Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Самые смешные истории за 2019 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

КЛЯТВА

«Клятва умному страшна, а глупому смешна.»

Было это где-то в середине нулевых.
Я только перешёл работать в новую телекомпанию и мой первый день работы как раз пришёлся на вялый корпоратив по случаю дня Советской армии.
Меня никто не знал, я никого не знал, вот, думаю, во время междусобойчика и познакомимся.
За столом собралась телекомпания почти в полном составе: от ассистентов и администраторов, до режиссёров и операторов.
Начались тосты за армию, за мужчин, за женщин, которые ждут мужчин из армии, ну и всё в таком же духе.
А, поскольку я никогда в жизни не пробовал никакого алкоголя, то всё больше налегал на шашлыки и томатный сок, но люди быстро заметили, что новый режиссёр совсем не пьёт и поинтересовались: - За рулём?
Настроение у меня было игривое, тем более в незнакомой компании я не хотел выдавать истинную причину моей трезвости и я решил подурачиться:

- Да, вы знаете, сам в шоке, так иногда хочется вспомнить молодость, выпить, расслабиться, просто не передать словами.
Тем более в такой день, а тем более за знакомство.
Но тут такое дело, когда я служил в армии и вот-вот уже собирался увольняться в первую партию, мы с друзьями-дембелями раздобыли самогону и конечно же после отбоя, в автопарке закатили прощальную пьянку, отмечали скорый дембель.
Короче, под утро, нас поймал наш капитан - командир роты.
Лютый был мужик, но справедливый. Мы, конечно же понимали, что сегодня же, вместо дембеля, все дружно отправимся на местную гауптвахту и своих матерей увидим только после Нового года, месяца через три.
А капитан вдруг и говорит:

- Жаль мне вас, дураков. Ладно, давайте так – если каждый из вас здесь и сейчас даст мне своё мужское слово, что больше никогда в жизни не выпьет ничего спиртного. Вообще никогда, вообще ни капли. Тогда я забываю о вашей пьянке, а вы идёте в казарму спать и на днях спокойно разъезжаетесь по домам. Решайте.
Конечно же мы все дали своё слово. Все, кроме одного.
И вот, прошло уже больше двадцати лет, как я не могу выпить, даже на свадьбе, или в Новый год. Только пробки нюхаю. Ужасно обидно, но пока держу слово. А куда денешься? За язык ведь меня никто не тянул.

Публика очень удивилась и после паузы вразнобой заговорила:

- Какое на хрен слово? Да пошёл он! Подумаешь. Двадцать лет ведь прошло! Я бы только дембельнулся и сразу бы этому капитану прислал фотку, как я бухаю.
- Старик, ты серьёзно? Забей! Тебе ведь самому двадцать лет всего было. Подумаешь, слово дал, мало ли кто кому какие слова давал, тем более по такому серьёзному поводу. Да капитану этому на твои обещания начхать давно. Он и забыл уже сто раз. Полжизни прошло. Я, как юрист говорю – он воспользовался вашей тупиковой ситуацией и заключил кабальную сделку. Тем более на словах. Так что, давай, выпей и забудь.
Я возразил, что – это был наш осознанный выбор, ведь тот, один, который капитану не стал ничего обещать, на следующий же день сел на губу и действительно застрял ещё месяца на два.

Кто-то сказал:
- Нужно отыскать этого капитана, поговорить с ним по душам, может он пойдёт навстречу и позволит забрать твоё слово. Не зверь же. Двадцать лет ведь тоже не мало. Должен согласиться. А?
- А все остальные как? Тоже бухать бросили?
- Да откуда ж мне знать? Каждый ведь говорил за себя лично.
- Да, беда. Обидно в двадцать лет так отрезать себе пути к отступлению. А теперь даже бокальчик дорогого винца не выпить. Но, делать нечего, обещание – есть обещание. Не дай боже так попасть…

С тех пор прошло много лет. Смех – смехом, но в тот день я сразу понял и сто раз в последствии убеждался, что из всего народа в той телекомпании, я мог доверять только тем, кто советовал найти капитана, или скорбел по поводу дорогого вина, а вот на тех, кто советовал плюнуть и забыть о клятвах, я никогда не мог положиться.
И не только я…
Всего один день в России 30 января.
Приехавший на заседание Совета Федерации Генеральный прокурор Чайка с трибуны лично обвиняет 32-летнего сенатора Арашукова в многочисленных убийствах и призывах к свержению власти, глава следственного комитета Бастрыкин и 4 его силовика бегают за Арашуковым по лестнице Совета Федерации, спикер СФ Матвиенко кричит в микрофон, что он побежал наверх и требует вернуть его в зал и посадить в кресло, на улице здание СФ окружено хмурыми и замёрзшими парнями в шлемах с тремя весёлыми буквами на спинах, сразу после задержания сенатор-спринтер, заседавший в Совете Федерации с 2016 года, требует предоставить ему переводчика с русского на Карачаево-Черкесский язык, так как он плохо владеет русским языком...
Секретарь политсовета «Единой России» заявляет о приостановке членства сенатора Арашукова в рядах партии, в связи с утратой доверия...
Экс-балерина Волочкова заявляет, что сенатор очень непорядочный человек, так как, за 9 лет их знакомства, он всегда платил в два раза меньше, чем обещал, поэтому она считает его обманщиком...
Экс-телеведущая Тина Канделаки заявила, что очень поверхностно знает сенатора Арашукова, который обманом втёрся ей в доверие и силой заставлял её брать у него деньги, подарки и летать с ним на отдых зарубеж...
Золотой тенор России певец Николай Басков, который на дне рождении Арашукова, проходившем 12 дней назад, в его личном роскошном SPA-отеле «Адиюх-Пэлас» в Карачаево-Черкессии, лично исполнял песени на черкесском языке, включая арию «Есть единственный всевышний – Аллах», заявил, что вёл праздник абсолютно бесплатно и не знаком с именинником...
Народный артист России Филип Киркоров, выступавший этим летом на свадьбе 16-летней дочери Арашукова, сегодня пояснил, что его всё на этой свадьбе настораживало и казалось фальшивым, поэтому и он, и Игорь Николаев выступили бесплатно, отказавшись от баснословных гонораров...
Официальный представитель Следственного комитета РФ сегодня заявил, что информация о том, что Глава следственного комитета Бастрыкин ездит отдыхать в принадлежащий сенатору Арашукову элитный спа-отель «Адиюх-Пэлас» в Карачаево-Черкессию и фотографировался там со стоящим у входа милицейским ретро-автомобилем, имеющим регистрационный знак 00-01, входящим в коллекцию раритетных автомобилей Арашукова, не соответствует действительности...
В этот же момент, в своём офисе в Питере задержан отец сенатора Рауль Арашукова за хищение газа у Газпрома на сумму более 30 миллиардов рублей. В ходе его задержания, сегодня, в его кабинете были изъяты четыре ноутбука, семь планшетов, одиннадцать (ВКЮЧЁННЫХ!!!) сотовых телефонов...
Официальный представитель РПЦ заявил, что орденом Русской православной церкви святого благоверного князя Даниила Московского II и III степеней, Арашуков бы награждён ошибочно и оба указа Патриарха об этих наградах сегодня были владыкой анулированы...
Это Россия, детка...
Запасаюсь попкорном...
Как гласит известная мудрость: «Хочешь помочь ребёнку — сделай вместе с ним, хочешь помочь старику — сделай вместо него, хочешь помочь мастеру — просто не мешай». Приехали мы с женой в крупный европейский город для участия в важном для нас мероприятии. Но была проблема — в моём гардеробе не было ничего, что соответствовало бы статусу события. Поэтому мы запланировали день шоппинга. День шоппинга! Не знаю, как вам, по-моему, это запланированный кошмар. Выбирать одежду я просто ненавижу, поэтому, когда мы вошли в магазин, и я увидел бесконечные ряды стоек со шмотками, то впал в грех уныния — впереди был мучительный день, наполненный утомительными примерками, раздражённым обменом мнениями («На такого урода вообще ничего выбрать нельзя!») и жалкими компромиссами.
По случаю буднего дня и раннего часа огромный магазин был абсолютно пуст — на всём пространстве не наблюдалось ни единого человека. Взяв костюм, который, вроде бы, отвечал требованиям, мы зашли в примерочную. Типичное не то! Жена оставила меня одного и отправилась за следующим вариантом. Когда она уже подходила к кабинке с другим костюмом, дорогу ей преградил серьёзный солидный мужчина, появившийся неизвестно откуда. Не говоря ни слова, он забрал выбранный ею костюм, повесил его на место и вручил другой. Очень удивлённая, жена пришла с ним ко мне. Я надел, посмотрел в зеркало, и понял, что я вовсе не тот корявый невзрачный человек, каким себя представлял, а именно тот чувак, с которого скульптор ваял Аполлона Бельведерского, только в костюме. Что удивительно, супруга согласилась с этим мнением! Ура, костюм есть! Выйдя из примерочной я спросил молчаливого человека, где можно выбрать рубашку и галстук. Он знаком показал нам с женой оставаться на месте, отошёл на минуту и вернулся с рубашкой и галстуком. И никаких дурацких вопросов про размер шеи и степень приталенности! Да, но нужен ещё ремень! Однажды в таком же магазине я убил кучу времени, бродя вдоль стоек с сотнями ремней всех возможных размеров, цветов, фактур и материалов, в итоге ушёл с пустыми руками! «Белт?» — я с трудом вспомнил слово. Молчаливому потребовалось не больше тридцати секунд, чтобы дойти до нужной стойки и вернуться с нужной вещью. «Ещё нужны «шуз», — выдавил я, уверенный, что тут-то молчаливый разведёт руками и скажет что-то типа «Уж извиняйте, не моя секция, ищите другого консультанта!» Не тут-то было! Уверенным шагом, по-прежнему молча, он провёл нас через весь зал, и, усадив меня на банкетку, поставил передо мной пару обуви. По-моему, он снял её с полки, не глядя, вслепую, как опытный шахматист. Обувь подошла идеально. Но не может же всё быть так хорошо! «Они же лакированные, — завопил я, — Я ненавижу лакированные ботинки! Я ненавижу людей, которые носят лакированные ботинки!» «Ты что, слепой? — сказала жена. — Они идеально подходят к галстуку и ремню!»
Поняв, что он больше не нужен, молчаливый человек исчез также внезапно, как и появился. С того момента, как мы вошли в магазин, прошло не больше четверти часа, а я был обладателем безупречного комплекта одежды. Только одно «но» — в моей жизни крайне мало столь пафосных событий, для которых требуется такой прикид. Но это вопрос не к работникам торговли.
Учительницу уволили за то, что она сфотографировалась в купальнике.

Не за прогулы, не за профессиональную непригодность, не за вопиющее нарушение правил безопасности, повлекшее за собой непоправимое и даже не за пьянство на рабочем месте. Нет.
За фотографию в купальнике.
Не знаю, оговаривается ли как-то особо ношение купальников и последующее фотографирование в оных в педагогических ВУЗах, имеются ли на этот счёт какие-то специальные предписания для учителей, существуют ли профессиональные, учительские модели купальных костюмов, фотокарточки в которых не являются крамолой, есть ли госкомиссия, регламентирующая длину учительских юбок и глубину учительских декольте. Я не располагаю такой информацией.
Но зато точно знаю, что у многих учителей есть дети. Да у большинства! Понимаете? Нет? Ну, подумайте! Дети — они ведь от чего? Не от аиста. Нет-нет-нет! И не в капусте их с озадаченным видом обнаруживают, как бы вам этого ни хотелось! Дети, увы и ах - всегда от секса. Понимаете?
А секс это что? Это же форменное безобразие! Пися в писю! Стоны! Крики! Пот! Сперма! Олег, возьми меня за волосы! Танюша, я щас, щас, Танюшааааааааа!!! Понимаете?
А потом они вот этими самыми руками учить детей идут? Улавливаете логику?
Какая безнравственность! Никакой купальник рядом с таким развратом не стоял! Сексом то они, поди и вовсе без купальников занимаются! Безобразие!
А туалет! Ходят туда и натурально какают! И как только не стыдно! Гордое имя учитель носят, а сами при этом — какают из попы. Я извиняюсь, самым тривиальным образом! Говном! Да-да, им родимым! Не бисером, не блёстками и даже не бабочками! А ещё учителя! И секс у них, и какают, и наверняка, когда дома мизинцем о ножку стола ударяются - «эх блять!» говорят! Да точно говорят!
Надо бы с ними построже! Чтобы ни секса! Ни купальников! Ни каких иных испражнений!
А то ишь, распоясались! Фотографируются, понимаешь! Бесстыдники! Не по-советски это, товарищи! Не для того мы на Колчака в сабельную атаку ходили, чтобы вы тут потом , в светлом будущем секс да купальники вытворяли! Не для этого Лазо в топке то горел! Эх вы! Срамота!
Улов на сотню баксов

Приехал к деду Олегу на рыбалку, начало 90-х было. Договорились завтра на лодке, на озеро. А сегодня-то? Сегодня-то душа горит! Выпили за приезд по стопочке, поужинали, взял удочки, пошел на протоку, к мосту. Хоть уклейки думаю половить, душу отвести. Уклейка как раз шла на нерест, её там в протоке - тьма.
Уклейка конечно рыбёшка несерьёзная, но вкусная. Соседка у деда Олега приспособилась отличные котлеты из неё делать. Принесёшь бывало ей полведра, она котлет накрутит, половина себе, половину нам.
Стою у моста, таскаю уклейку. По дороге - черный джип. Затонированый по самое немогу, боевая машина братвы, летит только пыль столбом.
И вдруг перед самым мостом - фррррр, по тормозам, и встал как вкопаный.
Пыль осела, выходят трое. Реальные такие тревожные ребята. Кожа, бошки бритые, взгляд, все дела.
Встали у джипа, смотрят на меня сверху. Посмотрели, потом один:
- Слы, братан! Чо, рыба есть?
- Да ну, какая рыба! - отвечаю.
Двое остались у джипа, тот что спрашивал спустился вниз. Заглянул в ведро, кричит этим наверху:
- Реально рыба!
- Ну так бери, да поехали! - отвечают ему сверху.
- Слы, братан! Продай рыбу! - говорит он уже мне.
Просьба была настолько несерьёзной, что попахивала каким-то явным разводом.
- Ты чего, издеваешься? - говорю я ему.
- Братан, реально! Мы заплатим, не ссы!
Я говорю:
- Нахрена вам эта мелочь?
- Да нам по барабану!
И понизив голос на полтона объяснил.
- Понимаешь, мы тут ездили, туда-суда, ну, с девочками, отдохнуть, сам понимаешь... А бабам сказали - типа на рыбалку. Чо мы им, селёдки пряного посола с рыбалки привезём?! Ну так чо, сколько?
- Да ладно, перестань! Забирай если надо.
- Чо, серьёзно? Вот ты реальный чувак! А ведро?
- Ведро не могу. Ведро не моё.
- Во! А мы у тебя его купим.
Порывшись в лопатнике нашел там бумажку в десять баксов, скомкал и сунул мне в карман рубашки.
- Нормально? На новое типа ведро.
- У меня сдачи нету.
- Ха-ха-ха! Ты прикольный чувак! Слышь, сдачи говорит у него нету! Ха-ха-ха!
Всё это время, пока длился наш интеллектуальный диалог, я продолжал неспеша дёргать уклейку. Двое наверху за этим наблюдали. И вдруг один крикнул:
- Слы, братан! А на чо ловишь?
- На хлеб.
- Просто на хлеб, и всё?
- Просто на хлеб. На булку.
- Булка это батон?
- Батон.
Он толкнул в бок приятеля.
- Прикинь? На батон! Я тут поехал с одними кентами на рыбалку, понял. Реальные такие рыбаки! Одних понтов на штуку баксов. Лодки, моторы, удочки импортные, все дела. Целый день сидели! Хоть бы блять один головастик! Ни-ши-ша! А тут чувак на палку и булку, зырь, одну за одной таскает.
Они спустились к нам и стали с любопытством наблюдать, как я таскаю уклейку.
- Слы, братан! А можно я попробую? - спросил тот, что интересовался наживкой.
Я пожал плечами, уступил ему место и передал удочку. Двух других это изрядно развеселило.
- О, секи! Щас Лось сома поймает!
Они гыгыкали и толкали друг друга. Меж тем тот, кого они назвали Лосём, неуверенно забросил, поплавок мгновенно ушел под воду, и через секунду у него на крючке уже переливалась в лучах вечернего солнца серебристая рыбёшка. Принять рыбу в руку сноровки у него не хватило, и уклейка, сорвавшись с крючка, плюхнулась в траву.
- Держи!!! Держи её!!! А то ускачет!!! - заорал счастливый рыбак.
- Есть!!!! Ееесть!!! - орали остальные так, что наверное стёкла в деревне дрожали.
Они ползали на коленках по траве, пытаясь поймать бедную уклейку.
- Ух ты! - отдышавшись сказал Лось. Глаза его заблестели азартом. - Видали, как я её чотко?! Токо раз! - и всё! Братан, давай батон!
Он наживил крючок, и снова забросил.
- Братан, а у тебя ещё удочки нету? - спросил один из оставшихся двоих.
У меня в чехле, который я даже не разбирал с приезда, лежало ещё две удочки. Через пять минут все трое выстроились вдоль кромки воды. Но оказалось, что ловить просто так им неинтересно.
- Ну чо, пацаны, по соточке?
- Давай!
- Братан, ты судья!
Они достали каждый по сто долларов, и вложили мне в ладонь.
- Банк короче. Делайте ваши ставки!
И пошла потеха. Они радовались каждой пойманной уклейке так, что младшая группа детского сада на новогоднем утренике по сравнению с ними была просто унылой кучкой ветоши.
Я расчертил на песке табличку, и считал пойманную каждым рыбу. Когда сумерки сгустились так, что уже нельзя было рассмотреть поплавок, подвели итоги. С основательным преимуществом победу одержал Лось.
- Да ну, так нечестно! Лось хоть в детстве на рыбалку ходил! А я вобще удочку первый раз в жизни в руках держал!
- Вот-вот!
- Честно нечестно, а я вас за язык не тянул! - Лось явно радовался победе.
Я достал деньги, и отдал победителю. Тот отделил одну купюру и протянул обратно мне.
- Держи!
- Не-не! Это ж ваша рыба, сами наловили!.
- Братан, ты не понял! Это не за рыбу! Это за удовольствие!
- Бери-бери! - поддакнули остальные. - Треть банкиру эт нормально, это по понятиям.
Смеясь и обмениваясь впечатлениями они развернулись и пошли вверх по склону, к джипу. И тут я вспомнил про ведро.
- Э, парни! А рыбу?
Они обернулись.
- Да нафиг она нам теперь? Нам теперь и так поверят, мы ж реально на рыбалке были!
Смех постепенно стих, и уже от машины, когда хлопнули дверцы, кто-то крикнул:
- Спасибо те, братан! Будут проблемы, найди нас в городе. Спросишь Лося, тебе каждая собака скажет!
Джип, плюнув гравием из-под колёс и мигнув габаритами, скрылся за поворотом, а я стал собирать удочки, пока совсем не стемнело. Проблема у меня была только одна - завтра дед Олег поднимет ни свет ни заря, и будет весь день бухтеть, что я его любимое ведро хотел продать за десять баксов.

(Ракетчик)
2
В прошлую субботу жена сказала что потащит меня в театр. Ну ладно, театр так театр. До театра у меня был целый субботний день и прихватив пару банок пива я пошел в спорт клуб, потягать железки а потом пить пиво в сауне. В сауне кроме меня был еще какой-то мужик, мы с ним задушевно попиздели, но от пива он отказался сославшись на "мне еще работать надо вечером". Бывает, не все по театрам в субботу ходят, некотрые работают. Места в театре были особо отвратные, первый ряд с самого края. Шторы поднялись , темная сцена, на ней столик с графином с подозрительно желтоватой жидкостью (действие происходит в англии, по задумке режиссера видимо виски). Актер с задумчивым еблом подошел к столику, налил себе пол стакана жидкости, медленно поднял голову и посмотрел на зал. Прошелся по сцене, спустился по лестнице сбоку в зрительный зал и оказался прямо передо мной. Тут до меня дошло что это ОН, тот мужик из сауны. Мужик положил мне руку на плечо, посмотрел по верх голов зрителей в зале и сказал "вот теперь можно и выпить".
ВАНЕЧКА

Ванечка - добродушный молодой человек 25 лет от роду. Чуть больше 2 метров ростом, по габаритам напоминает что-то среднее между теленком-переростком и Михаилом Беляевым из сборной КВН Пятигорска (помните, был там такой огромный кадр). По призванию Ванечка - художник. Даже в свое время в школу художественную ходил, да и до сих пор рисует довольно прилично.

Ещё Ванечка - ролевик. Раньше мы таких называли "толкинутыми", но теперь это считается не политкорректным. Смысл в том, что периодически взрослые и не очень дядьки и тетки собираются где-нибудь в лесу на поляне, наряжаются в эльфов, гномов и т.п., и носятся друг за другом, размахивая дубинками. Ванечка в этом сброде играет за урук хаев (кто не знаком с "Властелином колец" - это такая разновидность орков). Играет основательно, поэтому в экипировке имеется настоящая кираса, шлем и двуручный меч. Меч вообще представляет особую гордость: в его дол ("канавка" посреди лезвия) уложена пропитанная воском веревка, которая в случае ночных баталий поджигается. В темноте выглядит потрясающе, особенно когда этот горящий меч отражается в блестящей кирасе. У кирасы, собственно говоря, один недостаток: надевать ее достаточно тяжело, поэтому Ванечка одевается еще дома, а дабы по пути к месту встречи его не остановили (не каждый же день по российским улицам бродят великаны в блестящих кирасах) - связал себе огромных размеров свитер, который и напяливает поверх кирасы. После чего его сходство с добродушным теленком становится еще больше.

А еще Ванечка работает в психушке. Кем - точно не знаю (на мою попытку пошутить, что с его габаритами ему только санитаром для буйных работать, Ваня обиделся и больше этот вопрос обсуждать отказывался). В общем-то, довольно предсказуемо: где же еще работать художнику, по выходным превращающемуся в урук хая. Есть у меня подозрение, что он специально туда пошел, чтобы если вдруг не сможет превратиться из орка обратно в человека - коллеги подсобили. Правда, сам Ванечка утверждает, что выбирал по принципу "чтобы от дома недалеко", ибо с его габаритами передвигаться на общественном транспорте достаточно проблематично, а водить грузовик он не умеет.

Пару недель назад Ванечка возвращался домой с очередной встречи ролевиков. Возвращался уже затемно, да к тому же от метро приходилось идти пешком (оно и понятно: попробуйте при габаритах в 2 с лишним метра в кирасе забраться в такси). Вид одиноко бредущего двухметрового ботаника в нелепом свитере и с большой сумкой привлек внимание какой-то подвыпившей компании, возжелавшей пополнить свои табачные запасы за счет случайного прохожего. В общем, трое товарищей окружили Ваню, и начали докапываться. Сначала словесно, потом начали немного толкать. А потом один из товарищей совершил большую ошибку: погасил свою сигарету о Ванин свитер, оставив на нем дырку. Как потом рассказывал Ванечка, этого он уже стерпеть не мог (свитер он связал сам, потратив на него не один месяц, едва ли не больше чем на кирасу).

В общем, стащил Ваня с себя свитер, достал из сумки шлем с мечом. Шлем нахлобучил на голову, меч поджег, после чего повернулся к охреневшим гопникам и заорал. Как он утверждает, он пытался выдать боевой клич урук хаев. Зная его, подозреваю что это звучало примерно как "Б..., уе...шу нахер!" Я себе прекрасно представляю, насколько красочным было это зрелище: примерно год назад мне довелось отдыхать на даче у его родителей, и когда мы сидели на улице за столом, из темноты появился Ванечка в полной боевой экипировке (как выяснилось, он в таком виде пешком дотопал от ближайшей электрички). Скажу честно, не обосрался при виде этого мрачного рыцаря я только потому, что сидел в это время на стуле, и сиденье выступило в роли запасного сфинктера.

У пьяной компании запасного сфинктера не было. Поэтому они просто ломанулись куда подальше. Ваня, конечно, острастки ради немного побежал за ними, но шансов у тяжелого рыцаря против пусть и пьяных, но легковесов, маловато. Ну да цели их порубить у него и не было.

Продолжение истории наступило следующим утром. Пока Ваня только собирался на работу, ему позвонил коллега и вкрадчивым голосом поинтересовался, а не было ли у него накануне каких-либо интересных приключений. На удивленный вопрос, с чего вдруг такое внимание, выяснилось следующее: вчера вечером в местное отделение полиции вбежали трое не очень трезвых граждан, наперебой кричавших, что за ними только что гнался рыцарь с огненным мечом, и всем им скоро наступит конец (ну это если вежливо). Поскольку граждане были заметно пьяны, в полиции их до утра просто оставили в обезьяннике. Однако на утро граждане протрезвели, но от показаний своих не отказывались, в связи с чем их и решили на всякий случай показать врачам. Поскольку о Ваниных пристрастиях к трансформации в орков в больнице знали многие, а жил Ваня, как мы помним, неподалеку - возникли определенные подозрения.

Ваня решил, что такой шанс выпадает редко. Нет, кирасу он на работу надевать конечно же не стал. А вот шлем и меч взял, благо места много не занимают. В больнице узнал, где ожидают осмотра его вчерашние знакомые, перед дверью кабинета нацепил на голову шлем, в руку взял меч, распахнул дверь и с все тем же боевым кличем урук хаев ворвался в кабинет.

В общем, Ваня получил большое моральное удовлетворение и выговор от главного врача за то, что двое из троих попытались выпрыгнуть из окна (спасли решетки на окнах, но сами стекла разбили), а третий все-таки обосрался прямо на стуле, и стул в итоге пришлось выкинуть.
Знаете ли вы, что такое диаметр/радиус? Супружеская жизнь.
Работаю за металлорежущим станком. В свое время решил поменять род деятельности и был с нуля обучен на производстве на оператора ЧПУ. Позже уже сам обучал основам других ребят. Однажды, во время объяснения одному из стажёров, заметил, что он как-то не очень воспринимает, что я ему пытаюсь втолковать:
- Ты понимаешь? Ты ж знаешь что мерили мы диаметр, а в таблицу записываем радиус? Знаешь что такое радиус?
- Нет, не знаю.
- В смысле не знаешь? Что такое диаметр же понимаешь?
- Нет.
Неожиданно? Не верится? А ведь стажёр был даже не вчерашний школьник, а выпускник Башкирского строительного колледжа по специальности промышленное и гражданское строительство!!! Позже я вспомнил, что и при моем обучение на заводе наставники мне задавали этот вопрос и тогда он показался мне глупым: "как так не знать взрослому, что такое радиус? Да это ж одна из основ всего и вся!"
"Ну наверное парень просто определений не знает <<по-учебнику>>" - подумал я и нарисовал на бумаге окружность:
- Нарисуй, где здесь радиус, где диаметр.
Стажёр рисует внутри моей окружности ещё две.
Проходив под впечатлением от открывшей мне правды весь день, лежу ночью в постели. Размышляю: в какой момент человек узнает что такое радиус/диаметр ( имеется ввиду <<не по учебнику, а своими словами>>; в бытовом смысле когда человек начинает понимать, что вот окружность, а вот тут ее радиус). И каким "типом мышления" обладать, чтобы это понимать? Обязательно математико-техническим? Ну это выяснить легко:
- Жена, просыпайся. Ты знаешь что такое радиус? Диаметр? - супруга-то у меня не технарь ни разу, а филолог-журналист.
- Ты сдурел что ли? Какой радиус, какой диаметр - час ночи! Что случилось?
- Да вот... долго объяснять. Можешь своими словами сказать, что такое радиус?
- Размер круга. Да что случилось-то? Ты что там ночью в постели меряешь?...
То есть всё-таки это не сакральные какие-то знания, хранимые от посторонних. И "не технарь", спокойно окончивший школу и с геометрией, кроме как в бытовом плане, не сталкивающийся, может в час ночи сквозь сон дать ответ, где копать, чтоб найти определение "радиуса".
Вечером следующего дня я решил выяснить, а с какого возраста человек узнает, что есть такой термин "радиус" и спросил у дочери-второкласницы ("ну во втором то классе ещё вряд ли проходят, - подумал я - будет понятно, обязательно ли учиться в школе или достаточно просто по жизни внимательно смотреть по сторонам, чтобы узнать):
- Ты знаешь, что такое радиус? Или диаметр?
- Это в круге, вот точка такая, центральная, и там расстояние до линии.... - немного смутившись отвечает.
То есть ребенок во втором классе уже знает! Но... Что-то больно похоже на определение из учебника... Неужели всё-таки в школе уже проходили?
- А откуда ты знаешь? Вы уже в школе проходили?
- Нет, - улыбается - мне мама утром сказала, что ты меня обязательно спросишь сегодня и надо выучить.
1
ЗНАНИЯ НЕ БЫВАЮТ ЛИШНИМИ
(прописная истина)
Голь на выдумки хитра.

Навеяно историями Travel1980

В начале 90-х, когда магазины были пустые, моя зарплата главврача - 140 руб, санитарки -80, уборщица на соседнем заводе получала 350, а ейный мужик-работяга 700, чтобы прокормить семью и больничный коллектив, начал я заниматься как бы бизнесом - хозрасчетной медициной.
К середине 90-х у меня было 38 аптечных киосков по всему городу.
Кормить-то это кормило, но конкуренция была сильная, и поставщики после «чёрных вторников» товар только по предоплате и за доллары отпускали, инфляция в 100-200% в год была обычным явлением, кредит брался под 300-320% годовых или 25% в месяц, и мысли о том, где бы/что бы/как бы купить-продать, были постоянно.
Летом на биржевых торгах, где я состоял брокером, зацепились языками с владельцем биржи и, одновременно, совладельцем крупнейшей частной нефтяной кампании.
Андрей «поделился печалью»: после переработки нефти кроме светлых нефтепродуктов остаётся, в том числе, мазут. Им можно топить, есть кочегарки-котельные на мазуте, но летом он нахрен никому не нужен, и его переизбыток просто сливали на землю, в открытые резервуары, про экологию и прочие вещи тогда никто даже и не вспоминал.
Я предложил ему сделку, как мне казалось, достаточно авантюрную, а он взял и согласился не торгуясь.
(Надо понимать, что 94-99 гг были расцветом неплатежей, оборотных средств не было, налоги не платились; не было ни зарплат, и не только у бюджетников; не на что было покупать лекарства-бинты-аппаратуру в больницы; финансовый механизм не работал.
Заводы и коммерсанты меняли всё на всё: ткани на пожарную машину, сигареты на кирпич, велосипеды на картошку, зарплату выдавали теми же велосипедами или картошкой.
Чтобы хоть как-то обеспечить денежный оборот, крупные фирмы выпускали свои «ценные бумаги», векселя. Они шли с разными дисконтами - за бумагу номиналом в миллион рублей можно было получить от 800 до 100 тысяч деньгами, а то и дырку от бублика, в зависимости от надежности фирмы. Кто-то менял векселя на товар, кто-то пытался всучить их государству вместо налога, государство упиралось, ибо выдать зарплату или купить лекарства на вексель оно не могло.)
Короче, взял я у Андрея до конца года товарный кредит в виде мазута, с условием оплатить векселями его же фирмы, причём по номиналу.
Первый железнодорожный состав, примерно в 60 цистерн мазута, если правильно помню, я получил дня через три.
Тут же отправил его в Боровск, на стекольный завод, где производственные печи топили круглый год именно мазутом.
Когда состав прибыл на завод, завод отгрузил мне вагонов 20 дрота, длинных стеклянных трубочек, из которых делают ампулы для жидких лекарств.
Эти 20 вагонов дрота уехали на три разных фармацевтических завода с ампульным производством, и вскоре я стал обладателем пяти вагонов уже с лекарствами.
Но ассортимент лекарств, естественно, был небогат, кому нужен целый вагон физраствора, например, и я три вагона перегнал в Москву крупным зарубежным дистрибьюторам лекарств, обменяв свои российские ампулы (которые им нужны были для госпоставок) на хороший ассортимент таблетированных препаратов.
Из трёх вагонов имеющихся у меня различных лекарств два я поставил в областной отдел здравоохранения, начальник которого мне чуть руки не целовал, поскольку я не только обеспечил лекарствами больницы области, но и согласился взять в оплату не деньги, которых у него не было от слова «вообще», а никому не нужные векселя фирмы Андрея, которые облздраву выделил от щедрот своих областной финотдел.
Этими самыми полученными векселями я полностью рассчитался за мазут, а последний вагон лекарств, то есть свою прибыль в виде товарной наценки, поставил в собственные аптечные пункты.
Тут же продал их со скидкой в 30-40% от рынка (по сути, розница у меня была планово-убыточным звеном, обеспечивающим, при этом, реальную прибыль всей схеме)), лекарства улетали как горячие пирожки, причём за наличные деньги.
Этими живыми деньгами я бесперебойно платил зарплату своим сотрудникам даже в самые тяжелые годы.

Году примерно в 97 журнал «Стекло России» назвал мою фирму «одним из крупнейших производителей медицинского стекла в стране»))

Лет десять спустя, получая высшее, уже экономическое, образование в государственном ВУЗе, на госах меня подсунули председателю комиссии, профессору из другого региона, желчному мужику.
Я ему сразу чем-то не понравился, он долго нудел, что я не знаю предмета, что отвечаю не по учебнику, что в жизни все не так, и что-то там сказал про толлинговые схемы. Хоть это и не толлинг совсем, но я рассказал ему эту комбинацию.
Знаете, какой у него был единственный вопрос?
Не, не про экономику и не про маржинальность каждого этапа...
«А как Вы узнали, что при производстве стекла надо много мазута?»

Ну, а хули, зря я, что-ли, после школы пошёл слесарем работать.
На завод.
Естественно, стекольный)
Однажды я был в Алматы, на выставке работал. Достопримечательностей не видел, суеты было много, с утра до ночи торчал в павильоне, питался там же. Кормили, надо сказать, хорошо, жирного плова большая миска, пирожки всякие, компот. И всё это обходилось меньше ста рублей в день, а яблоки так вообще бесплатно — ешь, сколько влезет.
Но вот выставка закончилась, экспонаты упакованы, есть полдня свободных.
— А что в Казахстане такое важное, без чего уезжать никак нельзя, учитывая, что зеленая тюбетейка у меня уже есть? — спрашиваю я у местных грузчиков.
— Бешбармак! — закричали грузчики и все как один показали мне свои тёмные пятерни, — Бешбармак!
Найти самый лучший ресторан национальной кухни я поручил таксисту. Мы ехали по бесконечно длинному проспекту, на домах мелькали трехзначные номера, потом свернули на улицу, и снова ехали долго, долго.
― Это всё ещё Алматы? ― спросил я водителя.
― Где? ― спросил он в ответ, и я понял, что шутка не удалась.
Наконец такси остановилось у опрятного двухэтажного дома с красивыми лампочками.
Приняв от меня оплату, водитель сказал:
― Обязательно конины поешь. Конина помогает от этого… ― он постучал согнутым пальцем по виску.
Я вошёл в ресторан. Народу было много, видимо, пока добирались —наступил вечер. Играл оркестр народных инструментов, девушки в красивых национальных костюмах разносили еду по нескольким залам. Меня усадили за свободный столик, подали меню, огромную книгу в тяжелом кожаном переплете.
Бешбармак я нашел сразу, на первой странице. И хотел уже было сделать заказ, но взгляд задержался на цене. Цена была большая, очень большая. Куда не пересчитывай, хоть в рубли, хоть в доллары. Хм... Судя по описанию мне предлагали за пятьсот долларов наваристый бульон с лапшой. Это что же за лапша такая? А интересно ведь, что за лапша за такие-то деньжищи. Небось не та, которую кипятком разводят. Будет, что рассказать. Но минутку... Ведь в этой стране меня неделю хорошо кормили за пятьсот рублей, а тут одно блюдо за пятьсот долларов. Да эта цена ужина в парижском трехзвёздном ресторане, на двоих и с хорошим вином, да ещё в конце выйдет сам шеф, легенда мировой гастрономии и руку пожмёт, и спросит, всё ли понравилось, а тут― я огляделся, многие уже танцевали не вставая из-за стола, тут никто не выйдет, а если выйдет, то непонятно кто.
Но нельзя же быть таким жадным. Вот я в Казахстане первый раз, а буду ли еще — неизвестно, как же я бешбармак не попробую, зачем ездил-то тогда? Кто у таксиста требовал лучший ресторан? Ну, станет у меня на пятьсот долларов меньше. А на что станет больше? На тарелку лапши? Еще неизвестно, вкусной ли.
Домбра на сцене заиграла "Дым над водой".
А вдруг великие герои прошлого погибли за отказ раскрыть рецепт жестоким джунгарам? А если на этот бешбармак порезали последнего белого верблюда с обложки красной книги и шестьдесят казахских девственниц сушили эту лапшу на склонах Медео, отказывая себе во всём, а я, скупердяй, забывший что живем мы только раз, и нечего мучить себя жалкими сомнениями, сейчас или никогда:
— Девушка! Девушка!
— Выбрали уже?
— Бешбармак, как бы.
— Прекрасный выбор.
— Да? А, ну да. Вот только нет ли здесь ошибки, — спросил я, стараясь не допускать в голосе жалобных интонаций, и ткнул пальцем в цену.
― А вы очень сильно бешбармак любите? — удивлено спросила официантка.
― Не знаю. Я попробовать хотел. Первый раз я... В Казахстане.
― Тогда может быть вам с одной порции начать?
― В смысле?
― Вот на что вы сейчас пальцем показываете, это триста порций или чуть больше, на свадьбу заказывают или на похороны, это уж как повезёт, а вы откройте меню на сорок седьмой странице, давайте помогу, вот, бешбармак с двумя видами мяса, сейчас сразу по курсу пересчитаю, выйдет шестьдесят рублей, а с четырьмя видами мяса получится восемьдесят пять, ― девушка посмотрела на меня испытующе, ― Вы какой вариант закажете?
«Один раз живем, девственницы Медео, сейчас или никогда» всё ещё носились в моей голове.
― Несите за восемьдесят пять! ― решительно ответил я.
Пpиexaл к дpyгy в coceдний гopoд. Мaшинy пocтaвил вoзлe дoмa в пятницy вeчepoм. Bce выxoдныe мы aктивнo oтдыxaли и пьянcтвoвaли, a нa yлицe шёл cнeг.
B итoгe, кoгдa я в вocкpeceньe вeчepoм coбpaлcя дoмoй, вмecтo мoeй мaшины cтoял cyгpoб. Снeг был мoкpый, тaк кaк пocлe cнeгoпaдa нaчaлacь нeбoльшaя oттeпeль, a пepeд бaмпepoм кpacoвaлcя гpeбeнь из cнeгa, кoтopый тpaктop чиcтящий двopы aккypaтнo pacкидaл пo бoкaм.
Мaшинa низкaя и я зaceл пpиличнo. Лoпaты нeт. Пытaлcя c pacкaчки выexaть. Нoгaми/pyкaми cнeг из-пoд кoлёc oтгpeбaл. Бyкcyю и вcё. Ужe xoтeл звoнить дpyгy, чтoбы тoт пoмoг, кaк тyт из пoдъeздa c oтбopнoй бpaнью выбeгaeт кoвыляющий пeнcиoнep c лoпaтoй.
— Кaк ты мeня зaeбaл! Гaзyeшь нa cвoём вeдpe нa вecь двop! Я бл*ть дaжe тeлeвизop нe cлышy!
И c этoй вceй pyгaнью, oн oчeнь шycтpo oткидывaeт лoпaтoй cнeг. Пocлe тoгo, кaк мнe пoлeгчaлo oт ocoзнaния тoгo, чтo oн нe coбиpaeтcя мeня oгpeть этoй лoпaтoй, я нaчaл eмy пoмoгaть, oткидывaя тoжe нoгaми.
— Хyли ты cвoими caндaлями кoвыляeшь?! Сaдиcь в мaшинy и yёбывaй oтcюдa!
Я мoлчa ceл в мaшинy.
Дeд нeтepпeливo мaxнyл мнe pyкoй, a caм oбoшёл и yпepcя в бaгaжник.
Нeмнoгo pacкaчaвшиcь, я блaгoпoлyчнo выexaл.
— Спacибo! — кpикнyл я, oткpыв двepь.
— Пoшёл нax*й! — ycлышaл я в oтвeт.
1
В городе Ленинграде с незапамятных времён в библиотеке им. Салтыкова Щедрина работала старушка по фамилии, как все считали, Люксембург. Мало ли евреек работает в библиотеках. Так все считали. Но тут в отделе кадров озаботились чистотой своих рядов и запросили, а есть ли у этой их работницы родственники за границей. Есть, ответила старушка: королева Англии и королева Нидерландов. И я не Люксембург, добавила старушка - я герцогиня Люксембургская. Стали разбираться, а как в чистые ряды советских библиотекарей попала эта безобразная персона. Оказалось, что есть записка Ленина с просьбой устроить эту женщину на эту должность.
В молодости занимался я благоустройством своего маленького участка. Был у меня вместо домика вагончик в виде бочки.
Рядом обустраивались еще пара молодых семей.
И вот приспичило мне воспользоваться дрелью. Свою дома забыл. Спрошу думаю у соседа.
Я – «слушай дай дрель пару дырок просверлить»,
Сосед – «дык у меня самого нет».
Я. – «ну спрошу тогда другого соседа»,
С.- «плохая идея, он вообще неадекватный, с ним лучше не связываться».
Объяснить «неадекватность», однако, он не смог.
Захожу к другому соседу.
Я – «слушай выручи, дрель позарез нужна, всего пара дырок».
Сосед 2. – «послушай дрель у меня не новая, сам понимаешь что если у тебя в руках она сгорит, будет неприятно и мне и тебе. Просить у тебя новую дрель мне стыдно будет, а тебе неприятно будет за старую дрель новую отдавать»,
Я подумал «теперь понятно почему он неадекватный, жадный по ходу».
А сосед продолжает – «давая я к тебе приду с моей дрелью и помогу все что нужно сделать, бесплатно и по соседски. И если что с дрелью случится, то будет досадно мне одному».
Пришел он ко мне и все помог сделать. С тех пор сам я точно также стал поступать с другими. Как по мне самое адекватное решение.
Ну что, продолжим, пожалуй, цикл про жуликов. Хотел бы поделиться одним эпизодом из моей карьеры. Впрочем, "расследованием" это назвать тяжело, там сложности было на две копейки, но случай, как мне кажется, достаточно занимательный и чем-то поучительный. Впрочем, уважаемые читатели, судите сами. Как обычно, предупреждаю, будет длинновато.

"Политкорректные Мошенники"

Эпиграф "Учиться, учиться и учиться" (Советский лозунг, возникший из статьи В.И. Ульянова "Лучше меньше, да лучше" (1923)).

Лет 7 назад я устроился работать в одну фирму на довольно серьёзную должность. Пожалуй впервые в карьере моя позиция была практически не связана с ревизиями и аудитом, а больше фокусировалась на корпоративном управлении. Но опыт, как известно, не пропьёшь.

Моя новая компания была несколько необычной. Раз, хотя она и числилась американской (т.е. в США находилось высшее руководство, в т.ч. основатели-эмигранты), но подавляющее большинство сотрудников работало в СНГ, куда я, собственно говоря, и ездил несколько раз в году. Два, она была отморожена на всю башню на соблюдении всяческих "правильностей", "толерантностей", "корректностей", и т.д. Для меня, только что отработавшего четыре с лишним года среди дальнобойщиков, слесарей, кладовщиков и продаванов запчастей/техники, где подобные вещи были как с другой планеты, это был определённый культурный шок.

Конечно, бизнес бизнесом, но можно смело сказать, что компания диспропорционально управлялась отделом кадров. Точнее, "эйчаром", как официально величали отдел, даже в русскоязычных странах. Каждое тело, едва усевшись на стул, должно было думать о "персональном девелопменте", ставить себе "таргеты", и регулярно заходить в специальную интранетовскую страничку, дабы проходить "виртуальные трейнинги". Помимо всего, каждому сотруднику полагался "пир бадди (peer buddy)" и, конечно же, "коуч". Все эти трейнинги, коучи, и таргеты предназначались для того, чтобы "интегрировать во внутреннюю культуру" любого вольного мустанга, попавшего из диких прерий в эту компанию.

В первый же день работы я уселся за рабочий компьютер и открыл свой почтовый ящик. Если честно, то я предполагал, что он будет девственно чист. Ну, максимум одно-два письма, типа "добро пожаловать в нашу компанию". Ха-ха. Меня ждало как минимум штук 20 сообщений из "эйчара". Оказалось, что я, сволочь эдакая, ещё не начав толком работать, уже просрочил штук 10 "трейнингов" и не подписал десятка полтора форм. И, пока я всё это не выполню, ни о какой другой работе и речи быть не может.

Сводились все эти курсы самообразования в принципе к одному, толерантности и бытию паинькой. Дескать, первичными половыми признаками в коридорах не размахивать, слабый гендер за вторичные половые признаки публично не мацать, приверженцев однополых сексуальных отношений пидо... тьфу, геями не называть, и вообще относиться к ним со всей приязнью. Кстати, трансгендерам тоже надо симпатизировать и немногочисленных афроамеронегров не кошмарить.

Дальше - больше. Мусор всенепременно сортировать, прослушать лекцию об экономии бумаги, и как это повлияет на окружающую среду, записаться в какой-нибудь форум (типа "защита пингвинов при вырубке деревьев в Сахаре"), подписать форму об отрицании насилия в рабочей обстановке (то бишь рыло никому у фонтанчика не чистить), развивать в себе гуманитария постоянным просвещением, имидж бренда нести в массы, и т.д. и т.п. Все свои шаги документировать, составлять графики, потом создавать "креативные репорты", обсуждать "девелопмент" с "департмент хедами" и "коучами" на регулярной основе. А они, в свою очередь, должны посылать отчёты выше и "анализировать тренды" своих "людских ресурсов".

Мне-то ещё более-менее повезло, будучи в США (где высший генералитет чихал на эти эйчаровские потуги), я был достаточно удалён от всех этих напастей. Но вот мои сотрудники в СНГ получали свою еженедельную порцию внутреннего спама, на который их заставляли реагировать, бросив все остальные дела. Ладно дурацкие письма на почту, это пустяки. Куда хуже было, что по всем офисам, особенно головному, непрерывно шастали "эйчары и эйчарки" и доставали всех подряд, выписывая "ноутисы" и "экшн камменты" за "нон-комплайенс". И где их только набрали, как будто одна мама родила и в зоопарк отдала на воспитание. Никогда не встречал такого всеобщего неприятия одного конкретного отдела.

Прилизанные бойкие мальчуганы в обтягивающих штанах и розовых рубашках с узкими галстуками и густо намазанные девчушки в вызывающих нарядах и сапогах на высоких каблуках с визгом появлялись ниоткуда и создавали видимость кипучей деятельности, начиная бурю в стакане воды.
- Как вам не стыдно, почему не вывешен плакат с внутренними стандартами? - возмущалась одна, нервно цокая каблучками.
- Кто из вашего департамента отвечает за форум о диверсификации? - грозно воспрошал нахватавшийся верхов юноша.
- Почему мы не получили анализа отчёта о прогрессе развития? - громыхала другая дамочка, демонстрируя могучие, туго обтянутые, перси.
- Вы же не проставили рейтинги своим ресурсам. Мы же вас предупреждали ещё на прошлой неделе, - хватался за голову ещё один глянцевый пацанчег, поправляя сбившуюся от гнева чёлку.
- Когда вы проходили курсы на тему корпоративной этики? Неплохо бы повторить, - тонко намекала на несоответствие очередная уполномоченная, сверкая маникюром и обволакивая целый отдел резким ароматом духов.

Возглавлял эту братию некий Тимур с помощницами: Яной - возглавлявшей собственно сам отдел кадров и Олей - возглавлявшей систему обучения, так называемый "трейнинг лид". Шуму, ясное дело, они создавали много, а вот толку особого я так и не увидал, хотя и честно старался. Более того, всех уже достало высокомерие новоявленных патрициев и снисходительные взгляды сверху вниз на нас, плебеев.

Нет, не поймите превратно. Я первый признаю, что грамотный отдел кадров - это сила и важнейший инструмент в корпоративном управлении. И я двумя руками проголосую за грамотное обучение сотрудников. Но тут на лицо было явная профанация. От домогательств этой полированной банды мои коллеги уже выли на луну, тихонько матерились и мечтали о мести. Так уж получилось, что "молотом ведьм" довелось выступить мне. Правда, произошло это почти случайно.

Во время очередного визита разговорился я с местным бухгалтером, Верой. Помните Людмилу Прокофьевну из к/ф "Служебный Роман"? Вот по прикиду точно она, только чуток постарше. Дама крепкой советской закалки, ей эти новоявленные хлыщи поперёк горла.
- Вера, - говорю. - Слушай, я тут к своему прелюбимейшему хобби обратился, анализом расходов занялся. Только начал, но уже вижу, что наши гламурные кисо впереди планеты всей. Все эти помпезности влетают родной фирме в лютую копеечку. Я далеко от поляны, а ты над схваткой паришь. Скажи мне, как художник художнику, от них хоть какой выхлоп есть?
- В корень зришь, - вздыхает. - На мой взгляд - мышиная возня. С них профиту, как свинью стричь - визгу много, шерсти мало. Вот, не далее как сегодня утром, Оля притащила очередные счета на оплату трейнингов. Кричит, что срочно, кровь из носу, сегодня оплатить надо.
- А ну дай взглянуть, ради спортивного интереса. И договоры тоже. А чего срочность такая?
- Говорит, что и так припозднились, трейнинг уже сегодня начался. Кто-то что-то чего-то как-то почему-то упустил, Тимур лишь вчера договора получил и подписал. Еле уговорили преподавателя без предоплаты выйти. Так что платить надо без отлагательств.
- Ну, давай посмотрю, чего это им так уж замуж невтерпёж.

Бегло просмотрел, общие суммы немаленькие. Потом детально взглянул и аж присвистнул.
- Вера, эти договора вообще кто-либо читает? Ну кроме самого Тимура и Оли.
- Может, юристы. Моё дело малое, договор подписан, счёт есть, я платёжку делаю, финдиректор платёж выпускает.
- А главбух смотрит?
- Не знаю, давай её спросим.

Подошли, спрашиваем.
- Алла, ты договора вообще смотришь?
- Смотрю, но, если честно, не всегда. Эти не смотрела. Не успеваю просто.
- Отлично, тогда играем в игру "Кто, кому, куда?" Внимание, вопрос первый. Какая средняя зп у бухгалтера в стране? В долларах, для простоты.
- Ну, сразу после универа, долларов эдак 500.
- Отлично. А знаешь какой почасовый тариф за обучение в этих договорах? $400 за час. ЗА ЧАС. И это в стране ещё не побеждённого социализма. Даже высококлассные юристы в Нью Йорке и то за час столько не берут. Это не вызывает смутных сомнений?
- Это я раньше когда-то спрашивала. Говорят, что тренер больно крутой, очень уж курсы специфические.
- Надо жалом по рынку поводить. Как говорит Станиславский, "не верю." Ну ладно. Внимание, второй вопрос. Кто готов выйти на работу в майские праздники (дело происходило в самом конце апреля)?
- А что надо? - хором интересуются Вера и Алла. - Если очень требуется, наш отдел выйдет, но, конечно, не хотелось бы.
- Вот постыдились бы. Вам не хочется, а люди тельняшку на себе рвут на Непальский флаг. Выходят на обучение... внимание - звучит барабанная дробь - с 28 апреля по 10 мая. В свой кровный выходной. Вот это я понимаю, вот это ввпреданность компании. Причем, заметьте, учиться будут, не жалея себя, по 12 часов в день. И всё с одним и тем же загадочным гуру-преподавателм. Главное, тема-то какая "эффективное управление персоналом." Это я не выдумываю, и время, и сроки, и преподаватель, всё указано в договоре.
- А ну, дай посмотреть? - сказала Алла. Посмотрела. - А знаешь, кого обучать-то будут?
- Давай, порази меня в самое сердце.
- Самих себя, любимых. Т.е. отдел кадров и развития сам себе трейнинги заказывает. Знаешь что, тут по договору действо будет у нас же в здании. А ну, давай посмотрим, на этих "студентов."

Прошли, осмотрели все конференц-залы. О боги богов, все пусты. Прошли мимо отдела кадров. Надо же, какое совпадение, никто не обучается. Все своими делами заняты.

Подняли старые контракты и счета. Всё оказалось настолько просто, что даже не смешно. Отдел кадров и обучения годами благополучно заказывал "трейнинги" у парочки поставщиков. Изредка они действительно проводились, но чаще всего эти заказы были для самих себя. То бишь пребанальнейшая откатная схема. Вот только никому в голову даже не приходило, что самые кипучие политкорректно-толерантные руководители отдела этим промышляют. Между прочим, весьма удачно, за пару лет высосали из компании порядка 600 штук вечнозелёных.

Финал можете представить себе сами. Без подобных "руководителей" отдел быстренько присмирел. Да и гламурные девицы и лощёные юноши куда-то исчезли, буквально за пару месяцев.

Ну, а я по возвращении из командировки для "эйчара" форму заполнил, "таргеты" пометил, "план девелопмента и энхенсмента" написал, всё, как регламент требует. Вот только отсылать эти бумажки стало некому. А я же так старался. Обидно.
Рассказала знакомая. Решили они с бойфрендом узаконить отношения. Обоим под тридцать, второй брак, в общем не пионеры. Она - абсолютно городская барышня, "дитя асфальта", он из алтайской деревни, выучился, родители живут там. После ЗАГСа посидели с друзьями в кафе и поутру к родителям в деревню. Ну а там - село есть село, пир горой со всеми последствиями. Далее с ее слов. Проснулась утром, головка вава, во рту кака. Вышла во двор - весна, солнце, красотища. Грядка с молоденьким укропчиком, как раз к моему состоянию. Присела на корточки, потихоньку щиплю. На крыльцо выходит свекор, закурил, о чем-то думает. Я ему:
- Укропчик молоденький вкусный, люблю.
Он посмотрел внимательно на меня, сигарету изо рта вынимает:
- Укроп я и сам люблю, а скажи - нахрена ты морковную ботву жрешь?
Стрелял, внучки, стрелял

Когда я приезжаю в родную деревню, всегда прихожу на кладбище. По окончании уборки могил родственников, обязательно останавливаюсь у одного надгробия. Где похоронен «дед Винак», как его называли. Говса Викентий Яковлевич.

На памятнике - фото дедушки с «буденовскими» усами. Фото человека-легенды.

В 1942-м девятнадцатилетним ушёл в партизанский отряд. После освобождения Беларуси был призван в РККА, войну закончил в Берлине в звании сержанта, командира 57-мм орудия. Дважды ранен.

В составе подразделения имел четыре благодарности Верховного Главнокомандующего (за Варшаву, освобождение Польши, Одер и Берлин) и благодарность Жукова за штурм Рейхстага. Участник Парада Победы.

В деревне его уважали, а мы, пацанва, при каждом удобном случае засыпали вопросами:

- Дед, расскажи, а что ты делал на войне?

- Стрелял, внучки, стрелял.

- А по ком?

- По немцам, е** их мать, по немцам.

- А по танкам стрелял?

- И по ним, е** их мать, и по ним.

- Много подбил?

- Не считал, е** их мать, не считал.

На этом разговор, как правило, заканчивался, и старик молча уходил в хату. Дочь говорила, что плакал.

О том, что одна из его наград - за вынесенного с поля боя тяжело раненого командира батареи, я узнал много позже, когда Викентия Яковлевича уже не было в живых. Тогда же его дочь показала благодарности Сталина и Жукова, два ордена Славы, два ордена Отечественной войны, орден Красной звезды, медали за Варшаву, Берлин, нашивки за ранения.

Дед Винак никогда не носил награды, как и все ветераны в нашей деревне.

Они вообще никогда не рассказывали о войне, не кичились подвигами и не считали себя героями. И только раз в году, на 9 Мая, старики собирались в парке. Без медалей и орденов, без торжеств и пафосных речей. Сидели на лавках и молча пили.

За тех, кто «стрелял, внучки, стрелял».
Автор: Андрей Авдей
Я такая старая, что помню прошлый век.
Например, я помню времена, когда сливочное масло было полезным. Его клали в горячую кашу, намазывали на хлеб, смазывали блины. Очень полезным было масло, особенно для детей.
Еще я помню, когда были полезными дрожжи. Особенно для подростков. Когда у нас дома у очередного подрастающего отрока начинался сезон прыщей, мама начинала почти каждое утро на завтрак делать блины на дрожжах. Пухлые, кислые, офигительно вкусные блины были ужасно полезны, потому что в них дрожжи.
Мясо было полезным — любое. Свинина, говядина, дикое — полезно было всем, особенно детям и тем, у кого физические нагрузки. И мозговые косточки были полезны. И хрящики.
Курица была полезна вся. Грудка, конечно, но ноги-крылья-потрошка — все-все в курице было полезно, кроме кишечника, желчного пузыря и перьев.
Рыба была полезная вся. Особенно — жирная. Особенно — детям. Детям особенно была полезна жирная рыба, но и взрослым любая рыба была полезна.
Полезным был яичный желток. Особенно тоже детям. И пожилым.
Молочные продукты были полезные — все без исключения. Детям, беременным и больным — особенно, но вообще — всем. Творог любой жирности был полезным. В молоке были кальций, белок, витамины. Лактоза тоже была и она тоже была полезная. Сметана была полезная — особенно деревенская, конечно, но магазинная тоже приносила пользу. Особенно в борще.
Борщ вообще был полезный. Во-первых, суп. Горячий суп раз в день был чрезвычайно полезен для любого организма. Во-вторых, в борще мясо, а оно тогда еще было полезным. В-третьих, овощи.
Овощи были полезными все. Свекла была полезной. Особенно тем, у кого прыщи и запоры, но вообще-то для крови она была всем полезная. Морковка помогала расти и хорошо видеть. Капуста славилась витаминами. Горох был полезный. Помидоры очень полезные были. Очень.
Полезными были каши. Любая крупа была полезная. Особенно детям. Мужикам тоже — если с мясом. Хотя, вообще, с мясом было полезно всем.
Яблоки были полезные. Особенно детям.
Апельсины были полезные. Особенно больным.
Хлеб был полезный. Особенно всем.
Мед был полезный. Особенно зимой.
Какао было очень полезным, тоже детям — особенно.
Чай с молоком был полезный. Без молока тоже.
Только кофе был вредный, если его много пить. А если не очень много — то тоже ничего.
Нынче, конечно, у многих продуктов характер испортился. Вредные такие все стали, ужыс! Только мы — жители прошлого века и помним, какими они были милыми и полезными когда-то раньше…
© Людмила Овчинникова
5
Еду домой после тяжелого трудового. Пересадка в метро, подъезжает поезд, захожу в вагон, двери начинают закрываться. И вдруг, в самый последний момент, запрыгивает девушка. Смотрю и глазам не верю. Это ж бывшая моя. Ну не прям бывшая–бывшая, просто были какие-то недолгие и невнятные отношения, потом сами по себе и развалились. Мне выкатили бочку претензий, мол, не соответствую я высоким стандартам, а я процитировал классика, в том духе, что ваши ожидания – ваши проблемы. И разошлись, как в море корабли. А тут такая встреча!
Ну, кто старое помянет, тому и глаз вон. Разговорились, я остановку свою пропустил, доехали до ее станции, вызвался проводить. А по дороге, внезапно, бар. Зашли, естественно, выпили по шотику. Потом по лонгу, потом проводил ее до дома, предложила подняться, я не отказался, домой, соответственно, не поехал. Всю ночь распивали напитки и трясли стариной. Под утро, когда я уже утихомирился и думал поспать, был выставлен наружу, мол, мама скоро с ночной вернется, нафиг ты тут нужен.
Стою я, почти трезвый, сонный до одури, на часах без пятнадцати шесть, к девяти на работу. Хорошо хоть в душ дали сходить. Понимаю, что если домой поеду, то глупо выйдет; час до дома, минут 40 дома и уже на работу пора ехать. Решаю не мотаться туда-сюда, рвануть в офис сразу. У нас там, напротив кабинета гендира, отличный диванчик стоит, ключи у меня есть, часок, а то и полтора, поспать успею. Сказано – сделано. Приехал в офис, надыбал где-то плед, завернулся в него, лег и отключился. Одна только мысль крутилась – жалко, что спать так мало, не высплюсь…
И вот сплю я отчаянно, снятся мне сны дивные. И прямо во сне приходит понимание, что как-то подозрительно долго я сплю. Открываю глаза, сам весь такой бодрый и отдохнувший. На часах 12, вокруг, с ехидными ухмылками, снуют коллеги, а я без штанов посреди офиса лежу, пледиком укрытый.
Вскакиваю, одеваюсь, докапываюсь до нашего офис-менеджера, мол, что вообще происходит. Та отвечает, что когда она пришла, я мирно храпел на диване, а гендир сидел в своем кабинете и шипел на всех, чтобы не шумели и дали мне поспать. Я тогда сисадмином трудился, все и подумали, что я опять ночью работал, важные для компании дела делал, вот гендир меня и оберегает.
Слово «конфуз» лишь очень приблизительно описывает мое тогдашнее состояние. Со смешанными чувствами стучусь к гендиру. Тот по-отечески улыбается, наливает мне писяшку какого-то модного коньяка, рассказывает, что как пришел и меня увидел – сразу молодость свою бесшабашную вспомнил. Но если еще раз повторится – уволит, даже не разбудив. Золотой был человечеще!
Загрипповал. Иду к врачу. Температура - под 39, но, странно, настроение - отличное.
Врач ведет опрос, записывает всякую хрень, и между делом справшивает:
- Какие лекарства принимали?
- Рюмочку бехеровки и теплое пиво.
Тот перестает писать. Замирает на пару секунд...
- Коллега? Что ж не сказали, что вы доктор?
Давно дело было. Семьи у меня тогда еще не было, а дури хватало.
И занесла меня нелегкая через Индию на Андаманские острова. Да-да, те самые острова, которые упоминает А.Конан Дойл в своем романе «Знак Четырех».
Поначалу путешествие обещало быть вполне беззаботным – приземление в аэропорту столицы островов Порт-Блэр, осмотр острова, и затем каждые несколько дней перемещение между несколькими самыми крупными островами на морском катере. Уже во время перелета Калькутта-Порт Блэр стало ясно, что что-то пойдет не так. Внезапно налетевший циклон, нетипичный для этих мест в то время года, тряс бедный самолетик так, что, казалось, хотел вытрясти из него пассажиров. На море был шторм, катера не ходили, и в Порт Блэре мы застряли на неизвестный срок, вчитываясь в прогноз погоды, и надеясь на такое же внезапное исчезновение циклона.
За несколько дней мы успели наизусть выучить нехитрое, но неизменно термоядерное индийское меню в местных ресторанчиках, поменять несколько гостиниц, исколесить остров на авто рикшах вдоль и поперек, посмотреть Андаманскую тюрьму, попасть под тропический ливень, а циклон так и не думал уходить. Один раз нам разрешили выход в море на катере, но его так качало и носило на волнах, что капитан дал распоряжение вернуться обратно в порт.
Гостиницы были забиты такими же застрявшими туристами, как и мы. Мы перезнакомились друг с другом, и у нас в итоге сложилась довольно пестрая компания из украинки, армянки, латыша, индуса, француженки и немки. Украинка, латыш и армянка прекрасно общались по-русски, индус со всеми – по-английски, француженка лопотала только на своем, но ее понимала украинка, а немка ломано изъяснялась на английском. Всеобщая посиделка превращалась в настоящий птичий базар.
Индус оказался еще тем пронырой, и попал на прием к самому министру туризма Андаманских островов. Тот пообещал, что циклону осталось бушевать буквально пару-тройку дней, поэтому покидать их роскошные острова ни в коем случае не надо. А пока не ходит катер, надо воспользоваться прекрасным комфортабельным автобусом, который буквально за какие-то 11 часов пути по островным джунглям довезет вас на север островов, где вы и насладитесь всеми прелестями этого края. Тем более, туда редко добираются туристы, и практически девственный тропический край в полном вашем распоряжении. Он рисовал в нашем воображении дивные манящие картины: необитаемые острова Росс энд Смит, соединенные между собой тонким перешейком земли… абсолютно девственные джунгли… заросли мангровых деревьев… пустынные песчаные пляжи с нависающими над золотым песком пальмами…
Название конечной точки нашего пути – Диглипур – я запомнила на всю жизнь. 11 часов тряски в старющем автобусе без амортизации и жесткими скамьями вместо сидений превратили мой зад в отбивную. Министр не соврал – туристов не было уже даже на этапе посадки в автобус. Только местная интеллигенция.
Джунгли и правда были невероятно красочные, дикие, нетронутые. Единственное, что говорило о цивилизации, это проложенная через них дорога для местного автобуса. Ехали мы в сопровождении полиции на мотоциклах, так как путь лежал через остров, запрещенный к посещению туристами. Там до сих пор сохранилось племя, которое носит набедренные повязки, использует для охоты копья, и панически боится фотоаппаратов. Наводить фотоаппарат на них категорически нельзя – обуреваемые своими суевериями, они становятся очень агрессивными, нападают на автобус, и заодно могут посрывать украшения и почему-то одежду красного цвета. Мы видели их. Несколько человек вышли из леса, и стояли смотрели на наш автобус, с копьями в руках, сверкая маленькими злыми глазками. Это было какое-то сюрреалистичное зрелище. Как будто за окном автобуса показывают документальное кино. В итоге обошлось без эксцессов.
Дважды автобусу надо было переправляться на пароме. Все пассажиры выгружались, и старый ржавый еле ползущий по заливу паром перевозил сначала автобус, а потом возвращался за пассажирами, так как переправить всех сразу было для него равнозначно гибели.
В одну из таких переправ захотелось мне в туалет, и я, как девушка стеснительная, и уже просто офигевшая от бесцеремонности индусов (местные пялились, тыкали пальцами и что-то обсуждали постоянно), устремилась к единственному строению в поле моего зрения. Архитектура его не оставляла сомнений, для чего оно возведено, и я предвкушала пару минут уединения.
И вот в самом центре Андаманских джунглей, в окружении островных индусов и мангровых зарослей, я испытала (как говорил Михаил Задорнов) чувство ГОРДОСТИ за наш народ!
На стене туалета по-русски огромными печатными буквами мелом было выведено ЖОПА МИРА
"Все инструкции по технике безопасности написаны кровью..."

Народная мудрость.

Я считаю, что с этой фразы должны начинаться ЛЮБЫЕ правила или инструктажи по ТБ, может тогда будет лучше доходить. Особенно это относится к правилам обращения с оружием. Большинство знают: "Владелец оружия должен всегда обращаться с оружием так, как будто оно заряжено и готово к выстрелу.", и что категорически запрещается: "Направлять оружие на человека, даже если оно не заряжено, либо в сторону людей, зданий и сооружений...". Знают, но самоуверенно нарушают, я сам это видел неоднократно.
- А-а-а... Я был уверен, что оно не заряжено! - рыдает очередной охотник над трупом застреленного товарища.
- Ой-ой-ой, оно само выстрелило... - оправдывается следующий долбоебушка... Но сделанного уже никак не развернешь.

В тексте будет несколько историй на эту тему, произошедших лично со мною. Делить на несколько - не вижу смысла, тема то одна, а кому длинно - пусть листает..

В детстве я занимался несколько лет в стрелковом тире. Стрельба из малокалиберной винтовки и весьма успешно, на мой взгляд, в 13 лет получить 1-й взрослый разряд, не дотянув одного очка до КМС, стать чемпионом области среди школьников, считаю более чем.
Поначалу правила обращения с оружием нам вдалбливали чуть ли не на каждом занятии, но тем не менее всё равно находились придурки их нарушавшие.

Нам иногда, в качестве разрядки и для разнообразия давали пострелять из другого оружия, например, из пистолета Марголина под обычный малокалиберный патрон 5,6 мм. на 25 метров. Вот и сейчас, выдали каждому такой ствол, идем с оружейки по коридору группой из 8-ми человек во главе с тренером. Согласно правилам: ствол на предохранителе, магазин отдельно, патроны отдельно, снаряжать можно только на огневом рубеже. А один умник, ну так торопился пострелять, что подотстав, решил набить магазин заранее, вставил в пистолет, потом подумал, что ничего же не случится, если он передернет затвор и поставит обратно на предохранитель.
Что-то произошло с пистолетом, может стопор какой сломался, но он сразу стал стрелять, даже без нажатия на спусковой крючок. Так и дал неожиданную очередь из пяти выстрелов. Повезло, что уже вдолблено было на уровне рефлексов, что оружие нельзя направлять на людей, поэтому тот передергивал затвор, подняв ствол вверх, почти вертикально. Хорошо и что еще удержал в таком положении, хотя и получил между большим и указательным пальцем левой руки, острыми краями резко задвигавшегося затвора, до крови, но все равно не бросил, несмотря на боль и неожиданность. А уж как мы напугались... Пострадала только побелка на высоком потолке, наши нервы и немного наши уши и мораль, когда наш очень интеллигентный тренер, до этого называвший всех на "Вы" и со словом "пожалуйста", вдруг начал, топая ногами, дико орать на этого парнишку, брызгая слюной и практически не используя литературные слова...
Выгнали, конечно.

Следующий случай произошел через несколько лет, когда я уже занимался самостоятельно по индивидуальной программе, приходя в любое время.
Зимние каникулы, я приехал с утра. Переодеваюсь не торопясь, потому что слышу, что в оружейке много народу (человек 12) из младших. Их тренер сам выдает винтовки (СМ-2, если кому интересно). Патроны нет. В тире по-утреннему малолюдно, можно сказать и нет никого, охранник, тренер (не мой) и начальник у себя в кабинете. Народ, получивший оружие, вытягивается, через длинный коридор, в достаточно просторную стрелковую зону.
Дети, оставленные без присмотра, даже не сомневайтесь, начинают "дуреть", выплескивая неуемную энергию и придумывая на ходу невероятные шалости. Сперва пощелкали затворами, а потом один достал, заныканные на предыдущей тренировке патроны. И стали они играть в войнушку. Отламывали пули и стреляли. Сперва в стенку. Свинцовая пуля у малокалиберного патрона, вынимается (сворачивается руками в сторону) достаточно легко. Звук без пули получается негромкий, практически легкий хлопок, в оружейке неслышный, зато из ствола вырывается небольшое острое пламя. Красиво.
Заходит очередной, получивший оружие пацан, видит такое дело, тоже подключается. Отламывает пулю и стараясь не высыпать порох, аккуратно вставляет, закрывает затвор и стреляет в шутку в одного из товарищей.

Я при этом не присутствовал, только когда прибежал вместе с тренером на громкие, истерические вопли, увидел еще подергивающийся труп с аккуратной, маленькой дырочкой во лбу, и второго пацана бьющегося рядом в истерике, в широком круге уже молчаливой толпы остальных.
- Я пулю отломил! Я пулю точно отломил! Вот она! - рыдал мальчишка, повторяя это как заклинание и стараясь не смотреть на мертвого, своего лучшего друга.
Дальнейшая экспертиза показала, что в той винтовке с предыдущей стрельбы застряла в стволе пуля. Видимо бракованный патрон попался, а стрелявший, по неопытности этого не понял, когда последним выстрелом просто якобы не попал в мишень. И чистить поленился.
Директора тира уволили, без права занимать такие должности, получил он условный срок, а вот тренер сел реально. Инструкцию для тренеров переписали, а пацана всё равно уже не вернешь. 12 лет ему было. И для меня жуткая наука, на всю оставшуюся жизнь.

Может поэтому, когда уже в армии на стрельбище на меня стал двигаться ствол заряженного автомата, я без раздумий плюхнулся в пыль, вжимаясь головой в землю, стараясь стать маленьким и незаметным. Сослуживцы надо мной потом ржали и прикалывались, а я ничуть не сомневался, что сделал всё правильно и буду так делать впредь в подобных ситуациях.
Но обо всем по порядку.

Стрельбище. Стреляем из АКС-74, разбившись по отделениям. Один из наших стреляет, а мы стоим сзади метрах в пяти вольной колонной по одному, дожидаясь своей очереди. Автомат у каждого свой и магазин снаряжен, но он в подсумке и присоединять до момента пока не лег на грязную подстилку и без приказа - запрещено. Командует сержант, командир отделения. Со "скворечника" за стрельбой взвода (три стрелковых позиции по одной на отделение), наблюдают офицеры.
По команде на огневой рубеж выходит узбек из молодых. Ложится, вставляет магазин, снимает с предохранителя, передергивает, а по команде "Огонь" выстрелов отчего-то не происходит, при этом видим, что несколько раз судорожно нажимает на спусковой крючок. Может осечка, может патрон не до конца дослал, но он вдруг резко поворачивается налево, приподымаясь и изгибаясь как змея верхней половиной туловища, и двигая ствол на нас и сержанта, также продолжает раз за разом нажимать на спуск:
- Товарлицся сержанта, не стрелят... - сержант отпрыгнул в сторону, я мгновенно упал на землю, а остальные остолбенев, продолжали стоять и словно зачаровано смотреть. Сержант сбоку навалился на узбека, рукой за ствол отводя автомат в сторону и прижимая его к земле. Со скворечника по крутой металлической лестнице уже слетел и скачками бежал к нам командир взвода, красный как рак.
- Д...баев!!! Ишак тебя нюхал!! Завтра мне лично всё сдавать будешь... - на последних словах зашипел, что та кобра, видно от перехватившего горло спазма, сглотнул, махнул обреченно рукой и уже относительно спокойно сержанту, забравшему и разрядившему автомат: - Автомат в руки не давать! В наряд его по роте, пока не разрешу сменить... И чтобы вне тумбочки я его без тряпки не видел... Уф-ф, долбоеба кусок...

Вечером узбек в упоре лежа сдавал зачет по оружию и заодно устав караульной службы:
- Делай раз!
- Часовой лицом неприкосновенный... Э-э, да...
- Что "да", дурачок? - ржут деды. - Сейчас за фанеру прикосновенный будешь... Давай заново....
- Я училь...
- Встать! Смирно! Упор лежа принять! Делай раз...

А сколько нечаянно стреляли при разряжании оружия в караулке... На моей памяти раз семь или восемь. Казалось бы процедура простая: Отсоединил магазин, снял с предохранителя, передернул затвор, нажал на спуск, поставил на предохранитель. И тут умудрялись путать. Сперва передернул очередной долбоеб, а только потом магазин отсоединил - Бабах! Хорошо, что для таких случаев в караулке была установлена перпендикулярно стене, на уровне пояса, толстенная, стальная труба сотка, примерно метр длиной и все манипуляции производились, только помещая конец ствола в нее.

Следующий случай с уже пострадавшим, произошел в Узбекистане, где наш полк обретался в командировке по случаю массовых беспорядков.
Мирные вроде как узбеки, вдруг начали турков-месхетинцев жестко резать и жечь, невзирая на пол и возраст. Маргилан, недалеко от Джамбула. Все уже закончилось, но нас еще там держали. Дневные патрули отменили из-за жуткой жары в начале июня, да и нечего там было уже патрулировать, днем городок просто вымирал, а несколько наших бойцов схватили тепловой удар.

Наша рота обретается в какой-то небольшой школе. Два бойца на воротах, двое в патруле по периметру внутри забора. Один часовой у комнаты без окон, где хранятся боеприпасы. А чем остальных занимать? На улице на солнце - жуткое дело.
На мой взгляд, все проблемы в армии возникают, когда у солдата без контроля появляется незанятое любым, даже самым дубовым делом, время.

И тут. Жарко, душно, скучно... Еще раз очень жарко, и еще раз неимоверно скучно...
А ротные офицеры (пять человек) где-то надыбали видик с кассетами (тогда в новинку) и целыми днями смотрят, то голливудские боевики, то комедии, а то и порнуху, закрывшись в одном из классов, типа штаб, канцелярия роты и их спальня в одном лице.
На службу, вдали от высокого начальства, забили, тоже утомившись от безделья, жары и внятной цели. Раздевшись до трусов, целыми днями валяются на матрасах и пялятся в небольшой телик.
После завтрака, ком. роты приказал, типа чистка оружия. Занимайтесь. Три взвода - три школьных класса. А сколько его можно чистить? Ну, час, другой, а по прошествию трех, уже и самым правильным служакам сержантам надоело кого-то гонять.
Кто первый начал я не видел. Фур-х... Полетела первая протирка, из выданной под это дело старой простыни, порванной на ленты шириной 2-3 сантиметра. И понеслось..., у каждого в карманах по несколько патронов болтается, пусть и с пулей из пластика (бело-молочного цвета), выдаваемых солдатам на массовые беспорядки, но тем не менее.
Технология проста: У патрона отламывается пуля, шомполом в ствол забивается плотно протирка. Почти беззвучный выстрел и кусок тряпочки вылетает из ствола. Сразу раскрывается-распушается, поэтому летит от силы несколько метров, но выглядит прикольно.
Пулю от АКС-74, калибра 5,45 из патрона вытащить не так то просто, но быстро приспособились. Кто дверью зажимает, кто в каркас школьного стула из профильной квадратной трубы вставляет и пламегасителем автомата отламывает... Прям войнушка началась: Пуф-ф, Пуф-ф... Мне сразу поплохело:
- Пацаны..., может... ну его нафиг? - да кто бы меня слушал, я к тому моменту отслужил только год и выше еще два призыва...
Бочком, бочком выскользнул в коридор, идите нахер боевые камрады, я то знаю не понаслышке, чем такие игрища частенько заканчиваются.

И точно, через какое-то время, рев раненого вепря, маты... Хлопки сразу прекратились. Я зашел обратно, один дед скачет, зажав жопу руками, ругается не по-детски, остальные стоят в ахуе... Потом остановился и начал вытаскивать из задницы длинную, окровавленную протирку. Тащит и тащит со стоном, а она все не кончается... В итоге выташил ленту сантиметров 50, если не больше...

А как получилось: Один дед, национальностью грузин, когда у него остался один патрон, решил сделать супер выстрел. Поэтому не стал делить кусок ленты, а целиком ее запихал, очень плотно и сильно утрамбовав шомполом. Просто так стрелять неинтересно уже, а тут товарищ вовремя нагнулся, с увлечением работая шомполом...
При выстреле в упор, с расстояния один сантиметр, плотно утрамбованная тряпка не успела разойтись и потерять скорость, так и вошла, легко пробив натянутое хб и трусы. Шоркнула по ягодице изнутри и в тело - на глубину больше сантиметра, чуть сбоку от естественного отверстия.

Ротный фельдшер, метнулся под роту (в школьный спортзал) и притащил свою сумку. Залил, сильно кровоточившую рану, перекисью и приложил-прижал большой тампон: На, держи сам. Поставил в плечо укол с обезболивающим и еще антибиотик. Дед, со спущенными штанами полулежит на животе на парте, тихонько постанывая и периодически выстреливая порцией матов и угроз в сторону грузина, а остальные совещаются:
- Может так заживет...
- Пусть скажет, что упал задом на угол, лежащей на боку табуретки... - ох, выдумщики...
- Лучше скажет, что полез на яблоню за яблоками (на территории школы было несколько) и упав, напоролся жопой на сучок...
- Всё это херня, пацаны... - это уже фельдшер.
- Любой доктор определит, что это огнестрел. И само не заживет, там в ране частички сгоревшего пороха и наверняка фрагменты ниток с ткани от протирки, хб или трусов. Однозначно чистить надо. И место еще такое. Сфинктер поврежден. Короче, ротному честно сдаваться надо! Пусть машину вызывает и в госпиталь везут...
- Бля...

Парню сделали несколько операций, рана долго гноилась, в итоге комиссовали, а ему тогда уже приказ вышел... Не дослужил несколько месяцев... Грузину дали год дисбата. А роту вместе с офицерами потом долго сношали при каждом удобном случае. Вот такие игрушки...

Может, исходя из такого своего негативного опыта, я очень быстро отказался от охоты. Сперва загорелся, но съездив пару раз, особенно в большой компании и чуть не поседев раньше времени, решил, что мне точно такое не нужно. Когда нехило подпив, "охотнички" начали хвалиться стволами и стрелять по бутылкам, не соблюдая самые элементарные требования техники безопасности. Ставивший бутылки еще не отошел в сторону и пары метров, а кто-то уже палить начинает... А несколько раз я сам рукой отводил или наклонял вниз, ненароком направленный на меня или на других ствол...
- Да он не заряженный... - что тут говорить..., кому объяснять...

Товарищ тоже после одного случая завязал. Поехали они с другом на утку. Неширокая протока, обильно заросшая по берегам камышом, чистой воды немного, метров 20-30. Приехали поздно, уже ночью, покемарили пару часов в машине и на зорьке тихонько заплыли на резиновой лодке в камыш. Толкнули на чистую воду несколько резиновых уток...
- И тут я в манок крякнул... - ржет, кривясь товарищ, которого я навестил в больнице. Из камышей с того берега, такая пальба началась, стволов в пять не меньше. Я в лодке вскочил, ору, руками машу, да где там...
Лодка сдувается, в меня попали и в Витьку, но палить продолжают...
Он получил семнадцать дробин, Витька восемь, зато одну в мошонку... Все дробины зашли неглубоко, но это все равно жутко неприятно.

Как-то прочитал, что небоевые потери ВСУ на Донбассе составляют больше 30% от общего числа потерь, а в некоторых нац.батальонах и все 50%. В принципе не удивлен. При отсутствии должной дисциплины, а-ля казачья вольница, типа Запорожская сечь, да еще под гориловку, очень даже может быть. Для сравнения - небоевые потери армии СССР в Афганистане никогда не превышали 10%. Военный прокурор Украины вообще заявил, что небоевые потери превысили боевые, но начальник Генштаба Муженко его поправил, цитата от LIGA.net.: "Он рассказал, что с начала конфликта и по конец 2017 года в Донбассе боевые потери составили чуть более 2300 военнослужащих, а небоевые — 871." "Причем отметил, что такие случайные потери по сравнению с 2015—2016 годами уменьшились в разы."
Много там, даже в статистике от Генштаба, вдруг оказалось самоубийств. А я не верю, что молодые, здоровые парни, неожиданно так массово самопострелялись. Наверняка львиная доля там несчастных случаев из-за неосторожного обращения с оружием. Но представляют, как самоубийство, чтобы родственникам не платить... Тьфу, черти...

Поэтому, и на основании вышеизложенного, я категорически против свободной продажи огнестрельного оружия. И не надо мне про самооборону. Вооружатся в первую очередь преступные элементы и прочие отмороженные неадекваты. Тут некоторые дебилы на велосипедах умудряются детей насмерть давить, а вы мне про смертельно опасные стволы...
Ну его нафиг, господа...
«Ребята, хочу задать такой вопрос. С нами на одной улице живет семья с несовершеннолетними детьми. В доме нет ни газа, ни света(отключили за не уплату). Дети ходят голодные, холодные и наблюдают как их родители не работают и беспробудно пьют. Куда обратиться за помощью? В органы опеки? Детей очень жалко... Анонимно».

Я прочитал этот пост и вспомнил свое детство. У нас тоже на улице была такая семья, мать алкоголичка, отец где-то потерялся, а мальчишка — Олежка, из-за этого страдал. В физическом и моральном плане. Он был на три года младше меня, сообразителен, энергичен, отлично играл в шахматы, частенько у меня выигрывая, чем вводил меня в ярко выраженное нервное состояние. Воспитывала пацана вся соседская рать, каждый из соседей считал своим долгом пригласить его домой, накормить, подшить если что-то порвалось, а иногда и прикупить кое-что новенькое. А уж если у его мамы к вечеру собиралась компания, то кто-то обязательно шел и забирал Олежку к себе переночевать. Никто и никогда даже не подумал наверное определить его куда то в детдом, хотя утверждать я этого стопроцентно не могу, сам еще пацаном был.
В 1981 году, стихия смыла часть нашего поселка, погибло много людей. Трехметровый водяной вал вперемежку с деревьями и камнями ударил по поселку ночью, когда все спали, наш край улицы пострадал сильно. Из пятнадцати домов на месте осталось только два, остальные просто разорвало, разломало и смыло. В тот год погиб и Олег. Я не был свидетелем стихии, был в отъезде, но когда вернулся из разговоров понял, что Олег до последнего старался спасти соседей и как рассказывали выжившие ему в нескольких случаях это удалось, пока самого не придавило бревном. На тот момент ему было пятнадцать лет и я так думаю, он всех считал своей семьей. Как бы сложилась его судьба в детдоме я и предполагать не хочу.
В Национальной художественной галерее в Дублине супружеская пара с совершенно смущенным видом смотрит на картину, на которой изображены трое абсолютно голых чернокожих мужчин, сидящих на скамейке. У двоих были черные члены, а у среднего розовый.

Прогуливающийся неподалёку куратор галереи понял, что им трудно интерпретировать смысл полотна и, как искусствовед, предложил свою личную оценку.

Он продолжал более получаса, объясняя, что это символизирует сексуальное ущемление чернокожих в преимущественно белом патриархальном обществе. Он также добавил, что...

«На самом деле, некоторые серьезные критики считают, что розовый пенис также отражает культурное и социологическое угнетение, испытываемое геями в современном обществе».

После ухода куратора к паре подошел какой–то ирландец и сказал:

— Хотите знать, о чем на самом деле картина?

— Вы считаете себя бОльшим экспертом, чем куратор галереи?

— Я художник, написавший эту картину. На самом деле здесь вообще нет чернокожих. Это три ирландских шахтера. А парень посередине в обеденный перерыв сбегал домой.
8
Случай в гаражах.
Этот случай был в Мурманске лет 15 назад.
Мой знакомый поработал на иностранном судне и сошёл на берег вместе с иностранным коллегой, у которого была перевахтовка. Их самолёт был вечером и они весь день гуляли по городу.
Внимание иностранца привлек гаражный кооператив. Знакомый объяснил, что это место, где хранят и ремонтируют машины, а также «take a party».
Иностранцу стало интересно как это можно бухать посреди механизмов и мазута, они зашли в один из открытых боксов... И знакомого распёрло от гордости.
Это был идеально вылизанный гараж облицованный кафелем. На стене висели написанные маслом портреты Цоя и Достоевского.
Внутри сидел бородатый хозяин и с задумчивым видом пил пиво и слушал музыку Чайковского из динамиков стоявшей там «Волги»...
Есть в соседнем отделе мужичок лет сорока, никнейм был до этой истории «Угрюмый», а вообще Александр отроду. Взгляд холодный, вечно хмурый и молчаливый. На корпоративы не ходит, с коллегами в турпоездки не ездит. В отличии от других мужчин бабников и балаболов, ни с кем из коллег-женщин шашни не крутит, за аборты не платит, семьи не рушит. Короче, замечен в аморальном поведении не был. К нам в бухгалтерию заходит не здороваясь, исключительно подписать зарплатную ведомость или за командировочными. Вообщем неприятный асоциальный тип.
Недавно в коридоре, что-то как шандарахнуло в лифтовой (есть один лифт в здании, который работает только на несколько нижних этажей, лифтовое отделение находится на нашем этаже). Полетели искры, повалил едкий дым паленой пластмассы из двери и вентиляции, заволок весь офис. Народ в панике, звенит сигнализация, все мачо с криками «пожар «, «горим», и «спасайся кто может» где-то растворились в здании, как шипучий аспирин в стакане, а я и ещё пару отмороженных стали в коридоре и гордо готовились принять уготованную участь.
В этот момент, подошёл неспешно Угрюмый, как будто он этим занимается с утра до вечера, открыл распределительный щит, пощелкал рубильники. Снял с держателя огнетушитель, внимательно посмотрел на этикетку, обмотал лицо смоченным минералкой полотенцем, с фразой типа «вроде подойдёт» зашёл в лифтовую. С минуту был слышен шипящий звук выпускаемого огнетушителя и его кашель, дым сменился то-ли на пар, то-ли на углекислотный туман. И все затихло.
Угрюмый вышел и спокойно произнес следующую фразу:
- Так, бабени, тишина и спокойствие, без паники. До приезда пожарных эту дверь не открывать, воздух в лифтовую не пускать. Возвращаемся на рабочие места и думаем, чем будем кормить мужа на ужин. Разойтись.
Вот так, раз и все. Захотелось его просто обнять и расцеловать. Его семья наверно за ним, как за каменной стеной.
Когда-то я смотрела на мальчика, который бился в истерике в магазине, требуя шоколадку, и думала – фи. Вы просто не умеете их воспитывать. В доме, где на полках стоят книги, а в воздухе звучит классическая музыка, ребёнок не бьётся в истерике. Он отодвигает от себя томик Шопенгауэра и спрашивает: «Мамочка, я могу съесть шоколадку?»

Я смотрела на девочку, которая дубасила лопаткой напарницу в песочнице, и думала – фи. Мой ребёнок никогда не будет никого бить лопаткой. Никогда и никого. В доме, где на полках музыка, далее по тексту.

А потом я родила двоих детей. Одного за другим, не приходя в сознание.

С тех пор девочка с лопаткой приходит в мои сны. Она дубасит меня по кумполу и голосом Шопенгауэра спрашивает: «Ну что? Получила? Получила? Ты просто не умеешь их правильно воспитывать!»

То, что я не умею их правильно воспитывать, было открытием номер раз.
То, что все дети – сюрпрааайз! – разные, стало открытием номер два.

Вот возьмём девочку Санечку.
В комнате бардак. А давай-ка, говорю, приберёмся. Утром уборка, говорю, вечером – мультики.
Девочка Санечка честно убирает комнату и смотрит заслуженные мультики.
А теперь возьмём мальчика Серёжу. Серёжа сначала интересуется, сколько мультиков он сможет посмотреть, если уберёт комнату. О цене договариваются на берегу, справедливо полагает мальчик Серёжа. Потом Серёжа торгуется. Он со вкусом скандалит на тему того, что 2 мультика – это мало, и ему нужно 3. Потому что 3 мультика, мамочка, это лучше, чем 2 мультика, мамочка, ты какая-то глупая мамочка.
После этого Серёжа строит замок, рисует динозавра и беседует с игрушечным хомяком. Потом приходит и сообщает что Сейезинька отинь устай, что животик хочет кушать, a глазки хотят мультик, а ручки и ножки совсем, совсем не могут ничего делать.
Я не знаю, как заставить Серёжу прибирать комнату. Привет тебе, о девочка с лопаткой.

Или вот возьмём врача и прививку.
Девочка Санечка боится врачей и прививок. Она кричит и вырывается. Она дерётся как лев и не идёт на уступки. Девочка Санечка – честный боец. В меня – гордо говорит муж.
Я не знаю, как убедить Санечку не бояться прививок.
Да вижу, вижу тебя, девочка с лопаткой, сгинь уже.

Или вот возьмём кактыпровёлдень.
Девочка Санечка очень любит рассказывать, как она провела день. Как с утра она пришла в школу. Встретила Нину. Потом они пошли на завтрак. На завтрак была невкусная каша, потом была математика, потом они ходили в буфет, и так коротенько минут на 40.
Мальчик Серёжа информацией нас не балует.
Началя папа пьивёй меня в сад, мы кусийи, потом меня побий Максим, потом я побий Максима, потом я спай, потом папа пьисёй. Се!

Девочка Санечка любит заныкать свои конфеты в красивую шкатулку, а потом любоваться и пересчитывать.
Мальчик Серёжа любит сожрать свои конфеты, а потом тырить чужие из красивой шкатулки.

Девочка Санечка пошла в школу с 6 лет. Когда мы были на собеседовании, Санечка узрела на столе у секретарши стеклянную фигурку оленя. Стеклянный олень, вашумать! Это ж надо додуматься.
Санечка два часа прорыдала горючими слезами о том, что ей без такого оленя теперь жизнь не мила. Прямо там, в школе, и рыдала. Мимо ходили ученики, строго смотрели учителя, а под секретаршиным столом злорадно хихикала девочка с лопаткой.

Саня выковыривает из пирога изюм и ест только тесто.
Серёжа выковыривает из пирога изюм и ест только изюм.
Серёжа спит днём по два часа.
Саня не спит днём с двух лет.
Я не знаю, это про дети-разные, или про девочку с лопаткой, сами придумайте.

Саня никогда не таскала в рот монетки, бусинки и детальки от конструктора. Никогда никогда никогда.
Серёжа радует нас до сих пор. Недавно проглотил монетку и начал задыхаться. Если б не моя сестра, которая быстро перевернула его вверх тормашками и вытрясла эту монету, то я даже не хочу думать.

Ни Саня, ни Серёжа не умеют ходить в музей. Всё, что их интересует в музее, – это пожрать. Пожрать в музеях обычно не бывает, поэтому музеи их не интересуют. Хеллоу, книги на полках и журчащая в бачке музыка.

Ещё я всегда мечтала печь вместе с детьми. Знаете, вот эта идиллическая картинка, красивая мама в фартуке, а рядом два причёсанных ребёнка вырезают формочками из теста рождественское печенье.

У меня было три попытки.

В первый раз выяснилось, что у меня опасные формочки. Если надавить ими на тесто не с той стороны, то можно здорово порезаться. В тот раз Саня залила кровью всю кухню, у меня тряслись руки, а формочки я выкинула.

Вторая попытка произошла уже после того как родился и слегка подрос Серёжа. С новыми, безопасными пластиковыми формочками. Выяснилось, что Серёжа очень любит тесто. Стоило мне отвернуться, как Серёжа жрал тесто. Собственно, на печенье теста не хватило.

В третий раз звезды были на нашей стороне. Никто не порезался, и не какал потом сырым тестом два дня подряд.
Я просто полдня отмывала кухню, коридор, себя и детей. А потом решила – ну его в пень, это печенье.

Но вчера я зачем-то снова сделала тесто! Лежит в холодильнике, угрожает. Я тоже немножко боец. Горжусь!

А вот с оленем – проблема.
Вы не знаете, где можно купить маленького стеклянного оленя, вашумать?
Подозреваю, что девочка с лопаткой знает.
Но не говорит!»

(с) Svetlana Bagiyan
7
Британский гонщик Марк Фишер недавно оказался в центре скандала, разгоревшегося после его слов о том, что он не имеет ни малейшего представления, что во время гонки говорил ему Гетин Джонс, уже долгое время являющийся его вторым пилотом.

Предполагалось, что второй пилот читает так называемую "легенду" — серию заметок, описывающих маршрут прохождения трассы, но Фишер назвал это "полным вздором" и что он подыгрывал второму пилоту все эти годы. "Это просто абракадабра", сказал он. "Но организаторы считают, что во время гонки в машине должно быть два человека. Гетин хороший парень, поэтому я всегда брал его с собой."

Сообщается, что Девис пришел в ярость от слов Фишера и утверждает, что в команде они были равными партнерами, но Фишер сразу же опроверг это.

"Ой, да ладно", скзазал он. "Послушайте только — 100 ПР2–4 на ЛВ5–1 подброс на выходе на грунт! несет 300. И чем мне это поможет в момент, когда меня несет боком на скорости девяносто миль в час?"

Фишер не первый раз становится предметом обсуждения из–за роли второго пилота. В 2009 году на ралли в Ювяскюля, Финляндия, оставшись без второго пилота, он силой посадил в машину бездомного бродягу, выполнив таким образом условие "два человека в машине." О трюке узнали после просмотра записи с камеры, установленной в машине, на которой видно, как финский второй пилот вместо чтения легенды раз за разом повторяет "Вот дерьмо!", временами вставляя фразы вроде "Осторожно, дом!" и "Помедленней, ты, засранец!"
Любовь с первого... класса.
Незадолго до того, как мой сын пошёл в школу, меня отозвали из отпуска на судно и вернулся я в Одессу, когда он ходил уже во второй класс. Свободного времени у меня было достаточно и я с удовольствием повёл сынишку в школу, благо находилась она всего лишь в десяти минутах ходьбы от дома. По дороге мы встретили одноклассницу сына, хорошенькую белокурую девочку, сопровождаемую тоже папой. Разговорившись с ним, мы обнаружили, что мы коллеги, только он работал на рыболовных судах и тоже первый раз вёл дочурку в школу. Было сразу видно, что дети очень рады друг другу и мы вели беседу, следя только за тем, чтобы они правильно переходили перекрёстки. Возле школьного двора они помахали нам ручками, а мы с новым знакомым пошли вместе домой, зайдя по пути в кафе попить кофе. Так и водили мы с ним детей в школу до Нового года.
Перед зимними каникулами в школе, как всегда, устроили новогодний утренник для детей, но я с утра был по делам в пароходстве и пообещал подъехать к его началу прямо в школу, что я и сделал, опоздав, правда, минут на десять. Утренник был уже в полном разгаре и я начал искать своих, удивляясь, что не вижу ни одного знакомого лица. Через минут десять я не выдержал и спросил молодую женщину, активно работающую с детьми, не знает ли она где 2-й «Б» класс?
- Это как раз мой 2-й «Б», я его веду с первого класса.
У меня, наверное, был настолько растерянный вид, что она даже рассмеялась:
- А кого вы ищете?
Я назвал фамилию сына и его маленькой подруги. Теперь настала ее очередь удивиться:
- У меня в классе таких не было и нет. Вы что-то путаете, может они учатся в школе неподалёку, в двух кварталах от нашей? У них там тоже утренник сегодня.
Сообразив, что если я буду продолжать в том же духе, то, в лучшем случае, выставлю себя на посмешище, поэтому я поблагодарил её и быстренько ретировался.
Немного поразмыслив на свежем воздухе, я решил сходить в соседнюю школу - хорошо, что это были старые добрые времена и строго контроля на входе в школу не было.
Вы уже, конечно, догадались - все наши были там: и дети, и родители!
По дороге домой я докопался до истины: оказывается наши дети души друг в друге не чаяли и всегда старались побыть вместе подольше, а тут вдруг такой случай подвернулся - они прощались с папами у чужой школы, делали вид, что туда заходят, а когда мы уходили, брались за руки и шли в свою школу! Я старался сохранить строгий вид, но в глазах у меня начало предательски пощипывать и я перевёл разговор на другую тему.
Когда в следующий раз мы с другом вели их в школу, то молча переглянулись и решили оставить все, как есть, прощаясь с ними возле чужой школы и давая им возможность хоть немного побыть без опеки, хотя для уверенности следовали за ними незаметно на большой дистанции, а они шли, держась за руки, увлечённо беседуя и никогда не оглядываясь назад.

P.S. С тех пор прошло сорок лет и ничего не изменилось: они до сих пор вместе. Совет вам да любовь, дети!
В электричке еду. На работу. В тамбуре. Как всегда с утра - давка. На Перловской (станция такая) в вагон влезает девица. Из креативных и продвинутых. Ну до зарезу им нужно ходить в пирсинге и жрать на ходу. Типа занятой очень и времени нет. По этому случаю у девицы в одной руке - горячий кофе в стакане с крышкой, в другой - початый банан. Ну а поскольку уехать хочется всем, то девицу эту толкнули в спину и она сделала пару шагов вперед в позе фехтовальщика. Ну и размазала банан по ветровке мужика стоящего рядом. Оглядел мужик измазанное бананом пузо и выдал...

- Ну бля, банан-то могла бы и на дереве доесть...
Из говна и палок

Жил-был в Дании Питер Фройхен (иногда его называют Петер Фрейхен). Родился в 1886 году, мама у него была датчанка, а папа - юрист... То есть, ошиблась: добропорядочный еврейский бизнесмен.
Мальчик вымахал большенький, двух метров ростом. Еврейский папа надеялся, что сын пойдет по его стопам, и станет изучать финансы. Но Питер поехал в Копенгагенский университет, посмотрел на это вот все, и говорит:
— Ну на хуй, тоска такая, пойду в медики, там хоть на трупы в анатомичке посмотреть можно.
— Что ж, — отвечает папа, — Тоже хорошая профессия. Может, дантистом станешь или проктологом. Без куска хлеба не останешься: зубы и жопа есть у всех.

Однако через два года Питер окончательно заскучал, даже трупы его не утешали. Он бросил универ, и в 1906 году со своим другом Кнудом Расмуссеном отправился в Гренландию. Тогда были в моде арктические экспедиции.
Прибыл Питер в Арктику, обрадовался.
— Вот это, — говорит, - по мне. Сотни километров ледяных просторов, народу мало, свобода, короче!

Увидел инуитов, один из эскимосских народов, и обрадовался еще больше.
— Вот это настоящие люди! Глянь, Кнуд, как они тут выживают, во льдах-то!
Два года датские викинги провели среди инуитов. Питер так влюбился в них, что изучил язык, обычаи, научился строить иглу, охотиться на моржей и тюленей.

Через два года закончилась жрачка.
— Поехали домой, — предлагает Кнуд.
— Не, ты вали, и возвращайся с припасами, а я еще тут отдохну, мне понравилось, заебатый куророт, — отвечает Питер.

Расмуссен уехал, а Фройхен решил испытать себя на выносливость, и свалил от инуитов. Жил один почти два года, добывал еду охотой. Однажды увидел его белый медведь, слегка охуел и принял за моржа. Из-за усов, наверное. Стали они драться, Питер медведя замочил. Сшил себе из него шубу, гордый такой. А тут Кнуд возвращается с хуевой тучей провианта и всего такого.

— Я на своей шкуре испытал, как тяжело быть инуитом, — говорит Фройхен. — Давай им что ли магазин откроем.
Открыли они факторию, с товарами первой необходимости: продукты, оружие, горючее. Выменивали их на пушнину, причем давали хорошую цену, а вовсе не наебывали местное население. В факторию потянулись поставщики товара, другие арктические экспедиции, стала она перевалочным пунктом для полярников.
— Вы почему эскимосов не наебываете? — удивлялись приезжие.
— Мы вам не миссионеры, — сурово отвечал Питер, и показывал кулак.

Связываться с двухметровым чуваком, наряженным в шкуру белого медведя, никто не хотел: все полярники вели себя с инуитами прилично. А Питер женился на инуитке по имени Мекупалук. Очень любил ее, на руках носил, буквально. Жена родила ему сначала мальчика, назвала Мекусак Аватак Игимакссусукторангуапалук. А потом девочку, с нежным именем Пипалук Еттэ Тукумингуак Касалук Палика Хагер
— Эм… Ну чо, заебись имена, — сказал Фройхен. — Главное, простые и понятные.

Как-то повез он жену с детьми в Копенгаген.
— Что-то жарковато тут, — сказала Мекупалук. — И почему-то никто не хочет обращаться с нашим детям по имени. Невежливые датчане какие-то.
— Да уж, — нахмурился Питер. — Еще толпа везде, а мясо живет в супермаркете. Ну нахуй, поехали обратно.

Так и жили: Мекупалук растила детей, а Питер торговал с ее земляками, мотался по арктическим экспедициям. Опроверг, например, гипотезу американца Пири о том, что на севере Гренландии есть пролив.

Все было бы заебись, но жена его умудрилась подхватить грипп-испанку. И после 10 лет счастливой семейной жизни умерла.
Фройхен погрузил ее на сани, повез в местную церковь, к священнику из миссионеров, чтобы похоронить на церковном кладбище.
— Никак нельзя, сын мой. Обряд проводить не буду, — уперся священник. — Твоя жена некрещеная.

— Мудак ты, а не священник, — ответил Питер, и тут я с ним согласна. — Я сам ее похороню, а ты попробуй мне помешать.
Священник мешать не стал, не самоубийца же, однако, и не помог тоже. Фройхен и раньше не жаловал миссионеров, а после этого вообще стал противником церкви.

Чтобы Фройхен не горевал, Расмуссен затеял новую экспедицию. Питер оставил детей с родственниками жены, и попиздовал вокруг всей Арктики, через Гренландию, Канаду, Берингов пролив. Гуляли они так три года. Когда уже довольные возвращались домой, случилась снежная буря, Питер умудрился отстать от экспедиции. Мело жутко, он забрался под нарты, и уснул.

Просыпается — метель-то кончилась, но его снегом занесло по самое не горюй. От его дыхания снег подтаял, замерз обратно, и сидит он теперь под нартами, в ледяной пещере, на манер какой-нибудь ебучей спящей красавицы в хрустальном гробу. Фройхен попробовал стену пробить — бесполезно. А все инструменты — на нартах, в багаже. Но туда пробиться нереально.

Что же сделал этот замечательный человек? Он насрал. А потом из получившегося материала вылепил зубило. Пока тепленькое. Долго ждал, когда оно застынет и затвердеет. Этим зубилом Питер проковырял дорогу на волю. Инструментом из говна. Возможно, там еще были палки. Тогда из говна и палок.

Но это еще не самое охуительное. Фройхен вылез, пошел догонять экспедицию. Добрался до временной базы, разделся, смотрит — а пальцы-то на ноге отморожены.
— Ишь бы, блядь, незадача какая, — огорчается Питер. — Ну ладно. Зря я, что ли, два года в медицинском отмантулил…

Он удалил себе пальцы плоскогубцами и молотком. Не спрашивайте, как, я не знаю. Может, то самое зубило тоже в процессе участвовало. Главное, Фройхен был убежденным трезвенником, а на базе имелся спирт. Но он даже не отхлебнул, чтобы хоть как-то обезболить процесс. Принципы, видите ли, дороже.

Вернулся Питер в свое иглу, к детям, и все бы ничего. Но в 1920 году заблажил датский король:
— Это как так, блядь, датчане в Гренландии живут, а территория не датская? А налоги короне платить Пушкин будет? То есть, Андерсен, я хотел сказать.
И послал туда представителя короны, присоединив побережье Гренландии к Дании.

— Понаехали тут, — нахмурился Питер. — Власти, миссионеры, плюнуть некуда, сука. Щас разведут толпу, потом супермаркетов настроят, Диснейлэндов, церквей, этих, как их, барбершопов... Делать тут уже нехуй.
И с детьми уехал в Данию.

Там пошел к врачам, ногу показать, а они говорят:
— Как-то вы некачественно пальцы удалили. Плохо учились, видать, в университете.
Отчекрыжили Фройхену ступню.
— Ну, блядь, охуеть теперь, — обиделся Питер, и пристегнул деревянный протез.

Это ему никак не мешало. Бабла в фактории он заработал много, купил себе небольшой островок Энехойе, построил дом, стал там жить с детьми. Спокойное существование было не для него, Фройхен развил бурную деятельность. Для начала он женился на подруге детства Магдалене. Дама была из богатой семьи, в приданое ей дали журнал для домохозяек «В гостях и дома». Питера назначили главным редактором, а он добился того, что журнал сделался самым популярным в Дании.

Потом Фройхен стал читать лекции об арктических экспедициях, печатать статьи в журналах, а 1927 году издал свою первую книгу о путешествиях. И капитально прославился. Этого неугомонному полярнику показалось мало, он вступил в партию социал-демократов, писал аналитические статьи в журнал «Политика».

Но даже этого Питеру не хватило.
— Скучно, бля, чего-то, — сказал он, и занялся кинематографом.
Стал писать сценарии о полярных экспедициях и жизни эскимосов. Тема была модная, в 1932 году Фройхен заключил контракт с Metro Goldwyn Mayer. Устроил съемки на Аляске. Работал сценаристом, переводчиком, занимался подбором актеров, а между делом сыграл в фильме роль главного злодея. Главные роли играли местные аборигены. Фильм имел оглушительный успех и получил «Оскара».

— Ну заебись, — решил Фройхен. — Хули мне на дядю работать?
Открыл собственную консалтинговую компанию для киностудий. Помогал снимать фильмы об Арктике. Заодно возглавил Датскую федерацию бокса, организовал «Датский клуб путешественников», устраивал туры в Гренландию, Норвегию, Швецию, Южную Африку, дважды побывал в СССР…

Короче, атомный пиздец, а не человек. Его обожала вся Дания. Да вообще полмира. Но тут в Германии пришли к власти нацисты. Дания подписала с Гитлером договор о ненападении.
— Хуйня, не верю я этому бесноватому, — сказал Фройхен.

9 апреля 1940 года фашистские войска захватили Данию.
— Ну и хули я говорил? — вздохнул Фройхен, и вступил в Сопротивление.
Там он активно работал. Прятал беженцев, занимался саботажем, разведкой. Ненавидел фашизм, и не скрывал этого. Конечно, он не мог считаться чистокровным евреем, но фашистов это не волновало. Фройхена тоже.

Когда кто-нибудь начинал вещать о чистоте расы, двухметровый Питер хватал убогого за грудки, говорил:
— Да, я еврей. И хули ты мне сделаешь?
Страдалец понимал, что щас из него все убеждения выбьют вместе с дерьмом, и затыкался.

Но в 1943 году власть полностью перешла в руки немцев, которые разогнали датское правительство. В страну ввели части гестапо и полиции. Издали указ о смертной казни всех участников Сопротивления и сочувствующих. Фройхена арестовали.
— Да щас, блядь, размечтались, — сказал Питер.

Он сбежал из заключения. Перебрался в Швецию, оттуда в Нью-Йорк. Но жена Магдалена за ним не поехала.
— Вот еще, — сказала. — Мне-то хули? Я истинная арийка, в сопротивлении не участвовала. Сиди сам в эмиграции.
— Да пошла ты на хуй, — плюнул Питер, и женился на еврейке Дагмар Кон.

Она работала в журнале «Вог» иллюстратором. Фройхен писал книги о своих путешествиях, выступал с лекциями, а когда фашистов победили, возобновил арктические экспедиции. Такой неугомонный чувак.

Появилось телевидение, конечно, Фройхен отметился и там. Пошел на интеллектуальную викторину с денежными призами, выиграл 64 000 долларов.

Однажды, когда ему был 71 год, Питер собрался в очередную экспедицию по Аляске. Прилетел на военно-воздушную базу рядом с Анкориджем. Но тут его хватил сердечный приступ. Умер он быстро.
Прах Фройхена был развеян над Гренландией, на горе Дундас, неподалеку от основанной им фактории.

Такой вот человек — белый медведь. Удивительный, могучий, умный, талантливый и совершенно бесстрашный. Один из лучших представителей мужского племени во все времена. Последний викинг. Золотой генофонд человечества.

На фото — Питер Фройхен с третьей женой, Дагмар Кон. В той самой шубе из собственноручно убитого белого медведя (прежде чем вещать: эта шуба не из белого медведя, стоит вспомнить о качестве фото того времени, а также о том, что шубе 30 лет минимум, и она могла быть не раз реставрирована другим мехом).
© Диана Удовиченко
Со слов друга.

В ответ на историю про дятла: https://www.anekdot.ru/id/996138/

Несколько лет назад, летом, я проснулся часов в пять утра от громких звуков. Стоял такой грохот, как будто кто-то решил распилить лист металла циркулярной пилой с большими зубьями. Я засунул голову под подушку и попытался заснуть.

Нас следующий день все повторилось, с единственной разницей - умелец начал пилить минут на 10 раньше.

На третий день, я выскочил на улицу с твердым намерением кого-нибудь убить, но на улице было тихо. Только какая-то птица взлетела с крыши моего дома.

Как следует подумав и сообразив, что время начала работы умельца очень хорошо коррелирует с восходом Солнца, я заподозрил улетевшую птицу (рассмотреть ее как следует я не успел).

На четвертый день, поставил будильник на 15 минут до восхода Солнца, тихо вышел на улицу и увидел, как на металлическую трубу моего дома сел дятел и начал самозабвенно ее долбить. Частота ударов была потрясающая - не зря я подумал, что это циркулярная пила. Я кинул в дятла камнем, но промахнулся. Он посмотрел на меня с презрением и улетел.

Поиски в интернете показали, что дятлы долбят дом в двух случаях. Один - если они слышат, что внутри стены есть жучки. Но вряд ли дятел пытался добраться до жучков через лист металла. Еще дятлы стучат по дому, обозначая свою территорию и привлекая представительниц прекрасного пола. Чем громче стук, тем более привлекателен стучащий. Мой дятел нашел идеальный источник звука - металлическую трубу, и явно не собирался прекращать свои утренние концерты.

Я вышел на тропу войны. Кидание камней и крики не производили на него никакого впечатления. Он продолжал долбить. В конце концов, я купил детское водяное ружье и выстрелил в него струей воды. От неожиданности дятел улетел. Но на следующий день он просто перешел на другую сторону трубы, чтобы я его не видел, а на третий день расправив крылья с наслаждением принимал душ и потом продолжил долбить. Признать поражение было ниже моего человеческого достоинства (хотя я уже привык встречать рассвет в ожидании дятла), поэтому я решил его перехитрить.

Так как дятлу был важен звук, то я обложил трубу кусками пенопласта и, чтобы они держались на месте, обтянул металлической сеткой. Первый раз за долгое время я вышел на улицу перед рассветом в предвкушении победы. Дятел, как всегда, прилетел, сел на трубу и ударил клювом. Звука не было. Он обиженно покрутил головой и попробовал другое место. Результат был тот же самый. Куски пенопласта были толстые (упаковка от телевизора), так что разбить их на мелкие кусочки и вытащить из-под сетки (так же как разорвать сетку) у него не получалось. Помучавшись два дня, он улетел навсегда. Я же начал спать спокойно по утрам, доказав (во всяком случае, себе), что я умнее дятла.
В многих торгующих организациях встречается такой термин, как "Наставничество". Суть его в том, что более опытный менеджер вводит в курс дела новичка. Рассказывает ему о характеристиках товаров, ценах, скидках. Показывает, как нужно правильно составлять коммерческое предложение, общаться с клиентом и т.д.
Вот и на одной фирме, назовем ее "Кровельные материалы для тех, кто рискнет их покупать" (шутка), работал менеджером по продажам Роман. Стаж его на этом месте был около года. Поэтому его назначили наставником для новичка, которого звали Костя.
А их директор Александр, к ним пришел из другой компании. Ну и как говорится, начал внедрять всякие новшества.
Особенно трепетно он относился к дресс-коду. Сам ходил всегда в костюме. И вскоре начал этого требовать и от менеджеров по продажам. Те возражали, так как при встречах с клиентом на "объектах", где грязь, пыль и другие неблагоприятные факторы - такой "пафос" был не совсем уместным, но так как директор был очень дотошным, то в офис вскоре некоторые из них начали надевать костюмы.
И вот однажды Косте и его наставнику Роме нужно было ехать к клиенту на замер кровли. Вечером они предупредили об этом директора. И утром поехали на встречу.
Клиент показал им дом, на крыше которого была набита обрешетка. Они втроем залезли на крышу и начали делать замеры.
Вдруг у Ромы зазвонил телефон.
Голос директора Александра: - Рома привет. Вы где?
Рома: - Сейчас на крыше, вместе с клиентом.
Директор: - А вы c Костей в костюмах?
Рома еле сдержался, чтобы не матюкнуться, но вежливо ответил: - Да. Только вместо галстуков у нас бабочки.
Директор Саша не поняв иронии говорит: - А ты спроси клиента: ему важно, чтобы менеджер при встрече с ним был в костюме?
Рома не кладя трубки, спрашивает клиента: - Владимир, наш директор интересуется вашим мнением. Для вас важно, что менеджер в костюме или нет?
Владимир спотыкается, его нога скользит по доске. Он удерживает равновесие, матерится и кричит:
- Мое мнение - идет он на х.. с такими вопросами! Приходите хоть в плавках и ластах! Только дайте качественный материал и хорошие цены!
Рома в трубку: - Александр, я надеюсь Вы услышали его ответ?
После этого случая о дресс-коде начали потихоньку забывать.
На улице кто-то нервно сигналил. Я мальчик любопытный, поэтому выглянул в окно. Там в ряду машин вдоль дороги припарковался микроавтобус. Но небрежно так, задница торчала и мешала проехать Жыпу.

Из него вышли три качка с бицепсами и шеей, по-пинали по колёсам, ещё раз по-сигналили. Бесполезно. Взялись за корму микроавтобуса, попробовали приподнять - а фиг там.

Мимо проходил парень, стал помогать. Из подъезда вышел мужик в красной футболке - и его припрягли. Впятером они-таки подняли и переставили микрик ровнее.

Качки пожали всем руки, сели в Жып и уехали.

Мужик в красной футболке сел за руль микроавтобуса и тоже уехал.
1
ССЫКУН

Я и раньше встречал его, то на дороге, то на тротуаре. И каждый раз я не мог не остановиться, чтобы не полюбоваться этим зрелищем и не только я один, все прохожие смотрели ему вслед и улыбались.
Представьте себе мужика на маленьком электросамокате, он мчится с бешеной скоростью - пятнадцать километров в час, но выглядит при этом, как будто бы пытается побить мировой рекорд на дне высохшего озера. Я бы ещё понял - велосипедный шлем, ну, на худой конец - мотоциклетный, мало ли, человек только учится и боится навернуться. Но тут был другой случай. Помимо мотошлема и перчаток, самокатчик был экипирован как терминатор перед сражением с черной дырой: «черепаха», плечи, нагрудник, локти и колени на шарнирах, под штанами выпирали бронированные трусы, а главное – эти огромные мотоботы, которые еле вписывались на самокатик площадью в полторы ступни. Был бы это дряхлый дедушка с хрупкими костями, понятно, а то ведь нет, по всему видно, что молодой и здоровый, хоть бы самокат себе не такой дохлый купил. Ну, нельзя же так бояться упасть на скорости 15 км/ч.

А сегодня я катался на велике и в конце улицы опять увидел эту фигуру, устремленную в будущее. Призрачный самокатчик мчался на своей любимой скорости. Я поднапрягся, поработал педалями, догнал и поравнялся с ним. Какое-то время мы ехали параллельно, пока я придумывал как бы ненавязчиво вступить с гонщиком в разговор.
Но он начал первым:

- Спросить что-нибудь хотели?

- Коллега, у вас рюкзачок развязался, как бы не выпало чего.

Гонщик остановился, по-деловому поставил самокатик на малюсенькую подножку, снял со спины рюкзак и стал застегивать:

- Спасибо, чуть кошель не потерял.
- Не за что. А, извините, вся эта защита вам уже пригождалась, падения, не дай бог, случались?

Мужик улыбнулся одними глазами (остального лица под шлемом не было видно) и ответил:

- И вы туда же? Давайте, издевайтесь, унижайте меня, я к этому готов. Раньше бесило, а со временем привык и меня это даже стало забавлять. Самое частое, что я слышу от окружающих: «Смотри, смотри, ссыкун поехал!» Я обычный городской сумасшедший, поднимаю людям настроение. Что же в этом плохого?
- Да, в общем-то, действительно ничего. Имеете право.
- Но вас я, так и быть, разочарую и признаюсь, что каждый день, утром и вечером, я проезжаю на самокате полтора километра от дома, до в-о-о-н того здания.
Там у меня литровый спортбайк в подземном гараже…
Если меня в детстве не лупили, то корешу моему Кольке батя вваливал за двоих. По любому поводу и без лишних нравственных терзаний. Просто Колькин батя так представлял свои отцовские обязанности. Чтоб ребёнок был обут, одет, вволю накормлен, и как следует выпорот.
Не самый плохой вариант, кстати. Тем более что за Колькой не ржавело, поводов он давал - рука отца лупить устанет. То сарай подожжет, то в картофелехранилище на тракторе въедет, то козу в лесу привяжет.
Я не рассказывал? У Кольки была обязанность - водить козу на выпас. С утра отвести, колышек если надо вбить, козу привязать. Вечером привести обратно. И вот как-то у Кольки с козой вышел какой-то конфликт, боднула его что ли она? Он её отвёл в лес, и там к дереву привязал. Пришел домой, сопли до пупа - нашу Машу волки съели. А колокольчик-то снять не доумился. Вечером приходят грибники, говорят - там коза в лесу стоит, привязанная, звенит. Не ваша?
Так то коза, а то трактор. Дядя Лёша, тракторист. В обед приехал, трактор на околице поставил, побежал перекусить. Тут Колька. Ого, трактор! В кабину залез, давай там крутить. Ну и накрутил. Трактор под уклон стоял, взял да поехал. Колька испугался, а куда ты денешься? Трактор едет. А уклон упирается аккурат в ворота картофелехранилища. Туда он и приехал. Четко в створ, только ворота хлопнули. Насквозь проехал, в стенку упёрся, и встал. Колька вылез, ворота затворил кой-как, и ходу.
Трактор неделю всем колхозом искали. Нашли случайно. А кто в июне догадается в пустое картофелехранилище заглянуть?
Так что вваливать Кольке было конечно за что. Впрочем он на отца и не обижался, относился к этому как к болезненной, но неизбежной процедуре типа прививок.
А тот раз он в школе чего-то набедокурил. И набедокурил видимо не по маленькой, а серьёзно. Родителей его в школу вызывали регулярно, но они не ходили. Позиция дядьки Вали по поводу образования была незыблемой как скала. Ваше дело учить? Вот и учите. Моё дело растить, я ращу. Если он в рваных ботинках в школу придёт, тогда да. А если он читает плохо, я тут при чем? Я же вас не вызываю, если он картошку плохо окучил. Как-то сам обхожусь.
Такая короче позиция, железобетонная. И за учебу Кольке попадало меньше всего. Если только Колькина классная, Нина Степановна, отца где-то случайно встретит, в магазине там, или на улице, и давай ему мозги полоскать. Тот от неё отмахнётся как от назойливой мухи, но дома Кольке ввалит конечно, для профилактики.
Ну вот. Так что за проделки в школе Колька не больно переживал. Но в этот раз всё вышло по другому. Со школы пришел, поел, только собрался из дому мотануть, смотрит в окно, а по улице, по направлению к их дому, классная идёт. Нина Степановна.
Колька сразу понял, что не с пирогами. Не принято у учителей домой к школьникам ходить, только уж если совсем край. Тут значит край. И Колькина задница, чуткая до ремня как барометр к дождю, зазудела. Тем более что оба, и отец и мать, были дома. Мать возилась на кухне, дядька Валя ковырялся с ружьём, он был заядлый охотник.
Что делать? Задница для головы является исключительно прекрасным стимулом к обострению смекалки. И Кольке приходит в голову гениальная идея.
Он выскакивает из избы, хватает на крыльце замок, выбегает на улицу, запирает дверь снаружи, ключ в карман, а сам через сарай, через двор, назад в хату. И как ни в чем ни бывало давай отцу по ушам ездить, отвлекать.
Дядька Валя в окно классную-то конечно видел. Видел, как она подошла, заглянула в калитку, постояла секунду, и пошла дальше. Ну, пошла и пошла. Думала да передумала. На то собственно и был Колькин расчёт. И он оправдался! Пронесло. Обрадованный Колька уже собрался было побежать проделать трюк с замком в обратную сторону, тут его мать с кухни окликнула, позвала за чем-то.
В это время по улице мимо дома ехали цыгане на телеге. Цыганский табор частенько стоял в лесу за деревней. Цыган в деревне не особо любили, но терпели. Воровством они не промышляли, хотя стянуть что-то по тихой вполне могли. А так занимались своим обычным ремеслом, ходили по дворам, что-то купить, что-то продать, гадали и попрошайничали.
И вот едут они по улице. Тут остановятся, туда заглянут. Смотрят, калитка открыта. Как не заглянуть? Заглянули, а дом-то на замке! Ну надо же! В деревне ведь как? Если ушли ненадолго, дом не запирают. Накладку накинут, и всё. А если замок, значит скоро не жди. Тут замок, а калитка настежь. Ну как удержишься? Вошли тихонько, смотрят - бельё висит сушится. Хорошее бельё. Надо снять, а то пересохнет.
И вот снимают они тихонько бельё с верёвок, складывают в наволочку, а дядька Валя сидит на них в окно смотрит. Он даже в ступор впал от такой наглости. Средь бела дня! Ну, он недолго конечно в ступоре был. Вскочил, и на улицу. "Да вы, мать вашу, совсем что ли обалдели?" Хоп, а дверь-то не поддаётся. "Припёрли!" - подумал дядька Валя.- "Совсем уже с ума посходили!" Пару шагов отошел, и дверь вынес. Ох, он здоров бык был, дядька Валя.
Ну, конечно пока он с дверью возился, цыгане тоже поняли, что дом не пустой. Удивились изрядно такой засаде, добро побросали, и ходу. Дядька Валя хватает дрын, и за ними. Догнал уже у околицы. Не догнал бы конечно, да им стадо поперёк попалось.
Догнал, и давай охаживать. Когда те поняли, что их бьют, и бьют с энтузиазмом, бросили телегу, и врассыпную. Когда все разбежались, дядька Валя оставил дрын, лошадь распряг, телегу перевернул, и остался весьма доволен делом рук своих.
Идет обратно, а ему навстречу кто? Конечно! Нина Степановна.
- Здравствуйте, Валентин Фёдорович! А я вас целый день ищу! А что это у вас дом на замке?
- На каком замке!?
И вот когда Колька в окно увидал, как отец возвращается в сопровождении классной, он понял что план его удался, но вмешались подлые обстоятельства. И сейчас ему прилетит. И прилетит вдвойне. Прилетит и за школьные проделки, и за игры с замком, и за сломанную дверь. Уши и задница заранее горели адским пламенем, но деваться было всё равно некуда.
Однако всё получилось совсем не так, как он ожидал.
Отец вошел в прекрасном расположении духа. Обычно мрачный и молчаливый, он прямо светился от счастья. Увидев Кольку, сказал добродушно.
- Не боись, пороть не буду!
И потирая руки, добавил громко.
- Представляешь, мать? Сколько я на этих цыганей смотрел, всё повода не было. А тут так хорошо прям получилось, в масть!
На следующий день он Кольку конечно всё равно выпорол. Но уже совершенно по другому поводу.
Каждый раз, когда слышу песню Игоря Корнелюка «Есть билет на балет, на трамвай билета нет», вспоминаю поездку на балет в Дюссельдорфе. Мы с женой навещали там дочь, которая трудилась по рабочей визе. Однажды культурная программа визита включила посещение местного театра, где выступала заезжая балетная труппа. И вот едем мы на балет (!) на трамвае (!!) и дочь нас предупреждает, что билеты покупать не надо (!!!). «Как так», — удивляемся мы, зная, что дочери противоправное поведение не свойственно. «У нас билеты в театр, по ним проезд в общественном транспорте бесплатный», — поясняет дочь. «Какая связь?» — всё ещё недоумеваем мы. «Всё же очень просто и логично, — говорит дочь, которая, похоже, уже начала отрываться от родной почвы. — Если все поедут в театр на своих автомобилях, будут пробки, и парковок не хватит. Поэтому мэрия и стимулирует людей ехать общественным транспортом». В принципе, действительно, понятно, что для городских властей удобство людей гораздо важнее, чем парковочные сборы и штрафы. Разве может быть как-то иначе? «Есть билет на балет….»
Она дралась в барах, материлась и надирала задницы. Это была женщина с темпераментом медведя-гризли. Историю чернокожей Мэри Филдс пересказывали в книгах и экранизировали, но вот у писательницы Дины Удовиченко изложить ее емко и выразительно получилось особенно удачно. Читайте ее короткий рассказ «Плохая девочка, или Путь к мечте»

Сказали бы, что это баба-медоед, но габариты не те. Это баба-гризли. Так ее и звали.

Жила-была в США, в штате Монтана, черная девушка Мэри Филдс. Родилась в 1832 году, отец у нее был рабом на плантации, а мать — служанкой. Выросла она прехорошенькой, особенно фигурка удалась: рост под два метра, и 90 кило сплошных мышц. Характер у Мэри был под стать рельефу: она очень не любила, когда ее обижали. Ни одна женщина, конечно, такое не любит, но у Мэри был охуенный аргумент против обидчиков: она била сразу насмерть.

Так что в 1865 году хозяева Мэри с отменой рабства напились на радостях, что наконец от нее отделаются, и отпустили на все четыре стороны.
— Вот и заебись, — резюмировала Мэри. — Наконец-то свобода настала.
Прикупила сигар и отправилась бухать в салун.
— Проститутка? — встретил ее хозяин салуна.
— Ты как, сука, разговариваешь с честной черной девушкой? — возмутилась Мэри. — Я освобожденная рабыня Юга, а ты просто невнятный пидорас.

— Тогда тебе сюда нельзя, — пояснил хозяин. — В салун можно только мужикам и проституткам.
— Нихуя не поняла, — удивилась Мэри. — Раньше было неграм нельзя. А нас освободили.
— Так то негров освободили, — заржал хозяин. — А баб мы не освобождали. Они так и остались порабощенные. Хочешь в салун — становись проституткой. Правда, не знаю, кто на тебя позарится…
— хреново быть бабой, — уяснила Мэри.

И переоделась в штаны с рубахой, а на голову картуз напялила. Еще немного подумала, и нанялась кочегаром на пароход «Роберт Ли». Кидала уголь и отбивалась от грабителей. Потом работала каменщиком, плотником — короче, везде наравне с мужиками. Так уж ей самогон и вискарь нравились — выпьет литр с утра, и ну камень класть. Всем, кто пытался в ней усмотреть бабу и пощупать сиськи, Мэри била ебло. В итоге ее ужасно зауважали, и прозвали Нигер Мэри или Гризли. Но в салуны все равно не пускали.

Однажды на стройку пришла дама в монашеском облачении, и говорит:
— Здравствуйте, уважаемая Мэри Гризли. Я настоятельница Амадея, хочу пригласить вас в монастырь, присматривать за индейскими девочками-сиротками.
Рабочие дружно заржали, а Мэри решила:
— Ну а чо, дело богоугодное. Раз в салуны все равно не пускают, пойду в монастырь. Воспитаю сироток.

И стала работать в женском монастыре. Пахала прорабом, мудохала и строила рабочих, а в свободное время огранизовывала встречу грабителей, насильников и прочих бандитов, которые в огромном количестве искали поживу в монастыре.
— Сироток, билядь, обидеть каждый может, — рассудительно приговаривала Мэри, разряжая в гостей дробовик. — Но господь в моем лице этого не допустит, слышите вы, мудачье сраное? И подумать только: таких козлов пускают в салуны, а меня нет!

Амадея была страшно довольна таким приобретением, и все было бы хорошо, не прознай о Мэри епископ округа. Приехал в монастырь, понаблюдал и позвал Гризли на беседу.
— Ничуть не сомневаюсь, дочь моя, что ты истинная христианка, — тонко начал он разговор.
— Ну а хули ж, — кивнула Мэри.
— И то, что ты, дочь моя, материшь сироток во все корки, может, еще и ничего…
— Им это в жизни пригодится, — попыхивая сигарой, сказала Мэри.

— Да, и сигары тоже еще терпимо, дочь моя — в конце концов, от них моль дохнет. Вместе с сиротками, правда. Но ладно…
— Сигары штука нужная, — согласилась Мэри.
— Да. Так вот. Я бы даже стерпел, дочь моя, что в монастыре работает женщина в штанах, да еще и бухая с самого утра.
— А для чего ж еще монастырь нужен, — подтвердила Мэри. — В салун мне нельзя, приходится в монастыре бухать. И работа тут тяжелая. Молока за вредность не дают, вот и компенсирую стресс самогонкой.

— Это все мелочи, — вздохнул епископ. — Но нахуя ты, дочь моя, прострелила ноги нашему каменщику?
— Плохо себя вел, — пожала плечами Мэри.
— Сейчас он себя ведет очень хорошо. Тихий такой лежит, — согласился епископ. — Но вот камень класть не может. Я уж не вспоминаю, как ты устроила дебош в соседней деревне, и перебила там всех мужиков.
— А хули они меня в салун не пускали?
— В общем, дочь моя, придется тебе уволиться без выходного пособия.

И Мэри в 63 года оказалась безработной.
— Эх, стара я стала, надо найти местечко поспокойнее, — сказала она, и увидела объявление:
«Внимание, открыты вакансии! Почте штата Монтана требуются новые водители дилижансов, взамен убитых бандитами и сожранных волками. Соцпакета нет, похороны за счет государства».
— О, ну вот, это по мне работёнка, — обрадовалась Мэри.
Явилась к почтовому начальству, и говорит:
— Нанимайте.

— Да ты ж баба, — удивляется начальство. — Еще и немолодая.
— Вам меня в борще варить, что ли? — закусив сигару, уточнила Мэри. — Нет? Так берите и не выебывайтесь, все равно работать у вас некому.
Начальство репу почесало и согласилось: может, хоть один дилижанс на место доставит, пока ее не грохнут.
— Только у меня условие, — добавила Мэри. — Трезвая работать не буду.

Начальство вздохнуло, назначило ее в город Каскад, и сразу выписало бабло на похороны. Однако Мэри проработала на почте 10 лет. За это время она ни разу не была трезвой и не потеряла ни одной посылки. Во время нападений отстреливалась из дробовика, и перехуячила больше бандитов, чем любой ковбой в вестерне. Если подстреливали лошадь, Мэри сначала мочила грабителей, потом волокла посылки на себе. Волков она вообще перебила без счету.

Уважал ее народ безмерно, и дал прозвище Мэри-Дилижанс. В 72 года она вышла на пенсию, явилась к мэру, и говорит:
— Ну чо, билядь, теперь меня в салун наконец пустят? Или мне весь ваш городишко расхуячить?
— Я ваш фанат, мадам Дилижанс, — ответил мэр.

И издал специальный приказ, чтобы Мэри пускали во все салуны. Наконец сбылась мечта пожилой негритянки. Она была абсолютно счастлива: каждое утро шла в салун, бухала, курила сигары, а к вечеру разбивала пару хлебал тем, кто неуважительно к ней относился. Но неуважение рисковали проявлять только приезжие, местные Мэри Дилижанс обожали. Она вообще была достопримечательностью города.

Умерла Мэри в 82 года, потому что у нее наконец отказала печень от вискаря.

Мораль такая: настоящая женщина ради мечты горы свернет. Даже если это всего лишь мечта о салуне. )))

©Д. Удовиченко
«Америка бабе Гале не понравилась с первых минут. С момента когда таможенники конфисковали из ее чемодана порядочный кусок сала. Конечно же, дочь ее предупреждала и предписывала ни в коем случае ничего не везти из еды, но откуда же бабе было знать что ее бережно завернутое в целлофановые пакеты, заклеенное скотчем и снова завернутое в толстую льняную скатерть сокровище найдет здоровенный пес, который бросился на бабушкину клетчатую сумку так, как будто всю свою собачью жизнь бредил тем бабкиным салом. Только слезы и уговоры спасли бабу Галю от бессмысленно большого штрафа.

Истощенная длинным перелетом баба Галя не заметила как где-то потеряла левый босоножек. Такую — испуганную, плачущую и в одном туфле — ее и встретили дочь, зять и внуки. Позже внуки будут дразнить ее: «баба Галя привезла сала, а как от пса убегала потеряла сандаля».

С зятем Василием у Галины также не сложилось с самого начала, с момента, когда сев в авто и закрыв дверь она услышала от него: «И шо вы так хлопаете, вы уже не в своем селе и это вам не Жигули». Зять вообще был парень как бы и неплохой — трудолюбивый и семьянин порядочный. Работал водителем дальнобойщиком, но почему-то сказал Галине, что работает трокистом. Почему трокистом, а не водителем Галина так и не поняла, но решила что видимо для того, чтобы выглядеть солиднее в глазах окружающих.

Приготовив ужин, Галина говорила дочери: иди клич своего танкиста есть. Василий некоторое время нервничал, но впоследствии смирился, что теща зовет его танкистом. При любом удобном случае он выговаривал теще: «Вы думаете что здесь так легко? Вы знаете сколько я плачу за моргидж, иншуренс, есесмент? Я валю стрейт от деливери к деливери, еще и за тикеты лойерам плачу чтобы рекорд не зафакапать». Интуитивно Галина понимала, что зять говорит на русском, но ничего не понимала, поэтому не могла предложить ни одного аргумента в свою пользу.

Галина скучала и тосковала за селом, за лесом, за козой, курами и даже за глуповатой бешеной соседкой Валькой. Ночью ей снилось как она возвращается в свою деревню, садится на скамейку у черешни и машет рукой Вальке, которая ей тычет фигу и говорит: «чего ты сюда приперлась, американка ссаная». Но, к сожалению, Галину в том селе уже никто не ждал, а ее дом купил Валькин племянник.

Чтобы хоть как-то развеяться Галина много ходила по городу пешком. Сначала улицы Чикаго действовали на нее угнетающе, но со временем в тех, казалось бы, серых и однообразных домах, она начала видеть какую-то неизвестную ей ранее красоту. Незаметно для самой себя она могла остановиться и долго рассматривать граффити или старый металлический мост. Каждый раз она заходила все дальше и все меньше хотела возвращаться домой.

Однажды повинуясь неведомому ей импульсу она зашла в двери заведения которые выглядели, как ворота в ад и даже музыка оттуда звучала адская. Это был бар, переполненный грозного вида мужчинами и женщинами одетыми в кожаную одежду. Галина подошла к стойке бара и сказала один из немногих слов которое она успела изучить на английском: дринк!

Домой Галина ехала очень громким мотоциклом держась за спину Дона Хорхе, черноглазого красавца, который что-то весь вечер ей оживленно рассказывал, подкручивая седые усы. На спине кожаной жилетки он имел надпись «BANDIDOS», а лицо украшали шрамы и татуировка под правым глазом в виде капелек слез. С того вечера Галина почти не ходила на прогулки пешком, потому что за ней заезжал Дон Хорхе на своем Harley FXSTB Night Train, чей звук двигателя Галина могла легко отличить от любой другой модели. Этот звук будил танкиста Василия и смущал соседей, которые говорили что Дон Хорхе был страшным человеком, бывшим телохранителем самого Пабло Эскобара и его разыскивает ФБР.

Василий давил на дочь Галины, чтобы она поговорила с мамой и убедила ее взяться за ум. Дочь же делала вид, что беспокоится за Галину, хотя на самом деле, зная тяжелую жизнь и раннее вдовство матери радовалась за нее и даже завидовала такому бунтарству. Однажды Галина собрала свои вещи в чемодан и сказала что едет жить к Дону Хорхе.

Дочь плакала, а Василий эмоционально рассказывал Галине о совести, стыде, и о том, что же скажут соседи.

— Понимаешь, Вася — сказала Галина — субъективное мнение окружающих это не что иное, как отражение наших же комплексов, недостатков и низкой самооценки. Если ты не перестанешь озабочиваться мнением соседей, и все твои поступки и решения ограничатся стандартами, установленными определенной социальной группой, рано или поздно твои несбывшиеся мечты и нереализованный потенциал могут сублимировать в насилие, проблемы в семье, болезни и алкоголизм. Выгляни за пределы своей коробочки, Вася.

Интуитивно Василий понимал, что Галина говорит на русском, но не мог понять ни слова из того что она сказала, потому молча отошел от двери, растерянно хлопая глазами.

— Adios, cabron! (Пока, ублюдки (исп.) — воскликнула Галина и направилась на улицу. Дочь плакала, а Василий смотрел вслед еще достаточно молодой тещи с хорошими ягодицами, обтянутыми порванными джинсами и одетой в кожаную жилетку с надписью BANDIDOS. На улице ее ждал Дон Хорхе, а с динамиков его Harley звучала песня AC/DC Highway to hell, что в переводе на русский означает Шоссе в ад.»

из сети via #безумный_шляпник
Моему отцу было 9 лет, когда началась Война, и жил он тогда в небольшом селе. Иногда он рассказывал о Войне. Я конечно же ждал героических рассказов с выстрелами и взрывами, но он рассказывал от том, как они выживали.
Расскажу от первого лица ( для простоты ).
Немцы вошли неожиданно. В полдень на улицах появились танки, а немецкие солдаты начали шарится по домам. К нам тоже зашли двое солдат. На дворе паслись куры. Один из немцев, закинув автомат за спину, стал ловить курей. Те, кудахча, разбегались и не давались в руки. Тот пару раз упал. Второй, смотря, весело смеялся. Первому это надоело. Он взял автомат и пыпустил очередь. Несколько курей полегло. Тот взял только две тушки и смеясь они ушли.
Весь урожай, с колхозных полей, немцы забрали. Забрали и почти весь урожай и у сельчан. У нас они забрали корову и телка, оставив только одну корову, но забрали всё сено.
Зима настала рано, но картошку не всю успели собрать. Но немцы запрещали её собирать. По ночам, мы с мамкой избегая патрулей, выкалупывали её.
Мерзлая картошка на вкус вообще никакая. А соль бабушка берегла только для хлеба, да и то иногда недобавляла.
Корове тоже нужно что то есть. Мы носили ей лапник. Из-за этого молоко отдавала хвоей. А ещё из хвои бабушка делала отвар, который пили вместо чая.
Весной варили суп из крапивы ( бульон ), а лебеду сушили и добавляли в хлеб.
Стояли у нас немцы. Квартировались они в домах. Мы жили на сеновале. Правда ели они в центре села, где была кухня. Поваром был толстый и вечно злой немец. Его помощником был молодой и худощавый. Уже с утра, помощник собирал ребятню ( потом мы стали приходить сами ) и мы чистили картошку, а очистки можно было забрать. После обеда помощник собирал и ребятню помладше (потом мы стали приходить сами). Повар разливал остатки обеда поровну. Его помощник следил чтобы старшие не обижали младших.
Стояли у нас итальянцы. Они были совсем не такие как немцы. Молоко, яйца а курей они покупали, но мы меняли на тушёнку.
Рядом с селом был ставок, где мы купались и ловили рыбу. Как-то пришли трое итальяцев. Они искупались, потом заставили нас отойти от берега, лечь и зажать руками уши. Они бросили гранату в воду. Выбрали самые крупные рыбини и на пальцах показали что остальное можно забрать.
Было уже холодно. Мы ловили рыбу. Мимо проходили Полицаи. Один из них бросил гранату. Нас окатило водой. Полицаи посмеявшись ушли. У меня дня три болели уши, а мой младший брат на всю жизнь заикой.
Когда с востока стали приближаться разрывы. Немцы стали собирать жителей и гнать их под конвоем полицаев на запад. Бабушка уже совсем плохо ходила. Её застрелили прямо в доме.
Ночью разбежались и полицаи и жители села. В лесу мы прятались дня два. Ели траву и кору. Даже сестренка ( которой было 5 лет и любила покапризничать и громко поплакать) ни разу не произнесла слова.
На нас наткнулись два советских солдата. Они прочёсывали лес. Они сказали, что наше село свободно. Потом они достали тушенку и хлеб. Когда мы поели, они дали мамке несколько банок тушёнки и булку хлеба. Один из ни, пошарившись в своЁм вещмешке, достал трофейную шеколадку. Он дал сестрёнке в руки. И потрепав её за волосы на голове побежал догонять своего товарища.
Мамка стояла, прижав консервы и хлеб к груди и слезы текли, а сестрёнка смотрела на неё и не знала что ей делать.
Никогда не угадаете за что вчера меня забрали в полицию. Я за свой счет, бесплатно, пропускал людей в метро. За это меня забрали. К сожалению мне так и не смогли сказать какие пункты правил метрополитена я нарушал. Такое возможно только в России. Завтра у меня выходной, я продолжу акцию, а то лишние поездки пропадут.
Дарить 20 оставшихся поездок метрополитену я не собираюсь. Это принципиальная позиция, лучше я раздам их людям.
Просто пока на меня не составят протокол, я никогда не узнаю, почему в Московском метрополитене покупка билета и использование его по назначению является нарушением.

Мне надо было на работу, поэтому меня отпустили, взяв обещание, что на этой станции в их смену я не буду демонстрировать свои добрые намерения.
3
Со слов Машиного друга.
Как то у нас сразу не заладилась семейная жизнь. Во-первых меня устраивало жить одному. А во вторых Таньке сразу всё нужно было поменять.
Не, она была не дура. И выглядела смазливо. А уж хозяйка, таки да! Обычно мой стул служил шкафом, полочками, столиком и этажеркой. В первый же день с его многофункциональностью было покончено. Оказывается, зубная щётка спокойно помещается на полочке в ванной, а электробритва вапше должна там храниться. Джинсы спокойно висят на плечиках в клазете (ага! Так оно тут называется), а свитер лежит на полке там же. Мало того! Кровать нужно застилать утром и расстилать вечером.
Вот с кровати то всё и началось.
Я ведь жил с Машей. А она считала, что кровать - это её. И лезла туда когда хотела. Хоть днём, хоть ночью. Не, она не была грязнулей, но не всегда успевала лапки вылизать до кровати. Временами на кровати это делала.
Да она вообще полагала, что это её дом. Всё таки три года здесь прожила. Как и я. Мне её на новоселье подарили.
Вот вы видели, как живут свекруха с невесткой? А я видел!!!
То Маша не должна из крана воду пить, потому что она по кантертапу ходит. То пусть она спит отдельно от нас. То пусть она ест со своей миски, а не с наших. То не давай ей пить молоко из своей кружки!
А та также в долгу не оставалась. Я спать а она уже рядом. Приходит Таня, а Машка и не думает место уступить. Ночью влезет под одеяло между нас.. Таня во сне обнять меня хочет и голой грудью в шерсть упирается. В общем вдвоём меня когтями драли.
Но больше всего война за стол шла. Ну что такого если кошечка у меня из тарелки кусочек курочки вытянет? Она всегда так делала. Или из её тарелки? Какие такие блохи и глисты? Что за сказки для детей?. Ни блохи кошачьи, ни глисты на человеке не живут! Шерсть - это да. Это я согласен. Так она по столу и не ходит. При мне во всяком случае. Ну а с кресла сам Б-г велел!
Ну или песок разбросает из горшка. Так убирать надо вовремя. Она девочка чистоплотная. В грязный ходить не будет.
Каждый день у меня превращался в донесения из зоны боевых действий. Я уже и одну ругал, и другую. Ничё не помогало. Пилила меня, пилила и согласился я Машеньку кому-то отдать. Только кому? Кто возьмёт трёхлетнюю кошку?
Поспрашивали, поспрашивали, а тут у Тани аллергия на кошачью шерсть открылась. Сопли, глаза красные, слёзы... Хочешь-не хочешь, а делать что-то надо. И повёз я Машку в шелтер. Временно. Пока найду кому отдать.
Ну, шелтер описывать не стану. Удручающее зрелище. Сотни брошенных, никому не нужных животных. Чисто, работники стараются, но запах стоит... Словами не передать... Но не это главное. Вот вы видели кадры из тюрем? Затравленные, потерявшие надежду лица. Но где-то в глазах теплится вера на возращение на волю. У этих во взгляде ничего такого нету. Полное отчаяние и чувство приближающейся смерти. Они знают, что обречены. Если их не возьмут в семью через неделю или месяц, их попросту усыпят. А кто их возьмёт? Кому они нужны? Пока были молоды и здоровы ещё был шанс. А сейчас... Обречённость... Полная безнадёга... некоторые ещё сопровождают тебя взглядом. По привычке. А большинство и этого не делают. Зачем? Врач со шприцем выглядит иначе...
Ну, я подписал какие-то бумаги. Обещание забрать в течении месяца и согласие на передачу во владение шелтером если не забираю вовремя. Оплатил деньги и попросил кого-то выйти со мною и забрать Машу. Сам я уже возвращаться не хотел. Да и не мог.
Пошла со мною тоже Таня. Только рыженькая. И помоложе. Успокаивала и уговаривала, что всё будет хорошо. Найдутся люди которые захотят взять мою Машку.
Я её отдал, даже не попрощавшись. Стыдно было расплакаться перед Рыженькой. И уехал. Ревел дорогой как ребёнок.
Потом приезжал по несколько раз в неделю. Еду привозил. Рыжая, если была на смене, водила, показывала, рассказывала, успокаивала. А последний раз Маша вся тряслась. Вцепилась в меня коготками и не отпускала. И Рыженькая её просила, и я... Глаза большие, испуганные, тяжело дышит и держится изо всех сил. Я ей даже поклялся что заберу отсюда...
А наутро... А наутро мы уже были в Ираке. Ночью внезапно подняли по тревоге и выгрузили вместе с танками в Кувейте. Возможности думать не было не то что о Маше, а и Таньке. Я её несколько раз просил навестить Машку, но так и не дождался внятного ответа. А потом она написала, что нашла другого. Это после ранения в ногу и контузии. А потом я демобилизовался. И так прямо в форме прибежал в этот шелтер. Ну как прибежал? Приковылял, скорее. Но Машки там уже не было. Мне объяснили, что к сожалению, они не могут держать зверюшек вечно... И я должен понимать... Я понимал... Они помнили даже что Рыжая меня искала. Но не нашла, как бы. А сама она уже здесь не работает.
Вот так. Такая вот жизнь. Теряешь не только друзей, родных. Теряешь питомцев, знакомых. Теряешь всё и становишься никому не нужен.
Я приезжал временами ещё в этот шелтер. Привозил деньги, корма. Но никогда не заходил дальше офиса. Мне не хотелось видеть таких же никому не нужных как я. И брать кого то после Машки я домой не мог. Я её предал и не хотел повторения того же с кем то другим.
Осень была в разгаре. Моя жизнь медленно угасала без работы, без друзей, без любимой. Я тихо брёл, опираясь на палочку, по парку к Старбаксу. Какая-то ненормальная чуть не сбила меня с ног влетая в дверь передо мной:
- Саша! Саша! Я вас нашла!
Красивая, молодая девушка повисла у меня на шее.
- Но я вас не знаю!
Она смеялась, обнимала меня и слёзы катились из её глаз, а из-под вязанной шапочки выбивалась копна рыжих волос.

Что, Игорёк, думаешь рождественская сказка? А вот хрен тебе! Моей Рыжей Таньке и двум детишкам я подарки уже купил на Рождество. Подскажи, лучше, где классный столовый сервиз на шесть персон для Машки купить, а то мы ждём третьего, а она как всегда с нами вместе со стола ест.
Скромный гений

Один из друзей отца в годы перестройки возглавил небольшое столичное НИИ. К этой должности он шел много лет, но конечно без удачи тут не обошлось - все предыдущее руководство НИИ сидевшее на своих местах ещё со времен раннего Брежнева, просто "обновили" решением сверху, отправив на вполне заслуженную пенсию. Друг отца был не то что бы хороший завлаб, но умелый "политик" с некоторыми внутренними связями, и внезапно открывшуюся он не упустил.
Проблема возникла вместе со свалившимся на него счастьем - дела НИИ из года в год шли все более неважно, и уже в 91 году народ начал активно валить. Попытка создать кооператив с треском провалилась- "продукция", если так можно сказать об их разработках, была совершенно вне реального рынка. В 92 году народ побежал уже гурьбой, на работе оставались только те, кому или было идти некуда, или такие люди, как Иван Петрович.
Папин друг был о нем наслышан с первых лет работы. В свои 50 этот скромный труженик карандаша и бумаги был зам. зав. лабом, и то можно сказать по уговорам сверху. И это при том, что за любым казалось бы неразрешимым вопросом со всего НИИ шли исключительно к этому человеку. Иван Петрович был тихим непьющим гением, как и все гении, жившим в своем, особенном мире. От жизни, кроме карандаша, бумаги и тишины вокруг, ему вполне хватало скромной комнаты в коммуналке и продуктов соседнего магазина. В жизни он был неприхотлив до смешного, в быту доверчив, как ребенок, а вкупе с весьма смешной внешностью и холостым состоянием пользовался у женской части коллектива НИИ сочувствием, так остро свойственным российским женщинам. Они вязали ему свитера и носки, дарили на день рождения новую рубашку или носовой платок, и даже прощали ему такое преступление как полное невнимание к ним как к женщинам. Нет, геем Иван Петрович не был, просто его великой страстью была наука, и этой страстью он был полон на все 100%.

С начала 1991 года Иван Петрович, не умевший ориентироваться в изменениях жизни вокруг и не понимавший, что отныне кусок хлеба нужно доставать, а не покупать в соседнем магазине с пустыми полками, стал смотреть на коллег глазами затравленного не кормленного ребенка. Оставшиеся в НИИ сердобольные женщины забили тревогу, но дома у них самих было не густо, поэтому сумев найти момент, о проблеме было доложено другу отца. И он дал указание усиленно кормить Ивана Петровича в том, что осталось от бывшей когда то образцовой столовой. Скромный гений был искренне счастлив и продолжал не замечать творившегося вокруг бардака.
К началу 1993 года ситуация в НИИ стала катастрофической. Папин друг осознал, что единственный путь сохранить хотя бы что-то - это срочно приватизироваться, сдавать помещения под офисы и склады (место было неудачное с точки зрения расположения, и потому интерес тогдашнего бизнеса к нему был минимальным), а дальше - как пойдет.
В один прекрасный день шеф созвал весь оставшийся коллектив у себя в кабинете, разлил водки всем присутствующем и огласил ближайшие перспективы их института в виде практически полного сокращения штатов и перехода на аренду.
Люди слушали молча - все уже и так понимали, что вариантов нет. Деятельность НИИ никак не вписывалась в реалии тогдашнего бизнеса. Постепенно из кабинета разбрелись все. На стуле остался один Иван Петрович. Он смотрел на шефа своими большими, умными и при этом детскими глазами, в которых был один вопрос- а как же я? Что будет со мной?
Папин друг подошел к нему, обнял и со слезами на глазах сказал - Иван, ты столько всего сделал для этого НИИ, что я не могу тебя уволить. Хочешь- оставайся, занимайся своими исследованиями, я дам тебе коморку, и для тебя все будет по-прежнему. Но Иван Петрович, хоть и был совершенным ребенком, все же не мог понять, как можно уволить столько людей. А как же они? Что они будут делать? Как же я без них? Куда пойдет Мария Ивановна, которая вязала мне этот свитер? А Нина Петровна, чьи носки спасали меня от холода в моей комнате зимними ночами? А дядя Миша, который отдал этому институту 40 лет своей жизни - куда он пойдет? Шеф не знал, как ему ответить. и потому сказал ему ставшую затем риторической фразу:
Эх, Иван Петрович, Иван Петрович, был бы ты бизнесменом, ну хоть на 10%, мы бы всех их оставили...
Иван Петрович, вместо того что бы рассмеяться этой горькой шутке, начал задавать шефу вопросы. Детские вопросы, но уровня очень толкового шестиклассника, который пришел с родителями в гости к другу семьи - бизнесмену и "дорвался до общения со взрослым".
Шефу очень хотелось развеяться от тяжелой сцены расставания с коллективом и он начал на них отвечать. Как умная заботливая мать учит своего не по годам толкового сына. За час с небольшим он вкратце объяснил ему ситуацию в НИИ, в стране в целом и даже сумел ответить Ивану Петровичу на вопрос что такое бизнес и откуда сейчас, в этом новом для всех мире капитализма, берутся деньги.
Закончив разговор, шеф уехал по делам приватизации в центр, и вернулся в НИИ только после конца рабочего дня, с большим удивлением обнаружив на стуле рядом со своим кабинетом Ивана Петровича, державшего в руках кипу каких-то бумажек. Пропустив его в свой кабинет, шеф поинтересовался что же он хочет ему показать - очередной прорыв в уже никому не интересной научной деятельности?
Но Иван Петрович показал шефу свои схематические наброски, пришедшие в его золотую голову после утреннего общения с шефом. Нет, это не был план построения корпорации Apple - это были размышления уровня современного восьмиклассника столичной гимназии на тему "как поднять бабла", с поправкой на время. Разумеется, все они были не реализуемыми.
Главное было в другом - Иван Петрович ВООБЩЕ не понимал что такое бизнес. И откуда берутся деньги. В его научном мозгу они печатались банком и обменивались на кефир и хлеб. Остальное его не интересовало.
Вид увольняемых в никуда людей, которые помогали ему в жизни, совершил в его мозгу маленькую революцию.
Он понял, что у него есть цель - получить ресурс для того, что бы все снова стало как и было. И из рассказа шефа он понял, что это деньги. А в идеале - валюта. Это слово он запомнил и оно фигурировало в половине записей.
Шеф был удивлен. И это мягко скажем. Объяснив Ивану Петровичу как можно яснее и четче нежизнеспособность того, что он придумал, и покормив его остатками провизии с утреннего мероприятия, папин друг уехал домой.
Придя с утра, он снова обнаружил нашего гения на стуле у кабинета. Он спал и по нему было видно, что домой он не ездил. В руках у него была папка, целиком набитая бумагами. Просмотрев которые шеф понял, что хотя это все ещё полное детство, процесс нужно направлять. Позвонив своему знакомому, отставному внешторговскому работнику, он попросил того "заглянуть на огонек". Перед знакомством шеф сказал ему замечательную фразу: у тебя же есть внук? Ну вот представь себе, что сегодня ты с ним играешь. Но только по-взрослому.
Через пару дней к этим двоим присоединился бывший сотрудник НИИ, который был в командировках по всему Союзу и "и видавший виды" на всех возможных предприятиях страны.
К концу недели в новоиспеченной конторе уже не смолкали звонки по всей стране, а в НИИ начали наведываться люди из бывшего Внешторга. На следующей неделе были поездки вместе с шефом по другим дышащим на ладан или уже приватизированным НИИ - искались специалисты по некоторым технологиям. Ещё через неделю коллектив из пары бывших инженеров НИИ шефа с парой уже начавших спиваться спецов из других НИИ обкатали нехитрую и вместе с тем поистине гениальную, за пару суток работы под усиленным питанием созданную Иваном Петровичем технологию (дабы не палить контору она жива до наших дней я не буду тут указывать что именно они делали).
А через месяц шеф вместе со своим Внешторговским другом уже летели в самолете с образцом супер востребованной на Западе продукции.
Все производство помещалось в одной из мастерских НИИ, а сырья на просторах тогдашнего постсоветсткого пространства было просто море, причем за копейки.
Когда был заключен контракт и внесена предоплата, шеф обнял Ивана Петровича и сказал: "Я тебе обещал всех вернуть? Я свое слово сдержу". И он реально вернул большую часть костяка, который в тот злополучный день месяц с небольшим назад набился в его кабинет, не ожидая ничего кроме увольнения без пособия.

Узнав подробности получения свалившегося на них счастья в виде пусть и небольших, но привязанных к доллару зарплат и поступавшего по бартеру продуктового набора, люди плакали. Некоторые без слез обнимали красного как рак от смущения Ивана Петровича и говорили одно слово: Спасибо!

P.S. Иван Петрович к сожалению, нелепо погиб через пару лет после описываемых событий, но НИИ, уже приватизированное, и поныне работает в своей области, одним из немногих сохранив первоначальный профиль.

Честь и хвала таким людям, ибо именно они - эти маленькие и незаметные гении - истинные Патриоты нашей Великой Родины!

https://www.youtube.com/watch?v=Gb2BhiwlHSU
Про ангелов-хранителей.

Правду говорят, что детей родителям дает бог. Одним, наверное, для того чтобы дела хорошие продолжали, а кому-то как шанс на исправление того, что предки его неразумные наворотили. А есть и те, кому он детей дарит просто так, потому как люди хорошие. А вот к нам с женой наверное были у бога претензии, потому как завести ребеночка все не получалось и не получалось. Уже два ЭКО прошли, а деточки все нет. Ладно, решаем, последний третий раз и займемся усыновлением или удочерением в доме малютки. Очередь в центре репродукции в то лето была небольшая. Ждать недолго. По работе на пару дней занесло меня в город Саров. Тот, что рядом с Дивеево. В город этот так просто не попадешь, ходят там толпами по улицам секретные физики, а о прародителе городка - Серафиме Саровском, напоминают лишь сувенирный магазинчик и спутниковые антенны на старинной колокольне бывшего гостиного двора. Дело было к вечеру, делать было нечего. Сижу себе на лавочке, любуюсь оврагом, где по преданию Серафим Саровский выкапывал сныть-траву для пропитания и дрался с алкашами, ну и попиваю пивко задумчиво. Тут-то меня и вычислил местный абориген, относительно чистый, относительно побритый, но, судя по прожилкам на носу, явно любитель нижегородских настоек, явно на пенсии и явно бывший физик, судя по развернутым деепричастным оборотам в речи. Что-то вы, сударь, выглядите печально в этот прекрасный весенний благоухающий вечер. Может взаимообразно за вон ту бутылочку пивасика я смогу вам чем-то помочь. Да не жалко, бери дед, расскажи мне, где был, что видеЛ что делал в жизни своей. Но дед, воспитанный Арзамасом шестнадцатым, о себе рассказывать был отучен, зато разговорить товарища по лавочке - в два притопа - три прихлопа. Рассказал я ему свои думы тогдашние. Ну как же, говорит мне дед, так не бывает. Ты со своим ангелом-хранителем говорил об этом? Рассказал ему, что деточек решили родить? Какой такой ангел-хранитель, отвечаю, не смеши дед, мы люди взрослые грамотные, доценты с кандидатами. Тогда, говорит дед, слушай меня внимательно. Инструкция для создания, построения и пристроения ангелов-хранителей в свою жизнь. Представь, что у тебя за спиной он есть. Да не Шредингер, а твой персональный ангел. Представил? Теперь задумайся и поймай первое имя, которое тебе прилетит в ответ? Поймал? Никому его не говори. А про себя только этим именем и называй своего ангела. Это он сам тебе так назвался. Вот и разговаривай с ним обо всем, но не забывай, прежде чем захочешь что-то попросить - обязательно благодари его за все хорошее, что происходит в твоей жизни. Сам не заметишь, как хорошего станет прибавляться и прибавляться. Больше благодари, чем проси. Задумался я тогда, глядь, а деда рядом-то и нет. И бутылька балтики правда тоже нет. Ухмыльнулся себе, да и пошел в гостиницу собираться до дому до хаты.

Сам не заметил как, но на обратном пути, взял и стал про себя говорить с внутренним приятелем, как с другом: Ну, что Василий, идем собираться? Да, Василий, что-то галстук не найду. Хорошая погода сегодня Василий, ты небось постарался? Понятно, что все это не вслух и не шепотом, а про себя. Здесь я вам для примера своего ангела называю Василием, но как именно зову его в душе, звиняйте, хлопци, не расскажу. Мое.

В общем прошла неделя, сделали нам ЭКО и едем мы с женой из клиники домой. А ехать нам за город. Машина - запорожец старенький, из кондиционера - форточка. Врач сказал - довезешь без тряски и вони - родишь, расстрясешь, провоняешь - будешь усыновителем. Едем себе, тарахтим по-тихоньку, я про себя веду беседу с Василием про детей маленьких и тут беда, пробка, нет - ПРОБИЩА, трасса перекрыта, все стоят. В "кондиционер" запорожца буквально влазит выхлопная труба соседнего КАМАЗа. Блииин, Вася, говорю. Беда. Спасай, не доеду. Тут соседняя машина вдруг уходит вбок через две сплошные на разворот и едет назад, водила не выдержал, пошел в обход. Я же в это окно выруливаю и по встречной рулю прямо вперед к МКАДу. А там ГАИшные форды стоят, военные, а тут к ним несется наглый запорожец. Явно террорист. Во попали, говорю я Васе. Еще и стрелять надумают, придурки. Зря я так подумал. Толстый вспотевший гаишник только глянул на заднее сидение на полулежащую с белым лицом жену и махнул рукой солдатам в полевой форме - пропускайте. Те отодвинули свой Урал и я один на стареньком Запорожце пошел по правительственной трассе. Ну, Василий, говорю про себя, ну герой, что бы я без тебя делал. Нас конечно вскоре обогнал кортеж с мотоциклистами и черными лимузинами, но никто не гудел, к обочине не прижимал. Так и доехали спокойно мы до дома...

Зачем я это вам рассказал? Просто настроение хорошее. Женили мы сынулю вчера. Серегу, первенца своего. Анюту, дочку свою приемную, конечно еще рано выдавать замуж. Школьница она. Но, уверен, и у нее все будет хорошо. Правда, Василий?
Ходили в магазин закупаться на корпоратив. Операцией командовал начальник отдела. По внешности похож на еврея. По характеру им является.
Набрали 3 телеги. Подходим на кассу. Впереди там бабушка, берет батон хлеба и пакет молока, не хватает 4 рубля. Чек не закрывает, пока денег нет. Начальник таким хитрым голосом говорит кассирше: "Давайте я заплачу".
Добавляет к покупке все 3 телеги, платит. Ещё и добавляет бабушке шоколадку.
Ну тут мы все обалдели. Понятно, что 4 рубля мог потратить, чтобы сэкономить время в очереди. Но вообще щедрость ему не свойственна. Оказывается. Этот хитрый змей провел все покупки по пенсионной скидке. +500 рублей.
Насколько иронично, порой, складывается все в жизни. Эту историю мне поведал мой друг. Далее от его лица.
С 14 лет я выступал за юношескую сборную СССР. Это были 80-е годы. И был у меня соперник-американец. На всех соревнованиях, где бы мы не пересекались, рубились не на жизнь, а на смерть. В жизни нормальный такой чувак. Мы с ним после одной матчевой встречи СССР-США обменялись футболками. Я ему отдал нашу с гербом на груди и надписью СССР на спине, он мне толстовку с американским флагом во всю грудь и USA на спине. Белая, красивая, тёплая. Я ее носил, не снимая.
Случилось, помню, общешкольное перевыборное комсомольское собрание. Я после тренировки вечером пришёл. Еле живой, сил нет никаких. Сел со своим приятелем-одноклассником на задний ряд в актовом зале. С трибуны несут какой-то бред. Тоска смертная. Приятель мой принёс журнал «Крокодил», как помню. Ну, мы что-то прочитали смешное и давай ржать. А когда нельзя, смеяться хочется ещё сильнее. На трибуне речь толкала председатель комитета комсомола школы. Дура полная. В зале тишина и только мы от смеха давимся. Она на нас обратила своё внимание и говорит: а вот пусть встанут эти красавцы, что тут ржут, как кони, и нам поведают, чего им так весело. Мы тоже, может, вместе посмеёмся. Мы встали. Она меня когда с американским флагом на груди увидала, я думал, с ней эпилептический припадок случится: побледнела, аж затряслась вся. И как давай орать на весь зал: комсомольцы, вы посмотрите на него! Мало того, что он мешает проведению нашего комсомольского собрания, так он ещё оделся в свитер с флагом капиталистической страны-агрессора.
Давайте, кричит, за этот некомсомольский поступок, вот, сейчас, не сходя с места, исключим его из нашей организации. Кто за? И руку свою резко вверх, как каратист. Весь зал, как один, руки тоже вверх. К против? Тишина. Кто воздержался? Приятель мой руку, нерешительно, тянет. Она ему: с тобой мы после отельно разберёмся. Пролетел я тогда мимо чемпионата Европы. Он в Австрии проходил, а в капстрану некомсомольцев не пускали. Много лет прошло с тех пор. Мой американский приятель-соперник помог мне в штаты потом перебраться и на работу тренером устроиться. И забыл я про ту историю давно. А вот всплыла.
У меня два сына, как ты знаешь. Старший на лето съездил в Россию к бабушке и привёз младшему подарок: красную майку с серпом и молотом во весь живот. Младший одел эту майку на какую-то школьную ассамблею бойскаутов. Был замечен в этой майке и с позором изгнан с собрания. На следующий день после общего голосования в их организации, единогласно!, был изгнан из рядов бойскаутов с мотивировкой: нарушение правил организации, запрещающей ношение символов коммунистической диктатуры или что-то в этом роде. Все, круг замкнулся. Чудны дела твои, Господи!
Моя подруга очень переживала, что забеременела, но стеснялась идти в аптеку покупать тест. Поэтому сегодня я сходила туда за неё, принесла 4 штуки, и они все оказались положительными. Я про себя задавала вопросы, как же она умудрилась так облажаться.
Сейчас она сидела рядом и рыдала у меня на плече, а потом спросила:
- Каким образом я буду содержать сразу четырёх детей?
Знаете, все мои вопросы сразу отпали, и я уже не удивляюсь, что она залетела.
Работаю электриком на заводе. В этой профессии на любом месте овердахера интересных моментов, но рассказ про один.

На первом этаже производства есть скромный мужской туалет на одну персону. И вот повадился кто-то воровать оттуда лампочки. Лампа обычная, 220В под 27цоколь мощностью 40-90Вт (какую поставил та и стоит). Завод, как бы понятно что люди воруют. Но ходить через день вкручивать новую лампочку всё же надоело (если так лампочки нужны - подошли бы, мы бы дали с десяток без проблем).

Было решено поставить перед лампочкой понижающий трансформатор 220/36 ну и лампочки ставить 36вольтовые.

Воровать продолжили, однако через неделю заходит один работник к нам на консультацию: "подскажите пожалуйста, вот я вкручиваю лампочку дома, включаю свет, а лампочка сразу перегорает, и так я уже с пяток ламп спалил".

Ну здравствуй родной, как мы тебя долго ждали))))))
1
Герман Греф, во многом определяющий сейчас экономическую политику в России, вспоминает:
«Вот эта пауза в классе, моя фамилия когда-то начиналась на букву «г». И вот это — «сегодня будет отвечать», и рука учителя начинает... И у меня сердце сжимается. Потом я считаю, применяя все свои математические способности, чтобы подсчитать, с какой скоростью движется палец и в какой части располагается моя фамилия на букву «г». Потом я понимаю, что он ее перевалил, я выдыхаю, и тут палец возвращается обратно». «Я вам честно скажу одну из главных вещей, которые я вынес из школы, — я ненавижу процесс оценивания, я ненавижу экзамены. Это катастрофа... Одна из моих личных целей — убить экзамены», — сказал он, выразив надежду, что на это «уйдут не десятилетия»....

Сам того не понимая, Греф сформулировал главную проблему элиты страны: трусливые, тупые, плохообразованные, не имеющие системного и структурного сознания - почему-то и руководят экономикой страны, а те нормальные, быстро и эффективно думающие дети и студенты, у которых яйца от страха не вжимались в жопу от вызова к доске или сдачи экзаменов, потому как они с легкостью понимали те вполне серенькие по уровню курсы - влачат существование на задворках экономики. Экзамен - это основа конкурентности - побеждать должен сильнейший. А Грефы, должны подносить им бумажки. Ибо конкурентность - это основа основ экономики. Экономический лидер, решивший глушить соревновательность и конкуренцию при формировании элиты страны - это тот самый дурак, который страну разрушает. А может он и не дурак, а враг?
Фарид Закария в своей книге "Будущее свободы" пишет:

"...Когда затонул "Титаник", среди спасшихся пассажиров первого класса было практически 100% женщин и детей.

Среди пассажиров второго класса процент женщин и детей достигал 80%.

А среди сброда, ехавшего в третьем классе, выжившими оказались одни мужчины, то есть самые сильные. Они, отталкивая женщин и детей, заняли спасительные шлюпки.

А что мы видим у Камерона в фильме "Титаник"?
Всё наоборот!
В кино именно богатые пассажиры хищно отталкивают женщин и детей на пути к шлюпкам.
Просто если бы Камерон снял, как было в действительности, зритель режиссеру бы не поверил: слишком уж въелась в кровь эта формула "бедные - бедненькие и добренькие, а богатые - злые, жадные хищники".

Между тем, этологи - специалисты по инстинктивному поведению животных - отмечают: буквальные подонки, то есть обитатели дна - социальные низы стаи или племени, субдоминантные особи, стоящие на самых нижних ступеньках иерархической лестницы, в личностном отношении представляют собой самых настоящих подонков.
Они - худшие. И если зоологам путём различных обманных ухищрений удаётся сделать вчерашнего подонка доминантной особью, вожаком, кровью умывается вся стая.
Более жестокого правителя, чем вчерашний маргинал, трудно себе представить - и в животном мире, и в человеческом...."
Все точно...
4
Случай в ресторане
(будни советской науки)

Эта правдивая история произошла когда мой папа руководил группой по разработке системы пневмоавтоматики. В его группу входил доцент Молчунов, а больше никого. На двоих особо не сообразишь, и папа упросил начальство выписать из Москвы математика Бриля, хотя бы на пару дней. Начальство согласилось, Бриль прибыл и усиленная группа немедленно отправилась в ресторан, выпить и закусить.
Сидели хорошо, долго и с удовольствием. Вспоминали былое, обсуждали автопокрышки Но не только. Бриль, полагаю, взахлеб рассказывал о дифференциальных уравнениях высших порядков, поскольку очень любил о них говорить, а папа делился успехами сына, по той же причине. Про Молчунова понятно и без слов. А водку в том ресторане подавали только в рюмках ― это важно для повествования. Рюмок было выпито не мало, чем официант был явно доволен.
Однако, долг призывал советских ученых вернуться к работе.
― Идём составлять дифференциальное уравнение!― решительно произнёс Бриль. Слово «дифференциальное» он произносил чётко в любом состоянии. ― Официант! Посчитайте!
Счёт Бриль решительно забрал себе, отмахнувшись от друзей, и тут же вернул официанту:
― В счёте ошибка. Исправьте, будьте любезны.
Официант удивился, но возражать не стал. Вскоре принёс исправленный счет, сумма была чуть меньше.
― И снова ошибочка! ― сообщил ему Бриль.
Официант снова переделал счет и снова Бриль его не принял. А потом ещё раз и ещё. Сумма всё уменьшалась и уменьшалась.
― А вот теперь верно! ― наконец согласился Бриль. Вспотевший от напряжения официант облегченно вздохнул. Ученые, поддерживая с двух сторон доцента Молчунова, направились в гардероб.
У выхода из ресторана их нагнал официант, неся поднос с тремя рюмками водки и порезанным огурцом.
― Подарок от директора, если не возражаете.
Научная группа не возражала.
― Очень извиняюсь, конечно, ― обратился официант к Брилю, ― но как вы со счётом определили, очень бы хотелось знать, ведь вы и меню не смотрели, а как же тогда?
― Видишь ли, дружище, ― Бриль занюхал водку огурцом, ― математика это великая наука! Нас трое, брали все одно и тоже, значит счёт что?
― Что? ― не понял официант.
― Должен делиться на три!

Самый смешной анекдот за 17.05:
Благодаря режиму самоизоляции у меня наконец появилось время сделать ремонт в ванной, разобрать хлам в кладовке и почитать Достоевского. Ничего это я еще не сделал, но время появилось.
Рейтинг@Mail.ru