пробежала за ними до магазина (15 метров от угла) и обратно за ними, видимо ожидая угощения.

А я в это время за угол отошёл, она меня не видела. Появляются эти девушки, и собака вслед за ними, смотрит на них и облизывается.
Меня увидела посмотрела на меня - и как-бы смутилась, - пробежала в сторону другую от девушек и от меня, вроде как столбы обнюхивать - то есть - повела себя как человек, которого застали за не вполне приличным делом.

И тут я понял!

Она стесняется!

Собака стесняется попрошайничать!

Вот так вот.
Монтировали недавно на Сибирской равнине кое-что, кое-где вертолетом. В процессе напомнили старую северную байку, в разных вариантах бытующую у газовиков и авиаторов. Из отдаленных труднодоступных мест.

Где-то на севере из пункта «А» в пункт «Б» летающий строительный кран МИ-10К, прячась в низкой тонкой облачности, тащил на внешней подвеске бульдозер. Навстречу ему из пункта «Б» в пункт «А» чуть ниже облаков трещал девятью цилиндрами пассажирский АН-2.

- Командир, бульдозер встречным! - сообщил второй первому.

- Ты это, не говори никому, не надо, - ответил первый, - и стеклотару выбрось. Накопилась.
К вопросу о свободе.
Один мой знакомый, находясь в Швеции, зашёл в продуктовый магазин. И там к нему подошла девочка со значком какой-то зелёной организации. А у него в корзине в том числе лежала ветчина и другие мясные продукты. Девочка стала спрашивать как он относится к убийству животных ради чревоугодия. Он ответил, что к охоте относится в принципе отрицательно, а вот коровы и свиньи, когда позволили себя одомашнить, должны были соображать что к чему.
На этом дискуссия и закончилась.
Начало двухтысячных. Под раздачу(долги) попал детский мир. Кредиторы постановили-на сумму долга изъять имущество по оптовым ценам и передать в детдом. Поехал к директору. "привозите образцы, посмотрим". Привез. В ответ куча воплей, что мы детдомовских за людей не считаем, т.к. это прошлогодняя коллекция. И выгнала. Собрались кредиторы. Мне не поверили, поехали сами. Результат тот же плюс кляуза в местные власти. Собрались кредиторы, постановили, перевести все в нулевую стоимость и отдать мне на усмотрение. Долг закрыть. И что же? Сделал выставочную витрину в офисе и когда приезжали ко мне договора подписывать дяди на Мерсах, БМВ и Лексусах, то без ущерба для своих понтов брали одежду и обувь для своих деток и внуков. Я сам прихватил младшенькой несколько пар обуви и шубку. Видите ли наши детки могли ходить в "прошлогодней коллекции", а детдомовские из-за дешевых понтов директрисы-НЕТ. А что директрисе было делать с этим барахлом? Кому она прошлогоднюю коллекцию продаст? Надо было деньгами помогать...
6
Ее настоящее имя — Хедвига Кислер.

Родилась она в семье банкира и пианистки, потом училась актерскому мастерству немного — хотя зачем учиться, если природа так щедро наградила тебя невероятной, сногсшибательной красотой? А красивой девушке для карьеры всего–то и надо: стоять смирно и казаться глупой. Так говорила сама Хеди.

Она снялась во множестве фильмов. Скандальные сцены сделали ее знаменитой: вот она купается голой — это в тридцатые годы прошлого века! А вот — имитирует оргазм на экране.
Публика была потрясена — такой скандал. А она вышла замуж за миллионера Мандля и поселилась с ним в замке, среди роскоши и сокровищ. Миллионер даже пытался выкупить все копии фильмов с купанием в голом виде.

Теперь Хеди принадлежала только ему. Но к власти стали приходить фашисты. И этот Мандль завел дружеские отношения с Муссолини и Гитлером — свое состояние этот мерзкий богач нажил на торговле оружием. Ну, Хеди от него и сбежала. Подсыпала снотворное горничной, переоделась в ее одежду и спустилась из окна замка по веревочной лестнице. Прихватив свои драгоценности, конечно.

Приехала в Голливуд и снова стала сниматься в фильмах. Заработала 30 миллионов долларов и прославилась на весь мир. За один ее поцелуй на благотворительной акции платили 25 тысяч долларов. И она жила в богатстве, в роскоши, шесть раз замуж выходила, имела двоих своих детей и еще приемного взяла.

Ну, еще на закате жизни вроде как стащила какие–то дрянные туфли за сто долларов в магазине — а может, ее просто хотели унизить и отомстить за непокорный нрав? Типичная история успеха кинозвезды и ослепительной красавицы. Талантливой актрисы. Интересно прочитать, не так ли?
Так вот. Эта Хеди фашистов ненавидела всей душой. Сбежала она от мужа в 37 году, а через год фашисты уже правили Австрией и начался ад. Хеди с мужем–магнатом посещала разные военные объекты и лаборатории.

Внимательно все слушала, запоминала. И потом в Америке вместе с другом–композитором изобрела способ управлять торпедами. "Прыгающие частоты" они использовали для кодировки сигнала. Тренировались при помощи пианино; у композитора же было пианино. 88 клавиш использовали в разных сочетаниях, чтобы враг не мог перехватить торпеду.
Сейчас благодаря этому изобретению мы пользуемся вай–фай, блютуз и еще разными полезными вещами. У Хеди был свой проектный стол, за которым она делала чертежи и писала формулы. Впрочем, ее гениальное изобретение тогда не оценили — настолько оно опередило время. Военные инженеры смеялись: мол, Хеди предлагает засунуть в торпеду пианино! Ничего не поняли. И ее не поняли.

Поняли только, когда она голой купалась и оргазм имитировала на экране — это да, это понятно. И понятно, что красивая. А какая она на самом деле и насколько гениален ее ум — вот этого не поняли. Зато теперь день ее рождения отмечается как день Изобретателя. Она была не просто умна; гениальна. И, как могла, помогала в борьбе с фашизмом. Хотела топить фашистские корабли и подводные лодки — и смогла бы, если бы ее поняли...

Но не всегда человека понимают. Особенно — красавицу и актрису. Впрочем, одно ее изобретение всем очень понравилось — шипучие таблетки для изготовления сладкого напитка. Хотя тоже все забыли, кто именно их изобрел.

Вот такие бывают ослепительные красавицы. Настоящие женщины, которых не понимают и не ценят. И ложно обвиняют в краже дешевых туфель... И так прекрасно, что такие женщины были и есть — их надо ценить не только за красоту. А за смелость, отвагу, за гениальный ум — но все это как–то не замечают...

Ведь надо просто стоять смирно и казаться глупой, — так грустно говорила сама Хеди.
8
У меня есть младший брат и, несмотря на свой юный возраст, он уже лучше меня знает, куда нужно вложить деньги, чтобы приумножить свой доход. 100 рублей, которые ему даёт мама, он тратит на дорогу до бабушки, которая даст 1000.
Первые очки.

Телефоны, планшеты и т.д., сейчас среди нового поколения редко встретишь будущего снайпера или летчика.
Вот и сыну (одного знакомого) пришла пора надеть велосипед на нос. И в более зрелом возрасте люди стесняются сменить "имидж", ходят никого не видят, щурятся, но не спешат записаться в четырех-глазые. А для подростка-максималиста это - конец жизни. Все усугубляет еще то, что на любом форуме, куча именитых психологов и специалистов, но в реальной жизни, психолог из "обычного" родителя - как из говна пуля: "А ну быстро пошел к врачу - все время сгорбленный и кособокий сидишь за телефоном!".
А подростку только этого и надо - хорошую добрую войнушку с родителями, в этом все стороны - профессионалы.:-) И идут боевые действия без успеха, чем больше приводится аргументов, тем сильнее упирается молодое поколение. Уже и линзы отметены с ходу - у меня нормальное зрение и баста!
Видят родители - не победить врага, приходится, кривясь, идти на поклон, за тяжелой артиллерией.

Бабушка сечет фишку с ходу: "Не хочешь очки - да и не надо, мы лучше твои деньги, выделенные на это, на мой огород потратим." (Что?!)
"Ты внучек, только завтра помоги, после моего окулиста продукты донести." И внук, чертыхаясь, сидит в очереди к бабушкиному окулисту с большой сумкой, ждет когда бабушку примут. А вода дальше камень подтачивает:
- "Ты правильно, делаешь, что не сдаешься родителям. В очках ты бы сразу стал выглядеть старше, умнее, а так ты мне больше нравишься, мой маленький!"
- "А девочки щас вообще странные, нормальных парней не замечают, вон Верка с 3-го подъезда, с которой ты дружил, теперь бегает с этим очкастым..."
- "На другую тему, да давай! Я тут фильм, по книжке твоей любимой смотрела, "Гарри Поттер", хочу чтобы мне доктор такие же очки выписал - круглые."

И размягчается внук, есть понимание, что и не против включить заднюю, только как? Но мало клиента размягчить - его надо добить серией точных ударов:
"А кстати... этот окулист, это мой старый знакомый, он может и твои шары проверить, только сразу говорю - денег у меня нет на твои очки, пенсия маленькая!". Внук молча идет на убой. "Шары" конечно "посажены", еще и астигматизм, специалист поет тоже самое, что и родители. Но он в белом халате, уверен и пользуется страшными латинскими заклинаниями:
"Прогрессирующая миопия, астигматизм, в 20 лет с палочкой. Оправа как у Гарри Поттера? Конечно есть, только я могу до 17:00 зарезирвировать - потом еще кто-то глаз положил."

И охреневшие родители, не верят своим глазам: запыхавшийся сын с порога ревет: "дайте пожалуйста деньги на очки, надо быстрее, иначе продадут другому."
Письмо, которое послал профессор UCLA (Лос Анжелес)Гордон Клейн в ответ на требование сделать послабление чёрным студентам в связи с погромами в Миннеаполисе.
-Знаете ли вы имена своих чёрных одноклассников, - задавал вопрос профессор Клейн этому жалостливому молодому человеку, - как я могу их определить, ведь я учу только онлайн. Я никого из вас в глаза не видел. Может, у меня есть студенты, родители которых принадлежат разным расам, например, половина у них чёрная, а половина – азиатская. Что мне делать с этими бедолагами. Облегчить им сдачу экзаменов полностью или только наполовину. А что делать со студентами из Миннеаполиса. Они ведь особенно удручены ситуацией, причём белые студенты расстроены больше чёрных, потому что найдутся люди, которые посчитают их расистами, а они таковыми не являются. Моя белая помощница из Миннеаполиса, так что если вы не можете ответить на мой вопрос, я спрошу её. Может, вы мне растолкуете, как особый подход к некоторым студентам может помочь им в получении знаний, что является целью обучения. В связи с этим я хотел бы вспомнить знаменитое изречение Мартина Лютера Кинга о том, что людей надо оценивать не по цвету их кожи. Не думаете ли вы, что ваши требования противоречат утверждению Кинга.
Благодарю за внимание,
Доктор Г.Клейн

После этого около 21000 студентов обвинили профессора в "бездушии" и потребовали его увольнения. Университетское начальство их поддержало и профессор вынужден был подать в отставку.
В.Владмели
Ехал как-то в поезде. Купе со мной разделяла симпатичная молодая достаточно интеллигентная семья. Папа-мама и их очаровательная трехлетняя дочурка. И звали её, да и сама она так представилась мне - "Травочка". Спрашиваю у родителей: "Травочка - это ласкательное имя, а как полное, по метрике?" Они с гордостью: "Травиата! Красивое имя, не правда ли?" "Да, - говорю, - очень круто звучит. Только знаете ли вы, что означает это красивое итальянское слово и как оно переводится на нашенский язык?" "Нет. А как?" "Переводится как "непутёвая женщина". Короче, проститутка. А имя той, из оперы, - ВИОЛЕТТА". Можете представить реакцию. Но это уже из другой оперы...
Киев, пятница, вечер, метро. В вагоне уставшие серые лица. На одной из остановок входит мужчина средних лет. Возможно, слегка выпивший. Останавливается посреди вагона:
— Здравствуйте! Всем-всем хорошего настроения и счастья!
Народ в вагоне аж примолк. Испуганно ждёт, что будет дальше.
На следующей остановке мужчина перед выходом:
— До свидания! Прекрасного всем вечера! Любите друг друга!
И ушёл.
Вот тут уже люди начали непроизвольно улыбаться. Поднял все настроение.
7
В СССР прошло моё детство, соответственно, многие мои любимые мультики - именно производства СССР. Нет, к Диснею тоже, конечно, приобщилась, но всё-таки там немного другое. Сейчас моим детям по 7 лет; по телеку мультфильмы мало смотрим, зато научились, поросята такие, в интернете находить любимые мультики и видео. Посмотрела я на дочкиных "Винкс", поморщилась; посмотрела на видео, которое смотрит сын - вообще скривилась. Нет, Топовский, конечно, молодец, здорово на Майнкрафт детей подсаживает, но мне как-то хочется, чтобы мультфильм и некоторое эстетическое наслаждение приносил :) Сейчас сидели в очереди в больнице, сын опять стал просить включить ему Топовского. Я попросила подождать и вдруг вспомнила и поставила "Пса в сапогах". Сыну понравилось. А я снова восхитилась "многослойностью" советских мультиков. Помимо чисто сюжетной линии (это пародия на "Трёх мушкетёров"), там куча небольших юмористических моментов. Ну, хотя бы как кот кардинала съедает по мышке после каждого удачно устранённого пса. А ещё мне понравилось, когда пес прибежал к Бэкингему за колье и увидел стену, на которой висит с пяток таких колье и надписями "Pr.Gloria","Pr.Berta","Caroline", ну и, главное, "My love" ;) Шикарная сцена!
Вообще, такие мультфильмы тем и хороши, что их можно смотреть в любом возрасте. В детстве интересен сюжет, потом начинаешь ценить игру слов, потом видишь некоторые параллели с жизнью и другими литературными произведениями. На волне успеха одного советского мультика я поставила другой - "Остров сокровищ (1986, 2 серии)". Сын оценил, но недоумевал, зачем там постоянные музыкальные и кинематографические вставки. Я посоветовала ему подрасти - большое количество юмора из этих пантомим ценишь с возрастом. А уж характеры героев, графику и добротность мультфильма я смогла оценить только будучи взрослой...
В общем, я написала это всё для того, чтобы кто-нибудь вспомнил, пересмотрел эти мультфильмы и улыбнулся. А иолодёжь, возможно, посмотрела в первый раз :)
Подвиг Терешковой

Помню, как в одна тысяча девятьсот мохнатом году ребята с кафедры жизнеобеспечения космических полетов МАИ в красках описывали космический полет Терешковой. Она не выполнила ни одного задания и обблевала всю аппаратуру.
Терешкова основательно скомпроментировала идею полета женщины в космос. После нее женская группа отряда космонавтов была распущена.
Ребята (которые теперь должны быть прадедущками) к ее полету разработали космический женский унитаз. И им было очень обидно, что их уникальная разработка оказалась востребованной в одном экземпляре. А сколько всего людей тогда ее прокляли?
Но доброе руководство партии решило скрыть неприятные подробности от широкой общественности и обеспечило Терешковой райскую жизнь.
И вот сейчас, в гроб сходя, они решила смачно блевнуть на всю страну. Она думает, что на том свете у нее тоже все схвачено?
Где-то в огромном торговом пространстве. Обувной магазин. Пара М&Ж.
- Я, наверное, куплю вот эти туфли и вот эти, надо бы еще по идее и вот эти.
Мужчина пожимает плечами:
- А эти-то зачем?
- Ну, у нас же через неделю коктейльная вечеринка.
- Котельная. Я, конечно, не особо врубаюсь, но они действительно разные?
- Конечно, смотри........ (далее идет объяснение разницы в микронах от наклона угла и толщины шпильки_каблука, ну, и прочие тонкости).
Мужчина так же пожимает плечами:
- Да хрен его знает. Тебе виднее. Для меня это все одно и тоже. Если ты знаешь, зачем тебе очередная партия педалей - давай купим.
- Во-первых - не педали, а туфли. А во-вторых - я же не спрашиваю - зачем ты у тебя семь ружей.
- Не семь ружей, а четыре винчестера и три карабина...
Ещё когда я работал в милиции во второй половине 90-х, к нам в дежурку завалился побитый в кровь плачущий студент: "Меня бандиты ик... ик... избилиииии!". Тусующиеся тут же омоновцы, вернувшиеся с какого-то патрулирования, заметно оживились: пахло интересным силовым задержанием.
Однако, чем дальше мы слушали рыдающего студиозуса, тем дальше хотелось просто дать ему подзатыльник и отправить восвояси. Оказывается, наш юный балбес бодро топал на занятия вдоль дороги за городом, в руках тащил тубус с чертежами. Мимо проносились машины. В один прекрасный момент студентику стало скучно и он решил подшутить над водителями, подражая героям боевиков. Шутник встал на одно колено, положил тубус с чертежами на плечо и направил его на проезжающие машины.
На скорости было сложно отличить тубус от трубы гранатомёта, на дворе были неспокойные 90-е, и водитель Гелендвагена, в памяти которого ещё были свежи воспоминания об участии в стрелках, автоматически вдавил педаль тормоза в пол, одновременно пригибаясь. Сзади в него тут же въехала другая машина, в неё третья и очень быстро на трассе образовалась свалка. Выскочившие водители побежали вслед за гелиководом, который уже догонял нашего гранатомётчика. Им хватило пары слов пояснений, и студента мутузили все вместе, предложение запихать тубус избиваемому в одно место было принято с энтузиазмом, и спас студиозусу невинность только послышавшийся звук сирены гаишников.
6

Самый смешной анекдот за 13.09:
«Через полгода россияне забудут о пандемии коронавируса», заявил Сергей Собянин. Это что же вы там такое, сука, готовите, аж страшно стало…
Рейтинг@Mail.ru